Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 15


Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 15
Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 15
Пышное во всей красе, белоснежное свадебное платье, красиво облегало верхний силуэт тела Оксаны, выражая за счет золотистого пояса на её талию, прекрасный изгиб формы бёдер, а разрез спереди, открывал красоту обнаженных стройных. Бесподобный аромат дамасской розы парфюма «RoseSauvage», насыщал тело Оксаны, сексуальной силой запаха чарующим оттенком дамасской розы. Расположившись сидя на небольшой белой софе, Оксана, положив ногу на ногу, смотрела на темноволосую девушку в черном деловом платье, ручного пошива. Положив локоть на подлокотник софы, на которой сидела, Оксана выразительным взглядом голубых лазурных, сияющих счастьем глаз смотрела, как эта девица взяла в руки метр, направилась вместе с ним к Оксане. Катерина стояла у большого пластикового окна, теребила кончиками пальцев зеленую штору, что своей длинно от потолка касалась краем кофейного паркета комнаты. Аришка сидела на пуфике у большого парфюмерного комода, зеркало которого было словно предназначено самой королеве, его грань была красиво украшена камнем из малахита. Марина Николаевна и Рамазанов сидели напротив на небольшом диванчике, держась за руку, эта счастливая пара с восторженным видом смотрели на Оксану. Роксана с большим букетом роз и в завораживающем оттенком сирени, пышном платье прошла по комнате, выражая в каждом шаге открытую красоту обнаженных красивых ног.
- Мы так счастливы за тебя дочка – не мог сдержать эмоции при себе Рамазанов – Ты выходишь замуж, я уж думал этот момент, никогда не настанет и только ради тебя я нашел общий язык с твоим мужем, пускай это было для меня трудно
- Володя – прошипела на него Марина Николаевна, сжима пальцами в ладонь в которой находилась рука этого мужчины – Порадуйся хотя бы просто за нашу с тобой дочь
- Оксана Владимировна встаньте, пожалуйста – обратилась девушка, что держала метр в руках, подошла медленно к софе, на которой сидела Оксана – Мне нужно сделать более точный замер вашей талии и бюста, как вы уже поняли это всего лишь неготовый вариант вашего свадебного платья
- Да-да конечно – мило улыбаясь этой темноволосой кареглазой девушке, Оксана встала с софы, расправляя белое пышное платье на бёдрах – Свадьба назначена на моё день рождение, вы успеете подготовить его к церемонии бракосочетания?
- Оксанка это всего еще четыре дня – ухмыльнулась Катерина, обернувшись, опираясь роскошными бёдрами на пластиковый подоконник, у окна рядом с которым стояла – Я думаю, мастер успеет довести до ума твоё свадебное платье
- Я так рада за тебя сестра – поставив букет, что держала обеими руками, в белую керамическую вазу, выразила собственное мнение Роксана
- А я нет! – высказала несогласие Аришка, нахмурив губы от обиды – Не понимаю, чем тебе Костя не подходил, у нас могло быть всё так замечательно
«Блядь ну как ребёнку своему объяснить, что не люблю я Костю», нахмурила Оксана губы, выказывая румянец застенчивости на щечках.
- Аришка доченька – выражая чудесный изгиб формы скул, обернулась Оксана к девочке, что сидела на мягком белом пуфике – У нас с тобой и так всё будет замечательно, просто с Серёжей чувствую себя любимой женщиной
- Я тебе уже не верю – хладнокровно без всяких эмоций произнесла девочка, отвернув обиженный взгляд от Оксаны к зеркалу
«Блядь вот этого-то я и боялась, мне кажется, я уже начинаю терять доверие Аришки к себе, что же надо попытаться её заставить передумать», нахмурила задумчиво губки Оксана, позволяя темноволосой девушке, что подошла к ней, обхватить свою талию метром, что держала она в руках.
- Ариша послушай – уверяла Оксана, освобождаясь от объятий метра темноволосой девушки, что измеряла размер её талии – Доченька, просто в жизни иногда так бывает
- Что твоя мама – начала разъяснять Марина Николаевна, посмотрев то на Аришку то на Оксану что направлялась к маленькой девочке – Выходит замуж по любви – скрасила она напряженность этого момента когда все на неё так удивительно посмотрели
- Я думаю – поддержала Роксана, поправляя пышные алые лепестки стоящего в вазе букета роз, повернулась с улыбкой посмотрела на Оксану – Между прочим, Сергей Коновалов, хороший человек
- Да только у него была жена и ребёнок – пояснил Рамазанов
- Больной ребёнок – уточнила Марина Николаевна – Он бросил свою законную жену с больным, умирающим ребёнком и нашёл себе новую
«Блядь как же вы заебали меня с этой темой», прикусывая от волнения губу, подумала про себя Оксана, смутившись критики со стороны Марины Николаевны и Рамазанова.
- Не понимаю, как можно было бросить жену с больным ребенком на руках – поддержала Катерина, выражая коварство в собственном серо-голубом взгляде глаз
- Блядь тебя вообще кто спрашивал – прошипела на неё Оксана, подобно дикости королевской кобры – Не лезь не в своё дело
- Оксана ты собственную дочь так напугала
Критиковала Марина Николаевна, когда Аришка закрылась от разъярённого взгляда лазурных голубых глаз Оксаны. Девочка тут же стала всхлипывать, положив локотки обеих рук на комод рядом с которым сидела, закрыла ладонями лицо.
- Что ты делаешь? – возмутилась Марина Николаевна
«Блядь да что со мной в самом деле, господи девочка моя», нервничала Оксана поджав от обиды нижнюю губу, подошла со спины к плачущей девочке.
- Аришка зайка – наклонилась Оксана, чтобы обвить руками плечи маленькой девочки – Мама тебя очень сильно любит
- Ты всё время думаешь только о себе – проявила характер Аришка, не давая Оксане себя обнять, вскочила быстро с пуфика на котором сидела – Ты вечно ценишь и считаешь только свои интересы, тебя совершенно не волнует…..
- Хватит…..! – прокричала на неё Оксана, понимая какую правду ей преподносит эта маленькая девочка, когда так при всех унизила её – Я твоя мать, я тебя вырастила, выкормила и выходила, а так же прооперировала и всё это заметь, прошу, сделала я сама
- Ты всегда думала лишь только о себе – опустил голову, испугавшись разъярённого взгляда Оксаны, тихо произнесла девочка
- Оксана! – окликнул Рамазанов, вставая с дивана, на котором сидел, отпустил руку Марины Николаевны – Твоя дочь это, безусловно, говорит правду, ты хоть бы хоть на минуту не могла бы думать о чем-нибудь кроме своих развлечений и головоломок
- И ты туда же – нахмурила недовольно губы Оксана, повернувшись к окну рядом с которым стояла Катерина, теребила кончиками пальцев зеленую штору – Ну спасибо папа!
- Оксана Владимировна можно мне завершить с замерами? – выглядела неловко темноволосая девушка – Мне нужно знать точные размеры вашего платья
- Да измеряй ты уже наконец! – разозлилась Оксана, прикусывая от переизбытка волнения губу
- Хорошо – радушно согласилась девушка, стерпев истерику Оксаны – Расправьте, пожалуйста, руки в стороны
- Изабелла! – послышался недовольный женский голос за закрытыми дверями комнаты – Хватит мне указывать, я сама прекрасно знаю, мне уже сказали, что Орлова тут
- Это что голос Алины Коноваловой? – удивился Рамазанов, в тот самый момент, когда двери комнаты Изабеллы внезапно раскрылись
- Да послушай же ты – уверяла Изабелла, заходя в комнату следом за Алиной
Темноволосая девушка с ровными волосами, кожа рук которой будто была покрыта тонким слоем муки, было такое чувство, как будто на ней не было лица. Лицо этой девушки было окутано печалью и необъятной чередой разочарования, на молодом лице уже были проблески морщин и круги под глазами. Черное платье на хрупком теле этой девушки смотрелось, словно надетый мешок, никаких выразительных пикантных черт или изгибов в её теле оно не выражало. Длинное платье даже срывало очертание ног этой девушки, но высокий каблук её зимних сапог все же придавал хоть какую-то красоту образу Алины Молотовой.
- Я знаю, что ваша Орлова тут – заявила гордо Алина – Мне просто……
- Явилась на мою голову – повела, недовольна губами Оксана, заметив, как изменилась в выражении лица вошедшая в комнату девушка
- Так это ты….. – была удивлена Алина Молотова – Всё это время я была в раздумьях, на кого же всё-таки променял меня, мой муж, но никак не могла даже представить какой он лицемер
- Не поняла? – вопросительно посмотрела на эту девушку Оксана – С твоих слов я, что не заслуживаю стать женой своего любимого человека?
- Я и представить себе не могла – была поражена Алина, словно не могла поверить своим глазам, раскрыв от удивления уставшие веки глаз – Я думала, ты будешь подругой невесты ну никак не самой невестой этого лжеца
- Интересно с чего бы вдруг ты так могла подумать? – ощутила Оксана как метр, что был в руках девушки, обхватил её талию
- О чём она говорит дочка? – присаживаясь на диван, взволнованно спросил Рамазанов, взявшись за руку с Мариной Николаевной
- Она говорит о том – ухмыльнулась Катерина, расправляя пряди черных густых волос – Что после того, как твои Оксанка скинхеды избили возле больницы Коновалова, твой так называемый муж, нажаловался именно своей жене об этом случае, и ничто не могло уже после этого предрекать ваше воссоединение
- И ты об этом знала?! – возмутилась Оксана, посмотрела в сторону Катерины, выказывая недовольство во взгляде топазных, лазурно-голубых глаз – И ничего мне не сказала
- А стала бы ты меня слушать? – пожала плечами Катерина
- Он уверял меня что у вас с ним после того случая с твоими нацистами
Объясняла Алина Молотова, проходя по комнате, когда всё внимание окружающих в комнате, было приковано к ней, держала в пальцах руки смятый розовый влажный платок.
- Ничего не может быть общего – говорила Алина, вытирая кончиком платка, влагу, вытекающих с глаз слёз – Я думала ты подруга невесты, но никак не ожидала такого
- Алиночка присядь, пожалуйста – подошла сзади Изабелла, коснувшись плеч этой рыдающей девушки – Расскажи нам всем, зачем тебе понадобилась именно Оксана
- Да после такого – не давая к себе прикоснуться, Алина Молотова, словно выказывала, как её терзала обида – Я не желаю и знать ничего подобного, зря только послушала своего отца, он так фанатичен и одержим тобою
- Мною?! – удивилась Оксана, с какой жестокостью, выказывая ненависть, Алина Молотова с заплаканным взглядом глаз, указала на неё указательным пальцем
- Алина Андреевна – вбежала в комнату белокурая девушка – Ваш сын, он…..
- Что с ним? – в ужасе посмотрела Алина Молотова на вбежавшую девушку – О…. господи Виктория – направилась ускоренным шагом к выходу из комнаты
- Не желаешь хотя бы посмотреть? – удивилась Катерина, обращаясь к Оксане, когда она стояла, раздвинув руки позволяя рукам портного мастера произвести размеры своего свадебного платья
- Думаешь, меня там ждут? – повела губами Оксана, выражая удивление, посмотрела, как белокурая девушка вслед за Алиной выскочила из комнаты
- О…господи Оксана – обратилась Изабелла, выказывая обеспокоенность на своём хладнокровном лице – Ты же ведь врач, сходи, посмотри что случилось
- Господи Оксанка – вскрикнула Марина Николаевна – Что там с ребёнком, ну же скорее не стой столбом
«Блядь да что вы ко мне то все престали, у меня ведь вроде как свадьба уже на носу и брать дело у меня совершенно нет желания», размышляла Оксана, оставаясь стоять на месте, в то время когда все так на неё удивлённо смотрели.
- Мама – подбежала Аришка к Оксане – Помоги, пожалуйста, этой тёте, ведь когда мне было плохо, ты без раздумья мне помогла – просила девочка, таким тоном голоса, выказывая к себе жалость и сожаление, развеивая все противоречия и упорства в пыль
- Катерина возьми мою сумочку – направляясь к выходу из комнаты, распорядилась Оксана, звонко стукая каблуками золотистых туфель по паркету пола
- Почему именно я? – возмутилась Катерина, взяв с кофейного столика белую кожаную сумочку Оксаны – Там ведь полно тех, кто может оказать тебе помощь
- Потому что слишком умная – возразила Оксана, покидая комнату, через открытые двери, взялась кончиками пальцев за низ платья, приподнимая его от пола, чтобы не запачкать
- Господи скорую быстро – слышались отчаянные женские крики, что доносились с первого этажа
- Я только оставила его буквально на минутку – уверяла Виктория, чей голос был особо слышен с гостиной на первом этаже – Я даже не думала, что с ним может такое произойти
- Дура тупая – прокричала Алина, что ты наделала – Скорую скорее вызывайте
- Так спокойно – крикнула Оксана, быстро направляясь по коридору подошла к лестнице, что вела вниз на первый этаж – Я врач, скорую надеюсь уже вызвали
Увидела Оксана мальчика, в возрасте около года, лежащего на полу в гостиной, под светом гирлянд установленной новогодней ёлки. Признаки цианоза кожи были видны на ручках, вместе с типичным феноменом гипотрофии,в то время как по предположению Оксаны, малышу было около года, выглядел он чуть старше полугодовалого ребёнка. По тому, как он дышал, Оксана сразу смогла предположить по частоте его дыхания отдышку, а вместе с ней и тахикардию. Увеличение брюшной полости, даже под белой кофточкой ребёнка указывало на асцит, на лицо всё выглядело, так как всё выглядело сердечной недостаточностью, неясного генеза.
- Отойдите немедленно от ребёнка – прокричала Оксана, быстро спускаясь по ступенькам, стукая каблуками по красной ковровой дорожке
- Господи что с ним? – испугалась Виктория, выражая лицо дикого испуга
- Неси скорее мою сумочку – распорядилась Алина Молотова, крикнув на стоящую Викторию и девушку, что была рядом с ней
- Отойди же – оттолкнула Оксана мать это ребёнка, сама села рядом с ним на колени – Катерина дай мне сумочку быстро
- Да как ты смеешь? – возмутилась Алина Молотова, упав на пол, опираясь руками на мраморный пол – Что ты себе позволяешь?
- Катерина мою сумку быстро
Крикнула Оксана, посмотрела на мальчика, заметила очень интересный признак, когда случайно дотронулась до его груди, закатывая его белую кофточку. Интенсивное сердцебиение указывало на «пароксизмальную тахикардию», вид аритмии, характеризующийся частотой сердечных сокращений от 140 до 220 и более в минуту. Раскрывая быстро сумочку, Оксана вытащила из неё шприц с содержащемся в нём «пропранололом», лекарственное средство, неселективныйбета-адреноблокатор, блокирует бета-адренорецепторы. Доставая быстро жгут, сидя на коленках, Оксана вывалила очень неаккуратно тонометр на пол гостиной.
- Что развалилась тут?
Подняв голос, недовольно крикнула Оксана на Алину, что сидела на полу, поджав под себя ноги с испуганным видом, не зная, что делать, сидела на полу.
- Перевяжи быстро руку, чуть выше локтевого сустава – кончиками пальцев Оксана сбила, ударила шприц, сбивая консистенцию раствора – Катерина подготовь тонометр
Введение такого сильного бета-адреноблокатора внутривенно, детям до одного года и старше, должно осуществляться под постоянным контролем артериального давления. Побочными действиями данного препарата могут служить «атриовентрикулярная блокада», нарушения проводимости миокарда, сердцебиение, синусовая брадикардия, усугубление течения хронической сердечной недостаточности, ослабление сократимости миокарда.
- Да живее блядь, что ты там копаешься! – прокричала Оксана на Катерину, чувствуя обеспокоенность, за ребенка снимая колпачок с иглы шприца
- Здесь? – указала Алина Молотова, аккуратно боязно, обхватывая ручку ребенка жгутом
- Давай перевязывай да потуже – критиковала Оксана, держа в одной руке шприц, другой рукой быстро открутила пробку из бутылька медицинского спирта
- Господи я думала уже все закончилось – не могла Алина вынести страдая собственного ребенка оставив жгут лежать на полу
«Дура блядь конченая, ты что сына хочешь закопать?», подумала про себя Оксана, посмотрев возмущенно в сторону перепуганной матери этого младенца.
- Катерина блядь – выражая твердую уверенность, скрывая чувства паники и страха внутри себя, Оксана обратилась к девушке, что подбежала к ней, быстро держа тонометр в руках – Перевяжи руку быстро и надень тонометр, живее блядь
- Выше локтевого сустава? – взволнованно спросила Катерина, перевязывая жгутом руку лежащего на полу ребенка, пока Оксана заголила рукав его белой кофточки и обработала место пункции раствором ваткой спирта – Оксанка я волнуюсь!
- Установишь тонометр – распорядилась Оксана, наклонившись сидя на коленах над лежащим на полу ребенком – И достань мне стетоскоп
Дождавшись пока Катерина затянет жгут, Оксана, нащупав пальцами обработанное место, выделила вену, медленно подставляя кончик иглы шприца.
- Это такая штука знаешь – прикусывая краешек губы, Оксана проткнула вену кончиком иглы, медленно начала вводить в кровоток ребёнка, содержимое шприца
- Вот кажется нашла
- Надень её на меня – заявила Оксана, начиная медленно давить поршень шприца большим пальцем – Прислони ушко стетоскопа под манжет тонометра и начинай качать его баллон
- Надеюсь, ты знаешь что делаешь – выражая обеспокоенность, вредничала Катерина, надевая стетоскоп на Оксану
- Просто делай что сказано – повысив голос, крикнула Оксана, чувствуя через надетый стетоскоп, как пульсировал огромным давление кровоток в жилах ребёнка – Так систолическое давление 210, начинает медленно падать
- Господи, господи-господи – не переставая сидя на коленках на полу, повторяла Алина Молотова, с ужасом наблюдая картинку случившегося шока у своего ребёнка
- Так ввела 50 миллиграмм пропранолола – не обращая внимания на пустую истерику со стороны матери этого ребёнка, отчиталась Оксана – Вызывайте скорую немедленно – вытаскивая иглу шприца, отдала она указания, обращаясь к Виктории, что замерла от увиденной картины в ужасе
Антиангинальный эффект достигается снижением потребности тканей миокарда в кислороде (благодаря отрицательному инотропному и хронотропному эффекты). Снижение ЧСС улучшает перфузию миокарда и вызывает удлинение диастолы. Снижением скорости спонтанного возбуждения эктопического и синусного водителей ритма. Угнетение импульсного проведения регистрируется в большей степени в антероградном и в меньшей степени в ретроградном направлении по дополнительным путям и через атриовентрикулярный узел.
- Я его госпитализирую – гордо заявила Оксана, закрывая колпачком использованной уже иглы шприца – Надо успеть переодеться до приезда скорой и переложите ребёнка куда-нибудь, не может же он всегда лежать у вас на полу
- Какое ты имеешь право распоряжаться моим сыном – вставая с колен, возмутилась Алина Молотова – Да если бы я знала, что это ты собираешься стать женой моего мужа я бы……
- Если ты не заметила – поднимаясь с колен, расправляя свадебное платье, пояснила Оксана, оставляя использованный шприц лежать на полу – Я только что спасла жизнь твоему сыну
- Я думала, это у него уже прекратилось – испуганно, дрожащей нижней губой произнесла Алина Молотова, отражая дикий испуг в своих глазах
«Она уже это повторяет второй раз, значит раньше её ребенок, через это проходил, врачи из Москвы, как-то смогли на время купировать симптомы, но они снова вернулись», предположила Оксана, вставая с колен, поправляя свадебное платье, взявшись за его подол, кончиками пальцев, поднимая его от пола.
- Значит, подобное уже было
Рассуждала Оксана, обращаясь к матери ребёнка, что взяла своего сына на руки, тут же крепко обняла его, начала целовать, когда у него после инъекции, приступ отдышки на короткое время купировался, голос стал чуть резвее.
- Врачам удалось выяснить, что это было? – подошла Оксана к этой девушке, что держала своего малыша на руках – Чем вы купировали подобные симптомы, ты понимаешь, то действие введенного препарата скора закончиться и всё повторится снова или могут быть вообще побочные симптомы
- О чём ты говоришь? – испугалась Алина Молотова, крепко прижимая к себе своего сына, выражая материнскую любовь – Что ты ему ввела?
- Времени не было чтобы думать – пояснила Оксана, продолжая смотреть в заплаканные карие глаза Алины, тушь на которых вырисовывалась потёками черными ручьями – Это сильный бета-адреноблокатор, я бы даже сказала, что он не совсем предназначен для детей
- Ты что дура что ли? – была возмущена, выказывая грубые оскорбление в адрес Оксаны, сквернословила Алина Молотова – Что ты ему ввела?
«Дура блядь ебанутая, да как ты вообще такого можешь вообще свой поганый рот разевать на меня», подумала про себя Оксана, возмутившись такой строгой критики со стороны этой девушки, что так держала у себя на руках своего ребёнка.
- Что за последствия? – в глазах Алины Молотовой был материнский страх, боязнь потерять своего дитя – Что ты ему ввела, я тебя спрашиваю? – привлекая к себе внимание взгляда Оксаны, она толкнула её в плечо кончиками пальцев свободной руки
- Да как ты смеешь?!! – прошипела, выказывая недовольства, Оксана в ответ на акт агрессии со стороны этой неуравновешенной матери
- Что ты ему ввела, я тебя спрашиваю? – повторила в очередной раз она свой вопрос, с глаз Алины Молотовой не переставали вытекать бесконечным потоком слёзы
- Я спасла жизнь твоему сыну разве этого не достаточно?!!
Прокричала Оксана на разъярённую мамашу, выказывая гнев в мимике своего лица, чем сильно напугала своим криком, ребёнка, что был у неё в руках, что вздрагивая, тут же заплакал.
- Скорую быстро немедленно и пусть подготовят набор для реанимации
Выхватила Оксана телефон из рук Виктории, пальцы которой на сенсоре быстро набирали номер неотложной скорой помощи, дожидаясь, когда закончатся затяжные гудки исходящего звонка.
- Бригада неотложки это Орлова – тут же представилась Оксана, когда звук на другом конце телефон был схож с поднятием трубки
- Оксана Владимировна – удивился Эдуард Иннокентиевич, поднимая трубку диспетчерского телефона – Неужели соскучились по мне накануне своей свадьбы, своего дня рождения или предшествующего новогоднего праздника?
- Эдуард Иннокентиевич нет времени любезничать – стукая звонко каблуками, Оксана начала ходить кругами по большой гостиной дома Романовых, с любопытством наблюдая за сиянием гирлянды установленной новогодней ёлки в дальнем конце гостиной – Скорую быстро берёзовая роща дом 54
- Это же дом бывшего депутата Романова – пояснил Эдуард Иннокентиевич – Господи, что-то случилось с Сергеем Викторовичем или с его семьей?
- Блядь просто пришлите скорую
Глядела Оксана с чувством внутренней необъяснимой для неё тревоги на маленького ребенка, что был на руках у Алины Молотовой.
- Реанимационный автомобиль пускай вышлют с полностью готовым комплектом для реанимации
Ребёнок, на которого с ощущением тревоги внутри себя смотрела Оксана, казался ей уже вялым, приступ отдышки начал постепенно его одолевать. Цианоз маленького лица этого малыша уже приобрел блеклый синий оттенок, а его маленькая ножка чуть подрагивала, выказывая легкую судорогу. По состоянию ребёнка, Оксана смогла предположить у него головокружение и полное изнеможение, дотронувшись кончиками пальцев его ладони, ощутила легкий выброс капель пота.
«Блядь вот этого-то я и боялась, а что мне еще оставалось делать, выбирать между его жизнью или ничего неделаньем я бы убила бы в любом случае этого малыша», размышляла Оксана, распознав четкий признак низкого артериального давления, сразу понимая, что снижения артериального давления в данной ситуации, было ошибкой.
- Бригада скорой помощи выехала – после затяжной небольшой паузы в разговоре пояснил Эдуард Иннокентиевич – Реанимобиль в пути, господи Оксана Владимировна, в чём собственно дело?!
- Я должна буду присоединиться в бригаде реаниматологов
Заявила Оксана, сбрасывая звонок телефонного вызова, передала телефон в руки белокурой девушки. Оксана посмотрела на ребенка, у которого был явный признак нарушения проводимости АВ-узла (замедление или полное прекращение прохождения импульса от предсердий к желудочкам).
- Положи ребенка на диван быстро – распорядилась Оксана, выражая злобу собственной ошибки в голосе – Катерина стетоскоп быстро подними с пола
- Так это и есть твои побочные эффекты? – выказывая ненависть и выраженный материнский инстинкт Алина Молотова, схватила рядом стоящую вазу с небольшой тумбочки, разливая в ней находившуюся воды и опрокидывая на пол розы, замахнулась она на Оксану – Я тебя убью!!!
Спазм гортани вызывал легкую отдышку, вследствие низкого артериального давления, что Оксана наблюдала с ужасом, посмотрела, как хрупкая девушка одной рукой с угрозой в глазах подняла большую керамическую вазу. После чего ребенка вырвало на Алину Молотову, когда она, замахнувшись одной рукой держа в ней вазу, хотела кинуть её в Оксану, после чего малыш потерял сознание, извергая переваренную кашу и молоко на плечо черного платья матери.
- Что с ним? – выронив от испуга вазу, что тут же упала на пол, разбившись на осколки в луже пролитой воды и упавших на пол роз
- Катерина быстро мне сумочку
Отдавая указания темноволосой девушке, Оксана взяла из её рук стетоскоп, быстро его одевая, выхватила из рук Алины Молотовой, ребенка, пока она была в полном потрясение от произошедшего.
- Да шевелись ты уже – направляясь к дивану, выказывая истерику, прокричала Оксана, собирая подолом свадебного платья лужу за собой и лепестки опавших роз
- Оксана! – подбежала быстро Виктория, держа в руке тонометр
- Спасибо моя дорогая – поблагодарила Оксана, расположив ребенка на одном из черных кожаных диванов, села рядом – Надень, пожалуйста, еще раз манжет тонометра на его ручку
- Оксана я хотела спросить? – опустив взгляд в поверхность черного кожаного дивана, говорила Виктория, аккуратно надевая манжет на ручку ребенка – Слушай я вот скора закончу институт, возьмешь ли ты меня к себе?
- Куда? – ухмыльнулась Оксана, отвечая сразу на вопрос, не задумываясь, зная какой бардак твориться в голове у Виктории – Полы мыть?
- Специальность детское терапевтическое отделение и гинекология – пояснила Виктория, начиная накачивать баллон тонометра, когда Оксана положила ушко стетоскопа под его манжет – У меня в следующем году будет два высших медицинских образования по разным специальностям, Романовы полностью оплатили мою учёбу
- А тебе не кажется, что твои специальности, совсем немного отличаются – начала Оксана слушать пульс, обращая внимание на явно выраженную тахикардию, где ЧСС было 120 ударов в минуту
- Давление 80 на 50 – пояснила Виктория, глядела на стрелку тонометра, когда Оксана выслушивала пульс – Я, конечно, не такой хороший врач, как ты Оксана, но даже мне предельно понятно, нужна экстренная реанимация
- У него низкое артериальное давление – испугалась Оксана назвать истинную причину – Нужно срочно реанимировать
- Вот твоя сумочка – подошла Катерина к дивану, на котором сидела Оксана и рядом с диваном на коленях сидела, измеряя давление Виктория – У тебя тут наверно целая аптека
- Господи Оксана – спускаясь по ступенькам со второго этажа, выразила обеспокоенность, говорила Изабелла – Что здесь произошло? – длинное вечернее зеленое платье роскошным подолом плавно спускалось вслед за своей обладательницей, ровным слоем по ступенькам
- Что с моим сыном? – подошла Алина Молотова к дивану, на котором лежал её ребенок
- От чего ты его лечила в Москве? – требовала настоятельно твердого ответа Оксана от матери этого ребенка – Мне нужно знать, что поставили ему врачи, лечившие его
- Я не доверю тебе лечить моего сына! – твердостью голоса заявила Алина Молотова – Зря я только послушала папу, не стоило вообще даже думать о том, чтобы ты помогла нам
«Если я хочу заслужить полное доверие Коновалова и его беспрекословную любовь, я должна заслужить это дело, тем более учитывая, что у её отца и у неё самой были разного типа сердечные порок, что же у ребенка», быстро предположила Оксана, снимая стетоскоп, оставляя его висеть на шее.
- Это конечно не моё дело – обращая внимание собравшихся в гостиной людей, начала говорить Изабелла – Но Алиночка, видишь ли ты здесь кроме Оксаны любого другого достойного врача, что смогла бы найти
- Я не доверю ей лечить своего сына
- Я пойду пока переоденусь – хотела отлучиться Оксана, когда Изабелла неожиданно схватила её за руку – Прости ты, кажется что-то, хотела? – обратилась она к женщине, что держала её за руку
- Если хочешь заслужить доверие и любовь своего мужа, перед свадьбой – держа Оксану за руку, заявила Изабелла, прошептав тихой речью рядом с её ухом – То это твой идеальный шанс
- Если законная мать этого ребенка, не хочет видеть меня в качестве врача – ухмыльнулась Оксана, красиво выказывая бархатистую кожу плеч и объём выраженной груди за счет декольте свадебного платья – То, скорее всего я не имею права даже в палату к нему заходить не то чтобы лечить её сына
- Ты сумасшедшая – выразила своё мнение Алина Молотова в адрес Оксаны
- Оксана? – обратилась Виктория, отвлекая к себе внимание Оксаны – Давление малыша слишком низкое, нам нужно срочно что-то делать – выказывая обеспокоенность, говорила она с ужасом смотрела, на что тут же заплакал, прейдя в себя после небольшого по времени обморока
- Тише-тише мой маленький – подбежала быстро к ребенку его мать, приседая на колени перед диваном, где он лежал – Последствия того, что ты ему ввела, лягут на тебя
«Сука неблагодарная, ты мне еще в момент нашей первой встречи не понравилась мне, еще даже не зная, что Коновалов твой муж оказывается был», подумала про себя Оксана, понимая, что нельзя так безответственно оставлять то, что она сделала.
- Катерина дай сюда мою сумочку – заявила Оксана, выхватив из рук темноволосой девушки, что подошла к ней белую кожаную сумочку – На меня значит лягут
- Что ты собираешься делать? – удивилась Алина Молотова, обратив внимание, как Оксана вытащила шприц с атропином из своей раскрытой сумочки
Атропин является антихолинергическим и спазмолитическим средством. Его активное вещество – ядовитый алкалоид, который содержится в листьях и семенах растений семейства пасленовых, таких как белена, красавка, дурман.
- Спасать твоего сына – заявила Оксана, держа в руке шприц, кончиками пальцев свободной руки сняла с иглы закрытый колпачок
- Я тебе не позволю безнаказанно тыкать моего сына, чем вздумается
Хотела возразить Алина Молотова, выставляя руку, но Оксана ловко свободной рукой схватила её за запястье, и быстро ввела другой рукой иглу через одежду в мышцу на ножке ребенка содержимое шприца. Не придавая значению детским криком и отдышки ребенка, а так же его истерики от ощущения воткнутого шприца в ногу, Оксана ставила для себя главную задачу, спасти жизнь этому ребенку, полностью выливая содержимое шприца давя на поршень большим пальцем.
- А….!!! – прокричала Алина Молотова от того как нагло Оксана схватила её за запястье лишь малейшей силой – Что ты делаешь?
Введение атропина препятствует стимулирующему действию «ацетилхолина»; уменьшает секрецию слюнных, желудочных, бронхиальных, слезных и потовых желез. Снижает тонус мышц внутренних органов (бронхов, ЖКТ, поджелудочной железы, желчных протоков и желчного пузыря, мочеиспускательного канала, мочевого пузыря), но повышает тонус сфинктеров; вызывает тахикардию, улучшает АВ-проводимость. Алкалоид, содержащийся в растениях семейства пасленовых, блокатор м-холинорецепторов, в одинаковой степени связывается с М1-, М2- и М3-подтипами мускариновых рецепторов.Ускорение и возбуждение сердечной деятельности после применения Атропина объясняется его способность снимать тормозящие влияния блуждающего нерва.
- Я тебя убью!!!
С ненавистью в голосе Алина встала с колен, рядом с диваном, с которым сидела, освободив свою руку, из-под цепкой хватки Оксаны, когда она вынимала иглу шприца.
- Я убью тебя, слышишь – влепила Алина Молотовой всей яростью вложенной в руку по лицу Оксане крепкую и жгучую пощечину, так что шприц, который находился у неё в руке, вылетел, падая на пол – Ты ответишь мне за это я тебя…….
- Дура, блядь ненормальная – прокричала Оксана, прижимая ладонь к покрасневшей от удара щеке, падая на пол – Это чтобы повысить сердцебиение и улучшить проводить АВ-узла, что вызвало его блокаду, когда я ввела ему пропранолол
- Господи да что происходит? – вмешалась Катерина, схватив руку Алины Молотовой препятствуя ей ударить Оксану – Оксанка спасла только что жизнь твоему сыну, даже не читая его карту, тебе не кажется, что она хотя бы этим заслуживает уважения – гордо вступилась она, преграждая этой девушке путь
- Да кому ты объясняешь
Почувствовала Оксана как с края губы, что была рассечена в момент удара ногтями девушки, сочилась тонкой струйкой кровь, прижала место ранения пальцами.
- Она наверно и сама не знает, от чего лечили её сына
- Ты не дала мне вколоть ему положенную дозу лекарства
- Какого лекарства?
- Да какая тебе разница – отвернулась Алина Молотова, выказывая нежелание, продолжать дальше разговор
- Скорая уже подъехала – заметила Виктория из окна гостиной, как в ограду дома Романовых въехал быстро с гулом сирены и светового сигнала реанимобиль – Оксана ты, кажется, хотела поехать вместе с бригадой реаниматологов
- Я не дам вам забрать моего мальчика? – возразила Алина Молотова, схватила тут же ребёнка, что лежал на диване, крепко прижимая его к себе – Ты и близко к нему не подойдёшь
- Интересно, что скажет на счет этого твой бывший муж – ухмыльнулась Оксана, взяв с края дивана телефон Виктории – Ты ведь не будешь против, если я, ему сама позвоню, как его почти законная невеста и на этих правах заявлю, что хочу стать главным лечащим врачом вашего сына
- Коновалов здесь ничего не решает?
Заявила Изабелла, гордо выказывая походку царицы, женщина в вечернем длинном платье прошла по гостиной, демонстрируя шикарную красоту бёдер, что были скрытым за сексуальным фасоном зелёного платья.
- Мне кажется, тут нужен человек знающий и обладающий огромным авторитетом как у тебя, так и у нашей семьи
Вызывая сомнение и некую необъяснимую для Оксаны панику, на лице Алины Молотовой, с гордостью продолжала рассуждать Изабелла.
- Ты ведь кажется, догадываешься о ком я говорю, чье слово будет закон для тебя
Ухмыльнулась Изабелла, подходя к Алине Молотовой, коснувшись кончиком указательного пальца её подбородка, придавая убедительность выразительному оттенку зелёных глаз.
- Как ты думаешь, мне стоит набрать номер твоего отца и спросить, хочет ли он того, что ты предлагаешь, для жизни и здоровья, своего внука?
- Ты не посмеешь? – прошипела она в лицо Изабелле
- А кстати – ухмыльнулась Оксана, прижимая пальцы к рассеченной губе – Хорошая наверно идея
- Тебя вообще не спрашивали – выкрикнула Алина Молотова на Оксану свои эмоции
- Виктория дорогая
Обратилась Изабелла к Виктории, что стояла у входной двери дома не решаясь открыть дверь поднимающимся по ступенькам крыльца бригады неотложной помощи.
- Будь так добра открой дверь, а я пока поставлю в известно Андрея Михайловича о случившимся
- Нет! – дико испугавшись возразила Алина, крепко прижимая к себе голову плачущего ребенка, держа его у себя на руках – Только обещай я поеду с вами – обратилась она к Оксане
- Я надеюсь, могу хотя бы переодеться – заявила Оксана, направляясь к ступенькам лестницы на которых в ужасе стояли наблюдая Рамазанов и Марина Николаевна
- Здравствуйте – вошёл мужчина, крупный хорошо сбитый мужчина, армянской национальности, через открытые двери – И так кому тут стало плохо?
- Проходите, пожалуйста – пригласила Виктория, держа дверь открытой, когда через неё пробирался холод назревшей зимы и залетал мелкими хлопьями снег – Оксана прошу тебя задержись пожалуйста
- Оксана Владимировна – выражая радость в голосе, обратился дежурный врач, держа в руке большую кожаную сумку – Очень рад вас тут увидеть
- Роман Георгиевич – поприветствовала Оксана мужчину, что перешагнул высокий порог дома, входя в открытые двери – Типичный случай артериальной гипотонии, предположительно нарушение проводимости АВ-узла
- В таком случае – подошёл дежурный врач к Алине Молотовой, когда за его спиной в дом вошла дежурная медсестра, закрывая тут же за собой двери – Нужна срочная госпитализация, да дорогой! – подходя к ребенку, он взялся за его кончики пальцев, вызывая вновь плач ребенка, что всхлипывая, находился на руках матери
- Ну тише-тише – успокаивала Алина держа сына на руках, после чего дежурный врач убрал руку от пальцев малыша – Всё хорошо
- Вы его мать? – спросил мужчина в длинном черном пальто – Тогда вам следует проехать с нами, так просто ребенок будет спокоен
- Я думаю, в таком случае мне стоит переодеть своё свадебное платье – предположила Оксана, покусывая краешек губы, подходя к большой массивной лестнице, стукая каблуками золотистых туфель по белой мраморной плитке – Доставьте ребенка и мать в мою палату, а я скора подъеду в больницу
- Господи дочка – недовольно посмотрел Рамазанов на Алину Молотову, дотронувшись кончиками пальцев до подбородка Оксаны, спускаясь со ступенек лестницы на белый мраморный пол – Тебе больно?
- А я тебе говорила не связывайся ты с этой дурой – выражая критику, недовольно ответила Марина Николаевна, посмотрев возмущенно в сторону Алины Молотовой – Вот посмотри, всё свадебное платье, не то, что подшивать его стирать и чистить нужно
- Ты в больницу сейчас поедешь? – спросил Рамазанов, встав рядом с Оксаной
- Придётся как только переодену платье – ухмыльнулась Оксана
- Боюсь Оксана Владимировна – предположил дежурный врач – Вам стоит поехать с нами учитывая низкое артериальное давление этого малыша
- Я же дала ему атропин – удивилась Оксана, обращая на внимание, на затруднённое дыхание ребенка, что держала у себя на руках Алина Молотова
«Без правильной диагностики, я не могу судить подействовал ли атропин, ребенок вновь стал вялым, в его голосе появилась осиплость и хрипота», размышляла Оксана, представляя заранее дальнейший исход событий.
- Нужна срочная реанимация – сходя вновь со ступенек, заметила Оксана, как ребенок что находился на руках его матери, снова потерял сознание – Позвоните в больницу, пусть готовят палату реанимации
- Срочно кислородную маску ребенку – подняв голос поддержал дежурный врач – Наталья заберите пожалуйста ребенка у матери – обратился он к дежурной медсестре
- Я поеду с вами – прикусывая губу распорядилась Оксана, стукая каблуками белых туфель, прошла по гостиной направляясь к выходу
- Оксана Владимировна там холодно – пояснил врач, когда Оксана подошла к закрытой двери
«Доза введенного атропина должна была подействовать, что же в самом деле, я вновь наблюдаю артериального давления и необъяснимую блокаду АВ-узла», рассуждала Оксана, держась за руку входной двери, чувствуя обеспокоенность за свои действия.
- Изабелла – обратилась Оксана, обернувшись – Принеси, пожалуйста, мне мою черную шубку
- Оксана я хочу поехать с вами – заявила Алина Молотова
- Виктория принеси нашей Оксане её верхнюю одежду – распорядилась Изабелла, отходя в сторону камина, где при розовом свечение и тихом треске, в нём тлели угли
- Это исключено – возразила Оксана, не придавая никакого значению отчаянному выражению лица матери этого ребенка, что дежурная медсестра несла быстро на руках в сторону выхода – Его поместят в реанимацию, под пристальное наблюдение, доступ туда даже родным запрещён
- Ты же обещала мне, что я буду с ним – выказывая специальное дикую боль материнского разочарования, обратилась она к Оксане
«Не при каких обстоятельствах, эта дура не может вставать между диагностикой и ребёнком, я где-то совершила ошибку, когда дала ребенку неправильное лекарство, по крайней мере она об этом не должна знать», мысленно рассуждала Оксана позволяя Виктории, что подошла к ней со спины надеть на себя шубку.
- Извини дорогая – ухмыльнулась Оксана, почувствовав оголённой кожей рук, нежный внутренний материал надетой черной шубки – Но правила существуют для всех и их никто не смеет нарушать
Открыла Оксана быстро дверь, когда дежурная медсестра, обворачивая теплым пледом ребенка, вышла с ним на улицу. Плотным покровом одеяла всё было укутано на площади рядом с домом Романовых, красивый их сад, крыша большого, фонтан и крыша черного лимузина. Влияние холода зима, будоражащим касанием, проникающим даже под плотный подол свадебного платья Оксаны, колким касание мороза обволакивала её кожу ног, заставляя мёрзнуть каждую клеточку тела. На морозе стоял туман, пелена которого не позволяла далеко видеть, скрывая обзор прекрасного вида с холма, где был расположен дом Романовых подобно куполу. Крупными хлопьями падал, медленно кружась снег, на горизонте за холмами, покрытыми хвойным лесом, покрытым толстым слоев снега, пробивались яркие лучи дневного морозного солнца. Воздух был пропитан холодным запахом мороза, падающего снега и порохом взорвавшейся недавно предновогодней петарды. С ветки большого тополя, заметила Оксана, спускаясь по ступенькам крыльца, растущего рядом с балконом комнаты Изабеллы, взлетела какая-то большая черная птица, стряхивая вниз огромный покров снега.
- Ему нужна срочно кислородная терапия – обращая внимание на хрипы и затруднённость дыхания у ребенка, выразила своё мнение медсестра, что держала его на руках
- Нужно контролировать его давление
Ощущая жуткое влияние морозного холода, стукая каблуками золотистых туфель по ступенькам крыльца дома Романовых, отдавая указания, говорила Оксана.
- Возможно остановка сердца, непонятная мне блокада АВ-узла, что показывают внешние признаки……
- Не понимаю – удивилась медсестра, когда один санитаров вышел из машины, открывая заднюю дверь газели кардиологической бригады скорой помощи – Как вы определяете блокаду АВ-узла только по одним только внешним признакам
- Я врач Наташа – твердо и рассудительно пояснила Оксана, спускаясь по ступенькам массивного крыльца дома Романова – Это моя работа определять
- Вы слишком самоуверенны – подметила медсестра, подходя к задним открытым дверям, газели экстренной бригады скорой помощи
- Ма-ма-ма….. – настойчиво звал малыш свою маму, находясь на руках у медсестры, когда она внесла в машину скорой помощи
- Оксана Владимировна – окликнул дежурный врач, спустившись со ступенек, направляясь к машине скорой помощи рядом с которой стояла Оксана – Мать этого ребёнка очень хотела с нами поехать, поэтому вам решать, как вы будите перед ней оправдывать
- Сейчас проблемы этой матери меня меньше всего волнуют – залезая в салон машины, через открытые задние двери газели, гордо заявила Оксана, накидывая на голову черный плотный капюшон – Срочно кислородную терапию малышу, я пока подцеплю приборы жизнеобеспечения
- Олег Георгиевич давай заводи мотор – открывая дверь спереди с пассажирской стороны, распорядился дежурный врач, поправляя большой воротник черного надетого на нём пальто – Да ну и выбрали вы время Оксана Владимировна прямо накануне вашей свадьбы и нового года
«Да блядь забыла спросить», сев на свободную скамейку в машине, когда посреди салона стояла кушетка для пациентов, выразила Оксана в мыслях собственное мнение, поправляя свадебное платье.
- Закройте дверь – отдавая указания санитару, говорила Оксана, включая прибор жизнеобеспечения, взяв другую руку пульсоксиметр – Кладите его прямо сюда – обращаясь к медсестре, заявила она
Мотор газели бригады скорой помощи зарычал неистовым зверин звуком, такт метания его поршней в цилиндрах двигателя внутреннего сгорания был схожим с гулом тайфуна. После того как санитар закрыл задние двери газели, машина резво тронулась с места, швыряя за собой крупинки снега. Подключая пульсоксиметр, Оксана взволнованно посмотрела на монитор, где указывался низкий показатель сатурации (насыщения крови кислородом). Спускаясь с холма, газель кардиобригады экстренной помощи поразительно быстро набирала скорость, покидая виллу Романовых, через открытые красные железные ворота. Оставляя за собой вихрь кружащегося в морозном воздухе снега, удаляясь, спускаясь по деревенской улице вниз под дикий раздирающий уши звуковой сигнал сирена.

