"Новые русские". Пьеса для чтения.


"Н ОВ Ы Е   Р У С СК И Е"

ВЛАДИМИР КАБАКОВ

ПЬЕСА ДЛЯ ЧТЕНИЯ В ЧЕТЫРЁХ АКТАХ

Действующие лица:
Майкл Петров – Бизнесмен, «новый русский». Средних лет мужчина, вечно куда –то спешащий.
Его жена Элла – Крашенная блондинка, напористая и грубая…
Салацкий – Партнёр Майкла по фирме.
Софья - Дочка Майкла и Эллы. Наркоманка. Начала «ширялась» ещё в России, но в Англии, от тоски, курит и колется постоянно…
Алексеев – Русский олигарх. Очень богатый. Ему нравится быть «серым кардиналом» российской политики... Живёт в Англии, в изгнании…
Романов – Либеральный политик, глава партии Союз Демократов, сокращённо СД. Очень любит себя...
Угаров – Создатель и администратор экономического Форума - «Новая Россия»
Калягин – Офицер Федеральной Службы Безопасности, сокращённо ФСБ. Бежал из России и стал консультантом, для Алексеева и других богатых русских по деятельности Служб Безопасности…
Олег Вишневский – Вишня – Главный бандит. Всюду ходит с пистолетом, спрятанным под курткой…
Алексей - Кличка Боксёр –Второй бандит. Ходит всегда в спортивной одежде от «Адидас». В прошлом - мастер спорта по дзю-до…
Иван Иванов – Третий бандит. В бандитах недавно и потому на третьих ролях. Он хороший водитель. Окончил автодорожный институт.
Журналист Васильев – Работает в АПН…
Английский журналист Долл – Корреспондент «Таймс» в России.
Никита Степанов – Корреспондент «Лондонского вестника». Крайний либерал…
Летов – Русский журналист…
Сподручные Калягина…
Гости и публика…

Действие первое.

Гостиная в дорогом лондонском доме. Майкл Петров, (в России был просто Миша) хозяин дома, даёт последние распоряжения официантам, накрывающим банкетный стол.
Майкл и его семья празднуют день рождения дочки - Софьи, девицы, двадцати пяти лет отроду. Приглашены в гости очень важные персоны: олигарх Алексеев, либеральный политик Романов и другие…

Майкл обращаясь к официанту: – Добавь несколько шампанского и побольше водки. Ну и балычок там, икорку, рыбу заливную…
Чтобы было видно, что русские принимают… (Официант уходит)
Входит его жена Элла: – Майкл! Нам надо поговорить! Ты знаешь, Сонька вчера вытащила из моей сумочки весь аванс!

Майкл: – Не может быть! Она что же, украла?..
Элла: – Да! Да – украла! Ты что старый хрен по-русски не понимаешь? Сделай, наконец что-нибудь! Я с ней уже устала воевать! Вчера она под кайфом пришла. Так я не сдержалась и по морде ей надавала… А она ревёт и смеётся, ревёт и смеется…
Майкл – Это всё твоё воспитание! Я говорил - пусть идёт работать! Иначе она свихнётся: пати, танцы, секс!
Элла – Но ты ведь сам говорил, что обеспеченные люди могут позволить себе не работать. Наверное, последнее время, ей стало не хватать карманных денег… Вот она и взяла у меня… И потом, она не знает куда себя деть, в этой дурацкой стране…
Майкл смотрит на часы: - Эллочка, мне надо бежать. У меня сейчас деловая встреча, в трёх минутах ходьбы… (Повязывает галстук, одевает пиджак.)
… Я скоро вернусь. После пати всё и обсудим… Мне надо переложить деньги в банк, который обещает сумасшедшие проценты. Мы можем заработать за год, пальцем не двинув, несколько сотен тысяч!
Элла: – Майкл! К чёрту деньги! Нам надо поговорить. Не будь засранцем! Ведь это твоя дочь!
Майкл: – После… После! Я опаздываю…(Убегает)
Элла хватается за голову: – Будь всё проклято! Эта сволочная жизнь, эти деньги, этот бизнес…
Передразнивает: - «Это мой бизнес!» - Дочка наркоманка, а он бизнес, бизнес… Ненавижу это слово!..Уходит.

Вечер. Дом Петрова. Сцена банкета…

Гости разбились на группки. Разговаривают… Элла и Салацкий,стоят у рампы…
Элла: – … Я ведь и экзамены здесь сдавала. Принимала их кураторша, задрипанная такая англичанка. Я ей как начала рассказывать, что камни пирамид держаться без раствора, под собственным весом. Закидала её научными терминами. А она уши развесила, очёчки поправляет - наверное и слов-то таких никогда не слышала…
Салацкий: – Постойте, постойте… Как это под собственным весом?
Элла: – Ха! А вы что, не знали? Там между этими камнями ничего нет… Никакого раствора…
Я, когда этой очкастой курве говорила об этом, она закивала, сделала вид , что знает всё…
Но голову на отрыв даю – она этого никогда и не знала… А нам об этом ещё в институте рассказывали…
Салацкий: – Ах! В «этом» и есть ваша работа?
Элла: – Да! Я «жирных котов» среди русскоговорящих туристов набираю и вожу по всему Лондону…
Как - то ведь надо денежки зарабатывать? Недавно еврейскую семейку из Израиля водила по Британскому Музею, и вдруг эти жмоты в Тауэр захотели. Я им и говорю: «Если такси оплатите, тогда я поеду… Гляньте, сколько времени? У меня день нормированный и заканчивается в пять…»
Они богатенькие и потому пусть не жмотятся и раскошеливаются… Дети у них конечно ещё те. Молчат как овечки и по сторонам глазеют… Моя, в их возрасте была – оторви да брось, а эти… Как зомби!
Салацкий: – Да! Я вашу дочку помню. Очень был живой ребёнок…
Подходит Софья, дочка Майкла и Эллы: – Дмитрий Николаевич! Дарлинг! Возьмите меня, как-нибудь, на вашу тусовку… На неофициальную часть… Говорят там такая выпивка бывает, закачаешся! (Отхлёбывает из бокала…) А как ваши английские партнёры? Я имею ввиду насчёт секса? Ведь правда, что секс - английское слово?..
Салацкий: – Я бы и рад Сонечка пригласить вас, да мои английские партнёры - пуритане, или похожи на них…
У них жёны тощие, веснушчатые и злые. Всё молчат, молчат и пьют свой апельсиновый сок …
Лучше не связываться…
Элла: – Вот- вот. Сонечка! Я тут, недавно, иду по улице и толкнула нечаянно одну такую…
Так она дура стриженная, остановилась и так на меня посмотрела!.. Я конечно открытым текстом, этой мымре сказала, кто она такая… Конечно по-русски. Могла бы по-английски, но в институте нам таких слов не преподавали… Она постояла, глазами похлопала и пошла, а сама с собой разговаривает и головой трясёт… Будь она русская, я бы ей объяснила, кто она такая!
Салацкий: – Вы, Элла Евгеньевна, как всегда, немного резковаты… Она ведь могла и к полицейскому обратиться…
Элла: – Да пошла она в задницу! Я перед ней ещё извиняться буду!..

В соседней комнате…

Романов. Пьёт шампанское… Разговаривает с Доллом: – Мы в России сделали новый вид демократии. Ведь в стране, сегодня, подавляющее большинство политически неграмотно. Вот и получается, что меньшинство продвинутых, тащит за собой большинство тупых, показывая им дорогу в будущее. Это вам не древняя Греция и тем более не Соединённые Штаты…
Долл: – А мне кажется, что слово демократия смысла своего не изменила и означает, что народ всё решает, а чиновники лишь слуги народа. Я знаю, вы против этого возражаете. Ваша модель «демократии» - это, когда вы и ваши сторонники герои, а народ – это «ватники» - жертва ваших честолюбивых амбиций…
Романов: – Извините Долл, но с вами иногда очень трудно разговаривать. Вы совсем не похожи на англичанина, а скорее похожи на русского большевика, году этак в двадцатом…
Долл: – Вы знаете, я воспринимаю эти ваши слова, как невольный комплимент… (Неловкая пауза) – Долл видит вошедшего Васильева: – Извините. Мне надо поговорить с Васильевым. (Отходит)
К Романов подходит Угаров...
Угаров: – Семён Михайлович! Могу я с вами поговорить?
Романов разочарован разговором с Доллом – (Отхлёбывая из бокала): - Можете!
Угаров: – Вы знаете, меня тут на днях, идея осенила. Почему бы нам не открыть в Лондоне, отделение вашей партии…
Романов: – А мы уже открываем…
Угаров: – Неужели? Оказывается такая идея посетила не только меня…
Романов: – Да, не только! (Допивает. Наливает ещё шампанского. Не проявляет интереса к разговору.)
Угаров: – Но у меня уже есть и вторая идея… Вторая идея - создании фонда «Соотечественник», для финансирования первой идеи…
Романов отхлёбывает шампанского: - Уже создан!
Угаров: – Странно, что я этого не знаю… Но у меня есть и третья идея… Сделать ежегодный форум, «Новая Россия», который проходит здесь ежегодно, спонсором этого фонда. Я на правах организатора, могу объявит сбор пожертвований, среди участников…
Романов: – А вот это уже интересно! Извините! Ваше имя, отчество запамятовал…
Угаров: – Иван Сергеевич Угаров. Я администратор Форума…
Романов – Постойте! Вспомнил! Вас ведь как - то мне уже представляли. И потом я третий год бываю тут, на этом Форуме, как почётный гость. (Отхлёбывает) - Так вы говорите, что хотите объявить это предпринимателям? (Допивает…) - Замечательное всё-таки здесь шампанское…(Неожиданно) - А расскажите мне о себе…
Угаров: - Я уже один раз как-то рассказывал… Родился в Сибири. Окончил институт народного хозяйства. Потом работал в министерстве энергетики, в Москве…
Романов: (отхлёбывая из нового бокала) – С Горгулисом?
Угаров: – Нет! Нет! Это было намного раньше. Я…
Романов: – А когда в Англию переехали?
Угаров: – Да, вот, уже десятый год пошел. Пять лет назад, я занялся организацией этого Форума, и вот, провожу… Работа адская. Целый год тратим…
Романов: – Теперь понятно почему взносы такие высокие, А я думал, что это англичане крутят…
Угаров обидевшись: – У нас предприятие коммерческое, я содержу большой штат… Расходы огромные…
Романов перебивает: – Теперь скажите, что первый год на свои кровные проводили… (Громко смеётся) - Почему-то все русские так здесь говорят…
Романов снова отхлёбывает: – Да вы не обижайтесь. Ведь Родину не выбирают… Кстати. Вы знаете этот анекдот. Про червячков… Ну когда папа говорит сыну: «Сынок- это наша Родина!» (Громко хохочет). А почему вы не в нашей партии… Такой деловой, такой молодой и не наш?!
Угаров: – Да я подумываю. Вот хочу здесь вступить, когда отделение откроют…
Романов: – Подойдёте ко мне. Я вам рекомендацию напишу. Вижу, что вы ценный кадр…
Подходит Элла: – Вот, Семён Михайлович, попробуйте… Это креветки королевские с анчоусами - закуска колоссальная…
Романов: – Вы знаете, я ведь форшмаком, только водку закусываю… (Допивает шампанское).
- А кто эта стройная девушка. Рядом с Салацким?
Элла: – Это наша дочь - Софья.
Романов бормочет: – Надо же. Совсем не похожа. Наверное внебрачная…
(Вслух) - Вы знаете, я ищу здесь новых, настоящих членов Союза Демократов. И похоже она нам подходит… Какая фигура, однако!
Элла: – Да, она всё детство художественной гимнастикой занималась. Гибкая! Может ногу за голову закинуть!
Романов: – Да, Да! Такие нам нужны. Мне нравятся такие позиции… (Смеётся)
Элла: – Она от вас без ума. Когда видит вас по телевизору, говорит: «Какой приятный мужчинка!»
Романов смеётся польщённый: – Был, был!.. Сейчас не то. Работы много. Вот провели в Москве семинар: «Построение демократии в России… Пути и средства». Полгода пахал как проклятый… Я там с вступительной речью выступил. Президента критиковал. Так газеты и ТВ, под каблуком у государства - кое - как показывали. Думаю когда мы снова придём к власти, такого не будет. Я буду всё делать, как здесь делается - газеты частные, телевидение частное…
Угаров: – Мне кажется, что вы уже сейчас многое успели сделать. Ведь парламент (смеется… ) простите Дума и так уже ваши законы принимает… Закон о земле, например, или закон о банках…
Романов смеется: - Вы верно заметили… Если сегодняшняя Дума такие законы принимает, значит там большинство поняли – назад, к совку возврата нет!
Подходит Алексеев: – У вас я слышу интересная беседа. О Думе говорите… Мне, честно скажу, за Думу стыдно. В рот президенту смотрит… Я не понимаю - чем он их смог купить?.. Говорят стабильностью… Но если эта стабильность через кровь выстраивается?.. Он их просто повязал кровью в Чечне…
Романов: – Ну знаете? Тут нужна не только мелодраматическая риторика. Я раньше тоже думал, что это бойня. А потом, как увидел отрезанные головы английских бизнесменов, на фото в «Таймсе», то задумался… - И почему - то свою голову отрезанной представил, и подумал, что это будет, как минимум, не эстетично… Кстати… А вы этот материал про похищения не смотрели?
Алексеев: – Бог миловал.
Романов: - А после 11 сентября, я уже переменил взгляд на Чечню… Это на Западе считают, что права человека превыше всего. Но когда у них своя «Чечня» появится, то они быстренько поменяют стратегию. - Одно, когда головы, даже вашим соотечественникам отрезают в чужой, полудикой стране и другое, когда это на пороге вашего дома происходит!- Я понял, что сепаратизм, - это только начало и терроризм всегда использует сепаратизм как прикрытие. Реальная угроза нашей и без того, слабой демократии… - У нас в партии, тоже есть сторонники идеи отделения Чечни… Но ведь это…
Алексеев перебивает: – О чём вы говорите? Какая – такая демократия? В "этой" стране - комитетчик президент! А это ведь диктатура!
Романов: – Ну, а что? Ведь Буш старший тоже был «комитетчиком», то есть цэрэушником, а потом стал президентом… И потом не забывайте, Абрам Борисович, что этого комитетчика народ выбрал… Каков народ, таков и президент… Мне кажется, что простые люди, довольны, что продукты и шмотки в магазинах появились, но жалеют, что КГБ разогнали сгоряча…
Алексеев: – Да, бросьте! Какой такой народ? Я пообещаю водку подешевле сделать и все за меня будут голосовать на любых выборах …Он же, нынешний президент, вместе со своими сослуживцами, вторую войну начал на Кавказе, а свалил всё на бедных чеченцев. А русским сейчас надо всем доказать, что они воевать умеют не хуже американцев… Да куда им… Они вот в Чечне увязли, а американцы в три счёта разделались бы, никого не спрашивая. Сбросили бы парочку тактических атомных, а остальное бы деньгами доделали. Купили бы, миллионов за сто племенных вождей, а те, им бы через неделю отрезанные головы Басаева и Масхадова принесли…
Романов: – Всё не так просто, Абрам Борисович. Американцы привыкли воевать чужими руками или с самолётов, или с авианосцев. А тут внутри страны. Не поймёшь где свои, а где чужие. А по поводу начала войны, так это очевидная сплетня, которую «новые русские беженцы», обыгрывают здесь по заказу политиканов. Думаю, что это провокация в стиле Азефа… Это надо понимать и…
Алексеев перебивает: – Да что тут понимать... Война эта президенту выгодна, вот он её и тянет…
Романов: – Ну не будем о грустном… Сменим тему… А вы тоже будете на Форуме? (Петров кивает). Ну, тогда вместе будем работать на благо Новой России… (Смеётся и осматривает всех. Поняли ли шутку?)

