Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 15


Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 15
Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться! Заключительная глава второго тома находится в стадии написания и редактирования!

Глава 15
Пышное во всей красе, белоснежное свадебное платье, красиво облегало верхний силуэт тела Оксаны, выражая за счет золотистого пояса на её талию, прекрасный изгиб формы бёдер, а разрез спереди, открывал красоту обнаженных стройных. Бесподобный аромат дамасской розы парфюма «RoseSauvage», насыщал тело Оксаны, сексуальной силой запаха чарующим оттенком дамасской розы. Расположившись сидя на небольшой белой софе, Оксана, положив ногу на ногу, смотрела на темноволосую девушку в черном деловом платье, ручного пошива. Положив локоть на подлокотник софы, на которой сидела, Оксана выразительным взглядом голубых лазурных, сияющих счастьем глаз смотрела, как эта девица взяла в руки метр, направилась вместе с ним к Оксане. Катерина стояла у большого пластикового окна, теребила кончиками пальцев зеленую штору, что своей длинно от потолка касалась краем кофейного паркета комнаты. Аришка сидела на пуфике у большого парфюмерного комода, зеркало которого было словно предназначено самой королеве, его грань была красиво украшена камнем из малахита. Марина Николаевна и Рамазанов сидели напротив на небольшом диванчике, держась за руку, эта счастливая пара с восторженным видом смотрели на Оксану. Роксана с большим букетом роз и в завораживающем оттенком сирени, пышном платье прошла по комнате, выражая в каждом шаге открытую красоту обнаженных красивых ног.
- Мы так счастливы за тебя дочка – не мог сдержать эмоции при себе Рамазанов – Ты выходишь замуж, я уж думал этот момент, никогда не настанет и только ради тебя я нашел общий язык с твоим мужем, пускай это было для меня трудно
- Володя – прошипела на него Марина Николаевна, сжима пальцами в ладонь в которой находилась рука этого мужчины – Порадуйся хотя бы просто за нашу с тобой дочь
- Оксана Владимировна встаньте, пожалуйста – обратилась девушка, что держала метр в руках, подошла медленно к софе, на которой сидела Оксана – Мне нужно сделать более точный замер вашей талии и бюста, как вы уже поняли это всего лишь неготовый вариант вашего свадебного платья
- Да-да конечно – мило улыбаясь этой темноволосой кареглазой девушке, Оксана встала с софы, расправляя белое пышное платье на бёдрах – Свадьба назначена на моё день рождение, вы успеете подготовить его к церемонии бракосочетания?
- Оксанка это всего еще четыре дня – ухмыльнулась Катерина, обернувшись, опираясь роскошными бёдрами на пластиковый подоконник, у окна рядом с которым стояла – Я думаю, мастер успеет довести до ума твоё свадебное платье
- Я так рада за тебя сестра – поставив букет, что держала обеими руками, в белую керамическую вазу, выразила собственное мнение Роксана
- А я нет! – высказала несогласие Аришка, нахмурив губы от обиды – Не понимаю, чем тебе Костя не подходил, у нас могло быть всё так замечательно
«Блядь ну как ребёнку своему объяснить, что не люблю я Костю», нахмурила Оксана губы, выказывая румянец застенчивости на щечках.
- Аришка доченька – выражая чудесный изгиб формы скул, обернулась Оксана к девочке, что сидела на мягком белом пуфике – У нас с тобой и так всё будет замечательно, просто с Серёжей чувствую себя любимой женщиной
- Я тебе уже не верю – хладнокровно без всяких эмоций произнесла девочка, отвернув обиженный взгляд от Оксаны к зеркалу
«Блядь вот этого-то я и боялась, мне кажется, я уже начинаю терять доверие Аришки к себе, что же надо попытаться её заставить передумать», нахмурила задумчиво губки Оксана, позволяя темноволосой девушке, что подошла к ней, обхватить свою талию метром, что держала она в руках.
- Ариша послушай – уверяла Оксана, освобождаясь от объятий метра темноволосой девушки, что измеряла размер её талии – Доченька, просто в жизни иногда так бывает
- Что твоя мама – начала разъяснять Марина Николаевна, посмотрев то на Аришку то на Оксану что направлялась к маленькой девочке – Выходит замуж по любви – скрасила она напряженность этого момента когда все на неё так удивительно посмотрели
- Я думаю – поддержала Роксана, поправляя пышные алые лепестки стоящего в вазе букета роз, повернулась с улыбкой посмотрела на Оксану – Между прочим, Сергей Коновалов, хороший человек
- Да только у него была жена и ребёнок – пояснил Рамазанов
- Больной ребёнок – уточнила Марина Николаевна – Он бросил свою законную жену с больным, умирающим ребёнком и нашёл себе новую
«Блядь как же вы заебали меня с этой темой», прикусывая от волнения губу, подумала про себя Оксана, смутившись критики со стороны Марины Николаевны и Рамазанова.
- Не понимаю, как можно было бросить жену с больным ребенком на руках – поддержала Катерина, выражая коварство в собственном серо-голубом взгляде глаз
- Блядь тебя вообще кто спрашивал – прошипела на неё Оксана, подобно дикости королевской кобры – Не лезь не в своё дело
- Оксана ты собственную дочь так напугала
Критиковала Марина Николаевна, когда Аришка закрылась от разъярённого взгляда лазурных голубых глаз Оксаны. Девочка тут же стала всхлипывать, положив локотки обеих рук на комод рядом с которым сидела, закрыла ладонями лицо.
- Что ты делаешь? – возмутилась Марина Николаевна
«Блядь да что со мной в самом деле, господи девочка моя», нервничала Оксана поджав от обиды нижнюю губу, подошла со спины к плачущей девочке.
- Аришка зайка – наклонилась Оксана, чтобы обвить руками плечи маленькой девочки – Мама тебя очень сильно любит
- Ты всё время думаешь только о себе – проявила характер Аришка, не давая Оксане себя обнять, вскочила быстро с пуфика на котором сидела – Ты вечно ценишь и считаешь только свои интересы, тебя совершенно не волнует…..
- Хватит…..! – прокричала на неё Оксана, понимая какую правду ей преподносит эта маленькая девочка, когда так при всех унизила её – Я твоя мать, я тебя вырастила, выкормила и выходила, а так же прооперировала и всё это заметь, прошу, сделала я сама
- Ты всегда думала лишь только о себе – опустил голову, испугавшись разъярённого взгляда Оксаны, тихо произнесла девочка
- Оксана! – окликнул Рамазанов, вставая с дивана, на котором сидел, отпустил руку Марины Николаевны – Твоя дочь это, безусловно, говорит правду, ты хоть бы хоть на минуту не могла бы думать о чем-нибудь кроме своих развлечений и головоломок
- И ты туда же – нахмурила недовольно губы Оксана, повернувшись к окну рядом с которым стояла Катерина, теребила кончиками пальцев зеленую штору – Ну спасибо папа!
- Оксана Владимировна можно мне завершить с замерами? – выглядела неловко темноволосая девушка – Мне нужно знать точные размеры вашего платья
- Да измеряй ты уже наконец! – разозлилась Оксана, прикусывая от переизбытка волнения губу
- Хорошо – радушно согласилась девушка, стерпев истерику Оксаны – Расправьте, пожалуйста, руки в стороны
- Изабелла! – послышался недовольный женский голос за закрытыми дверями комнаты – Хватит мне указывать, я сама прекрасно знаю, мне уже сказали, что Орлова тут
- Это что голос Алины Коноваловой? – удивился Рамазанов, в тот самый момент, когда двери комнаты Изабеллы внезапно раскрылись
- Да послушай же ты – уверяла Изабелла, заходя в комнату следом за Алиной
Темноволосая девушка с ровными волосами, кожа рук которой будто была покрыта тонким слоем муки, было такое чувство, как будто на ней не было лица. Лицо этой девушки было окутано печалью и необъятной чередой разочарования, на молодом лице уже были проблески морщин и круги под глазами. Черное платье на хрупком теле этой девушки смотрелось, словно надетый мешок, никаких выразительных пикантных черт или изгибов в её теле оно не выражало. Длинное платье даже срывало очертание ног этой девушки, но высокий каблук её зимних сапог все же придавал хоть какую-то красоту образу Алины Молотовой.
- Я знаю, что ваша Орлова тут – заявила гордо Алина – Мне просто……
- Явилась на мою голову – повела, недовольна губами Оксана, заметив, как изменилась в выражении лица вошедшая в комнату девушка
- Так это ты….. – была удивлена Алина Молотова – Всё это время я была в раздумьях, на кого же всё-таки променял меня, мой муж, но никак не могла даже представить какой он лицемер
- Не поняла? – вопросительно посмотрела на эту девушку Оксана – С твоих слов я, что не заслуживаю стать женой своего любимого человека?
- Я и представить себе не могла – была поражена Алина, словно не могла поверить своим глазам, раскрыв от удивления уставшие веки глаз – Я думала, ты будешь подругой невесты ну никак не самой невестой этого лжеца
- Интересно с чего бы вдруг ты так могла подумать? – ощутила Оксана как метр, что был в руках девушки, обхватил её талию
- О чём она говорит дочка? – присаживаясь на диван, взволнованно спросил Рамазанов, взявшись за руку с Мариной Николаевной
- Она говорит о том – ухмыльнулась Катерина, расправляя пряди черных густых волос – Что после того, как твои Оксанка скинхеды избили возле больницы Коновалова, твой так называемый муж, нажаловался именно своей жене об этом случае, и ничто не могло уже после этого предрекать ваше воссоединение
- И ты об этом знала?! – возмутилась Оксана, посмотрела в сторону Катерины, выказывая недовольство во взгляде топазных, лазурно-голубых глаз – И ничего мне не сказала
- А стала бы ты меня слушать? – пожала плечами Катерина
- Он уверял меня что у вас с ним после того случая с твоими нацистами
Объясняла Алина Молотова, проходя по комнате, когда всё внимание окружающих в комнате, было приковано к ней, держала в пальцах руки смятый розовый влажный платок.
- Ничего не может быть общего – говорила Алина, вытирая кончиком платка, влагу, вытекающих с глаз слёз – Я думала ты подруга невесты, но никак не ожидала такого
- Алиночка присядь, пожалуйста – подошла сзади Изабелла, коснувшись плеч этой рыдающей девушки – Расскажи нам всем, зачем тебе понадобилась именно Оксана
- Да после такого – не давая к себе прикоснуться, Алина Молотова, словно выказывала, как её терзала обида – Я не желаю и знать ничего подобного, зря только послушала своего отца, он так фанатичен и одержим тобою
- Мною?! – удивилась Оксана, с какой жестокостью, выказывая ненависть, Алина Молотова с заплаканным взглядом глаз, указала на неё указательным пальцем
- Алина Андреевна – вбежала в комнату белокурая девушка – Ваш сын, он…..
- Что с ним? – в ужасе посмотрела Алина Молотова на вбежавшую девушку – О…. господи Виктория – направилась ускоренным шагом к выходу из комнаты
- Не желаешь хотя бы посмотреть? – удивилась Катерина, обращаясь к Оксане, когда она стояла, раздвинув руки позволяя рукам портного мастера произвести размеры своего свадебного платья
- Думаешь, меня там ждут? – повела губами Оксана, выражая удивление, посмотрела, как белокурая девушка вслед за Алиной выскочила из комнаты
- О…господи Оксана – обратилась Изабелла, выказывая обеспокоенность на своём хладнокровном лице – Ты же ведь врач, сходи, посмотри что случилось
- Господи Оксанка – вскрикнула Марина Николаевна – Что там с ребёнком, ну же скорее не стой столбом
«Блядь да что вы ко мне то все престали, у меня ведь вроде как свадьба уже на носу и брать дело у меня совершенно нет желания», размышляла Оксана, оставаясь стоять на месте, в то время когда все так на неё удивлённо смотрели.
