Достоевский: "Путин восславит Вседержителя?"


Столетие Февраля … вспомним? А может, лучше задумаемся, откуда «завьюжило», дабы катастрофа не повторилась? Ведь, перефразируя, мы «предостережения пророков – не храним, убьемся насмерть – плачем», при этом «мы Историю не пишем; а вот о том как Предки говорят».
Сенека: «Пусть мы выслушали, какую меру надо соблюдать в уважении богов – все равно мы далеко не пойдем, если не постигнем умом, каков есть бог – всем владеющий, все ниспосылающий. Незачем ни простирать руки к небесам, ни просить прислужника в храме, чтобы он допустил нас к самому уху бога, как будто тот лучше услышит нас: ведь бог близ тебя, с тобою, в тебе! Какой бог? Где? Он – в душе! Он производен от всех добродетелей людских!».
Задумайтесь: если бы люди «постигли умом каков есть бог» - возможен был бы Февраль – Майдан - ИГИЛ? А ведь еще Моисею Господь говорил, что не знает, куда еще и как бить человеков, дабы они убоялись Его – Господа Бога Вседержителя - и услышали.
Пушкин: «Про все это сказано в книге, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира; книга сия называется Евангелием. Если люди, пресыщенные миром или удрученные унынием, случайно открывают ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружаются духом в ее божественное красноречие».
Задумайтесь: если бы люди «случайно открыли» эту книгу – позволил бы себе молодой человек сидеть в присутствии женщины? Или девушка курила бы и сквернословила в присутствии седовласого мужчины?
Лев Толстой: «Церковь, составленная из людей не обещаниями, не помазанием, а делами истины и блага, соединенными воедино — эта церковь всегда жила и будет жить. Придет время, когда христианские основы жизни сделаются столь же естественными и простыми, какими теперь нам кажутся основы жизни семейной, общественной, государственной».
Задумайтесь: если бы сосед по лестничной площадке без скандала убирал всем мешающий велосипед – Вам бы это понравилось? А кто эту абсолютно человеческую манеру поведения стремится сегодня систематически воспитывать в сердцах и душах наших детей?
Достоевский: «Мы вообще наклонны обвинять наше духовенство в равнодушии к святому делу. А между тем помощь духовенства народу никогда еще не была так настоятельно необходима. Мы переживаем самую смутную, самую неудобную, самую переходную и самую роковую минуту, может быть, из всей истории русского народа. Но никаким развратом, никаким давлением и никаким унижением не истребишь в сердце народа нашего жажду правды, ибо эта жажда ему дороже всего. В явлении этом может заключаться как бы нечто пророческое. В настоящее время, когда всё будущное так загадочно, позволительно иногда даже верить в пророчества».
Вот. Пришло время и пророчества, в неизбежность наступления которых свято верил Достоевский, свершаются сегодня – здесь и сейчас.
Богослов: «И увидел я великую блудницу, сидящею на водах многих. С нею блудодействовали цари земные и вином блудодеяния упивались живущие на земле. И говорила она в сердце своем: за морем сижу царицею, я не вдова и не увижу горести! И земные цари передадут ей силу и власть свою. Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их. И купцы земные возрыдают, потому что товаров их никто уже не покупает. И увидел я выходящего из моря зверя. И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя. И увидел я как дракон заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться этому зверю, пока зверь не будет сожжен огнем с неба. И показал мне Ангел другое знамение: жена, которая должна родить. Она родила младенца (новый миропорядок), которому надлежит пасти все народы жезлом железным (международное право). А дракон стал пред женою, дабы, пожрать ее младенца. И произошла война (гибридная): Михаил и Ангелы его воевали против дракона и дракон и ангелы его воевали против них. Когда же дракон увидел, что низвержен, начал преследовать жену, которая родила младенца. И пустил дракон из пасти своей воду (пропаганда), как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене - разверзла земля уста свои и поглотила реку. И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от великой блудницы, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее; ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее. И один сильный Ангел взял камень и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержена будет великая блудница, и уже не будет ее. Свершение пророчеств – свидетельство скорого воцарения Вседержителя».
Достоевский: «А что, если весь народ вдруг скажет себе: "Не хочу безобразия, не хочу пить вина, а хочу правды и страха божьего, а главное правды". Не заключается ли всё, чего ищет он, в православии? Не в нем ли одном и правда и спасение народа русского, а в будущих веках и для всего человечества? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придет время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!».
Богослов: «И увидел я Верного и Истинного. Имя Ему: Слово Божие. Из уст Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали. И услышал я громкий голос, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. Престол Бога будет в скинии и рабы Его будут служить Ему. И показал мне Ангел чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога. И победившие зверя и образ его, стоят на стеклянном море, держа гусли Божии и вечное Евангелие и поют новую песнь Моисея, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои».
Достоевский: «Ну а кстати: что же наши священники? А наши священники тоже, говорят, просыпаются. Духовное наше сословие, говорят, давно уже начало обнаруживать признаки жизни. С умилением читаем мы назидания владык по церквам своим о проповедничестве и благообразном житии. Наши пастыри, по всем известиям, решительно принимаются за сочинение проповедей и готовятся произнести их. Поспеют ли только вовремя? Поспеют ли проснуться с первыми птицами? Так - то так, да ведь не чиновник же в самом деле и наш священник! И не станет ли он (чиновник или священник?) проповедником единой великой Истины, имеющей обновить весь мир?»
Богослов: «Храма же в новом городе я не видел, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его. Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою. И принесут в него славу и честь народов».
Достоевский: «По русскому же пониманию и упованию надо, чтобы не церковь перерождалась в государство, как из низшего в высший тип, а, напротив, государство должно кончить тем, чтобы сподобиться стать единственно лишь церковью и ничем иным более».
Грядет время, когда кто - то из «пресыщенных» известностью или властью «постигнет умом» указующее величие и неизбежность свершения Откровения Богослова, «в коем каждое слово применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира» и призовет человечество: «Времени уже не будет. Царство мира соделаем Царством Господа». В тот же миг Пушкин возликует с Небес: «Наконец я слышу речь не мальчика, но мужа». А Достоевский продолжит: «Время главнейшего предызбранного назначения народа русского в судьбах всего человечества, потерявшего пути свои, пришло! И явившийся проповедник единой великой Истины, имеющей обновить весь мир, начал свою миссию для того, чтобы государство стало единственно лишь церковью и ничем иным более». И тогда «христианские основы жизни сделаются столь же естественными и простыми, какими теперь нам кажутся основы жизни семейной, общественной, государственной» - подведет итог Лев Толстой.
Богослов: «Се! Стучу! Кто отворит, того - спасу, прочих – сотру».
Задумайтесь: православие, придя на смену отживающему язычеству с берегов Крыма, объединило и укрепило Русь. И теперь, когда «единая великая Истина, имеющая обновить весь мир» скоро придет на смену отживающим вероисповеданиям землян, граждане Крыма, как наиболее сплоченная часть населения России, должны «подняться на стеклянном море интернета, держа гусли Божии и вечное Евангелие и запеть новую песнь Моисея, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель!». Спасенные Им правители принесут к Его престолу славу и честь свою. И принесут Ему славу и честь народов.







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
© 13.02.2017 Степан Русаков

Метки: вместе, выпивая, веселее,
Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1