Угаров «встревает»: - И вы, и Абрам Борисович и ещё много других знаменитостей там будут. В том числе и министр финансов и вице - премьер из России приедут… Мы им такую развлекательную программу устроим!
Алексеев: – Не понимаю… Я то вам зачем нужен? С правительством хотите помирить? Но я с ними и не ссорился… У меня один враг в России!
Угаров: – Ну, вы скромничаете Абрам Борисович. Вы ведь не только один из самых богатых людей России, но и по прежнему известный политик. Я слышал…
Романов перебивает: – Из нашей партии, в ваше «Либеральное единство», Абрам Борисович, ушло несколько человек, и я по их поводу мог бы вам порассказать… Наша партия настоящая, политическая и в ней денег не сделаешь… Вот они и переметнулись… А я…
Алексеев: – Вы бы Семён поосторожнее. Это ведь люди в политике известные!
Романов: (Начинает сердится) - Да известные, но больше тем, что нос по ветру держат…
Подходит Сонька: – Господа! Господа! Разговор какой - то скучный начался. Давайте лучше о Лондоне или о девочках – а?
Входит Калягин. Алексеев идёт к нему навстречу: - А вы какими судьбами тут? Вот уж не ожидал вас здесь встретить, Пётр Иннокентьевич!..
Калягин: – А мы с Мишей Петровым ещё по Москве знакомы… Моя жена у него в «Диетпродукте» работала… А где он сам - то?

Элла: - Да обед готовит. По хозяйству орудует…
Появляется Майкл: – Гости дорогие! Прошу к столу! Закусим, чем Бог послал. Да и выпьем за встречу. Я такие настоечки сделал! Целебные, диетические. Одна польза от них… Как сейчас в рекламе по Русскому Радио говорят: «…позволяют мужчинам долго жить полноценной жизнью…» (Смеётся)…
Все уходят в столовую… Романов задерживается…
Сонька подходит к нему: – Семён Михайлович! Я много о вас слышала, но в живую, вы ещё представительнее…
Романов грустно вздыхает: – Ну сейчас, я уже не тот. Очень устал от всего. Может когда - то и выглядел, когда килограммов на десять меньше весил. Однако я вижу, вы в прекрасной форме.
Сонька: - Да, я регулярно хожу в джим и плаваю… Но знаете, чтобы выглядеть надо знать для кого вы это делаете. А здесь сами видите какие русские - или старики или евреи. А они жён своих боятся как огня. У нас у русских - что ни олигарх, то еврей… Романов: – Ну не скажите… Не все. Не все!
Сонька поняла свою ошибку: – Ах извините. Я и не знала…
Романов: - Я – только наполовину. У меня папа был евреем… Это я для ясности!
Сонька: – Прошу прощения, для меня ведь нет разницы. Лишь бы мужчина был умный и красивый, вот как вы… Как раз русские сейчас, как - то полиняли… Одни деньги на уме… Жлобы несусветные… Цветочек купит и думает, что осчастливил…
(Ходит по сцене) - Я помню, когда ещё пионеркой была, то нам было всё равно, кто какой нации, все мы были советские дети. Помню прочла «Тимура и его команду», и стала к соседке старушке ходить. Помогала… За продуктами там, или комнату прибрать… Да вы наверное помните из своего детства.
Романов: – Нет, не помню. Я тогда уже Солженицына прочитал, «Архипелаг – Гулаг».
Сонька не слушает его. Она под кайфом: – Я тогда мечтала стать детским доктором. Помню, что прочла тогда, у писателя Гайдара, что подлинное сокровище в жизни – это доброе сердце…
Романов: – Внук того Гайдара – это один из моих друзей. Он такую глупость никогда бы не мог сказать. Это было всё для совков написано…
Сонька продолжает, не слушая Романова и глядя в пространство: – А потом началась перестройка и я стала взрослой… И всё рухнуло и я поняла, что времена героев закончились. Помните, «Свой среди чужих…» Как там большевики красиво дружили… (Выпивает бокал вина залпом) Странно, но под кайфом, вино совсем не берёт…
Романов: – Да, вино не очень. Вот во Франции…
Сонька перебивает, не дослушав: – У нас в школе был один комсомольский активист, который всех на субботники сбивал… Как то, я увидела его во дворе, когда он кошку за хвост схватил и об дерево её, об дерево… - Я к нему подскочила, а он кошку выпустил, и стал оправдываться, что волю свою проверяет… Этот супермен, сегодня, - одним из олигархов стал… По радио слышала, что его во Франции арестовали, за то, что на машине девушку сбил и уехал, не остановившись… Говорят, что у него, в это время девок была полная машина…
Романов бормочет: – Характерный мужик, видать!
Сонька: – А я вот с моим романтизмом одна осталась… Ну вот, как-то и попробовала, дозу приняла и понравилось…- Под кайфом ведь - всё трын-трава! А сюда приехала, так тут уже без дозы не могу – тоска зелёная… Кругом, только деньги, деньги, деньги!
Романов философски: – Мир переменился. Сегодня главный принцип в жизни: «Сильному мясо – слабому кости!»
Сонька: – Я в России ещё, в церковь пробовала ходить. Но там какие-то парады разодетых священников устраиваю! - Стала спрашивать зачем, да почему, а на меня все как на идиотку смотрят… Прочитала все Евангелия. Там всё правильно и Иисуса Христа жалко!- А в жизни ведь всё по другому... Один раз, там в храме, того своего бывшего одноклассника встретила. Он им какие – то деньги пожертвовал и сразу ВИП – персоной стал…
Романов: – знаете Софья, я тут новый смешной афоризм услышал: «Кесарево – кесарю, а слесарево – слесарю!». Церковь ведь тоже не в космосе живёт… Ведь всё переменилось…
Сонька: – Я тоже понимаю, что мир переменился… Но почему в этом мире для меня места не нашлось?!
Романов подходит к Соньке очень близко, а та не отстраняется: - Знаете что?
Делает паузу, потом кладёт ей руки на талию: - Ох какая вы гибкая…(Бормочет): - Давненько… Давненько не брал я в руки… А что? Может быть сговоримся и сходим куда-нибудь. Я своих телогвардейцев отпущу и мы с вами оторвёмся по полной…
Сонька, словно очнувшись: - Грейт! Может быть на русскую дискотеку?
Романов спохватившись: - Нет! Нет! Только не на русскую. Я человек известный… Разговоры пойдут…
Сонька: – Ох, извините! А у меня ещё не было политиков!
Романов: – Мы лучше с вами куда-нибудь в приличный ресторан двинем…- Как, насчёт завтра, вечером? Я с Форума сбегу, чуть пораньше. Там в конце дня обычно такая тягомотина…
Сонька: – Ох, грейт!
Романов: – И без афиши… А то журналисты набегут. Среди них конечно и парочка гэбэшников найдётся… - Знаете что?. Давайте в «Ритце». Я там остановился. Я вас буду ждать в шесть часов… It is good for you? И одиночество ваше вылечим!
Сонька: - О, грейт! Замётано. Вы душка...
Романов: – Ну, ну! А теперь идёмте. Нас уже ждут…
Занавес.

Действие второе.