- Мама – подбежала Аришка к Оксане – Помоги, пожалуйста, этой тёте, ведь когда мне было плохо, ты без раздумья мне помогла – просила девочка, таким тоном голоса, выказывая к себе жалость и сожаление, развеивая все противоречия и упорства в пыль
- Катерина возьми мою сумочку – направляясь к выходу из комнаты, распорядилась Оксана, звонко стукая каблуками золотистых туфель по паркету пола
- Почему именно я? – возмутилась Катерина, взяв с кофейного столика белую кожаную сумочку Оксаны – Там ведь полно тех, кто может оказать тебе помощь
- Потому что слишком умная – возразила Оксана, покидая комнату, через открытые двери, взялась кончиками пальцев за низ платья, приподнимая его от пола, чтобы не запачкать
- Господи скорую быстро – слышались отчаянные женские крики, что доносились с первого этажа
- Я только оставила его буквально на минутку – уверяла Виктория, чей голос был особо слышен с гостиной на первом этаже – Я даже не думала, что с ним может такое произойти
- Дура тупая – прокричала Алина, что ты наделала – Скорую скорее вызывайте
- Так спокойно – крикнула Оксана, быстро направляясь по коридору подошла к лестнице, что вела вниз на первый этаж – Я врач, скорую надеюсь уже вызвали
Увидела Оксана мальчика, в возрасте около года, лежащего на полу в гостиной, под светом гирлянд установленной новогодней ёлки. Признаки цианоза кожи были видны на ручках, вместе с типичным феноменом гипотрофии,в то время как по предположению Оксаны, малышу было около года, выглядел он чуть старше полугодовалого ребёнка. По тому, как он дышал, Оксана сразу смогла предположить по частоте его дыхания отдышку, а вместе с ней и тахикардию. Увеличение брюшной полости, даже под белой кофточкой ребёнка указывало на асцит, на лицо всё выглядело, так как всё выглядело сердечной недостаточностью, неясного генеза.
- Отойдите немедленно от ребёнка – прокричала Оксана, быстро спускаясь по ступенькам, стукая каблуками по красной ковровой дорожке
- Господи что с ним? – испугалась Виктория, выражая лицо дикого испуга
- Неси скорее мою сумочку – распорядилась Алина Молотова, крикнув на стоящую Викторию и девушку, что была рядом с ней
- Отойди же – оттолкнула Оксана мать это ребёнка, сама села рядом с ним на колени – Катерина дай мне сумочку быстро
- Да как ты смеешь? – возмутилась Алина Молотова, упав на пол, опираясь руками на мраморный пол – Что ты себе позволяешь?
- Катерина мою сумку быстро
Крикнула Оксана, посмотрела на мальчика, заметила очень интересный признак, когда случайно дотронулась до его груди, закатывая его белую кофточку. Интенсивное сердцебиение указывало на «пароксизмальную тахикардию», вид аритмии, характеризующийся частотой сердечных сокращений от 140 до 220 и более в минуту. Раскрывая быстро сумочку, Оксана вытащила из неё шприц с содержащемся в нём «пропранололом», лекарственное средство, неселективныйбета-адреноблокатор, блокирует бета-адренорецепторы. Доставая быстро жгут, сидя на коленках, Оксана вывалила очень неаккуратно тонометр на пол гостиной.
- Что развалилась тут?
Подняв голос, недовольно крикнула Оксана на Алину, что сидела на полу, поджав под себя ноги с испуганным видом, не зная, что делать, сидела на полу.
- Перевяжи быстро руку, чуть выше локтевого сустава – кончиками пальцев Оксана сбила, ударила шприц, сбивая консистенцию раствора – Катерина подготовь тонометр
Введение такого сильного бета-адреноблокатора внутривенно, детям до одного года и старше, должно осуществляться под постоянным контролем артериального давления. Побочными действиями данного препарата могут служить «атриовентрикулярная блокада», нарушения проводимости миокарда, сердцебиение, синусовая брадикардия, усугубление течения хронической сердечной недостаточности, ослабление сократимости миокарда.
- Да живее блядь, что ты там копаешься! – прокричала Оксана на Катерину, чувствуя обеспокоенность, за ребенка снимая колпачок с иглы шприца
- Здесь? – указала Алина Молотова, аккуратно боязно, обхватывая ручку ребенка жгутом
- Давай перевязывай да потуже – критиковала Оксана, держа в одной руке шприц, другой рукой быстро открутила пробку из бутылька медицинского спирта
- Господи я думала уже все закончилось – не могла Алина вынести страдая собственного ребенка оставив жгут лежать на полу
«Дура блядь конченая, ты что сына хочешь закопать?», подумала про себя Оксана, посмотрев возмущенно в сторону перепуганной матери этого младенца.
- Катерина блядь – выражая твердую уверенность, скрывая чувства паники и страха внутри себя, Оксана обратилась к девушке, что подбежала к ней, быстро держа тонометр в руках – Перевяжи руку быстро и надень тонометр, живее блядь
- Выше локтевого сустава? – взволнованно спросила Катерина, перевязывая жгутом руку лежащего на полу ребенка, пока Оксана заголила рукав его белой кофточки и обработала место пункции раствором ваткой спирта – Оксанка я волнуюсь!
- Установишь тонометр – распорядилась Оксана, наклонившись сидя на коленах над лежащим на полу ребенком – И достань мне стетоскоп
Дождавшись пока Катерина затянет жгут, Оксана, нащупав пальцами обработанное место, выделила вену, медленно подставляя кончик иглы шприца.
- Это такая штука знаешь – прикусывая краешек губы, Оксана проткнула вену кончиком иглы, медленно начала вводить в кровоток ребёнка, содержимое шприца
- Вот кажется нашла
- Надень её на меня – заявила Оксана, начиная медленно давить поршень шприца большим пальцем – Прислони ушко стетоскопа под манжет тонометра и начинай качать его баллон
- Надеюсь, ты знаешь что делаешь – выражая обеспокоенность, вредничала Катерина, надевая стетоскоп на Оксану
- Просто делай что сказано – повысив голос, крикнула Оксана, чувствуя через надетый стетоскоп, как пульсировал огромным давление кровоток в жилах ребёнка – Так систолическое давление 210, начинает медленно падать
- Господи, господи-господи – не переставая сидя на коленках на полу, повторяла Алина Молотова, с ужасом наблюдая картинку случившегося шока у своего ребёнка
- Так ввела 50 миллиграмм пропранолола – не обращая внимания на пустую истерику со стороны матери этого ребёнка, отчиталась Оксана – Вызывайте скорую немедленно – вытаскивая иглу шприца, отдала она указания, обращаясь к Виктории, что замерла от увиденной картины в ужасе
Антиангинальный эффект достигается снижением потребности тканей миокарда в кислороде (благодаря отрицательному инотропному и хронотропному эффекты). Снижение ЧСС улучшает перфузию миокарда и вызывает удлинение диастолы. Снижением скорости спонтанного возбуждения эктопического и синусного водителей ритма. Угнетение импульсного проведения регистрируется в большей степени в антероградном и в меньшей степени в ретроградном направлении по дополнительным путям и через атриовентрикулярный узел.
- Я его госпитализирую – гордо заявила Оксана, закрывая колпачком использованной уже иглы шприца – Надо успеть переодеться до приезда скорой и переложите ребёнка куда-нибудь, не может же он всегда лежать у вас на полу
- Какое ты имеешь право распоряжаться моим сыном – вставая с колен, возмутилась Алина Молотова – Да если бы я знала, что это ты собираешься стать женой моего мужа я бы……
- Если ты не заметила – поднимаясь с колен, расправляя свадебное платье, пояснила Оксана, оставляя использованный шприц лежать на полу – Я только что спасла жизнь твоему сыну
- Я думала, это у него уже прекратилось – испуганно, дрожащей нижней губой произнесла Алина Молотова, отражая дикий испуг в своих глазах
«Она уже это повторяет второй раз, значит раньше её ребенок, через это проходил, врачи из Москвы, как-то смогли на время купировать симптомы, но они снова вернулись», предположила Оксана, вставая с колен, поправляя свадебное платье, взявшись за его подол, кончиками пальцев, поднимая его от пола.
- Значит, подобное уже было
Рассуждала Оксана, обращаясь к матери ребёнка, что взяла своего сына на руки, тут же крепко обняла его, начала целовать, когда у него после инъекции, приступ отдышки на короткое время купировался, голос стал чуть резвее.
- Врачам удалось выяснить, что это было? – подошла Оксана к этой девушке, что держала своего малыша на руках – Чем вы купировали подобные симптомы, ты понимаешь, то действие введенного препарата скора закончиться и всё повторится снова или могут быть вообще побочные симптомы
- О чём ты говоришь? – испугалась Алина Молотова, крепко прижимая к себе своего сына, выражая материнскую любовь – Что ты ему ввела?
- Времени не было чтобы думать – пояснила Оксана, продолжая смотреть в заплаканные карие глаза Алины, тушь на которых вырисовывалась потёками черными ручьями – Это сильный бета-адреноблокатор, я бы даже сказала, что он не совсем предназначен для детей
- Ты что дура что ли? – была возмущена, выказывая грубые оскорбление в адрес Оксаны, сквернословила Алина Молотова – Что ты ему ввела?
«Дура блядь ебанутая, да как ты вообще такого можешь вообще свой поганый рот разевать на меня», подумала про себя Оксана, возмутившись такой строгой критики со стороны этой девушки, что так держала у себя на руках своего ребёнка.
- Что за последствия? – в глазах Алины Молотовой был материнский страх, боязнь потерять своего дитя – Что ты ему ввела, я тебя спрашиваю? – привлекая к себе внимание взгляда Оксаны, она толкнула её в плечо кончиками пальцев свободной руки
- Да как ты смеешь?!! – прошипела, выказывая недовольства, Оксана в ответ на акт агрессии со стороны этой неуравновешенной матери
- Что ты ему ввела, я тебя спрашиваю? – повторила в очередной раз она свой вопрос, с глаз Алины Молотовой не переставали вытекать бесконечным потоком слёзы
- Я спасла жизнь твоему сыну разве этого не достаточно?!!
Прокричала Оксана на разъярённую мамашу, выказывая гнев в мимике своего лица, чем сильно напугала своим криком, ребёнка, что был у неё в руках, что вздрагивая, тут же заплакал.
- Скорую быстро немедленно и пусть подготовят набор для реанимации
Выхватила Оксана телефон из рук Виктории, пальцы которой на сенсоре быстро набирали номер неотложной скорой помощи, дожидаясь, когда закончатся затяжные гудки исходящего звонка.
- Бригада неотложки это Орлова – тут же представилась Оксана, когда звук на другом конце телефон был схож с поднятием трубки
- Оксана Владимировна – удивился Эдуард Иннокентиевич, поднимая трубку диспетчерского телефона – Неужели соскучились по мне накануне своей свадьбы, своего дня рождения или предшествующего новогоднего праздника?
- Эдуард Иннокентиевич нет времени любезничать – стукая звонко каблуками, Оксана начала ходить кругами по большой гостиной дома Романовых, с любопытством наблюдая за сиянием гирлянды установленной новогодней ёлки в дальнем конце гостиной – Скорую быстро берёзовая роща дом 54
- Это же дом бывшего депутата Романова – пояснил Эдуард Иннокентиевич – Господи, что-то случилось с Сергеем Викторовичем или с его семьей?