***
Лучи деревенского зимнего солнца с трудом пытались пробиться через густую пелену, скопившегося в деревне тумана. Колкий касанием ветер, завывая, сносил снег с веток укутанных им деревьев, рассыпая его по дорожному полотну. Мороз вынуждал деревенских жителей долго не находиться на улице, даже деревенские псы и коты запрятались по норам, беспокоясь о своём состоянии не показывали носа на улицу. Окутанные плотным покровом снега, голубые ели в деревенском парке рядом с больницей, лавочки, забор и даже фонарные столбы местного освещения все было покрыто снегом, что продолжая, не переставая падать, принуждал ветки голых деревьев, стряхивать под его тяжестью, лежавший на них снег. Воздух был удивительно приятно пропитан, насыщен снегом, завораживающей тонкостью запаха зимней измороси, ароматом хвои, растущих елей в парке и порохом от взрыва новогодних петард, предвкушающих начала новогодних долгих праздников. Где-то неподалеку было слышно, как взорвалась чудо пиротехники, что громким гулом взрыва разнеслась по округе, заставляя взлетать собравшихся в больничном дворике стаю голубей.
Звук сирены автомобиля скорой помощи, нарушил гармонию деревенской зимней тишины, когда газель быстро двигалась по деревенским улицам. Машина, быстро и ловко поворачивая, предельно сбрасывая скорость, въехала в больничный дворик, швыряя снег из-под своих колес, направляясь тут же к крыльцу приёмного покоя, где через пелену деревенского тумана, над крыльцом едва горел тусклым светом висевший там фонарь. На крыльцо сразу вышли два санитара, выкатывая каталку через открытую дверь. Газель скорой помощи быстро и ловко развернулась, подъехав к крыльцу приёмного покоя задом.
- Сильные хрипы указывают на бронхоспазм – предположила Оксана, прислонив ушко стетоскопа, когда медсестра посадила ребенка на кушетке в машине – Сатурация 92% это очень плохо, признаки выраженной дыхательной недостаточности стали заметны по мере её падения вниз
При аускультации, Оксана обратила внимание на ослабление I тона, при выраженной дилатации систолический шум у основания мечевидного отростка, усиливающийся на высоте вдоха (симптом Ревер-Корвальо). Риверо-Корвальосимптомфизиологический феномен: усиление аускультативных явлений, связанных с деятельностью правых отделов сердца.
- Я организую лучшую реанимационную палату – уверяла медсестра, обворачивая ребенка пледом, после того как Оксана убрала ушко стетоскопа из-под кофточки ребенка
- Мне нужен Ларионов
Обволакивая в надетую шубку, Оксана ощутила пробирающийся холод в салон газели, когда её двери распахнул санитар, что был в машине.
- А пока разместите мальчика с сильной выраженной температурной лихорадкой в теплой палате, укройте его и назначьте амоксиклав 500
- Оксана Владимировна! – возмутилась медсестра, покидая газель первой, держа плачущего, страдающего хрипами и чувствительным до глубины души кашлем, прижимая к себе, вышла на улицу – Это слишком высокая доза для такого малыша
«Да какое ты блядь имеешь право мне указывать, как мне лечить моих пациентов», возмутилась Оксана, вставая с сиденья на котором сидела в машине, нагнувшись чуть, подошла к открытым задним дверям.
- Делайте что вам велено – вылезая из газели ступая на покрытое изморосью крыльцо приёмного покоя, выразила собственное мнение Оксана – Я пока что соберу у себя всю свою команду
Чувствуя, как глубокий холод проникал через подол свадебного белого платья, что было одето под черной шубкой, заверила Оксана быстро вошла в помещение вслед за медсестрой, что зашла, держа ребенка на руках.
- Мне нужно чтобы вы собрали Ларионовых в моём кабинете
Распорядилась Оксана, через ужасающий хриплый крик ребенка, направляясь по коридору приёмного отделения скорой помощи, стукая звонко каблуками по бетонному полу. Пронизывающий холод с улицы, пока санитары быстро вошли, закрывая дверь, неистовой страстью потока мороза проникал в коридор. Свист рвущегося ветра тут же прекратился, сменяясь на тишину этого помещения с голубыми стенками с побелкой. Свет в этом помещении исходил из светодиодных светильников расположенных на потолке, простираясь по всей протяженности коридора, мимо закрытой двери отделения приёмного покоя. Тишина этого помещения была нарушена громким детским криком, ребенка которого медсестра, завернув плотно в плед, несла на руках, прижимая к себе.
- Блядь как же всё-таки хорошо
Ухмыльнулась Оксана, тихо прошептав в пустоту, обратила внимание, как девушка с ребенком на руках подошла быстро к лестнице, ведущей к отделению реанимации.
- Что я этот момент с Аришкой уже пережила
- Тише-тише мой маленький – уверяла темноволосая женщина медсестра, подходя к ступенькам лестницы, выложенной из мраморной плитки – Тише-тише
- Ма-ма-ма…….. – прерывисто выражая осиплость и хрип отхаркивающей кашлем мокроты, пытался звать малыш свою мать
- Осиплость голоса, мокрота и хрипы – сосредоточила Оксана своё внимание – А что если я ошибаюсь на счет Ревер-Корвальо, ведь ничего его не объясняет пока что
- У него так быстро бьётся сердечко – заметила медсестра, быстро поднимаясь по ступенькам лестницы, словно вбежала на второй этаж – Он боится
- Давление было слишком высокое, у ребенка была тахикардия плюс……
Рассуждала Оксана, поднявшись вслед за медсестрой на второй этаж, направляясь следом по коридору окрашенных голубых стен в сторону больших стеклянных закрытых дверей.
- А что если у ребенка бронхит или того хуже пневмония – предположила Оксана – Но Ревер-Корвальо странно, чтобы это могло означать?
- Я подготовлю для ребёнка лучшую реанимационную палату – повторилась еще раз медсестра, открывая стеклянную дверь входа в реанимационное отделение
- Что произошло? – вскочила тут же медсестра, что сидела на посту реанимационного отделения, рыжеволосая девушка, чье лицо было украшено прекрасной формой веснушек – Господи Оксана Владимировна, вы что выходите замуж?
- Да нет, так просто понравилось – прикусывая губу, ответила Оксана – Вот решила, дай наверно одену его сегодня – переступая порог открытой двери реанимационного отделения, выразила она собственное мнение
- Острая дыхательная недостаточность – объяснила дежурная медсестра, направляясь по кафельной плитке пола, что была цвета кофе с молоком – Бледность кожных покровов, цианоз кожи ручек и ножек, а так же лихорадка
«Если сложить все то, что она перечислила то это экссудативный плеврит», предположила Оксана, быстро направляясь к двери реанимационной палаты, в которую внесла эта женщина ребенка.
Экссудативный плеврит- по­ражение плевры инфекционного, опухолевого или иного характера, протекающее с явлениями экссудации – образованием и накоплением выпота в плев­ральной полости.
- Но заболевание такой формы – входя следом за медсестрой, продолжала рассуждать вслух Оксана, оказавшись в реанимационной детской палате, куда на меленькую детскую кроватку разместили малыша – Лишь часть чего-то необъяснимого, что же это могло быть?
- Насколько можно быть такой бездушной сволочью – удивилась медсестра, положив ребенка на теплую подготовленную кроватку в реанимационной палате, выразила своё мнение когда Оксана стоя у входа в палату перечисляла известные симптомы – Ребенку плохо, а вас волнует какие-то головоломки
«Сука со стороны так легко делать блядь тебе выводы», критикующим взглядом безупречно лазурных глаз одарила Оксана эту темноволосую женщину, что накрывала ребенка белым теплым одеялом.
- Как я уже сказала
Скрывая обиду за прекрасной улыбкой алых губ, стоя у входа, распорядилась Оксана, посмотрев на белоснежную кафельную плитку обивку стен и пола палаты реанимационной палаты.
- Начинайте давать ему «амоксиклав500» – развернувшись к выходу, Оксана медленно вышла из палаты, нижняя часть подола её свадебного платья скользила по белой кафельной плитке, пола реанимационного отделения – Обо всём докладывать мне лично
- Я конечно не фармацевт – возразила медсестра, возмутившись такому жестокому выбору неподходящего для ребёнка лекарства – И не такой хороший врач, как вы Оксана Владимировна, но вам не кажется, что дозировка, которую вы собираетесь назначить этому ребёнку, несколько превышает допустимый порог для возраста этого ребёнка
Взрослым и детям старше 12 лет (или c массой тела >40 кг) назначаетсяприлегком или среднетяжелом течении инфекции.
- Состояние ребёнка крайне тяжелое
Не выражая никакого намёка на сочувствие, не придавая совершенно никаких эмоций, кашлю, хрипам и плачу ребенка, Оксана представляла в своём сознании удобный для себя результат.
- Я не могу рисковать его жизнью, если течение воспалительного заболевания, что проявляет себя как пневмония, начнёт прогрессировать
Покидая палату реанимации, вышла Оксана в реанимационное стерильное отделение, где дежурная медсестра, что была на посту, так возмутительно на неё посмотрела.
- У него уже стадия экссудативного выпота – пояснила Оксана, прикусывая краешек губы, отвернувшись от наглой женщины, что была крайне недовольна её появлению в этом чистом отделении в такой одежде – Если заболевание, при неизвестном течении болезни начнёт прогрессировать, я просто не смогу его спасти
- Я просто поражаюсь – присаживаясь на стул рядом с кроваткой ребенка, была недовольна медсестра – Вы что совершенно не чувствуете жалости к этому малышу
- Если я буду питать к нему жалость, полагаясь эмоциям взять верх – ответила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху – Велика вероятность, что он не доживёт даже до завтра
- Меня от одного взгляда на ваш внешний облик Оксана Владимировна – выразила неприязнь дежурная медсестра реанимационного отделения – Хочется вас выставить
- Ой да господи – ухмыльнулась Оксана, направляясь к выходу из реанимационного отделения, звонко стукая каблуками золотистых туфель по белой кафельной плитке – Пришлите сюда Ларионову или её отца или на крайний случай Марину Викторовну
- Что здесь происходит? – входя через открытые двери, показалась Валентина на входе – Оксана Владимировна, что вы здесь делаете, вы же должны готовиться к свадьбе у вас такая церемония намечается
Белоснежный длинный халат врача, облегал хрупкое тело рыжеволосой девушки, подчеркивая изящность её стройной фигуры, прорисовывая сексуальное очертание изгиба на её теле, подчеркивал осиную талию, шикарные бёдра. Через декольте v-образной формы, было отчетливо видно краешек красного кружевного бюстгальтера, что в оковах порочной страсти сковал грудь этой рыжеволосой бестии, придавая при этом выразительный объём. Пленяющая сила оттенка кашемирового дерева, исходила от коллекции «Azzaro Club Women», завораживая утонченностью этого сказочного аромата, которым так приятно пахло тело Валентины. Красота стройных ног рыжеволосой красотки, была украшена красными соблазняющими туфлями на высоком каблуке, которыми она так звонко стукнула по кафельной плитке, входя в отделение. Лицо строптивой, по мнению Оксаны, львицы, было покрыто прекрасной красотой веснушек, что придавали еще большую сексуальность её образу. Волосы Валентины, были скрыты под плотным высоким медицинским колпаком, скрывая очертание их прекрасной выразительности.
- Вы что решили взять дело перед свадьбой? – удивилась Валентина, скрывая выражение лица, одевая сразу же стоя у входа стерильную марлевую повязку
- Во всяком случае
Искусно ставя ноги крест-накрест, подошла Оксана к вошедшей рыжеволосой девушке, что стояла у входа открытых дверей.
- Это тебя не касается – игриво коснулась Оксана, проходя мимо кончиком указательного пальца, скрытого за марлевой повязкой носа девушки, покидая отделение реанимации
- Могу я хотя бы узнать возраст вашего пациента? – поинтересовалась Валентина, оставаясь стоять в открытых дверях, отделения реанимации, обернувшись после того как Оксана прошла через них – Что опять у вас на уме?
«Блядь, почему ты такая дотошная сука, если я тебе сказала, что это не твоё дело, значит, оно тебя не касается», обернулась Оксана, проходя пару метров, встав в коридоре среди голубых крашеных стен, под светом светодиодного светильника, висевшего на потолке.
- Ты ведь не работаешь теперь со мной – огрызнулась Оксана, нахмурив от недовольства алые губы – Так с какой стати, я должна перед тобой отчитываться?
- Просто не хочу чтобы вы натворили глупостей? – взволнованно ответила Валентина – Судя по детскому плачу, что доносится из палаты, из которой вы вышли, говорит о том, что вы уже наделали глупостей, взяв ребенка до года
- Вообще-то ему около года – подметила Оксана, испытывая обеспокоенность от тона голоса Валентины и от его необъяснимого для неё любопытства – Я же сказала это не твоё дело не лезь куда тебя не просит
- Я хорошо вас знаю, Оксана Владимировна
Придавая голосу интригу, вышла быстро из отделения Валентина, когда двери за её спиной тут же плотно закрылись.
- Вы лечили и раньше маленьких детей, и вы бы не были так обеспокоены, даже учитывая, что это ребенок вашего жениха, если бы вы где-то не допустили просчёт, я так понимаю?
«Сука догадливая, думаю, стоит её взять лишь в это дело», предположила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы.
- Хорошо ребенок в возрасте одного года – согласилась пойти на уступки Оксана, повернувшись спиной к своей любопытной собеседнице, направилась вдоль коридора в противоположном направлении – Острая дыхательная недостаточность, низкое артериальное давление, лихорадка, потоотделение, предположительно при аускультации симптом Ревер-Корвальо
- Имеется связь с неполным смыканием створок трёхстворчатого трикуспидального клана, связи с этим и тахикардия о которой вы забыли упомянуть – предположила Валентина, последовав следом за Оксаной – Головные боли, тошнота, слабость, недомогание, может быть рвота, его случайно не рвало
- Появился интересный случай – шикарной улыбкой подметила собственное выражение Оксана, остановившись, встав посреди коридора, посмотрела на свою собеседницу – Так ты уже хочешь взять уже это дело, так как ты одержима жаждой головоломок
- Возьмите меня в дело – попросилась Валентина, создавая такое выражение лица, словно пыталась умолять об этом – Обещаю, я не буду путаться у вас под ногами
- Но ты ведь не в нашей команде – выражая прекрасную форму алых губ, подметила Оксана, оставаясь стоять посреди коридора, обвивая ладонями обеих рук талию – Ты же так хотела избавиться, мне кажется, от моего влияния и даже гордо заявила, что оно на тебя больше не распространяется
- Мне кажется это особый случай – предположила Валентина
- Для тебя типичная пневмония особый случай? – удивилась Оксана, нахмурив губы, намеренно издеваясь над своей собеседницей
- Вы же сами сказали – уточнила Валентина, создавая хитрое выражение лица, спрятанное под стерильной марлевой повязкой – Симптом Ревер-Корвальо должен же что-то означать?
«Она умеет убеждать, но после того, как она подло отвергла меня и лишила меня Аришки, неужели она думает, после моего предупреждения, что она еще меня будет умолять, для неё будет всё так просто», размышляла Оксана, с обидой вспоминая события прошлого.
- Где Ларионова? – поинтересовалась Оксана, никак не желая уступать этой девушке, возможность шанса, помогать в этом деле
- Уехала в Москву – отвела Валентина с поразительной радостью в голосе – Ей там предложили теплое уютное гнездышко, возможность организовать свой отдел
- А её отец? – развернувшись спиной к этой девушке, проявляя интерес о своих коллегах, спросила Оксана, направляясь дальше по коридору
- Заведует детским отделением, в то время пока Наталья Петровна взяла отпуск на период новогодних каникул – выражая еще большую радость, пояснила Валентина, последовав следом за Оксаной
- Марина Викторовна? – нахмурив отчаянно губки от недовольства, продолжила Оксана допытывать свою собеседницу, направляясь по коридору, коснувшись пальцами белой занавески, что украшала интерьер пластикового закрытого окна, стекло которого было покрыто узором морозной измороси – Она куда подевалась?
- Она взяла отпуск на время – ответила Валентина – Нужно навести порядок в магазине оптике, сами понимаете бизнес и работа с вами, немного наверно не сочетаются вместе
«Блядь да они совсем уже охуели там, что ли все?», психанула Оксана, сжимая пальцами занавеску, чуть дернула, срывая её.
- Оксана Владимировна?! – возмутилась буйным, агрессивным поведением со стороны Оксаны, вскрикнула Валентина, испугавшись резкого звука рвущейся ткани
- Возьми кровь на анализ, сделай суточное мониторинг ЭКГ, контролируй давление каждые два часа, а та же анализ мочи – чувствуя себя брошенной своими коллегами, выплеснула Оксана накопившуюся злость на эту девушку, заваливая численным количеством распоряжений
- Предполагаете что это инфекция? – спросила Валентина, нисколько не удивившись резкому порыву эмоций со стороны Оксаны
- А у тебя есть другой вариант? – чувствуя интонация голоса в вопросе Валентины, поинтересовалась Оксана, понимая, что это девушка хоть и не заслуженно, но оспаривает её мнение – Что же я готова его выслушать?
- Давайте предположим – проследовав следом за Оксаной по коридору, попыталась выдвинуть Валентина свою точку зрения – У матери этого ребенка, была коартация аорты
- Ну, давай еще и деда его возьмём Молотова – хотела возмутиться Оксана, но кажется понимая к чему клонит, Валентина, тут же передумала – У Молотова ведь была аневризма сердца
- Предположительно у ребенка – начала рассуждать вслух Валентина, проходя вместе с Оксаной мимо большой массивной лестницей – Тоже должна быть врожденная сердечная аномалия, ведь сами посудите……
- Так хватит! – рассмеялась Оксана, посмотрев вниз на первый этаж, где была установлена новогодняя большая ёлка, украшенная мишурой игрушками и гирляндами, встала у края ступенек
- Позвольте хотя бы провести УЗИ сердца
- Возьми хотя бы анализ крови – возразила Оксана – И проследи, чтобы малышу уже начали давать Амоксиклав-500
- А не слишком ли большая дозировка? – смутилась Валентина, продолжая оставаться на верхних ступеньках лестницы, в то время, как Оксана начала спускаться вниз, стукая звонко каблуками по мраморной плитке – Для ребенка которому всего один год
- По-моему – ухмыльнулась Оксана, начиная скольжением царапать массивные перила лестницы, виляя шикарной красотой бёдер, так чтобы подол её свадебного платья скользил, падая на ступеньки лестницы – Кто-то обещал, что не будет путаться у меня под ногами
Вестибюль больничного здания был украшен мишурой, и разноцветно светящейся гирляндой, справа от входа, была расположена огромная ёлка. Над входными дверями холла больницы висела надпись, красиво украшенная мишурой «С НОВЫМ 2019 ГОДОМ», предшествующая началу новогодних праздников. Медсестры, что ходили по первому этажу, помимо их белоснежного халата, на их головах были красные новогодние колпачки, создавая тем самым новогоднюю атмосферу праздника. На стёклах пластиковых окон, что были и так покрыты изморосью мороза были приклеены новогодние бумажные снежинки, придавая атмосферу наступающего новогоднего праздника. В фойе было несколько пациентов, что сидели на железных скамейках в виде стульев, белокурая девушка спряталась за большим домашним пальмовым деревом, смотрела в экран сотового телефона, ерзая по нему пальцами, а парень в черной шерстяной кофте увлекся просмотром интернет страничек, держа в руках планшет.
- Как скажите – согласилась вдруг неожиданно Валентина
- Вот именно так и скажу
Повернувшись, спустившись со ступенек, заявила Оксана, недовольно посмотрев на двух медсестёр, что подошли к лестнице, рядом с которой она стояла.
- Делай всё, как я скажу
Направляясь напротив зоны ожидания, говорила Оксана, направляясь к коридору, прошла мимо стойки регистратуры, вошла в коридор, звонко стукая каблуками по белому мраморному полу.
- А я пока сниму эти свадебные, ужасно тяжелые доспехи
Тихо произнесла Оксана, после чего вошла в больничный коридор, скрытой тенью покрытого снегом тополя, что стоял одиноко за окнами этого помещения.

***
Приятный аромат чая с каркаде витал в атмосфере комнаты, в которую вошла Оксана, открывая медленно, толкая пальцами дверь вовнутрь, держась за пластиковую ручку. Гармония света и тени, прелестью дневных лучей переливалась по стенам комнаты, проникая неистово через покрытое изморосью стекла пластикового окна, жалюзи которого были слегка приоткрыты. За стеклом пластикового большого кона, было слышно, как завывала ветер, шелестения веток голых деревьев и шум двигателя проезжающего рядом какой-то машины. Стены, окрашенные бежевой краской, украшали красиво висевшие полоски пышной мишуры, легкосмываемой краской были нарисованы эскизы рисунков деревенской зимы, заснеженные березы и дома. На маленьком кофейном столике, что стоял возле мягкого дивана, стояла маленькая стеклянная пепельница, в которой медленно тлел окурок сигареты, на тонком фильтре которого сохранился розовый отпечаток женских губ. Подлокотник бежевого дивана, был украшен чьим-то белым бюстгальтером. Кабинка шкафчика медицинского персонала была открыта, от висевшего на его дверце полотенце, исходил приятное душистое сочетание ароматов жасмина и лаванды.
Переступая порог открытой двери, Оксана медленно вошла в комнату, стукая каблуками по линолеуму пола, прошла помещению, снимая с себя черную зимнюю меховую шубку. Скинув шубку на диван, мимо которого прошла, Оксана чувствую приятную гармонию тепла в этой комнате, встала посреди комнаты, пытаясь освободиться от назойливого платья, что сковывало её тело подобно прочным оковам. Заводя руки за спину, Оксана хотел развязать путы вьющихся нитей, что связывали плотно её тело к свадебному платью, верхняя часть которого была подобно исполнению корсета. Покусывая краешек губы, от волнения, Оксана медленно подошла к окну, пытаясь вздохнуть, чувствуя как тело было скованно подобно прочным цепям в этом платье.
- Да блядь как же я тогда его так легко надела – тихо произнесла Оксана, волнуясь, из-за того, что пальцами обеих рук, не смогла распутать связанный узел
Входная дверь помещения медленно открылась, вынуждая Оксана, когда она стояла у окна, развязывая корсет свадебного платья, обернуться от неожиданности. На пороге открытой двери стоял Коновалов, одетый в черное драповое пальто, на плечах у которого еще сохранились крупинки опавшего на них снега. Мужчина с обеспокоенным видом, опустив взгляд в пол медленно переступил порог открытой, изображая в себе невинный вид, боялся даже посмотреть в сторону Оксаны, что старательно пыталась развязать запутавший узел платья сзади на спине.
- Оксана я только узнал – не отрывая взгляда от линолеума на полу, мужчина вошел в комнату медицинского персонала, закрывая тут же за собой дверь – Господи, мне стоило бы догадаться, что дело зайдёт так далеко
- О чём догадаться? – возмутилась Оксана, покусывая краешек больной рассеченной губы, нервничая из-за невозможности развязать этот противный для неё узел – Как твоя дура жена едва чуть меня не убила в доме у Романовых на примерке платья, на которую ты между прочим меня и отправил?
- Именно поэтому мне стыдно посмотреть тебе в глаза – выражая свою вину, тихо произнёс Коновалов, опираясь на закрытую дверь, поправил черную шляпу, на которой остались крупинки снега – Я просто никак не мог…….
«Блядь какой же он сука в этой шляпе охуенно сексуальный ковбой», похотливой завистью посмотрела Оксана на этого мужчину, чувствуя резкое жжение на губе от покусывая.
- Дорогой, я конечно понимаю твои сожаления для тебя так это важно – ухмыльнулась Оксана, выказывая сексуальную застенчивость перед мужчиной – Но ты не мог бы помочь мне, снять это свадебное платье, оно пиздец как мне уже всё давит
- Ох… прости дорогая – прошел быстро по комнате Коновалов снимая шляпу, бросил её на маленький столик рядом с дымящейся в пепельнице сигареты – Сейчас я тебе помогу
- Давно пора
Нахмурила недовольно губки Оксана, ощущая теплое будоражащие дыхание мужчины и его прохладой пропитанные руки, прикосновение которых заставило её вздрогнуть, испытывая завораживающую власть его пальцев по коже оголённых плеч.
- А то знаешь, как-то мне тут давит
- Да-да конечно – любезно согласился Коновалов, принимаясь распутывать пальцами запутавшийся узел корсета свадебного платья на Оксане
- Когда начались первые симптомы? – поинтересовалась Оксана, обольщаясь нежности мужских пальцев, когда они придавали поразительной тонкости ощущений ласки её тело – Что-нибудь необычное после рождения ребенка и выписки твоей жены ты не заметил в поведение малыша?
- У него была проблема с дыхание, да почти всегда – с легкостью развязывая узел на свадебном платье, освободил Коновалов тиски оков свадебного платья, что сковали тело Оксаны – Так же ощущалась очень низкая прибавка в весе ребенка, ты наверно заметила, что он даже сейчас очень худенький
- Это я поняла – ощутила Оксана, как ослабли цепи уз противного для неё свадебного платья, обернулась к мужчине, обвивая стоя к нему спиной его шею, чарую его прелестью голубого лазурного взгляда – Что-то еще ты не заметил, что-то, на что действительно стоит обратить внимание? – спросила она, вздохнув полной грудью
- Он постоянно болел – продолжил рассказывать Коновалов, приседая перед Оксаной на колени, обвивая её талию руками, медленно спустил с неё свадебное платье – Его почти всегда лихорадило, поначалу я думал, что это временная реакция на рост зубов, ну знаешь…..
- Знаю только то – ухмыльнулась Оксана, с трудом сдерживая свой смех, чувствую всю поразительную утонченность ощущения мужских пальцев, их нежность, что приятным касанием пальцев скользили по её бёдрам, снимая платье – Ты что идиот
- Как я понял лучшие хирурги Москвы не смогли понять, что с ним – спустив полностью свадебное платье с Оксаны на пол, выразил Коновалов своё мнение – Поэтому она как всегда послушала своего папашу, что и являлся причиной нашего с ней расставания
- Ты трахал меня – ухмыльнулась Оксана, переступая через лежащие на полу свадебное платье, выразила перед мужчиной прелесть улыбки безупречных алых губ – Когда еще был женат на ней, скажи мне это нормально?!
- Тебя я люблю по-настоящему….
- Ой Коновалов! – возразила Оксана, совершенно не желая слушать пустые речи этого мужчины, жар приятных уже, согревшихся ладоней прикоснулся к ней, обивая своими путами её стройные ноги – Прекрати хватит!
- Ты мне не веришь – продолжая держать опущенный взгляд встал, встал виновато Коновалов перед Оксаной
- Нет, а с чего мне тебе верить? – выказывая недоверие, с усмешкой ухмыльнулась Оксана
- Хотя бы учитывая то – обвивая нежностью приятных касанием пальцев, талию Оксаны, обратился Коновалов, притянул её к себе – Что ты скора станешь моей женой
- А может всё-таки очередной шлюхой?! – специально выражая перед этим мужчиной собственный характер и недоступность, Оксана освободилась и его рука, грубо выражая собственное мнение – Или может подстилкой для твоих девок, под которых ты так рад меня бы подложить да
- Оксана! – возмутился Коновалов, такой строгой и понятной критики не мог оторвать взгляд от черных кружевных трусиков на Оксане, что так естественно облегали её ягодицы
- А что Оксана? – выражая красоту улыбки алых губ, обернулась Оксана, скрестив руки на оголенной груди – Разве я не права?
- У нас ведь скора свадьба – пояснил Коновалов вновь касаясь пальцами талии Оксаны, прикосновение и утонченность таких пылких чувств, вызвало в ней ураган бурно движущихся в крови эмоций – Давай не будем портить друг другу настроение
- Твоя жена его и так мне испортила – выказывая обиженное выражение лица, опустила Оксана невинный взгляд лазурных глаз в пол, специально выказывая перед мужчиной рассеченную ударом губу – Или ты ей так легко спустишь это с рук
- Может, присядем на диван? – предложил Коновалов взяв убедительно Оксану за руку, мужчина направился вместе с ней к дивану – И к сведению, моя жена теперь ты
- Ну, надо же – ухмыльнулась Оксана, саркастической улыбкой выражая недоверие к словам этого мужчины – А кто у тебя на очереди после меня? – выказывая шикарную красоту эластичных бёдер, подошла она к дивану, стукая каблуками золотистых туфель по линолеуму
- Ой, Оксана перестань!
Возразил Коновалов, словно стыдился посмотреть в глаза Оксане, когда она так его испепеляла своим лазурным беспощадным критикой взгляда.
- Я знаю к чему ты клонишь и поверь – взявшись за кончики пальцев обеих рук Оксаны, мужчина сам сел первым на диван, предлагая ей расположиться у него на коленях – У тебя этого…..
- Да сейчас размечтался – возразила Оксана, специально демонстрируя непокорность перед властью мужчины, села просто рядом с ним – Ты до наших с тобой жарких отношений показывал специально своё распутство, находясь в компании своих молодых девиц?
- Да господи, сколько можно?! – уныло вздохнул Коновалов положив ладонь на лоб, отвернул свой сгорающий от стыда взгляд в сторону закрытой входной двери, где слышались стук каблуков и чья-то разговорная женская речь – Ты постоянно тыкаешь меня лицом в это…..
- А как ты хотел?! – едва слышным смехом рассмеялась Оксана, прикрывая алые губы, ладонью руки, прижимаясь к плечу этого мужчины – Ты собрался на мне жениться, так тебе придётся терпеть меня вечно
- Наверно это будет тяжело
Повернулся он в сторону Оксаны, когда она, забираясь нагло к нему на колени, выказывая натуру прозорливой распутной кошки, пропуская его ноги под собой, села к нему на колени, обвивая руками шею Коновалов.
- Но ради тебя……
- Тш…. – возразила Оксана, страстью голодного сексуального желания посмотрела в глаза этому мужчине, прикрывая его жаркие, пылкие огнём губы подушечкой указательного пальца – Может не надо нам лишних слов
Разговаривая рядом с губами этого мужчины, Оксана чувствовала, как от него несло табачным дымом выкуренных папиросных сигар. Тело мужчины пахло приятной гармоничной палитры вкусы «SalvadorDaliBlackSun», что впитала в себя всю утонченность запаха восточного юза и поистине прекрасную естественную силу аромата смолы кедра. Из-за рта этого льва несло терпким запахом стойкого перегара, выпитого совсем недавно коньячного напитка, тонкость пленительного вкуса манила к себе своей неизвестностью аромата.
- Просто давай насладимся тишиной – произнесла Оксана рядом с губами самца, ощущая едва дотрагиваясь до них своими, пылкость его порочного желания – И моментом сладкого поцелуя
Чувствуя настойчивость горячих пальцев Коновалова на своих ягодицах, тихим шепотом произнесла Оксана, сливаясь тут же с ним в единой силой страсти поцелуя. Жадно облизывая губы мужчины, сидя у него на коленях, Оксана, проявляя необузданность, не пускала его язык к себе в рот, забавляясь тому моменту, как самец, нервно теребил резинку черных кружевных трусиков, надетых на ней. Поддавшись моменту слабости, Оксана неожиданно ощутила скользким касание язык Коновалова у себя во рту, когда он тут же начал диктовать ей правила этого голодного порочным искушением поцелуя.
«Блядь да я прям, уже вижу, пускай даже с закрытыми глазами, как он хочет их с меня снять, пожалуй, я забуду на возмущение медсестёр и позволю себе хоть чуть-чуть расслабиться», размышляла Оксана, специально начиная тереться о тело мужчины, вызывая такими движением в этом жеребце бурный порыв, играющий в нём страсти.
Играя своим телом, Оксана, чуть привстав с колен мужчины, у которого сидела, позволяя его настойчивым наглым пальцам, медленно приспустить резинку черных кружевных трусиков по её упругим ягодицам. Облизывая жадно язык мужчины, Оксана наслаждалась терпкостью вкуса его слюны, в частичках которой сохранился осадок терпкой прелести алкоголя. Выражая всю страсть в движении Оксана, стоя на коленях находясь на диване, над ногами мужчины, улыбаясь распущенной улыбкой, радовалась приятному нежному трению скольжения резинки по её бархатистой коже упругой попки.
- Я знала, что ты не устоишь перед тем – перешагивая через снятые трусики, с улыбкой порочного соблазна говорила Оксана, нежно целуя мужчину – Чтобы их снять с меня – жадно расстегивая пуговицы черного мужского пальто на Коновалове, выразила она перед ним своё мнение
- Просто не могу больше ждать – желание дикой страсти, ответил Коновалов, помогая Оксане расстегивать пуговицы черного пальто – Я и так долго ждал, пока закончатся твои месячные
- Уже как два дня – улыбаясь, заигрывая с мужчиной желая возбудить в нём огонь порочного искушения, говорила Оксана – Как всё закончилось и я очень рада, тому, что ты уважаешь, моё мнение и смог продержаться вместе со мной весь этот тягостный для меня период
- Ты перебила почти половину нашей посуды – рассмеялся Коновалов, обвивая жаркими желанными руками бёдра Оксаны, прижимая к себе её пылающее огнем сексуального голода тело к себе – Порвала оби в комнате, только лишь потому, что цвет тебе, видите ли, не подходит
- Между прочим
Выражая прекрасную прелесть улыбки, сдергивая нагло пальто с мужчины, Оксана, прижимаясь к его тело, оставила на его шее смачный след алой помады от поцелуя.
- Жену в этот конкретно раз, ты себе выбирал сам, так что терпи – расстегивая пуговицы белой рубашки Коновалова, гордо произнесла эротической нотой голоса Оксана
- И как долго? – заигрывая, нахмурился Коновалов, проводя подушечками пальцев по эрогенной зоне ног Оксаны, заставил стенки её влагалищ мокнуть с еще большей естественной силой
«Блядь пожалуй я даже его пальцам в себе, теперь буду рада», запрокинула голову Оксана, выставляя изящной формы сочную грудь в лицо мужчины, стоя над его коленями.
- Господи! – случайно коснувшись пальцами возбужденных половых губ, влагалища Оксаны, порочной улыбкой, удивился Коновалов – Да ты вся течешь пожалуй мне кажется
- Что тебе непременно
Сгорая в ритме порочного сильного искушения, простонала Оксана, обвивая вновь шею мужчины, прижалась к нему, зависнув в расстоянии касания от его губ.
- Следует сделать это – не выдерживая столь тягостного момента искушения, слилась Оксана вновь с губами мужчины в дикой страсти поцелуя
Дверь комнаты медицинского помещения неожиданно открылась, когда Оксана не придавая значения приближающимся стукам женских каблуков, дико целовалась с Коноваловым. На пороге открытой двери стояла, одетая в черное пальто Алина Молотова, девушка, была бледная словно мука, унылое выражение лица её несло скорее разочарование. Не придавая никакого значения и не выражая каких-либо эмоций, девушка, вытирая с глаз текущую по щеке слезу, переступила порог открытой двери без стеснения, закрыла за собой дверь, делая всё без слов.
«Ну, пиздец, потрахалась называется, спасибо блядь тебе Алина Молотова», огорчилась Оксана, испугавшись, быстро прижалась к телу Коновалова, смутившись появления этой девушки.
- Блядь ты, что не видишь?!! – возмутилась Оксана, выказывая обиду, нахмурила губки – Мы тут немного заняты!
- Обкатываешь перед свадьбой новую подстилку – не обращая внимания на доводы Оксаны, прошла эта девушка по комнате, обращаясь к Коновалову
- Да как ты……! – хотела возмутиться Оксана, но Коновалов тут же прикрыл её алые губы жаркими мокрыми пальцами, которыми коснулся её влагалища
- Оксана тише – убедительной нотой голоса, уговорил Коновалов замолчать Оксану, настойчиво всовывая ей пальцы в рот – Зачем пришла? – обращаясь к Молотовой, спросил он
- Смотри просто поразительно послушную блондинку, ты себе нашел – похвалила Алина Молотова, подходя медленно к дивану, коснувшись пальцами пышных распущенных золотистых волос Оксаны – Как покорно она тебя слушается
- Оксана тише – угрожающим тоном голоса, приказал Коновалов, оставляя пальцы во рту Оксаны, когда она хотела возмутиться от прикосновения рук пальцев девушки, что вплелись в её волосы
«Блядь, какой же дешевой шлюхой, я после этого себя чувствую», покорно обсасывая пальцы мужчины, оставляя на их поверхности алый след от помады, выказывая влагу слёз от нанесенной обиды на глазах.
- Ой, смотри, наша девочка плачет – пафосным голосом, с насмешкой выразила своё мнение Алина Молотова, холодным касанием пальцами провела по спине Оксаны
- Отстань от неё – отдёрнул руку Коновалов, насильно принуждая обсасывать его пальцы, отдёрнул руку Молотовой от тела Оксаны – Оксана тише я сказал!!! – вынуждал он её сидеть у него на коленях, одарил ягодицы жгучим шлепком
- Блядь Коновалов хватит!!!! – возмутилась Оксана, освободившись от его пальцев, прокричала перед его лицом, выказывая дикую нанесенную обиду текучими по щекам слезами – Я тебе никакая там дешевая шлюха – оставаясь сидеть в его объятиях, противоречила она своим словам
- Но почему мне кажется наоборот – ухмыльнулась сквозь слёзы Молотова – Ну да ладно я сюда пришла не для того, чтобы смотреть, как вы развлекаетесь
- Грязное мерзкое животное ты Коновалов – освободилась Оксана от объятий мужчины, вставая, касаясь золотистыми каблуками линолеума пола комнаты – Не прикасайся больше ко мне!!!
- Оксана послушай – хотел возразить Коновалов – Да что тебе нужно? – сорвался он на Алину Молотову, что не давала ему проходу
- Ты променял меня – возмутилась Молотова, преграждая путь Коновалову к Оксане, что прошла по комнате, вытирая кончиками пальцев слёзы, непрерывно текущие с глаз по щекам – На неё, да ты посмотри даже стыдно посмотреть, на кого на неё…..
«Сука блядь ебливая, как же я эту проклятую семейку ненавижу», утирая пальцами слёзы, Оксана, стукая каблуками, подошла к дверце своего шкафчика, открывая тут же её.
- Забирай своего сына – не выдержала Оксана усмешки со стороны Молотовой, выказывая всю накопленную в душе ненависть выкрикнула – И катись отсюда, убирайтесь вы оба, я не желаю вас никого видеть!!!
- Извините – обратилась Валентина, испугавшись крика Оксаны, медленно открывая дверь чуть просунула голову – Но Оксана Владимировна там, у ребёнка Молотовой
- Это же твоя – обратился Коновалов к Оксане, обходя свою бывшую жену – Подчинённая
- Уж нет – возразила Оксана, не желая даже поворачиваться – Я взяла её из-за того, что весь мой отдел разбежался по своим личным делам, дешёвые предатели, теперь у меня нет дела, и я не желаю ничего больше слушать
- Оксана Владимировна – не придавая бурным эмоциям со стороны Оксаны, начала говорить Валентина, входя в помещение, тут же закрывая за собой дверь – Произошла фибрилляция желудочков, удалось наладить сердечный ритм с помощью дефибриллятора и купировать дыхательную острую недостаточность с помощью ИВЛ
- Ты что блядь не поняла – выражая всю ненависть обернулась Оксана, выказывая специально потеки растекающейся по лицу туши и размытый теней, прокричала она – Меня блядь не интересует это дело больше, как и этот ублюдок, ребенка выписывай и пусть это проклятая семья Коноваловых катиться ко всем чертям!!!
- Оксана?!! – возмутился, не понимая такой резкой критики Коновалов
- Пошёл нахуй! – прокричала Оксана в ответ, не желая слушать пустые слова этого мужчины
- Оксана послушай – уверяла Молотова, испугавшись серьезного выражения лица Валентины
«Фибрилляция желудочком, может быть обусловлена низким артериальным давлением и тахикардией, а значит, давление начинает еще падать, что является осложнением АВ-узла проводимости», предположила Оксана взяла с полки открытой двери шкафчика кружевные трусики, повернувшись спиной, зашла медленно за шкафчики.
- Оксана послушай – уговаривал Коновалов, хотел последовать следом
- Пошёл нахуй – грязно выругалась Оксана, выражая всю злость в своём голосе – Я тебе сказала забирай свою…….
- Оксана хватит! – возмутился Коновалов когда Оксана кинула ему в лицо кружевные трусики, что держала в руках – Да угомонись же ты!!! – схватил он её за руки, одной рукой когда она в ярости хотела в целях самозащиты на него наброситься
- Я тебя ненавижу – не сдерживая слёз, страдающим голосом с визгом прокричала Оксана перед лицом Коновалова – Забирай свою жену, своего ребёнка и проваливай к чертовой матери, знать тебя не желаю, ты……
- Я вызову охрану!
Предупредила Валентина, встав за спиной у Коновалова, когда он заломил Оксане обе руки, поворачивая её к себе спиной, вынуждая взвизгнуть от нестерпимой боли.
- Убирайтесь отсюда гражданин Коновалов и гражданка Молотова
- Я разбираюсь со своей женой – пригрозил Коновалов, прижимая Оксану, лицо к обратной стороне шкафчиков, держал обе её руки за спиной – Не мешайте нам
- Блядь Коновалов – прошипела Оксана, стоном выражая боль, что она ощущала от сильной руки Коновалова – Я заставлю тебя за это ответить
- Охрану немедленно в комнату медицинского персонала – доставая телефон из кармана белого халата, произнесла Валентина в динамик сотового
- Оксана послушай…..
- Блядь да пошёл ты – потирая запястье болевших обеих рук, чувствовала Оксана резкую боль в локтях – Убирайся отсюда, свадьбы не будет после этого, я никогда не стану твоей женой, ты пересек черту
- Оксана прости – умолял Коновалов, встав на колени перед Оксаной, обвил руками её стройные ноги, прижался лицом, колкой щетиной к её животу – Прости пожалуйста я не хотел, я правда не знаю что на меня нашло
- Так за такого вы мужчину собрались замуж
Недоверчиво выразила Валентина своё мнение, с презрением глядела на представленную перед ней семейную драму.
- Я спасла вашего сына гражданин Коновалов, сейчас он на ИВЛ, медсестра постоянно следит за его состоянием, но не больше, я распоряжусь, чтобы его увезли, куда вы скажите в течение суток
- Увезли?! – была крайне шокирована Алина Молотова – О… нет прошу, господи, у меня нет выбора
- У тебя блядь его действительно нет – нецензурной лексикой выразилась Оксана, начиная бить ладонью обеих рук по спине мужчины, что прижался к её телу – Убирайся отсюда животное, я не хочу тебя видеть и знать, после того что ты сделал!!!
- Коновалов выйдите, пожалуйста, отсюда – пригрозила Валентина, продолжая стоять у него за спиной – В противном случае я буду вынуждена позвать охрану
- А разве ты этого уже не сделала? – удивилась Оксана, после того как мужчина, услышав такое строгое предупреждение отпустил её ноги
- Так ты этого хотела – с обидой в голосе, произнёс Коновалов вставая с колен, делая такое выражение лица, чтобы специально затронуть чувства Оксаны к себе – Ну раз так….
«Блядь что же я наделала, этот мужчина приносил мне кофе в постель, ублажал меня как королеву, выслушивал мои капризы, стоило ему чуть сорваться, так я сразу чушь какую-то понесла, нет-нет…..», испугалась Оксана того что может никогда уже не вернуть расположение Коновалова к себе.
- Серёжа нет! – шепотом выразила Оксана своё несогласие, после того как мужчина повернулся к ней спиной и проследовал к выходу из комнаты – Стой, прошу тебя! – хотела она пойти за ним, но Валентина специально преградила ей путь
- Оксана Владимировна одумайтесь! – убеждала Валентина, прижимая ладони обеих рук к плечам Оксаны останавливая её, не давая пройти – Он применил силу, так что эта за мужчина такой, который применяет силу, против женщины
- Он мой мужчина – гордо произнесла Оксана, с огорчением поглядев как дверь этого помещения, в котором она находилась, тихо захлопнулась за спиной у Молотовой
- Он поднял на вас руку – уверяла Валентина, не пуская Оксану – Как вы вообще можете такое прощать
- Пусти меня
Набравшись сил, Оксана оттолкнула рыжую девушку, направляясь следом по комнате к закрывшейся входной двери, спотыкаясь о собственную белую сумочку, упала на колени.
- Блядь! – прошипела Оксана, падая на локти, могла сдержать поток льющихся слёз, размытой туши и тени на своём лице, упираясь лицом в пол линолеума – Ну зачем, почему? – рыдая в пол комнаты, выказывала она слезно собственное огорчение
- Господи как низко вы пали – повела недовольно Валентина, проходя по комнате мимо, стукая каблуками красных туфель, направляясь к закрытой входной двери – И как всё-таки хорошо, что я с вами больше не работаю, убого противно на вас смотреть после такого
«Блядь рыжая охуевшая я тебя раздавлю», подумала про себя Оксана приподнимаясь опираясь руками о пол на который упала.
- Да как ты смеешь – прошипела Оксана подобно дикости королевской кобры, выражая ненависть, выгибая спину, словно хищная кошка – Я подобрала тебя абсолютно никем, да тебе не то, что медсестрой тебя поломойкой бы не взяли, именно со мной ты приобрела опыт и вот твоя сука благодарность
- Я вам всё сказала – открывая дверь, ответила спокойно пожав плечами Валентина, переступая через высокий порог – Дальше решайте сами, я пока подготовлю бумаги на выписку ребенка Молотовой
- Убирайся отсюда!!!
вставая на колени, оставаясь сидеть на полу, прокричала Оксана, схватившись за сумочку о которую споткнулась, кинула её в Валентину, когда девушка в спешке закрыла за собой дверь
- Сука ненормальная
Слёзно выражая раздирающую сознание злость, прошептала Оксана, оставаясь в пустоте комнаты медицинского персонала, когда дверь быстро закрылась. Закрывая лицо, скрывая обиду текущим ручьем слёз, Оксана упала на пол, начиная рьяно его царапать когтями одной руки. Не переставая рыдать, прижимаясь горячей щекой к полу, Оксана царапала линолеум, пытаясь сорвать злость на напольном покрытии, проливая на него бесчисленные капли слёз вместе со стонами терзающих её разум мук любви.
- Серёжа – тихо прошептала Оксана, оставаясь лежать обнаженной на полу – Нет!!!!! – громко прокричала она в пустоту этой комнаты, выражая неистовым криком бурный порыв ярости