Квартира в пригороде. В окно видны деревья парка… Олег сидит на диване и поёт под гитару:
« …И МАЗ попал куда положено ему… И он пришёл, трясётся весь, а завтра нам в обратный рейс, я зла не помню, я опять его возьму…» (Кладёт гитару) Вскакивает нервно: – Ну где он, сука!?
Алексей читает газету «Русский курьер»… - Слышь, Олег? Может мы вечером рванём в «Потёмкин»? Это русский ресторан. Там севрюжья уха, расстегаи и водочка
«Столичная», настоящая. И какой - то лепила, песенки поёт под гитару?
Олег: – Посмотрим, посмотрим!
Звонок в дверь. Алексей идёт открывать, а Олег перекладывает куртку со стула на диван и садится рядом…
Алексей из коридора: – Это Иван!
Олег встаёт и перекладывает куртку на прежнее место.
Входят в комнату Алексей и Иван Иванов…
Олег: – Привет Ванёк!
Иванов: – Привет Вишня, привет! Едва вас нашёл. Спрашивать не хотел, вот и крутился вокруг.
Олег: – Это ты правильно делал, что не спрашивал… От греха…
Иван: – Я по пути кое-что захватил…(Выкладывает из сумки бутылку виски, бутылку водки, сыр, колбасу, батон хлеба…
Алексей: – А это зачем? (Показывает на бутылку виски) Мы лучше нашу, родную…
Иванов в прихожей раздевается… (Говорит оттуда…) - Пока из аэропорта ехали, я смотрел вокруг… Хорошо живут буржуины…
Алексей, накрывает на стол: - Почва у них каменистая… Да и тут, у них, богатств скопилось, за века империализма, не меряно... Ну и кругом асфальт. Я тут землицу, только в парках да скверах вижу. Остальное всё закатано: или асфальтом, или бетоном, или плитами застелено… Сразу деревню свою вспоминаю… После дождя, в магазин, без резиновых сапог не пробраться…
Достаёт из под рубашки маленькую финку на шнурке, в кожаных ножнах и начинает резать сыр и хлеб…
Все садятся вокруг стола и Олег разливает водку, наполняя стаканы до краёв…
Олег: – Ну братва! За встречу на английской земле! (Выпивают до дна. Закусывают…)
Алексей: – Как Иван, долетел?
Иван: – Да ничего… Только в аэропорту, уже здесь, какая - то баба на досмотре, пристала с вопросами, что да зачем… Едва отбился… Английский учил и в школе и в институте кое - как… Хорошо что разговорник был… А баба-то эта, чёрная была. Смотрит такими злыми глазищами…
У них тут наверное чёрный расизм… Бывает такой… Я в «Аргументах и фактах» читал…
Алексей приносит ещё бутылку водки. Олег разливает, но уже по половине стакана…
Олег: – Сегодня ещё можно. Но с завтрашнего дня - сухой закон. Работать начинаем…
Чокаются. Олег: – За Россию! (Выпивают и закусывают.)
Олег: – Ну давай Ванёк, рассказывай…
Иван: – Значит так! Я связался с ребятами, которые сталь завод крышуют. Они мне рассказали, что Клиент с дружком, начали там тереться лет пять назад. Организовали «дочку» на заводе. Половину прибыли администрации – половину себе… Денег нагребли за эти годы! Ну, а как стали прижимать - этот Майкл переехал сюда…(Закусывает)
- Потом, привёз свою дочку и жену… Дочку его, Соньку, я как - то видел. Тёлка реальная. На всех вешается… Говорят колется уже несколько лет… Жена, тоже - стерва полная…
Режет хлеб финкой и закусывает… - Дом здесь купили «наливой», за лимон или за два…
Сейчас покупает квартиры и сдаёт богатеньким буратинам – русским. Баксы хорошие крутятся. Недавно перевёл больше лимона на счёт своей фирмы в здешний банк…
Олег: – В какой банк?
Иван: – В Барклай…
Алексей: – Охрана есть?
Иван: - Ребята говорили, что здесь пока никого нет. Жадный! И баба его – одного поля ягода.
Олег: – Я таких знаю. В России от братвы откупаются, а здесь думают, не достанем… Чуть подожмём пидара, сразу начнёт колоться. На коленях будет ползать, чтобы не кончили… Дочку свою заложит, лишь бы жить…
Алексей: – Здешний адрес знаешь?
Иван: – Адрес есть. Это где-то в пригороде, в Хампстеде... Говорят тихое место.
Олег – Это хорошо что тихое. Меньше свидетелей…
Алексей: – Ну, что будем делать, Вишня?!
Олег: – Думаю, пусть Ванёк за домом посмотрит аккуратненько. Входы, выходы, собаки, обслуга. Когда приходит, когда уходит… Думаю тянуть не будем. Дня через два и возьмём…
Бабу пугнём ножичком, чтобы знала, что не лохи…
А Доктора - он ведь так себя здесь называет, мы по балде настучим ещё в доме. Чтобы знал, что кончать будем, если что! Потом везём его сюда и уже здесь будем базарить…
Жену и дочку предупредим, что чуть стукнут кому - тут же Доктора кончим, а потом на них переключимся…
Алексей: – А когда поедем место смотреть?
Олег: – Вот сегодня и двинем. Как стемнеет… Ванёк машину поведёт. Я вижу, что он мало пил…
Алексей: – Эх! Хорошо бы правильных тёлок, на ночь пристегнуть…
Олег: - Потом, потом! Всё будет… Думаю, что сейчас лучше поспать… А потом сходим в какой -нибудь паб, похаваем и пивка чуть выпьем… А с завтрашнего дня – сухой закон… (Берёт свою куртку и уходит в другую комнату…)
Алексей и Иван сидят за столом.
Алексей: – Ну ты Иван расскажи, как там братва поживает?
Иван, – Новости конечно есть! Недавно Рыжего кончили в пив баре. Ну ты знаешь, где он обычно сидел по вечерам…
Зашёл какой-то мочила и расстрелял в упор… А потом спокойно вышел…
Алексей: – Ну, нифига себе! Кому это Рыжий дорожку перебежал…
Иван: – Да видно есть такие…

Сцена затемняется… Занавес…


Дом Петрова… Вечер… Майкл ходит в пижаме по гостиной.
Майкл: – Сколько раз ей говорил - уходишь куда - звони. Здесь конечно не Москва, но всё-таки…
- Вчера ребята с Сталь завода звонили. Говорят Рыжего замочили. Значит подвижки начались. Здесь пока тихо, но кто его знает…
Элла: – Ну что она курва себе позволяет? Если бы я с ней телохранителя отправила, то была бы спокойна… А так наберётся на дискотеке, а потом с какими-нибудь бандитами свяжется. Затащат куда и всей командой её трахнут…
Майкл: – Ну ты уже слишком…
Садится на диван и читает газету… Звонок в дверь…
Элла: – Ну я ей, суке сейчас покажу! Пьяная небось. Иначе бы не звонила. Ведь свой ключ есть!
Майкл: – Сиди здесь! Я сам открою… (Выходит в прихожую) Стук, крики… Вбегает Майкл. Кровь течёт из головы… Следом входят Олег и Алексей…
Олег: - Живо сучара одевайся!
Элла кричит: – Вы кто такие?! Караул!!!
Олег Алексею: – Заткни её!..
Алексей бьёт по щеке, потом второй раз: - Заткнись, сука старая!

Достаёт финку, хватает Эллу за волосы, заламывает голову и проводит по горлу. Появляется кровь…
Элла падает на колени: - Только не убивайте!!!
Майкл кричит, – Прошу! Не надо! Я сделаю всё, что захотите!

Олег – Заткнись гнида! Одевайся! Шнеллер! Шнеллер! (Смеётся…)
Алексей: – А ты курва старая, будешь молчать, как в гробу. О нас никому ни слова. Муж внезапно уехал в командировку… Поняла? Показывает финку…
Звонок в дверь…
Олег достаёт из куртки пистолет. Спрашивает Майкла – Кто это!

Элла: - Это дочка, Сонька… Задержалась…
Олег Алексею: – Открой и сразу объясни ей в коридоре, что происходит… (Обращаясь к Майклу) - А ты сучара, квикли, квикли!..
В коридоре слышен крик Соньки «Да кто ты?.. Папа!!! Мама!!!»
Потом возня в коридоре и тишина… Через некоторое время, Алексей вталкивает Соньку в комнату. Блузка разорвана. Юбка наполовину задрана. Она сильно пьяна…
Сонька поправляя одежду… Обращаясь к Алексею: – А как тебя зовут? Ты мне нравишься… Знаешь, как с девушками обращаться…
(Увидев кровь на лицах родителей) - Эй! Что здесь происходит. Мама! Что с тобой? Это что, ограбление?..
Олег: - Заткнись сучка! (Обращаясь к Алесею) Уходим!
Говорит Элле: – Доктора сразу кончим, если объявите… Но и до вас доберёмся…
Алексей бьёт Майкла по голове – Пошёл, пошёл, козлина!…(Уводят Майкла)
Сцена затемняется…

… Снова квартира бандитов… Две комнаты и кухня, В одной, сидит, привязанный к креслу, Майкл… В другой – Бандиты… Пьют и закусывают…
Олег: – Значит так! Выбиваем из него подпись! Сейчас пусть посидит, подождёт… Кормить раз в день… Он доктор, выдержит. (Смеётся) - Доктору говорим, что проверяем документы - где деньги держит… На третий день, Ванек при нём говорит о том, что нам известно о счёте в банке Барклай, и Алексей начинает его лупить… Я тогда его буду защищать и попрошу - пусть звонит своим и узнаёт, что - как. Потом, если он подпишет, идём получать деньги… Если нет – кончаем, концы в воду и уезжаем…
Но думаю, что он расколется и готов уже хоть сейчас, но не будем спешить… Подождем и посмотрим. Если в полицию нас заложили, то сразу будет видно…
Алексей: – А может девочек сегодня…
Олег: – Заткнись Боксёр! Завтра и до конца сухой закон … В Барклай пойду я… Ванёк в машине. Ты Майкла сторожишь и сечёшь поляну…
Алексей: – Нет проблем…
Олег: – А сейчас по последней и спать…
Выпивают…
Олег: - Эх, Ванёк! Ты в деле первый раз, а я уже и не помню, когда впервые… Как говорят: - На нашей работе - год за три…(Длинная пауза)
- У меня ведь семья в Питере. Жена, девочка и мальчик. Ждут… А ведь могут и не дождаться… Много уже наших полегло…
(Закуривает. Спички ломаются… Гаснут…) - Я ведь в спецназе служил. Был отличником по боевой и так далее… А на гражданку ушёл - в ментовку попал… - Так получилось, что первого, я там ещё кончил. Какой-то отморозок ребёнка захватил… Когда мы ломанулись, он стрелять начал, ну я его очередью и прошил, так что почти надвое перерезал… Как вспомню, так тошно становится. Может какой молодой и меня так же кончит?!
Олег наливает себе ещё водки и выпивает … Алексей и Иван слушают молча…
Олег: – Потом из органов погнали… Одного Сынка, хотели пугнуть, чтобы долги людям отдал. У меня в деревне, у бабки, держали … Спецназ атаку устроил… Кто-то заложил, а они и рады… Стариков до смерти напугали… Ну, а потом, из ментовки погнали…
Пошёл охранником в бар… Семья к тому времени появилась… Дети есть, пить хотят. Квартиры нет… У тёщи живём… А эти суки наоткрывали фирм - дочек, денежки качают и в ус не дуют. А наворуют миллионы, в Англию или в Германию линяют… - Вот я и стал думать - почему им всё можно, а мне их потрясти нельзя?! … Ребят – сослуживцев нашёл… И начали мы этих хомяков жучить… Но жизнь и при деньгах легче не стала… Всё в стране развалилось…
Олег берёт в руки гитару и наигрывать простой мотив из Высоцкого: «О чём там ангелы поют, такими злыми голосами?»
Алексей – А я тренером работал в школе, после физкультурного техникума. Я же мастером был, дзюдоистом… Даже нашего будущего президента на спаррингах видел. Хотя он, постарше намного был…
Потом начался базар… Вижу директор ворует, напринимала «мёртвых душ», а зав РОНО её прикрывает… А нам зарплату урезают и ту не вовремя выдают… Получается, я пашу, а директорский сынок, уже вторую машинку прикупил… Привязалась директорша ко мне с учебными планами. Я из пацанов мастеров делаю, а она – давай планы! Я ей и сказал, что заложу её если рыпнется… Одних уборщиц по табелю было штуки три. Я смотрел по табелю…
Иванов: – Ну и что.
Алексей: – Ну, она на колени упала говорит, не губи… Всех уволю. А тебе премию сделаю…
Иванов: – Ну а ты что?

Алексей: – Ну я и раскис. Молодой был… А она через неделю в табеле всё подчистила и меня уволила за прогулы. Я один день проболел на неделе. На танцах схватились, по почкам получил… Ну я и послал их всех подальше. Не будешь же бабу калечить? (Встаёт и ходит по комнате) Чинуши, сейчас в России - самые подлые твари. У бандитов закон. Переступил, сделал за падло - заплати по полной… А эти шавки воруют, страну разваливают и ни за что не отвечают… Суки!!! Круговую поруку устроили…
Олег – Ладно братва! Кончай бодягу! Ванёк! Мы поспим, а ты посиди, Доктора посторожи…
Мы тебя под утро сменим. Я с ним хочу часов в пять утра побеседовать… (ложатся в комнате) Иван открывает двери. Смотрит на дремлющего Майкла …
Сцена затемняется…

Та же квартира… Утро… Олег будит Майкла…
Олег: – Эй! Доктор! Вставай!.. Да проснись ты! (Бьёт его по щеке. Майкл стонет и просыпается).
Майкл: – Только не бейте, ребята!
Олег садится рядом на стул: - Нашёл ребят, сучара! Давай - ка побеседуем, Доктор… Расскажи, как и сколько ты денежек нахапал. Ты ведь понимаешь, что мы уже о тебе многое знаем и не отпустим, пока ты не поделишься. Ты сам всё расскажи, а я, если ты будешь нас «лечить», тебе по башке настукаю… (Бьёт его ладонью, по губам. У Майкла начинает капать кровь изо рта). Давай сучара колись, всё как на духу выкладывай!

Майкл: – Только не бейте! Всё расскажу… Я врач. Начал заниматься диетами тридцать лет назад. Выпустил книгу…
Олег: – Ты мне баки не забивай про диеты. Ты про железо расскажи…
Майкл: – В девяносто первом, открыли в Челябинске, на пару с дружком фирму. У него знакомые были в правительстве… Стали продавать железо, на Запад, через Прибалтику… Работали с утра до вечера. Мотались между Челябой и Клайпедой по два раза в неделю. Появились и денежки. Мы делились тогда со всеми… Половину на комбинате оставляли, половина нам оставалась… Открыли в Москве офис, на Смоленской площади. За всё надо платить: сотрудникам, аренду, охране…
Олег: – Ну и где сейчас тот твой компаньон? Только правду говори. А то убьём как собаку и в реку бросим… Где он сейчас…
Майкл – Его… Его убили пять лет назад… Зарезали прямо в квартире, утром… Открыл двери, думал почтальон… Его и жену… Детей у них не было… Я тогда на другой день уехал в Германию… А потом, через полгода, продал фирму по дешёвке и сюда перебрался…
Олег: – За сколько? Не лечи…
Майкл: – За пятнадцать лимонов зелёными…
Олег: – Дом этот когда купил?
Майкл: – Три года назад. Когда здесь фирму сделал.
Олег: – Диетную фирму?
Майкл: – Нет. По трудоустройству русских и квартиры продаю и покупаю…
Олег: – Ну и как дела идут?
Майкл: – Вы же знаете… Первые два года только затраты…
Олег: - За дом сколько заплатил?
Майкл: – Три лимона. Пришлось занимать…
Олег: – Ну-ну. Не прибедняйся! Но вернёмся чуть назад… Как фирму - то открыли в России?
Майкл: – Я говорил уже, что друг мой был свой человек в Кремле. Рассказывал, что Ельцина на «броневик» подсаживал, когда тот, во время путча, перед народом выступал… Ну он вообще был деловой, шустрый такой - тому дал, другому, этому жене подарок сделал… А много ли, тогда, надо было людям. Изголодались все… Зато и получил право фирму открыть. У меня тогда тоже было немного накоплено…
Олег: – Вы демократы значит были. А старики тогда с голоду мерли. Вы, сучары, тогда, не стесняясь, народное добро делили… Ты и твой дружок небось и коммуняками были?
Майкл: – Ну а как тогда, без этого было жить?
Олег: – Твой друган, деловой был… За это и зарезали, что через меру стал хапать, и делиться с братками не захотел…
Встаёт, наливает воды и пьёт, потом снова садится – Тебя тоже это ждёт, если не поделишься…
И жену твою стервозную, и дочку пришьём. Чтобы наследство некому было получать… (Смеётся) Мы тебя зарежем не больно!
Входит Алексей: – Может дочку сюда привезём? Она думаю не против будет. Троечку составим… С пол оборота заводиться…
Олег – Ладно. Об этом позже будем говорить… Своди его в туалет, да рожу пусть умоет…
(Уходит… Алексей развязывает руки Майклу и толкая, ведёт в туалет…): – Коммон фраер, коммон!