- Блядь просто пришлите скорую
Глядела Оксана с чувством внутренней необъяснимой для неё тревоги на маленького ребенка, что был на руках у Алины Молотовой.
- Реанимационный автомобиль пускай вышлют с полностью готовым комплектом для реанимации
Ребёнок, на которого с ощущением тревоги внутри себя смотрела Оксана, казался ей уже вялым, приступ отдышки начал постепенно его одолевать. Цианоз маленького лица этого малыша уже приобрел блеклый синий оттенок, а его маленькая ножка чуть подрагивала, выказывая легкую судорогу. По состоянию ребёнка, Оксана смогла предположить у него головокружение и полное изнеможение, дотронувшись кончиками пальцев его ладони, ощутила легкий выброс капель пота.
«Блядь вот этого-то я и боялась, а что мне еще оставалось делать, выбирать между его жизнью или ничего неделаньем я бы убила бы в любом случае этого малыша», размышляла Оксана, распознав четкий признак низкого артериального давления, сразу понимая, что снижения артериального давления в данной ситуации, было ошибкой.
- Бригада скорой помощи выехала – после затяжной небольшой паузы в разговоре пояснил Эдуард Иннокентиевич – Реанимобиль в пути, господи Оксана Владимировна, в чём собственно дело?!
- Я должна буду присоединиться в бригаде реаниматологов
Заявила Оксана, сбрасывая звонок телефонного вызова, передала телефон в руки белокурой девушки. Оксана посмотрела на ребенка, у которого был явный признак нарушения проводимости АВ-узла (замедление или полное прекращение прохождения импульса от предсердий к желудочкам).
- Положи ребенка на диван быстро – распорядилась Оксана, выражая злобу собственной ошибки в голосе – Катерина стетоскоп быстро подними с пола
- Так это и есть твои побочные эффекты? – выказывая ненависть и выраженный материнский инстинкт Алина Молотова, схватила рядом стоящую вазу с небольшой тумбочки, разливая в ней находившуюся воды и опрокидывая на пол розы, замахнулась она на Оксану – Я тебя убью!!!
Спазм гортани вызывал легкую отдышку, вследствие низкого артериального давления, что Оксана наблюдала с ужасом, посмотрела, как хрупкая девушка одной рукой с угрозой в глазах подняла большую керамическую вазу. После чего ребенка вырвало на Алину Молотову, когда она, замахнувшись одной рукой держа в ней вазу, хотела кинуть её в Оксану, после чего малыш потерял сознание, извергая переваренную кашу и молоко на плечо черного платья матери.
- Что с ним? – выронив от испуга вазу, что тут же упала на пол, разбившись на осколки в луже пролитой воды и упавших на пол роз
- Катерина быстро мне сумочку
Отдавая указания темноволосой девушке, Оксана взяла из её рук стетоскоп, быстро его одевая, выхватила из рук Алины Молотовой, ребенка, пока она была в полном потрясение от произошедшего.
- Да шевелись ты уже – направляясь к дивану, выказывая истерику, прокричала Оксана, собирая подолом свадебного платья лужу за собой и лепестки опавших роз
- Оксана! – подбежала быстро Виктория, держа в руке тонометр
- Спасибо моя дорогая – поблагодарила Оксана, расположив ребенка на одном из черных кожаных диванов, села рядом – Надень, пожалуйста, еще раз манжет тонометра на его ручку
- Оксана я хотела спросить? – опустив взгляд в поверхность черного кожаного дивана, говорила Виктория, аккуратно надевая манжет на ручку ребенка – Слушай я вот скора закончу институт, возьмешь ли ты меня к себе?
- Куда? – ухмыльнулась Оксана, отвечая сразу на вопрос, не задумываясь, зная какой бардак твориться в голове у Виктории – Полы мыть?
- Специальность детское терапевтическое отделение и гинекология – пояснила Виктория, начиная накачивать баллон тонометра, когда Оксана положила ушко стетоскопа под его манжет – У меня в следующем году будет два высших медицинских образования по разным специальностям, Романовы полностью оплатили мою учёбу
- А тебе не кажется, что твои специальности, совсем немного отличаются – начала Оксана слушать пульс, обращая внимание на явно выраженную тахикардию, где ЧСС было 120 ударов в минуту
- Давление 80 на 50 – пояснила Виктория, глядела на стрелку тонометра, когда Оксана выслушивала пульс – Я, конечно, не такой хороший врач, как ты Оксана, но даже мне предельно понятно, нужна экстренная реанимация
- У него низкое артериальное давление – испугалась Оксана назвать истинную причину – Нужно срочно реанимировать
- Вот твоя сумочка – подошла Катерина к дивану, на котором сидела Оксана и рядом с диваном на коленях сидела, измеряя давление Виктория – У тебя тут наверно целая аптека
- Господи Оксана – спускаясь по ступенькам со второго этажа, выразила обеспокоенность, говорила Изабелла – Что здесь произошло? – длинное вечернее зеленое платье роскошным подолом плавно спускалось вслед за своей обладательницей, ровным слоем по ступенькам
- Что с моим сыном? – подошла Алина Молотова к дивану, на котором лежал её ребенок
- От чего ты его лечила в Москве? – требовала настоятельно твердого ответа Оксана от матери этого ребенка – Мне нужно знать, что поставили ему врачи, лечившие его
- Я не доверю тебе лечить моего сына! – твердостью голоса заявила Алина Молотова – Зря я только послушала папу, не стоило вообще даже думать о том, чтобы ты помогла нам
«Если я хочу заслужить полное доверие Коновалова и его беспрекословную любовь, я должна заслужить это дело, тем более учитывая, что у её отца и у неё самой были разного типа сердечные порок, что же у ребенка», быстро предположила Оксана, снимая стетоскоп, оставляя его висеть на шее.
- Это конечно не моё дело – обращая внимание собравшихся в гостиной людей, начала говорить Изабелла – Но Алиночка, видишь ли ты здесь кроме Оксаны любого другого достойного врача, что смогла бы найти
- Я не доверю ей лечить своего сына
- Я пойду пока переоденусь – хотела отлучиться Оксана, когда Изабелла неожиданно схватила её за руку – Прости ты, кажется что-то, хотела? – обратилась она к женщине, что держала её за руку
- Если хочешь заслужить доверие и любовь своего мужа, перед свадьбой – держа Оксану за руку, заявила Изабелла, прошептав тихой речью рядом с её ухом – То это твой идеальный шанс
- Если законная мать этого ребенка, не хочет видеть меня в качестве врача – ухмыльнулась Оксана, красиво выказывая бархатистую кожу плеч и объём выраженной груди за счет декольте свадебного платья – То, скорее всего я не имею права даже в палату к нему заходить не то чтобы лечить её сына
- Ты сумасшедшая – выразила своё мнение Алина Молотова в адрес Оксаны
- Оксана? – обратилась Виктория, отвлекая к себе внимание Оксаны – Давление малыша слишком низкое, нам нужно срочно что-то делать – выказывая обеспокоенность, говорила она с ужасом смотрела, на что тут же заплакал, прейдя в себя после небольшого по времени обморока
- Тише-тише мой маленький – подбежала быстро к ребенку его мать, приседая на колени перед диваном, где он лежал – Последствия того, что ты ему ввела, лягут на тебя
«Сука неблагодарная, ты мне еще в момент нашей первой встречи не понравилась мне, еще даже не зная, что Коновалов твой муж оказывается был», подумала про себя Оксана, понимая, что нельзя так безответственно оставлять то, что она сделала.
- Катерина дай сюда мою сумочку – заявила Оксана, выхватив из рук темноволосой девушки, что подошла к ней белую кожаную сумочку – На меня значит лягут
- Что ты собираешься делать? – удивилась Алина Молотова, обратив внимание, как Оксана вытащила шприц с атропином из своей раскрытой сумочки
Атропин является антихолинергическим и спазмолитическим средством. Его активное вещество – ядовитый алкалоид, который содержится в листьях и семенах растений семейства пасленовых, таких как белена, красавка, дурман.
- Спасать твоего сына – заявила Оксана, держа в руке шприц, кончиками пальцев свободной руки сняла с иглы закрытый колпачок
- Я тебе не позволю безнаказанно тыкать моего сына, чем вздумается
Хотела возразить Алина Молотова, выставляя руку, но Оксана ловко свободной рукой схватила её за запястье, и быстро ввела другой рукой иглу через одежду в мышцу на ножке ребенка содержимое шприца. Не придавая значению детским криком и отдышки ребенка, а так же его истерики от ощущения воткнутого шприца в ногу, Оксана ставила для себя главную задачу, спасти жизнь этому ребенку, полностью выливая содержимое шприца давя на поршень большим пальцем.
- А….!!! – прокричала Алина Молотова от того как нагло Оксана схватила её за запястье лишь малейшей силой – Что ты делаешь?
Введение атропина препятствует стимулирующему действию «ацетилхолина»; уменьшает секрецию слюнных, желудочных, бронхиальных, слезных и потовых желез. Снижает тонус мышц внутренних органов (бронхов, ЖКТ, поджелудочной железы, желчных протоков и желчного пузыря, мочеиспускательного канала, мочевого пузыря), но повышает тонус сфинктеров; вызывает тахикардию, улучшает АВ-проводимость. Алкалоид, содержащийся в растениях семейства пасленовых, блокатор м-холинорецепторов, в одинаковой степени связывается с М1-, М2- и М3-подтипами мускариновых рецепторов.Ускорение и возбуждение сердечной деятельности после применения Атропина объясняется его способность снимать тормозящие влияния блуждающего нерва.
- Я тебя убью!!!
С ненавистью в голосе Алина встала с колен, рядом с диваном, с которым сидела, освободив свою руку, из-под цепкой хватки Оксаны, когда она вынимала иглу шприца.
- Я убью тебя, слышишь – влепила Алина Молотовой всей яростью вложенной в руку по лицу Оксане крепкую и жгучую пощечину, так что шприц, который находился у неё в руке, вылетел, падая на пол – Ты ответишь мне за это я тебя…….
- Дура, блядь ненормальная – прокричала Оксана, прижимая ладонь к покрасневшей от удара щеке, падая на пол – Это чтобы повысить сердцебиение и улучшить проводить АВ-узла, что вызвало его блокаду, когда я ввела ему пропранолол
- Господи да что происходит? – вмешалась Катерина, схватив руку Алины Молотовой препятствуя ей ударить Оксану – Оксанка спасла только что жизнь твоему сыну, даже не читая его карту, тебе не кажется, что она хотя бы этим заслуживает уважения – гордо вступилась она, преграждая этой девушке путь
- Да кому ты объясняешь
Почувствовала Оксана как с края губы, что была рассечена в момент удара ногтями девушки, сочилась тонкой струйкой кровь, прижала место ранения пальцами.
- Она наверно и сама не знает, от чего лечили её сына
- Ты не дала мне вколоть ему положенную дозу лекарства
- Какого лекарства?
- Да какая тебе разница – отвернулась Алина Молотова, выказывая нежелание, продолжать дальше разговор
- Скорая уже подъехала – заметила Виктория из окна гостиной, как в ограду дома Романовых въехал быстро с гулом сирены и светового сигнала реанимобиль – Оксана ты, кажется, хотела поехать вместе с бригадой реаниматологов
- Я не дам вам забрать моего мальчика? – возразила Алина Молотова, схватила тут же ребёнка, что лежал на диване, крепко прижимая его к себе – Ты и близко к нему не подойдёшь
- Интересно, что скажет на счет этого твой бывший муж – ухмыльнулась Оксана, взяв с края дивана телефон Виктории – Ты ведь не будешь против, если я, ему сама позвоню, как его почти законная невеста и на этих правах заявлю, что хочу стать главным лечащим врачом вашего сына
- Коновалов здесь ничего не решает?