Перелистывая страницы толстой энциклопедии по кардиологии, Оксана, напряженно вчитываясь в каждую строчку, пыталась отвлечь себя от утраты боли и разочарования, горечи расставания с любимым человеком. За окном уже проникало блеклое зарево назревающего над деревней заката, что своей лазурной красной зябью озарял красиво горизонт неба. Тиканье часов, дуновение зимнего морозного ветра за окном и шелест перелистываемых страниц, сводил Оксану с ума, когда она сидела в черном кресле, облокотившись на его спинку, взялась кончиками пальцев за пластиковый стаканчик с кофе. Атмосфера воздуха в кабинет, даже за счет работающего освежителя воздуха, что своим едва слышным вентилятором сглаживал воздух от посторонних запахов, всё же успела насытить себя ароматом естественной силы карамели, что излучал стаканчик с кофе, который Оксана держала в руке.
Черный пиджак, прекрасно прорисовывал силуэт пикантного тела Оксаны, подчеркивая изящность плавность изгиба спины и талии. Белая блузка, что скрывалась под ним, отразила в себе очертание объёма сочной груди Оксаны, красиво выражая за счет v-образной формы выреза и расстегнутых верхних пуговиц, краешек кружевного красного бюстгальтера. Черная короткая юбка с разрезом спереди красиво выказывала упругость бёдер Оксаны, выказывая эротический рисунок черных чулок, что облегали её стройные ноги. Каблук золотистых туфель на ногах Оксаны, придавал сексуальность её образу, за счет высоты своего размера. Щедро накрашенные алые губы Оксаны, были покрыты сладким слоем карамели, а пластиковый стаканчик, что она держала в руке, сохранил отпечаток оставленного на нём следа помады.
— Оксана Владимировна просила никого к себе не впускать — послышался голос Валерии, за закрытой дверью кабинета Оксаны — Подождите, я хотя бы предупрежу её
— Не стоит — возразил Романов, открывая дверь, нажимая на неё ручку — Оксана Владимировна безмерно вас рад видеть
— Оксана Владимировна — хриплым голосом обратился Молотов, показавшись за спиной Романова, входя в кабинет следом за ним — Я конечно не вправе, вас заставить, особенно после того, что вы сделали для моей дочери и меня, но и умереть своему внуку я не дам!
«Ну, вот мой пиздец, пришёл незамедлительно», подумала про себя Оксана, прикусывая от чрезмерного волнения краешек рассеченной, поцарапанной губы.
Большой мужчина был одет в белый стильный костюм бизнесмена, под которым ярко выделялась сиреневая рубашка, на его голове была одета белая шляпа. Поправляя ворот белого пиджак, Молотов, вежливо отодвинул Романова, проходя по кабинету в сторону Оксаны.
— Поставьте своё условие — говорил спокойно Молотов, выражая хриплым голосом власть в этом кабинете — И я непременно тут же его выполню, давайте скажите чего вы хотите
— Простите но, о чем вы, Андрей Михайлович, говорите?! — удивилась Оксана серьезности выражения лица Молотова, его угрюмые черты, выражали серьезность и суровость намерений
— Вы выставляете из больницы моего внука — пояснил Молотов, опираясь рукой на край стола за которым сидела Оксана — Не одна лечебная клиника или больница в Москве не смогла в точности установить диагноз моего внука
— И чего вы хотите от меня? — повернувшись, сидя в кресле, спросила Оксана, положив ногу на ногу, придавая очертаниям алых губ, формы милой улыбки — Да, по-моему, ваша дочь и сама не желает, чтобы я бралась за то дело, где лучшие врачи и учёные Москвы не смогли установить диагноз
— Тоже самое вы говорили про онкологические клиники
Выразил несогласие Молотов, мощной формы мужчина, сурово посмотрел на Оксану, суровым выражением лица, таилось череда скрытого разочарования.
— Вы ведь помните нашу с вами беседу, в доме у Романовых или вы были слишком пьяны, что запустили бокал в профессора Журавлёва
Продолжая опираться рукой на край стола, пояснил Молотов, его кулак, был сравним с размером молота, дыхание хоть и было ровным, но всё же в голосе чувствовался присутствие волнения.
— Но всё же доказали что у Королёва, дяди вашей Катерины, не было рака, это было феноменально
— Да это было смешно — поддержал легкой усмешкой Романов — Профессор Журавлёв, что был тогда на балу, долго не мог оправиться после того, как бокал пролетел мимо его уха, чуть его не задев
— Сам виноват — нахмурила губки Оксана, смутившись проницательного взора со стороны Молотова — Надо было еще и пепельницей вашей кинуть, может и попала бы
— Так если честно — пытаясь из-за всех сил выразить улыбку на своём суровом лице, спросил серьёзно Молотов — На какие условия я должен пойти ради того, чтобы вы вернули назад моего внука и сами занялись лечением его неизвестной болезни
«Блядь, вот этого момента я наверно от него ждала с того момента, как он только вошёл в кабинет», ухмыльнулась Оксана, повернувшись вновь к этому мужчине, выражая красивое очертание ямочек на скулах.
— Раз вы так ставите вопрос
Провела коготком указательного пальца по столу Оксана, продолжая пристально смотреть в глаза Молотову, делая безразличный вид, перелистнула страницу лежащей перед ней на столе книги.
— Вы ведь понимаете у меня с Коноваловым, наверно вам уже донесли, произошла небольшая ссора, и я хочу всё вернуть, как было раньше
Опираясь обеими руками на подлокотники кресла, Оксана встала с него, красиво выгибая спину, выражая эластичность собственных бёдер скрытых под черной юбкой.
— Да что поделаешь, я выхожу замуж за вашего зятя, но такова будет цена, надеюсь, вы принимаете моё условие — выказывая изящность собственной фигуры, встала Оксана рядом со столом — Если учитывая тот факт…….
Удивилась Оксана, разглядев через стёкла надетых на глазах очков, на странице «атрезии трикуспидального клапана», повела губами, выражая сомнение. Атрезия трехстворчатого клапана — врожденная сердечная аномалия, характеризующаяся отсутствием предсердно-желудочкового сообщения между правыми камерами сердца.
— Хм…. это действительно
Погружаясь в искушение головоломки, стала представлять Оксана в голове все известные ей симптомы, проявившиеся у ребёнка.
— Легочная гипертензия, сердечная недостаточность привела к низкому артериальному давлению, что в свою очередь стала причиной тахикардии, а в последующим и блокады АВ-узла
— М…. зная такой вид у Оксаны Владимировны — предположил Романов, улыбаясь хитрой довольной улыбкой — Я могу смело предположить ваша головоломка Андрей Михайлович завлекла её
— Так вы согласны взяться за лечение моего внука? — повторил свой вопрос Молотов, наблюдая с удивлением, как Оксана, покачивая бёдрами, с задумчивым видом подошла к окну
— Если вы заставите Коновалова жениться на мне? — обернулась Оксана, положив руку на выставленное бедро, встав у окна, начиная теребить нервно жалюзи висевшие над ним
«Сначала давление было слишком высокое, после введение пропранолола оно резко упало, вызвав острую сердечную недостаточность, следствием которой была блокада АВ-узла», перечисляя в голосе вновь прошедшие события, пытаясь собрать головоломку как мозаику в кучу.
— Есть одно встречное условие — набравшись смелости, заявила Оксана, боясь посмотреть в глаза Молотову — Только в этом случае я возьмусь за лечение вашего внука
— Чего вы еще хотите? — уныло вздохнул, но всё решил согласиться на все выдвинутые требование, уступил Молотов
— Как вы понимаете — начиная кривить душой, ходить по кабинету, начала рассуждать Оксана, не зная как начать разговор — Дифференциальная диагностика, наука неточная и как вы сами понимаете Андрей Михайлович
— Говорите уже Оксана Владимировна — не выдержал Молотов, прерывая излишнюю дискуссию Оксаны, возразил он, расправляя ворот надетой под пиджаком белой рубашки
— Мне нужно, что вне зависимости от решения, которого я бы не приняла, пытаясь поставить диагноз и вылечить вашего внука
Покачивая шикарной красотой бёдер, Оксана прошла по кабинету в сторону дивана, обратив внимание с каким желанием, на неё смотрит Романов.
— Чтобы никто не посмел у меня путаться под ногами — гордо выдвинула своё требование Оксана, присев на подлокотник дивана, поправляя пальцами обеих рук дужки очков, что были на её лазурных глазах — Вы с этим согласитесь?!
— Без ножа режете — выразил собственное мнение Романов — Оксана Владимировна так же нельзя
— Таковы методы моей работы — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, положив ногу на ногу, выражая перед Романовым сексуальный кружевной узор надетых на ногах черных чулок
— У меня наверно нет выбора — усомнился Молотова, посмотрев недоверчиво на Романова, что стоял у входа закрытой двери в кабинете — Никто из московских врачей не смог понять, чем болен мой внук
— Но ведь что-то же им удалось узнать? — предположила Оксана, в надежде интересной идее посмотрела на Молотова, пытаясь найти зацепку от чего начать диагностировать неизвестный врожденный порок сердца — Что им удалось узнать там в Москве?
— Я скажу дочери — впервые за всё время, Оксана заметила на лице Молотова, по-настоящему добрую улыбку — Чтобы передала вам карту и всю информацию по исследованию врачей из Москвы
— Да это замечательно — мило улыбнулась Оксана — И вы бы не могла заставить этого чертового Коновалова зайти ко мне в кабинет я хотела бы с ним поговорить перед нашей предстоящей свадьбой
— Обязательно — заверил Молотов, повернувшись, направляясь к выходу из кабинета — Пойдёмте Сергей Викторович, нам о много еще следует поговорить
— Да заодно мне следует проверить — вставая с подлокотника дивана, на котором сидела, заявила Оксана — Вы ведь не будите возражать, если я прямо сейчас проверю кое-что
— Нет-нет конечно — заверил Молотов, подходя к закрытой входной двери кабинета — Я немедленно скажу, чтобы Коновалов к вам зашёл, поверьте, ради здоровья своего внука я допущу, чтобы мой зять женился на вас, хоть и цена конечно очень высока
— Думаю, не будем мешать Оксане Владимировне — открывая дверь, говорил Романов — Делать свою работу — переступил он через порог, входя в приёмную
— Валерия — подняв голос, обратилась Оксана к своей секретарше, подходя к черному креслу, кончиками пальцев развернула его к себе — Зайди буквально на минутку
— Оксана Владимировна — вошла следом в кабинет белокурая женщина, как только Молотов, поправляя белую шляпу на голове, покинул его — Вы что-то хотели
— Распорядись чтобы — поправляя черную юбку, на бёдрах, Оксана села в кресло, тут же облокотившись на его мягкую удобную спинку, положив ногу на ногу — Валентина Владимировна Львова зашла ко мне в кабинет
— Насколько я понимаю, Львова на вас больше не работает — пояснила Валерия, переступая высокий порог, вошла в кабинет, сразу же закрывая за собой дверь
— У меня просто вообще нет людей — ответила Оксана с удивлением, посмотрела на внешний образ блондинки, маленькие очки, на глазах у которой так прекрасно подходили к её образу
Черный сарафан весьма короткого размера выказывал пикантность изгиба роскошного тела этой женщины, подчеркивая сексуальность её фигуры. Белоснежная блузка, что была под белым сарафаном у Валерии, расстегнутые верхние пуговицы которой и поднятый ворот, выказывали черный кружевной бюстгальтер, сковавший в оковах грудь блондинки. Роскошные белокурые волосы пышным ровным покровом спускались на её плечи, обвивая с одной стороны шею, кончиками завивались шикарном бюсте, знойной женщины. Пленительная палитра вкуса «Pure Poison от Christian Dior», говорила об этой обладательнице, что тело пахло приятной гармоничностью естественной силой аромата апельсина, манящим оттенком мандарина и пленительной силой запаха бергамота. Роскошные черные туфли выражали свои высоким каблуком страсть порочной похоти, когда они были на ногах блондинки, что находилась в кабинете, облокотившись на закрытую дверь.
— Ваши люди, набравшись опыта, решили попробовать себя — рассуждала Валерия, отходя от двери ставя ноги искусно крест-накрест — Наверно они очень хотели освободиться от власти, которую вы им навязали
— Ну, во-первых — возразила Оксана, сидя в черном кресле, обернулась к своей собеседнице, что медленно, подобно страсти хищной кошки направлялась к ней, стукая аккуратно каблуками по паркету полу — Я никому ничего не навязывала, они сами изъявили желание работать на меня
— Видимо они получили что хотели — подошла Валерия к столу, за которым сидела Оксана, выражая специально порочный голодный сексуальной похотью взгляд — И решили вас оставить
«Валерия наверно хочет меня соблазнить и развратить, что же, учитывая, что я жду, именно Коновалова, я не могу себе этого позволить», возразила Оксана, повернувшись в кресле, противоречила сама себе своим сексуальным желаниям.
— А во-вторых — пояснила Оксана, обращая внимание, как Валерия теплотой приятных нежных пальцев коснулась её руки, что лежала на страницах толстой раскрытой энциклопедии — А во-вторых…..
Чувства и внимание Оксаны было приковано к образу белокурой женщины, что стояла рядом с её столом, чарую прелестью завораживающего сгорающего сексуальной страстью взгляда.
— А что во вторых? — произнесла завораживающей нотой голоса Валерия, обращаясь к Оксане, чуть нагнувшись, внимательно посмотрела в её лазурные жаждущие порочной похоти голубые глаза — М….. Оксана Владимировна?!
— Оксана ты здесь — не ожидала Оксана, сильно смутившись тому, как дверь её кабинета, а на пороге её стоял Коновалов
«Блядь ну пиздец, ты всегда умел вовремя просто приходить», сгорая от стыда, подумала про себя Оксана, посмотрев на стоящего, на пороге открытой двери мужчину.
— Серёжа! — тихо произнесла Оксана, выражая застенчивость неловко застигнутого врасплох момента — Но как……
— Молотов просил зайти к тебе — пояснил Коновалов, оставаясь стоять за порогом открытой двери, в приёмной — Я наверно не вовремя?
— Нет-нет — возразила Оксана, испугавшись, что может снова потерять этого мужчину — Заходи, пожалуйста, Валерия уже уходит, мы тут обсудили расчеты моего отдела на будущий год
— Хм… умеете вы врать Оксана Владимировна — шепота выразила Валерия собственное мнение прямо под ухо Оксане, возбуждая нотками пленительного тихого голоса
«Не твоё блядь дело я не могу из-за такой дуры потерять своего любимого человека», нахмурила Оксана губки, выказывая обиду, посмотрела в глаза этой блондинке.
— Заходи Серёжа — повторила еще раз свою просьбу Оксана, прорисовав красивые ямочки на щечках — Я как раз хотела с тобой поговорить
— Послушай — опустив голову, вошёл Коновалов в кабинет, переступая порог открытой двери, потирая ладонью подбородок — Правда, неловко получилось
— Я наверно пойду — почувствовала себя не к месту, заявила Валерия, направляясь к выходу из кабинета — Надо еще подготовить документ для Тихонова о дежурстве на предстоящих новогодних праздниках
— Ты главное иди — ухмыльнулась Оксана, милой прекрасной улыбкой, чувствуя за собой вину, перед мужчиной, что стоял у входа открытой двери — Проходи, располагайся, тебе может кофе сделать? — предложила она, оставаясь сидеть в кресле
— Да если можно — ответил Коновалов, пропуская выйти Валерию, отошёл от двери, посмотрев вслед этой блондинки
«Кабель блядь ебучий, но я-то знаю, что я лучше, чем та, на которую он посмотрел», ухмыльнулась Оксана, подавляя знак внимания собственной ревности, скрашивая его милой радушной улыбкой.
— Серёжа послушай
Встала с кресла Оксана, опираясь на его поручни обеими руками, выказывая красивый изгиб, выказывая перед мужчиной красивое очертание формы бёдер.
— Правда, прости меня, я правда не знаю, что на меня нашло — направляясь к Коновалову, говорила Оксана, чувствуя за собой вину за произошедшую сцену
— Ты ведь, кажется — заявил мужчина, когда Оксана искусно выражая красоту собственного тела, положив руки на талию, ставя ноги крест-накрест — Хотела сделать мне чашечку кофе — словно смутился он её, выразил Коновалов, собственное мнение
«Блядь какая, я тут перед ним распинаюсь, сука неблагодарная», подумала про него Оксана, нахмурив губки, выражая красивые ямочки формы изящных скул.
— Да-да конечно — хотела Оксана дотронуться кончиками пальцев до щетины мужчины, но тут же согнула руку обратно в локоть, смутившись просьбы мужчины — Тебе как со сливками или без?!
— Просто черный — вполне серьезно ответил Коновалов, как будто чувствуя какую-то скрытую обиду, как показалось на тот момент Оксане
— Хорошо сейчас сделаю — прикусывая краешек губы от нахлынувшего сознание волнения, согласилась Оксана, направляясь, проходя по кабинету к столешницам — Сережа послушай……
— Я знаю Оксана — словно не хотел слушать Коновалов — Я поступил как свинья
— Да нет — возразила Оксана, не доходя пару метров до столешниц, обернулась, положив ладонь на выставленное бедро — Это ты прости меня, я не должна была так себя, перед тобой вести
— Нет, это я виноват — решил взять на себя вину Коновалов, твёрдо заявив об этом — Я просто не хотел, чтобы ты из-за меня поругалась с Алиной
— Да ты что?! — ухмыльнулась Оксана, возмутившись такому
«Сука ты такая Коновалов женишься, значит на мне, а всё до сих пор переживаешь за свою женушку, ну я тебе то яйца нахрен и оторву», нахмурила губки Оксана, сдерживая при себе эмоции, направилась, покачивая бёдрами к столешнице, где располагался электрический чайник и кофе-машина.
— И с каких это пор ты стал так переживать за свою бывшую жену больше чем за меня? — подошла Оксана к столешнице, на мраморной поверхности которой были чуть рассыпаны крупинки сахарной пудры кондитерских изделий — Или может ты всё-таки решил вернуться к ней?
— Нет, ты что? — не согласился с таким утверждением Коновалов подходя к белому мягкому дивану, поправил ворот белой надетой на нём рубашки — Просто сейчас всё так сложно
«Я никак не могу его терять, я столько поставила на карту, чтобы только быть с ним», в мыслях Оксана боролась с собственным страхом потерять расположение любимого человека к себе.
— Хорошо — признала Оксана, коготком указательного пальца включила чайник, повернувшись лицом к мужчине, что так выразительно на неё смотрел — Давай я не буду на тебя давить и так столько всего навалилось
— Как хорошо, что ты меня понимаешь — радостно ответил Коновалов, наблюдая за Оксаной, как она отошла от столешницы, когда чайник на ней начинал кипятиться
— Я ведь скора совсем стану твоей женой — выражая красоту формы улыбки алых губ, медленно Оксана подходила к дивану, ставя искусно ноги крест-накрест, стука каблуками золотистых туфель по паркету — Это моя обязанность будет понимать и выслушивать тебя
— Как там наш мальчик? — поинтересовался Коновалов, в тот момент, когда Оксана подошла к нему, положив обе руки к нему на плечи — Ты ведь узнаешь что с ним?
— Я постараюсь заняться этим вопросом после того — наступая коленом на диван, Оксана, пропуская ноги мужчины под собой, садясь к нему на колени, лицом вперед — После того, как ты порадуешь меня — милой улыбкой, выражая ямочки на щечках, заверила она
— Это ужас какой-то на Алине лица нету — выразил Коновалов своё впечатление
— Ты пришёл сюда говорить об Алине или обо мне? — нахмурив недовольно губки, спросила Оксана, шепотом прошептав рядом с губами мужчины — Я ведь чуть тебя не потеряла из-за собственной глупости
— Это я тебя чуть не потерял — интуитивно Коновалов изменил тактику ведения разговора, обвивая приятной нежности рук бёдра Оксаны
— Нет-нет
Выражая признание, возразила Оксана, это я тебя чуть не потеряла, касаясь губами жарких губ мужчины смачно их облизнула, оставляя на них щедрый след размазанной помады.
— Это только моя вина — шепотом говорила Оксана, расстёгивая черный пиджак на себе
— Не говори ерунды — помогая Оксане избавиться от пиджака, кокетливой интонацией голоса, упрекнул Коновалов — Ты по-настоящему, ценный подарок судьбы, для меня
— Подарок?!
Ухмыльнулась Оксана, заводя руки, за спину избавляясь от черного пиджака, скинула его на пол белого паласа постеленного на том месте, где стоял диван.
— Теперь ты так меня называешь?
Выражая довольство извращенной улыбкой, тихо произнесла Оксана над ухом мужчины, ощущая терпкий приятный аромат его парфюма, вцепившись пальцами обеих рук в верхние пуговицы его белой рубашки. Стоя на коленях, над ногами мужчины, Оксана на диване, чуть привстала, позволяя рукам мужчины, в объятиях которого она находилась, коснулась своих упругих ягодиц.
— Я твоя жена — возразила Оксана в ответ на утверждение Коновалова, освобождая его торс из-под власти верхних пуговиц, тут же проникла за её тонкую шелковую грань, ладонями обеих рук, касаясь его горячей пылкой порочным желанием кожи самца — Не понимаю, чего ты еще хочешь?
— Я безумно сильно тебя люблю — ответил Коновалов, касаясь кончиками пальцев края юбки Оксаны, чуть задрал её, выказывая эротический рисунок черных надетых чулок, скрывавшихся под ней — И сейчас хочу только одного
«Блядь я прекрасно знаю, чего он хочет, но хочу сама услышать, как он это скажет и конечно, я не могу ему в этом отказать», чувствуя руками трепетное дыхание мужчины, Оксана забавлялась тому, как сильно был возбуждён, зная это, сама испытывала сильный голод сексуального искушения.
Чувства Оксаны были, в этот момент, наполнены искренней любовью к этому мужчине, каждая клеточка её тела, возжелала вкусить в себе этого самца, тянущие секунды предвкушения этого времени казались неистовой мукой. Сердце трепеталось бешеным ритмом, желание соблазна переполняло каждую жилу в теле Оксаны, играя непрерывном ритмом страсти. Близость с этим львом словно перехватывало дух у Оксаны, вынуждая её от сильного возбуждения выдыхать воздух, издавая легкий эротический стон, находясь в плену собственных эротических соблазнов.
— И чего же ты хочешь?
Оголяя торс мужчины, выдыхая воздух, спросила Оксана нежностью чарующего слух стоном, простонала рядом с ухом Коновалова, чувствую ладонью своей руки, что легла к нему на торс, как рьяно трепеталось его сердце, сгорая в ритме сексуального искушения.
— Наверно того что и я? — спросила Оксана рядом с губами мужчины испуская в них горячий поток пылкой страсти воздуха
— Постой?! — возразил Коновалов взявшись, возражая, за руку Оксаны — А как же твоя секретарша?
— А ты что теперь и её хочешь? — возмутилась кокетливой интонацией голоса Оксана
— Да нет — не согласился с этим утверждением, смутившись голубого лазурного взгляда Оксаны, когда она так на него, выказывая обиду, посмотрела — Ну она же там за дверью, что будет, вдруг она зайдёт или люди за стеной услышат нас
— Если ты будешь очень аккуратен — не считаясь с мнение мужчины, ответила Оксана, оголяя полностью торс Коновалова — То нас никто не услышит
— У нас с тобой дома ремонт — ухмыльнулся Коновалов, расстегивая белую блузку Оксаны, когда она перед ним подобно танцу кобры, шикарно покачивая бёдрами, стоя на коленях на диване стоя над сомкнутыми вместе ногами мужчины — Скора свадьба на носу, куда мы гостей звать будем?
— Тебя что это сейчас волнует?
Не сдержалась Оксана от ощущения горячих пылких пальцев, что скользили по её животу, когда мужчина оголил её блузку, тонкость этого ощущения была сравнима с сильным штормом играющих в океане волн, терзающих плывущий в них корабль.
— Или может быть…..
— Тш…. — не давая Оксане выговориться, мужчина прислонил подушечку указательного пальца к её алым губам — Давай не будем нарушать нашу с тобой гармонию отношений — расстегивая другой рукой застежку молнии черной юбки, что так красиво сидела на ней, завели Коновалов
— Конечно — согласилась с эти утверждением Оксана, позволяя рукам мужчины, что обвили её талию медленно спустить с себя юбку — Это ведь не в твоих интересах так ведь
— Как я заметил по тому, как ты неровно дышишь ко мне — ухмыльнулся шикарной улыбкой Коновалов, снимая с Оксаны юбку, скинул её на пол
— Так я не поняла? — кокетливо возразила Оксана — Я, что одна, только этого хочу?
— Ты мне во время своих месячных не давала себя — пояснила Коновалов, обвивая горячей пылкостью рук талию Оксаны — А после твоих первых месячных нашей пылкой любви, я запомнил как там у тебя……
— Узко?! — выражая румянец на щечках, на фоне чарующих ямочек, ответила за мужчину Оксана, обольщаясь нежности горячего ощущения скользящих по телу мужских крепких рук
— В прошлый наш с тобой секс после месячных….
— Я помню?! — сгорая от стыда, ответила Оксана, почувствовав, как пальцы рук мужчины вцепились в застежку её красного кружевного бюстгальтера
— Ты мне неделю себя не давала? — возмутился, выказывая шуткой интонацию собственного голоса Коновалова — Даже притронуться к себе
— Потому что иначе
Выгибая спину необузданной кошкой, встала Оксана на четвереньки над ногами мужчины, почувствовала как оковы бюстгальтера сковывающего подобно прочным стальным цепям, в момент сильного сексуального возбуждения, её бюст.
— Мне бы, было неприятно
— Заниматься сексом со своим мужем? — спуская по рукам лямки бюстгальтера Оксаны, спросил Коновалов, обнажая напоказ её сочный бюст
— Заниматься сексом
Не могла сдержать в себе всю тонкость и нежность чувств, завораживающего трения бюстгальтера по своим рукам, как прохлада воздуха, в комнате после цепей оков коснулась приятным лаской прикосновения её розовых твёрдых сосков.
— В момент этого — пояснила Оксана, расстегивая ширинку черных брюк Коновалов, сразу ловко проникла туда рукой, позволяя этому самцу полностью снять с себя бюстгальтер
— Какая ты быстрая — удивился Коновалов тому, как быстро Оксана проникла руками за грань его черных брюк, промеж расстегнутой ширинки, коснулась нижнего белья, что было под ним
— А разве — поинтересовалась Оксана, начиная дышать с легким стоном, когда частота и такт её дыхания начал еще больше усиливаться по мере возбуждения, в тот момент, когда она обвила пальцами крепкий стебель пениса мужчины под его нежным бельём — Ты не этого хотел?
— Ты вроде как хотела сделать мне кофе? — вновь руки этого льва коснулась талии Оксаны, когда она, выгибая и вновь втягивая в себя спину, держа крепко в руках член мужчины
— Я тебе его сделаю — заверила Оксана, раскрывая алые губы, перед красной пульсирующей головкой пениса самца — После того как ты порадуешь меня
Коснулась Оксана губами пылкой трепещущей головки члена мужчины, нежно поцеловав в самый кончик, оставляя на бархатистой кожице, алую помаду. Медленно просовывая член самца к себе в рот, Оксана языком чувствовала, как пульсировала каждая жила на его пенисе, как разгоралась внутри страсть этого льва. Ёрзая по стеблю пениса губами, Оксана, виляя попкой перед мужчиной, позволяя ему снимать с себя красные кружевные трусики, ткань которых пропиталась влагой возбуждения от её половых губ. Пленительное ощущение трения резинки красных трусиков затрагивала тонкостью момента скольжения по бёдрам Оксаны, вынуждая мокнуть в сочетании с касанием пальцев мужчины к её телу. Освобождаясь от своих трусиков, Оксана, поднимая ногу потом другую стоя на четвереньках над лежащим на диване телом мужчины, смачно обсасывала его пенис, чувствуя соленоватый, чуть прислащенный вкус выделяемой из него смазки.
Мужчина медленно обвил бёдра руками, касаясь большими пальцами обеих рук мокрой промежность влагалища Оксаны, чуть растягивая её. Улыбаясь приятному ощущению столь сладостного сексуальной страсти момента, Оксана почувствовала исходящий жар дыхания самца на чуть разведенных стенках влагалища, как пламя порочного искушения изливаемого из его губ воздуха, проникала внутрь её влагалища. Сгорая в ритме сексуального чувств, Оксана ощутила всю тонкость ощущения колкости щетины на своей паховой зоне ног и то, как мужчина жаром пленительного касания поцеловал её мокрую промежность. Начиная смачно вылизывать влагалище Оксаны, мужчина, вёл себя, словно неистовый дикарь так красиво и тонко проводил языком по мокрым стенкам её влагалища, щедро пропитывая их нежную кожу выделяемой с языка слюны. Каждая клеточка тела Оксаны, от поразительного миллиардами бьющихся в мозг импульсов желала вкусить в себе всю власть и страсть порока этого самца.
— М……..
Отрываясь от напряженной пылкой головки члена самца, сдерживая при себе пыл накопившихся эмоций, тихо простонала Оксана, находясь в крепких оковах оковав рук мужчины.
— Трахни меня! — шепотом выразила Оксана свои чувства, ощущая всю усладу, проникающего внутрь неё языка мужчины
— Ты уверена? — оторвавшись от влагалища Оксаны, спросил Коновалов, оставляя её мокрые стенки разведенными держась за них большими пальцами обеих рук
— Да я хочу тебя — простонала Оксана тихим стоном, держась за член самца, чувствовала, как из её мокрой промежности вытекала мужская слюна
— Нас же услышат? — пояснил Коновалов когда Оксана, освободившись от его оков, развернулась к нему лицом, ложась рядом на диван
— Просто заткни мне рот
Сгорая в пламени сексуального возбуждения, выразила Оксана свои чувства, коснувшись своими губами жарких пылких губ мужчины.
— Ты ведь это умеешь? — провела Оксана, коготком игриво выражая похоть по его мокрым губам
— Ну, хватит! — возразил, обидевшись Коновалов, вставая над изнывающим в стонах возбуждения телом Оксаны
— Я серьезно — ухмыльнулась Оксана, посмотрев лазурными голубыми полными порочного соблазна глазами прямо в глаза мужчине — Просто прислони ладонь к моим губам и введи свой калибр уже, наконец
— Ты, правда, этого хочешь? — спросил Коновалов, обвивая нежной теплой приятной ладонью, лицо Оксаны, приблизился к её алым губам, посмотрел в голубые лазурные сияющие блеском глаза — Не хочу причинять тебе боль
— Глупенький
Улыбнулась застенчивой улыбкой Оксана, чувствуя, как жар порочного желания одолевает ею, тело словно полыхало огнем трепещущей любви. Находясь в объятиях Коновалова, Оксана ощущала, как мужчина сильно желал её, начиная дышать в такой максимальной близости учащенным порочным ритмом. По телу Оксаны выступил пот его капельки, медленно огибали её упругие бёдра, сливаясь с поверхностью белого дивана пропитывая его ткань искушающим запахом дамасской розы. Прикосновение пылких рук мужчины заводило страсть, словно увеличивая обороты тайфуна поднимающего воду в океане в момент стихийного бедствия, играло в сознание Оксаны. Тонкость ощущения мужских пальцев, как он убедительно поднял ногу Оксаны, вынуждая её согнуться в колено, касаясь пальцами мокрых половых губ, где из промежности которых, вытекала смачно, слюна этого самца. Крепость мужских пальцев, что вцепились в грудь Оксаны, словно вынуждали покориться безукоризненной воли этого льва, покорно продолжая смотреть в его разъярённые, полные сексуальным искушением глаза.
— Я ведь тебя люблю — шепотной речью произнесла Оксана рядом с губами мужчины, касаясь их, почувствовала жар, исходящего дыхания от них — И для меня больно не будет
— Раз ты этого хочешь — поднёс Коновалов горячую порочной страсти любви головку члена к мокрому влагалищу Оксаны, чуть проникая промеж раздвинутых пальцем стенок
— Мне это нужно — отворачивая свой взгляд в сторону спинки дивана, на котором она лежала, сдерживая при себе всю силу рвущегося водопада эмоций, едва слышно простонала Оксана
— В таком случае — убирая плавно руку с груди Оксаны, мужчины плавно перешёл по гладко коже, огибая пальцами её подбородок, оставил руку у неё на щеке — Я не смею тебя больше
Запрокинув резко голову, выставляя грудь вперед, Оксана, раскрыв алые губы, боялась застонать, когда в неё плавно начала входить крепкая мужская мощь, растягивая силой принуждения суженые стенки её влагалища. Вцепившись когтями, обеих рук, в обивки мягкого белого дивана, Оксана ощущала всю тяготу этого напряженного момента в тонких чувствах, её эмоции были натянуты как струна у гитары. Издавая едва слышный тихий стон вместе с вдохом воздуха в тот момент, как только головка пениса самца прошла грань её мокрых стенок, очутившись кончиком в Оксане. Задержав дыхание на этот момент, Оксана, словно не могла бороться с буйством эмоций переполняющих её тело, начиная метаться под телом мужчины, находясь в его крепких оковах убедительной силой власти. Начиная от низа, тело Оксаны словно начинало нарастать теплом, пронизывая полностью до кончиков пальцев. С пор бархатистой кожи, плоти Оксаны выступил капельками пот, каждая жилка её хрупкого тела пульсировала сильной рвущейся силой потока по мере очень медленного продвижения в неё пениса мужчины.
Мужчина убедительно обвил рукой бедро Оксаны, вынуждая её, согнуть ногу у него за спиной, ногу в колено, медленно всовывая в неё неистовую страсть мужской силы. Сознание Оксаны будто впадала в какую-то пропасть, падение которого она не могла никак контролировать из-за миллиона импульсов, что её тело передавало от каждой клеточки прямо в мозг. Раскрывая алую красоту губ в красивом изгибе, Оксана, выгнув спину, выставив грудь вперед, широко раскрыв лазурную голубую топазную красоту глаз, покорно смотрела в глаза неистовому сексуальному дикарю, что вынуждал его подчиниться его воли. Ощущение тисков мужских пальцев сдавливало грудь Оксаны, доставляя и без того сильное удовольствие, которое она не могла контролировать раскрывая чуть шире алые губы рядом с губами самца. Чувство чрезмерного наслаждения вместе с сексуальной болью, что испытывала Оксана в момент проникновения в неё пениса мужчины, что неистовой силой трения принуждал растягиваться стенки её влагалища, вынуждая издать стон сексуального удовольствия. Коновалов не давая Оксане выплеснуть стоном из себя накопившиеся эмоций заткнул ей рот сливая с её губами в поцелуе дикой порочной страсти. Тело Оксаны подобно пламенному огню, горящему в огненной пучине порочного искушения, полыхало жаром, извергая через поры капли пота. Мужчина рьяно просунул свой язык в рот Оксане, частично перекрывая поток вдыхаемого воздуха, чтобы заглушить глухие стоны, которые она изливала из себя прямо в рот Коновалова. Придавая ласке тело Оксаны, не переставая сжимать пальцами одной руки её сочную грудь, другой рукой, жаром ладони провел по спине. Не отрываясь от губ Оксаны, самец снова стремился пальцами её мокрым от пота упругим ягодицам, плавно держа ритм, вводя в ей во влагалище свой член.
Дышать становилось всё тяжелее, Оксана, отрываясь от губ мужчин, вдохнула тут же щедрый поток воздуха полной грудью. Коновалов, медленно ускоряя ритм, держа свои губы рядом с губами Оксаны, застыв в предвкушении момента. Тело Оксаны словно накапливало мощь, что буквально извергало пламенем каждая её клеточка, неожиданно для неё самой от такого нежного сексуального удовольствие, зажатой в тисках крепких оков мужских рук излила на член Коновалова прелесть пережитого сильного оргазма. Сливаясь сама в этот момент с губами мужчины, Оксана издала немыслимый для себя глухой стон прямо в его рот, смачно в обмен на это усладила его губы нежным приятным удовольствием, облизывая их после этого.
— М….. как же всё-таки приятно — ухмыльнулась Оксана, начиная тяжело дышать от сильного головокружительного ощущения, отрываясь от губ мужчины
— Тебе приятно? — взволнованно спросил Коновалов неожиданно прекращая темп безудержного нежного секса
— Я и подумать не могла — начиная дышать тяжело и учащенно, чувствуя сильную слабость во всём теле, не могла даже пошевелиться, находясь в оковах мужских рук лежа на диване, выразила Оксана собственное мнение — Что ты такой дикарь у меня
— Тебе, правда, понравилось? — волновался Коновалов, проводя большим пальцем по губам Оксаны, пристально смотрел в её счастливые глаза — Мне продолжить?
«Блядь да ты просто дикарь я и сам не ожидала, что я так могу от нехватки дыхания, когда твой язык мне перекрывает рот взять и испытать от этого удовольствие», подумала про себя Оксана, затрудняясь ответить.
— Пожалуй — прикусывая краешек губы, чувствовала Оксана, как пульсировал член мужчины внутри неё и то, как горячей струйкой вытекал из неё пережитый оргазм — Мне пока что хватит
— Как знаешь — начиная медленно вытаскивать член из Оксаны, словно выказал обиду Коновалов, которую она не могла себе простить из-за собственного равнодушия
— Ну….., перестань — нахмурила губки Оксана, схватившись тут же за член мужчины, обвивая его пальцами, оставляя головку пениса в себе — Ты ведь не думаешь, что я оставлю тебя недовольным
— Но ведь тебе нужно работать — возразил Коновалов, вытащив член из влагалища Оксаны
Дверь кабинета плавно медленно открылась, смутив Оксану своей неожиданностью, она тут же прижалась к телу мужчины, сидя у него на коленях. На пороге открытой двери, ничуть не удивившись увиденному, стояла Валентина, держала в руках стопку медицинских карт и рентгеновских снимках. Рыжеволосая девушка с весьма унылым выражением лица, переступила порог открытой двери и без какого-либо стеснения вошла в кабинет. Угрюмое выражение лица Валентины, доказывало, что на неё надавили свыше, заставляя подчиниться тому, чему она явно не хотела делать.
— Не понимаю только одного — выказывая недовольство, девушка вошла в кабинет, наступая на паркет пола каблуками красных туфель
— То, что мы вместе? — выражая яркий красный румянец на щечках, прижалась Оксана к телу Коновалова, продолжая сидеть голой на диване рядом с ней — Или тому, что между нами, только что произошло?
— Да нет, это очевидно!
Скрашивая своё унылое поведение прелестным изгибом формы розовых губ, возразила Валентина, проходя по кабинету, выказывая красоту упругих бёдер скрывавшихся под белым, на ней надетым белым халатом, положила стопку держащих в руке документов на край стеклянного стола.
— Тому, что хоть на вас я и не работаю — поправляя бумажную макулатуру ровным единым столбиком, выразила своё возмущение Валентина — А Тихонов, почти буквально унижает и тыкает меня в грязь лицом, прям при моих ассистентах, вынуждает почти в момент операции, когда я уже зашивала пациента, покинуть операционную, передать эстафету моим людям
— Наверно только лишь потому — ухмыльнулась Оксана, сгорая от стыда, прижимаясь к телу мужчины, что так удивлённо смотрел на Валентину — Что ты действительно мне нужна
— Меня вышвырнули из операционной словно какую-то…….
— Она так и будет тут стоять — прервал возмущение Валентины, шепотной речью прямо под ухо Коновалов — Или может быть ты скажешь ей уйти?
«Хм…. как мне порой нравиться, как он мне под ухо так нежно шепчет я вся горю от одной только ноты его шепотной речи», подумала про себя Оксана, оставаясь в объятиях мужчины, чувствовала, как утихшая похоть внутри неё снова начинает раскачивать волны океана необузданной страсти.
— Валентина — продолжая выказывать застенчивость, обратилась Оксана к девушке, что стояла у стеклянного стола, снимая с головы белый плотный высокий колпак, выказывая посыпавшиеся пряди рыжих волос, что окутывали её хрупкие плечи — Ты бы не могла зайти чуть позже, мы тут как бы так немного заняты
— Если вы думаете, что меня ваши игры как-то волнуют — возразила Валентина, повела хладнокровно губами, стараясь выражать при этом максимальное безразличие — То вы глубоко….
— Что глубоко? — удивилась Оксана, тому, как быстро прервала свою речь Валентина
— «Тетрадой Фалло» — предположила Валентина, продолжая дальше разворачивать свою речь, отошла от стола, рядом с которым стояла, опираясь на него бёдрами
Тетрада Фалло — сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желу­дочка, дефектом межжелудочковой пере­городки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка. Клинически тетрада Фалло проявляется ранним цианозом, задержкой развития, одышкой и одышечно-цианотическими приступами, головокружением и обмороками.
— Это всё прекрасно — согласилась Оксана, желая избавиться от назойливой девушки в кабинете, прижимаясь к телу мужчины, сидя с ним вместе на диване — Тогда проведи «Рентгенография органов грудной клетки» и «УЗИ сердца», найди мне эту врождённую аномалию
— И всё? — удивилась Валентина
— Не поняла? — возразила на столь непонятное удивление Оксана, выглядывая из-за плеча мужчины с которым сидела в объятиях — Тебе, что этого мало?
— А вы не думали — выразила несогласие Валентина — Что в этой стопки результатов проведенной диагностики их нету?
— Наверно что-то да есть — провела Оксана кончиком указательного пальца по пенису мужчины, прикусывая при этом краешек губы — И наверно при, результатах УЗИ, они не туда смотрели
— А куда нужно смотреть? — продолжая высказывать недовольства, спросила Валентина — И вы что думаете, я буду одна всё это делать, люди из вашей команды больше с вами не работают
— Возьми своих ассистентов — ухмыльнулась Оксана, коснувшись нежно пальцами головки мужского члена начала медленно по ней ёрзать — Делай наконец что-нибудь
— А вы что будите делать в это время? — возмутившись, поинтересовалась Валентина, встав посреди кабинета — Продолжать спать со своим любовником?
«Твоё то блядь какое нахрен дело», была крайне недовольна Оксана поставленным вопросом, со стороны рыжеволосой девушки, что выказывала несогласие, противоречила её решениям.
— Попытаюсь понять — ответила Оксана, обвивая другой рукой голову Коновалова, говорила рядом с его губами — Что удалось выяснить лучшим врачам из Москвы, я просто уверена, они что-то задокументировали
— Как всегда берёте себе самую чистую работу — возмутившись высказала собственное мнение Валентина направляясь к выходу — И я уверена, биохимия, что я взяла у этого ребёнка покажет очень интересный результат
— Попроси их сделать в лаборатории — крикнула вслед Оксана, выглядывая из-за плеча Коновалова, когда Валентина подходила к закрытой входной двери — Развернутый анализ крови
— Думаешь, она тебя услышала? — спросил Коновалов, когда Валентина, ничего не ответив покинула кабинет, закрывая за собой дверь
— Ну, я ведь всё-равно, с неё спрошу сполна — вновь выражая красивую улыбку алых губ, помада на которых была чуть потёрта
— Ты ведь выяснишь что с ним? — спросил Коновалов, выражая в голосе обеспокоенность
— Предположительно — разговаривая рядом с губами мужчины, рассуждала Оксана, продолжая сидеть в его объятиях — Что это врождённая сердечная аномалия, только вот какая, чтобы это узнать мне придётся сегодня за ночь перелистать стопку да не одну этих медицинских карт и созвониться с врачами в больнице, где лечили вашего с Алиной сына
— Предположительно?! — с тонким, кокетливым намёком на возмущение, спросил Коновалов обращаясь к Оксане, обвивая обеими руками её талию — То есть ты точно не знаешь?
— Как я еще раз сказала твоему……
«Нет, похоже, это будет не к месту», быстро сообразила Оксана, изменив суть разговора, почувствовала убедительность мужских приятных пальцев у себя на талии, прикосновение которых и их настойчивость вызвали в ней новый порочный голод.
— Мне нужно проделать несколько анализов
Заверила Оксана, играя попкой сидя на диване с мужчиной в обнимку, обвивая руками его шею, прижалась к его пылкому телу, ощутила капли выделяемого пота.
— А даже если и получиться диагностировать данный врожденный феномен, допустим!
Возразила Оксана, прислонив подушечку указательного пальца к губам мужчины не давая себя поцеловать, отпрянула от пылкого тела, возбуждаясь от порыва такта его учащенного возбужденного дыхания.
— У меня всё равно нет команды — опуская взгляд в пол, сидя на диване, тихим голосом пояснила Оксана, скрываясь за прядью золотистых волос — Которая бы помогла бы мне провести такую сложнейшую операцию
— Просто скажи, кто тебе нужен — прикоснулся Коновалов приятной нежной ладонью к щеке Оксаны, завораживая лаской приятного касания — Поговорю с Романовым или, в конце, концов, с Молотовым, мы всё организуем, в ресурсах проблем нет
«Блядь он такой он смешной, как будто я смогу решить то чего медики из московской медицинской академии решить не смогли, да даже и смогу не стоит этого делать до свадебной церемонии», решила подло Оксана сама для себя условие предполагаемой сделки с этим мужчиной.
— Пойми Серёжа — коснулась Оксана руки мужчины, вынуждая его прекратить поднимать её лицо, чтобы посмотреть на него — Мы не знаем, с чем мы имеем дело, а то что нашли медики в Москве я уверена вам так просто на отмашку дали понять что диагноз неясен
— С чего им это делать? — удивился Коновалов такому суждению, обвивая рукой талию Оксаны прижал её обнаженное тело к себе
— Прошло уже сколько, больше года? — разговаривая рядом с губами мужчины, спросила Оксана, чувствуя трепет дыхания самца к которому прижималась своим телом — С момента рождения твоего сына
— Предположительно да — подтвердил Коновалов укладывая Оксану на спинку дивана спиной
— Это и всё усложняет — начиная испытывать сильную тягу к этому неистовому льву, что стоял над её телом, тихо произнесла Оксана, провела коготком указательного пальца по его губам
«Нет я так не могу, он мне должен честно ответить», повела губами Оксана, продолжая смотреть в глаза мужчине, чувствовала как приятная власть его рук вновь сковывает её тело порочными оковами.
— Серёжа скажи мне честно — обаятельной интонацией голоса, спросила Оксана, ощущая, как пальцы его руки впились в пряди её золотистых волос — Независимо от результата и исхода в этом деле, ты останешься со мной?
— К чему ты это спрашиваешь? — удивился Коновалов
— Просто ответь — умоляя его, просила Оксана, застыв в предвкушении момента рядом с его губами — Мне нужно это знать
— Да конечно — не раздумывая ответил Коновалов, после чего слился с Оксаной в единой страсти поцелуя прижимая её тело к себе
Горячие губы этого самца показывали, насколько он был порочно голоден, как сильно он испытывал естественную сексуальную тягу к телу Оксаны. Облизывая мужские губы, смачно покрывая их изобилием собственной слюны, Оксана сгорая в ритме порочного искушения, простонала в рот Коновалова, чувствуя как его язык ловко проник за грань её губ. Улыбаясь подобной власти искушения, Оксана раздвинула ноги перед мужчиной, ощущая влияние его горячей головки, что прикоснулась к её мокрым жаждущим половым губам. Оторвавшись от губ мужчины, Оксана выгнула спину, находясь лежа на подлокотнике мягкого дивана, почувствовала вновь, как в неё входит медленно головка члена мужчины. Не давая Оксане простонать Коновалов прильнул к её губам, сковывая её тело снова крепкими оковами жаркой любви, тонким мучительным, тяготой момента ощущением ввёл в неё своё член. Извиваясь дикой королевской коброй на подлокотнике дивана, Оксана тонула сознанием, в пучине искушения страсти, не переставая стонать во время поцелуя по мере того как член этого самца неудержимой волей сексуального соблазна трения входил в неё. Чувствуя в себе всю крепость и мощь этого самца, Оксана, вцепившись когтями обеих рук в подлокотник дивана на котором лежала спиной, истязала себя порочной мелодией эротических глухих стонов, изливаемых в рот мужчине.