Сцена затемняется. Занавес…

Действие третье.

Пресс-конференция Романова. (Тот позёвывая, сидит перед корреспондентами за столом. Заметив Степанова…): - И вы Никита, сюда, в президиум…
Степанов: - Ну что вы? Мне ведь надо вам вопросы задавать… Я уж потом, если понадобиться.
Романов: – Ну конечно понадобится… (Оглядывает зал) - Ну что господа? Начнём… (встаёт) Я скажу несколько слов, а потом уже вопросы…
Романов: – Господа! Вы уже знаете, что наша партия в России с каждым годом пользуется всё большим успехом. На прошлых парламентских выборах мы вошли в Думу и сегодня в коалиции составляем большинство. Коммунисты и аграрии потеснились и в парламентских комитетах. Надеюсь, сегодня все понимают, что коммунизм рухнул в нашей стране навсегда…
Принято уже несколько законопроектов в нашей редакции: в частности ключевой закон для нашей страны, о купле-продаже земли. Налоговый кодекс и ещё несколько важнейших законов на подходе. Во время выборов в Думу, здесь в Лондоне, за нашу партию проголосовало подавляющее большинство избирателей. Поэтому мы решили здесь, открыть отделение нашей партии, чтобы ещё успешнее работать с соотечественниками за рубежом…
Вот вкратце о ситуации. Думаю, что в начале несколько вопросов а потом выборы руководящего состава открывающегося отделения нашей партии…

Первый журналист встаёт: – Политический обозреватель газеты «Известия» Павел Васильев…
- Последнее время, члены американского конгресса и даже министр иностранных дел говорят везде о том , что они, то есть американцы, выиграли мировую войну, а потом победили коммунизм в СССР. А по вашему получается, что СССР рухнул сам по себе. Что по этому поводу думает руководство вашей партии?
Романов: – Думаю, что режим уже сгнил и американцы просто помогли ему упасть. Ни для кого не секрет, что в холодной войне победили американцы… И вообще я думаю, что социализм не жизнеспособен, и это тоже факт…
Васильев – Ну, а как же Китай?
Романов: - Давайте говорить о России и о нашей партии…
Никита Степанов: – Через два года состоятся президентские выборы в России. Не хотели бы вы выдвинуть свою кандидатуру в президенты?..
Романов улыбается: – Я не хотел бы отвечать на этот вопрос, но могу только сказать, что политсовет партии, решит, что делать и кого выдвинуть…
Летов встаёт: – Уважаемый Семён Михайлович! Вы не ответили уже на два вопроса, но я хочу задать очень лёгкий, который интересует всех членов вашей партии…
Романов морщится: – Ну давайте, давайте ваш вопрос!
Летов: - В каких отношениях вы с партией Алексеева «Либеральное единство» и как вы расцениваете уход из вашей партии пяти видных парламентариев в партию Алексеева? При этом, один из них говорил с разочарованием, о превращении вашей партии в партию вождистского типа…
Романов: – Я не буду комментировать этих заявлений, но хочу сказать, что у нас демократия, и кто хочет, тот уходит. Это нормально…
Марк Долл. Корреспондент газеты «Таймс» в России: - Семён Михайлович! Я в Москве слышал анекдот-каламбур: «Демократы за эти десять с небольшим лет обогатились и сейчас сделались «правыми».(Долл делает паузу, но никто его каламбура не понял) - Для нас, на Западе, иногда непонятны метаморфозы, которые происходят с названиями партий в России… Вы долгое время были правящей партией и называли себя демократами, а потом вдруг сразу поправели. Партия Дмитриева, называется почему то либеральной. Тут, что принцип, кто раньше выкрикнет?

Романов: – Ну что тут особенного? Во Франции есть Ширак и он тоже правый. Но есть и Ле Пенн - он ультра правый. Вот и у нас, несмотря на название, Дмитриев - ультра- правый…
Долл: – Я ещё хочу тогда спросить. Во Франции, Ширак и Ле Пенн - враги. А ваша партия иногда входит в коалицию с Дмитриевым. Как это возможно? Вы действительно считаете, что «Париж стоит обедни…»?
Романов – Партия так решила и я подчинился. Это политика. И потом, Россия это ведь не Франция… (Долго пьёт воду) - Ну наверное хватит неприятных вопросов. Давайте перейдём к выборам в руководящие органы отделения нашей партии, здесь, в Лондоне.
Кто-то быстро встаёт и предлагает: – Я предлагаю в сопредседатели Никиту Степанова, корреспондента «Лондонского Вестника».
Романов: – Есть ещё кандидатуры? Нет? Тогда голосуем…
Все поднимают руки…
Романов: – Такого безоговорочного успеха никто и в России не имеет… Ну, Никита, давайте в президиум. Большая партийная работа для вас началась. Привыкайте к президиумам… (Смеётся… Встаёт и аплодирует. Все подхватывают аплодисменты) – Ну, и вам слово…
Степанов: – Господа! Мы с вами живём в переломную эпоху. Диктатуры падают. Демократии побеждают. Борьба, сегодня, приняла необратимый характер. Рано или поздно, наша партия станет во главе России и осуществит политические реформы, которые вернут Россию в братство европейских народов. Думаю наше отделение будет форпостом российской демократии за границей и поможет объединить Россию со всем миром. Вы знаете, что Россия пока не является демократической страной, с демократическим правительством. Совсем недавно закрыли последний независимый телевизионный канал. Господин Петров, вынужден был уехать за границу. Многие уважаемые и богатые люди уехали вслед за ним…
Но я думаю, демократию не остановить! Победа будет за нами!
Жидкие аплодисменты…
Степанов: – А теперь господа, небольшой фуршет!
Общее оживление. Все встают и идут к столу с бутылками и закусками…
Васильев и Долл выходят на край сцены с бокалами в руках…
Васильев: – У меня уверенность, что «новые русские» на волне недовольства коммуняками захватили власть надолго. Сегодня, те же коммуняки – я их специально так называю, чтобы с «большевиками в пыльных шлемах» не путали, перекрасившиеся в русских патриотов, шельмуют большевиков, как врагов народа, забывая о том, что без участия народа никакая революция невозможна. Коммуняки сами себе противоречат. То они обвиняют большевиков в совращении народа и даже Ленин стал у них опереточным злодеем, а то сами, вдруг заговорили о современной демократии, как власти элит…
(Прихлёбывает из бокала) - Но мне понятна их злобность и попытка фальсифицировать историю. Ведь они, нынешняя власть, стараются вернуть «порядок» который, был свергнут в результате революции, ценою колосальных потерь. А они, - самодовольные обыватели, - поверившие, что можно перехитрить историю, называя чёрное белым, а белое чёрным.
Долл: – На мой взгляд, это проявление исторического процесса, который честными людьми называется «Реставрацией». Такое направление уже, временно, не раз возникало в мировой истории. Например после Английской революции, после реставрации монархии, когда останки Кромвеля и его сподвижников были выкопаны из могил и их черепа вывешены над стенами Тауэра… Или как было после Великой Французской революции, когда прежняя монархия тоже была ненадолго восстановлена…
Сегодня и в России, сторонники контрреволюции у власти. Вспоминаются стихи истеричной и злой Зинаиды Гиппиус: «… И снова в хлев он будет загнан палкой. Народ не уважающий святынь…»! Вот кажется и пришли эти времена…
Васильев: – Да, в России всё быстро, но незаметно перевернулось. Славят монархию, как времена расцвета, оправдывают царскую охранку и её провокации и провокаторов. И вновь для власти встаёт вопрос – а куда же девать народ? Сегодняшние элиты, которых безусловное и подавляющее меньшинство, хотели бы загнать и уже загоняют российских людей назад, в тысячелетний «хлев». Особенно этого хотят русские либералы. Их в стране процентов пять в общей сложности, но они хотели бы, чтобы остальные поскорее оказались в социальном хлеву. И предлагают себя на роль национальных элит, погонял народа. Чудовищная нелепица!
Долл: – Но на Западе сегодня сходная картина. Независимо от названий партий, все «демократы» хотят подчинить народ себе и устроить жизнь по своему… на «тоталитарно – демократической» основе…
Васильев: – В России ещё хуже. Там «монархисты» и «демократы» воспитанные в традициях русской образованщины, в своём намерении вернуть былые порядки и привилегии объединяются, а «зверское» телевидение и жёлтая пресса помогают им в этом. Тирания средств массовой «дезинформации» сегодня просто неодолима. Самое подлое, что когда люди начинают сопротивляться этой тирании, им наклеивают ярлыки, называют «красно – коричневыми», очевидно апеллируя к «благословенному» Западу. Конечно всё это примитивная демагогия, но надо помнить, что фашизм и нацизм возник во многом из отвращения народов от такой лицемерной позиции тогдашних «национальных элит».
Долл – Вот и у меня создаётся впечатление, что сегодняшние «новые русские» считают себя такими элитами… Я вообще симпатизирую большевикам. Они мне напоминают в чём – то первохристиан, только с намерением построить рай, без Страшного Суда, ещё здесь, на земле… В их появлении я усматриваю мистические причины. История создала Гитлера и Муссолини, но помогла победить «большевизму» во главе со Сталиным и тем самым изготовила противоядие от человеконенавистничества нацизма. А что касается Красного террора, то революция и её последствия, отнюдь не мещанская комедия, а человеческая трагедия, переход на новый этап исторического развития! Кстати… Западные либералы не только провоцирует фашизм в неугодных странах, но уже устраивают нечто похожее в Америке. И это нечто, я бы назвал «национальным капитализмом». Даже риторика та же осталась: «новый мировой порядок», «страны изгои», «идеи фаши…». Простите оговорился – «идеи демократии» и так далее. В общем набор известный. Фашизм приобретает новые формы и возрождается на благополучном Западе - в Америке и в Европе. Может быть поэтому, ненависть к американскому «накизму» растёт во всём мире…
Васильев: – Россия тоже «не без греха». Там безответственные действия монархистов и либералов, провоцирует русский национализм, пропагандируя идеологию местничества и мещанства. Это на мой взгляд и есть тот Вечный Хам, о котором говорил в своё время муж Гиппиус – Дмитрий Мережковский… Но самое страшное сегодня у нас – это несколько поколений провокаторов, выросших за время хрущёвской «оттепели» и позднее… Если говорить об уровне продажности русских образованцев, - то… (Кашляет). Наверное ни в одной стране мира, нет столько желающих продаться за деньги и «славу». Оторопь берёт от их изобретательности. Они ведь не просто предают, но хотят, чтобы их предательство выглядело в глазах других, как героическое самопожертвование…
Долл: – Да, сегодня я смотрю, здесь в Англии, на новых русских и мне кажется, что они, как крысы с тонущего корабля, бегут во все стороны, по всему свету, увозя за собой наворованные миллиарды и неутолимую обиду на всё русское… А здесь их обиды подогревают и хорошо платят за фальсификации и предательство. Они, «новые русские», нашли нового Бога в деньгах. Говорят, ещё, что деньги – это эквивалент свободы… Над ними все смеются и презирают их напористое желание стать западными буржуа. Здесь ведь христианство всего лишь, перешло в культуру, но не исчезло совсем… А «новые русские» – это ведь язычники, почти лубочные «индейцы»
Васильев – Я тоже понимаю опасность положения и надеюсь только на религиозные, православные корни русского народа. Только христианство, а точнее подлинная религиозность, - будь то православие, ислам или иудаизм, - могут спасти от одичания и озверения атеизма. Есть конечно и сегодня религиозные праведники, но кто их услышит, в условиях тотальной мещанской цензуры. К тому же в России, сегодня, как никогда много лжепророков и даже лжемессий.
Долл: – Действительно, Россия кипит и бурлит. Произошло вполне русское смешение веры и неверия, христианства и язычества. Днём могут крестясь пить святую воду, на службе в церкви, а вечером ставить заряжать «новой энергетикой» воду, на портрет полуграмотного «учителя» - шарлатана.
Однако я верю – там, где кипит и бурлит, - всё ещё только становится, то есть растёт… А вот на Западе уже полный застой, который и есть главная причина мировой Реставрации. Все идеалы: Свободы, Равенства и Братства отброшены за ненадобностью. Главное деньги и коммерция. Много продающих и обслуживающих, ещё больше покупающих и пользующихся «услугами». Однако появился и новый слой – продающиеся. К этому слою относятся и политические провокаторы, среди которых много русских… Одним словом общество потребления… Производители в меньшинстве. Но это не может долго продолжаться. Такое состояние приводит к нравственной деградации, физическому вырождению.
Недавно я видел по «ящику», как уничтожали разламывали не проданные, новые радио, телевизоры, компьютеры – целых полтора миллиона компьютеров. И на то, чтобы уничтожить непроданное, платят немалые деньги. И вместе, целые народы, страны и континенты постепенно нищают, а люди умирают от голода, болезней, нищеты… Вот бы куда отправить, по минимальным ценам эту уничтоженную электронику… Она бы способствовала просвещению, к которому так настойчиво призывают отсталые страны, страны развитые…