Заявила Изабелла, гордо выказывая походку царицы, женщина в вечернем длинном платье прошла по гостиной, демонстрируя шикарную красоту бёдер, что были скрытым за сексуальным фасоном зелёного платья.
- Мне кажется, тут нужен человек знающий и обладающий огромным авторитетом как у тебя, так и у нашей семьи
Вызывая сомнение и некую необъяснимую для Оксаны панику, на лице Алины Молотовой, с гордостью продолжала рассуждать Изабелла.
- Ты ведь кажется, догадываешься о ком я говорю, чье слово будет закон для тебя
Ухмыльнулась Изабелла, подходя к Алине Молотовой, коснувшись кончиком указательного пальца её подбородка, придавая убедительность выразительному оттенку зелёных глаз.
- Как ты думаешь, мне стоит набрать номер твоего отца и спросить, хочет ли он того, что ты предлагаешь, для жизни и здоровья, своего внука?
- Ты не посмеешь? – прошипела она в лицо Изабелле
- А кстати – ухмыльнулась Оксана, прижимая пальцы к рассеченной губе – Хорошая наверно идея
- Тебя вообще не спрашивали – выкрикнула Алина Молотова на Оксану свои эмоции
- Виктория дорогая
Обратилась Изабелла к Виктории, что стояла у входной двери дома не решаясь открыть дверь поднимающимся по ступенькам крыльца бригады неотложной помощи.
- Будь так добра открой дверь, а я пока поставлю в известно Андрея Михайловича о случившимся
- Нет! – дико испугавшись возразила Алина, крепко прижимая к себе голову плачущего ребенка, держа его у себя на руках – Только обещай я поеду с вами – обратилась она к Оксане
- Я надеюсь, могу хотя бы переодеться – заявила Оксана, направляясь к ступенькам лестницы на которых в ужасе стояли наблюдая Рамазанов и Марина Николаевна
- Здравствуйте – вошёл мужчина, крупный хорошо сбитый мужчина, армянской национальности, через открытые двери – И так кому тут стало плохо?
- Проходите, пожалуйста – пригласила Виктория, держа дверь открытой, когда через неё пробирался холод назревшей зимы и залетал мелкими хлопьями снег – Оксана прошу тебя задержись пожалуйста
- Оксана Владимировна – выражая радость в голосе, обратился дежурный врач, держа в руке большую кожаную сумку – Очень рад вас тут увидеть
- Роман Георгиевич – поприветствовала Оксана мужчину, что перешагнул высокий порог дома, входя в открытые двери – Типичный случай артериальной гипотонии, предположительно нарушение проводимости АВ-узла
- В таком случае – подошёл дежурный врач к Алине Молотовой, когда за его спиной в дом вошла дежурная медсестра, закрывая тут же за собой двери – Нужна срочная госпитализация, да дорогой! – подходя к ребенку, он взялся за его кончики пальцев, вызывая вновь плач ребенка, что всхлипывая, находился на руках матери
- Ну тише-тише – успокаивала Алина держа сына на руках, после чего дежурный врач убрал руку от пальцев малыша – Всё хорошо
- Вы его мать? – спросил мужчина в длинном черном пальто – Тогда вам следует проехать с нами, так просто ребенок будет спокоен
- Я думаю, в таком случае мне стоит переодеть своё свадебное платье – предположила Оксана, покусывая краешек губы, подходя к большой массивной лестнице, стукая каблуками золотистых туфель по белой мраморной плитке – Доставьте ребенка и мать в мою палату, а я скора подъеду в больницу
- Господи дочка – недовольно посмотрел Рамазанов на Алину Молотову, дотронувшись кончиками пальцев до подбородка Оксаны, спускаясь со ступенек лестницы на белый мраморный пол – Тебе больно?
- А я тебе говорила не связывайся ты с этой дурой – выражая критику, недовольно ответила Марина Николаевна, посмотрев возмущенно в сторону Алины Молотовой – Вот посмотри, всё свадебное платье, не то, что подшивать его стирать и чистить нужно
- Ты в больницу сейчас поедешь? – спросил Рамазанов, встав рядом с Оксаной
- Придётся как только переодену платье – ухмыльнулась Оксана
- Боюсь Оксана Владимировна – предположил дежурный врач – Вам стоит поехать с нами учитывая низкое артериальное давление этого малыша
- Я же дала ему атропин – удивилась Оксана, обращая на внимание, на затруднённое дыхание ребенка, что держала у себя на руках Алина Молотова
«Без правильной диагностики, я не могу судить подействовал ли атропин, ребенок вновь стал вялым, в его голосе появилась осиплость и хрипота», размышляла Оксана, представляя заранее дальнейший исход событий.
- Нужна срочная реанимация – сходя вновь со ступенек, заметила Оксана, как ребенок что находился на руках его матери, снова потерял сознание – Позвоните в больницу, пусть готовят палату реанимации
- Срочно кислородную маску ребенку – подняв голос поддержал дежурный врач – Наталья заберите пожалуйста ребенка у матери – обратился он к дежурной медсестре
- Я поеду с вами – прикусывая губу распорядилась Оксана, стукая каблуками белых туфель, прошла по гостиной направляясь к выходу
- Оксана Владимировна там холодно – пояснил врач, когда Оксана подошла к закрытой двери
«Доза введенного атропина должна была подействовать, что же в самом деле, я вновь наблюдаю артериального давления и необъяснимую блокаду АВ-узла», рассуждала Оксана, держась за руку входной двери, чувствуя обеспокоенность за свои действия.
- Изабелла – обратилась Оксана, обернувшись – Принеси, пожалуйста, мне мою черную шубку
- Оксана я хочу поехать с вами – заявила Алина Молотова
- Виктория принеси нашей Оксане её верхнюю одежду – распорядилась Изабелла, отходя в сторону камина, где при розовом свечение и тихом треске, в нём тлели угли
- Это исключено – возразила Оксана, не придавая никакого значению отчаянному выражению лица матери этого ребенка, что дежурная медсестра несла быстро на руках в сторону выхода – Его поместят в реанимацию, под пристальное наблюдение, доступ туда даже родным запрещён
- Ты же обещала мне, что я буду с ним – выказывая специальное дикую боль материнского разочарования, обратилась она к Оксане
«Не при каких обстоятельствах, эта дура не может вставать между диагностикой и ребёнком, я где-то совершила ошибку, когда дала ребенку неправильное лекарство, по крайней мере она об этом не должна знать», мысленно рассуждала Оксана позволяя Виктории, что подошла к ней со спины надеть на себя шубку.
- Извини дорогая – ухмыльнулась Оксана, почувствовав оголённой кожей рук, нежный внутренний материал надетой черной шубки – Но правила существуют для всех и их никто не смеет нарушать
Открыла Оксана быстро дверь, когда дежурная медсестра, обворачивая теплым пледом ребенка, вышла с ним на улицу. Плотным покровом одеяла всё было укутано на площади рядом с домом Романовых, красивый их сад, крыша большого, фонтан и крыша черного лимузина. Влияние холода зима, будоражащим касанием, проникающим даже под плотный подол свадебного платья Оксаны, колким касание мороза обволакивала её кожу ног, заставляя мёрзнуть каждую клеточку тела. На морозе стоял туман, пелена которого не позволяла далеко видеть, скрывая обзор прекрасного вида с холма, где был расположен дом Романовых подобно куполу. Крупными хлопьями падал, медленно кружась снег, на горизонте за холмами, покрытыми хвойным лесом, покрытым толстым слоев снега, пробивались яркие лучи дневного морозного солнца. Воздух был пропитан холодным запахом мороза, падающего снега и порохом взорвавшейся недавно предновогодней петарды. С ветки большого тополя, заметила Оксана, спускаясь по ступенькам крыльца, растущего рядом с балконом комнаты Изабеллы, взлетела какая-то большая черная птица, стряхивая вниз огромный покров снега.
- Ему нужна срочно кислородная терапия – обращая внимание на хрипы и затруднённость дыхания у ребенка, выразила своё мнение медсестра, что держала его на руках
- Нужно контролировать его давление
Ощущая жуткое влияние морозного холода, стукая каблуками золотистых туфель по ступенькам крыльца дома Романовых, отдавая указания, говорила Оксана.
- Возможно остановка сердца, непонятная мне блокада АВ-узла, что показывают внешние признаки……
- Не понимаю – удивилась медсестра, когда один санитаров вышел из машины, открывая заднюю дверь газели кардиологической бригады скорой помощи – Как вы определяете блокаду АВ-узла только по одним только внешним признакам
- Я врач Наташа – твердо и рассудительно пояснила Оксана, спускаясь по ступенькам массивного крыльца дома Романова – Это моя работа определять
- Вы слишком самоуверенны – подметила медсестра, подходя к задним открытым дверям, газели экстренной бригады скорой помощи
- Ма-ма-ма….. – настойчиво звал малыш свою маму, находясь на руках у медсестры, когда она внесла в машину скорой помощи
- Оксана Владимировна – окликнул дежурный врач, спустившись со ступенек, направляясь к машине скорой помощи рядом с которой стояла Оксана – Мать этого ребёнка очень хотела с нами поехать, поэтому вам решать, как вы будите перед ней оправдывать
- Сейчас проблемы этой матери меня меньше всего волнуют – залезая в салон машины, через открытые задние двери газели, гордо заявила Оксана, накидывая на голову черный плотный капюшон – Срочно кислородную терапию малышу, я пока подцеплю приборы жизнеобеспечения
- Олег Георгиевич давай заводи мотор – открывая дверь спереди с пассажирской стороны, распорядился дежурный врач, поправляя большой воротник черного надетого на нём пальто – Да ну и выбрали вы время Оксана Владимировна прямо накануне вашей свадьбы и нового года
«Да блядь забыла спросить», сев на свободную скамейку в машине, когда посреди салона стояла кушетка для пациентов, выразила Оксана в мыслях собственное мнение, поправляя свадебное платье.
- Закройте дверь – отдавая указания санитару, говорила Оксана, включая прибор жизнеобеспечения, взяв другую руку пульсоксиметр – Кладите его прямо сюда – обращаясь к медсестре, заявила она
Мотор газели бригады скорой помощи зарычал неистовым зверин звуком, такт метания его поршней в цилиндрах двигателя внутреннего сгорания был схожим с гулом тайфуна. После того как санитар закрыл задние двери газели, машина резво тронулась с места, швыряя за собой крупинки снега. Подключая пульсоксиметр, Оксана взволнованно посмотрела на монитор, где указывался низкий показатель сатурации (насыщения крови кислородом). Спускаясь с холма, газель кардиобригады экстренной помощи поразительно быстро набирала скорость, покидая виллу Романовых, через открытые красные железные ворота. Оставляя за собой вихрь кружащегося в морозном воздухе снега, удаляясь, спускаясь по деревенской улице вниз под дикий раздирающий уши звуковой сигнал сирена.

***
Лучи деревенского зимнего солнца с трудом пытались пробиться через густую пелену, скопившегося в деревне тумана. Колкий касанием ветер, завывая, сносил снег с веток укутанных им деревьев, рассыпая его по дорожному полотну. Мороз вынуждал деревенских жителей долго не находиться на улице, даже деревенские псы и коты запрятались по норам, беспокоясь о своём состоянии не показывали носа на улицу. Окутанные плотным покровом снега, голубые ели в деревенском парке рядом с больницей, лавочки, забор и даже фонарные столбы местного освещения все было покрыто снегом, что продолжая, не переставая падать, принуждал ветки голых деревьев, стряхивать под его тяжестью, лежавший на них снег. Воздух был удивительно приятно пропитан, насыщен снегом, завораживающей тонкостью запаха зимней измороси, ароматом хвои, растущих елей в парке и порохом от взрыва новогодних петард, предвкушающих начала новогодних долгих праздников. Где-то неподалеку было слышно, как взорвалась чудо пиротехники, что громким гулом взрыва разнеслась по округе, заставляя взлетать собравшихся в больничном дворике стаю голубей.