***
Ароматный запах черного кофе насытил атмосферу воздуха в кабинете, вытесняя все сторонние запахи, подобные пережитой недавней страсти. За стёклами пластиковых окон уже вырисовывалось блеклое зарево заката, солнце уже заходило за горизонт, прячась за заснеженными крышами домов, покрытых снегом макушек деревьев, небольшого деревенского холма. На улице в темноте надвигающейся ночи было слышно, как завывал ветер, раскачивая деревья, сдувая с них покровов осыпавшего снега. Темнота необъятной ночи охватывала пространство деревенского неба, сохраняя пелену скопившуюся пелену зимнего тумана в воздухе.
Расположившись в черном мягком кожаном кресле, Оксана разложила перед собой на столе раскрытые медицинские карты, исследования в Москве. Черная короткая юбка, изящную изгиба облегала упругую красоту бёдер Оксана, когда она специально их, выражая, положив ногу на ногу, облокотилась на спинку мягкого черного кресла, взяла в руку белую керамическую горячую кружку с кофе. Белоснежная блузка, будто специально прорисовывала силуэт, плотно прилегая к телу Оксаны, вырисовывая очертания её фигуры, красиво выказывая спрятавшийся за красный кружевным бюстгальтером бюст, краешек которого можно было увидеть через v-образной формы декольте. Покачивая ногой, Оксана сквозь стёкла надетых на глазах очков, внимательно вчитывалась в страницы медицинской карты ребенка, изучая его анализы и просматривая результаты рентген снимков, держа их на кончиках пальцев, направляя в сторону потока света, установленной на краю стола настольной лампы.
— Цианоз кожи ребенка возник почти сразу, как и проблема с низким артериальным давлением

Рассуждала Оксана, направляя снимок, что держала в руках на свет, обращая внимание на увеличенный объём сердца и форму «яйца на боку».
— Всё это и ранее известные мне уже симптомы складываются в одно целое, что я называю
Рассуждала вслух Оксана, оставаясь сидеть в кресле, отложила снимок на край стола, повернулась к Коновалову, что медленно подошёл к ней.
— Кардиомегалия — серьезным и выразительным взглядом посмотрела Оксана на Коновалова
Кардиомегалия — значительное увеличение сердца, его размеров и массы. Симптомы кардиомегалии, которые может обнаружить больной, не являются специфическими. Основные проявления данной патологии — боли в области сердца, тахикардия, одышка, быстрая утомляемость, ортопноэ, периферические отеки.
— Насколько всё плохо?! — выказывая волнение в голосе, поинтересовался Коновалов присев на одно колено перед Оксаной, поставил кружку с кофе, что у него в руке на край стола
— Всё просто пиздец как плохо — закрыла медицинскую карту Оксана, вставая с кресла в котором сидела, не давая наглым рукам этого мужчины прикоснуться к своим коленям — Нужно почитать историю болезни дома и связаться с клиникой, где лечился ваш сын им должно быть хоть что-то известно
— Ну, ты ведь можешь выяснить, в чём дел? — оставаясь сидеть на одном колене, не переставал задавать Коновалов один и тот же вопрос, только в разной формулировке
— Если только провести катетеризацию — пояснила Оксана, повернувшись спиной к этому мужчине, не придавая никакого значения его открытым взаимным чувствам, отошла от стола, покачивая в каждом шаге упругой красотой бёдер, скрытых под чёрно юбкой — Но малыш слишком слаб для такой процедуры, боюсь, что что-то может пойти не так
— Тогда что ты предлагаешь? — вставая с колен, поинтересовался Коновалов, проследовал за Оксаной
— Пошли домой Серёжа — обернулась Оксана после того как мужчина подошёл к ней сзади, схватившись за кисть её руки, посмотрела на мужчину, что так выразительно взглядом своих глаз выказывал чувства к ней — Я так устала
— Хочешь, куда-нибудь сходим? — предложил Коновалов, нежностью приятной руки обвил талию Оксаны, притянул её тело к себе
«Блядь да ты издеваешься, сколько же в тебе ненасытности», ответила тем же тёплом лазурным голубым распутным взглядом Оксана, прикусывая краешек губы, обращая внимание на то как этот мужчина на неё выразительно не скрывая чувств смотрит.
— Да хочу — прильнув к губам мужчины, позволяя его тёплым убедительным рукам себя обвить, прижалась Оксана к белой пропитанной стойкостью пота и парфюма, рубашке мужчины — Домой
— Ладно — согласился Коновалов, нежностью приятного касания коснулся губ Оксаны — Домой так домой
— А ты хотел куда-то еще? — поинтересовалась Оксана, обольщаясь приятным прикосновением тепла от мужских губ, что едва прикоснулись к её алой красоте прекрасных губ — Серёжа правда я так устала, мне нужно пересмотреть еще стопки этих карт, правда мне просто необходим сон, да и Аришка попросит еще времени с ней
— Поверить не могу — выказывал впечатление Коновалов, когда Оксана освободилась от его ласковых приятных рук, повернулась вновь спиной, направилась к гардеробной вешалке, что стояла у входа в кабинет — Изабелла одним только звонком вернула тебе твою дочь
— Чего твоя рыжая сука — обернувшись, встав рядом со стеклянным столом, подметила Оксана, положив руку на выставленное бедро — Сделать не смогла
— А ты про Жозель? — смутился Коновалов
— А ты про кого еще мог подумать? — возмутилась Оксана, одарив его кокетливым взглядом, выказывала возмущение — Или у тебя есть еще какая-то рыжая сука
— У меня только есть одна — направляясь к Оксане с усмешкой в голосе говорил Коновалов, проводя пальцами по грубой щетине на подбородке — Очень наглая блондинка
— Значит я наглая блондинка?! — выражая обиду, нахмурила губки, спросила Оксана, повернувшись к мужчине лицом, опираясь бёдрами на грань стеклянного стола — Дорогой, а ты случайно не охуел?
— М…. я прям млею — словно озабоченный кот подошёл он к Оксане, касаясь пальцами её распущенных золотистых прядей волос — От твоего колкого и порой грязного, по словам, язычка
«Блядь ну зачем ты так делаешь, от твоих таких нежных прикосновений я снова начинаю тебя хотеть», почувствовала Оксана, как рука мужчины, обратной стороной ладони, сжимая чуть пальцами её волосы, коснулась нежного румянца у неё на щеке.
— Пошли домой Серёжа
Коснулась Оксана губ мужчины, чувствуя в такой близости трепет его дыхания и неистовство, то бурлило в нём ураганом сокрушающих разум от порочных чувств.
— Я так устала — положив руку на грудь самца, Оксана почувствовала горячий пыл, от его тела коснувшись пальцами его горячей кожи через расстегнутые верхние пуговицы
— Я только заберу твою шубку — заверил Коновалов, направляясь к выходу из кабинета
— Серёжа — оставила его Оксана, нежной нотой голоса, вынуждая обернуться к себе — Ты же не думаешь, что я всё это понесу — намекнула она ему на лежащие стопки медицинских карт и рентгеновские снимки
— Я хотел спуститься за твоей верхней одеждой — заверил Коновалов, оставаясь стоять в паре метрах от закрытой двери
— Если ты не заметил — указала Оксана взглядом безупречных лазурных, голубых глаз, на вешалку с верхней одеждой, где висела её черная шубка — То я её сама принесла сюда, когда ты там внизу меня одну бросил
— Я же извинился — возразил Коновалов, выказывая застенчивость перед критикой Оксаны
— Мне этого недостаточно — покачивая бёдрами, Оксана подошла к вешалке, проходя за спиной мужчины коснулась пальцами его плеча, прошептав ему под ухо своё возражение — Мне мало просто извини, то что ты сделал и то что ты хочешь, чтобы я сделала для вас с твоей женой…..
— Да сколько можно тебе говорить! — возмутился Коновалов, обернувшись к Оксане — Моя жена теперь ты
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, выражая красивым изгибом алых губ, несогласие с точкой мнения Коновалова — А по-моему я этого наверно еще не поняла
— Тогда я могу тебе это доказать — уверял Коновалов, обвивая вновь руками талию Оксаны, когда она стояла, повернувшись к нему спиной, снимая с вешалки черную шубку
— И как же позволь спросить — чувствуя всю нежность и желание рук мужчины, возразила Оксана, выказывая недоверие к словам мужчины — Ты это собираешься сделать?
— Я уже доказал тебе свою верность и любовь! — говорил Коновалов, взяв из рук Оксаны шубку, встав у неё за спиной, помог одеть верхнюю одежду
— Как?! — рассмеялась Оксана озорным смехом, просовывая руку через рукав приятной теплой одежды, тут же прижала пальцы к алым губам — Трахнув меня?
— Да господи — уныло вздохнул Коновалов, направляясь к столу на котором лежала стопка медицинских карт — Почему так с тобой всё тяжело
— А ты думал как? — продолжая издеваться над Коноваловым, поинтересовалась Оксана, просовывая руку во второй рукав черной шубки — Ты ведь собрался жениться на мне, так что привыкай к моим капризам и истерикам, дорогой мой
— Ты разорвала обои — выказывая возмущение спокойным тоном голоса, говорил Коновалов взяв со стола обеими руками стопку медицинских карт, направился к столу, где стоял стационарный компьютер Оксаны — Только лишь потому, что оттенок его цвета, тебе не понравился
— Я же тебе сказала — повысив голос, рявкнула на него Оксана, застёгивая обеими руками пуговицы черной шубки — Что я хочу другой
— Но чем тебе этот не подходил? — ухмыльнулся, пытаясь выражать несогласие, спросил Коновалов подходя к другому столу
— Потому что не нравился — застенчиво выказывая красоту ямочек на щечках, тихо ответила Оксана — Да и вообще, обои для нашей с тобой спальни, выбираю я!
— Какая ты самоуверенная — шуткой выразил собственное мнение Коновалов, положив стопку медицинских карт на деревянный стол, начал собирать всё в кучу, что разложила на нём Оксана
— Твоя жена, где остановилась? — поинтересовалась Оксана, медленно, стукая каблуками по паркету, подошла к стулу, что стоял у стеклянного большого стола
— Сняла номер в отеле — повел губами от возмущения, того как Оксана на него недовольно посмотрела — Ей противно оставаться в том доме, где мы с тобой жили
— Это её дело — без каких-либо эмоций, выразила Оксана собственное мнение, коснувшись пальцами спинки стула к которому подошла — Мне нужно будет завтра с ней встретиться, с ней должно быть говорил врач, может, ему что-то было известно, я поверить не могу, что лучшие кардиологи страны не смогли решить эту задачу
— Почему ты так считаешь? — поинтересовался Коновалов, взяв обеими руками большую стопку медицинских карт
— Потому, что зная твоего тестя — пояснила Оксана, но заметив суровый весьма недовольный взгляд на лице Коновалов решила поправить себя — Твоего бывшего тестя
— Так и что? — спросил Коновалов, направляясь к стеклянному столу рядом с которым стояла Оксана — Что такого особенного, чего я не знаю
— Да то что
Ухмыльнулась Оксана, скрывая усмешку за прядью золотистых волос, прикрыла кончиками пальцев алые губы, сделав вид, что будто почесала нос фалангой указательного пальца.
— Молотов скорее разорвёт их
Продолжила рассуждать Оксана, указывая взглядом лазурных глаз на смятый пакет, что лежал на столе, рядом с которым Коновалов положил на стол медицинские карты.
— Если они не смогут устранить проблему — пояснила Оксана, наблюдая как Коновалов укладывает всё в пакет, начиная им медленно шуршать — Такому человеку как Молотов, важен только результат
— Это точно — согласился Коновалов укладывая всё в пакет
«Мне нужна моя команда чтобы тут начать распутывать это дело», решила для себя Оксана, взявшись за ручки, предложенного пакета, что Коновалов ей протянув.
— Мне нужно сходить одеться — заверил Коновалов, направляясь к выходу из кабинета
— Не замерзнешь — выказывая шепотом возмущение, проследовала Оксана за мужчиной, что подошёл к закрытой входной двери кабинета
— И с чего это мы стали такие умные? — удивился мужчина такой жестокости со стороны Оксаны, касаясь пальцами металлической ручки
— А вообще знаешь
Возразила Оксана, когда Коновалов открыл перед ней дверь, одевая на голову свободной рукой пышный черный капюшон шубки, в другой держала пакет медицинских карт.
— Оставайся, может лучше ты в больнице
Решила Оксана наказать этого мужчину, входя в приёмную, вдыхая изумительный аромат черного кофе, запах которого скопился в атмосфере этого помещения.
— Мне нужен надежный информатор и заодно проследишь, как работает Валентина
— Меня ведь не пустят в реанимацию — удивился Коновалов оставаясь стоять в проходе открытой двери — Может я лучше поеду домой
— Оксана Владимировна — обратилась Валерия, отвлекая свой взгляд от монитора, поправляя дужки очков, что висели у неё на глаза — Вас сегодня не ждать?
— А что уже соскучилась? — с ухмылкой в голосе, спросила Оксана, проходя мимо стола секретарши, коснулась кончиками пальцев лепестка большого фикуса
— Просто хотела узнать — снимая очки с глаз, ответила Валерия, положив их на край стола — Что сказать семейке Молотовых, если они будут вас искать
— Передай им — направляясь к закрытой входной двери в приёмную, проходя по приёмной, говорила Оксана — Пускай звонят мне на мой сотовый, номер они знают
— Как у вас всё просто — обидчиво подметила Валерия, опираясь на поручни кресла в котором сидела, встала с него, красиво выражая силуэт естественной фигуры своего тела — Вы что оставляете своего жениха у нас в больнице?
— Он будет моими глазами и ушами
Мило улыбнувшись, ответила Оксана, встав у закрытой входной двери в приёмную, выражая прекрасный изгиб формы скул, выказывая в момент такта разговора красиво алые губы.
— А теперь извини моя дорогая — стараясь сохранить красоту улыбки безупречно алых губ, держать за ручку входной двери, пояснила Оксана — Но мне нужно работать
Говорила Оксана, поворачивая ручку в форме шара, взявшись за неё пальцами, открыла дверь толкнув её от себя кончиками пальцев другой руки. Коридор больничного здания был уже уличен ночной деревенской тенью, при полной почти темноте, на стены коридора едва падал свет от фонарного столба, находящего на улице. Пластиковые окна по всей протяженности коридора, стёкла которых были покрыты тонким слоем измороси мороза, почти не пропускали в это помещение естественное освещение с улицы, такое как свет в окнах другого крыльца, наружное освещение периметра больницы и свет проезжающей по дворику газели скорой помощи. Воздух был насыщен свежестью, при работающем одном освежителе, что сглаживал все сторонние запахи, с трудом можно было распознать нежный запах ванили от парфюма прошедшей когда-то по коридору девушки.
— Оксана подожди! — подошёл Коновалов в тот момент, когда Оксана перешагивала порог открытой двери, коснувшись пальцами её кисти руки, вынуждая обернуться к себе — Вот возьми мои ключи
— Зачем? — удивилась Оксана такой заботе со стороны этого кавалера, так неожиданно выразительным взглядом лазурных, голубых глаз, одарила его
— Насколько я понял, ты приехала сюда на скорой с бригадой скорой помощи — проявляя заботу, мужчина, состроив забавное выражение лица, скривил губы, вложил ключи от машины в руку Оксане — А теперь моя задача, сделать так, чтобы ты вернулась домой в целости и сохранности
— О…. господи — уныло вздохнула Оксана, выказывая застенчивость блеклым румянцем на щечках, не могла и возразить на столь приятный знак уважения от Коновалова — Ну блядь знаешь, я прям и не знаю, что и сказать
— Ничего не говори — подошёл Коновалов на шаг к Оксане, говорил рядом с её раскрытыми алыми губами, притягивал к себе своей естественной силой искушения — Просто возьми ключи
«Блядь до чего же пленительный и красивый взгляд, пиздец умею же я выбирать себе мужчин и к тому же влюбиться по уши в этого кабеля», подумала про себя Оксана, скрашивая изощрённые мысли красивой улыбкой.
— Да и если эта рыжая дрянь — грубо выразила Оксана, не позволяя себе поцеловать этого мужчины, отпрянула от него отходя на шаг назад — Я про Валентину, а не про твою суку, которая так и норовит меня трахнуть
— Постараюсь как смогу — повёл губами, выказывая недовольство Коновалов — Можно тебя проводить?
— Ну, если ты так желаешь
Ухмыльнулась Оксана, взяв под руку этого мужчину, направилась вместе с ним по коридору, оставляя за спиной дверь приёмной, открытой свет из которой золотистой дорожкой проникал в тёмное мрачное пространство.
— И кстати не думай, что я не заметила — кокетливо возразила Оксана, держа в руке пакет с медицинскими картами, пригрозила ему указательным пальцем — Как тебя всего вывернула от моих нареканий
— Вовсе нет — возразил Коновалов, подходя с Оксаной лестнице, что вела на первый этаж, откуда доносился свет с вестибюля больничного здания — Я просто
— Я знаю, что ты просто — выражая прелесть улыбки безупречных алых губ, пленительно красиво моргала ему голубой прелестью топазных глаз Оксана, подходя к ступенькам мраморной лестницы — Трахаешь мне мозги
С первого этажа, доносилась неразборчивая женская и мужская речь, ноты которых, указывали на ссору двух людей, в тот момент когда Оксана спускалась по ступенькам наступая на их мраморную плитку каблуками золотистых туфель. Спустившись с одного пролёта на другой, Оксана, игриво касаясь подушечками пальцев массивных перил лестницы, заметила на первом этаже в холле Романова, Молотова и его дочь. Драматичная сцена отца и дочери, привлекла к себе внимание больницы, дежурного персонала и охраны, что находились в фойе на первом этаже.
— Не стоило тебя слушать — выказывая истерику, прокричала Алина Молотова на своего отца
Девушка по внешнему виду была в очень отчаянном положении, на её бледном лице, по мере крика на своего отца выказались частички пота. Бурным криком, Алина Молотова выразила всю накопленную боль, страдания, что в ней играли, держась одной рукой за грудь.
— Зря я только приехала в эту деревню — отчаянно снизив тон голоса, выразила собственное мнение Алина Молотова — Ты сказал, она поможет, а в итоге она лишь увела у меня моего мужа
— Я увела?!
Поднимая подбородок к верху, выказывая гордость в тоне собственного голоса, спросила Оксана, спускаясь по ступенькам ставя ноги крест-накрест, стукая каблуками по их мраморной плитке.
— Серёжа скажи — обернулась Оксана, оставаясь стоять на двух последних ступеньках, расставив ноги порознь, посмотрела на мужчину, что спускался сзади — Это я тебя, значит, увела да?
— Алина уверяю тебя — подходя к Оксане, заверил Коновалов, обвивая медленно её талию стоя с ней на ступеньках — Тут всё сложно и ты как всегда не так всё поняла
— Вот значит как?! — делая весьма удивленный взгляд, возмутилась Алина Молотова — Это я не так поняла да значит
— Дочка послушай — вмешался в этот спор Молотов, касаясь мощными обеими руками плеч хрупкой темноволосой девушки
— Ты, не сказав мне по какой причине, ты подал на развод — не обращая внимания на уговоры своего отца, отошла Алина от Молотова — А приехав сюда, я узнаю, что та кто должна мне якобы помочь, оказывается, выходит за тебя замуж
— Ну, давай еще скажи — сходя со ступенек Оксана, оставаясь чуть повернутой к Коновалову, обращаясь к нему — Что и в этом тоже я виновата да, как будто ты этого не хотел
— О…господи Оксана прошу тебя не начинай — уныло не согласился с этим утверждением Коновалов, упрекнув Оксану пустыми доводами
— Даже и не подумала — выразила красивой улыбкой несогласие Оксана — А теперь если вы не возражаете……
— Одного только не пойму — выказывая возмущение, обратилась Алина Молотова к своему отцу, продолжая смотреть на Оксану недоверчивым взглядом — Почему ты после всего этого, зная, что она уводит у меня моего мужа, так ты доверил ей лечить моего сына, да еще и против моей воли
— И кстати — прошла мимо этой девушки, чье состояние явно выражала истерику, с ухмылкой на лице, подобной насмешкой над Молотовой, обернулась Оксана к её отцу — Как вам всё-таки удалось вернуть мне Серёжу, я уж будто начала думать, что всё потеряно
— Я человек слова Оксана Владимировна — ответил хриплым голосом Молотов, кашляя в кулак, продолжая при этом смотреть в глаза Оксане — Если я сказал, что Коновалов Сергей жениться на вас, значит, так тому и быть, разница лишь будет, хотите ли вы этого сами
— Оу…. Серёжа — коснувшись ладонью руки белой рубашки Коновалова, заверила Оксана повернувшись к этому мужчине — Я очень как хочу стать твоей женой
— И как ты только — продолжила высказывать недовольства, говорила Алина Молотова — Она же местная шалава, ты хотя бы посмотри, как она одевается
— Я значит шалава?! — возмутилась Оксана, повернувшись к девушке, что её оскорбила, выказывая оскал дикой королевской кобры — Да ты швабра, ты, что совсем, что ли охуела?
— Оксана Владимировна! — вмешался Романов, вставая между Оксаной и Алиной Молотовой, касаясь обеими руками плеч обеих девушек — Прошу вас успокойтесь, мы все очень взволнованны трагическим происшествием, что произошло у нас дома, но это……
— Сергей Викторович — возразил Молотов, разговаривая с Романовым — Прошу заметить, благодаря кому вы выигрываете миллионы на махинациях с биржевыми торгами и акциями на мировом рынке — привлекая к себе внимания, говорил этот суровый мужчина
— Простите Андрей Михайлович — удивился Романов, крайне выражая змеиную ухмылку на лице, повернулся к Молотову, чья рука легла на плечо его черного пиджака — Тем, что обидел честь вашей дочери, но в данном случае я полностью на стороне Оксаны Владимировны
— Это я понимаю
Смутился Молотов перед взглядом своей дочери, что уже была готова выплеснуть на его весь накопленный в себе гнев
— Ты уж прости дочка, но я сам лично видел результаты анализов Королёва, дяди Катерины, что был при смерти
Положив могучую крепкую руку на плечо своей дочери, продолжил рассуждать Молотов, подозрительно недовольно смотрел в сторону Коновалова, на что Оксана сразу же сосредоточила своё внимание.
«Он всё-таки его склонил и принудил стать моим мужем, ну Молотова, я наверно должна благодарить тебя, за то, что позволил мне выйти замуж за человека, которого я действительно люблю», уловила Оксана недовольный момент взглядом между Молотовым и Коноваловым, выражая мысли в своей голове.
— Врачи ставили ему диагноз рак головного мозга в последней стадии — выставляя указательный палец, выставленный руки вверх, обратил на себя внимание собравшихся в кругу людей, рассуждал Молотов — Но Оксана Владимировна сделала тогда невозможное
— Оксана Владимировна!
Поднимая голос, обратилась Валентина, спускаясь по ступенькам массивной лестнице, стукая каблуками красных туфель по гладкой белой мраморной плитке. Белоснежный белый халат на рыжеволосой львице сидел весьма изящно, подчеркивая каждый скрытый под ним пикантный изгиб её сексуального тела. Каштановый оттенок волос Валентины, скорее напоминали дикие языки пламени, что ровным потоком падали на плечи её белоснежного халата.
— Я не смогла дать столь малому ребенку такой сильный препарат, что вы назначали для лечения ребенка, подразумевая, что это пневмония
— О чем она говорит?! — удивилась Алина Молотова, состроив вопросительно выражение лица, посмотрела на Оксану
«Блядь ну ведь всё же было так хорошо, зачем же ты пришла» уныло вздохнула Оксана, отворачивая застенчивый взгляд от публики общества в котором она находилась.
— Я говорю про сильный антибиотик Амоксиклав-500 — пояснила Валентина, спустившись со ступенек лестнице, касаясь белого мраморно пола — Что Оксана Владимировна назначила, посчитав, что это пневмония, я всё же считаю иначе, так как…….
— Так ты не уверена в том — прошипела как песчаная гадюка Алина Молотова, обращаясь к Оксане, прерывая пустую уже реплику речи Валентины — Чем ты лечишь моего сына
— Андрей Михайлович — возразила Оксана, не став даже принимать слова Алины Молотовой во внимание, обратилась сразу к её отцу — По-моему, вы согласились на условие, что не будите препятствовать мне в диагностики заболевания, что убивает вашего внука
— Оксана Владимировна — недоверчивым голосом обратился Молотов, кашляя снова в кулак — Вы уверены?!
— Простите Андрей Михайлович — не соглашаясь с оглаской Молотова, что посчитала для себя Оксана — Но времени на диагностику нет и к тому же состояние мальчика крайне тяжелое он уже на ИВЛ к нему приставлена постоянно медсестра и к тому же…..
— Мой ребёнок тебе не экспериментальная крыса! — продолжая упорствовать, говорила Алина Молотова, подходя к Оксане и с угрозой посмотрела на неё — Ты что совсем уже, опыты решила ставить с моим сыном?
— Оксана Владимировна я просто спросил — повторил обращение Молотов, чуть подняв тон голоса, вынуждая всех остальных замолчать — Вы уверены в том, что вы делаете?
— Если только у моей рыжей коллеги — ухмыльнулась Оксана, заметив на лице Молотова улыбку, сразу же переменилась во мнении — Нет альтернативного более разумного ответа тому, что наблюдала в доме у Романовых
— Понимаете — начала объяснять Валентина, медленно делая шаг за шагом, ставя искусно ноги крест-накрест — У вашего внука Андрей Михайлович……
— Знает, кому нужно жопу лизать — рассмеялась озорным смехом Оксана, прикрывая кончиками пальцев алы губы
— Продолжайте, пожалуйста — не обращая внимания на насмешки Оксаны, обратился Молотов к Валентине, что вся засветилась от такого количества глаз внимания, направленных в её сторону
— Понимаете у вашего внука явно выраженная сердечная недостаточность…….
«Маленькая рыжая блядь так и норовит перебежать мне дорогу», возмутилась Оксана, понимая уже заранее не став слушать реплику Валентину, ход её мыслей.
— Ну же говорите не стесняйтесь — потребовал Молотов в весьма вежливой форме, когда Валентина заметила искорки ненависти в глазах Оксаны, что готовы были её испепелить
— Понимаете, я предполагаю, что у вашего сына нет пневмонии, и мы зря пытаемся пичкать его ненужным сильным антибиотиком, что крайне опасен для вашего ребенка в таком возрасте
— Ты полагаешь — прошипела Оксана, сделав шаг в направлении рыжеволосой девушки, изображая оскал дикой королевской кобры — Или я бы даже сказала, что основываешь свои предположения на каких-то бессмысленных догадках?! — прокричала она на Валентину
— Оксана Владимировна! — упрекнул весьма деликатным тоном голоса Романов, заметив недовольный взгляд со стороны Молотова
— Продолжайте, пожалуйста — заверил Молотов, посмотрев сильно возмутившись в сторону Оксаны, а после обернулся опять в сторону рыжеволосой девушки — Как вас там зовут…..
— Валентина Владимировна Львова — представилась Валентина, сильно смутившись тому что столь высокий по статусу человек говорит с ней — По моему мнению, у вашего внука, Андрей Михайлович, астма
— Астма?! — удивилась Алина Молотова, услышав устрашающий для неё диагноз
— «Сердечная астма» — добавила Валентина, после того как ошарашила большую часть собравшихся возле неё людей
— Хм…. — скривила губки Оксана, недоверчиво заинтересовавшись такой идеей — И есть чем это можно объяснить?
Сердечная астма — острая левожелудочковая недостаточность, обусловленная застоем крови в малом круге кровообращения и интерстициальным отеком легких. Приступы сердечной астмы сопровождаются ощущением острой нехватки воздуха, ортопноэ, надсадным сухим кашлем, цианозом лица, тахикардией, повышением диастолического АД, возбуждением, страхом смерти.
— Назови мне хотя бы одну причину — возразила Оксана, обдумывая быстро предложенную идею, начиная постепенно соглашаться с этой мыслью — Поверить тебе
— Всё очень просто — ухмыльнулась Валентина — У ребёнка наблюдается «отёк Квинке»
Отёк Квинке — аллергическая реакция организма, которая вызывается большим количеством выделяемого гистамина при воздействии аллергенов на слизистую и мягкие ткани. Самые первые симптомы отека Квинке — это визуальная припухлость кожи. Чуть позже она приобретает бледноватый цвет, температура именно на данном участке резко возрастает до уровня в 37,5°C (при инфекционном отеке может и выше).
— И на что, по-твоему, мнению, у ребёнка мог случиться аллергический приступ в доме у Романовых? — спросила Оксана, состроив задумчивое выражение лица
«Признаки отёчности и цианоза были видны на лицо, цианоз кожи ручек и ножек, но опять же низкое артериальное давление и дыхательная недостаточность, в острой форме», размышляла Оксана, повернувшись, отошла в сторону окна, касаясь кончиками пальцев белой занавески.
— В первые месяцы своей жизни — предположила Оксана, дотрагиваясь пальцами красно-синей гирлянды, что украшала контур пластикового окна — У ребёнка отмечается признаки перегрузки и гипертрофии правых отделов сердца, это и объясняет симптом Риверо-корвальо
Вспоминая прочитанные страницы карты за первые месяцы жизни ребенка, перечисляла Оксана в голове известную ей информацию. Столь высокое давление правых отделов сердца было сравнимо с давлением в аорте, отклонением ЭОС (электрическая ось сердца) вправо, что привлекло интерес Оксаны к этому делу. Так же при оценке диагностического состояния ребёнка был выведен один очень интересный симптом кардиомегалия, что еще раз указывает мне на существенные увеличенные объёма сердца ребёнка, при явной выраженной его гипотрофии.
— Мне нужно подумать — заверила Оксана, обернувшись, опираясь на подоконник пластикового окна — А пока подтверди признак пневмонии и срочно начинай давать ему амоксиклав-500
«Такое чувство, будто медики в Москве что-то упустили из-за своей халатности и тщательно пытались это скрыть да, но вот только что можно было проглядеть, когда ребёнок еще очень мал и вполне возможна еще операция сложных врожденных пороков сердца», повела губками Оксана, состроив задумчивое выражение лица, направляясь по холлу здания.
— И что ты вот так вот возьмёшь и уйдешь? — крикнула вслед Алина Молотова, оставаясь стоять рядом со своим отцом
— По-моему — обернулась Оксана, выказывая недовольство, посмотрела на девушку, что отвлекла её от мыслей — Я дала четкие и ясные указания своему человеку, так пусть он их и выполняет!
— Вы готовы пожертвовать здоровьем ребенка ради своей головоломки? — выказывая несогласие, прокричала Валентина
— Вопрос лишь только в том — ухмыльнулась Оксана милой улыбкой, чудесно выражая ямочки на щечках — Готова ли пожертвовать Алина Молотова жизнью своего собственного ребенка ради собственных принципов или всё-таки дать мне возможность, делать свою работу
— Валентина Владимировна — обратился Молотов, после услышанного весомого довода от слов Оксаны — Вы уверены, что это именно сердечная астма, а не как сказала Оксана Владимировна, что это пневмония?
— Готова ли ты поставить на это жизнь маленького ребёнка? — подвергая рыжеволосую девушку психологическую давлению, со стороны окружающих, обратилась Оксана к Валентине — Или ты же последуешь своим интересам, что же любом случае вам решать
— Оксана Владимировна!
Окликнул Молотов, когда Оксана, проходя мимо большого пальмового дерева, что возрастало в белом керамическом горшке, остановилась над его большими пышными лепестками. Стебель большой домашней пальмы был обвит гирляндой, а пышные огромные листья украшены новогодними блёстками.
— Я конечно не силён в медицине, но если ваш анализ крови подтвердит эту пневмонию, я за то чтобы начали давать эту опасную антибактериальную терапию — согласился Молотов на поставленное условие
— Оказывается, всё может быть так легко и просто — ухмыльнулась Оксана, игриво касаясь светящихся светодиодов гирлянды, направляясь дальше по вестибюлю больничного здания
— А ты что разве с ней не идёшь? — удивилась Алина Молотова, обращаясь к Коновалову — Она ведь теперь твоя жена, ты что её оставишь одну
— Оксана сказала, что ей нужно работать
— Как? — возмутилась Молотова — Сидя на жопе в кресле, да конечно это она умеет лучше всего делать…….
— Дура блядь ебанутая — шепотом Оксана выразила собственно мнение, проходя под светом мерцающей вывески указывающей направление по коридору к кафетерию
Тень помещения больничного коридора была окутана сумраком воцарившейся над деревней ночи, лишь свет мерцания гирлянд, что доносился из фойе, освещал частью разноцветного света пол и голубые стены. На стёклах пластиковых окон, были расклеены новогодние бумажные снежинки, стены были украшены новогодней атмосферой бумажных поделок наклеенных на их поверхности. Запахи кондитерских изделий доносились из открытой двери ночного кафетерия, дверь которого была открыта, в самом кафе за столиками сидели несколько медсестёр из дежурного персонала больницы. За стёклами пластиковых окон, мимо которых проходила Оксана, стукая каблуками золотистых туфель, был густой зимней туман и плотная пелена и падающей хлопьями снег.
— Оксана Владимировна
Обратился Эдуард Иннокентиевич, когда Оксана проходила мимо открытой двери кафетерия, его хриплый голос вынудил её остановиться.
— Хотел узнать у вас — вышел этот пожилой мужчина из кафетерия, стряхивая с рукава халата сахарную пудру, что покрывала его материю халата мелкими крупинками — Как там мальчик Коноваловых, слышал, вы собираетесь его уже выписывать
«Блядь и до тебя старый пердун дошли уже эти слухи», изнурённо вздыхая, подумала про себя Оксана, прикусывая от волнения губу.
— Эдуард Иннокентиевич — состроив милое выражение лица, ответила Оксана, скрывая недовольства взгляда, за прядью распущенных золотистых волос, спрятанного под капюшоном
Распознав в этом мужчине знакомую коллекцию аромата «Phileas от Nina Ricci», изысканность и гармоничность играло стихию ароматов табака и кедра, воплотившись в себе в самом естественном вкусе.
— Вот уж не ожидала вас тут увидеть — ухмыльнулась Оксана, пряча злой взгляд голубых лазурных глаз под меховым плотным капюшоном
— Я ведь на сутках — пояснил Эдуард Иннокентиевич, держа в одной руке планшет, а в другой шариковую ручку — Как там ваш юный пациент?
— С каких это пор — ухмыльнувшись красивой улыбкой, направляясь дальше по коридору с этим мужчиной, спросила Оксана — Вас стала интересовать судьба моих пациентов?
— Тихонов связался со мной — ответил Эдуард Иннокентиевич, убирая ручку в карман белого халата, открывал створку одной двери перед Оксаной в отделение приёмного покоя — Сказал, что вам не хватает рук в решение очень интересного случая
«Хм…. я кажется, понимаю к чему он клонит, что же столь суровый и дисциплинированный человек весьма пригодиться мне в тот момент когда меня все бросили», размышляла Оксана, проходя под свет местного освещения люминесцентных ламп, переступая порог открытой двери, вошла в отделение.
— Вот значит как — выражая красивым изгибом улыбки довольство, ответила Оксана — Что же лишняя пара рук мне действительно не помешает в лаборатории, куда должны были направить образец крови годовалого мальчика
— Бактериальная инфекция? — начал рассуждать сразу же Эдуард Иннокентиевич — Или какой-нибудь вирус……
— Нет-нет что вы — рассмеялась Оксана, прикрывая алые губы, застенчиво, кончиками пальцев, чуть запрокинула голову — Подозрения на типичный случай пневмонии
— Я думал, вы берётесь за исключительно тяжелые случаи
— Так и есть — ответила Оксана, проходя по отделению стукая каблуками золотистых туфель по бетонному полу — Мне нужно знать пневмония ли это или реальная сердечная астма
— Понимаю — согласился с таким утверждением Эдуард Иннокентиевич
— Помогите мне Эдуард Иннокентиевич
Говорила Оксана, подходя к закрытой двери над которой на стене, горел желтым цветом, закрытый светодиодный светильник.
— Мне действительно не хватает лишней пары рук в этом деле и одной зрелой головы — касаясь дверной ручки, пояснила Оксана
— В таком случае — заверил Эдуард Иннокентиевич, проходя в комнату дежурного персонала от куда светились блики мерцающего работающего телевизора — Я немедленно проследую в лабораторию
— Я буду вам очень признательна — с улыбкой на губах ответила Оксана, потянув на себя открывая дверь, ощутила легкий проникающий холод скопившегося воздуха в тамбуре — Позвоните мне, как будут известны результаты крови
Не услышав, что ответил этот мужчина, Оксана вошла в холодный тамбур, где горел на входе к закрытых дверей небольшой светодиодный фонарь. Проходя по небольшому помещению тамбура, Оксана подошла к закрытой двери, через которую со свистом, сквозил легкий сквозняк холода деревенской зимы. Открывая медленно дверь, Оксана ощутила будоражащим колким касанием мороз по телу, что сразу же охватил её тело, проникая за грань черной шубы, бросая при этом крупинки снега в лицо. Оказавшись на заснеженном крыльце приёмного покоя, отделения скорой помощи, ступеньки которого были покрыты тонким слоем снега, Оксана тут же стала медленно спускаться по его скользким бетонным промерзшим ступенькам, под свет большого фонаря, что горел желтым светом над козырьком самого крыльца.
Наступая медленно с хрустом по снегу, Оксана ощущала пронизывающий холод, что колким влиянием мороза соприкасался с её черными чулками на ногах. Направляясь по тротуару к черной машине, крыша которой была покрыта снегом, Оксана слышала как в парковой зоне окруженной голубыми заснеженными елями смех и веселье деревенских жителей. Вдалеке лаял безутешно деревенский пёс, за больничным двориком в морозной тишине предновогодней зимы, было слышно, как за больничным двориком проехал автомобиль. Воздух был пропитан морозной свежестью и запахом выпавшего снега, густая пелена плотного пелена создавая ощущения тяжелого дыхания у Оксаны.
— Как же я устала
Доставая ключи из кармана черной шубки, тихо произнесла Оксана, встав под светом большого фонаря, рядом с черным седаном.
— Да еще этот проклятый ремонт, надо было после свадьбы им заняться
Нажимая на кнопку брелка возмущалась Оксана, открывая автомобильные замки машины, взявшись другой рукой за ручку двери с водительской стороны. Открывая дверь, Оксана тут же забралась в черный, покрытый велюровой обивкой салон, положив пакет, что держала в руке, на переднее пассажирское сиденье. Закрывая тут же дверь, чувствуя на своем теле влияние холодной погоды, Оксана чуть вздрогнула, извергая горячий пар из алых покрытых щедрым слоем помады губ. Вставляя ключ в замок зажигания, Оксана свесила белую сумочку с плеча, расположив её между передними сиденьями, ерзала попкой в холодном кресле, пытаясь согреться в этой мрачной темной обители холода. Приятный звук мотора, рычащих в такт движения поршня цилиндрах двигателя, слегка порадовал Оксаны, от чего она с улыбкой дотронулась обеими руками за холодную поверхность руля. Поворачивая рукоятку управления дворниками, Оксана очистила лобовое стекло от выпавшего на его поверхность снега.
Не дожидаясь пока автомобиль, полностью прогреется, Оксана, чувствуя холод, окутавший её ноги, выжала каблуком золотистых туфель педаль сцепления, касаясь одной рукой рукоятки переключения скоростей. Включая первую передачу, другой ногой добавляя газу, отпуская сцепление плавно, Оксана медленно тронула автомобиль с места, сметая выпавший на нём свежий снег в момент плавного движения. Издавая приятный хруст снега, вминаемого протектором черных шин, черный седан двигался медленно по больничному дворику, сверкая изредка огнями стоп-сигналов. Выжимая плавно педаль газа, Оксана, переключая передачу на вторую скорость, отпуская педаль сцепления, вывела машину на деревенскую дорогу. Набирая плавно скорость, издавая рычание приятного монотонного звука под капотом, черный седан постепенно растворился ночной темноте, оставляя за собой лишь вихрь кружащегося в воздухе снега.