Васильев – Вам не кажется, что мы живём накануне больших перемен, а потом и той мировой революции, о которой мечтали Маркс, Энгельс и Троцкий?
Долл: – Вполне может быть. Но перед этим будет большая война, которая усугубит все невзгоды. Об этом уже написано, и очень эмоционально в Апокалипсисе. Как там: «И появится конь бледный и на нём всадник с мерою в руках…»
Васильев: – Нам с вами надо бы остановиться в предсказаниях. Тем более, «всё что будет – уже было…» Пойдёмте лучше выпьем. Ведь не завтра же это случится…
Долл улыбаясь: – Да мы с вами на новую революцию и неспособны. На это нужны молодые, чувствительные. Мы мало чем в этом смысле отличаемся от этих дремучих, новых русских. Помните, как у Чехова в «Дяде Ване» профессор Серебряков, лицемер и нахлебник говаривал: «Дело надо делать!» Вот и мы с вами иногда на него похожи - знать то знаем, что всё плохо, но менять ничего не хотим. Остаётся только пить и болтать…
Васильев смеётся: – Зинаида Гиппиус тоже считала себя «демократом», восхищалась болтуном и позёром Керенским. А как грянула настоящая революция, вот она и заговорила о «хлеве» для народа «не уважающего святынь»!
Долл: – Надеюсь, что нас минует доля сия…
Васильев: – И всё таки не могу не сказать вам комплимент – вы замечательно знаете русский язык. Вот бы мне так научиться английскому.
Долл: – А вы полюбите Англию, так, как я полюбил Россию. Тогда у вас наверняка получится… (Смеётся)
Васильев: – А как вам местная полит - тусовка? Романов совсем недавно стал лидером партии, а уже не желает отвечать на острые вопросы. Вам не кажется, что он зачастил в Лондон. Мне Калягин сказал, что их партийная касса здесь, в Натвесте и в Барклае… Не знаю насколько этому можно верить?!
Долл: – Вполне возможно. Но скорее его личные сбережения здесь находятся… Однако напрасно они так доверяют лондонским банкирам. Я думаю, что вслед скандальным банкротствам в Америке, дойдёт очередь и до Англии. Ситуация здесь не так хороша, как понимает её Романов. И потом, может быть идеи коммунизма потерпели поражение сегодня, но ведь Китай спрятать нельзя, даже если этого очень хотеть… Просто, мне кажется, что в России, партийная и чиновная номенклатура, в очередной раз предали народ… Тут, наверное разгадка исторической судьбы русских. В России, какая – то перманентная трагедия. Но с другой стороны, кому – то надо пробовать жить по новому… Но забывают, что новое – это часто хорошо забытое старое… Русские как – то по особому доверчивы… Может быть это от тысячелетнего православия? Вот Запад их и соблазнил… (смеётся) Не знаю…
… Конечно Англия, да и Америка сегодня так богаты, что будут разрушаться медленно. Но одно очевидно: там, где деньги становятся главной ценностью, там всё рушится внезапно и страшно… Вспомните падение Золотой Орды. Она исчезла незаметно, в двадцать - тридцать лет. Рассосалась - как русские говорят. А историки утверждают, что причиной стала всеобщая продажность, воцарившаяся в Орде… Я ведь в Кембридже историю Древнего Востока изучал. Судя по всему, тот же Романов не понимает, как опасно ставить только деньги, только экономику во главу угла… Ведь главная сила подлинной демократии сегодня – это христианские корни современной культуры. Если бы в основании экономики на Западе была только личная выгода, то уже наверное давно, на Земле никого не было в живых…
Христос и прямо и метафизически присутствует в мире. И это очевидно для верующих, которых всё-таки большинство на Западе. Если они прямо не веруют, хотя и таких много, то они через культуру усваивают христианские ценности…Судя по всему, Романов многого здесь в Англии не понимает. Он, как многие русские – атеист, в Бога не верит! Ещё и поэтому, капитализм в России так страшен: люди живут или стараются прожить без Бога, только с деньгами…
Я слышал в России, как псевдо интеллигенция, её Солженицын назвал «образованщиной», пыталась оправдать взятки и воровство тем, что им государство мало платит. И потому они считают и воровство и взятки законными. Не знаю, чего тут больше - цинизма или глупости…
Васильев – Я с вами согласен… В своё время я пытался протестовать против отпускания цен…
Даже не экономисту было понятно, что свободные цены в стране, где у людей в душах нет Бога приведут к краху экономики и развалу власти. В итоге Россия превратилась в бандитское государство, а «демократы- либералы», возглавили процесс разграбления страны. Они просто подменили понятия, называя капитализмом, грабёж народа и страны…
Рассказывают, что Ельцин, который был не меньшим диктатором, чем Пиночет, побаивался теорий, которых не может понять. Говорят, что этим его и взял Егоров… Он, Ельцин, как все бывшие комсомольские деятели, учился кое – как и потому, очень уважает наукообразные теории. Вот Егоров и воспользовался этим, а потом, «случайно» разрушил экономику и выпустил джина человеческого эгоизма из бутылки. А это, я понимаю как воцарение греха и если перестать с ним бороться, тогда всё разваливается и люди звереют… Кстати Егоров сегодня сопредседатель Романова по партии!
Другая бы страна при таких разрушениях и потерях давно перестала существовать, а Россия живёт и сдаётся мне, что она снова будет на коне, если… если к власти вновь не придут эти фарисеи: Романов и его команда...
Долл: – Я с вами во многом тоже согласен… Думаю, что церковь должна принять участие в возрождении чести и совести в России. Иначе все сами себя съедят, желая сделать лучше только свою личную жизнь…
И тогда, может быть мы, лет эдак через двадцать, начнём уезжать из благословенной старой Англии в Новую Россию... (Смеётся невесело).

Затемнение. Занавес...


Квартира бандитов. Следующее утро… Майкл по-прежнему привязан к креслу. В другой комнате бандиты разговаривают…
Олег: – Клиент созрел. Я потребую подписи… Ты Ванёк, садись в джип и скачи туда, к дому. Разведай, что и как. Я скажу, чтобы Доктор позвонил туда ровно в шесть. А ты посмотри кругом в это время. Если там сыскари, то они засуетятся. Бумагу, он так и так подпишет: доверенность на наливу или чек - это не так важно. Если всё будет тип топ, завтра мы ломанёмся в банк и получим денежку. Фирма у него в доме прописана, а здесь уже все знают, что русские расплачиваются крупной наливой… Если что, будем воевать и отрываться. Но сдаётся мне, что у него где-то заначка ещё есть. И поэтому, они, - Доктор и семейка, - не будут шум поднимать…
Но чуть что, убираем его и уходим…
Иван: – Я уехал! Туда около получаса езды… Ну, минут пятнадцать на подход. Заодно хвоста посмотрю… Сейчас на улицах пусто…
Олег: – Лады. Ждём твоего звонка по мобилу. (Иванов уходит)
Занавес…

Прошло около часа… Олег смотрит на часы: - Мы сейчас разыграем сцену. Как учили. Ты Боксёр будешь садистом, а я – хорошим следователем…
Алексей: – Понял, шев! Бу сделано! (Смеётся.) Входит в другую комнату. Кричит на Майкла: – Ну сучара!!! Братана замели. По твоей наводке, шакал! На улице остановили, но он успел знак подать! Бьёт Майкла по голове, пинает ногой, потом достаёт финку… Майкл кричит в истерике – Только не убивайте! Всё сделаю, как скажете! (Вбегает Олег.)
Олег кричит: – Ты чё, Боксёр? Съехал! Он же звонил своей жене, просил не заявлять!
Алексей размахивает финкой: - Да ты чё, Вишня! Нашёл кому верить… Земелю замели. Я этого сучару, буду сейчас кончать!
Олег хватает Алексея за руку и ломает её. Тот приёмом бросает Олега на диван… Вишня выхватывает пистолет, взводит его.

… Кричит: – Остынь Боксёр. В угол, говорю! В угол! И слушай! Я сейчас проверю… Пусть он (показывает на Майкла), звонит домой. А ты слушай в соседней комнате. И если тебе покажется, что он врёт, то мы тогда решим, что дальше делать! (Алексей уходит размахивая финкой… Олег даёт трубку Майклу: Давай, Доктор, звони!

Майкл набирает номер… Элла! Это я… Я скоро приеду. Только никому не говори, про это! Умоляю тебя! Делайте всё, как я скажу!
Отдаёт трубку Олегу и плачет…
Олег, входящему Алексею: – Ну что?- Ты слышал? Думаю когда мы получим деньги, мы его сами домой отвезём… Мы не убийцы, мы честные бандиты… (Смеётся)
Алексей: - Я буду сидеть здесь, когда вы деньги пойдёте получать и если что не так, я его сразу буду кончать, сучару…
Олег: – А теперь Доктор, вот, пиши чек и доверенность на получение наливы в твоём банке. Да смотри, не ошибись. Времени у нас ещё вагон… Но смотри! Если меня стопорнут – ты не жилец…
Алексей ходит по комнате с финкой в руках. Потом вдруг ударяет ножом по занавеске. Слышен треск разрезаемой ткани…
Олег: - Боксёр! Выйди в ту комнату. Ну я тебя прошу. А то Доктор ошибок наделает!

Алексей недовольно ворчит, но выходит…
Олег: - А теперь пиши на моё имя… (Диктует) Кравцов Николай Васильевич, паспорт номер … «Майкл пишет… Потом отдаёт бумагу Вишне. Тот внимательно читает…)
Олег: – Ладно, я ещё проверю со своим адвокатом. Но если что, твоим родичам не жить. Ну а тебя живьём Боксёру скормлю… (Кричит) – Боксёр! Своди его в туалет и помыться. Но не тронь. Я тебя знаю!..
(Алексей уводит Майкла…)
Звонок по телефону… Олег снимает трубку и слушает насторожённо. Потом, улыбаясь говорит: – Понял. Тихо говоришь… Никого не видно? Лады. Возвращайся тогда…

Сцена затемняется. Занавес…

Лондонский экономический Форум… Последнее заседание…
Романов, Алексеев, Угаров, министр развития, Васильев, Степанов, Долл, Михайлов, Салацкий и другие…
Михайлов – молодой, симпатичный нефтяной магнат, выходит на трибуну.
Михайлов: – Я выступаю в последний день Форума и последним. Поэтому коротко о главном. Я согласен с предыдущим оратором, что социализм рухнул, потому, что нежизнеспособен… А мы вот уже десять лет строим новую систему и успешно это делаем. Моё поколение помнит маразм восьмидесятых, когда страна была сверхдержавой, а в магазинах не было ни продуктов, ни промышленных товаров. И в то же время, парт номенклатура с жиру бесилась… С той поры многое переменилось, однако система правоохраны, осталась прежней. Они охраняют только государственную собственность, которая сегодня, всего лишь один из крупных собственников в стране. Поэтому защита собственности банков, акционерных компаний и обществ, прямая обязанность и милиции и ФСБ. Ведь мы даём большие деньги в бюджет страны, как налогоплательщики, в том числе и на оплату этих органов…
… Другой конфликт можно назвать конфликтом поколений. Страна, в которой права личности не защищены, жить трудно и часто опасно. Поэтому, многие молодые и талантливые уезжают за рубеж. Например в Нью - Йорке сегодня живут около миллиона русских из которых, большинство приехало за последние десять лет. Государство здесь терпит невосполнимые потери… Я уверен - реформы органов назрели…
Первое – надо, чтобы каждый человек в органах знал и уважал конституцию…
Второе – за счёт сокращения штатов в госаппарате, надо повысить зарплату оставшимся. Тогда каждый подумает, прежде чем брать взятку…
Третье – Нужно перестроить тюремную систему, которая калечит, вместо того, чтобы исправлять…
И четвёртое - Надо вводить профессиональную армию. Тогда молодые люди будут выбирать и пойдут на производство… Такая реформа станет важной вехой преобразования страны…
Аплодисменты…