Звук сирены автомобиля скорой помощи, нарушил гармонию деревенской зимней тишины, когда газель быстро двигалась по деревенским улицам. Машина, быстро и ловко поворачивая, предельно сбрасывая скорость, въехала в больничный дворик, швыряя снег из-под своих колес, направляясь тут же к крыльцу приёмного покоя, где через пелену деревенского тумана, над крыльцом едва горел тусклым светом висевший там фонарь. На крыльцо сразу вышли два санитара, выкатывая каталку через открытую дверь. Газель скорой помощи быстро и ловко развернулась, подъехав к крыльцу приёмного покоя задом.
- Сильные хрипы указывают на бронхоспазм – предположила Оксана, прислонив ушко стетоскопа, когда медсестра посадила ребенка на кушетке в машине – Сатурация 92% это очень плохо, признаки выраженной дыхательной недостаточности стали заметны по мере её падения вниз
При аускультации, Оксана обратила внимание на ослабление I тона, при выраженной дилатации систолический шум у основания мечевидного отростка, усиливающийся на высоте вдоха (симптом Ревер-Корвальо). Риверо-Корвальосимптомфизиологический феномен: усиление аускультативных явлений, связанных с деятельностью правых отделов сердца.
- Я организую лучшую реанимационную палату – уверяла медсестра, обворачивая ребенка пледом, после того как Оксана убрала ушко стетоскопа из-под кофточки ребенка
- Мне нужен Ларионов
Обволакивая в надетую шубку, Оксана ощутила пробирающийся холод в салон газели, когда её двери распахнул санитар, что был в машине.
- А пока разместите мальчика с сильной выраженной температурной лихорадкой в теплой палате, укройте его и назначьте амоксиклав 500
- Оксана Владимировна! – возмутилась медсестра, покидая газель первой, держа плачущего, страдающего хрипами и чувствительным до глубины души кашлем, прижимая к себе, вышла на улицу – Это слишком высокая доза для такого малыша
«Да какое ты блядь имеешь право мне указывать, как мне лечить моих пациентов», возмутилась Оксана, вставая с сиденья на котором сидела в машине, нагнувшись чуть, подошла к открытым задним дверям.
- Делайте что вам велено – вылезая из газели ступая на покрытое изморосью крыльцо приёмного покоя, выразила собственное мнение Оксана – Я пока что соберу у себя всю свою команду
Чувствуя, как глубокий холод проникал через подол свадебного белого платья, что было одето под черной шубкой, заверила Оксана быстро вошла в помещение вслед за медсестрой, что зашла, держа ребенка на руках.
- Мне нужно чтобы вы собрали Ларионовых в моём кабинете
Распорядилась Оксана, через ужасающий хриплый крик ребенка, направляясь по коридору приёмного отделения скорой помощи, стукая звонко каблуками по бетонному полу. Пронизывающий холод с улицы, пока санитары быстро вошли, закрывая дверь, неистовой страстью потока мороза проникал в коридор. Свист рвущегося ветра тут же прекратился, сменяясь на тишину этого помещения с голубыми стенками с побелкой. Свет в этом помещении исходил из светодиодных светильников расположенных на потолке, простираясь по всей протяженности коридора, мимо закрытой двери отделения приёмного покоя. Тишина этого помещения была нарушена громким детским криком, ребенка которого медсестра, завернув плотно в плед, несла на руках, прижимая к себе.
- Блядь как же всё-таки хорошо
Ухмыльнулась Оксана, тихо прошептав в пустоту, обратила внимание, как девушка с ребенком на руках подошла быстро к лестнице, ведущей к отделению реанимации.
- Что я этот момент с Аришкой уже пережила
- Тише-тише мой маленький – уверяла темноволосая женщина медсестра, подходя к ступенькам лестницы, выложенной из мраморной плитки – Тише-тише
- Ма-ма-ма…….. – прерывисто выражая осиплость и хрип отхаркивающей кашлем мокроты, пытался звать малыш свою мать
- Осиплость голоса, мокрота и хрипы – сосредоточила Оксана своё внимание – А что если я ошибаюсь на счет Ревер-Корвальо, ведь ничего его не объясняет пока что
- У него так быстро бьётся сердечко – заметила медсестра, быстро поднимаясь по ступенькам лестницы, словно вбежала на второй этаж – Он боится
- Давление было слишком высокое, у ребенка была тахикардия плюс……
Рассуждала Оксана, поднявшись вслед за медсестрой на второй этаж, направляясь следом по коридору окрашенных голубых стен в сторону больших стеклянных закрытых дверей.
- А что если у ребенка бронхит или того хуже пневмония – предположила Оксана – Но Ревер-Корвальо странно, чтобы это могло означать?
- Я подготовлю для ребёнка лучшую реанимационную палату – повторилась еще раз медсестра, открывая стеклянную дверь входа в реанимационное отделение
- Что произошло? – вскочила тут же медсестра, что сидела на посту реанимационного отделения, рыжеволосая девушка, чье лицо было украшено прекрасной формой веснушек – Господи Оксана Владимировна, вы что выходите замуж?
- Да нет, так просто понравилось – прикусывая губу, ответила Оксана – Вот решила, дай наверно одену его сегодня – переступая порог открытой двери реанимационного отделения, выразила она собственное мнение
- Острая дыхательная недостаточность – объяснила дежурная медсестра, направляясь по кафельной плитке пола, что была цвета кофе с молоком – Бледность кожных покровов, цианоз кожи ручек и ножек, а так же лихорадка
«Если сложить все то, что она перечислила то это экссудативный плеврит», предположила Оксана, быстро направляясь к двери реанимационной палаты, в которую внесла эта женщина ребенка.
Экссудативный плеврит- по­ражение плевры инфекционного, опухолевого или иного характера, протекающее с явлениями экссудации – образованием и накоплением выпота в плев­ральной полости.
- Но заболевание такой формы – входя следом за медсестрой, продолжала рассуждать вслух Оксана, оказавшись в реанимационной детской палате, куда на меленькую детскую кроватку разместили малыша – Лишь часть чего-то необъяснимого, что же это могло быть?
- Насколько можно быть такой бездушной сволочью – удивилась медсестра, положив ребенка на теплую подготовленную кроватку в реанимационной палате, выразила своё мнение когда Оксана стоя у входа в палату перечисляла известные симптомы – Ребенку плохо, а вас волнует какие-то головоломки
«Сука со стороны так легко делать блядь тебе выводы», критикующим взглядом безупречно лазурных глаз одарила Оксана эту темноволосую женщину, что накрывала ребенка белым теплым одеялом.
- Как я уже сказала
Скрывая обиду за прекрасной улыбкой алых губ, стоя у входа, распорядилась Оксана, посмотрев на белоснежную кафельную плитку обивку стен и пола палаты реанимационной палаты.
- Начинайте давать ему «амоксиклав500» – развернувшись к выходу, Оксана медленно вышла из палаты, нижняя часть подола её свадебного платья скользила по белой кафельной плитке, пола реанимационного отделения – Обо всём докладывать мне лично
- Я конечно не фармацевт – возразила медсестра, возмутившись такому жестокому выбору неподходящего для ребёнка лекарства – И не такой хороший врач, как вы Оксана Владимировна, но вам не кажется, что дозировка, которую вы собираетесь назначить этому ребёнку, несколько превышает допустимый порог для возраста этого ребёнка
Взрослым и детям старше 12 лет (или c массой тела >40 кг) назначаетсяприлегком или среднетяжелом течении инфекции.
- Состояние ребёнка крайне тяжелое
Не выражая никакого намёка на сочувствие, не придавая совершенно никаких эмоций, кашлю, хрипам и плачу ребенка, Оксана представляла в своём сознании удобный для себя результат.
- Я не могу рисковать его жизнью, если течение воспалительного заболевания, что проявляет себя как пневмония, начнёт прогрессировать
Покидая палату реанимации, вышла Оксана в реанимационное стерильное отделение, где дежурная медсестра, что была на посту, так возмутительно на неё посмотрела.
- У него уже стадия экссудативного выпота – пояснила Оксана, прикусывая краешек губы, отвернувшись от наглой женщины, что была крайне недовольна её появлению в этом чистом отделении в такой одежде – Если заболевание, при неизвестном течении болезни начнёт прогрессировать, я просто не смогу его спасти
- Я просто поражаюсь – присаживаясь на стул рядом с кроваткой ребенка, была недовольна медсестра – Вы что совершенно не чувствуете жалости к этому малышу
- Если я буду питать к нему жалость, полагаясь эмоциям взять верх – ответила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху – Велика вероятность, что он не доживёт даже до завтра
- Меня от одного взгляда на ваш внешний облик Оксана Владимировна – выразила неприязнь дежурная медсестра реанимационного отделения – Хочется вас выставить
- Ой да господи – ухмыльнулась Оксана, направляясь к выходу из реанимационного отделения, звонко стукая каблуками золотистых туфель по белой кафельной плитке – Пришлите сюда Ларионову или её отца или на крайний случай Марину Викторовну
- Что здесь происходит? – входя через открытые двери, показалась Валентина на входе – Оксана Владимировна, что вы здесь делаете, вы же должны готовиться к свадьбе у вас такая церемония намечается
Белоснежный длинный халат врача, облегал хрупкое тело рыжеволосой девушки, подчеркивая изящность её стройной фигуры, прорисовывая сексуальное очертание изгиба на её теле, подчеркивал осиную талию, шикарные бёдра. Через декольте v-образной формы, было отчетливо видно краешек красного кружевного бюстгальтера, что в оковах порочной страсти сковал грудь этой рыжеволосой бестии, придавая при этом выразительный объём. Пленяющая сила оттенка кашемирового дерева, исходила от коллекции «Azzaro Club Women», завораживая утонченностью этого сказочного аромата, которым так приятно пахло тело Валентины. Красота стройных ног рыжеволосой красотки, была украшена красными соблазняющими туфлями на высоком каблуке, которыми она так звонко стукнула по кафельной плитке, входя в отделение. Лицо строптивой, по мнению Оксаны, львицы, было покрыто прекрасной красотой веснушек, что придавали еще большую сексуальность её образу. Волосы Валентины, были скрыты под плотным высоким медицинским колпаком, скрывая очертание их прекрасной выразительности.
- Вы что решили взять дело перед свадьбой? – удивилась Валентина, скрывая выражение лица, одевая сразу же стоя у входа стерильную марлевую повязку
- Во всяком случае
Искусно ставя ноги крест-накрест, подошла Оксана к вошедшей рыжеволосой девушке, что стояла у входа открытых дверей.
- Это тебя не касается – игриво коснулась Оксана, проходя мимо кончиком указательного пальца, скрытого за марлевой повязкой носа девушки, покидая отделение реанимации
- Могу я хотя бы узнать возраст вашего пациента? – поинтересовалась Валентина, оставаясь стоять в открытых дверях, отделения реанимации, обернувшись после того как Оксана прошла через них – Что опять у вас на уме?
«Блядь, почему ты такая дотошная сука, если я тебе сказала, что это не твоё дело, значит, оно тебя не касается», обернулась Оксана, проходя пару метров, встав в коридоре среди голубых крашеных стен, под светом светодиодного светильника, висевшего на потолке.
- Ты ведь не работаешь теперь со мной – огрызнулась Оксана, нахмурив от недовольства алые губы – Так с какой стати, я должна перед тобой отчитываться?