***
Небо над деревней уже было окутано ночной темнотой, однако в некоторых домах на деревенской улице все еще горел, в окнах, свет. Местное освещение около самой дороги было, потушено создавая атмосферу мрака. Крупными хлопьями, не переставая падал снег, создавая сугробы на дороге, посыпая крыши домов, заборы, машины необъятным покровом белоснежной стихии. Влияние холода постепенно стало уменьшать свою власть, позволяя природе в момент выпадения таких обильных осадков, создавать приятную гармонию деревенской зимы. Пелена густого тумана начала рассеиваться, позволяя видеть силуэты покрытых снегом домов, стёкла, на окнах которых были закрыты морозной изморосью. Ветка покосившейся от выпавшей массы снега на неё со щелчком и эхом обломилась, падая на землю развеивая лежащей на ней снег в пыль. Воздух в этой части деревни был пропитан сыростью, дымом и пеплом излучаемых с труб дымоходов всех домов на этой улице.
Остановив машину у большого сугроба, Оксана поворотом ключа заглушила её двигатель, оставаясь наслаждаться атмосферой теплого прогретого салона. Тишина этого места усыпляющим влиянием действовало на сознание Оксаны, сквозь такую глушь было отчетливо слышно в хорошо изолированном салоне, при не работающем двигателе, как завывал за окнами автомобиля ветер, развеивая снег по воздуху, сдувая их с крыш домов, деревьев, машин. Взяв в руку пакет с медицинскими картами, повесив сумочку на плечо, Оксана медленно открыла дверь, пропуская влияние прохлады зимы в салон машины, который тут же окутал её ноги и лицо холодным прикосновением. Одевая на голову, большой капюшон черной шубки, Оксана выставила ногу из машины, наступая каблуками золотистых туфель прямо в сугроб. Моросящие, колкие оковы снега тут же доставили массу неприятного удовольствия, пропитывая чулки на ногах Оксаны, ужасающей для неё влагой.
— Блядь — грязно выругалась Оксана, неудачно наступая в снег, покидая теплый приятный салон автомобиля — Ну пиздец — быстро выскочила она, из него издавая тихий взвизг, быстро переступая с ноги на ногу, нажала на кнопку брелка, что был у неё в руке, закрывая замки дверей машины
«Так спокойнее я уже дома, сейчас согреюсь под толстым бамбуковым одеялом прямо напротив своего камина», уверяла себя Оксана, направляясь по сугробам выпавшего обильного снега, к большим красным воротам, напротив которого остановила автомобиль.
Открывая небольшую дверь красных ворот, Оксана, ощущая влагу холодного снега у себя в туфлях и как через тонкую материю черных чулок колкой тонкостью чувств, проникал будоражащей холод. Огромный кедр, что возрастал в ограде дома Оксаны, был окутан покровом плотным покровом выпавшего на его пышные лиственные ветки снега, вынуждая их чуть провиснуть. Красный мерседес, что стоял в ограде этого дома, рядом с которым прошла Оксана, кончиками пальцев стряхнула с его переднего правого крыла снега, тоже был укрыт снежным одеялом зимы. Быстро поднимаясь по ступенькам деревянного крыльца, Оксана, стукая каблуками по их покрытой снегом поверхности, чувствуя, как холод этой зимы пронизывал до костей, быстро мешкая пальцами в отрытой сумке на ходу. Доставая связку ключей из сумочки, Оксана, поднявшись на крыльцо, вставила его в замочную скважину, удивившись тому, что дверь была открыта, потянула её на себя, нажав предварительно на ручку.
Дом был погружен в объятия необузданной властительницы ночи, блеклый розовый простирался едва видной дорожкой на пол коридора, в дальней комнате у Аришки, по контуру закрытой двери, горел свет. В коридоре справа у входа вдоль, лежал смотанный рулон линолеума, чуть дальше у самой прихожей, где был гардероб Оксаны, стояли новые обои, запечатанные в полиэтиленовую упаковку. Дверь с комнаты Оксаны была выставлена, был открытый дверной проём, через который выказывались стены, покрытые белоснежной побелкой. Помимо этой атмосферы ремонта, в воздухе комнаты витал запах красного вина и манящий оттенок вкуса помады.
Скидывая мокрые туфли с ног, Оксана прошла по полу, закрывая тут же за собой дверь, оставляя за собой мокрые следы на паркете. Расстегивая пуговицы надетой черной шубки, Оксана встала у арочного входа в гостиную, застыла, предвкушая порочную улыбку. На белом мягком расправленном диване Оксаны в гостиной, прямо напротив камина спала в одном нижнем синем белье Роксана. Нога темноволосой девушки свисала чуть с дивана, выражая красоту эластичного изгиба её бедра. Жар, тлеющих углей, исходящих от камина вынудил эту распутную брюнетку оставить синие трусики, что небрежно лежали на полу. На кофейном стеклянном столике стояли два стеклянных бокала, на поверхности, которых сохранились свежие отпечатки оставленных от алых, накрашенных помадой губ. Подлокотник дивана был украшен сиреневым платьем Роксаны, декольте которого было чуть порвано, выказывая рваный шов, снятой вещи в пучине поддавшейся стихийной страсти любви. Девушка что так сладко посапывала во сне, манила к себе внимание Оксаны, скидывая мокрый последний чулок на пол, прошла по полу, входя медленно в гостиную в одном нижнем, оставляя лежать остальную одежду на паркет в коридоре. Покачивая эластичной формой ягодиц, Оксана, касаясь коготками резинки красных трусиков, сгорая в ритме сексуального искушения, при виде такой порочной обстановки. Подобно танцу кобры, изящно виляя тазом, Оксана сняла с себя на ходу красные трусики, красиво сгибая ногу в колено, перешагивая их, оставляя лежать на полу возле входа.
— Тише-тише сестрёнка это я — убаюкивающей нотой шепота прошептала Оксана под ухо спящей девушке, наступая коленом на диван на котором спала Роксана — Спи — выгнув спину, выставляя эластичность упругих ягодиц
— М….. — промурлыкала девушку, повернувшись к Оксане лицом, когда она стояла перед ней на, четвереньках навивая своим красивым манящей к себе форме тела
Изумительный оттенок пленяющей знакомой коллекции парфюма «Leiber Judith Leiber», притягивал своей утонченностью слияния бергамота, жасмина и утонченностью искушающего запаха ванили. Хрупкое тело этой темноволосой девушки, белоснежной кожей, упругой грудью, что была окована синего бюстгальтера.
— Оксана — открывая глаза тихим приятным нежным голосом, произнесла Роксана, выдыхая сладкую прелесть перегара, прямо перед раскрытыми алыми губами Оксана — Ты уже пришла
— Ты так сладко спишь — села рядом с девушкой на расправленном диване Оксана, поджав под себя ноги — Что я не хотела тебя будить, но…. — игриво касаясь коготками пышного белого бамбукового одеяло, сексуальной мелодией собственного голоса, говорила она
— Постой ты что — ухмыльнулась извращенной пьяной улыбкой девушки, чуть приподнявшись, опираясь на руки, села на диване рядом с Оксаной — Ты, что меня хочешь? — заметила она во взгляде лазурных голубых глаз, желание порочной страсти
«Блядь как ты только смогла догадаться», скрывая за прядью золотистых волос свой сгорающий эротичным соблазном взгляд.
— Просто ты так сладко спала — касаясь прохладой обеих рук плеч девушки, Оксана заставила девушку чуть вздрогнут — Я хотела просто прилечь рядом
— Прилечь рядом? — ухмыльнулась Роксана, разговаривая рядом с губами Оксана
— Ну, кто виноват, что я чуть не удержалась — призналась Оксана, начиная учащенно дышать, испытывая скрытый соблазн к этой девушке, начиная дышать учащенным желанным тактом необузданной страсти — Заметив тебя почти обнаженной, что так сладко посапывала во сне
— И тебя это привлекло? — скрывая застенчивый взгляд за прядью густых черных волос, спросила Роксана, разговаривая рядом с губами Оксаны, поддаваясь пьяному соблазну выпитого вина
— Не буду скрывать — поднимая свой порочный взгляд лазурных глаз, тихо призналась Оксана, опуская медленно ладони обеих рук по рукам темноволосой девушки, плавно перешла, согревая свою кожу пленительным актом трения на её талию — Сначала я подумала взять тебя силой
— Так что же тебе мешает?
Проявляя глубокий интерес, спросила Роксана, едва касаясь губ Оксаны, обжигая их горячей порочной изливаемой страсти сладости перегара. Раскрывая глаза, Роксана заметила перед собой Оксану, понимая, что это не сон быстро отпрянула от неё. Девушка будто неожиданно смутилась тела Оксаны, схватившись тут же, обеими руками, за белое бамбуковое одеяло, тут же прикрыло своё тело.
— О… господи я правда не сплю — ужаснулась Роксана, словно как ошарашенная кошка отскочила от Оксаны, оставляя её сидеть одну у края дивана
— Ты что с ума сошла? — удивилась Оксана, посмотрев возмутительным взглядом на девушку, что забилась в угол углового расправленного белого дивана — Всё нормально это же я Оксана твоя сестра
— В том то и дело что ты моя сестра….
— Ну, перестань — возразила Оксана, не желая слушать эту нудную речь Роксаны, поддаваясь соблазну порочному влечения, поползла к ней на четвереньках подобно хищнице к загонной добычи в угол — Ты что, в самом деле?
— Наверно я слишком пьяна или сплю — уверяла себя Роксана в тот момент, когда Оксана подползла к ней по дивану, вцепившись когтями в мягкое белое бамбуковое одеяло, потащила его на себя, оголяя тело спрятавшейся под ним девушки — Это не может быть правдой
— Конечно не
Не обращая внимания на то как дверь за спиной у Оксаны в коридоре неслышно открылась, пуская дорожку света в тёмный окутанный мраком ночи коридор. После чего свет тут же почти выключился и дверь комнаты в дальней части коридора закрылась.
— Это просто сон ты просто спишь — заводя обе руки себя за спину, Оксана коснулась коготками застёжки красного кружевного бюстгальтера
— Нет — возразила Роксана, пьяным тоном голоса едва перебирая слова языком — Я всё равно тебя не хочу
— А я тебя и не спрашивала
Ухмыльнулась Оксана, коварной улыбкой обольщаясь нежности тому как красный кружевной бюстгальтер скатывался по её рукам, чуть наклонила голову, скрывая распущенный пороком взгляд за прядью золотистых волос.
— Я может, сама хочу позабавиться — заявила Оксана, выказывая напоказ перед девушкой роскошную объёмную упругую грудь
— Так давай я тебе с этим помогу — изъявила желание Катерина, заползая на диван, оказавшись совершенно неожиданно за спиной у Оксаны
— М….. Катерина — промурлыкала Оксана озабоченной кошкой, чувствуя, как под собой проминается диван, ощутила на запястье обеих рук нежные пальцы Катерины
— Сейчас позабавимся — произнесла пьяная брюнетка, располагаясь рядом на диване, сплетая руки Оксаны у неё за спиной
— Что ты делаешь?
Улыбнулась Оксана порочной улыбкой, чувствуя, как запястье её обеих рук связались за спиной нежной шелковой тканью, прильнув при этом спиной к телу Катерины. Чувства внутри у Оксаны трепетались будоражащим ритмом, как только она коснулась спиной голой кожи тела Катерины, чувствуя тоже влечение этой девушке к себе. Нежность прикосновения рук Катерины приятным, ласковым трением пальцев скользили по спине Оксаны, вынуждая подчиниться такой ласковой сексуальной воли.
— Хм…. Катерина — повела губками Оксана, обольщаясь испытываемому довольству от рук Катерины, что сидела с ней на диване за её спиной, обвивая нежностью прикосновения талию, ладонями приятных рук — Ты знаешь, как заставить меня радоваться
— Ну, сегодня это буду делать не я — возразила Катерина, лаская тело Оксаны пленяющим скольжением ладоней, обвила лаской приятных пальцев её сочную грудь
— А кто же, по-твоему — запрокинув голову на плечо к Катерине, спросила Оксана изливая нотой сексуального стона, поворачивая к ней раскрытые алые губы — Может удовлетворить меня лучше, чем это сделаешь ты?
— Твоя сестра — прошептала чарующей утонченностью аккорда собственного голоса Катерина под ухо Оксане, вызывая водоворот бурлящих в ней сексуальных чувств
Чувствуя дыхания с губ Катерины и сладость помады, когда Оксана аккуратно коснулась её губ своими, смачно облизывая их алую поверхность.
— Ты что серьезно? — ухмыльнулась Оксана, посмотрев на Роксану, когда она сидела в углу дивана, с довольством улыбки на милом лице наблюдала за происходящим
— А почему нет — возразила Катерина, такой же хищной страстью посмотрела на Роксану, поманила её указательным пальцем, терзая нежностью пальцев груди Оксаны — Ну же давай дорогая ты ведь сама говорила, что этого хочешь?
— Да ладно перестань Катерина
Не согласилась с этим утверждением Оксана, с опаской наблюдая как Роксана наклонилась в их стороны, продолжая стоять на коленях, в порочных объятиях манящих уз Катерины.
— Это будет лишним — сгорая от стыда, выразила собственное мнение Оксана, запрокинув голову вновь на плечо к Катерине, чувствовала, как пальцы Катерины так приятно сжимали кожу её бархатистой груди — Одно дело мы с тобой, а другое
— И что?! — оспаривая такой аргумент, говорила Катерина, не давая Оксане даже пошевелиться
— Нет-нет постой — хотела возразить Оксана, когда Роксана медленно подползла к ней на четвереньках, встав перед ней, стоя на коленях
— Не слушай её — хищной страстью улыбки заверила Катерина, обращаясь к девушке, что боязно, трясущимися руками хотела дотронуться до тела Оксаны
— Катерина ну ладно всё хватит — смутилась Оксана, начиная извиваться в оковах приятных рук Катерины — Это правда не смешно уже
— А я не говорила — пленяющей нотой шепота, выразила Катерина своё мнение под ухо Оксане нежностью приятного касания губ, коснулась её шеи, оставляя на коже алый отпечаток порочного влечения — Что тебе будет именно смешно
— Да брось сестра
Уверяла Роксана, подползая ближе, медленно очень нежно дотронулась кончиками пальцев до тела Оксаны. Прикосновение столь приятных пальцев этой девушки будоражили сознание Оксаны вихрем сексуальных чувств, скольжение их подушечек по коже упругой сочной груди, заставляли стенки её влагалища пропитаться влагой. Столь поразительная близость, вынуждало Оксану издать стон, предвкушающий порочное искушение, желание поддаться ласкам и утехи, к которой принуждали её тело. Другой рукой пьяная девица обвила талию Оксаны, прижимая её пылкое сгорающие по объятиям любви тело, когда она так порывисто, дышала в такт необузданной страсти. Настойчивая крепость пальцев обеих рук Катерины, обвила груди Оксаны, жадно проводя языком по её шеи оставляя алую дорожку следа от помады.
— Будет весело нам всем троим развлечься
— Конечно, весело — ухмыльнулась Оксана, ёрзая попкой, сидя на коленях у Катерины, прижавшись спиной к ней, выставила грудь вперёд — Учитывая что насиловать будут именно меня
— И при этом — ухмыльнулась Катерина, разговаривая утонченной лаской шепота прямо под ухом у Оксаны, сжимая пальцами нежную кожу её груди — Никто не будет абсолютно спрашивать твоего мнения
«О….. нет-нет, я не позволю этой юной девки насиловать меня», подумала Оксана, сильно испугавшись хищного извращенного взгляда в глаза Роксаны.
— Давай может, лучше это сделаешь ты — прикусывая губу от волнения, спросила Оксана, обращаясь к Катерине, почувствовав прикосновение нежных пальцев Роксаны на своём голом лобке — А то как-то……
— Тш……. — возразила Роксана, затыкая ротик Оксаны убедительностью собственного влияние, сползла пальцами по её лобку касаясь мокрых половых губ
— Постой ты что — обратила Оксана внимание, на то, как пальцы девушки остановились на её мокрой промежности, чуть раздвигая половые губы — Правда хочешь это со мной сделать я же твоя сестра — уверяла она, стараясь отползти чуть назад
— Ну, однажды у нас с тобой это было — говорила Роксана, настойчиво просовывая пальцы внутрь влагалища Оксаны, разглаживая их приятными подушечками её мокрую щелку
— Хватит болтать ерунду — коснулась Катерина, ладонью подбородка Оксаны, поворачивая её испуганный с опаской взгляд к себе
— Но я…..
Не имея возможно выговориться, Катерина слилась с Оксаной в поцелуе единой страсти, ощущая её руки у себя на талии, жадно с ней начиная целоваться. Смачно облизывая губы Катерины, Оксана издала глухой стон, чувствуя, как руки этой девушки принуждали её насесть влагалищем на выставленные пальцы Роксаны. Нежность приятного трения будоражила тонкостью чувств, проникновения внутрь влагалища Оксаны, вынуждая её извиваться дикостью королевской кобры, находясь в оковах нежных рук Катерины. Пальцы Катерины сжимали убедительной лаской сочную грудь Оксаны, по другой рукой эта хищная брюнетка гладила хищной страстью её живот, приятным завораживающим трением ладони. Роксана дикой хваткой схватилась за вторую грудь Оксаны, жгучим касанием губ, впилась тут же в её розовый сосок. Оксана, сгорая в ритме сексуального искушения, не могла освободить даже руки, пытаясь сжать застывшие в предвкушения порочного искушения пальцы обеих рук. Столь сильное сексуальное удовольствие, тонкостью своих ощущений вызывало дикое неконтролируемое рвение, от чего каждая клеточка тела Оксаны, желала получить в полной мере этого удовольствия.
— Ах…… — оторвавшись от губ Катерины, простонала Оксана в тёмной гостиной, когда тут же ладонь этой брюнетки прикрыла её губы
Раскрыв от удивления лазурную голубую прелесть глаз, Оксана была приятно удивлена подобной наглости, вела себя как дикая необузданная кошка, извиваясь во власти пальцев Роксаны, что так приятно в неё входили, пленяя приятным трением её нежные мокрые стенки влагалища. По телу Оксаны с пор на её коже выступил пот, капельки которого уже не могла сдерживать тот огненный пыл, что жаром пылающей любви полыхал в ней, терзая себя в оковах сплетенных уз женской порочной ласки. Дыхание становилось сильно учащенным, жадно хватая воздух через нос, Оксана не могла даже застонать от столь сильных сексуальных чувств.
— М…..
Изнывала Оксана, широко раскрыв глаза, глухим стоном в ладонь руки Катерины, что плотно прикрыла её алые губы. Горящие порочным огнём тело Оксаны, изливало с пор на коже капли пота, что устремлялись на пропитанную теплом любви постель. Каждая клеточка передавала прямо в мозг Оксане, миллионами сексуальных эмоций, что сокрушали её разум. Подобной дикости королевской кобры, Оксана извивалась на пальцах Роксаны, не имея возможности даже с них слезть, чувствуя, как всё тело уже было до придела, было заряжено силой порочного искушения. Оксана чувствовала прилив жара по всему телу, что охватывало всю её кожу, вызывая покраснение, до самых кончиков пальцев, заставляя полыхать огнем когда-то замерзшие её ноги. Оксана чувствовала как мышцы её влагалища и ануса начинали сокращаться, испытывая при этом огромный сокрушающий прилив крови. Соски на груди Оксаны стали твердым, подобно эрекции придался клитор неимоверной крепости, как и её половые губы в которые так нежно входили пальцы Роксаны.
— Мммм….. — излила Оксана на пальцы Роксаны, что были в её влагалище всю накопленную порочную энергию всей мощью собственного эликсира
— Какая хорошая девочка — похвалила Катерина, убирая руку от изнывающих губ Оксаны
— У меня получилось — улыбнулась Роксана, вытаскивая мокрые, пропитанные влагой оргазма пальцы из влагалища Оксаны
— Блядь да я охуела — изнывая в стонах, от нехватки воздуха выразила Оксана собственное мнение, задыхаясь от пережитого сильного оргазма
— Видимо я научила тебя всем прелестям — похвалила Катерина, лаская бёдра Оксаны
— Тебе ведь понравилось — поднесла мокрые пальцы к губам Оксаны, поинтересовалась пьяная девушка, обольщая её прелестью лазурного голубого взгляда
— Очень — улыбаясь радостно ответила Оксана, облизывая мокрые пальцы девушки что проникли к ней в рот, слизывая с их поверхности сладость пережитого оргазма
— Это было, что-то — выразила впечатление Роксана, вынуждая Оксану обсасывать засунутые ей пальцы в рот
— Ну, всё — возразила Оксана, когда девушка вытащила пальцы из её рта — Теперь развяжите меня
— Не так быстро — возразила Катерина, положив жаркую ладонь на спину к Оксане, вынуждая её своей силой наклониться, упираясь щекой на подушку
— Что?! — возмутилась Оксана, чувствуя изнурительную усталость во всём теле — Я больше не хочу, хватит — не согласилась с таким поворотом событий она, ощущая, как рука Катерины обвила её бедро
— Зато я хочу — гордо заявила Катерина, положив оба пальца промеж мокрых половых губ Оксаны из которых тонкой струйкой сочилась влага
— Ты с ума сошла — испытывая всю тонкость ощущения, ухмыльнулась Оксана, почувствовав, как рука Роксаны вцепилась в её грудь
— Нет, это ты сошла с ума — оспаривая, возразила Катерина, расположилась она сзади раздвинутых ног Оксаны — Не я же ведь выхожу замуж
— Ты что правда из-за этого? — ухмыльнулась Оксана, чувствуя всю тонкость приятного потока дыхания, исходящих с жарких губ Катерины, у себя между ног
— И не только — не согласил Катерина, медленно вводя оба пальца во влагалище Оксане
— А…. — издавая едва слышный стон, прикусывая краешек бамбукового одеяла, простонала Оксана, чуть прикрывая лазурную сгорающую в пучине сексуального соблазна прелесть глаз
Вцепившись когтями в простыню, на которой стояла, Оксана почувствовала жжение холодной слюны языка Катерины, что облизывал её мокрые половые губы промеж введенных в них приятной нежности пальцев. Рука Роксаны плавно скользила жаром обжигающей теплом ладони по спине Оксаны, сжимая другой рукой крепостью пальцев её грудь. Изнывая в собственных стонах, Оксана, кусая губами простыню, извивалась во власти порочного искушения принуждающих к сексу, женских приятных рук. Ёрзая по постели, Оксана сжимала, то разжимала пальцы, связанных шелковой прочной тканью, рук. Ладонь руки Роксаны плавно прошла со спины на живот Оксаны, дотрагиваясь пальцами до гладкого лобка, перешла на эрогенную, паховую зону между раздвинутых ног. Столь сильное чувство сексуального удовольствия испытывала Оксана, когда в неё учащенно входили пальцы Катерины а язык этой брюнетки жадно облизывал её мокрые половые губы, массируя рьяно крепкий клитор.
— М…..
Простонала Оксана, отрываясь от края одеяла, жадно хватая ртом воздух, ощущая как большой палец Катерины, массировал уже её клитор.
— Ах…. — изнывая сладостью порочного стона, широко раскрыв алые губы, простонала Оксана, изливая на язык Катерине силу порочного оргазма, тут же рухнула без сил на диван
— Хорошая девочка — похвалила Катерина, вытаскивая пальцы из влагалища Оксаны, отпрянула от её текучих сладостью оргазма половых губ
— Она что спит? — удивилась Роксана, убирая руку с груди Оксаны, перешла плавно ладонью ею покрытую каплями пота спину — С открытыми глазами?
— С ней после такого так часто бывает
Ухмыльнулась Катерина, проявляя любящую заботу, накрывая изнывающее в стонах во сне тело Оксаны, бамбуковым одеялом.
— Не обращай внимания — заверила с красивой пьяной улыбкой на лице Катерина — Пошли лучше выпьем
— Пошли — радостно согласилась Роксана, медленно как озабоченная кошка сползла с дивана, касаясь голыми ногами теплого пола гостиной — А как же Оксана?
— А что Оксана?
Улыбнулась порочной улыбкой пьяная брюнетка, направляясь, покачивая бёдрами к выходу из гостиной, остановилась у арочного входа, опираясь на его каркас, выгнула спину, выражая упругость бёдер.
— Выспится и дальше пойдёт решать свои дела, она же теперь лечит сына своего мужа
— Не понимаю, зачем она — шлепнула игриво по бёдрам Катерину, Роксана вышла из гостиной, выражая прелесть эластичных ягодиц в каждом шаге — Взялась за это
— Это ведь Оксана — пожав плечами, вышла Катерина, из гостиной вслед прикусывая краешек губы, оставляя лежать Оксану одну накрытую пышным бамбуковым одеялом
Изнывая нежными стонами, сладко посапывала во сне, Оксана, уткнувшись лицом в подушку, крепко спала, лишившись последнего остатка сил. Тело полыхало жаром, с пор выступал крупными каплями пот, пропитывая постель естественным ароматом тела Оксаны. С влагалища Оксаны, тонкой струйкой сочилась прелесть пережитого порочного оргазма, обжигая приятной влагой вытекания. Уставшие веки лазурных голубых глаз, полностью сомкнулись в ночной темноте, после чего Оксана полностью лишилась своего сознания под звук завывающего за окном ветра и шуршащего по крыше дома веток могучего кедра.


Открывая медленно глаза, Оксана почувствовала сухость во рту, легкое головокружение, находясь в тёмной гостиной, где тихо щелкали, тлели угли в камине. Утопая головой в большую мягкую подушку, Оксана ощутила, как лаской порочной любви руки обеих девушек обвивали её обнажённое тело. Сжимали пальцами грудь, окутывали нежностью ладони бёдра Оксаны, придавая еще больше, в таких женских оковах, еще больше жару, одна из которых до сих пор дышала щедростью горячего перегара прямо ей в рот. Тело Оксаны было подвержено заурядной слабостью, желание вставать или что-то делать еще больше вынуждало её сознание остаться во власти пленительной власти женских рук.
За окном в гостиной наступило зарево восходящего солнца, что Оксана с трудом разглядела через покрытое морозной изморосью стекло. Атмосфера в гостиной была наполнена излишней свежестью перегара и завораживающим оттенком помады. Постель пропиталась запахом пота, пахло изумительной палитрой парфюма женских тел смешанных с цитрусовыми ароматами мандарина и прелестью завораживающего аккорда ночной фиалки. На полу комнаты гостиной были разбросаны вещи Оксаны, шлейфом проходя от коридора пролегающие через арочный вход, почти до белого мягкого углового дивана. Две пьяные девушки тихо посапывали по обе стороны от Оксаны, полностью раздевшись их обнаженные тела, прижимались к её голому телу. Не имея возможности пошевелить руками, Оксана ощутила, как они были сплетены оковами нежной шелковой тканью, сковывая её тело в движениях.
— М…. блядь — грязно выругалась Оксана, издавая легкой насыщенности стон, чувствовала изнемогающий жар по всему телу — Эти две суки так и не развязали меня
«Фу…. блядь как же ты мне противна», подумала Оксана, отворачивая голову от губ Роксаны, что дышала прямо ей в лицо сладкой прелестью перегара.
— Ненавижу вас
С ненавистью в голосе прошипела Оксана, поворачивая боком, чуть привстала, опираясь плечом на жаром пропитанную потом тел постель.
— Две пьяные суки
Шипела Оксана шепотом, подобно дикости королевской кобры, оставаясь сидеть на диване, со связанными за спиной руками, когда её обнаженное тело так прекрасно оттенками сочной прелести переливалось в лучах восходящего над деревней солнца.
— Даже развязать меня не смогли — перебираясь через тело Катерины, шепотом говорила Оксана, ёрзая руками за спиной пытаясь развязать плотно шелковый шарфик, что сковал её руки в оковах
Сползая с дивана, Оксана коснулась ступнями теплого пола гостиной, выпрямляя спину, выказывая изящный изгиб формы собственного тела. В камине все еще тихо тлели угли, их блеклое розовое свечение постепенно начало угасать, однако жар, исходящий от них, обдал кожу тела Оксаны приятным теплом, когда она проходила мимо. Ёрзая руками, Оксана недовольно повела губами, прошла к выходу из гостиной, сжимая то, разжимая пальцы в кулаки, пытаясь развязать сплетенный крепкий узел. Направляясь по тёмному коридору, Оксана переступила через рулон упавших обоев, посмотрела с удивлением на белоснежную комнату, стены и потолок которой, были покрыты известкой. Проходя мимо комнаты Аришки, Оксана прислонила ухо к двери, убедившись, что девочка, спит, она не открывая дверь, проследовала на кухню, дверь которой была открыта.
С открытой двери кухни несло запахом красного вина, шоколадом, чья упаковка открытой лежала на столе, а так же оттенком прелести губной помады, тюбик которой стоял на столе вертикально. Белая занавеска, висевшая на пластиковом окне, едва сдерживала проникающие утренние лучи, когда палящим влиянием проникали в кухню, через тернии могучих веток растущего в ограде кедра, что своим влиянием служил словно щитом. Нож что лежал на серой столешнице кухни привлёк внимание Оксаны, когда она сразу подошла к нему. Повернувшись спиной к столешнице, Оксана, повернула лезвие, кончиками пальцев, касаясь его холодной поверхности, тут же схватилась за его пластиковую ручку.
— О…. господи Оксанка, что ты делаешь? — шепотом произнесла Катерина, входя на кухню, заметив Оксану с ножом, зажатым пальцами в одной руке, держала его за спиной
— Ты что встала? — удивилась Оксана, отпуская нож, что тут же упал на столешницу — Развяжи быстро меня — приказным тоном обратилась она к обнаженной девушке, что вошла на кухню
— Ну, ты и дура — ухмыльнулась Катерина, медленно подошла к Оксане со спины, касаясь теплой приятной нежности ладоней, обеих рук, её талии
— Это ты дура — огрызнулась Оксана, не давая прикоснуться к своему телу, быстро вырвалась из объятий Катерины — Что вы вчера устроили ты хоть помнишь?
«Блядь как же я тебя ненавижу, прям суку такую убить, готова, заодно только то, что вы вчера с этой пьяной извращенкой вчера сделали со мной», отходя на шаг от Катерины, размышляла про себя Оксана, выказывая недовольство на лице, прикусывая от волнения при этом губу.
— Развяжи меня скорее — приказным тоном прошипела Оксана, испытывая раздражения от прикосновения рук Катерины к своему телу, повернулась к ней лицом
— Тише-тише
Возразила Катерина, обвивая плечи Оксаны нежности рук, прижала её тело к себе, начиная испускать горячий поток дыхания к ней на шею, заглядывая за спину.
— Ты ведь так Аришку разбудишь — пояснила Катерина, медленно скользящим трением провела по рукам Оксаны — Я её вчера ели усыпила, запарилась читать ей сказки, чуть язык не сломала, ну ты и библиотеку ей купила
— Катерина! — возмутилась Оксана, чувствуя, как темноволосая девушка тяжело и напряженно дышала ей под ухо, при этом смотрела за спину, где были связаны обе руки сиреневым шелковым шарфиком — Развяжи мне руки, дай хоть тебя ударю……
— Тише — затыкая ладонью губы Оксаны, возразила Катерина — Я же говорю, ты так Аришку разбудишь, что мы такой маленькой девочке объясним?
— Говоришь, язык чуть не сломала — произнесла с ненавистью Оксана, когда Катерина медленно развязала узел, сплетающий её руки вместе — Да лучше бы ты его сломала, когда сосала хуй своего Романова — нецензурной лексикой выразила она, быстро скинула сама шелковую ткань, на пол освободившись от её неприятных оков
— Оксанка…… — ужаснулась Катерина от таких грязных мыслей сто стороны Оксаны
— Что блядь Оксанка!
Прошипела с ненавистью в голосе Оксана, влепила, пощечину по лицу Катерины, свалила с грохотом упавшего рядом стоящего стула, брюнетку своим ударом на пол.
— Почему каждый из вас кто прикасается к моему телу, думает, что я какая-то дешевая блядь
— Я вчера языком тебе там всё вылизывала — с обидой, выказывая влагу на серо-голубых глазах, произнесла Катерина — Думаешь, мне было приятно ощущать вкус спермы Коновалова у тебя там
— Что ты сказала? — испуганным голосом, поинтересовалась Оксана — Коновалов, что кончил в меня вчера?
— Это же нормально — повернула обиженный взгляд Катерина, выражая рассеченную когтями Оксаны губу — Ты ведь его жена
— Да но — была шокирована Оксана, присаживаясь на колени рядом с Катериной — У меня ведь только недавно месячные закончились, я могу забеременеть
— Ой….. Оксанка — улыбнулась Катерина — Ты ведь уже имеешь собственную дочь, не так уж и страшно теперь самой хоть попробовать родить, не всё же за тебя должны делать другие
— Да, но я еще не готова — выражая ужас в глазах, ответила Оксана, присаживаясь на колени рядом с Катериной — Он не должен был решать за меня
— Да успокойся — улыбнулась Катерина рядом с губами Оксаны — Ничего он такого не делал, он был очень аккуратен
— И всё равно я выпью эту таблетку — решила сама для себя Оксана, испугавшись даже вероятности, возможной беременности — Я еще не готова и к тому же мы еще не поженились, я могу его легко потерять, а кому я потом буду нужна с ребёнком на руках
— Ты и так с ребенком на руках — пояснила Катерина, успокаивая испуг Оксаны
— Да но……
«Блядь но не могу я такое сказать про Аришку, она моя, плевать что не я её рожала я её растила и выкормила и воспитала как свою дочь», подумала про себя Оксана, оставаясь сидеть на теплом паркете на полу кухни в обнимку с Катериной.
— В общем, я пока еще не готова — твёрдостью голоса, заявила Оксана, посмотрев во влажные, глаза Катерины, влага которых выражала обиду чувств разочарования
— Чего ты боишься? — спросила шепотом Катерина, оставаясь сидеть в объятиях приятных рук Оксаны
— Что Коновалов меня бросит — опустив голову, тихим голосом призналась Оксана
— Да плевать я хотела на Коновалова
Обвивая пальцами, подбородок Оксаны пальцами, повернула её сгорающий от стыда взгляд лазурных голубых, полных отчаяния глаз на себя, гордо заявила Катерина.
— Плевать я хотела на всех этих мужиков — шепотом выражала Катерина бурной страстью свои эмоции — Мы вырастим ребёнка сами
— Так, а как же мы тогда его сделаем? — ухмыльнулась Оксана, ощутила прикосновение пальцев Катерины к золотистым волнистым волосам
— Нам нужно только от них только семя — шептала Катерина рядом с губами Оксаны, убеждая её сознание лаской приятного голоса
— Да, но это может ведь не только Коновалов — ощутила Оксана прикосновение пальцев Катерины к своему животу, после чего ладонь плавно застыла на области матки
— Так я тебе, о чем и говорю — сгорающей нежности сексуального обольщения, пьяная брюнетка коснулась губ Оксаны, обжигая их нежностью касания
— Ну, так я люблю Серёжу — опустив голову вновь, тихим шепотом призналась Оксана, выказывая застенчивость перед Катериной, блеклым румянцем на щечках
— Тьфу ты — выругалась шепотом Катерина — Ты, что разве не видишь, какой он кабель?
— Да но — заявила Оксана, гордо поднимая взгляд обиженных лазурных голубых глаз — Он мой кабель
— Он тебя бросит с ребёнком на руках — убеждала Катерина, обвивая обеими руками талию Оксаны, посмотрела в её полные обидой лазурные глаза — Это еще хорошо, что ребёнок хоть сам будет здоров
— О чем ты говоришь? — возмутилась Оксана, отпрянула от тела Катерины
— О… том, что не только от Алины передалось её ребенку врожденный порок сердца
— Вообще-то, у её отца
Пояснила Оксана, вставая с колен, коснулась рукой спинки стула, на которой висел белый шелковый халатик, опираясь на его поверхность, чтобы встать.
— Была аневризма сердца — говорила Оксана, снимая белый халатик со спинки стула, быстро накинула его нежную шелковую материю на своё обнаженное тело — А у неё самой была коартация аорты, сомневаюсь, что такой феномен передаётся половым путём
— Ну, хорошо — согласилась Катерина, когда дверь комнаты за её спиной в коридоре неожиданно открылась, брюнетка от испуга быстро прижалась к телу Оксаны, не давая ей сомкнуть на своём теле белый шелковый халат — О…господи твоя дочь проснулась
«Блядь как не вовремя», смутилась Оксана, чувствуя, как прозорливая брюнетка со страху буквально вжалась в её тело, пытаясь скрыть обнаженную красоту за одним белым халатиком.
— Так слушай меня — упрекнула Оксана, настоятельно отодвинула Катерину от своего тела — Я сейчас отвлеку на время её, а ты в это время проскользнёшь в гостиную
— И как мне это сделать? — покусывая краешек губы от волнения, спросила Катерина
— Ну я зайду с ней в комнату — предложила Оксана, медленно оголила плечи белого халата, спуская его до талии — О… черт давай лучше ты это сделаешь — снимая быстро халат с себя, услышала она детские шаги, направляющиеся в сторону кухни
— Что у самой кишка тонка? — ухмыльнулась Катерина, быстро выхватив халат тут же надела его на своё обнаженное тело — Ладно я сама всё сделаю, если ты родной дочери в глаза уже не можешь посмотреть
— Я подожду здесь — тихим шепотом произнесла Оксана, скрываясь за холодильником на кухне, быстро открывая его дверь
— Мама — сонным голосом произнесла девочка, входя на кухню протирая маленькими пальчиками глаза — Ты, что уже проснулась, а где дядя Серёжа?
— Доченька — выглядывая из-за открытой двери холодильника, тихо произнесла Оксана, поворачиваясь, взявшись пальцами за пробку бутылку вина, что стояла в кармане его дверцы — Мама сейчас тебе что-нибудь приготовит, пускай пока тётя Катя, тебя переоденет
— Но мама — возразила девочка, не давая Катерине взять себя за руку, подбежала к холодильнику, где стояла Оксана — Мама, почему ты голая?
— Э….. — не зная, что и ответить, Оксана от сильного волнения, сгорая от стыда перед девочкой, что так удивленно и выразительно на неё посмотрела
— Понимаешь Аришка — начала объяснять Катерина подошла к девочке со спины, положив ладонь на её плечо розового ночного детского платья — Мама разлила кружку горячего чая на свой халат и вот пришла сюда не могла, понимаешь найти полотенце, чтобы вытереться, пока её халат отнесла в стиральную машинку
— Это правда — заверила Оксана, повернувшись лицом к девочке — Мама обожглась, и ей было очень больно
— Правда? — проявляя заботу, худые детские ручки обвили талию Оксаны, а её лицом прижалась к животу — Тебе больно мама?
«Да уж пиздеть у меня явно не получается», покусывая от волнения краешек губы, подумала про себя Оксана, положив ладонь одной руки на голову девочке, а другой обвила её хрупкое тело.
— Если ты не возражаешь доченька — говорила Оксана лаской и заботой материнского голоса, чуть наклонившись к девочке, что обвила её тело хрупкими ручками — Мама сходит, оденет теперь на себя что-нибудь — отошла она от холодильника пальцами толкнула дверь, чтобы та закрылась
— Я думаю, она не возражает — с изумительной улыбкой на лице, ответила за девочку, Катерина
— В таком случае я поднимусь наверх — заявила Оксана, прикрывая обеими руками грудь и паховую область, боком отошла от холодильника — В свой рабочий кабинет
— Ой мама перестань — рассмеялась девочка, прикрывая губы ладонью руки — Чего я там не видела, я же ведь тоже стану женщиной
— Ты станешь женщиной, когда я тебе разрешу — прошипела Оксана, нагнувшись к ребенку, положив обе руки к ней на плечи — Сначала у меня разрешения спросишь, тебе ясно?
— Ты же ведь не спрашиваешь разрешения……
— Аришка ну извини — приняла Катерину в этом разговоре сторону Оксаны — Ну не в четыре же года ты будешь вести уже такие беседы, так что пойдём отсюда юная леди
— Юная леди — ухмыльнулась Аришка — Мне нравиться
— Мне тоже — поддержала радушной улыбкой Оксана, скрывая прядью золотистых волос, оставленный алый след от губ Катерины на шее — А теперь я могу одеться?
— И к слову — выходя первой с девочкой за руку, обернулась Катерина, когда Оксана милой улыбкой стояла голой посреди кухни — Я конечно не детектив и не врач, но если бы я вела какое-нибудь расследование и запуталась в поисках, я бы начала с самого начала
— С самого начала? — удивилась Оксана такому суждению, тихо произнесла свой вопрос — Ты это сейчас к чему?
— Ну, они же где-то ведь лечились, прежде чем приехать к тебе
Рассуждала Катерина, сама не зная того, как помогает Оксане, вышла, держа Аришку за руку из кухни в коридор.
— Ты, кажется, говорила у тебя какой-то ректор в Москве, может, стоит позвонить и узнать, не проходила ли она обследование со своим сыном в его клинике
«Хм…. может действительно стоит позвонить Серову, наверняка он сможет поднять все свои связи и узнать про Молотову», подумала Оксана, медленно делая шаг к выходу, оставаясь стоять одна посреди на кухни.
— Возможно, действительно — твердостью голоса произнесла Оксана, обернувшись посмотрела на занавеску окна, что переливалась между светом и тенью играющих в ней оттенком — Мне следует так поступить — вышла она, с этими словами покидая кухню, покачивая упругой прелесть бёдер