Васильев и Долл отходят на авансцену…

Васильев: – Ох уж мне эти молодые олигархи. Они видят соринку в чужом глазу, а в своём, бревна не замечают. И ведь многие из них прошли школу комсомольского лицемерия, и потому, они сегодня самые страшные для России люди. У них нет никаких принципов и потому, они, утаскивая из страны миллиарды, награбленные мошенническими способами, будут добиваться, защиты своих прав на награбленное добро, будут говорить о недостатках государства, которые обусловлены в первую очередь их безнаказанностью и бессовестностью…
Михайлов из таких. Он типичный фарисей – лицемер, против которых так яростно восставал Иисус Христос… Романов в политике, а Михайлов в бизнесе, представители русского либерализма, которых ещё Достоевский называл лакеями западной мысли… Жутко подумать, что могут натворить эти лакеи придя к власти! Сегодняшний разгром России – это подтверждение пророчеств Христа…Там, где нет Бога, всегда воцаряется Сатана…
Долл: – Я, после Форума попробую взять интервью у Романова. Хочу расспросить его о планах и намерениях. Он конечно хитёр, из так называемых «новых» политиков, которые много говоря, стараются тем не менее ничего не сказать, но надеюсь, что он принимает меня за своего, пусть заблудшего, но своего. Я ведь всё – таки иностранец… А пока вернёмся в «тусовку». Досмотрим этот спектакль до конца…(Уходят)

Форум закрывается…
Угаров: – Мы как организаторы Форума, благодарим всех присутствовавших за участие. Министр развития рассказал нам о стратегии и тактике правительства на ближайшие годы. Оказывается, сам президент сказал о Форуме: «Там мы будем представлять Россию, её экономику и это будет, как выставка наших достижений»
(Все дружно аплодируют)
Министр развития: – Я хочу поблагодарить всех участников и поздравить с очевидным успехом Форума. За цифрами, когда они касаются людей, всегда стоят реальные жизни. Надеюсь, что через год мы можем убедиться, что жизнь в России стала реально лучше! (Аплодисменты)
Романов: – Тут уже всё хорошее было сказано и потому я присоединяюсь и позвольте Форум считать завершенным!
Хлопает в ладоши и все начинают аплодировать…

Романов: – И последнее… В соседнем зале будет небольшой банкет для участников и журналистов… Фуршетик, так сказать…(Смеётся) Милости просим!..

Все, в соседнем зале пьют шампанское и закусывают…

Романов выходит на авансцену с бокалом. Вслед ему выходит Долл.
Долл: – Могу я, задать несколько вопросов, Семён…
Романов: – Задавайте…
Долл: – Я слышал, и здесь, и в России, мнение, что либеральные партии, и в частности ваша, становится партией вождистского типа, что членам либерального движения в России, «вожди» навязывают свою, прозападную точку зрения, которая часто обусловлена взглядами и симпатиями лидеров. Что вы думаете по этому поводу?
Романов: – Ну, во первых я так не считаю, а во вторых по тону вашего вопроса, я улавливаю некое ваше отношение, к русскому либеральному движению, и это отношение не самое благоприятное. И мне хочется вас спросить: Почему вы, англичанин и известный на Западе журналист, так симпатизируете нынешнему режиму?
Долл: – Хорошо, я отвечу! Во первых, потому, что страна при этом «режиме», наконец выбралась из долговой ямы, из этого экономического хаоса, который разрушал страну в течении последних десяти лет. Во вторых, меня во все времена привлекали идеалы равенства и братства – ведь я же верующий человек и считаю эти идеалы, основой христианства. И правильно заметили, что я симпатизировал СССР, в том, что касалось попыток, вернуть большинству людей, трудящимся, все права гражданина и человека. СССР развалился, но я считаю попытку построения такого государства равных возможностей, подвигом и преклоняюсь перед русскими революционерами, которые от слов и мечтаний смогли перейти к делу. То, что эта попытка потерпела поражение, не отменяет значения Великого Октября, для России и всего мира… Мы, здесь в Англии, ощущаем, это влияние сегодня, больше, чем сами русские, это ощущают в России... Сегодня вообще, мне кажется, наступили времена всеобщей Реставрации. Весь мир, а точнее Запад, на время впал в эйфорию сладкой, буржуазной жизни. Такой период был в конце девятнадцатого, начале двадцатого веков и продлился он недолго, до первой мировой войны… Потребительство, атеизм, в смысле неверия в идеалы, я воспринимаю, как затишье перед бурей…
Романов: – Слушая вас, я хочу вас спросить – неужели вы верите в то, что Россия без Запада сможет чего-нибудь добиться?! Президент сегодня ведёт страну по пути, который прошла Япония, за послевоенные годы, и из - за которого, она, вот уже пятнадцать лет топчется на месте. В России, прежде всего нужна демократия по западному образцу, и поэтому, мы в оппозиции к этому режиму. Если будет построена такая демократия, то будут и успехи…
Долл: – Ну, во первых, стать такой страной как Япония, думаю совсем не так плохо. А во вторых, неужели, вы Семён верите, что Россия станет такой страной как Англия? У русских людей другой характер, другая ментальность, обусловленная её нелёгкой, но достойной историей. Россия сегодня на совершенно другом историческом уровне, если можно так сказать, Россия моложе Англии на несколько столетий. То, что Россия пережила в двадцатом веке, Англия переживала в семнадцатом, восемнадцатом веках. Вы предлагаете перескочит границу в два века, через промывание людям мозгов, но ведь демократию нельзя экспортировать, без слома привычных отношений, без непредвиденного, необоримого хаоса в душах людей…
И потом, считать обязательным условием возрождения России, внедрение в ней демократии западного образца, немного напоминает мне одну детскую хитрость. Моя дочь, когда ей было двенадцать лет, просила купить ей компьютер, мотивируя это требование тем, что «все его имеют». Когда я спрашивал её об улучшении результатов учёбы, она говорила – Вот купите компьютер и сразу получите результат… На что я отвечал вопросом: Каким образом компьютер может положительно повлиять на улучшение усидчивости и увеличения времени работы с домашними заданиями? Моя дочь задумывалась и не могла ответить… А я ей объяснял, что для многих – именно компьютер служил, главной причиной плохих оценок по школьным предметам… Ведь компьютерные игры – это не школьные задания?
Романов: – Называйте это как хотите, но после кошмара социализма, мы наконец получили свободу, которой должны воспользоваться! А вместоэтого, серая инертная масса, которая составляет по моим подсчётам не мене трёх четвертей населения России, упорно не желает жить при свободе и продолжает голосовать за Президента. Вы же видите, что даже в тёмном Афганистане, выбрали новое правительство, которое управляет страной демократически…
Долл: – И вы в это верите? Откуда на ваш взгляд, наркотики попадают на территорию России. Почему в этой стране, в Афганистане, европейцы боятся выезжать за пределы столицы без военного сопровождения?! Но речь не о том… Вы невольно сравнили Россию с Афганистаном, и это ваша устоявшаяся точка зрения. Но я понимаю, что Россия, даже сегодня совсем не сравнима с любой развивающейся страной. Другой вопрос, что за время правления предыдущего Президента, страна была полуразрушена, и если я не ошибаюсь, то и вы, какое - то время были вице – премьером правительства. Иначе говоря, у вас был шанс использовать вашу идеологию, а вы только разрушили страну, и экономически, и главное идеологически. Сегодня, когда хаос наконец постепенно уступает место порядку и законопослушанию, что кстати является непременной частью демократии, вы начинаете кричать, что страна скатывается к диктатуре!
Романов: – Ну знаете, Долл, не ожидал от вас…
(Вдруг к нему подходит официант и что - то шепчет.)

Романов: – Извините меня, но… (Показывает на часы, с недовольным лицом выходит в служебное помещение. Там его ждёт Сонька… Долл возвращается в зал…)
Сонька: - Семён Михайлович! Спасите моего отца! Его вчера русские бандиты увезли неизвестно куда… Вы всё можете… Я читала, что вы с баронессой Татчер встречались… Сделайте что-нибудь, умоляю вас!!!
Романов отстраняет её руки: – Милочка! Но что же я могу сделать? Это ведь Лондон, не Москва… Здесь газетчики, как псы накинутся и тогда скандал… Вы же понимаете, что это дело полиции, а не политиков… И потом я вашего отца мало знаю. Да, я был у вас в гостях… Но ведь я политик. Мне надо знать, как люди живут! И потом я сегодня уезжаю… Нет! Нет! Прощайте…

(Романов уходит поспешно. Подходит охранник Романова и уводит Соньку…)
Васильев и Долл на авансцене…
Долл: – Только, что разговаривал с Романовым и показался себе немыслимым оптимистом… Вот так всегда! Когда разговариваю с пессимистами, то становлюсь наивным оптимистом…
Васильев, меняя тему: – А что вы скажете о Форуме, о «светлом» будущем, нарисованном министром эконом развития?
Долл: - Что-то я не очень верю в процветание России. Как разворовывали страну, так производство падало по двадцать - тридцать процентов в год, а как строить – так на три – пять процентов прирост обещают. И потом, эти проценты пойду в карманы «новых русских» во главе с олигархами… Тому же Михайлову! А он на них, здесь в Англии, купит себе дом миллиончиков за двадцать и какую-нибудь яхту миллиончиков за тридцать… Главные олигархи уже подкопили денежек и им сейчас власть подавай, чтобы народом управлять, а не только компанией. Говорят этот Петров, просто перекупил пятерых известных людей из Романовской партии…
Васильев: – Тут в Лондоне, говорят, что появился очередной перебежчик из ФСБ - Калягин… Он говорит, что ему в ФСБ поручили убить Алексеева, а он не захотел убивать…
-А мне кажется, что тут интрига самим Алексеевым закручена. Это своеобразный Остап Бендер в сегодняшней российской политике. Он фантазирует, как фонтан – неостановимо. Фильму какую-то скандальную сделал в Голландии о ФСБ. Говорит, что Президент падёт в конце этого года…
Долл: - Я в России уже полгода не был. Но каждый приезд вижу, что богатые становятся всё богаче, а бедные беднее. И я знаю, что многие уже недовольны президентом. Молодёжь всё видит и бунтует. Нацболы, вот – вот станут самой популярной молодёжной партией. А бритоголовые чёрных бьют. Так в Германии было, когда Гитлер понял, что на волне недовольства западной политикой, можно народ науськать на евреев и коммунистов… Но главное - сумма зла в России начинает зашкаливать… Тут и война и кровь в Чечне, тут и обнищание и обезбожение, безыдейность народа, бандиты, взятки…
Васильев: – Слушайте Долл! Откуда вы всё это знаете. Обычно западные корреспонденты ничего в российских делах не понимают, а только твердят как попугаи: Демократия! Демократия!
У вас наверное в Москве мудрец - советник появился…
Долл: – Нет! Я просто люблю Россию и стараюсь больше говорить с простыми людьми…
Потому что наверху, много врут, привычно и скучно. Вот как сегодня Романов. Ему же чем хуже в России, тем лучше для него. Он же к власти рвётся. Типичный образованец. Научился болтать языком. А внутри пустота. Вот он и делает свою карьеру на неудачах и горе людей. Как ворона каркает - А я что вам говорил? … У меня впечатление, что у него на душе хорошо, только если в России что-то страшное случается. Тогда он на виду. К нему все западные журналисты бегут за комментариями. Он для них свой. Вот он и отрабатывает, старается…
А народ жестокую, но правду говорит. Недаром же у русских поговорка есть «На всякого мудреца - довольно простоты».
Васильев: - А Михайлов - это новое поколение олигархов и уж он -то будет к власти пробираться точно. Им уже денег одних мало. Надо как в Южной Америке - деньги и власть. Они ведь все начинали из «грязи»: кто-то библиями приторговывал, которые бесплатно, в виде гуманитарной помощи приходили, кто-то цветами торговал…Во власти они начали с того, что за большие деньги Ельцина из «низа» вытащили в 1996 году, на выборах президента! А потом, как плату за услуги, стали своих людей во власть проталкивать. Теперь они хотят переделать законы под себя, защищая награбленное…
Если в семнадцатом году грабили меньшинство от имени подавляющего большинства, то сегодня контрреволюционеры грабят от лица подавляющего меньшинства… Тут никакие законы не помогут. Рано или поздно вспыхнет русский жестокий и безжалостный бунт…
Долл: – Да я знаю, что многие из них бывшие комсомольцы. Они предали своё прошлое и потому люто ненавидят тех, кого предали… Это психология. Об этом феномене ещё Достоевский говорил. Они лгали тогда, при коммуняках, но лгут и сейчас. Ложь – это привычное состояние их души. Они попирают все законы и прежде всего христианские: не убий, не укради, не клянись… Поэтому их идеология агрессивно антихристианская. Они – новые фарисеи, которые раз за разом предают Христа… Страшные люди!
Васильев: – А вы оратор. Вас бы в нашу Думу! (Смеётся) Но если серьёзно, то я с вами согласен. Михайлов вообразил, что он, вместо монастыря, где разбойники на Руси грехи замаливали, может попасть в президенты… Такова тактика бывших комсомольцев. Они ведь злостные атеисты были и есть. Их главный принцип - полный нравственный беспредел, когда добро и зло, благодаря либеральной болтовне, смешивается в одну кучу. Часто, ведь это делается бессознательно. Инстинкт выживания срабатывает. А в этой куче потом пойди разберись, что правда, а что ложь… Ну а что Долл , вы о Алексееве думаете?
Долл: - Алексеев это вечный русский тип… Точнее тип русского еврея. Если бы он на сто с лишним лет раньше родился он может быть стал бы известным революционером… Это такой «энергетический тип», как сегодня говорят. А может быть – это реинкарнация Льва Давидовича Троцкого. Характеры уж очень похожи да и психология та же. Некая форма эгоистического альтруизма. Но в этом смысле, все политики похожи. Конечно человек он незаурядный. Но тут, очень важно, куда эти дарования направлены… Интересно перед смертью будет он каяться?
Васильев: – Ну, с вами очень занимательно говорить… Однако надо пойти чего-нибудь перекусить. «С утра не емши» – Смеётся…
Уходят…

На их место приходят Романов и Алексеев.