- Просто не хочу чтобы вы натворили глупостей? – взволнованно ответила Валентина – Судя по детскому плачу, что доносится из палаты, из которой вы вышли, говорит о том, что вы уже наделали глупостей, взяв ребенка до года
- Вообще-то ему около года – подметила Оксана, испытывая обеспокоенность от тона голоса Валентины и от его необъяснимого для неё любопытства – Я же сказала это не твоё дело не лезь куда тебя не просит
- Я хорошо вас знаю, Оксана Владимировна
Придавая голосу интригу, вышла быстро из отделения Валентина, когда двери за её спиной тут же плотно закрылись.
- Вы лечили и раньше маленьких детей, и вы бы не были так обеспокоены, даже учитывая, что это ребенок вашего жениха, если бы вы где-то не допустили просчёт, я так понимаю?
«Сука догадливая, думаю, стоит её взять лишь в это дело», предположила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы.
- Хорошо ребенок в возрасте одного года – согласилась пойти на уступки Оксана, повернувшись спиной к своей любопытной собеседнице, направилась вдоль коридора в противоположном направлении – Острая дыхательная недостаточность, низкое артериальное давление, лихорадка, потоотделение, предположительно при аускультации симптом Ревер-Корвальо
- Имеется связь с неполным смыканием створок трёхстворчатого трикуспидального клана, связи с этим и тахикардия о которой вы забыли упомянуть – предположила Валентина, последовав следом за Оксаной – Головные боли, тошнота, слабость, недомогание, может быть рвота, его случайно не рвало
- Появился интересный случай – шикарной улыбкой подметила собственное выражение Оксана, остановившись, встав посреди коридора, посмотрела на свою собеседницу – Так ты уже хочешь взять уже это дело, так как ты одержима жаждой головоломок
- Возьмите меня в дело – попросилась Валентина, создавая такое выражение лица, словно пыталась умолять об этом – Обещаю, я не буду путаться у вас под ногами
- Но ты ведь не в нашей команде – выражая прекрасную форму алых губ, подметила Оксана, оставаясь стоять посреди коридора, обвивая ладонями обеих рук талию – Ты же так хотела избавиться, мне кажется, от моего влияния и даже гордо заявила, что оно на тебя больше не распространяется
- Мне кажется это особый случай – предположила Валентина
- Для тебя типичная пневмония особый случай? – удивилась Оксана, нахмурив губы, намеренно издеваясь над своей собеседницей
- Вы же сами сказали – уточнила Валентина, создавая хитрое выражение лица, спрятанное под стерильной марлевой повязкой – Симптом Ревер-Корвальо должен же что-то означать?
«Она умеет убеждать, но после того, как она подло отвергла меня и лишила меня Аришки, неужели она думает, после моего предупреждения, что она еще меня будет умолять, для неё будет всё так просто», размышляла Оксана, с обидой вспоминая события прошлого.
- Где Ларионова? – поинтересовалась Оксана, никак не желая уступать этой девушке, возможность шанса, помогать в этом деле
- Уехала в Москву – отвела Валентина с поразительной радостью в голосе – Ей там предложили теплое уютное гнездышко, возможность организовать свой отдел
- А её отец? – развернувшись спиной к этой девушке, проявляя интерес о своих коллегах, спросила Оксана, направляясь дальше по коридору
- Заведует детским отделением, в то время пока Наталья Петровна взяла отпуск на период новогодних каникул – выражая еще большую радость, пояснила Валентина, последовав следом за Оксаной
- Марина Викторовна? – нахмурив отчаянно губки от недовольства, продолжила Оксана допытывать свою собеседницу, направляясь по коридору, коснувшись пальцами белой занавески, что украшала интерьер пластикового закрытого окна, стекло которого было покрыто узором морозной измороси – Она куда подевалась?
- Она взяла отпуск на время – ответила Валентина – Нужно навести порядок в магазине оптике, сами понимаете бизнес и работа с вами, немного наверно не сочетаются вместе
«Блядь да они совсем уже охуели там, что ли все?», психанула Оксана, сжимая пальцами занавеску, чуть дернула, срывая её.
- Оксана Владимировна?! – возмутилась буйным, агрессивным поведением со стороны Оксаны, вскрикнула Валентина, испугавшись резкого звука рвущейся ткани
- Возьми кровь на анализ, сделай суточное мониторинг ЭКГ, контролируй давление каждые два часа, а та же анализ мочи – чувствуя себя брошенной своими коллегами, выплеснула Оксана накопившуюся злость на эту девушку, заваливая численным количеством распоряжений
- Предполагаете что это инфекция? – спросила Валентина, нисколько не удивившись резкому порыву эмоций со стороны Оксаны
- А у тебя есть другой вариант? – чувствуя интонация голоса в вопросе Валентины, поинтересовалась Оксана, понимая, что это девушка хоть и не заслуженно, но оспаривает её мнение – Что же я готова его выслушать?
- Давайте предположим – проследовав следом за Оксаной по коридору, попыталась выдвинуть Валентина свою точку зрения – У матери этого ребенка, была коартация аорты
- Ну, давай еще и деда его возьмём Молотова – хотела возмутиться Оксана, но кажется понимая к чему клонит, Валентина, тут же передумала – У Молотова ведь была аневризма сердца
- Предположительно у ребенка – начала рассуждать вслух Валентина, проходя вместе с Оксаной мимо большой массивной лестницей – Тоже должна быть врожденная сердечная аномалия, ведь сами посудите……
- Так хватит! – рассмеялась Оксана, посмотрев вниз на первый этаж, где была установлена новогодняя большая ёлка, украшенная мишурой игрушками и гирляндами, встала у края ступенек
- Позвольте хотя бы провести УЗИ сердца
- Возьми хотя бы анализ крови – возразила Оксана – И проследи, чтобы малышу уже начали давать Амоксиклав-500
- А не слишком ли большая дозировка? – смутилась Валентина, продолжая оставаться на верхних ступеньках лестницы, в то время, как Оксана начала спускаться вниз, стукая звонко каблуками по мраморной плитке – Для ребенка которому всего один год
- По-моему – ухмыльнулась Оксана, начиная скольжением царапать массивные перила лестницы, виляя шикарной красотой бёдер, так чтобы подол её свадебного платья скользил, падая на ступеньки лестницы – Кто-то обещал, что не будет путаться у меня под ногами
Вестибюль больничного здания был украшен мишурой, и разноцветно светящейся гирляндой, справа от входа, была расположена огромная ёлка. Над входными дверями холла больницы висела надпись, красиво украшенная мишурой «С НОВЫМ 2019 ГОДОМ», предшествующая началу новогодних праздников. Медсестры, что ходили по первому этажу, помимо их белоснежного халата, на их головах были красные новогодние колпачки, создавая тем самым новогоднюю атмосферу праздника. На стёклах пластиковых окон, что были и так покрыты изморосью мороза были приклеены новогодние бумажные снежинки, придавая атмосферу наступающего новогоднего праздника. В фойе было несколько пациентов, что сидели на железных скамейках в виде стульев, белокурая девушка спряталась за большим домашним пальмовым деревом, смотрела в экран сотового телефона, ерзая по нему пальцами, а парень в черной шерстяной кофте увлекся просмотром интернет страничек, держа в руках планшет.
- Как скажите – согласилась вдруг неожиданно Валентина
- Вот именно так и скажу
Повернувшись, спустившись со ступенек, заявила Оксана, недовольно посмотрев на двух медсестёр, что подошли к лестнице, рядом с которой она стояла.
- Делай всё, как я скажу
Направляясь напротив зоны ожидания, говорила Оксана, направляясь к коридору, прошла мимо стойки регистратуры, вошла в коридор, звонко стукая каблуками по белому мраморному полу.
- А я пока сниму эти свадебные, ужасно тяжелые доспехи
Тихо произнесла Оксана, после чего вошла в больничный коридор, скрытой тенью покрытого снегом тополя, что стоял одиноко за окнами этого помещения.

***
Приятный аромат чая с каркаде витал в атмосфере комнаты, в которую вошла Оксана, открывая медленно, толкая пальцами дверь вовнутрь, держась за пластиковую ручку. Гармония света и тени, прелестью дневных лучей переливалась по стенам комнаты, проникая неистово через покрытое изморосью стекла пластикового окна, жалюзи которого были слегка приоткрыты. За стеклом пластикового большого кона, было слышно, как завывала ветер, шелестения веток голых деревьев и шум двигателя проезжающего рядом какой-то машины. Стены, окрашенные бежевой краской, украшали красиво висевшие полоски пышной мишуры, легкосмываемой краской были нарисованы эскизы рисунков деревенской зимы, заснеженные березы и дома. На маленьком кофейном столике, что стоял возле мягкого дивана, стояла маленькая стеклянная пепельница, в которой медленно тлел окурок сигареты, на тонком фильтре которого сохранился розовый отпечаток женских губ. Подлокотник бежевого дивана, был украшен чьим-то белым бюстгальтером. Кабинка шкафчика медицинского персонала была открыта, от висевшего на его дверце полотенце, исходил приятное душистое сочетание ароматов жасмина и лаванды.
Переступая порог открытой двери, Оксана медленно вошла в комнату, стукая каблуками по линолеуму пола, прошла помещению, снимая с себя черную зимнюю меховую шубку. Скинув шубку на диван, мимо которого прошла, Оксана чувствую приятную гармонию тепла в этой комнате, встала посреди комнаты, пытаясь освободиться от назойливого платья, что сковывало её тело подобно прочным оковам. Заводя руки за спину, Оксана хотел развязать путы вьющихся нитей, что связывали плотно её тело к свадебному платью, верхняя часть которого была подобно исполнению корсета. Покусывая краешек губы, от волнения, Оксана медленно подошла к окну, пытаясь вздохнуть, чувствуя как тело было скованно подобно прочным цепям в этом платье.
- Да блядь как же я тогда его так легко надела – тихо произнесла Оксана, волнуясь, из-за того, что пальцами обеих рук, не смогла распутать связанный узел
Входная дверь помещения медленно открылась, вынуждая Оксана, когда она стояла у окна, развязывая корсет свадебного платья, обернуться от неожиданности. На пороге открытой двери стоял Коновалов, одетый в черное драповое пальто, на плечах у которого еще сохранились крупинки опавшего на них снега. Мужчина с обеспокоенным видом, опустив взгляд в пол медленно переступил порог открытой, изображая в себе невинный вид, боялся даже посмотреть в сторону Оксаны, что старательно пыталась развязать запутавший узел платья сзади на спине.
- Оксана я только узнал – не отрывая взгляда от линолеума на полу, мужчина вошел в комнату медицинского персонала, закрывая тут же за собой дверь – Господи, мне стоило бы догадаться, что дело зайдёт так далеко
- О чём догадаться? – возмутилась Оксана, покусывая краешек больной рассеченной губы, нервничая из-за невозможности развязать этот противный для неё узел – Как твоя дура жена едва чуть меня не убила в доме у Романовых на примерке платья, на которую ты между прочим меня и отправил?
- Именно поэтому мне стыдно посмотреть тебе в глаза – выражая свою вину, тихо произнёс Коновалов, опираясь на закрытую дверь, поправил черную шляпу, на которой остались крупинки снега – Я просто никак не мог…….
«Блядь какой же он сука в этой шляпе охуенно сексуальный ковбой», похотливой завистью посмотрела Оксана на этого мужчину, чувствуя резкое жжение на губе от покусывая.