***
Яркие лучи дневного солнца, пробивались через пышные, покрытые снегом ветки кедра, создавая гармонию игры света и тени в кабинете Оксаны на втором этаже. Шелест веток кедра, нежно теребил красную крышу дома Оксаны, создавая приятную мелодию звучания, когда зимней ветер дотрагивался до них в такт их колебания, сдувая покрытый слой снега. Ароматная прелесть кофе с карамелью насытила атмосферу воздуха в этом кабинете, помимо парфюма тела Оксаны, что пленял оттенком завораживающего вкуса дамасской розы. На столе, за которым сидела Оксана, были раскрыты медицинские карты, с краю стоял открытый ноутбук, где на браузер googlechromeбыли открыты десятки различных медицинских сайтов, чуть дальше от компьютера лежала толстая энциклопедия кардиологии. Подлокотник черного кожаного дивана, что стоял в кабинете Оксаны, был украшен сиреневым другим платьем, а на белом ворсистом ковре, что был расположен в центре этой комнаты, лежал сиреневый бюстгальтер Катерины, что излучал прелесть аккорда запаха ночной фиалки. На подоконнике, лежали сиреневые трусики, а сам каркас пластикового окна сохранил оставленный отпечаток прекрасных женских губ, излучая при этом стойкую прелесть запаха помады. Белизна покрова снега, что окутывала дома, заборы, машины, деревья, отражалась естественным белым бликом, проникала рьяно в кабинет в совокупности с яркостью лучей дневного солнца.
Расположившись в удобном черном кожаном кресле, положив ногу на ногу, Оксана влажной салфеткой, с прекрасным запахом розы, протирала нежную кожу шеи, на которой сохранился отпечаток алых губ Катерины. Ёрзая пальцем на сенсоре экрана сотового, Оксана набирала номер ректора института, в котором училась. Дождавшись затяжных долгих гудков, Оксана взяла в руки телефон прислонила его к уху, создавая приятное отражение милой улыбки, что отразилась на чистом стекле пластикового окна, когда она, сидя в кресле, повернулась к нему. Дотрагиваясь кончиками пальцев до воротника белой рубашки, что прекрасно украшала силуэт тела Оксаны, подчеркивая его всю сочную изысканность и пикантность. Покачивая ногой, Оксана выказывала эротический узор черных надетых на её ногах чулок, что прекрасно придавали сексуальность её образу, выражая бликами падающих на них лучей солнца желание порочного голода. Поправляя рукой черную юбку, Оксана встала с кресла, нервно покусывая краешек губы, в ожидании долгих затяжных гудков, выгнула прекрасным изгибом спину, выражая эластичность бёдер.
— А…. Оксана Владимировна — послышалась радость голоса Виктора Валентиновича на той стороне телефонного разговора — Как приятно вас снова услышать, чем обязан столь неожиданному звонку на этот раз?
— Виктор Валентинович
Застенчиво отразила улыбку, прелести алых губ на стекле окна в кабинете, к которому подошла Оксана, касаясь кончиками пальцев гладкой поверхности его пластикового подоконника.
— Очень рада вас услышать — выражая признательность, выбрала для себя хитрую тактику разговора Оксана — Как вы поживаете?
— Спасибо Оксана Владимировна за вашу заботу, пока что хорошо — столь же деликатно ответил Виктор Валентинович — Но мы то с вами оба знаем, что вы позвонили не просто так к старику, которого уже скора выпроводят на пенсию не просто так
— Вы собираетесь на пенсию? — делая вид, что её затрагивает такое признание, выразила заботу в голосе Оксана, царапая коготками гладкий пластик подоконник — Но ведь неужели у вашего института есть, кому вас заменить?
— Незаменимых людей нет, сами ведь понимаете — заявил Виктор Валентинович — В отличие конечно от вас Оксана Владимировна
— Вы мне льстите — рассмеялась Оксана, озорным смехом прикрывая кончиками пальцев алую прелесть губ
— Отнюдь нет, порой время не щадит нас — возразил мужчина хриплым голосом — Еще кажется вчера вы пришли ко мне на пару и игрались со своим сотовым телефоном, а сейчас заведуете целым отделом в какой-то деревне под Москвой
«Блядь вся эта пустая болтовня ни к чему не приведёт», подумала про себя Оксана, касаясь коготками белой занавески окна, чуть отодвинула её, прищурив от яркого проникающего света в комнату глаза.
— Вы ведь знакомы с Алиной Молотовой не так ли? — спросила Оксана, проигнорировав последний довод ректора института — Или может быть вы знаете у кого семья Молотовых проходили обследование болезни ребёнка с врожденной сердечной патологией? — повернулась она к столу медленно подняла с его поверхности кружку с кофе
— Семья Молотовых — выражая усмешку в голосе ухмыльнулся ректор — Да-да они кажется лечились в одном очень известном сердечно-сосудистом центре у моего знакомого коллеги там кажется был какой-то интересный случай, который им удалось разгадать
— Простите что? — чуть не подавилась кофе Оксана, выплёскивая его обратно в кружку — Вы говорите вашему старому другу, удалось узнать какой патологией, болен ребёнок Молотовых?
— Бросьте это дело Оксана Владимировна — советовал ректор — Здесь вам даже если удастся разгадать загадку, то вам никак не устранить проблему
— Как почему? — снимая очки с глаз, взявшись кончиками пальцев за их дужки, возразила Оксана, поставив другой рукой кружку на край стола — Понимаете, я не могу его бросить
— Не знаю, какие у вас там причины — убеждал ректор — Но я бы вам категорически бы не советовал, как талантливому специалисту браться за это дело, не портите себе репутацию
— Дело в том — взяв салфетку с выдвинутого ящика стола, не согласилась Оксана с утверждением ректора — Что отец этого ребёнка, мой будущий жених, сами понимаете, я не могу отступить
— Скажите ему, что вы не справились — заявил Виктор Валентинович — Вам крайне не желательно связываться с такими людьми как Молотов, а про отца вашего ребёнка я слышал лишь отчасти
«Как ты меня уже заебал со своими тупыми нотациями», подумала про себя Оксана, сморщив недовольно губки вытирая с их поверхности капли сладкого кофе.
— Виктор Валентинович — возразила Оксана, суровым недовольным голосом, сминая салфетку, что держала в руке, кинула её в урну стоящую рядом со столом — Мы оба с вами знаем, что я не отступлю
— Так чего же вы хотите тогда от меня? — удивился Виктор Валентинович такой настойчивости
— Я хочу, чтобы вы связались со своим знакомым, у которого проходил обследование ребенок Молотовых — заявила Оксана, проходя мимо стола — Мне кажется, как будто в карте не хватает несколько страниц
— Зря вы берётесь за это дело — предупредил ректор — Но я всё же, для вас, узнаю всё необходимое
— Это будет очень замечательно — улыбнулась Оксана — А теперь прошу меня извинить Виктор Валентинович, но мне нужно срочно кое-куда еще позвонить
— Что даже не уделите пару минуток старику? — выказывая обиду, поинтересовался ректор
— Хотелось бы очень — врала очень искусно Оксана, не желая совершенно продолжать дальше разговор с этим мужчиной — Но мне нужно срочно позвонить своей коллеге в больницу, узнать о состоянии мальчика
— Вы всё-таки взялись за это дело — огорчившись, выразил своё мнение Виктор Валентинович, скрывая разочарование за деликатными манерами разговора — И с чего же интересно можно узнать у вас начался первый симптом, что вы первое заметили в мальчике, что сразу же привлекло ваше внимание взяться за это дело
«Хм….. тот же вопрос задала мне тупая сука Катерина, возможно, стоит задуматься над тем, что же всё-таки я увидела в первых симптомах у мальчика», предположила мысленно Оксана, отходя от стола, держала телефон возле уха.
— Позвоните мне, как вам будет, что сказать Виктор Валентинович
Повторила еще раз своё заявление Оксана, не дождавшись ответа от своего собеседника, услышала сразу же частые прерывистые гудки.
— Старый блядь надоедливый хрыч — ухмыльнулась Оксана, встав у окна, отразила прелесть красоты улыбки на его стекле — Однако я сама ведь позвонила
— Мама — услышала неожиданно Оксана, когда дверь её кабинета, издавая механический щелчок нажатой ручки в форме рычага — Ты тут не спишь?
«Блядь ну Аришечка умеешь же ты выбрать момент, маме нужно было подумать», подумала про себя Оксана, сдерживая эмоции при себе.
— Аришка солнышко моё — обернулась Оксана, приседая на одно колено, расставляя руки так чтобы, ребенок утонул в её объятиях — Нет, мама просто была немного занята
— Извини Оксанка — выказывая застенчивость румянцем за прядью густых черных волос, извинилась Катерина, входя с ребенком вместе в кабинет — Никак не могла сдержать твою упёртую дочь, что хотела видеть свою мать
— Доченька
Продолжая сохранять прелесть материнской улыбки, тихо произнесла Оксана, наблюдая с радостью в глазах, как девочка детской и мягкой поступью ножек пробежала по кабинету с паркета на белый ворсистый ковёр.
— Я тоже очень сильно по тебе скучаю
— Когда мы с тобой сможем снова нормально играть? — впадая в объятия Оксаны, спросила с обидой на лице девочка
— М…. мама понимаешь доченька — ухмыльнулась Оксана, не зная, что и ответить ребёнку
— А что ты так на меня смотришь — удивилась Катерина, заметив, как через золотистые волосы Аришки, Оксана смотрит на неё так, будто ожидая от неё поддержке в этом вопросе — Это твоя дочь, сама придумай, что ей ответить
«Сука блядь ебливая, как же мне хочется влепить тебе еще одну пощечину», подумала про себя Оксана, скрывая свой ненавистный взгляд за прядью детских волос, обнимая при этом Аришку обеими руками.
— Доченька, давай вы сходите, выберите себе ёлку на новый год — заверила Оксана, продолжая крепко обнимать ребёнка — А мы с тобой вечером вместе её нарядим
— С тётей Катей — с тёплой приятной улыбкой, со слезами радости на глазах, спросила Аришка, посмотрев удивительно смело в глаза Оксане — И с тётей Роксаной
— Со всеми вместе — заверила Оксана, словно сбрасывая камень облегчения навалившихся на неё детских проблем, выказывая застенчивую взаимную улыбку на лице
— И даже с тобой? — выражая жалкий выражающий чувства взгляд, спросила Аришка, обращаясь к Оксане, коснувшись прохладной ладошкой её лица — Ты ведь прейдёшь сегодня вечером домой?
— Ну конечно моя дорогая — ухмыльнулась Оксана, проводя по волосам девочки, вставая с пола, на котором сидела, расправила черную короткую юбку — Маме просто нужно кое-что уладить
— Оксанка я думаю….. — прервал реплику Катерину неожиданный звонок на телефон Оксаны, что вынуждал её замолчать
— Мама этой твой телефон — пояснила Аришка, подбегая быстро к столу, на котором лежал телефон Оксаны — Ты ведь ответишь?
«Блядь Катерина как же ты умеешь надавить на совесть, этим ты сильно меня бесишь», подумала про себя Оксана, прикусывая краешек губы, посмотрела в глаза этой брюнетки.
— Да-да конечно — продолжая смотреть в глаза Катерины, что выказывали взглядом недоверие, ответила Оксана — Романов?! — удивилась она, заметив входящий вызов от абонента
— Ответишь? — поинтересовалась Катерина подошла к Оксане, коснувшись пальцами сотового телефона, повернула к себе экран
— Ну, если уж сам господин Романов звонит — ухмыльнулась Оксана, проводя большим пальцем по сенсору телефону, отвечая на входящий вызов — То, как же я могу не ответить на вызов, правда ведь Сергей Викторович? — сохраняя прелесть улыбки на лице, проследовала Оксана к выходу из кабинета, где была открыта входная дверь
— Оксана Владимировна доброе утро — радушным голосом начала Романов разговор — Надеюсь, не разбудил, так как для меня тут есть весьма интересные новости
— Хм… с удивлением хотела бы их послушать
Переступая высокий порог открытой двери, проявила интерес Оксана, покидая кабинет, сгибая шикарным изгибом ногу в колено, звонко стукая по деревянному покрытому лаком полу.
— Что же такого интересного вы хотите мне сообщить
— Дело в том подруга Алины Молотовой — продолжил рассказывать Романов, вызывая волнение у Оксаны нотками своего голоса — Приехала в деревню и настраивает её против вас, она хочет помочь ей вернуть своего мужа
— Так ну а я-то тут причем?
Не могла понять к чему идёт этот разговор, спросила Оксана, медленно стукая каблуками по деревянным ступенькам, подошла к лестнице, что вела на первый этаж
— Ну, приехала её подруга и что
«Блядь ну почему я еще такой мелочной проблемой должна заниматься сама, почему кто-то не может просто вдолбить этим двум курицам другую версию», подумала про себя Оксана, сильно возмутившись накалившимися обстоятельствами.
— Не мне судить вас — возразил Романов — Я снял им местный бар, рядом с центром деревенской площади, прямо напротив крытого деревенского рынка
— Вы тоже там? — поинтересовалась Оксана, быстро спускаясь по ступенькам, беспокоясь за себя
— Я дождусь вас Оксана Владимировна — заверил Романов — Охрана вас пропустит
— Я скора буду — продолжила спускаться Оксана по ступенькам, звонко стукая каблуками черных туфель по их гладкой деревянной поверхности
— Думаю Алина Молотова не столь её слушает — успокоил Романов — Сколько безмерно пьёт виски запивая крепким пивом
— Хорошо этим вы меня успокоили — глубоко вздыхая, ответила Оксана, спустившись на первый этаж, проходя по коридору в сторону гардероба с верхней одеждой
— Я, конечно, вас уважаю и полностью на вашей стороне, но это ваш выбор и тут без вашего присутствия явно не обойтись
Объяснял Романов сдержанным голосом, полушепотом, когда на заднем фоне разговора слышался пьяный монотонный голос Алины Молотовой.
— Но и конечно понимаю, что чужой человек не должен лезть в чужое счастье
— Я сейчас подъеду и мы вместе во всём разберёмся
Не желая дальше продолжать разговор, встала перед зеркалом Оксана, выражая недовольство на лице, выставила она свободную руку, которой не держала телефон, расширила пальцы как кошка
— Как только приеду в ваш бар, пожалуйста, задержите там Молотову и её подругу, я ей лично объясню, что ей можно и куда нельзя лезть — заявила Оксана, опираясь ладонью теплой руки на прохладную поверхность зеркала
— Оу… уверяю, Оксана Владимировна вы убедительно это можете делать — согласился с усмешкой в голосе Романов
— Господин Романов! — вскрикнула Оксана, сжимая крепко от ярости испуга пальцами телефон в руке — Вы что смеётесь надо мной?
— Оксана всё нормально?! — взволнованно спросила Роксана, оставаясь стоять в проходе гостиной с ужасом наблюдая за состоянием истерики у Оксаны
— Блядь! — прошипела Оксана, сбрасывая телефонный вызов, это было так давно — Мне вот только это пиздец перед свадьбой, моим днём рождением и новым годом еще не хватало…….
— О чем ты говоришь? — выказывая волнение в голосе, спросила Роксана, не став слушать пустые бредни Оксаны, подошла медленно к ней со спины
«Блядь ну вот только тебя и твоего пустого мнения мне не хватало», подумала про себя Оксана, сдерживая эмоции при себе, сжала пальцы в кулак.
— Роксана — обернувшись, выразила красоту улыбки накрашенных алых губ, произнесла тихим ласковым голосом Оксана — Ты уже встала?
Темноволосая девушка была одета в сиреневую сорочку, что прекрасно подчеркивало силуэт изгиба её пикантного взгляду тела. Распущенные черные густые волосы, волной необузданного потока падали на оголённые плечи Роксаны, выказывая своим объёмом скрытую притягательность. Прекрасные чашечки на её ночном платье выражали изящный силуэт скрытой под ним груди, подчеркивая легким очерком сексуальность образа этой девушки. Разрезы на бёдрах, вырисовывали силуэт красивой бархатистой кожи, напоминающей цвет спелого персика, манила к себе изящностью изгиба её таза.
— Мне нужно срочно по делам отвлечься — обернувшись заверила Оксана, сдерживая под контролем свои эмоции — А вы надеюсь купите с Катериной ёлку для Аришки и разместите её в гостиной к моему приходу
— Да-да конечно — радушно выказывая румянец застенчивости на щечках, ответила Роксана, провела кончиками пальцев по черным густым волосам — Тебя точно следует сегодня ждать?
— Да — ответила Оксана, снимая с вешалки, гардеробного шкафа, белое зимнее пальто — Я ведь оставила карты ребёнка Коновалова у себя на столе
— И как скора тебя ждать?! — коснувшись пальцами арочного входа в гостиную, спросила Роксана
— Думаю что не раньше, чем к вечеру — ответила Оксана, одевая на себя, белое пальто — А пока у вас с Катериной будет, чем заняться сегодня помимо ваших так называемых шалостей
— Оксана что случилось? — выказывая волнение в голосе, спросила Катерина, спускаясь по ступенькам лестницы держась с Аришкой за руку — Ты выбежала из кабинета словно ошпаренная, что произошло?
— Похоже кто-то хочет испортить мне свадьбу — призналась Оксана, застегивая на себе пуговицы белого пальто, стоя перед зеркалом
— И кто же это? — проявила глубокий интерес, поинтересовалась Катерина, отпуская руку девочки, туже связала пояс халата
— Я пока не уверена — отвечая, говорила Оксана, одевая пышный большой капюшон на голову — Но я обещаю наказать тех, кто хочет разрушить моё счастье
— Мама — подбежала Аришка, коснувшись тонкими пальчиками руки Оксаны — Ты приедешь сегодня домой?
«Блядь опять этот взгляд, но не могу же отказать собственной дочери», подумала про себя Оксана, посмотрев в грустные глаза стоящей перед ней маленькой девочки, чья влага слёз, затрагивала её чувства, до глубины души.
— Я приеду — заверила Оксана, коснувшись ладонью теплой руки лица Аришки, быстро спрятала свой сгорающий от стыда взгляд, повернулась к ней спиной
Ничего не больше не ответив, Оксана, нагнувшись, подняла сумочку, что лежала у входа в гостиную, стукая каблуками черных туфель по паркету, подошла к выходу, закрытой входной двери. Нажимая на железную металлическую ручку, открыла её, почувствовав влияние утреннего холода, что охватил её тело сразу, необузданной колкой силой потока, Оксана, переступая порог, вышла из дома, посмотрев на Аришку напоследок, закрыла тут же за собой дверь, не зная, что и ответить девочки, что так на неё вопросительно смотрела.
***
Лучи дневного солнца пробивались через лобовое стекло, черной машины в которой ехала Оксана, протектор которой со хрустом вминал выпавший прошлой ночью снег. Легкий ветер на дороге кружил вихрем снег, поднимая его в воздух, после развеивал в пыль. Мороз зимней стужи вырисовывал узор измороси на стеклах домов, мимо которых медленно проехал черный автомобиль, остановившись у бара напротив крытого рынка. Пробегающий рядом деревенский черный пёс, рыскал носом в снегу, после чего пометил рядом стоящий громадный тополь, ветки и мощный стебель которого были укутаны плотным покровом снега. Две проходящие рядом женщины, уже словно начали отмечать преддверье новогоднего праздника, весело смеясь и громко общаясь между собой, прошли мимо остановившейся черной машины, держа в руках бутылку вина. Напротив тихо тарахтел УАЗ с надписью на двери ППС, полицейские работники правопорядка, невольно лениво осматривали людей проходящих по деревенской покрытой снегом улице, выказывая своим унылым видом нежелание вмешиваться или как-то работать. В воздухе пахло порохом, взорвавшихся петард и фейерверков, утонченность такого естественного запаха, сливаясь с морозной свежестью зимы, напоминало приближение бурных новогодних праздников.
— Моя рыжая бестия — ухмыльнулась Оксана, остановив машину напротив входа у крыльца бара на стояночной зоне — Что же всё-таки показал проделанный анализ крови? — спросила она поправляя дужки надетых на глазах очков
— В крови выделено повышенное содержание лейкоцитов — пояснила недовольно Валентина, выказывая усталость в собственном тоне голосе — И СОЭ слишком высокое
— Что-то ведь еще что указывает — предположила Оксана поворотом ключа в рулевой колонке заглушила тихо трепещущий мотор двигателя — Что-то, что следует судить о пневмонии? — повела она алыми губами, взглянув в зеркало заднего вида
Проделанный биохимический анализ крови, выявил содержание количества лейкоцитов у ребёнка, показатели которого были 22,83*10*9л. Показатель СОЭ 55,45мм/ч, что указывало на выраженную патологию острой формы воспалительного заболевания, которой подвергся ребёнок. Тромбоциты и эозинофилы, а так же базофилы составляли в приделах нормы ребёнка и не вызвали никаких подозрений. Глобулин составлял 215г/л, С-реактивный белок (СРБ) составлял 75мг/л, что в свою очередь определял, острый характер болезни.
— Да и еще кое-что — указала Валентина, когда Оксана, покинув теплый салон роскошного автомобиля, оказалась стоять на улице в лучах дневного морозного зимнего солнца — В моче у мальчика, что мы взяли на анализ, обнаружен белок
— Начинайте лечение от пневмонии — распорядилась Оксана, доставая ключи из кармана пальто, закрыла электронные замки дверей машины, поправив сумочку другой рукой, подошла крыльцу местного бара — Или ты уже забыла, за то время, что ты не со мной, как легко справиться такой формой воспалительного заболевания?
— Я произведу более подробное ЭКГ — заверила Валентина
— Пусть будет суточное — возразила Оксана, подходя к деревянным, покрытым снегом ступенькам, стряхнула свободной рукой с меха капюшона упавшие на него крупинки снега — Я хочу изучить всю динамику его работу кровообращения за сутки
— Полагаю вас сегодня можно не ждать в больнице? — предположила Валентина
— У меня нет веского повода для ангиографии — нахмурила губки Оксана, чувствуя как холод зимней стужей охватывал колким объятием её стройные ноги через черные чулки
— Ребёнок еще слишком слаб — возразила Валентина
— Вот поэтому — взявшись пальцами за пропитанную холодом деревянную ручку входной двери местного бара, Оксана потянула на себя, открывая её — Я хочу, чтобы ты устранила последствия пневмонии — ощутила она тёплое влияние скопившегося воздуха в тамбуре
— Надеюсь когда осложнение дойдут дальше некуда — выражая недовольство говорила Валентина, игнорируя наставления со стороны Оксаны — У вас будет план как исправить последствия наших с вами ошибок
— Просто делай что тебе говорят — выказывая возмущение прошипела шепотом, смутилась Оксана стоящего мужчину в черном пальто у закрытой двери, входа в бар
— Бар закрыт для посетителей сегодня — играя роль вышибалы скрестил этот мужчина руки спереди, преграждая Оксане, путь войти — Приходите завтра
«Блядь как же Романов любит всё усложнять, но мне так хочется позабавиться над этим самцом, что я не устою перед искушением немного принизить его самооценку по отношению ко мне», размышляла Оксана, встав у этого широкоплечего высокого роста мужчины в черном пальто.
— Я конечно всё понимаю — коснувшись коготком указательного пальца крепкого торса мужчины, игриво возразила Оксана — Но не будите ли вы так любезны пропустить меня, пока я сама лично не позвала сюда господина Романова, уверяю вас, он меня пропустит
— Простите?! — изменил неожиданно свою точку зрения этот мужчина — Вы ведь Оксана Владимировна?
— А вы смышлёный, кто бы еще вошёл сюда, когда на дверях висит ясная надпись большими буквами — ухмыльнулась Оксана, сверкнув отблеском падающего света на поверхность стёкол очков — Закрыто
— Проходите, пожалуйста — открывая другие большие двери, заверил мужчина, продолжая находиться в тамбуре при неоновом бледно-белом свете
Издавая неприятный скрип металла, дверь плавно открыл мужчина перед Оксаной, пропуская её войти в это заведение. Достаточно объёмное по площади здание было выложено из крепкого мощенного бруса, пропитанная его прослойка смолы придавала резкий приятный естественный запах лиственного дерева. Ряды деревянных столиков, покрытых красным лаком, выстроились оставляя для прохода лишь центр дорожки. В помещение горели шесть люстр свисающих с потолка, без всех современных осветительных штучек, новогодних гирлянд, периметра светодиодной ленты, этот бар скорее напоминал паб в диком западе. Прекрасная новогодняя блестящая мишура, украшала силуэт контура барной стойки сверху, а её колокольчики, предшествовали новогоднему деревенскому настроению.
Рядом с барной стойкой на высоких стульях без спинки сидели две женщины, в одной из которых Оксана сразу же узнала Алину Молотову, что держала зажатый в пальцах бокал с виски. Романов ходил за большими окнами, закрытыми деревянными ставнями, заметив Оксану на входе, он несколько выразил улыбкой довольства её появление в баре. Рыжеволосая девушка бармен, в легком кружевном белом платье, что стояла у барной стойки, заметив появление Оксаны, повернулась спиной к своим посетительницам и удалилась в соседнее помещение, дверь которого была открыта. Белокурая женщина, что сидела рядом с Алиной Молотовой, обернулась с недовольным взглядом, держа в руке бокал с виски, так выразительно посмотрела в сторону Оксаны. Две женщины сидели на высоких стульях у барной стойки, упиваясь с горя одним за другим бокалом виски, на их лицах выказывалось разочарование и ненависть.
«Сука блядь ненормальная, значит пока я единственная, кто переживает за её блядь сына, она сидит тут и нагло пьёт», сжимая холодные пальцы в кулак, подумала про себя Оксана, входя в открытые двери паба, гордо перешагивая через высокий порог.
— Значит, так ты сидишь тут и пьёшь — не контролируя свой порыв ярости, громко выразила Оксана собственный порыв эмоций, быстро ускоряя шаг, прошла мимо стоящих рядов деревянных столиков — Пока твой сын там задыхается и нервно пытается через трубку в горле произнести твою имя, ты тут……
— Оксана Владимировна — уверял Романов, быстро направляясь к Оксане — Это не совсем то, что вы думаете……
— Блядь Романов — вскрикнула Оксана, схватив небольшую стеклянную вазу со стола, рядом с которым проходила, кинула её в сторону Романова — А на что это может быть еще похоже, что вы из меня уже совсем дуру делаете……
Разлетевшись, ударившись о пол стеклянная посуда, пролетела, почти касаясь пиджака Романова, с треском битого стекла ударившись о пол, раскололась на несколько мелких осколков, разливая имеющуюся в ней воду и разбрасывая цветы, что были, когда-то в ней по полу.
— Ты как лечащий врач — пьяным голосом заявила Алина Молотова, обернувшись посмотрела с пафосом на разбившиеся осколки вазы на деревянном полу — Могла бы прийти и побеспокоиться за ребёнка, а вместо этого ты пришла сюда, интересно только зачем?
— Постой — возразила, вставая со стула блондинка, держа бокал с виски в руке, указала указательным пальцем в сторону Оксаны — Это что и есть тот лечащий врач, и та нахалка что увела у тебя твоего мужа
Гордая подобно королеве натура, белокурой женщины вырисовывалась прекрасным силуэтом сарафан, где длиной черный низ плавно переходящий в белоснежный верх, что подобно парусу на корабельной мачте, скрывала очертание таившегося под ней бюста. Волосы этой женщины были собраны в небрежный конский хвост, имеющий пышный выразительный объём, скреплены блестящей заколкой. Влияние стихий будоражащей композиции нот вырисовывала коллекция «Armand Basi In Red», сочетание таких сильных запахов собрались в единую палитру вкусов как прелесть мандарина, великолепие бергамота и бесподобность «кардамона». Искушающий, сокрушающий разум аккорда страсти в этом парфюме, что обладала знойная блондинка, вкусил в себя жасмин, свойства естественного запаха фиалки и несравнимое сочетание аромата розы. Стукая звонко каблуками черных туфель эта женщина, искусно ставя ноги крест-накрест, выказывая очертание скрытой под одеждой фигуры, направилась к Оксане, держа бокал виски в руке, придавая строгий выразительный оттенками туши и тени взгляд на лице.
— Значит это всё-таки ты
Указала она пальцем вновь в сторону Оксаны, выказывая угрожающее выражение в голубых, сияющих подобно свету алмазу, взгляда глаз.
— Я так хотела тебе…….
— Варвара Андреевна прошу, не стоит — убедительностью тона собственной речи возразил Романов, схватившись тут же за кисть руки этой женщины, не давая кинуть бокал с виски в сторону Оксаны — Давайте вести себя разумно
— Что?! — возмутилась она, едва стояла на ногах, пошатываясь, расплескав с бокала виски на черные мужские туфли Романова — Вы будите защищать и перечить мне, в тот самый момент, когда эта дрянь уводит у моей подруги мужа и пытается угробить её ребёнка
«Высокомерная сука», нахмурив губы, испугавшись, подобной дикости королевской кобры, Оксана отступила с опаской на шаг назад, встав посреди бара, испугавшись взгляда угрожающей ей блондинке.
— Как цинично это слушать от той — пытаясь из-за всех силы, помимо страха одолевающий её рассудок, высказала Оксана собственное мнение — Кто сама едва стоит на ногах
Гордо поднимая подбородок к верху, Оксана, снимая с головы капюшон, позволяя золотистым, волосам, скрывавшимся под ним выразительностью объёма посыпать плечи её белого пальто.
— А что касается тебя — указала Оксана холодным пустым взглядом лазурных безупречных глаз в сторону Молотовой — То, как ты вообще можешь себе позволить подобное развлечение, когда твой сын лежит сейчас под……..
— Да что ты вообще знаешь — возражая, прошипела с ненавистью в голосе Алина Молотова, вставая со стула на котором сидела — За всё это время я пережила дикий ад, ты даже в своём мозге не можешь вообразить какую огромную убогую долю несчастья, мне пришлось пережить
— Не представляю — рассмеялась саркастическим смехом Оксана — Какого нажираться сидя в какой-то дешевой пивнушке, когда твой ребёнок подыхает там в больнице
— А ты сама то хоть — возразила блондинка, обернувшись к Оксане, провожая её взглядом когда она прошла мимо неё — Знаешь что с твоим пациентом сейчас, ты сама давно с ним была?
— У ребёнка выраженная дыхательная недостаточность, анализ крови выявил «застойную пневмонию» — встав между блондинкой и Алиной Молотовой, пояснила Оксана, посмотрев на обеих этих женщин — Перегрузка правого желудочка сердца и низкое артериальное давление выказывает нам об острой сердечной недостаточности
Расстегивая пуговицы белого зимнего пальто, пояснила Оксана, когда в этот момент все кто находились в баре, на неё с удивлением смотрели.
— На рентген снимке выявлены признаки большого сердца, так же явный выраженный цианоз кожи рук и ног ребёнка — продолжила дальше рассказывать Оксана — Поверь, куда еще ближе я могу знать твоего сына, я и так уже знаю всё, пока мои люди, что там в больнице…..
— Ты вечно ищешь себе отговорки — допивая тут же бокал виски, Алина Молотова, поставила его на стол — Хоть раз ответь честно, а не отговорками
— Не понимаю — ухмыльнулась Оксана, выказывая черты подлости в улыбке — Чего ты именно хочешь от меня услышать?
— Пойдём отсюда Варвара — игнорируя вопрос Оксаны, обратилась она к своей белокурой подруге, что передала бокал с виски в руки Романову — Меня тошнит от одного только присутствия этой высокомерной блондинки
— Вообще-то — выказывая шикарный изгиб, алых губ, изумилась в порочной улыбке Оксана, вызывая желание во взгляде Романова — Твоя подруга тоже блондинка, так как прикажешь нам это понимать?
— Я тебя ненавижу — сказала Алина Молотова это прямо в лицо Оксане, когда она прошла мимо
— Тебе нужно выспаться Алина — проигнорировала такую сцену белокурая женщина, взяв подругу под руку — Господин Романов мы ведь можем воспользоваться вашим транспортом?
— Думаю — выказывая согласие, ответил Романов, держа в руке полупустой бокал с виски — Что сейчас это будет самой лучшей вашей идеей
— Пойдём отсюда — продолжая выказывать недовольство, посмотрев на Оксану косым пьяным злым взглядом — Мне противна она
— Вы не поедите с нами Сергей Викторович — поинтересовалась блондинка, игриво касаясь коготками воротника белой рубашки Романова
— Думаю мне стоит — возразил Романов, не давая пьяной блондинке себя обнять — Загладить как-то вину перед Оксаной Владимировной за ваше поведение
— Вину?! — возмутилась Алина Молотова, проходя мимо столу, стянула с его спинки черное зимнее пальто — О какой вине вы говорите, когда она увила у меня моего мужа
— Я значит — вскрикнула Оксана, раскрыв от удивления наглости глаза в сторону девушки, что так оскорбила её — Увела да?!
— Оксана Владимировна прошу вас — уверял Романов
— Что Оксана Владимировна?! — продолжая выказывать возмущение, вскрикнула Оксана омановРП
— Прошу не надо это сейчас здесь начинать — заверил Романов, проходя мимо подруги Молотовой, не обращая на неё абсолютно никакого внимания
— Я не уводила твоего мужа — продолжая высказывать своё мнение, крикнула Оксана вслед Молотовой, когда она подошла к закрытым входным дверям бара — Он сам предложил мне выйти за него
— Ты даже здесь ищешь отговорки — возразила блондинка, рассмеявшись, посчитав доводы Оксаны, пустым домыслом
— Тебя вообще никто не спросил — отвернулась Оксана от Романова, когда он подошёл к ней
— Только и можешь расслабляться и наживаться на страданиях других — огрызнулась блондинка, надевая на себя черную шубу
— Наживаться — подошла к барной стойке, обернулась Оксана с возмущенным видом — Да ты вообще кто такая сука блядь ненормальная
— Это так значит, ты так отвечаешь на доводы — продолжая перечить собственной гордости, одевая, на себя шубу, высказывалась блондинка — В твой адрес
— Да кто ты вообще такая — крикнула Оксана, выглядывая из-за плеча Романова, когда он подошёл к ней вновь — Засунь свой грязный язык обратно, откуда ты его вытащила
— Я поговорю с Сережей на счет тебя — заверила она назло Оксане
— Не смей — испугалась тут же Оксана, попадая в крепкие объятия Романова, когда дверь за оскорбившей её блондинкой тут же закрылась, оставив их одних в баре — Блядь Романов, зачем вы меня остановили! — вскрикнула она на мужчину, что препятствовал ей
— Оксана Владимировна — обошел Романов со спины Оксану, расположился сзади, касаясь пальцами плеч, схватился пальцами за белое пальто, что было одето на ней — Вы выше этого, думаю накануне вашей свадьбы, не стоит вам устраивать каких-либо подобных сцен ненависти
— Она оскорбила меня
Выказывая необузданность, не согласившись с мнением Романова, Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по полу бара, отошла от мужчины, позволяя снять с себя белое пальто.
— И вы это видели — продолжая выказывать недовольства, когда Романов положил её пальто на барную стойку, говорила с недовольством в голосе Оксана — И ничего не сделали
— Вас так украшают ваши очки — пропуская возмущение Оксаны, мимо ушей, выразил своё впечатление Романов — Однако вы их никогда уже не снимаете, смею ли я предположить, что….
— Романов блядь — вскрикнула Оксана, пытаясь обратить на себя внимание этого мужчины — Вы меня хоть слушаете?
«По-моему ему вообще наплевать на то, как эта сука просто растоптала меня», нахмурила Оксана недовольно губки, обращая внимание, как Романов с абсолютно пустым взглядом наливал в пустой бокал виски, с бутылки, что взял с барной стойки.
— Что вы делаете? — возмутилась Оксана, подошла к стулу, на котором сидел Романов, наливая в пустой бокал виски
— Наливаю нам с вами выпить — ухмыльнулся он чертовски привлекательной для Оксаны ухмылкой, пододвинув второй пустой стеклянный бокал к себе
— По-вашему это разумно сейчас? — была возмущена Оксана, подобным равнодушием со стороны Романова — Она меня оскорбила, а вы даже ничего не сделали
— А что они могут? — выражая усмешку на губах, ответил Романов, протягивая бокал с виски в руки Оксаны — Только и могут, как огрызаться на вас издали вот и всё…….
— По-моему — посчитав сильным комплиментом в свой адрес, Оксана с довольной улыбкой, выказывая всё еще сомнение в голосе, выразила своё мнение — Её доводы были достаточно убедительными
— Вы так считаете пф…..? — выказывая пафос, выдохнул из себя воздух Романов
— Она обещала поговорить с Коноваловым — выказывая испуг на выражение собственного лица, уверяла Оксана, держа зажатым пальцами стеклянный бокал виски, что излучал терпкий пленительный свойствами пшена вкуса — Разве это недостаточно убедительно?
— И вы что в серьез — продолжая сохранять дьявольскую ухмылку на губах, выразил собственное мнение Романов — Подумали, что даже, допустим, она поговорит и сама вразумит вашего жениха, сами подумайте от Молотова и от меня ему не уйти
— Так что и мне от вас не уйти? — возмутилась Оксана, посчитав слова Романова возмутительным доводом, поставила бокал с виски на барную стойку
— Оу… нет-нет — возразил Романов, препятствуя Оксане, пальцами отодвинуть её бокал дальше по барной стойке — Вы Оксана Владимировна, вас никто не держит, вы сами решаете, как вам жить, с кем жить и ваше решение и желания я наоборот очень сильно уважаю
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, повела губками, посмотрела в глаза Романова
«Интересно у него такой способ трахнуть меня, мне стоит послушать еще, что же он мне еще скажет», подумала про себя Оксана, посмотрев в глаза мужчине, что сидел на высоком стуле у барной стойки, чувствуя к нему порочный сексуальный голод.
— И с чего это мне верить вам? — продолжая искушать себя любопытством, Оксана вновь обвила пальцами предложенный ей бокал
— Давайте выпьем? — предложил повторно свою просьбу Романов
— На брудершафт? — отрывая бокал от барной стойки с тонким намёком и красивой ухмылкой на губах, спросила Оксана, чаруя прелестью изгиба губ, сидящего перед ней мужчину
— Разве только вы сами этого желаете? — придавая интригу собственному голосу, предложил Романов, держа свой бокал рядом с собой на согнутой руке
— Вы меня искушаете — тихо наклонившись к Романову, прошептала Оксана рядом с ухом мужчины, наступая коленом на его ноги — Предоставляя мне такую власть выбора, чего вы добиваетесь?
— Почему вы думаете — удивился Романов, когда Оксана расположилась у него на коленях, сидя с ним на одном и том же высоком стуле у барной стойке лицом к лицу — Что я чего-то добиваюсь, предоставляя вам выбор
— Зачем вам это? — продолжая искушать мужчину прелестью красивой улыбки, поднесла Оксана медленно бокал с виски к своим губам
— Давайте сначала выпьем — предложил Романов, обвивая рукой руку Оксаны
— М…. господин Романов — кокетливо с улыбкой на губах, возразила Оксана — Вы принимаете решение за меня, когда я еще это не одобрила
— По-моему
Увиливая от ответа, говорил Романов, обивая свободной рукой талию Оксаны, объятие и крепость которых вызвало в ней утонченность бурных сексуальных чувств
— Вы сами сделали этот выбор, я вас ни к чему не принуждал
— Тш…. — прислонив указательный палец к жарким пылким губам Романова, возразила шепотом Оксана, состроив выразительный искушающий взгляд хищницы, посмотрела в глаза мужчине
Терпкий приторный шотландского виски «White Horse», что Оксана так смачно пила с бокала, напоминал пряный вкус имбиря смешанный с корицей соединивший в гармоничной палитре вкуса инжирово-сладком многообразии, где чувствовался легкий запах дыма. Столь сильная композиция шотландского виски была достойна уважения, его утонченность пленила вкусовые железы, сводя рассудок с ума, желая употреблять еще не останавливаясь на достигнутом. Жадно опустошая бокал, крепость 40% , Оксана смачно провела кончиком своего языка по губам, слизывая столь приятный вкус имбиря на их нежной алой поверхности. Чувствуя внутри себя неистовый пыл и близость мужчины, пылкость тяжелого от искушения соблазна порочной силы сводила рассудок Оксаны с ума, манила к себе тяготой естественного порочного влияния.
— Ну и чего же вы ждёте? — лаской пленительного шепота, спросил Романов рядом с губами Оксаны, предоставляя ей выбор
— Значит, я сама должна была сделать выбор?! — кокетливо возмутилась Оксана, обвивая ладонями обеих рук лицо мужчины, поверхностью нежных ладоней почувствовала колкость его щетины
Искушающая сила парфюма «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree», распознала Оксана, находясь с ним в такой близости, что манила к себе утонченным запахом слияния кориандра и кедра в бесподобно палитре вкуса бесподобного аромата подобно агаллохового дерева. Не выдержав столь сильного искушения, сгорающего страстью порока взгляда, Оксана сама впилась в губы мужчины, начиная с жадностью облизывать приторно-сладкий вкус, сохранившийся на них после виски. Руки Романова убедительной крепостью обвили бёдра Оксаны, тонкость чувств, прикосновения которых пальцами через надетую на ней черную юбку, ласкали её упругие ягодицы. Язык этого самца так приятно скользил по нежной, покрытой слюной поверхности языка Оксаны, пленяя подобно торнадо сексуальные эмоции разума.
— М….. — облизывая губы мужчины, простонала, изнывая сильным порочным искушением Оксана, чувствуя, прижавшись к его телу его трепетный пыл сексуального желания — Господин Романов
— Если вас что-то хоть тревожит — выказывая волнение, шепотом поинтересовался Романов, ноты которого будоражили слух и эмоции Оксаны с новой естественной силой искушения — Только скажите, для вас я решу эту проблему
— Почему вы решили, что меня что-то — изумилась в улыбке Оксана, продолжая сидеть на коленях у Романова, чувствовала, как согревающая сила выпитого алкоголя разжигало в ней пламя неистовой любви — Должно беспокоить
Освобождаясь от объятий Романова, сползая с его рук, Оксана ступила на деревянный крепкий, вымощенный из толстых досок пол, выказывая перед мужчиной собственную необузданность, скрытых под юбкой ягодиц, прошла по бару вдоль барной стойки.
«Нет мне всё же интересно, почему Романов так уверен, что Коновалов от меня никуда не денется и как всё-таки после нашей с ним ссоры он тут же пришел ко мне, стоило мне только поговорить с Молотовым», размышляла Оксана, посмотрев в сторону Романова искушающим взглядом.
— Хотя знаете что — обернулась Оксана к Романову, что продолжал сидеть на высоком стуле, поставив пустой бокал на барную стойку, встала рядом с ней — Если эта белокурая дрянь не поговорит с Сержей, не знаю, что она там ему наплетёт, нам всем будет от этого намного лучше
— Оксана Владимировна — глубоко вздохнул Романов, поставив пустой бокал на барную стойку, слез со стула, на котором сидел — Вы правда думаете, что ваш муж будет слушать кого-то убедительного, чем вас, ведь он знает, чем может обернуться для него его мнения
«Фу… как же здесь жарко, возможно красивым танцем, я смогу завоевать расположение Романова еще ближе», подумала про себя Оксана, выразительно состроив лазурный, голубой, подобно камню топаза взгляд, посмотрела на мужчину, что медленно, подобно льву гордой походкой к ней подошёл.
— Фух….. как же тут жарко — изнурённо вздохнула Оксана, продолжая искушать мужчину взглядом, посмотрела в его глаза, когда он подошёл к ней — Так как же всё-таки вам удалось убедить Коновалова после нашей с ним ссоры вчера в больнице, снова вернуться ко мне?
— Пф…. — проявляя такой же пафос, выразил свой ответ Романов — Вы, в самом деле, думаете, что это вопрос?
— Ну да, а что? — расстегнула верхние пуговицы белой надетой блузки, Оксана выказывала краешек бюстгальтера, что скрывался под её тонкой нежной белой тканью — Нет мне всё же интересно, как так быстро вернулся ко мне Коновалов
— А разве у него был выбор? — спросил риторическим вопросом Романов, встав рядом с Оксаной, касаясь горячей пылкой ладонью её лица, направляя её искушающий голодный сексом взгляд на себя — Разве он мог поступить иначе
— Я нужна Молотову — тихо ответила Оксана рядом с губами Романова, чувствуя пламя изливаемого от них терпкого вкуса перегара — Что выяснить точный диагноз врожденной патологии, которой болен его внук
— В первую очередь — убирая руку с лица Оксаны, пояснил Романов — Вы нужны мне Оксана Владимировна я не смогу без вас, вы спасли жизнь мне и моей всей семье, включая Викторию, я в долгу перед вами — его пыл и ритм чувств, что изливались из него потоком шепота, говорила о чрезмерной откровенности
«Блядь да он что по уши в меня влюбился», подумала про себя Оксана, наблюдая за взглядом мужчины, была поражена его откровенностью.
— Я ведь ваша белокурая королева — гордо заявила Оксана на признание Романова, положив ладонь на горячую материю его белой рубашки, что изливала из себя огонь порочного терзания — И по праву, как Королева я желаю получить от своего короля……
— Чего же вы желаете получить?
Поинтересовался Романов, наблюдая очень внимательно, как Оксана покорно перед ним расстегнула пуговицы белой надетой на ней блузки, выражая сочную упругую грудь скованную оковами черного кружевного бюстгальтера.
— Абсолютно всё
Уверял Романов, взявшись кончиками пальцев за воротник белой блузки, что трепеталось на теле Оксаны, подобно парусу на матче корабля в пучине сексуального искушения.
— Только скажите — заверил Романов, снимая с тела Оксаны белую блузку, шелковая ткань которой была пропитана искушающим ароматом дамасской розы
«Блядь я хочу его, прямо здесь и прямо сейчас и прямо на каком-нибудь из этих столов, но почему я так не могу просто взять и сказать ему это», замерла Оксана в ожидании, начиная нервничать, прикусывая от волнения, краешек губы.
— Здесь так жарко — сгорая от стыда, выразила Оксана яркий румянец на щечках, медленно коснувшись пальцами блестящей бляшки ремня черной юбки
— Вы что решили полностью раздеться здесь? — положив блузку Оксаны, обернулся, заметил Романов, как она расстегнула ремень черной юбки
— Ну да
Ухмыльнулась Оксана, подобно движению королевской кобры, медленно стянула с себя юбку, что завораживающим трением скользила по её ногам, падая на пол.
— А что — перешагивая через лежащую на полу черную юбку, Оксана изумительно согнула ногу в колено, выражая эластичность собственных бёдер и эротический узор черных надетых на её ногах чулок — В этом такого?
— Тогда возможно нам стоит налить еще раз выпить — предложил Романов, взяв одной рукой бутылку, в другой рукой свел вместе оставленные пустые бокалы на барной стойке
«Возможно, стоит мне еще немного выпить и язык у меня развяжется, тогда я всё же смогу признаться ему в столь же взаимных чувствах, как он ко мне испытывает», подумала про себя Оксана, нервничая из-за недостатка смелости, медленно стукая каблуками, подошла со спины к мужчине.
— Возможно, стоит — коснулась Оксана со спины плеч черного пиджака Романова, с хитрой ухмылкой на губах, пока он наливал по бокалам виски, проникла руками за его грань
— Тогда не буду томить вас напрасным ожиданием — наполнив бокал для Оксаны, повернулся к ней лицом Романов — Кажется это ваш — намекнул он на оставленный след от алых губ на его гладком стекле
— Я не привередливая — возразила Оксана, нахмурив от обиды губки — Могла бы выпить и с вашего
— Да, но первый бокал я всегда наливаю даме — наполняя второй бокал, пояснил Романов — Он просто оказался первым
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, выказывая скрытую обиду на Романова — Как легко вам удается мне врать
— Давайте не будем спорить — возразил Романов, обернувшись к Оксане — А просто выпьем
— На брудершафт?! — испытывая судьбу, спросила Оксана, держа перед собой бокал с виски
— Ну, если вы только захотите…..
— А я захочу — гордо заявила Оксана, не давая договорить Романову, подошла к нему вплотную
— Тогда в таком случае….. — Оксана прислонила кончик указательного пальца к его пылким и жарким губам, прерывая реплику пустых слов для неё
Скрестив руки с этим мужчиной, Оксана, медленно держа бокал в руке, поднесла его к раскрытым алым губам, начиная жадно в объятиях мужской близости испивать из бокала этот божественный терпкий вкусом имбиря напиток. Крепость этого напитка разжигало в теле Оксаны огонь бурной страсти, которая требовала себя обуздать, каждая её клеточка полыхала жаром, изливая из пор капли пота, что красиво повинуясь изгибу её тела, стекали завораживающим трением вниз. Начиная возбуждаться, жадно большими глотками глотая виски, Оксана, изнывая в сладких стонах, тёрлась о тело мужчины, поддаваясь водовороту сокрушающих её разум порочных чувств. Ёрзая губами в такт изливаемых стонов, по стеклу бокала, Оксана оставляла на его поверхности еще больший размазанный помадой алый след.
— М…… — отрываясь от бокала, простонала Оксана, искушая себя прелестной нотой стона — Какой же он всё-таки приятный этот ваш виски
— Вам правда понравился? — поинтересовался Романов, отпивая от бокала глоток виски, в тот самый момент, когда Оксана обвила его лицо ладонью, поставив пустой, выпитый бокал на барную стойку — Его манящий вкус правда заставляет……
Не давая мужчине выговориться, Оксана слилась с его жарким пылом губ в единой страсти поцелуя, жадно пытаясь испить для себя в этот горячий похотью момент вкус его слюны. Сгибая ногу в колено, Оксана терлась нежной поверхностью о нежную ткань его черных мужских брюк, до того как мужчина крепостью пальцев обвил её бедро. Облизывая губы Романова, Оксана придавала сознание на истязание собственным порочным искушением, когда этот мужчина так галантно с предельной нежностью проводил языком по её языку у неё во рту, вызывая гармонию вырывающих бурной стихией чувств. Всё в этом мужчине вызывало сильную тяготу Оксаны к нему, его парфюм, его нежные крепкие руки, что были достаточно убедительными, лаская её тело в момент поцелуя, вцепившись ловко в застёжку кружевного черного бюстгальтера.
— М…. господин Романов — хитрой улыбкой на губах возразила Оксана, жадно облизывая губы Романова не желая совсем отрываться от них — Могли бы для начала просто спросить меня
— Зачем?! — ухмыльнулся Романов, нежным касанием, прикоснулся к губам Оксаны, расстегивая застежку её бюстгальтера — Когда ответ мне был и так ясен
— Какой вы самоуверенный — кокетливо подметила Оксана, опуская руки позволяя черному бюстгальтеру, оковы которого ослабли на её груди скатиться плавно вниз
— Господи как вы красиво — подметил это тёплым комплиментом Романов, прошептав горячим дыханием шепота рядом с губами Оксаны, любуясь прелестью её обнаженной сочной груди
— Прекратите Романов — с улыбкой на руках, сгорая сильным смущением, не согласилась Оксана с таким утверждением — А если кто-нибудь зайдёт
— Никто не посмеет зайти — Романов был напряжен идеей сексуального голода, смотрел с желанием полного искушения на тело Оксаны
— Почему вы так уверенны? — доверившись убедительности этого мужчины, поинтересовалась Оксана, положив обе своих руки на ягодицы, проникая большими пальцами за грань резинки черных трусиков — Что нас никто не потревожит
— Мои люди стоят на улице — заверил Романов, обвивая талию Оксаны, пылкостью горячих, сгорающих в пучине порока рук, прижал её тело к себе
— Ах… — чувствительно нежно простонала Оксана, прижавшись к телу мужчины, вцепившись тут же пальцами в пуговицы черного пиджака — Вы так настойчивы господин Романов
— Если вас что-то не устраивает Оксана Владимировна……
«Ну почему меня должно что-то именно не устраивать, я сама ведь этого хотела, блядь ну где же он там у тебя», сгорая в пучине сексуальных соблазнов, Оксана быстро переметнулась пальцами к ширинке черных брюк мужчины.
— Нет-нет — испугавшись, что столь напряженный для неё момент может сорваться, тут же возразила Оксана, состроив мужчине, порочный взгляд невинных лазурных голубых глаз, потянув кончиками пальцев за ширинку его брюк — Меня всё устраивает
— Я просто не хочу ранить ваши чувства — заверил убедительной нежной нотой для Оксаны голосом Романов, коснувшись кончиками пальцев её подбородка, поднял взгляд лазурных жаждущих глаз на себя — Тем более, когда вы так много для меня значите
— Так докажите мне это — повернулась к нему спиной Оксана, снова держась пальцами обеих рук за резинку черных трусиков, нервно теребила коготками их кружевную ткань
— В таком случае
Говорил Романов, начал чем-то шелестеть какой-то блестящей упаковкой, пока Оксана, стоя к нему спиной, покачивая бёдрами, медленно стянула с себя трусики. Сгибая ногу в колено, Оксана перешагнула через лежащие на полу трусики, чуть обернувшись, посмотрела на Романова, когда он что-то так старательно делал.
— Я не смею вас задерживать — подошёл медленно Романов со спины, касаясь жаркими ладонями обеих рук выставленных ягодиц Оксаны, чуть приподнимая её, вынуждая встать на носки
— М… вы меня искушаете — рассмеялась Оксана, чувствуя, как большие пальцы рук мужчины развели её половые губы — Как же я сильно ждала этого момента…..
«Что, он, что посмел использовать со мной презерватив, о… нет-нет, только не так, когда мне к Серёже», испугалась Оксана, почувствовав жжение холодной смазки презерватива на поверхности половых губ.
— М…… — прикусывая краешек губы, была возмущена Оксана, когда мужчина пальцами обеих рук насаживал её на свой член, обвивая обеими руками бёдра
Проникновение холодной смазки презерватива завораживало тонкостью скольжения, проникая промеж влажных стенок Оксаны. Мужчина так медленно и так напряженно вводил член в Оксану, что она смогла почувствовать всю плавность ощущения, от того как её стенки по мере вхождения в неё головки. Свойства смазки презерватива и пары её испарения, внезапно пробурлили в Оксане, проникая промеж стенок её влагалище сильную дикость порочного сношения. Вещество этой смазки тут же поступило в кровь Оксаны, заставляя её проявлять дикость и необузданность, желая удовлетворить себя в первую очередь. Почувствовав пупырышки презерватива как их скольжение и эффект от них, доставлял сильное чувства удовольствие Оксаны, вынуждая её чувствовать себя богиней, находясь в руках этого мужчины.
Положив жаркую ладонь на выгнутую спину Оксаны, вынуждая её наклониться вперёд, опираясь руками на барную стойку, она чувствовала, как одна рука этого мужчины плавно ползла по спине, а другая крепкими пальцами перешла с бёдер на рёбра. Не имея возможности и даже желания воспротивиться подобным оковам мужских рук, Оксана, открыв полностью лазурную прелесть глаз, раскрыв алую красоту губ шикарным изгибом, стонала в момент приятного медленного вхождения в неё члена мужчина. Смазка презерватива, попадая в кровь Оксаны, смешиваясь с её ферментами возбуждая с такой сильной естественной силой, вынуждая вести себя дикой кошкой, самой полностью дико насесть на член мужчины, стоя к нему спиной у барной стойки. Оксана сама насаживалась на пенис этого мужчины, извиваясь в дикости королевской кобры, чувствовала, как внезапностью эффекта крепкие мужские пальцы в раз медленно перешли на её сочную упругую грудь. Находясь в тисках цепей рук Романова, Оксана чувствовала нежными стенками влагалища, всю тонкость ощущения скольжения пупырышек на его поверхности по мере проникновения за грань её мокрых половых губ.
— М…… — простонала Оксана, смачно облизывая губы обернув голову чуть назад, ожидая поцелуя от этого самца, раскрыла перед ним алую красоту губ
Мужчина тут же слился с ней губами, его член был напряжён и казался подобно нефритового камня, по мере проникновения в Оксану. Пальцы этого кавалера сжимали обеими руками сочный бюст Оксаны, терзая её сознания в пучине порочного искушения. Язык самца нежной приятной поверхностью вновь скользил по язык Оксаны, словно как в медленном танце вальса, вызывая столь будоражащим прикосновением сильную сексуальную реакцию во всём сознании. Жаркой ладонью рука ярого кавалера скользила завораживающим моментом трения по животу Оксаны, пока пальцы другой руки сжимали в оковах её бюст, прижимая обнаженное тело к себе. Возбудившись до придела от смазки презерватива, что входил во влагалище Оксаны, пропитывая стенки её влагалища, она не могла контролировать свой рассудок, в дикости искушения страсти преподносила мужчине себя в такт порочных движений.
Дотронувшись пальцами до клитора Оксаны, когда член самца был полностью у неё во влагалище, мужчина начал массировать его, доставляя ей и без того сильной сокрушающее разум удовольствие. Испытывая оргазм один за другим, Оксана не могла контролировать свой порыв сексуальной страсти, по мере поступления в её кровь через влагалище возбуждающей страсти с презерватива, что вызывало в ней дикость стихии порочного голода. Каждая клеточка полыхала огнём жажды страсти, поры на коже Оксаны выделяли капли пота, испаряя с еще большей естественной силы аромат дамасской розы на её теле. Изливая ноты сексуального стона в рот мужчине, Оксана требовала от него еще большей и большей дозы удовольствия, сама выбирая такт и диктуя правила этой порочной игры. Ускоряя внезапно ритм, мужчина вёл себя как дикарь, доставляя огромное удовольствие телу Оксаны, заставляя её стонать прямо в его рот смачно при этом жарким поцелуем слившись с ней губами.
— Почему вы прекратили? — возбудилась Оксана, не могла контролировать свой пыл, почувствовав, как мужчина обвил руками её талию, принудил остановиться — Я требую продолжения
Пьяным голосом заявила Оксана, сморщив губки от недовольства, почувствовав, как член самца невольно покидает в вялом состоянии её влагой окутанной обитель.
— Ну же Сергей Викторович — надув от обиды губы, Оксана развернулась к нему, обращая внимание на его вялый член, с которого свисал наполовину использованный презерватив — О… блядь вы что уже всё
— Не уже вы думали, что и для вас уже всё? — с хитрой улыбкой спросил Романов, посмотрев на Оксану взглядом хищной страсти
— Ну, если у вас нет волшебного зелья, чтобы его тут же поднять — с обидой в голосе говорила Оксана, нахмурив губы, испытывая опаску, посмотрела на то, как мужчина подошёл к ней, обвивая жаркими ладонями её талию — Что вы собираетесь делать? — с чувством волнения, спросила она
— А это и не нужно — возразил Романов, состроив чертовски привлекательно и опасное лицо для Оксаны, держа ладони жарких рук у неё на бёдрах, повернул спиной к одному из столов в баре
«Блядь как же, бы, я сейчас хотела продолжения, а не того что он мне пытается устроить», прикусывая краешек губы, Оксана чувствуя чрезмерное волнение и крайнюю возбужденность подошла спиной к одному из барных столиков, опираясь на его грань нежной кожей ягодиц.
— Тогда что же вы собираетесь ах…..
Испуганно взвизгнула Оксана оказавшись сидеть на столе после того как Романов своей настойчивость и убедительностью рук её туда посадил
— Романов, что вы делает? — изумилась в улыбке Оксана, почувствовав жар ладони этого мужчины на своём животе, что вынуждала её лечь на твердую поверхность стола спиной
— Пытаюсь загладить перед вами маленькую оплошность — заверил Романов, присаживаясь на колени перед столом, положив ноги Оксаны к себе на не плечи в согнутом в колено положении
— Но это не обязательно — сгорая от стыда, возразила Оксана, ощущая жар ладоней мужчины на своих бёдрах, прикосновение его крепких приятных пальцев в паховой области эрогенной зоне ног
«Блядь м…. всё-таки может и обязательно», подумала про себя Оксана, ощутила жар дыхания мужчины на промежности половых губ, желая снова испытать порочную страсть на себе.
— В моём случае это обязательно — возразил Романов, положив приятные пальцы на голый лобок Оксаны, нежностью пылких горячих губ поцеловал его
— М….
Простонала Оксана, покусывая краешек губы, сжимая пальцами обеих рук свою грудь, чувствовала, как язык этого мужчины всей своей влажной поверхностью провёл по её половым губам.
— Ах…. — издала Оксана легкий насыщенный нотками стон, ощутив, как ловко и умело палец, одной руки мужчины легко вошёл в неё
Извиваясь в громких стонах на поверхности стола Оксана, терзала собственную грудь пальцами обеих рук, сжимая её настойчиво, чувствуя всю тонкость ощущения скольжения языка мужчины по клитору, что изнемогал порочным желанием. Голова Оксаны свисала с другого края стола, её ноги лежали в согнутом положении на плечах Романова, глаза были полностью открыты, а губы раскрытых изливая из себя мелодию сексуального ноющего порыва страсти стона. Терзая себя тонкостью сильного порочного ощущения, Оксана сжимала грудь, вцеплялась когтями в поверхность деревянного стола, не переставая на нём извиваться. Чувствуя нежность языка мужчины на своём клиторе и его палец, что ловкостью и убедительностью подчинил себе влагалище Оксаны, заставляя её, играть в эту порочную игру, по своим правилам.