Романов: – Хорошо, что вы Абрам Борисович понимаете значение тактики и стратегии в политике. Вот например, сегодня нам очень важно, что олигархи на нашей стороне…
Если победят красно-коричневые, то демократии в России конец, а олигархов, повесят на берёзах – извините, на деревьях повесят, как в революцию буржуинов вешали! А деньги и банки у них отнимут. Поэтому вы за нас сегодня. И деньги потому даёте. Если коммунисты вернуться к власти, то нам и вам припомнят и расстрел Белого Дома, и приватизацию, и закон о земле…
Так что нам теперь нельзя расставаться. А вместе вы и мы - большая сила. Да и Запад нас поддерживает небескорыстно. Россия это такой громадный , неосвоенный рынок…
Алексеев: – Эх, Семён…Если б вы знали, как я хочу в Россию?! Кто я здесь? Богатый русский еврей! Меня здесь никто не знает!
Романов: – Ну, вы скромничаете…

Алексеев не слушает: – А там я был известен, меня каждая собака знала… Таких как я здесь тысячи, а там я был королём. Меня не любили, но уважали. Даже мои враги. А здесь любой полицейский меня в кутузку может отправить за превышение скорости… Недавно в театре был с молодой женой. Так капельдинер заставил пересесть на свои места, через ряд… И я пересел. Не будешь же ему объяснять, кто я такой был в России… Иногда, я очень хорошо понимаю, что чувствовал Троцкий в Мексике, в изгнании…
Романов: – Да! Если бы не Запад, то в России давно бы уже всё назад вернулось. Народ нас ненавидит. Так наверное рабы, в древнем Риме, ненавидели своих господ. Америка нас поддерживает и сейчас они Россию не боятся. Но если коммунисты вернуться, то Америке придётся на Россию оглядываться. Они и войну в Корее помнят, и Вьетнам… В Корее, я недавно читал в историческом журнале, советские лётчики потеряли около трёхсот самолётов, а американцы почти две тысячи. Это соотношение им до сих пор покоя не даёт. Хотя в Афгане они реванш взяли… Но это уже не тот Союз был. Вообще если вглядеться, то они тоже дел наворотили за последние годы. Ведь Аль-Кайда была делом их рук. Но иногда собака больно кусает своего хозяина… (Слышен звонок мобильного телефона…)

Алексеев: – Извините Семён… Алё! Алё! Мила! Это ты? Извини родная, не узнал! (Слушает) Мила, родная! Только никакой эйфории… (Слушает) Нет, нельзя, даже на полчаса! Ты ведь знаешь – они звери! Скажи всем своим, что пока не составили новое правительство – нельзя расслабляться! (Слушает) Да, да дорогая. Мы их пользовали и будем пользовать! (Слушает). Ну всё дорогая, у меня тут тоже важный разговор… Передай всем – я очень доволен… Но умоляю, никакой эйфории… (Закончив разговор прячет мобильник). Это из Братской страны. Одна милейшая дама – политик… Но извините Семён… Так о чём мы говорили?
Романов: – Я говорил, что собака иногда кусает хозяина…
Алексеев: – А, вспомнил… Я думаю, что нам тоже придётся от Америки уходить. Мне тут один умник свою теорию рассказывал о кризисе Запада. Правдоподобно получается… Но думаю это уже будет тогда, когда нас с вами не будет…
Ну пойдёмте, выпьем что ли, водочки. Надо отметить удачу. Демократия победила ещё в одной соседней с Россией стране… Плевать на печень. Однова живём!

Уходят…
Калягин и Салацкий, Продолжают беседу в соседней комнате…
Салацкий: – Я помню как Ельцын к власти в Москве пришел. Горби, тогда его хотел использовать против старых поллитр-бюрошников… А потом всё не в ту сторону покатилось. Да и какой Горби стратег. Ему бы в доме отдыха для парт номенклатуры, директором ресторана служить…
(Смеётся.) Холодная война была проиграна ещё и потому, что система стала на «верхи» дураков беспринципных поднимать. Вот тут и вынырнул Горби, а потом и Ельцин… Ельцин и его «семья» в конце, уже по мелочи стали «брать» из казны. Сами брали и другим давали…
Калягин: – А американцы по Верховенскому действовали… Помните у Достоевского в «Бесах»: «Разврат пустим. Слухи…» Они не смогли силой победить так подлостью достали. А почва уже для этого была готова. Хрущёв начал, а этот болван Горби докончил. Его американцы, как пешку использовали… «Горби, Горби!» Вот «комбайнёр» и клюнул на лесть! Он им Союз без боя сдал, а сейчас возглавил либеральную партию и макароны в Америке рекламирует. Лысая башка… Вот до кого братве надо добраться. Какую страну сгубили… Два сапога, пара– он да Ельцин. Одна школа – бывшие комсомольцы…С другой стороны, Гришин или Романов, тоже не герои - большевики… Как - то так получилось, что носителями «великой идеи» стали самые посредственные люди. Думаю, что подлинная демократия- это когда выборы, а потом кандидатов представляют совету Умнейших и Честнейших людей страны и тогда уже, выбранный будет оптимальным кандидатом… И голосование в Совете должно быть тайным. Умные люди – всегда вежливые люди. Они будут бояться, кого-нибудь прямо, в лицо обидеть…
Сцена поворачивается … Другая комната… Сцена продолжающегося разговора Долла и Васильева…
Васильев: – Вот вы Долл, любите Россию за страдания, за неравнодушие. Но вы кажется не понимаете, что наряду с этим, столько моральной грязи сейчас в народе… Началось всё с образованцев. Они, повторяя как заклинание, «мы русская интеллигенция», развратились куплей продажей вначале сами, а потом и народ развратили…
Долл: – Ну допустим, я знаю в России много настоящих, интеллигентных, культурных, добрых и благородных людей. Вы тут перебарщиваете, мне кажется…
Васильев: – Может быть. И я бы рад заблуждаться. Но к сожалению, похоже, что здесь я прав…
Я сам, не москвич, из простой, рабочей семьи. И в Москве, когда я туда попал, мои друзья были из «интеллигентных» семей. Они были, как я сейчас понимаю, лжецами по воспитанию. Их с детства научили говорить одно, думать другое, а делать третье… Они обожали тогда иностранцев и Запад в первую голову. Мне бросилось в глаза их неискреннее отношение к иностранцам. Здесь была какая-то смесь хитрости, пренебрежения, зависти и поклонения пред всем иностранным… Корни тут уходят ещё в эпоху Петра, но главная ложь, конечно в лицеприятии. Принимают иностранцев хорошо, но потом - то, «сахар взвешивают» и думают - а что можно с них сорвать. …
У образованцев был какой-то комплекс, который при иностранцах проявлялся. Они вдруг начинали ненавидеть Союз и постоянно с завистью смотрели на Запад или хотя бы в прошлое. Но самое главное, что они, ни настоящего Запада, ни настоящего прошлого и знать не хотели… Мне кажется, что это всё в образованцах от атеизма, от нравственного невежества…
Долл: – Да, я знаю эту странность моих русских знакомых. Им почему - то казалось всегда, что на Западе люди, как сыр в масле катаются. Мне как раз всегда казалось, что в Союзе жили более осмысленной, неэгоистичной жизнью…Бедно, но достойно. Насколько я понимаю, зараза лицеприятия и лицемерия началась в семидесятые годы. И большую роль тут сыграли «пропагандисты – фарисеи». Они отоваривались в спец распределителях и призывали к энтузиазму, сами же «ударялись» в «монархизм», или в «демократию». А народ голодал и копил злобу и равнодушие… Помните, Христос говорил: «На людей взваливают ноши, неудобоносимые, а сами пальцем не пошевельнут…»
Васильев: - Я знал одного русского киношника, очень неглупого, который сделал фильм, страшный и правдивый о расстреле Ельциным Белого дома, и назвал удивительно точно: «Время негодяев».
А потом сделал пропагандистский фильм, о Николаевской России и назвал его: «Родина, которую мы потеряли». Как в одном человеке уживается это всё вместе? И ведь он уверен, что любит Россию. Он, я думаю, просто не хочет понять, что если бы не революция и не гражданская война, то эта бессмысленно жестокая, рабовладельческая монархия, привела бы Россию к аннигиляции. Вспомним Австро-Венгрию…
Долл: – Образованцы действительно идеализируют Запад и монархию, и никак не хотят поверить, что христианство- это религия бедных, простых людей… Во всяком случае это было тогда, когда христианство было подлинным. Сегодня, а ещё раньше при Николае, христианство к сожалению во многом стало фарисейством, верой лавочников…
Васильев: – Тут я согласен. Сейчас я вижу в России нечто, похожее на Иерусалим, времён Христа… Очень много богатых или чиновных негодяев, которые не верят ни в Бога ни в Чёрта. Есть Золотой телец – деньги, а это, по их душевной скудости, и есть главная цель и смысл жизни…
Они возродили бандитизм и рабство в России и называют это демократией. Они устроили в стране хаос, по сути убили и убивают миллионы стариков и детей, но уверяют себя и всех, что они верят в Бога. России, с такими предателями истинной веры ещё предстоит пережить нечто похожее на 70-ые годы от рождения Христова в Иерусалиме, когда он был разрушен римлянами и сравнен с землёй. Придётся заплатить за ложь и лицемерие очередного предательства Христа. Это даже не божья кара, а восстановление человеческой справедливости…
Долл: – Ну вы тут нарисовали Новый Апокалипсис. Думаю, что все не так плохо, как вам кажется…
Васильев: – Поверьте Долл, у меня сердце болит ночами и я спать не могу, когда бываю в Москве. Видеть этих нищих, беспризорных детей в метро и около подвалов - тяжело. Но видеть этих «новых русских», богачей с кастрированной совестью и понимать, что от этих нравственных уродов зависит будущее России - ещё тяжелее. Если бы я был молод сейчас, то наверное, пошёл бы с ними воевать. Но как воевать со всем народом, который не хочет понимать своей ответственности за судьбы своих детей? Поэтому я так мрачно настроен…
Долл: – Будем верить в лучшее…
Васильев: – Вы Долл, всё таки более русский человек, чем я…
Долл искренне благодарит: – Спасибо, на добром слове…

Сцена затемняется и через некоторое время мы видим ту же комнату, но с другими участниками. Это Романов и Алексеев. Позже входит Калягин…

Романов продолжая разговор: – И вот мы на секретном политсовете решили, что нам, для самозащиты, надо внедрять наших людей в МВД, в дипломатию и даже в ФСБ… Рано или поздно они пригодятся. А энтузиасты есть. Кому не хочется побыть Штирлицем несколько годков? (Смеётся)
Алексеев: – Это правильный ход!
Романов отхлёбывает шампанское: - Ну, а вообще, я начал уже уставать от российского беспредела: заказные убийства, война в Чечне… Того и смотри, что меня какой-нибудь шизофреник «закажет». И ведь замочат, рука не дрогнет… Я, как то слышал, что и у вас бывали приключения?
Алексеев: – Да что говорить… (Вздыхает). – До сих пор не могу забыть, как моему водителю, голову оторвало, во время взрыва машины… Время было страшное!
Романов: – Вот и подумаешь, стоит ли жить так… За границу выедешь – люди улыбаются, жизнь кипит… А там…
Алексеев: – А вы давайте сюда… В изгнание… «Либеральное единство» собирается, здесь в Лондоне сделать правительство в изгнании, наподобие «теневого кабинета», в английском парламенте… Мы вас сделаем премьером. Опыт у вас есть, как политический, так и административный. Яблокова мы бы не пригласили. А вас с удовольствием…
Соглашайтесь… Я вам особнячок, для заседаний правительства подарю. У меня тут есть знакомый, который дома покупает и продает. И вам домик, по символической цене сделаем…
Романов меняет тему: – Я начинаю догадываться, кто этот знакомый… Если это Майкл, то я только что узнал, что его русские бандиты похитили и требуют выкуп!
Алексеев: – Не может быть! Я проверю… Человек нужный нам здесь. И всё-таки… Как насчёт невозвращенства?!
Романов: – Надо подумать… Я вижу – идеи либерализма живут и побеждают… (Смеётся… Допивает шампанское.) - Ну я ушел. Мне… мне ещё надо поработать… (Уходит…)
Алексеев по мобильному телефону набирает номер: –Пётр Иннокентьевич? Это Алексеев… Не могли бы вы на минутку ко мне подойти…
Входит Калягин: - Вы Абрам Борисович хотели меня видеть?
Алексеев: - Пётр! Есть срочное дело… Надо узнать где и что с Майклом Петровым… Мне только что Романов сказал, что его похитили и хотят выкуп получить.
Калягин: – Бандюки?