- Дорогой, я конечно понимаю твои сожаления для тебя так это важно – ухмыльнулась Оксана, выказывая сексуальную застенчивость перед мужчиной – Но ты не мог бы помочь мне, снять это свадебное платье, оно пиздец как мне уже всё давит
- Ох… прости дорогая – прошел быстро по комнате Коновалов снимая шляпу, бросил её на маленький столик рядом с дымящейся в пепельнице сигареты – Сейчас я тебе помогу
- Давно пора
Нахмурила недовольно губки Оксана, ощущая теплое будоражащие дыхание мужчины и его прохладой пропитанные руки, прикосновение которых заставило её вздрогнуть, испытывая завораживающую власть его пальцев по коже оголённых плеч.
- А то знаешь, как-то мне тут давит
- Да-да конечно – любезно согласился Коновалов, принимаясь распутывать пальцами запутавшийся узел корсета свадебного платья на Оксане
- Когда начались первые симптомы? – поинтересовалась Оксана, обольщаясь нежности мужских пальцев, когда они придавали поразительной тонкости ощущений ласки её тело – Что-нибудь необычное после рождения ребенка и выписки твоей жены ты не заметил в поведение малыша?
- У него была проблема с дыхание, да почти всегда – с легкостью развязывая узел на свадебном платье, освободил Коновалов тиски оков свадебного платья, что сковали тело Оксаны – Так же ощущалась очень низкая прибавка в весе ребенка, ты наверно заметила, что он даже сейчас очень худенький
- Это я поняла – ощутила Оксана, как ослабли цепи уз противного для неё свадебного платья, обернулась к мужчине, обвивая стоя к нему спиной его шею, чарую его прелестью голубого лазурного взгляда – Что-то еще ты не заметил, что-то, на что действительно стоит обратить внимание? – спросила она, вздохнув полной грудью
- Он постоянно болел – продолжил рассказывать Коновалов, приседая перед Оксаной на колени, обвивая её талию руками, медленно спустил с неё свадебное платье – Его почти всегда лихорадило, поначалу я думал, что это временная реакция на рост зубов, ну знаешь…..
- Знаю только то – ухмыльнулась Оксана, с трудом сдерживая свой смех, чувствую всю поразительную утонченность ощущения мужских пальцев, их нежность, что приятным касанием пальцев скользили по её бёдрам, снимая платье – Ты что идиот
- Как я понял лучшие хирурги Москвы не смогли понять, что с ним – спустив полностью свадебное платье с Оксаны на пол, выразил Коновалов своё мнение – Поэтому она как всегда послушала своего папашу, что и являлся причиной нашего с ней расставания
- Ты трахал меня – ухмыльнулась Оксана, переступая через лежащие на полу свадебное платье, выразила перед мужчиной прелесть улыбки безупречных алых губ – Когда еще был женат на ней, скажи мне это нормально?!
- Тебя я люблю по-настоящему….
- Ой Коновалов! – возразила Оксана, совершенно не желая слушать пустые речи этого мужчины, жар приятных уже, согревшихся ладоней прикоснулся к ней, обивая своими путами её стройные ноги – Прекрати хватит!
- Ты мне не веришь – продолжая держать опущенный взгляд встал, встал виновато Коновалов перед Оксаной
- Нет, а с чего мне тебе верить? – выказывая недоверие, с усмешкой ухмыльнулась Оксана
- Хотя бы учитывая то – обвивая нежностью приятных касанием пальцев, талию Оксаны, обратился Коновалов, притянул её к себе – Что ты скора станешь моей женой
- А может всё-таки очередной шлюхой?! – специально выражая перед этим мужчиной собственный характер и недоступность, Оксана освободилась и его рука, грубо выражая собственное мнение – Или может подстилкой для твоих девок, под которых ты так рад меня бы подложить да
- Оксана! – возмутился Коновалов, такой строгой и понятной критики не мог оторвать взгляд от черных кружевных трусиков на Оксане, что так естественно облегали её ягодицы
- А что Оксана? – выражая красоту улыбки алых губ, обернулась Оксана, скрестив руки на оголенной груди – Разве я не права?
- У нас ведь скора свадьба – пояснил Коновалов вновь касаясь пальцами талии Оксаны, прикосновение и утонченность таких пылких чувств, вызвало в ней ураган бурно движущихся в крови эмоций – Давай не будем портить друг другу настроение
- Твоя жена его и так мне испортила – выказывая обиженное выражение лица, опустила Оксана невинный взгляд лазурных глаз в пол, специально выказывая перед мужчиной рассеченную ударом губу – Или ты ей так легко спустишь это с рук
- Может, присядем на диван? – предложил Коновалов взяв убедительно Оксану за руку, мужчина направился вместе с ней к дивану – И к сведению, моя жена теперь ты
- Ну, надо же – ухмыльнулась Оксана, саркастической улыбкой выражая недоверие к словам этого мужчины – А кто у тебя на очереди после меня? – выказывая шикарную красоту эластичных бёдер, подошла она к дивану, стукая каблуками золотистых туфель по линолеуму
- Ой, Оксана перестань!
Возразил Коновалов, словно стыдился посмотреть в глаза Оксане, когда она так его испепеляла своим лазурным беспощадным критикой взгляда.
- Я знаю к чему ты клонишь и поверь – взявшись за кончики пальцев обеих рук Оксаны, мужчина сам сел первым на диван, предлагая ей расположиться у него на коленях – У тебя этого…..
- Да сейчас размечтался – возразила Оксана, специально демонстрируя непокорность перед властью мужчины, села просто рядом с ним – Ты до наших с тобой жарких отношений показывал специально своё распутство, находясь в компании своих молодых девиц?
- Да господи, сколько можно?! – уныло вздохнул Коновалов положив ладонь на лоб, отвернул свой сгорающий от стыда взгляд в сторону закрытой входной двери, где слышались стук каблуков и чья-то разговорная женская речь – Ты постоянно тыкаешь меня лицом в это…..
- А как ты хотел?! – едва слышным смехом рассмеялась Оксана, прикрывая алые губы, ладонью руки, прижимаясь к плечу этого мужчины – Ты собрался на мне жениться, так тебе придётся терпеть меня вечно
- Наверно это будет тяжело
Повернулся он в сторону Оксаны, когда она, забираясь нагло к нему на колени, выказывая натуру прозорливой распутной кошки, пропуская его ноги под собой, села к нему на колени, обвивая руками шею Коновалов.
- Но ради тебя……
- Тш…. – возразила Оксана, страстью голодного сексуального желания посмотрела в глаза этому мужчине, прикрывая его жаркие, пылкие огнём губы подушечкой указательного пальца – Может не надо нам лишних слов
Разговаривая рядом с губами этого мужчины, Оксана чувствовала, как от него несло табачным дымом выкуренных папиросных сигар. Тело мужчины пахло приятной гармоничной палитры вкусы «SalvadorDaliBlackSun», что впитала в себя всю утонченность запаха восточного юза и поистине прекрасную естественную силу аромата смолы кедра. Из-за рта этого льва несло терпким запахом стойкого перегара, выпитого совсем недавно коньячного напитка, тонкость пленительного вкуса манила к себе своей неизвестностью аромата.
- Просто давай насладимся тишиной – произнесла Оксана рядом с губами самца, ощущая едва дотрагиваясь до них своими, пылкость его порочного желания – И моментом сладкого поцелуя
Чувствуя настойчивость горячих пальцев Коновалова на своих ягодицах, тихим шепотом произнесла Оксана, сливаясь тут же с ним в единой силой страсти поцелуя. Жадно облизывая губы мужчины, сидя у него на коленях, Оксана, проявляя необузданность, не пускала его язык к себе в рот, забавляясь тому моменту, как самец, нервно теребил резинку черных кружевных трусиков, надетых на ней. Поддавшись моменту слабости, Оксана неожиданно ощутила скользким касание язык Коновалова у себя во рту, когда он тут же начал диктовать ей правила этого голодного порочным искушением поцелуя.
«Блядь да я прям, уже вижу, пускай даже с закрытыми глазами, как он хочет их с меня снять, пожалуй, я забуду на возмущение медсестёр и позволю себе хоть чуть-чуть расслабиться», размышляла Оксана, специально начиная тереться о тело мужчины, вызывая такими движением в этом жеребце бурный порыв, играющий в нём страсти.
Играя своим телом, Оксана, чуть привстав с колен мужчины, у которого сидела, позволяя его настойчивым наглым пальцам, медленно приспустить резинку черных кружевных трусиков по её упругим ягодицам. Облизывая жадно язык мужчины, Оксана наслаждалась терпкостью вкуса его слюны, в частичках которой сохранился осадок терпкой прелести алкоголя. Выражая всю страсть в движении Оксана, стоя на коленях находясь на диване, над ногами мужчины, улыбаясь распущенной улыбкой, радовалась приятному нежному трению скольжения резинки по её бархатистой коже упругой попки.
- Я знала, что ты не устоишь перед тем – перешагивая через снятые трусики, с улыбкой порочного соблазна говорила Оксана, нежно целуя мужчину – Чтобы их снять с меня – жадно расстегивая пуговицы черного мужского пальто на Коновалове, выразила она перед ним своё мнение
- Просто не могу больше ждать – желание дикой страсти, ответил Коновалов, помогая Оксане расстегивать пуговицы черного пальто – Я и так долго ждал, пока закончатся твои месячные
- Уже как два дня – улыбаясь, заигрывая с мужчиной желая возбудить в нём огонь порочного искушения, говорила Оксана – Как всё закончилось и я очень рада, тому, что ты уважаешь, моё мнение и смог продержаться вместе со мной весь этот тягостный для меня период
- Ты перебила почти половину нашей посуды – рассмеялся Коновалов, обвивая жаркими желанными руками бёдра Оксаны, прижимая к себе её пылающее огнем сексуального голода тело к себе – Порвала оби в комнате, только лишь потому, что цвет тебе, видите ли, не подходит
- Между прочим
Выражая прекрасную прелесть улыбки, сдергивая нагло пальто с мужчины, Оксана, прижимаясь к его тело, оставила на его шее смачный след алой помады от поцелуя.
- Жену в этот конкретно раз, ты себе выбирал сам, так что терпи – расстегивая пуговицы белой рубашки Коновалова, гордо произнесла эротической нотой голоса Оксана
- И как долго? – заигрывая, нахмурился Коновалов, проводя подушечками пальцев по эрогенной зоне ног Оксаны, заставил стенки её влагалищ мокнуть с еще большей естественной силой
«Блядь пожалуй я даже его пальцам в себе, теперь буду рада», запрокинула голову Оксана, выставляя изящной формы сочную грудь в лицо мужчины, стоя над его коленями.
- Господи! – случайно коснувшись пальцами возбужденных половых губ, влагалища Оксаны, порочной улыбкой, удивился Коновалов – Да ты вся течешь пожалуй мне кажется
- Что тебе непременно
Сгорая в ритме порочного сильного искушения, простонала Оксана, обвивая вновь шею мужчины, прижалась к нему, зависнув в расстоянии касания от его губ.
- Следует сделать это – не выдерживая столь тягостного момента искушения, слилась Оксана вновь с губами мужчины в дикой страсти поцелуя
Дверь комнаты медицинского помещения неожиданно открылась, когда Оксана не придавая значения приближающимся стукам женских каблуков, дико целовалась с Коноваловым. На пороге открытой двери стояла, одетая в черное пальто Алина Молотова, девушка, была бледная словно мука, унылое выражение лица её несло скорее разочарование. Не придавая никакого значения и не выражая каких-либо эмоций, девушка, вытирая с глаз текущую по щеке слезу, переступила порог открытой двери без стеснения, закрыла за собой дверь, делая всё без слов.
«Ну, пиздец, потрахалась называется, спасибо блядь тебе Алина Молотова», огорчилась Оксана, испугавшись, быстро прижалась к телу Коновалова, смутившись появления этой девушки.
