Сказ седьмой - И в аду люди тоже живут.


Сказ седьмой - И в аду люди тоже живут.
СКАЗ СЕДЬМОЙ
И в аду люди тоже живут…
12.
Так попал матросик в ад.
Жизнь – не жизнь, а жизни рад.
Жарили, в смоле купался,
Всё же духом не сломался…

Но об этом дальше сказ –
Перекурим мы, в сей час.
С мёдом чай попьём немного,
Вспомним рай, помянем Бога,
Перекрестим лоб на Спас
И продолжим наш рассказ…

После первого привета
Внял матрос: «Не шутки это!»
Бесы, будто басурманы,
Жизнь лишат без ятагана.
Только, словом поперечь,
Мигом головой-то в печь!
Или вдруг посадят к гадам,
В клеть стальную голым задом…
Или вот ещё такое –
В чан, наполненный смолою
Заставляют приседать –
Вспомнишь Господа и мать!
Богоматерь тоже вспомнишь…
Тятьку, всю родню припомнишь –
Как устроят сабантуй,
Хоть молись, а хоть кукуй,
Хоть судьбину догоняй;
Не успеешь, – не пеняй…

Если черти обкурились,
Обожрались и упились,
Вот тогда помянешь Бога –
Эх, свободы бы немного!

Было так: концом обвяжут,
Толком ничего не скажут,
Ткнут под зад и на болото,
Чтобы там таскать чего-то…
Свет не мил и жизнь постыла.
В жилах кровь давно застыла,
А ты пыжишься, пыхтишь –
Тянешь топями камыш.
Воз огромный, с бастрыком,
С козлом-бесом, с ездоком,
Коль дотянешь, – будешь рад.
Вот что значит бесов ад!
13.
Пронька жив-то и остался,
Что умён был и старался;
А не-то, дружище мой,
Поплатился б головой…

Как кормили? – страшно вспомнить…
Как такое не запомнить?
Бесенята средь болот,
Лягушат наловят – вот,
Всяких мерзких водных тварей
И несут с блаженной харей…
А все грешники-то, люди,
Жрут ту нечисть не на блюде –
Прямо на земле гнилой,
А потом с души долой!

Ох, ребята, уж не знаю,
Как дожил матрос до краю?
Даже в турках, говорят,
Плен был раем для ребят…

Жили в погребе вонючем,
С ветром северным, колючим,
Грешных душ как той селёдки,
И на всех сто граммов водки.
Лечь нельзя… все спали стоя:
Меньше храпа, больше воя;
Чуть забрезжит над болотом,
Снова гонят на работу…
14.
Жизнь в аду текла безбожно,
Но и там привыкнуть можно.
Люд свыкается везде:
В счастье может, и в беде;
Лишь бы был кусочек хлеба,
Да клочок дневного неба,
Да водицы свежей жбан –
Вот уж и живёшь как пан.

Приловчился жить и Пронька.
Оглядевшись потихоньку;
Догадался наш моряк:
«Хоть и сущий здесь бардак –
Стоны, вой и там, и тут,
Но, однако же, живут.
Проживу и я как можно;
Коль в раю было возможно –
С ангелом же пил-курил,
И отменно, впрочем, жил.
А в аду и то подавно –
Есть табак, вино и славно!
Вон как, черти-то бытуют;
Есть и те, что не лютуют.
Проживу уж как-нибудь» –
И вздохнул на полну грудь.
15.
Обступили Проньку черти –
Страх и ужас! – уж поверьте.
«Ну, матрос, пора в котёл!
Что-то ты обличьем квёл?
Полезай живей и грейся,
Только там не перегрейся, –
Чтобы не было беды!
Да смотри: не пей воды!»

Усмехнулся наш матрос,
Вздёрнул вверх курносый нос:
«Мне не страшен ваш котёл!
А обличьем я не квёл!»
И как будто, между прочим,
Перевёл он сини очи
На играющих чертяк –
Те играли на пятак.
«И смолой-то не стращайте,
Карты скинуть приглашайте»
Бесы же ему в ответ:
«Да куда тебе уж – нет!
Что на кон поставишь ты –
Свои драные порты?
Или может быть рубаху
Заложить готов со страху?»
Рассмеялись черти грубо,
Сели вкруг стола из дуба –
Карты стали раздавать –
«Ну, садись! Ядрёна мать!»

Сел матрос на кромку ранца,
С видом гостя-иностранца,
И на смех лихим чертям:
«Вот, волшебный ранец вам!
Всё исполнит мой сундук,
Так что ставьте свой рундук!»
Посмеялись дружно черти –
Рожи наглые – поверьте,

 И поставили на кон
 Ларец – полон денег он.
Поднялся тут гам и крик,
Пляски, музыка и зык –
Главный бес взревел как лев:
-Проиграешь, сядешь в хлев!
Там в холодной конуре

 Позабудешь об игре!
Разорвём его, братва!
- А, вот это уж едва!



 16.
Началась игра на славу!
Рёв стоит на всю державу,
То бишь на подземный ад,

 Даже Главный чёрт не рад.
Ватой заложил он уши,
Чтобы вой чертей не слушать,
Зато Пронька, наш матрос,
Так и держит кверху нос.
Шум и гам три дня, три ночи,
А без сна померкли очи.
Главный бес весь ларь спустил,
Даже Старый чёрт грустил:
«Жаль ведь общее добро!» –
Водки выпил аж ведро.
Вновь чёртёнка отослал,

 Чтобы денег тот искал.
Проигрались в пух и прах;
Обуял и беса страх –
Пред чертями опозорен,
Честь проиграна – разорен!
И опять взревел как слон:
«Не матрос, апостол он!
Разорвём! Съедим его!»
А матрос: «Ой, кто кого?»

 Тут же ранец ухватил,
За круты рога, схватил
И засунул внутрь беса
Для большого интереса.
Черти жутко испугались,
В страхе живо разбежались.

 А матрос наш, парень хват,
Ранец ухватил и рад;
Шевельнул мозгами лихо
И в смолу свой ранец тихо…

 Нету Главного в аду,
Жутким бесам, на беду.
Главный бес в смоле сварился,
А матрос наш оживился:
«Вот теперь мы поживём!
Будет стол и будет дом!»
17.
Ад – бардак, а бесы – звери!
На замках у них все двери;
Но однажды повезло –
Шлют в соседнее село:
Самогону для чертей
Велят принести скорей;
Маков зрелых, мухоморов,
Конопли отменной ворох;

 Сала, хлеба, сахарку,
Чай, для взвара чифирьку.
Тройку моряков послали;

 В путь-дорогу наказали:
«Нога здесь, другая там!»
А в округе пьяный гам…
В тройке той и Пронька наш,
Мыслит: «Вот и всё, шабаш!
Был в аду, в раю, на море,
Всё познал: Чуму и Горе,

 Нынче выйду на свободу,
Самому себе в угоду!»
И покинул Пронька ад, –
Чист душой и сердцем рад…
Старый чёрт конвойным был,
Он дорогу позабыл –
Всё блудил: туда-сюда…
И завёл – кругом вода.
Там же чёрта утопили,
Сами на руках поплыли…
Сник матрос – не дотянуть!
Стал на помощь звать – тонуть…

Свет померк над головой:
«Не попасть уж мне домой!
Не увидеть край родимый,
Сад вишнёвый, лес зимой…
Не попить чайку с дружками,
Жёнку больше не любить!»
Разошлась вода кружками…
«Ох!» – взмахнул моряк руками
И пошёл сомов кормит…»
vvvvvvv










Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
© 14.02.2017 Юрий Сосновский

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1