Алексеев: – Да, русские… У вас же наверняка связи остались. Вознаграждение гарантировано… (Смеётся).
Калягин: – Хорошо. Я сейчас же займусь… (Уходят. Сцена затемняется…)

Действие четвёртое.


Бандитская квартира. Алексей ходит по комнате. Говорит Майклу, привязанному к стулу: - Ты молись гнида, чтобы всё хорошо прошло. Бьёт его по щеке…
Звонок по телефону. Алексей настороженно берёт трубку, слушает. Потом радостно кричит: - Лады, Вишня. Я жду и закусь готовлю! Проходит мимо Майкла на кухню – Ну твоё счастье сучара! Всё вроде обошлось!
Через некоторое время…
Звонок в дверь. Алексей проходя через комнату: – Что они от радости о своих ключах забыли? Или уже поддатые? (Выходит в прихожую).
Дверь в коридоре открывается. Слышен шум борьбы и хлопки выстрелов. Спустя мгновение входят двое, втаскивают тело Алексея и бросают в углу. Появляется Калягин: - Пока всё идёт по плану. Остальные, вот-вот должны появиться с денежками…
Майкл кричит в своей комнате: – Что случилось! Я всё сделал, как вы просили!
Калягин входит: Привет Майкл…
Майкл: – Ох! Это вы Пётр Иннокентьевич… Я думал они меня убивать идут! (Плачет)

Калягин вздыхает: - Как они вас! … Потерпите немного и вы будете свободны. Алексеев попросил меня заняться вашим делом. Я напряг своих людей и они выяснили где, кто и зачем. Мы сейчас ждём остальных с деньгами…
А они не спешат… (Смотрит на часы) Наверное решили на радостях половину винного магазина закупить. Узнаю русскую натуру…
Из прихожей слышен звонок. Калягин Майклу: – Сидите тихо! Его сообщники за ним (Выходят в коридор. Снова шум борьбы. Негромкие хлопки выстрелов. Втаскивают тела Вишни и Ивана… Вишня ещё жив). Хрипит: - Ах, сука Боксёр!!! Решил заложить нас и денежки хапнуть!
Потом видит тело мёртвого Алексея и вновь хрипит: – Вы сучары пожалеете… Братки из вас ремешков нарежут!
Калягин своему человеку: – Кончайте!
Напарник подходит к Вишне и стреляет дважды в голову…
Калягин смеётся – Узнаю школу!
Потом открывает сумку с деньгами… Отсчитывает горку пачек одному, а потом второму…
- Это, как договаривались. По сотне тонн каждому…
Обращается к Майклу: – Надеюсь вы не против… Ваша жизнь того стоит. Потери в деньгах совсем невелики…
Приказывает: – Развяжите!
Майкл встаёт с кресла и тут же падает на колени перед Калягиным: – Я за вас молиться буду!!!

Калягин поднимает его. – Не за меня… Молитесь за Алексеева… (Достаёт из шкафа длинный плащ) – Одевайтесь!..
Калягин говорит своим людям – Мы уйдём, а вы чуть подождите, уберите здесь всё и тоже уезжайте… И эту рвань – показывает на тела бандитов - тоже уберите. Куда обычно…
Уходят. Калягин поддерживает Майкла, который молча плачет, вытирая слёзы рукой…

Сцена затемняется…

Дом Майкла, несколько недель спустя. Вечер. Пьют шампанское… Алексеев. Калягин. Майкл. Элла. Сонька…
Алексеев: – Мне Романов сказал. Я сразу позвонил Петру Иннокентьевичу, и все пошло. Надо благодарить КГБ, что у них здесь всё было так поставлено. (Смеётся). Это единственная организация которая в Союзе, действительно работала…

Майкл: – Я вам по гроб обязан и постараюсь вам помогать, как смогу… Я конечно маленький человек… (Кланяется Алексееву и падает на колени перед Калягиным).
Калягин: – Ну, ну!.. Майкл. Мы ведь русские, должны помогать друг другу. (Поднимает Петрова с колен) Но мне хотелось бы, чтобы все здесь присутствующие забыли об этом случае… И конечно, чтобы никто не узнал об этом на стороне. Нам всем не нужны лишние расспросы и разговоры…
Алексеев: – А как вы это сделали?
Калягин: – А это Абрам Борисович даже для вас секрет. Будем говорить – профессиональная тайна…
Сонька отводя Калягина в сторонку: – Пётр Иннокентьевич. Можно, я буду называть вас Петя?

Калягин улыбается: – Разве я могу вам отказать?
Сонька: - Вы для меня олицетворение всех положительных качеств мужчины. Я хотела бы с вами познакомится поближе… Мы можем с вами, где-нибудь увидеться? Здесь слишком шумно… Может быть поужинаем вместе. А потом побудем где-нибудь вдвоём?
Калягин: – Почему нет! Но предупреждаю вас - я неинтересный человек. Для меня работа на первом месте. И потом - я женатый человек. У меня дети…
Сонька: – Но мы и не будем встречаться каждый день…Думаю, что имея такого мужчину, я смогу теперь спокойно заниматься хозяйством, зная, что вы есть!
Калягин: – Ну, мы посмотрим…
Сонька оглянувшись, прижимается к Калягину: - Здесь в Англии, всё очень демократично. Для кого - то наркотики это яд, а для продвинутых - это норма. В ночных клубах все глотают экстази и ничего. Секс обостряется и никаких последствий: ни похмелья, ни головной боли на утро… Говорят, половина клерков в Сити кокаин нюхают… Полушепотом: - Если хочешь – можем уколоться…
Калягин: – Извините, Софья, но я сегодня не в форме…
Сонька: - А дозу если очень нужно, можно прямо на улице, в Брикстоне купить. Если конечно тебя уже знают. Едет мальчик на велосипеде, заглядывает в машину и спрашивает: «Кен ай хелп ю?».
Калягин: – А вы пробовали уже так покупать? Это ведь опасно!
Сонька: – Да ничего страшного! Зато после дозы, трахаться одно удовольствие!
Калягин смеётся: – Надо будет как-нибудь жену подговорить…
Сонька обиженно: – У жены не получится. Это только у молодых такая реакция… Кстати. Не хотите прямо сейчас косячок забить? У меня есть немного зелья…
Калягин: – Нет. Сегодня ещё много работы. Как-нибудь в другой раз…
Сонька: - Ну как хотите! У меня уже внутри горит. Надо курнуть, а потом может быть и уколоться…
Уходит на второй этаж…
Входит Майкл. Спрашивает Калягина: – А вы Софью не видели?
Калягин: – Она наверх пошла… (Уходят)
Через время Сонька покачиваясь спускается по лестнице. Чтобы не упасть держится за поручни. Сама себе говорит: – Тебе надо посидеть!
Садится на нижние ступеньки лестницы, зажимает голову руками…
Подходит Майкл: – Софья! Ты не здорова? Пойдём, я провожу тебя в спальню…
Сонька – Отстань, фазэр! Мне сейчас хорошо!

Майкл настойчиво: - Пойдём, пойдём, дарлинг! (Берёт её за плечи и уводит наверх).

Калягин Алексееву: – Бедные родители. Я знаю, её уже очень трудно вылечить. Зависимость в последней стадии.

Алексеев: - Жаль Майкла. А с виду такая благополучная семья…
Появляется Элла и Майкл. Элла: – Мы тут накрыли небольшой ужин. Не откажитесь перекусить с нами. Вы пока будете садиться, а я пойду на кухню, проверю. А то эти стервы всегда что-нибудь напутают. Прислуга - всегда прислуга. Особенно русские… (Уходит)
Алексеев Майклу, отводя его чуть в сторону: – Я имею к вам одну просьбу. Я тут договорился с одним важным человеком, сделать ему дом в Челси и пообещал ему, что это будет совсем недорого. Не сможете ли вы мне помочь…
Майкл: – Ну что вы, Абрам Борисович. Я сделаю это, когда прикажете. Я как раз присмотрел домик спален на пять, шесть… В том районе… Рядом парк. Набережная, тихо… И конечно никаких комиссионных. Только по себестоимости. А это мягко говоря недорого, по здешним ценам…
Алексеев: – Ну вот и замечательно. Кстати… А почему бы вам Майкл, не вступить в наше Либеральное единство. Мы тут пользуясь английским гостеприимством, собираемся открыть отделение нашей партии, здесь, в Лондоне… Вы ведь работали в системе Минздрава в прошлом.
Майкл: – Да был грех.
Алексеев: - Ну вот и хорошо. Очень может быть, что в ближайшее время опыт вашей работы в госструктурах нам потребуется.
Подводит Майкла к рампе: – Есть задумка создать правительство в изгнании. Знаете, что-то похожее на теневой кабинет, только за границей…
Майкл: – Это большое доверие. И идея потрясающая…
Алексеев: – Да от вас пока ничего не потребуется. Наше правительство, будет критиковать действия чиновников в России… Ну а потом, если они всё развалят, то мы туда… Въедем… На белом коне… (Смеётся)

Телефонный звонок слышится из другой комнаты. Отвечает Элла…
Потом входит и говорит: - Извините Абрам Борисович… Майкл! Тебя какой-то болтливый клерк, из банка, спрашивает…

Майкл уходит и разговаривает за стеной. Затем входит и заикаясь говорит, пошатываясь: - Если я… Если я правильно понял… Он говорит… Мой банк обанкротился… А я… А я рассчитывал на большие проценты?

Алексеев: – Майкл! Вы не переживайте… Сейчас, главное, хорошего адвоката нанять… (неожиданно переходит на ты) - И я тебя научу, что потом делать…

Сцена затемняется. Занавес…

Сонька одна в своей спальне. Сидит на ковре и разговаривает сама с собой: - Они танцуют… Да так весело!!! Слоны, а какие грациозные… Я тоже хочу! (Пытается подняться…) С удивлением: – Я не могу встать!.. Вот чудеса! Ну ладно! Я так полежу!
Входит Элла: – Сонька! Я тебе сколько раз курве говорила – ты достукаешься с этой отравой… (Пытается поднять её на ноги).
Сонька вяло сопротивляется: – Не тронь меня, мазер! Эти слоны так добродушны, и так неуклюже пластичны! Кричит: - Отстань от меня!
Потом вдруг падает на пол с размаху, стонет и кричит: – Я умираю! Помогите! Какая боль!!!
Элла обнимает тело дочери, плачет и кричит: – Да будь всё проклято!!! Она умирает! Деточка моя! Солнышко мое, потерпи! Я вызову скорую! Будь проклята эта жизнь!
Вбегает Майкл: – Тише! Тише! Гости услышат… Ну что тут у вас?
Элла: – Она умирает! Вначале танцующие слоны, потом смерть! Я вызываю скорую!
Майкл, - Нет! Только не это! Они же сразу полицию вызовут! А это скандал! Подумай о моём бизнесе!
Сонька в бреду: - Тише… Я умираю… Какая боль!
Элла кричит на Майкла: – Ну что ты стоишь! Делай что-нибудь, старый дурак! Ты ведь врач!!! Ты сука, деньги копишь, а о нас не думаешь! Ну! Делай что-нибудь. Идиот!
Майкл: – Не кричи… Мне надо на секунду к гостям… Я потом! Потом! (Убегает)
Сонька переворачивается на спину и затихает…
Элла стоя на коленях обнимает её тело и кричит: - Доченька! Доченька!!! (А потом громким шепотом) Она умерла!!!


Занавес…

Осень. 2002 года…Лондон.

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 122
© 14.02.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-1905525

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1