***
Свет пламени восковых свеч в кабинете управляющего бара, блеклым отблеском пламени отражался в стёклах надетых очков Оксаны. За пластиковым окном, вид из которого выходил на деревенский рынок, уже наступила темнота необъятной ночи. Тихим дуновением было слышно, как завывал ветер за стеклом окна, проезжали машины, свет из которых бликами проходил по кабинету, проникая через покрытое изморосью стекло. В правом дальнем углу было слышно тикали огромные часы, что висели на стене обшитой пластиком. Изобилие блюд скопилось в кабинете, от жареной курицы, картофеля до фруктовой палитры экзотических плодов, запахи которых превосходили в этом кабинете, играя в будоражащей страсти оттенков с открытой бутылкой красного вина аромата, из которого красиво вписывал в эту вкусовую гармонию.
Расположившись на подлокотнике большого кресла, Оксана, положив ногу на ногу, чувствуя приятную руку Романова, что обвила её талию. Рыжеволосая девушка, управляющая этим заведением, прошла мимо стола, за которым сидела Оксана, подходя к окну, дотронулась розовыми коготками, начиная теребить игриво его вертикальные жалюзи. Сгорая всё еще в предрассудке сексуальных чувств, Оксана играла попкой по подлокотнику кресла, на котором сидела рядом с Романовым, словно пламя факела играла в ней стихия бесконечно рвущихся из неё чувств. Положив ногу на ногу, Оксана позволила наглым пальцам Романова проникнуть за грань её черной короткой юбки теребить эротический кружевной узор резинки её черных чулок.
— Я если честно от вас такого не ожидала — изумилась в улыбке Оксана, отпивая вино из предложенного ей бокала, что стоял перед ней на деревянном столе управляющего баром
— Какого такого? — не выражая никакого удивления, спросил Романов, будоражащим скольжением, провел пальцами одной руки по черному чулку на ноге Оксаны
— Я просто не могу выразить свои впечатления — желала Оксана от эффекта смазки презерватива вновь испытать прошлые чувства
— А и не надо ничего выражать — возразил Романов, чуть похлопав легкости ладони Оксану по бедру, сползая пальцами до её колена
— Оксана Владимировна — неожиданно вздрогнула рыжеволосая девушка, обратив внимание на сумочку Оксаны, что стояла на бежевом мягком диван рядом со входом в этот кабинет — Кажется ваш телефон буквально сейчас разорвётся от количества входящих на него звонков
«Блядь как ты не во время со своим телефоном и со своим неуместным замечанием», подумала про себя Оксана, посмотрев на девушку, что стоял у окна, теребила кончиками коготков жалюзи.
Рыжеволосая девушка была одета в синие потертые джинсы, что прекрасно украшали силуэт её бёдер и талию фигуры. Верх этой красотки вкушал в себя белый топик, изящно подчеркивая форму груди этой бестии, красиво выказывая это шикарным декольте. Пленяющая палитра естественных вкусов впитала в себя композиция парфюма «Rose The One от Dolce&Gabbana», что насытила тело рыжеволосой девушки, ароматами болгарской розы, персика и пиона. Длинные, ровные как струя водопада волосы имели весьма стильную прическу, плавно посыпающие её хрупкие плечи, словно вода, бьющаяся о камень. Высокий каблук её синих туфель прекрасно сочетался с цветом надетых на ней джинсов, придавал образ этой рыжеволосой девицы весьма сексуальной барменши.
— Дорогая моя Анна — обратилась Оксана, выказывая гордость и самолюбие в голосе, желая насмехаться над этой девушкой — Ты не подашь мне мою сумочку, а то абонент которому я так нужна скора сам в ней взорвётся
— Я тебе не девочка на побягушках….. — хотела возразить Анна
— Анна! — суровым голосом упрекнул Романов — Передай, пожалуйста, сумочку Оксане Владимировне, будь так добра
— Хм…. — фыркнула недовольно рыжеволосая девушка, звонко стукая каблуками синих туфель по паркету пола, прошла по кабинету — Ну что же Оксана Владимировна, не знаю как вы заслужили доверия Сергея Викторовича но вы……
— Просто передай мне сумочку — потребовала Оксана, когда телефон в ней разрывался в ритме вопиющей музыки dubstep
— Вот держите — поставила она небрежно сумочку, подходя к Оксане, к ней на колени
— Могла бы и повежливее — возмутилась Оксана, нахмурив обиженно губы, раскрывая тут же перед собой белую кожаную сумочку
— Она просто не привыкла выполнять приказы — пояснил Романов, прошептав это под ухо Оксане
— Блядь да кто там так звонит — доставая телефон из сумочки, Оксана тут же провела большим пальцем по его сенсору, отвечая на входящий вызов — Да Орлова — нервно ответила она на принятый звонок
— Оксана Владимировна……. — услышала Оксана взволнованный голос Валентины
— Моя рыжая бестия — ухмыльнулась Оксана, сползая с подлокотника кресла на котором сидела, коснувшись каблукам черных туфель паркета пола — Какие новости о ребёнке?
— Ну если не считать его чокнутую мамашу что вывели из отделения сотрудники службы безопасности — рассказывала Валентина — У ребёнка обильный цианоз кожных покровов, легочная гипертензия активно прогрессирует
— Что показало ЭКГ — потребовала Оксана, отходя к дивану, ставя ноги крест-накрест, выказывая силуэт изящных бёдер, скрытых под черной юбкой
— Проведенный суточный мониторинг
Рассказывала Валентина, когда Оксана отошла к дивану, поправляя ладонями обеих рук черную юбку, что красиво облегала её талию.
— Достаточно интересную картину

Синусовый ритм, отклонение электрической оси сердца вправо. Р pulmonale, значительные нарушения проводимости в правом желудочке в форме блокады правой ножки пучка Гиса, нет достоверных признаков гипертрофии желудочков. Только Р pulmonale и относительно выраженное замедление проводимости по правому желудочку указывают на патологическую перегрузку правых отделов сердца. Признаки гипертрофии миокарда (положительный зубец Т в правых грудных отведениях).
— АВ-блокада начинает прогрессировать — предположила Оксана, высказывая своё мнение
— Причем — добавила Валентина — Цианоз кожных покровов, верхней половины тела, выражена в большей степени, чем нижней
— Достаточно интересно — задумалась Оксана, поправляя пальцами дужки надетых на глазах очков
— Так же спешу заметить — продолжила докладывать Валентина — Я обратила внимание, что у мальчика выраженная деформация фаланг пальцев
Деформация пальцев рук — это воспалительный процесс, поражающий мелкие суставы на пальцах. Развитие заболевания постепенно приводит к обезображиванию пальцев, которое выражается в их искривлении, а также в увеличении суставов.
— Кроме того что тебе известно — спросила Оксана, проводя пальцами рук по бёдрам — Что-нибудь удалось еще выяснить, помимо отёков на теле ребёнка, увеличение размеров сердца, перегрузки правого желудочка?
— А разве этого мало — удивилась Валентина холодному тону со стороны Оксаны — Разве тебе не стоит зациклиться на правом желудочке, в тот самый момент когда левый абсолютно работает нормально
— Вот в том-то и дело — ухмыльнулась Оксана, вставая с дивана начиная рассуждать вслух, выразила перед мужчиной красивый изгиб бёдер — Данная патология может соответствовать с дефектом межжелудочковой перегородки или с ОАП
— Либо тетрада Фалло — возразила Валентина — Либо с Атрезией трикуспидального клапана
— Симптом слишком похож с теми, что я наблюдала у Аришки — уверяла Оксана — Вполне возможно не стоит пока исключать АОП из списка моих версий
Открытый артериальный проток (ОАП) — функционирующее патологическое сообщение между аортой и легочным стволом, которое в норме обеспечивает эмбриональное кровообращение и подвергается облитерации в первые часы после рождения. Открытый артериальный проток проявляется отставанием ребенка в развитии, повышенной утомляемостью, тахипноэ, сердцебиением, перебоями в сердечной деятельности.
«Хотя ОАП, врачи бы в Москве смогли бы с легкостью устранить ОАП, не вижу причин умышленно скрывать это, блядь ерунда какая-то, что можно так скрывать, где можно так облажаться, что даже мой бывший ректор не хочет выдавать своих друзей, что к этому причастны», подумала про себя Оксана.
— Мне следует опять подумать — возразила Оксана, против критики со стороны Валентины
— А вам не кажется, что уже пора принять решение — не согласилась с этим утверждением Валентина — Я не знаю, переживёт ли он следующую ночь, учитывая ряд таких сильно выраженных симптомов, учитывая АВ-блокады, что ярко выраженно нам кричит об острой формы сердечной недостаточности
— Да знаю я, знаю, если будет пока что что-то серьёзное — прошипела Оксана — Сразу же звони мне
— Как у вас всё легко и просто — была возмущена Валентина
— В этом вся я — ухмыльнулась Оксана, выражая перед Романовым, прелесть ярко накрашенных алых губ, демонстрируя прекрасный ямочки на щечках
— У вас наверно есть что предложить? — поинтересовалась Валентина, выказывая беспокойство в голосе
— Мне нужна катетеризация — пояснила Оксана, стукая каблуками, прошла по кабинету, выказывая красоту упругих бёдер перед Романовым
— Не думаю что в таком состоянии — пояснила Валентина, возражая протестом на предложение Оксаны — Ребёнок переживет вообще эту процедуру
— Не думаю — не согласилась с таким утверждением Оксана, оспаривая мнение Валентины — Что у этого ребёнка есть какой-то еще шанс выжить и так, мне нужно визуальное подтверждение
— Я поговорю с Молотовым — заверила Валентина, выказывая сомнения по поводу решения Оксаны
— Только так — предупредила Оксана, нахмурив алую прелесть алых губ, встав у окна, коснулась коготками свободной руки пластикового подоконника — Чтобы он дал согласие
— Я объясню ему о возможности риска здоровья ребенка при данной процедуре — ответила Валентина на недовольство голоса Оксаны
— Я сказала тебе! — прошипела Оксана, царапая коготками пластик подоконника окна, испугав рыжеволосую девушку, что стояла рядом, тоном, переходящим из недовольства в ярость — Делай так, чтобы он дал согласие на катетеризацию
— О…господи — шепотом ужаснулась рыжеволосая девушка, выражая испуг, отошла на шаг назад
— Сделаю что смогу — возмущенным и отчаянным голосом, выразила согласие Валентина
— Так-то лучше — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой — А теперь извини дорогая, мне нужно работать, надуюсь, ты понимаешь — не став дальше продолжать разговор, она провела пальцем по сенсору дисплея телефона, разрывая телефонный разговор
— С ребёнком Молотовых всё ли нормально? — поинтересовался Романов, когда Оксана, выказывая отчаяние на лице, опустив взгляд лазурных глаз в пол, держала в руке телефон после разговора
«Блядь ситуация обостряется, не сегодня, так завтра он может умереть, но суть в том, что я не могу провести катетеризацию сейчас, не то чтобы точно сказать от чего умирает этот малыш, я блядь просто не знаю, что мне делать», прикусывая краешек губы, подумала про себя Оксана.
— Пока рано еще что-то говорить — выражая уверенность в голосе, твердостью голоса заявила Оксана, повернувшись, посмотрела на Романова — Мне нужно провести катетеризацию сосудов, чтобы точно узнать причину того, чего так испугались в Москве делать
— А вы думаете, разве они испугались? — удивился Романов
— Я думаю, причина не только в том, что я предполагаю — заявила Оксана, отошла от окна, покачивая упругой красотой бёдер, подошла к дивану
— У вас есть какие-то догадки или предположения? — проявляя интерес, спросил Романов — Вы можете делать в этом деле всё что хотите, ваш ресурс и стремления разгадать эту загадку, я считаю неограниченным, только прошу, решите этот вопрос
— Значит вы готовы поставить неограниченный ресурс — предположила Оксана, рассуждая вслух, подходя к дивану на поверхности которого стояла её сумочка — Ради того чтобы я решила эту головоломку, но в тоже время сами переживаете за ребёнка Молотовых, стоит мне предположить…..
— Да отношения с Молотовыми — пояснил Романов, вставая с кресла, в котором сидел — Для меня пока что важны и я не могу поставить всё на карту
— Так чего же вы тогда хотите?
Удивилась Оксана, наклонившись, заметила, искушенный взгляд в глаз мужчины, что с желанием необъяснимой для неё страсти посмотрел на её выставленные бёдра.
— Я не смогу решить эту задачу — уверяла Оксана, взявшись за лямку сумочки, повесила её к себе на плечо — Если мне будут постоянно мешать и путаться под ногами
— Я поговорю с Молотовым на счет вашей процедуры — заверил Романов, подошёл к Оксане, коснулся пальцами её согнутой руки в локоть — Но вам придётся хотя бы узнать на основании этого, чем же всё-таки болен их малыш
— А если я так же забоюсь, как и в Москве? — поинтересовалась Оксана, посмотрела в лицо подошедшего к ней, обвил другой рукой её талию — Что если у меня так же не хватит смелости ему сказать
— Сказать что? — вновь выражая удивление, спросил Романов, медленно ладонью руки перешёл пальцами на бёдра Оксаны, позволяя себе их жадно трогать — Чего вы так боитесь
— Боюсь что — заверила Оксана, выказывая жалость к себе — Что так же как и в Москве я не смогу решить данную проблему
— Разве есть что-нибудь — говорил с недоверчивостью в голосе Романов — Чего Оксана Владимировна не смогла решить
— Вы даже не представляете как этого много в моей жизни — ухмыльнулась Оксана, выказывая прекрасный изгиб ямочек на щечках
— Что мешает вам сейчас провести эту процедуру? — спросил Романов, проследовав за Оксаной к выходу
— Ребёнок еще не готов — заверила Оксана, подходя к закрытой двери, коснулась её блестящей металлической ручки — Он просто может не пережить данную процедуру
— А такое уже бывало? — не переставая проявлять интерес, спросил Романов
— И такое бывало — открывая дверь, уверяла Оксана, переступая высокий порог открытой двери, вошла в тёмный коридор развилки между кабинетами
— Оксана Владимировна я чувствую волнение в вашем голосе — покидая вслед за Оксаной кабинет, выразил своё мнение Романов
«Если я хочу завоевать доверие и расположение Романова к себе, то именно этой наверно мой лучший шанс», остановилась Оксана посреди коридора, прислонив коготок указательного пальца к своим губам, представляя для себя удобный вариант.
— Потому что я не знаю, что со мной сделает Молотов — обернулась Оксана, оказавшись в темном коридоре рядом с входом в зал бара, посмотрела в сторону Романова — Если я ошибусь
— О чем вы говорите — проходя по коридору, Романов включил свет светодиодной лампы, нажатием на клавишу выключателя — Никто с вами ничего не сделает…..
— Откуда вы знаете?
Пытаясь заручиться намеренно поддержкой Романова со своей стороны, Оксана подпустила его к себе, позволяя его рукам обвить свою талию, прижалась к нему, чувствуя стойкий аромат его парфюма и запах терпкого шотландского виски из его пылких горячих губ.
— Если уж врачи в Москве не смогли сказать им того чего нужно — вздохнула Оксана, чувствительно, чтобы заручиться поддержкой Романова, выражала жалость к себе опустив взгляд отчаянных лазурных глаз в пол — То чего же жду тогда я
— С вами ничего не случится — провел горячей ладонью по щеке Оксаны, заверил Романов
— Вы мне обещаете поддержку в случае чего…..?! — продолжая смотреть поникшим взглядом в пол, спросила Оксана, когда Романов медленно отвел её золотистые волосы в сторону
— Послушайте Оксана Владимировна — вздохнул Романов, поднимая пальцами подбородок Оксаны, вынуждая её посмотреть на себя — Я вам гарантирую, ничего с вами не случится
— Вы мне это обещаете? — демонстрируя перед этим мужчиной свою полную беззащитность и открытость, Оксана специально перед ним выразила влагу слёз на глаза, тихим шепотом спросила рядом с его губами — Что семья Молотовых ничего со мной не сделает
— Вы пьяны Оксана Владимировна — заметил Романов, посмотрев в глаза Оксаны — Я распоряжусь, чтобы вас доставили домой — уверял он, взяв её под руки подходя к закрытой двери зала бара
— Думаю, это будет хорошей идей
Выразила Оксана своё мнение, ставя ноги крест-накрест, эффектно выражая красоту крытых под юбкой бёдер, встала спиной к закрытой двери входа в бар.
— Пока постарайтесь мне пообещать, что чтобы не случилось, я могу рассчитывать на вашу поддержку — обвивая обеими руками шею Романова, Оксана прижалась к нему, разговаривая рядом с его губами
— С вами ничего не случится — уверял Романов, нежностью поцелуя коснулся жаром пылающих горячих губ, коснулся раскрытых губ Оксаны
Чуть выставляя свой язык, мужчина позволил горящим губам в пучинах страсти губам Оксаны, облизнуть его мягкую гладкую поверхность, слизывая мужскую слюны, ощущала вкус терпкой коньячной сладости, что сохранился на ней.
— Разве я вам позволяла? — ухмыльнулась Оксана, чувствуя пальцы рук Романова, что лежали на её ягодицах, как они проникли за нижнюю грань её черной короткой юбки
— Вы ведь моя белокурая королева — тихо прошептал Романов, рядом с раскрытыми губами Оксаны, посмотрев в полные блеска падающего в них света открытые лазурные её глаза
— М…. мне так приятно — заявила Оксана, облизнул своими губами губы мужчины, отошла от него на шаг назад — Провести этот день вместе с вами, лучше просто и быть не могло
— Пойдёмте Оксана Владимировна — уверял Романов, открывая дверь бара перед Оксаной — Я отвезу вас домой
— Это будет так любезно с вашей стороны — заметила Оксана, с какой жаждой желания мужчина вновь смотрит на её ягодицы, когда она вильнула ими, переступая через высокий порог открытой двери, входя в бар — Но я бы желала это снова повторить
— Повторим как-нибудь — заверил Романов, приложил руку к ягодицам Оксаны, проходя за ней следом в бар
— И то что вы оставили меня без нижнего белья — кокетливо выказывая возмущение, входя в бар, заявила Оксана — Да как вам вообще в голову могло прийти взять себе мои трусики
— Я их оставлю себе на память — улыбнулся Романов опять столь же сексуальной для Оксаны улыбкой — Того что тут произошло между нами
— На память? — возмутилась Оксана, нахмурив губки, была недовольна ответом мужчины
— Ваш аромат, ваш запах тела — нежностью согревающей слух, уверял Романов, взявшись за кончики пальцев Оксаны, отошел с ней к барной стойки — Вы просто бесподобны
«Блядь такое чувство, что он снова хочет меня трахнуть, но пусть в этот раз эта игра будет по моим правилам», подумала про себя Оксана, посмотрела в глаза мужчине, когда он говорил столь приятные для неё слова.
— Отвезите меня лучше домой — заявила, тихо прошептав, Оксана, внимательно посмотрев в глаза мужчине, чувствовала сильную тягу к нему, пытаясь идти наперекор своим чувствам
— Да-да конечно — взял белое зимнее пальто Оксаны, согласился Романов
— Вы так любезны господин Романов — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к нему спиной, поставила сумочку, что висела у неё на плече, на барную стойку
— Анна уберись здесь — распорядился Романов, заметив рыжеволосую девушку, которая только что вошла в бар заведения, покидая помещения администрации — И можешь быть свободна
— Хорошо Сергей Викторович — выражая признательность, согласилась управляющая баром, стукая каблуками синих туфель, прошла за барной стойкой — Если хотите я могу вызвать такси вашей спутнице, чтобы попусту не утруждать вас
— Нет спасибо! — возразил Романов — Оксана Владимировна поедет со мной
— Вы так милы Сергей Викторович — изумилась в улыбке Оксана, когда мужчина надел на неё её белое зимнее пальто, чувствуя на себе всю нежность его теплых согревающих оков
— Как вам будет угодно — взяла со стола барной стойки пустые стеклянные бокалы, сложила их на поднос
— Пойдёмте Оксана Владимировна — взял, висевшее на спинке стула черное драповое пальто, заявил Романов, тут же одевая его на себя
— М…. ехать с вами в машине одно удовольствие — промурлыкала Оксана, взяв под руку своего кавалера, направилась вместе с ним
— Вы пьяны Оксана Владимировна — с ухмылкой заметил это Романов, проходя с Оксаной между рядов деревянных столов
— Вы мне это уже говорили — подметила Оксана это утверждение, состроив красивый лазурный голубой взгляд глаз
— Да я это помню — подошёл Романов к закрытым двустворчатым деревянным дверям, открывая их перед Оксаной — И теперь повторяю снова
— Так вы выражаете ко мне свои чувства? — кокетливо заметила Оксана, переступая через высокий порог, вошла в тамбур
— Так я, выражая беспокойство и заботу о вас — заявил Романов, вошел в тамбур вслед за Оксаной
— У вас это хорошо, получается — ухмыльнулась Оксана, подходя к закрытой большой деревянной массивной двери
— Спасибо — потянул за ручку массивной двери, Романов открыл перед Оксаной эту дверь, пропуская поток зимнего холода и крупинок снега в помещение — А теперь пройдёмте в мою машину
Небо над деревней было окутано объятиями воцарившейся ночи, в сочетание покровом туманом витавшего пеленой плотного пара в воздухе. Воздух был пропитан запахом морозной стужи, и снега, крупинки которого плавно падали вниз. Рядом с крыльцом бара, стоял черный роскошный седан, мотор которого завелся, тихим урчанием доносился его трепетание из-под черного капота, на который, плавно кружась, падал снег. Видимости в этой ночи была сравнительна в несколько метрах, лишь издали в десяти метрах был виден лишь блик фар, проезжающего по деревенской улице автомобиля. С массивной ветки старого тополя взлетела черная птица, стряхивая снег, что окутывал его вниз, после чего растворяясь в ночи исчезла. Приятный хруст издал снег, как только Оксана наступила на него каблуками, сходя с деревянных ступенек крыльца бара, едва держась на ногах, чуть не упала. Романов успел обхватить талию Оксаны обеими руками, не давая ей упасть в снег рядом со стоящем, возле тротуара автомобиля.
— Осторожней Оксана Владимировна — уверял Романов, придержал одной рукой за талию Оксану, открывая другой рукой перед ней заднюю дверь
— Я пытаюсь — ухмыльнулась Оксана, выгибая спину, влезла в тёплый салон роскошного автомобиля, расположившись на его задних сиденьях — Но кажется, ваше вино было лишним
— Вам сейчас нужно выспаться — заверил Романов, влезая в салон автомобиля следом за Оксаной, садясь рядом с ней на сиденье — Эй рулевой к дому Оксаны Владимировны, пожалуйста — грубо разговаривая с шофером, распорядился он
— Слушаюсь Сергей Викторович — согласившись с таким утверждением ответил молодой парень, что сидел за рулём
— Да вы пьяны тоже — ухмыльнулась Оксана, шикарной красотой алых губ, замечая пьяное поведение Романова
— Ну, выпил я не меньше вашего — рассмеялся Романов, закрывая тут же за собой дверь, прекращая проникновения влияние будоражащего холода в салон машины
— А знаете что — ухмыльнулась Оксана, посмотрев в окно, когда машина плавно тронулась с места, начиная вминать выпавший свежий снег колесами черных шин
— Что?! — поинтересовался столь же прекрасной, для Оксаны, улыбкой Романов
— Меня это забавляет — выразила своё впечатление Оксана, оголяя чуть свои ноги из-под покрова белого пальто, что скрывало их красоту
— Что именно? — проявил интерес, спросил Романов, когда Оксана с хищной улыбкой на губах, расположилась у него на коленях, пропуская под собой ноги мужчины
— Мы с вами вдвоём в этой машине
Говорила Оксана, обвивая жаркими пылающими ладонями лицо Романова, шепотом убаюкивающей страсти пленила его внимание, разговаривая рядом с губами мужчины.
— Едем ночью — касаясь губ Романова, шептала Оксана — Чёрт знает куда — облизывая со всей, что есть страстью губы самца, выразила она собственное мнение
— Не чёрт знает куда — возразил Романов, так же смачно облизнул губы Оксаны, слизывая их поверхности щедро сохранившийся слой помады — А я везу вас, к вам домой
— Да плевать — рассмеялась Оксана, не сдержавшись от тяги страстного влияния к губам мужчины, прямо во время смеха слилась с ними воедино
Начиная вести себя дикой необузданной страсти, Оксана не переставала наслаждаться вкусом мужских губ Романова, когда сидела у него на коленях. Парфюм этого мужчины, перегар от его рта, что веял горячей похотью шотландского виски из его губ, вкус табака от его сигар пленил рассудок. Проникая горячими руками за грань белого пальто Оксаны, Романов коснулся её бёдер, не желая так же разрывать прелесть этого поцелуя. Оксана, начиная сладко стонать в рот мужчине, возбуждаясь от нежного влияние ласки его языка у себя во рту. Чувствовала всю дикость воспламенения чувств, Оксана, медленно начиная тереться об его тело пока автомобиль плавно ехал в темноте деревенской улицы. Закрывая глаза прекращая смотреть на падающей снег за стеклом автомобильной двери, Оксана, полностью погрузившись и отдавшись власти рук самца, когда машина тихо подобно кораблю, блуждающему в морских водах, словно плыла по неровной поверхности рельефа дорожного покрытия деревенской дороги.


Медленно кружась в воздухе снег, плавно падал на землю, что тут же падал в пучину сугробов, скопившихся по обеим сторонам деревенской дороги в ночи. Свет фонарного столба улицы, тусклым светом пытался пробиться через мглу скопившегося зимнего тумана в ночи. Среди необъятного покрова ночи не было слышно не звука, кроме властвующего порыва ветра, что развеивал выпавший снег, не давая ему покоя. В окнах некоторых домов всё еще горел свет, с труб их дымоходов плотным покровом выходил дым, насыщая воздух в зимней стуже запахом пепла, сгоревших дров и природным ароматом тлеющего угля. Какай-то соседский пёс начинал отчаянно лаять когда мимо дома, в котором она жила тихо проехал, урча двигателем, роскошный черный седан, остановившись напротив красных больших ворот.
— Ну, вот Оксана Владимировна — тихо прошептал Романов рядом с губами Оксаны, поправляя обеими руками раскрытое белое пальто на её теле
— М…. — сморщила недовольно губы Оксаны — А я только надеялась, что между нами что-то может произойти в этой машине
— Да вы что Оксана Владимировна — возразил Романов — Вы пьяны и я не собираюсь пользоваться весьма удобным для меня положением ради выгоды
— Но я то ведь буду не против — ухмыльнулась Оксана, оставаясь сидеть у мужчины на коленях, прижалась к его телу — Тем более зачем же вы тогда еще отправляете меня домой, заведомо знаете, что на мне нет нижнего белья — заметила она ухмылку на лице шофера что отразилась в зеркале заднего вида
— Я отправляю вас домой, потому что вы пьяны и я сильно волнуюсь за вас — не согласился с этим утверждением Романов — А ваше нижнее белье я забрал в качестве памяти об этом проведённом дне вместе с вами
— Вот как! — выразила шикарной улыбкой Оксана удивление, чаруя и притягивая к себе чувства Романова — Значит, я для вас что-то значу
— Вы даже не представляете — уверял Романов, обвивая бёдра Оксаны, посадил её справа от себя, положив руку на выставленное колено — Насколько вы сильно значите для меня
«Сука какая ты хитрая Романов, сначала трахнул а теперь когда яйца пусты отворот поворот да, ну блядь я заставлю тебя за это ответить», кипела ненавистью Оксана, продолжая смотреть в глаза мужчине с которым сидела рядом на заднем сиденье черного автомобиля.
— Хм…. думаю, что ваши слова — повела, огорчившись близости телесного контакта Оксана, коснулась ручки задней двери — Звучали для меня не напрасно
— Вас проводить? — поинтересовался Романов, когда Оксана открыла заднюю дверь, впуская поток морозного воздуха в теплый салон автомобиля
— Не стоит, сама дойду — прошипела Оксана, выказывая недовольство, чувство порыв проникающего холода в салон машины и то, как он окутывал её тело и ноги — Не маленькая
— Как вам будет угодно — ответил Романов, не переставая любоваться телом Оксаны, даже когда она выгнула спину, выказывая красоту спрятанных под верхней одеждой бёдер, покинула салон черной машины — Всего вам доброго — закрыл он тут же заднюю дверь
— Блядь — прошипела от недовольства Оксана, наступая каблуками черных туфель в сугроб — Сука опять чулки намокли, ну пиздец какой-то просто — грязно выругалась она, в пустоту деревенской ночи направляясь к закрытым воротам собственного дома по снегу
Ветер постепенно усиливал своё влияние над деревенской долиной, завывая диким гулом в районе холма хвойного леса, заставляя его петь мелодию шуршания леса. Снег мелкими хлопьями летел прямо в лицо Оксане, попадая в глаза в нос при дыхании, вынуждая её прикрывать ладонью губы стараясь дышать горячим паром из носа. Открывая медленно дверь, потянув на себя, Оксана обратила внимание, что свет в окнах её дома был полностью выключен, в доме не было ни движения, ни даже бликов света от телевизора. Чувствуя, как холод морозной стужи окутывал ноги Оксаны через черные чулки, она прошла по ограде, касаясь пальцами покрытого снегом красного мерседеса. Могучий возвышающийся кедр, приветствуя свою хозяйку, в порыв такта ветра обдуваемого его стряхнул с веток небольшой ком снега прямо на белый пышный капюшон Оксаны, когда она подошла к ступенькам деревянного крыльца. Быстро поднимаясь по их ступенькам, Оксана чувствовала влияние холода окутавшего всё её тело, пропитывая колкостью мороза её мокрые чулки на ногах, касаясь пальцами ручки входной двери. Открывая дверь дома, Оксана сразу же ощутила теплоту атмосферы воздуха скопившегося в ночной темноте.
Поддаваясь приятному влияние теплу, Оксана тут же переступила порог открытой двери, тут же закрывая её за собой. В глухой темноте дома не было слышно почти не шорохов, только лишь поскрипывание и легкий, едва слышный женский стон, что доносился из гостиной, откуда исходила излучение тлеющих углей в камине. На полу в коридоре дома всё так же лежали рулон обоев, у входа стояла небольшая стремянка и пустое металлическое ведро. По полу коридора были раскиданы некоторые вещи, однако на крючках гардеробного шкафа, Оксана заметила вещи Рамазанова и Марины Николаевны. Стойкий парфюм Оксаны витал в воздухе атмосферы этого воздуха, завораживающий оттенок дамасской розы пленил утонченностью сексуальностью вкуса, взывал к самым верхним сексуальным инстинктам. Поставив сумочку на парфюмерный комод, Оксана звоном парфюма вынудила на мгновение, прервать сцену, происходящую в гостиной. Скидывая туфли с ног и с себя белое пальто, оставляя всё на полу, Оксана подошла к пуфику, что находился между зеркалом и арочным входом в гостиную.
В зале была страсть разбросанных по полу вещей, от черных мужских брюк, до красного роскошного вечернего платья, что лежало на белом ворсистом ковре у самого расправленного дивана. На кофейном столике стояла открытая бутылка коньяка, с обеих сторон, которых стояли два стеклянных больших бокала, на поверхности одного из которых, сохранился оставленный алый след помады от прикосновения к нему сладких женских губ. В постели под унылые стоны происходила сцена любви Марины Николаевны и Рамазанова, не придавая значения шуму, парфюма который донёсся с коридора, продолжили свою страсть.
«Хм…. возможно мне стоит провести время со своими родителями хоть и в такой неловкий момент», подумала про себя Оксана, снимая последний мокрый чулок с ноги, оставила его лежать на полу рядом с пуфиком, с которого встала.
Покачивая упругой прелестью бёдер, Оксана скинула с себя белую блузку, что подобно парусу на корабельной мачте колеблясь в пучинах страсти, упала на пол. Встав напротив камина, любуясь сценой любви, что происходила на её диване, Оксана, покачивая шикарной красотой бёдер, медленно стянула с себя юбку, которая бесшумно скатываясь по ногам, упала на пол. Переступая через лежащую на полу юбку, Оксана, искусно ставя ноги крест-накрест, подошла к дивану, на котором Марина Николаевна, изводя себя порочным соблазном, находилась сверху, ёрзая половыми губами по стеблю пениса мужчины. Заводя руки за спину, Оксана расстегнула застёжку бюстгальтера, опуская руки положив их на выставленные ягодицы Марины Николаевны, позволила своему лифчику медленно обнажить грудь, выказывая весь её сочный натуральный размер, отрываясь подушечками от розовых твердых сосков. Оставив чашечки бюстгальтера на ягодицах Марины Николаевны, Оксана, наступая коленом на диван, ловко забралась на него, оставаясь сидеть рядом со своими родителями, прервав их порочную сцену. Положив руку на изогнутую спину Марины Николаевны, Оксана изумилась в шикарной пьяной улыбке, посмотрев на своих обоих родителей взглядом обольщения.
— Оксанка — неожиданно испугалась Марина Николаевна, прикрывая роскошную грудь одеялом, оторвалась от губ Рамазанова
— О…. господи дочка — смутился Рамазанов, прижимая к себе тело Марины Николаевны, оставляя в ней свой твердый член
— Да нет ничего — ухмыльнулась Оксана, выражая прекрасные ямочки на щечках, оставаясь сидеть рядом с ними — Я просто подумала, а почему бы мне не провести время вместе с вами
— Я думаю, ты понимаешь — пьяным голосом выказывая недовольство, заявила Марина Николаевна, сползая с члена мужчины — Что сейчас был немного не лучший момент
— Я просто думаю, что другого подобного момента может и не быть — продолжая выражать всё такую же шикарную пьяную улыбку, ответила Оксана, ложась в тёплую постель между Мариной Николаевной и Рамазановым — Серёжа хочет, чтобы я ему родила
— Ты что беременна? — удивилась Марина Николаевна, ложась на постель рядом с Оксаной, положив жаром пропитанную ладонь к ней на живот
— Нет, ты что — смутилась Оксана напряжённого взгляда со стороны своих родителей — Пока еще нет, но придётся ради Серёжи это сделать
— Если ты не хочешь — повела недовольно губами Марина Николаевна — Так и скажи ему об этом
— Тебе надо родить самой — твердо решил Рамазанов
— Да я понимаю — боясь посмотреть Рамазанову в глаза, согласилась Оксана
— Тогда в чем проблема? — поинтересовался он, повернувшись к Оксане, лег боком
«Хм… странно почему-то лежа рядом с ним и своей матерью я не вижу никакой проблемы, препятствующей мне помешать развлечься вместе с ними», подумала про себя Оксана, разумно позволяя себе порочную похоть соблазна между своими родителями.
— Понимаешь в чем дело папочка — села Оксана между своими родителями, выказывая красоту обнаженного тела, выгнула чуть спину, выставляя грудь вперед, обернувшись искушенным взглядом, посмотрела на Марину Николаевну — Я пока еще сама не готова
— А когда ты собираешься быть готовой? — поинтересовался с волнением в голосе Рамазанов, наблюдая как Оксана, располагаясь над его мощным торсом, встала на четвереньки
Поддаваясь сильному порочному влечению, чувства, что продолжали кружить водоворот сексуального искушения в сознании, у Оксаны, после Романова и которые она не могла сама контролировать. Каждая клеточка тела Оксаны желала продолжения сильных порочных чувств, кожа полыхала огнём сексуальной страсти, выделяя на всём теле, спине рук и бёдер капли пота.
— Я еще для себя не решила — заявила Оксана, опираясь руками на руки Рамазанова, обернулась, посмотрела с удивлением как пульсировала желанием его напряженная головка, располагаясь между её ног, когда она стояла над его телом — А пока я не решила, я не могу что-либо обещать
— Да ты пьяна — смутился Рамазанов, когда Оксана стояла над его телом, касаясь мокрыми половыми губами влагалища его крепкой головки пениса — Оксана ты хоть для себя понимаешь, чего ты именно сейчас хочешь
— Да мне плевать — простонала Оксана, не отдавая себе отчет в голове, тёрлась половыми губами о напряженный член Рамазанова
— Хм… если девочка моя так хочет — Марина Николаевна провела коготками по изогнутой спине Оксаны, оставила лежать жаркую ладонь на её ягодицах — То я не вижу сегодня преграды для тебя трахнуть твою дочь
— Что?! — возмутился Рамазанов
— А что в этом такого? — считая это нормальным, ответила Марина Николаевна, схватившись пальцами одной руки за его крепкий член
— В этом доме, что только я с головой дружу
Хотел он возразить, когда Оксана ловко ёрзая губами по его члену, ощутила кончик его головки, что чуть соприкасался с её щелкой.
— Оксана нет! — возразил Рамазанов, держа её за руки не давая получить ей желаемое — Ты моя дочь и я не могу себе позволить этого сделать
— Достаточно того что я могу — изнывая в сладких стонах, излила из себя мелодию порочного стона Оксана, ощущая на поверхности входа влагалища его крепкую головку, начиная умело играть бёдрами, чтобы получить желаемое — И хочу этого прямо сейчас
— Оксана нет — хотел возразить Рамазанов
— Ах….. — ужаснулась Оксана, раскрывая широко алые губы и открывая полностью лазурную светящуюся искорками красоту глаз — А…..
«Блядь какой же он большой», подумала про себя Оксана, остановившись, принимая для себя такое решение.
— Мне больно — простонала Оксана, чувствуя сильную тянущуюся боль стенок её влагалища, как только головка члена мужчины чуть вошла в неё
Выражая беззащитность и полную доступность, застыла Оксана, опираясь руками на крепкие мужские плечи, выгнула спину, обернувшись к Марине Николаевне, что сидела сзади.
— М…. нет мне больно — возразила Оксана, вызывая к себе жалость со стороны Марины Николаевны, сползла с члена мужчины
— А представь себе каково, мне, было — ёрничала Марина Николаевна, садясь рядом с Оксаной
— Довольна — возмутившись, обратился Рамазанов к Марине Николаевне — Если бы не ты этого бы не было
— Мне больно папа — простонала Оксана, выказывая влагой скопившихся слёз всю боль что терзало её тело и сознание — Прости меня
— Всё нормально дочка я с тобой — обнимая тело Оксаны, Рамазанов прижал её к себе сидя на диване — Я с тобой, прости, что так получилось
— Нет, это ты прости папа — возразила Оксана, прижимаясь к телу Рамазанова — Я не должна была себя так вести, просто мне тоже этого хотелось в данный момент
— Но ты же моя дочь — уверял Рамазанов — Я просто не могу
— Но почему мне кажется — насмехаясь, выразила впечатление Марина Николаевна — Будто твой член хотел обратного
— Марина! — возразил Рамазанов, крепко обнимая тело Оксаны, сидел с ней на диване
— Оксана эта змея — пояснила Марина Николаевна — Она сейчас такой вот сценой чего-то именно от тебя добивается
— Марина что ты такое говоришь — оспаривая точку зрения Марины Николаевны — Ты, что не видишь, что она плачет ей больно
— Боль, которую….. — игриво тыкая Рамазанова пальцем в плечо, уточнила Марина Николаевна, заметив хитрую ухмылку на губах Оксаны, в момент влаги слёз на её глазах — Она даже сейчас смеётся над нами
— Не говори ерунды — не согласился с этим утверждением Рамазанов — Всё хорошо Оксана твоя мама просто сильно напилась и позволила себе лишнее
— Я знаю — отрываясь от объятий Рамазанова, пояснила Оксана — Простите меня
— Ну, уже нет, от меня ты такого не дождёшься — не принимая извинения Оксаны, возразила Марина Николаевна
— Марина! — упрекнул вновь Рамазанов — Она наша дочь, все совершают ошибки
— А это не было ошибкой — оспаривая точку зрения Рамазанова, возразила Марина Николаевна, обвивая ладонями теплых материнских рук талию Оксаны — Это был хитрый тактический ход в отношениях между нами, так любит выражаться твоя дочь
— Оксана это правда? — положив руки на плечи Оксаны, суровым голосом спросил Рамазанов
«Блядь сука ну ты и выдра, раскусила меня, а так всё красиво могло получиться в мою пользу», выражая мысли в своей голове, размышляла Оксана, сгорая от стыда, боялась посмотреть в глаза Рамазанову.
— Мне нужно работать
Покидая объятия обнаженных родителей между собой, тихо ответила Оксана, проползая по дивану озабоченной кошкой, чувствуя, что пересекла сама для себя порочную грань.
— Желаю вам приятно провести остаток ночи
Сползая с дивана, красиво выгнула Оксана спину, оставляя удивленный взгляд на лице Рамазанова и хитрую ухмылку на губах Марины Николаевны.
— Только Аришку, мне тут не разбудите
— Постой так это всё — был растерян Рамазанов
— Не обращай внимания папочка — пьяной улыбкой ответила Оксана, проходя рядом с диваном, взяла с его подлокотника коричневый легкий халатик
— Просто наша с тобой Оксана — уверяла Марина Николаевна, обвивая плечи мужчины, заградила собой его взор на Оксану — Хотела больше чем смогла проглотить её щелка — рассмеялась пьяным смехом эта белокурая женщина, положив голову на плечо к Рамазанову
«Блядь хоть она и права, это выдра не имеет права такое говорить обо мне», остановилась у входа с возмущенным видом Оксана, надевая на своё обнаженное тело халатик.
— Марина! — был недоволен Рамазанов такой критикой в адрес Оксаны — Что ты такое говоришь, я поверить не могу, как вы обе такое вообще могли допустить
— Да расслабься — успокоила Марина Николаевна, сливаясь вновь в единой прелести поцелуя с губами Рамазанова, повалила его на диван — Она пьяна, ты посмотри на неё, ели ногами переплетает
«По-моему она специально уверяет его, что ничего не произошло, но, по-моему, мнению меня завтра ждёт неприятный разговор с отцом перед свадьбой, да и пощекочет он мне не только нервы, но и задницу ремнём, он то может», выражая недовольство, сморщив губки, завязывая пояс халата на талии, Оксана вышла из гостиной.
Материя кофейного цвета халата колебалась подобно парусу на корабельной мачте в такт шага Оксаны, изящно прорисовывая и в тоже время, скрывая пикантные черты её тела. Оставляя искушенных пьяных родителей под звуки сладкой любви в гостиной на диване, Оксана вышла из гостиной, скрывая в темноте коридора дома, подошла к ступенькам лестницы, что вела на второй этаж. Покачивая изящной прелестью бёдер, Оксана, наступая на тёплые ступеньки деревянной лестницы, медленно поднималась вверх, выражая довольство сексуального удовольствия, роскошной улыбкой алых губ, радуясь успеху совершенного злого умысла в отношении Марины Николаевны и Рамазанова.