- Блядь ты, что не видишь?!! – возмутилась Оксана, выказывая обиду, нахмурила губки – Мы тут немного заняты!
- Обкатываешь перед свадьбой новую подстилку – не обращая внимания на доводы Оксаны, прошла эта девушка по комнате, обращаясь к Коновалову
- Да как ты……! – хотела возмутиться Оксана, но Коновалов тут же прикрыл её алые губы жаркими мокрыми пальцами, которыми коснулся её влагалища
- Оксана тише – убедительной нотой голоса, уговорил Коновалов замолчать Оксану, настойчиво всовывая ей пальцы в рот – Зачем пришла? – обращаясь к Молотовой, спросил он
- Смотри просто поразительно послушную блондинку, ты себе нашел – похвалила Алина Молотова, подходя медленно к дивану, коснувшись пальцами пышных распущенных золотистых волос Оксаны – Как покорно она тебя слушается
- Оксана тише – угрожающим тоном голоса, приказал Коновалов, оставляя пальцы во рту Оксаны, когда она хотела возмутиться от прикосновения рук пальцев девушки, что вплелись в её волосы
«Блядь, какой же дешевой шлюхой, я после этого себя чувствую», покорно обсасывая пальцы мужчины, оставляя на их поверхности алый след от помады, выказывая влагу слёз от нанесенной обиды на глазах.
- Ой, смотри, наша девочка плачет – пафосным голосом, с насмешкой выразила своё мнение Алина Молотова, холодным касанием пальцами провела по спине Оксаны
- Отстань от неё – отдёрнул руку Коновалов, насильно принуждая обсасывать его пальцы, отдёрнул руку Молотовой от тела Оксаны – Оксана тише я сказал!!! – вынуждал он её сидеть у него на коленях, одарил ягодицы жгучим шлепком
- Блядь Коновалов хватит!!!! – возмутилась Оксана, освободившись от его пальцев, прокричала перед его лицом, выказывая дикую нанесенную обиду текучими по щекам слезами – Я тебе никакая там дешевая шлюха – оставаясь сидеть в его объятиях, противоречила она своим словам
- Но почему мне кажется наоборот – ухмыльнулась сквозь слёзы Молотова – Ну да ладно я сюда пришла не для того, чтобы смотреть, как вы развлекаетесь
- Грязное мерзкое животное ты Коновалов – освободилась Оксана от объятий мужчины, вставая, касаясь золотистыми каблуками линолеума пола комнаты – Не прикасайся больше ко мне!!!
- Оксана послушай – хотел возразить Коновалов – Да что тебе нужно? – сорвался он на Алину Молотову, что не давала ему проходу
- Ты променял меня – возмутилась Молотова, преграждая путь Коновалову к Оксане, что прошла по комнате, вытирая кончиками пальцев слёзы, непрерывно текущие с глаз по щекам – На неё, да ты посмотри даже стыдно посмотреть, на кого на неё…..
«Сука блядь ебливая, как же я эту проклятую семейку ненавижу», утирая пальцами слёзы, Оксана, стукая каблуками, подошла к дверце своего шкафчика, открывая тут же её.
- Забирай своего сына – не выдержала Оксана усмешки со стороны Молотовой, выказывая всю накопленную в душе ненависть выкрикнула – И катись отсюда, убирайтесь вы оба, я не желаю вас никого видеть!!!
- Извините – обратилась Валентина, испугавшись крика Оксаны, медленно открывая дверь чуть просунула голову – Но Оксана Владимировна там, у ребёнка Молотовой
- Это же твоя – обратился Коновалов к Оксане, обходя свою бывшую жену – Подчинённая
- Уж нет – возразила Оксана, не желая даже поворачиваться – Я взяла её из-за того, что весь мой отдел разбежался по своим личным делам, дешёвые предатели, теперь у меня нет дела, и я не желаю ничего больше слушать
- Оксана Владимировна – не придавая бурным эмоциям со стороны Оксаны, начала говорить Валентина, входя в помещение, тут же закрывая за собой дверь – Произошла фибрилляция желудочков, удалось наладить сердечный ритм с помощью дефибриллятора и купировать дыхательную острую недостаточность с помощью ИВЛ
- Ты что блядь не поняла – выражая всю ненависть обернулась Оксана, выказывая специально потеки растекающейся по лицу туши и размытый теней, прокричала она – Меня блядь не интересует это дело больше, как и этот ублюдок, ребенка выписывай и пусть это проклятая семья Коноваловых катиться ко всем чертям!!!
- Оксана?!! – возмутился, не понимая такой резкой критики Коновалов
- Пошёл нахуй! – прокричала Оксана в ответ, не желая слушать пустые слова этого мужчины
- Оксана послушай – уверяла Молотова, испугавшись серьезного выражения лица Валентины
«Фибрилляция желудочком, может быть обусловлена низким артериальным давлением и тахикардией, а значит, давление начинает еще падать, что является осложнением АВ-узла проводимости», предположила Оксана взяла с полки открытой двери шкафчика кружевные трусики, повернувшись спиной, зашла медленно за шкафчики.
- Оксана послушай – уговаривал Коновалов, хотел последовать следом
- Пошёл нахуй – грязно выругалась Оксана, выражая всю злость в своём голосе – Я тебе сказала забирай свою…….
- Оксана хватит! – возмутился Коновалов когда Оксана кинула ему в лицо кружевные трусики, что держала в руках – Да угомонись же ты!!! – схватил он её за руки, одной рукой когда она в ярости хотела в целях самозащиты на него наброситься
- Я тебя ненавижу – не сдерживая слёз, страдающим голосом с визгом прокричала Оксана перед лицом Коновалова – Забирай свою жену, своего ребёнка и проваливай к чертовой матери, знать тебя не желаю, ты……
- Я вызову охрану!
Предупредила Валентина, встав за спиной у Коновалова, когда он заломил Оксане обе руки, поворачивая её к себе спиной, вынуждая взвизгнуть от нестерпимой боли.
- Убирайтесь отсюда гражданин Коновалов и гражданка Молотова
- Я разбираюсь со своей женой – пригрозил Коновалов, прижимая Оксану, лицо к обратной стороне шкафчиков, держал обе её руки за спиной – Не мешайте нам
- Блядь Коновалов – прошипела Оксана, стоном выражая боль, что она ощущала от сильной руки Коновалова – Я заставлю тебя за это ответить
- Охрану немедленно в комнату медицинского персонала – доставая телефон из кармана белого халата, произнесла Валентина в динамик сотового
- Оксана послушай…..
- Блядь да пошёл ты – потирая запястье болевших обеих рук, чувствовала Оксана резкую боль в локтях – Убирайся отсюда, свадьбы не будет после этого, я никогда не стану твоей женой, ты пересек черту
- Оксана прости – умолял Коновалов, встав на колени перед Оксаной, обвил руками её стройные ноги, прижался лицом, колкой щетиной к её животу – Прости пожалуйста я не хотел, я правда не знаю что на меня нашло
- Так за такого вы мужчину собрались замуж
Недоверчиво выразила Валентина своё мнение, с презрением глядела на представленную перед ней семейную драму.
- Я спасла вашего сына гражданин Коновалов, сейчас он на ИВЛ, медсестра постоянно следит за его состоянием, но не больше, я распоряжусь, чтобы его увезли, куда вы скажите в течение суток
- Увезли?! – была крайне шокирована Алина Молотова – О… нет прошу, господи, у меня нет выбора
- У тебя блядь его действительно нет – нецензурной лексикой выразилась Оксана, начиная бить ладонью обеих рук по спине мужчины, что прижался к её телу – Убирайся отсюда животное, я не хочу тебя видеть и знать, после того что ты сделал!!!
- Коновалов выйдите, пожалуйста, отсюда – пригрозила Валентина, продолжая стоять у него за спиной – В противном случае я буду вынуждена позвать охрану
- А разве ты этого уже не сделала? – удивилась Оксана, после того как мужчина, услышав такое строгое предупреждение отпустил её ноги
- Так ты этого хотела – с обидой в голосе, произнёс Коновалов вставая с колен, делая такое выражение лица, чтобы специально затронуть чувства Оксаны к себе – Ну раз так….
«Блядь что же я наделала, этот мужчина приносил мне кофе в постель, ублажал меня как королеву, выслушивал мои капризы, стоило ему чуть сорваться, так я сразу чушь какую-то понесла, нет-нет…..», испугалась Оксана того что может никогда уже не вернуть расположение Коновалова к себе.
- Серёжа нет! – шепотом выразила Оксана своё несогласие, после того как мужчина повернулся к ней спиной и проследовал к выходу из комнаты – Стой, прошу тебя! – хотела она пойти за ним, но Валентина специально преградила ей путь
- Оксана Владимировна одумайтесь! – убеждала Валентина, прижимая ладони обеих рук к плечам Оксаны останавливая её, не давая пройти – Он применил силу, так что эта за мужчина такой, который применяет силу, против женщины
- Он мой мужчина – гордо произнесла Оксана, с огорчением поглядев как дверь этого помещения, в котором она находилась, тихо захлопнулась за спиной у Молотовой
- Он поднял на вас руку – уверяла Валентина, не пуская Оксану – Как вы вообще можете такое прощать
- Пусти меня
Набравшись сил, Оксана оттолкнула рыжую девушку, направляясь следом по комнате к закрывшейся входной двери, спотыкаясь о собственную белую сумочку, упала на колени.
- Блядь! – прошипела Оксана, падая на локти, могла сдержать поток льющихся слёз, размытой туши и тени на своём лице, упираясь лицом в пол линолеума – Ну зачем, почему? – рыдая в пол комнаты, выказывала она слезно собственное огорчение
- Господи как низко вы пали – повела недовольно Валентина, проходя по комнате мимо, стукая каблуками красных туфель, направляясь к закрытой входной двери – И как всё-таки хорошо, что я с вами больше не работаю, убого противно на вас смотреть после такого
«Блядь рыжая охуевшая я тебя раздавлю», подумала про себя Оксана приподнимаясь опираясь руками о пол на который упала.
- Да как ты смеешь – прошипела Оксана подобно дикости королевской кобры, выражая ненависть, выгибая спину, словно хищная кошка – Я подобрала тебя абсолютно никем, да тебе не то, что медсестрой тебя поломойкой бы не взяли, именно со мной ты приобрела опыт и вот твоя сука благодарность
- Я вам всё сказала – открывая дверь, ответила спокойно пожав плечами Валентина, переступая через высокий порог – Дальше решайте сами, я пока подготовлю бумаги на выписку ребенка Молотовой
- Убирайся отсюда!!!
вставая на колени, оставаясь сидеть на полу, прокричала Оксана, схватившись за сумочку о которую споткнулась, кинула её в Валентину, когда девушка в спешке закрыла за собой дверь
- Сука ненормальная
Слёзно выражая раздирающую сознание злость, прошептала Оксана, оставаясь в пустоте комнаты медицинского персонала, когда дверь быстро закрылась. Закрывая лицо, скрывая обиду текущим ручьем слёз, Оксана упала на пол, начиная рьяно его царапать когтями одной руки. Не переставая рыдать, прижимаясь горячей щекой к полу, Оксана царапала линолеум, пытаясь сорвать злость на напольном покрытии, проливая на него бесчисленные капли слёз вместе со стонами терзающих её разум мук любви.
- Серёжа – тихо прошептала Оксана, оставаясь лежать обнаженной на полу – Нет!!!!! – громко прокричала она в пустоту этой комнаты, выражая неистовым криком бурный порыв ярости





















Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 10
© 13.02.2017 Вадим Песегов

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1