***
Продолжительные часы, Оксана ходила по кругу кабинета на втором этаже, в то время как за стеклом пластикового окна, появилось уже блеклое зарево рассвета. На столе стоял раскрытый ноутбук, на котором в браузере google chrome было открыто десятки разных страниц медицинских сайтов, толстая энциклопедия по кардиологии. Записи на белых листков и открытые медицинские карты ребёнка, пытаясь сопоставить головоломку воедино, Оксана пришла к выводу, лишь нескольких известных ей симптомов, но скрытая причина той патологической аномалии ей оставалась неясной. Изводя себя искушения любопытства разгадать данную загадку, Оксана держа в руках последнюю и самую первую медицинскую карту села в черное кресло запоминая все симптомы, пытаясь сложить их воедино.
Первый из симптомов, был «пароксизмальная тахикардия», дальше после введения пропранолола, последовала «атриовентрикулярная блокада», что являлась либо очередным скрытым неясным симптомом, либо побочным действием от лекарства. Единственным выраженным симптомом служила «гипотрофия», явное отставание в физическом развитии ребёнка могло таить за собой разные причины этой болезни. Дифференцированный цианоз: синюшность верхней половины тела выражена в большей степени, чем нижней. «Сердечная недостаточность», могла объясняться лишь слишком низким артериальным давлением. Перегрузка правого желудочка сосредоточила Оксана именно на этом своё внимание, но в карте было видно, как аккуратно вырвана несколько страниц, на что семья Молотовых, по всей видимости, не обратили внимания, кто-то старательно пытался скрыть причину и невозможность исправить свою ошибку, причина которой была до сих пор непонятной. Увеличение размера сердца указывало на кардиомегалию, отёки по всему телу ребенка, плюс выраженная легочная гипертензия.
— Тетрадо Фалло — предположила шепотом Оксана, взглянула на старинные большие часы, что висела на стене справа от окна — Блядь, скора ведь Аришка встанет, надо ей что-нибудь приготовить — схватив карту со стола, она проследовала к выходу
«Атрезия трехстворчатого клапана или всё-таки синдром гипоплазии левых отделов сердца, подходит куда естественнее», подходя к закрытой двери кабинета, рассуждала мысленно Оксана, стукая по полу каблуками кофейного цвета туфель.
Синдром гипоплазии левых отделов сердца — группа морфологически близких дефектов сердца, включающих недоразвитие его левых отделов, атрезию или стеноз аортального и/или митрального клапанного отверстия, резкую гипоплазию восходящей аорты или комбинацию этих дефектов. Проявления синдрома развиваются по мере закрытия артериального протока, в первые сутки жизни новорожденного и характеризуются признаками кардиогенного шока: тахипноэ, одышкой, слабым пульсом, бледностью и цианозом, гипотермией.
— Симптомы схожи с открытым артериальным протоком — размышляла вслух Оксана, подходя к закрытой двери, нажимая пальцами на ручку закрытой входной двери, пальцами держась за неё потянула на себя — Или с дефектом межжелудочковой перегородки
«Хм… а если попробовать связать их вместе какую аномалию я тогда получу?!», предположила Оксана, начиная перебирать в голове все возможные и невозможные варианты, медленно переступая высокий порог открытой двери, подошла к лестнице, что вела на первый этаж.
— Однако — остановившись на ступеньках лестницы, вновь перелистывая карту ребёнка, предположила Оксана — Атрезия легочной артерии идеально вписывается почти во всё перечисленное
Атрезия легочной артерии — порок сердца, при котором нет сообщения между стволом легочной артерии и ПЖ, поэтому пациент выживает только при наличии ОАП, ДМПП либо ДМЖП. Венозная кровь из большого круга кровообращения (т.е. системный возврат) через межпредсердное сообщение поступает в левые отделы сердца и затем в аорту. Легочное кровообращение поддерживается в основном за счет открытого артериального протока.
— Идеально подходит под сочетание с ОАП или дефектом межжелудочковой или межпредсердной перегородки — ухмыльнулась Оксана, тихо произнося вслух собственные мысли, предположив для себя идеальный вариант
— Мама — услышала Оксана сонный голос Аришки, после чего дверь в детской комнате медленно открылась, издавая механический щелчок — Ты дома?
«Блядь Аришка проснулась как не вовремя, что я ей скажу на счет ёлки», смутилась Оксана, оставаясь стоять на ступеньках лестницы, боясь спуститься ниже.
— М…. Аришка солнышко — набравшись храбрости, произнесла тихо Оксана, вспоминая с трудом последствия прошедшей ночной сцены — Я сейчас солнышко моё спущусь
— Мама ты дома — радостно вскрикнула девочка, выбегая из комнаты, топая ножками, подбежала к ступенькам лестницы, на которых, почти спустившись вниз, стояла Оксана
— Да моя радость — спустившись со ступенек, Оксана закрыла карту, что держала в руках, присев на одной колено рядом с ребенком, положила толстую тетрадь на пол — Я дома
— Ты же обещала нарядить вместе с нами ёлку вчера — нахмурив обиженно губки, с обидой и ранимым детским отчаянием произнесла Аришка, посмотрев на Оксану взглядом, взглядом теряющим рассудок — А сама не пришла, мы купили ёлку вчера
— Да! — изумилась Оксана, пытаясь скрасить ситуацию, когда всё её состояние сгорало от стыда к этой маленькой девочке — И кто же вам её установил
— Еще пока не установили — обнимая плечи Оксаны, девочка прижалась к ней своим телом — Но сегодня установим, ты поможешь нам её нарядить?
«М…. я даже не знаю, что и ответить ей, меня уже заждались в больнице, если даже с ребёнком Молотовых всё нормально, мне стоит перед ними ответить за столь долгое отсутствие, когда они меня спросят», прикусывая краешек губы, Оксана не вынесла напряженного взгляда голубых глаз девочку, отвела глаза на пол.
— Я постараюсь в этом поучаствовать — тихим голосом пряча взгляд, ответила Оксана
— Значит тебя с нами — затаив обиду произнесла шепотом девочка, отпрянув от тела Оксаны — Как всегда не будет
— Я не то хотела сказать — вставая с колен, возразила Оксана, сильно испугавшись как девочка, развернувшись, выказывая каприз, побежала по коридору в собственную комнату
— Я не хочу тебя видеть — встав у входа в детскую комнату, прокричала девочка, когда к ней быстро подошла Оксана — Зачем ты меня вообще забрала, если тебе на меня все равно
— Я твоя мать! — гордо заявила Оксана — Именно я тебя приняла и вырастила, ты моя дочь
— Что-то не видно……
— Так молодая леди — надувшись коброй из-за последнего утверждения, возмутилась Оксана, царапая коготками — Последите, пожалуйста, за своим языком
— А то что?! — выражая детскую влагу на глазах, прокричала в ответ Аришка
— Да как ты смеешь….. — хотела Оксана схватить за волосы маленькую наглую девочку
— Оксана! — суровым голосом возразил Рамазанов, остановив пальцы Оксаны, схватившись за её кисть руки, не давая ей обидеть ребёнка — Она твоя дочь, что же ты делаешь?
— Папа?! — посмотрела весьма удивлённо Оксана на Рамазанова, когда он держал её кисть руки, согнув ей руку в локоть — Ты уже встал?!
— С вами тут выспишься — мило улыбнулся он девочке, отпустив руку Оксаны — Я хотел с тобой поговорить, по поводу……
«Блядь он всё помнит, ну напилась я и что теперь, ну захотелось мне продолжения, да только не в том месте маленько я его искала, почему я только не могу это ему сказать», думала про себя Оксана, не могла выдавить из себя и слова при взгляде в глаза Рамазанова.
— Не надо — сгорая от стыда, не согласилась с этой мыслью Оксана, быстро обходя Рамазанова, стукая каблуками коричневых туфель, подошла к отрытой двери своей комнаты, скидывая на входе туфли с ног, переступая через рулон обоев — Тут нечего говорить
— Это ты так считаешь что нечего? — возмутившись, проследовал Рамазанов в комнату за Оксаной, когда она быстро переступила через обои прошла по комнате к подставке — Оксана послушай!
«Блядь ну почему ты такой дотошный, но мне всё же придётся его выслушать, а иначе он не отстанет», развернулась Оксана к нему с недовольным взглядом посмотрела на своего оцта.
— То, что вчера произошло просто немыслимо — делился переживаниями Рамазанов, подходя к монтажной подставке Оксана — Я даже не могу найти объяснение тому случаю
— Может его просто не надо искать — выказывая румянец застенчивости на щечках, равнодушно ответила Оксана
— Почему ты всегда — глубоко вздохнул, выражая огромную волю терпения начал высказываться Рамазанов — Поступаешь, наоборот, вопреки основным проблемам, ты постоянно делаешь всё по-другому — говорил он, когда Оксана его не слушала
«Основным проблемам и наоборот, а что если основные магистрали сердца, расположены наоборот», повела губами Оксана, не придавая значения нотациям со стороны Рамазанова, продолжала сидеть на ступеньках монтажной подставки, впадая в глубокое размышление.
— Всё это время я ходила кругами и не могла понять — выражая усмешку алых губ, тихо произнесла Оксана — Что же такое, чего великие хирурги не могли устранить после того как ребёнку прошло несколько месяцев отроду
— О чем ты говоришь? — удивился Рамазанов, наблюдая, как Оксана встала со ступенек, выказывая красоту открытых бёдер за счет короткого надетого на ней халатика, кофейного цвета
— Я говорю о том папочка
Выказывая застенчивость за прошедший прошлой ночью поступок, прошла Оксана мимо Рамазанова, сгорая от стыда посмотреть в его глаза. Тело мужчины было пропитано потом и мужскими феромонами, которые вызывали скрытую страсть в сознании у Оксаны, ощущая чрезмерный перегар, исходящий из его рта. Нижняя часть тела Рамазанова была скрыта под белым махровым полотенцем, однако его могучий торс был оголён и привлекательностью рельефу мускул, вызывало в Оксане неистовое желание хоть немного дотронуться до тела мужчины, что стоял перед ней.
— Что как мне в голову не пришла в голову такая мысль — коснувшись коготком указательного пальца груди Рамазанова, прошла мимо него Оксана — «Транспозициямагистральныхсосудов»

Транспозиция магистральных сосудов — тяжелая врожденная патология сердца, характеризующаяся нарушением положения главных сосудов: отхождением аорты от правых отделов сердца, а легочной артерии — от левых. Клинические признаки транспозиции магистральных сосудов включают цианоз, одышку, тахикардию, гипотрофию, сердечную недостаточность.
У ребёнка Молотовых полная транспозиция магистральных сосудов. Так называют порок, когда основные магистрали артерия и лёгочный ствол поменялись местами. В результате получается два параллельных круга кровообращения. При этом кровь венозного кровообращения и артериального круга не сообщается между собой. Сложный случай. Продержаться до коррекции помогает «артериальный проток», который даёт возможность сообщаться крови малого и большого круга. Оптимальным сроком для проведения лечения считается первый месяц жизни. Конечно, прожить в ее ожидании можно и дольше, но тогда само вмешательство станет нецелесообразным. Как известно, левый желудочек толще правого и рассчитан на большую нагрузку давлением. При пороке он атрофируется, так как кровь толкает в малый круг. Если операцию произвести позже положенного срока, то левый желудочек будет не готов к тому, что придется перекачивать кровь в большой круг кровообращения. Это связано с тем, что желудочки подстроились и приспособились к существующей нагрузке и перемену могут не выдержать. Обычно это касается детей в возрасте старше года и до двух лет.
— О чем ты говоришь? — был удивлён Рамазанов
— Ты всё-таки нашла разгадку — показалась Марина Николаевна на входе в комнату, с унылым сонным видом, прикрывая обнаженное тело материей белого халата — Ты завтра уже станешь женой, а всё еще вся в работе
— Вот блин — выругался тихо Рамазанов, прикрывая губы ладонью руки — Мне же нужно сегодня оплатить ресторан, в котором будет банкет, ведь у Романовых вы отказались проводить столь значительную церемонию
— Завтра у меня так-то день рождение вообще-то — выказывая застенчивость, опустив голову, тихо произнесла Оксана, искоса посмотрела, подняв взгляд на обоих своих родителей
— Вот и угораздило тебя выбрать день свадьбы на своё день рождение — был возмущен Рамазанов
— Ну, хотелось мне так понимаешь — недовольно повела губками Оксана, посчитав это упрёком
— Сегодня прейдёт мастер — заверила Марина Николаевна, проводя ладонью руки по голове ребёнка, что прятался за ней, выказывая возмущение, смотрела на Оксану — Осталось сделать последние закройки по твоему свадебному платью и завтра оно будет готово
— Аришка — едва слышно взвизгнула Оксана, стукая каблуками кофейного цвета туфель, прошла мимо Рамазанов — Девочка моя, мама не хотела тебя обидеть
— Так докажи ей это — уверяла Марина Николаевна, продолжая скрывать за собой ребёнка, что прятался возле её ног
— Как?! — удивилась Оксана такому неожиданному заявлению
— Насколько я понимаю, ты сейчас отправишься в больницу — предположила Марина Николаевна, продолжая держать ладонь на голове Аришки — Так возьми свою дочь с собой, ты ведь не устоишь перед тем, чтобы сообщить родителям мальчика твоего Коновалова о том, что у него за болезнь
— Это не болезнь — возразила Оксана, посмотрев на Марину Николаевну, как на дуру — Это сложный врождённый порок сердца
— Ой да какая разница — не соглашаясь с мнение Оксаны, высказалась Марина Николаевна — Ты бы лучше своей родной дочери время так уделяла как ненужному ребёнку Коновалова
«Вот блядь какая, что ты вечно суешь нос не в своё дело», выражая прелесть безупречной улыбки алых губ, подошла Оксана к Аришке, что продолжала стоять за спиной у Марины Николаевны.
— Аришка зайка моя — присев на одно колено обратилась Оксана к девочке, протянув руку, но девочка, в ответ просто выказывая характер обиды, отошла на шаг, назад скрывая выражение вытекающих с глаз потоком слёз — Ну же мама не хотела тебя обидеть
— По крайней мере ты это сделала — подошёл сзади Рамазанов — Теперь советую тебе взять с собой свою дочь, пока мы с твоей матерью, что вчера допустила то о чем я буду жалеть всю свою жизнь, будем наряжать ёлку
«Блядь ну мог бы хотя бы при моей дочери бы промолчать», сгорая от стыда, Оксана посмотрела недовольно обернувшись на Рамазанова, что коснулся мощной рукой её плеча.
— Да но мне нужно сначала позвонить в больницу — заверила Оксана, вставая с колен
— Ну, так позвони — ответил Рамазанов — А я пока одену нашу внучку
— Меня бы кто одел
Прошипела Оксана, тихим шепотом оставаясь стоять рядом с раскрытой дверью собственной комнаты, пока Рамазанова вместе с Аришкой и Мариной Николаевной проследовали в детскую.
— Ну, блядь конечно — выражая недовольство, развернулась Оксана, входя в комнату — Никому ведь до меня и вовсе нет дела
Продолжительные полчаса, Оксана провела в комнате с голыми стенами, покрытыми свежей побелкой, содранные плинтуса и заляпанный капли известки пол. Рулоны обоев были аккуратно сложены, в правом углу у входа в комнату. Большая огромная кровать была накрыта целлофаном, её белый балдахин подобно парусу в безветренную погоду, спокойно свисал сверху вниз. В воздухе комнаты стояла атмосфера клея и душистая сила аромата дамасской розы, изысканная парфюмерия коллекции Оксаны.
Черные туфли, что сидели на ногах Оксаны, придавали за счет высокого каблука изощрённую сексуальность, плавно переходя в черный чулок, что своей завораживающей утонченностью кружевного узора рядом с их резинкой мог подчинить внимание окружающей к своей обладательнице. Черная юбка, красиво облегая бёдра Оксаны, изящно подчеркивая силуэт её осиной талии, выражая всю красоту эластичности ягодиц, что скрывались за её темной материей. Белая блузка, была заправлена в юбку, выражала в себе подобно парусу на такелаже корабля, весь сексуальный рельеф тела Оксаны, её пикантную грудь, что выражалась на фоне стройного тела. Изысканной утонченностью послужила коллекция парфюма Оксаны, который взывал к её телу дикое желание страсти от окружающих, послужил аромат дамасской розы.
— Оксана Владимировна?! — послышался удивленный голос Валентины, после долгих затяжных гудков, телефона, что лежал на застеленном полиэтиленом комоде — Как хорошо, что вы позвонили
— Я просто не могла не позвонить — изумилась в улыбке Оксана, пожав плечами, провала кончиком губной помады по губам, оставляя на их поверхности щедрый пропитанный алый след — Как там дела с нашим пациентом? — разговаривала она, по телефону используя громкую связь
— Алина Молотова — рассказывала Валентина — Уговорила своего отца забрать у нас мальчика, так как ваше лечение не приносит плодотворных результатов
— Блядь — прошипела Оксана, сжимая пальцами, тюбик помады, закрутила его стержень, поёрзала губками, поставила помаду в раскрытую сумочку — Это ведь моё дело, почему они вмешиваются
— Если вы не пребудете в больницу в течение часа — пояснила Валентина, весьма суровой интонацией голоса — Вы пропадаете на целый день, когда у вас совсем маленький пациент, ведёте себя непонятно вообще как, я хочу знать, что вообще происходит
— Надеюсь, у вас есть объяснения тому, что сейчас происходит с нашим пациентом — высказывая возмущение, высказала Валентина собственное недовольство — Я уже прийти домой которые сутки не могу, всё живу в больнице, контролирую нашего с вами маленького пациента
— Ну такова твоя судьба — ухмыльнулась Оксана, застёгивая молнию сумочки — Ты знала на что подписывалась, когда шла на меня работать — взяв телефон в руку, она повесила себе на плечо сумочку, что лежала на парфюмерном комоде
— Я уже на вас не работаю — с обидой в голосе возразила Валентина
— Это тебе только так кажется — с усмешкой коварства на губах, проследовала Оксана к открытой двери комнаты
— Надеюсь, что вы в течение часа окажитесь в больнице — не желая слушать такой веский довод, выразила Валентина своё требование — Я попытаюсь на время вразумить Молотова
— Да уж постарайся — выражая возмущение, вышла Оксана из комнаты, заметив на входе в гостиную Марину Николаевну, что стояла с Аришкой, держась за руку — Не поняла, почему вы до сих пор еще не оделись?! — прикрывая ладонью динамик телефона, спросила она
— Я не хочу ехать с тобой — с обидой в голосе произнесла девочка — Зачем ты вообще забрала меня от этой тёти, если у тебя на меня даже времени нету
«Ну блядь это пиздец какой-то, вот именно сейчас нужно было закатить эту сцену», подумала про себя Оксана, с трудом сдерживая накопленный гнев в себе.
— Я тебе перезвоню — скидывая телефонный разговор, ответила Оксана, подошла к девочке, что стояла у входа в гостиную — Аришка зайка, пойми маме нужно работать
— Тебе постоянно нужно работать — нахмурив губки, произнесла Аришка, когда Оксана подошла к ней присев на одно колено
— А что ты так на меня смотришь? — удивилась Марина Николаевна — Это твоя дочь, вот и сама с ней разбирайся
— Отвези меня обратно к этой тёте — произнесла Аришка
— Нет! — испугавшись, не успев что либо ответить ответила Оксана — Ты никуда не поедешь, это я тебе сказала, ты останешься здесь, не хочешь ехать со мной в больницу, ну и не надо, ну я тебя никуда не отпущу ты мне слишком дорогой ценой обошлась
— Даже не хочу знать какой — удивила всех своим высказыванием Аришка
— Да….. да….. — растерялась Оксана, даже не зная для себя, что и ответить ребёнку на такой аргумент — Я твоя мать, ты будешь жить со мной, это даже не обсуждается — тут же собралась она с мыслью, обратив внимание, как недовольно на неё посмотрели Марина Николаевна и Рамазанов
— Мне было бы приятней, если бы ты была с Костей — выказывая возмущение, высказала девочка свои пожелания — Чем тебя не устраивала такая жизнь?!
— Так юная леди запомни! — была поражена Оксана такой наглости от ребёнка — Это ты мне обязана своей жизнью, я тебя спасла от всего, пока та, что тебя якобы родила, ты была ей нахрен не нужна, она бросила, а я настояла и убедила комиссию по опеки передать тебя ко мне
— Оксана! — прервал Рамазанов бурную реплику Оксану — Оксана!! — повторил он, снова заставляя её обратить на себя внимание
— Да блядь что?! — прокричала Оксана, обернувшись, заметила рядом с собой Рамазанова — Да папочка, ты что-то хотел?! — достаточно быстро и умело она изменила тон собственного голоса
— Сбавь, пожалуйста, свой тон — с угрозой в голосе предупредил Рамазанов — И не смей кричать больше на мою внучку, тебе всё ясно?
— Да — опустив голову, выказывая обиду, прошла по коридору Оксана, подошла к гардеробному шкафу
— И то что у тебя завтра свадьба и день рождение — возмущенно продолжил высказываться Рамазанов — Еще не даёт тебе право так себя некрасиво Оксана вести, господи ты хоть помнишь что было вчера…..
«Да блядь сколько он может об этом говорить, ну перепела я чуть-чуть с кем не бывает», подумала про себя Оксана, одевая на себя белое пальто, поставила сумочку на парфюмерный комод.
— Мне пора на работу папочка — ухмыльнулась Оксана, красивым изгибом выражая ямочки на щечках, выказывая материнские чувства, посмотрела на ребёнка, что стояла, держась за руку с Мариной Николаевной — Постараюсь прийти пораньше, так как завтра у меня свадьба
— Вот именно свадьба — упрекнула Марина Николаевна, когда Оксана, повесив сумочку на плечо, направилась в сторону закрытой входной двери — Ты можешь хотя бы на время своей свадьбы забыть о своих проблемах на работе и сосредоточиться на личной жизни
«Блядь ну почему ты такая тугая, почему ужасно с тобой так сложно», подумала про себя Оксана, изнурённо вздыхая, касаясь пальцами металлической ручки закрытой двери.
— Потому что иначе — обернулась Оксана, выказывая разочарование во взгляде лазурных голубых глаз, медленно открыла дверь, потянув её на себя — Мне Серёжу, что сейчас с ребенком уже второй день так просто не удержать, я уже сама не знаю, что произойти может завтра в ЗАГСе
Не став слушать возражения своих родителей Оксана быстро вышла на улицу, ощущая влияние морозного холода зимы, с каким усердием он охватывает её ноги. Лучи утреннего солнца в сочетание с белизной снега, который окутывал крышу домов, крыльцо дома вместе с его ступеньками, ветки и ствол могучего кедра, а так же всю машину, что стояла в ограде, отдала нестерпимой яркостью в глаза Оксане. В воздухе чувствовалась атмосфера запаха снега, мороза и пороха предшествующего новогодние гуляние, что проходили на деревенской улице по ту сторону забора, дома Оксаны. Было слышно как лаял чей-то пёс, после того как взорвалась петарда, его дикий свирепый лай тут же поддержала несколько других собак, но веселья и крики деревенских жителей тут же заглушили их лай.
Продолжительные несколько минут, Оксана счищала щеткой снег, который осыпал плотным покровом крышу, капот и стёкла красного мерседеса. Сметая снег с боковых зеркал на двери, при работающем двигателе, что тихо урчал под красным капотом, Оксана чувствовала как холод морозной стужи зимы, пронизывает всё её тело. Открывая дверь с водительской стороны, легким поднятием вверх Оксана быстро заползла в теплый прогретый салон автомобиля, закрывая тут же за собой дверь, прекращая влияние мороза охватившего всё её тело охватившего своей уточенной колкостью всё тело. Располагаясь в удобном водительском кресле, положив щетку в карман водительской двери, Оксана коснулась холодными пальцами обеих рук поверхности теплого руля, что был обтянут алькантарой.
— Блядь это нужно быть полной дурой
Размышляла вслух Оксана, обхватывая пальцами теплую рукоятку коробки переключения скоростей, включая заднюю передачу.
— У меня завтра свадьба а я планирую что-то кому-то доказать в больнице, да еще и неизвестно подтвердиться ли данная патология
Выжимая плавно каблуком черных туфель педаль сцепления, Оксана, чуть добавляя газу, нажатием на педаль другим каблуком черных туфель. Резвым рычанием автомобиль, издавая свист шин, окутывая себя плотной пеленой дыма и вихрем вздымаемого вверх снега, Оксана выкатила быстро машину из ограды дома. Разворачивая её тут же быстро на улицу, переключая на первую передачу, выжимая педаль газа в пол, Оксана выплёскивала все эмоции, что бурлили в ней дикостью страсти на резвый рык автомобильного мотора. Раздирающий уши скрип шин о мёрзлую землю, после чего Mercedes-Benz SLS AMG быстро тронулся с места, оставляя за собой водоворот кружащего в воздухе дыма и снега. Подобно гепарду стал набирать стремительно скорость, двигаясь по деревенским улицам, выражая всю механическую мощь, движения поршня в цилиндрах двигателя поразительной выдаваемой мощи всех его лошадиных сил.

***
Приятным рычание такта, хода поршня в цилиндрах двигателя красного мерседеса, медленно вёл машину по деревенской дороге покрытой тонким слоем выпавшего снега, укатанного сотнями машин за день. В воздухе стоял, смок морозного тумана, через который лучи дневного восходящего над деревенской долиной солнца не могли пробиться. Всё было покрыто, покровом снега, дома, крыша крытого рынка, напротив которого двигался красный мерседес, ветки берёз, тополей и ясеней, словно были укатаны одеялом необъятной зимы. Сугробы снега были аккуратно разметены по обеим сторонам проезжей части, а сама дорога была посыпана гравийным песком. Крытый рынок собрал в себе много народу кучу машин, предновогодняя суматоха людей, заставляла их быстро скупать товар с полок магазинов, выходя из деревенских магазинов с сумками, кто-то покупал ёлки, новогодние украшение, а кто-то просто выходил с большими сумками набитыми пищевыми продуктами. На площади у крытого рынка тихо тарахтел уазик патрульной постовой службы безопасности, служители правопорядка заполняли какой-то протокол, сидя в машине и выписывая штраф какому-то, из двух людей, что выходили из магазина вместе с еще одним офицером полиции.
— Серёжа послушай — уверяла Оксана, ёрзая попкой в удобном водительском кресле — Я понимаю, я перед тобой должна за многое объясниться, но пожалуйста, задержи Молотовых, не дай им, забрать у меня ребёнка я всё объясню
— Я вчера разговаривал с Романовым…….
«Блядь ну это полный пиздец, неизвестно что Романов ему наговорил про меня», испугалась Оксана не став дальше слушать пустую, речь Коновалова, однако телефонный разговор, предпочла не разрывать.
— Он сказал что ты боишься Молотова — дальше добавил Коновалов — Говорит что врачи из Московской больницы, как тебе показалось что-то скрывают и поэтому не сказали ничего Молотову, зная то что он сметит их с должности и они уже никогда не получат работу, но чего боятся тебе?!
— А… ты про это — ухмыльнулась Оксана, быстро переменив тему разговора с испуга — Ну-да, ну-да, я боюсь, что он со мной что-то сделает, если я не решу эту проблему
— Ничего он с тобой не сделает — рассмеялся Коновалов — Меньше всего сейчас на фоне его отчаяние, он хочет делать из этого всеобщую комедию
— С чего ты так решил? — поинтересовалась Оксана, поворачивая в сторону больничного дворика, переключая рукоятку передач на первую скорость, отжимая педаль сцепления — Врачи из Москвы скрывали это до сегодняшнего дня
— Тебе удалось понять, чем болен наш сын? — спросил, испытывая надежду в голосе Коновалов
— Не наш сын — поправила его Оксана — А ваш с Алиной сын, мне чужого не надо уж извольте, свою вот сегодня выслушивала, представляешь, до чего обнаглела, уже мать свою строит
— Ха…. — рассмеялся едва слышно Коновалов — Это они могут
— Послушай, задержи их ненадолго — уверяла Оксана, поворачивая автомобиль в сторону автомобильной стоянки — Я скора приеду и всё объясню, мне нужна всего одна процедура
— И чего ты надеешься узнать? — спросил Коновалов, когда на заднем фоне его разговора послышались разъяренные крики Алины Молотовой и её отца что успокаивал свою дочь
— Лучше бы ты спросил — направляя машину между рядами стоящих на стоянке машин, переспросила Оксана — Чего я боюсь там увидеть
— То есть ты хочешь сказать — предположил Коновалов — Ты уже примерно знаешь, что можешь там найти
— Найти может быть и знаю — заверила Оксана, остановив машину на свободном стояночном месте, заглушив поворотом ключа двигатель красного мерседеса — Но боюсь, что не смогу решить
— Почему? — удивился Коновалов
— Боюсь — рассуждала Оксана, положив ключи от машины в карман белого пальто, другой рукой аккуратно надела на голову капюшон — Что не смогу её решить, когда буду знать наверняка, с чем имею дело
— Значит, ты хочешь сказать, что всё это зря?! — выказывая разочарование голосом, спросил Коновалов
«Блядь я так могу его и потерять, возможно, мне стоит хоть что-нибудь придумать, чтобы его удержать накануне нашей с ним свадьбы, ведь он был готов ради меня на всё», подумала про себя Оксана, открывая легким поднятием вверх, дверь с водительской стороны, повесила сумочку к себе на плечо.
— Серёжа послушай
Боясь потерять любимого человека, заверила Оксана, ощущая, как прохлада холода морозной зимы охватывает всё её тело, выставила ногу на улицу, касаясь каблуком черных туфель небольшого сугроба рядом с которым она остановила машину.
— Я постараюсь найти решение — уверяла Оксана, закрывая тут же за собой дверь, прикрыла рукой лицо от попадания мелких крупинок снега — Я найду решение этой проблемы — держала она в другой рукой телефон
— Оксана — возразил Коновалов — Вообще-то речь идёт о моём сыне
— Я знаю — ответила Оксана, испугавшись интонации голоса Коновалова — Серёжа я попытаюсь найти решение той проблемы, что увижу, когда проведу катетеризацию сосудов сердца твоего малыша
Направляясь по больничной стоянке, проходя между рядами покрытых тонким слоем снега машин, Оксана нажала на кнопку пульта сигнализации, закрывая электронные автомобильные замки красного мерседеса.
— Но пока я не могу не о чем говорить
Силой искусного убеждения говорила Оксана, сметая кончиками пальцев снег с белой машины седана, проводя коготками по её правому борту.
— Пожалуйста, давай поговорим в больнице
— Надеюсь — согласился Коновалов — Что тебе найдётся, что мне сказать
— Да блядь заглуши ты там её — не стерпела Оксана слышать напряженный крик Молотовой
— А что ты хотела она в истерики — уверял Коновалов — Она не знает, что делать, когда наш с ней сын почти умер и никто не знает что делать
— Понимаю её — поддержала Оксана, покидая автомобильную стоянку, направлялась по проезжей части больничного дворика — Когда случилось подобное с Аришкой, я тоже не могла долго прийти в себя, однако я полтора года слышишь, её растила
— Давай поговорим в больнице — заверил Коновалов, внезапно разрывая телефонный разговор
— Блядь вот так вот всегда — прошипела Оксана, подходя к ступенькам крыльца, поверхность которых была покрыта тонким слоем снега — Откроешься перед мужиком, а он тебя динамит
Поднимаясь по ступенькам крыльца выражая недовольство, прошипела Оксана, звонко стукая каблуками о бетонную заснеженную поверхность ступенек, прошла мимо двух спускающихся по крыльцу пары мужчины и женщины. Открывая, потянув на себя большую деревянную дверь, держась за её большую ручку в форме шара, Оксана вошла в тамбур больничных дверей, попадая сразу под поток теплого воздуха от тепловой завесы. Приятная атмосфера искусственного созданного тепла в преддверьях больничных дверей, доставляла для Оксаны огромную радость после пережитой недолгой морозной прогулки.
— Да как вы вообще смеете меня затыкать — прокричала Алина Молотова, как только Оксана открыла дверь, что вела в фойе больницы
— Алина Андреевна уверяю вас — убеждал Тихонов, сдерживая тон и темперамент собственного голоса — Скора, появится Оксана Владимировна и она сама во всём разберётся
Тихонов был в сопровождении двух офицеров из службы безопасности больничного здания, рядом с ним стоял Молотов и Романов. Коновалов нервно сидел, сжимая пальцы в кулаки на скамейки в пару метрах, пока его бывшая жена устраивала разнос этой больнице. Собравшаяся толпа пациентов у стойки регистратуры внимательно наблюдала за скандалом Молотовой, что женщина, поддавшись отчаянию, выплёскивала бурным криком эмоции из себя. Медсестры и проходящие рядом врачи озирались выражая удивление и испуг на бурные крики Алины Молотовой, когда она пыталась что-то доказать тому, кто её абсолютно не слушал.
— Валентина Владимировна — обратился Тихонов к Валентине — Дозвонитесь вы уже до своего непосредственного руководителя, к которому я вас закрепил
— Я так и знала ваша Оксана — прокричала Алина Молотова — Как только дело запахло жаренным, сразу же сбежала, поджав хвост, как вы можете держать её тут и терпеть все её выходки
— Алина Андреевна! — упрекнул Тихонов
— Дочка прошу тебя — уверял Молотов — Успокойся Оксана Владимировна уже скора появится в больнице
— Я хочу видеть эту наглую блондинку здесь и сейчас — заявила Алина Молотова — Мало того что она забрала у меня моего мужа, так еще и сына хочет угробить, а между прочим это ты настоял чтобы я сюда его привезла
— Как цинично
Ухмыльнулась Оксана, стукая каблуками черных туфель по мраморной плитке пола, прошла между Молотовым и Романов, любознательно посмотрела на обоих из них.
— Неужели ты думаешь, что даже зная ответ — продолжая высказывать возражения подошла Оксана к зачинщице беспорядка — Ты сможешь его решить, пускай даже твой отец так богат и властен на людьми, есть в жизни вещи, что нельзя решить именно этим
— Да какое-то вообще имеешь право судить меня
Изливая бурный всплеск эмоций вместе с перегаром на Оксану, прокричала Алина Молотова, стоя на каблуках черных сапог едва покачиваясь после пережитой пьянки.
— Ты сама-то, что делала вчера?! — возмутившись, спросила Молотова, поняв, что все на неё, включая Оксану, так напряженно смотрят, изменила быстро тему разговора — Как будто делала вид, что здоровье моего мальчика тебя волнует
— Может быть хоть кто-нибудь рассудительный, включая даже вас, господин Романов — коснулась Оксана кончиками пальцев, черного пальто Романова — Поймёт и выслушает меня и надеюсь, не будет без толку выдвигать пустые, неоднозначные обвинения в мой адрес
— Оксана Владимировна — кашляя в кулак, обратился Молотов — Если у вас есть что сказать или предложить, то говорите это прямо сейчас
— Папа?!! — вопросительной возмущенной интонацией воскликнула Алина Молотова
— В противном случае Оксана Владимировна — тон господина Молотова был весьма суровым, но по мнению Оксаны, весьма убедительным — Мы забираем ребёнка и будем искать врача, который способен будет найти и устранить проблему
«Блядь возможно таким образом мне не удаться заполучить Серёжу а так же заполучить расположение Романова», прикусывая краешек губы, отвела Оксана лазурную испуганную внушительным подавлением от Молотова, прелесть глаз.
— Дайте мне возможность провести хотя бы одну процедуру, к которой моя коллега — указала Оксана взглядом глаз на Валентину, скрывая испуг от Молотова — Всего одну, чтобы подтвердить мои опасения
— Опасения?! — удивился Молотов, внимательно посмотрев на Оксану
— Оксана Владимировна — было видно, как эмоции Тихонова были на пределе, когда он обращался к Оксане, медленно подошёл к ней — Не томите нас пустым ожиданием, если вам известна врождённая патология болезни ребёнка Молотовых, скажите это прямо сейчас
— Боюсь, ответ вам не понравиться — смутилась Оксана
— Оксана Владимировна! — упрекнул Молотов
— Андрей Михайлович! — возразил тут же Романов, пытаясь уговорами прекратить назревавший конфликт, встал между Оксаной и Молотовым — Послушайте Оксана Владимировна…..
— Сергей Викторович! — возмутилась Алина Молотова — Вы встаёте на сторону этой проходимке
— Эта проходимка — не соглашаясь с таким утверждением, выступил Коновалов — Завтра станет моей женой
«М…. как же мне приятно, что именно эти два самых дорогих мне мужчины, очень ценят и берегут моё доверие к ним», подумала про себя Оксана, ощутив поддержку со своей стороны.
— Мне нужно провести катетеризацию сосудов — заявила Оксана — Возможно тогда я смогу уверенно сказать, почему страницы из вашей медицинской карты, оказались выдранными
— Что простите?! — был недоволен Молотов услышанным — Страницы из карты нашего внука были выдраны
— Как и возможно обещанные вам результаты катетеризации сосудов
Предположила Оксана, взявшись пальцами, обеих рук, за мех капюшона медленно опустила его со своей головы, выражая прелесть золотистых объёмных волос, что скрывались под его покровом.
— Которых мне очень кстати сейчас не хватает — выказывая огорчение, чувствительно нежно вздохнула Оксана, вызвав неутолимые чувства во взгляде, что у Романова, так у Коновалова
— Хорошо — ответил сразу за всех Романов, поддерживаю идею Оксаны, выразил это шикарной для неё, дьявольски прекрасной улыбкой — Действуйте
— Сергей Викторович! — вновь возмущенно воскликнула Алина Молотова, пытаясь возразить Романову
— Эта процедура не опасна? — поинтересовался Молотов, не придавая значению возмущению своей дочери — Учитывая данное тяжелое состояние ребёнка
— Она сможет мне понять, с чем мы имеем дело — предположила Оксана, прошла между Молотовым и Романовым, впадая в объятия к Коновалову — И самое главное я смогу увидеть в действительности увидеть ток крови по основным магистралям сердца
— Я спросил не об этом — выразил недовольством интонацией собственного голоса Молотов — Я спросил, несёт ли это за собой вред ребёнку
— Поверьте — положив ладони прохладных рук на горячий торс Коновалова, чувствуя нежной кожей материю его белой рубашки, пояснила Оксана, обернувшись к своему собеседнику, выражая милую прекрасную красоту улыбки на алых губах — Хуже, чем сейчас, ему явно не будет
— Это вам действительно поможет узнать, чем болен наш мальчик? — поинтересовался Молотов
— Ну, если у вас есть другие возражения……
— Оксана приступай — прервал реплику Оксаны, одобрил Коновалов — Других вариантов у них и быть не может, ведь насколько я понимаю в других медицинских учреждениях, если они заберёт моего сына с собой, им придётся повторять всё заново
— Валентина — обратилась Оксана, держась за руки с Коноваловым на расстояние шага, к девушке, что стояла в белоснежном халате, перебирая нервно листы, прикреплённые к планшету с проделанными анализами — Готовь всё необходимое для катетеризации
— Хорошо — уныло согласилась рыжеволосая красотка, выказывая недовольство очертаниями собственных скул покрытых веснушками — Я распоряжусь, чтобы медсестры подготовили ребёнка, а я пока и Эдуард Иннокентиевич, будем ждать вас в операционной
— Я думаю, это будет идеальный вариант
Согласилась Оксана, медленно кивая головой, посмотрела на Коновалова, выказывая перед ним застенчивость и дикость сексуального голода взглядом голубых лазурных глаз.
— Я всё сделаю и смогу быть точно уверенной о том, с чем мы имеем дело
— Позволь отнести твоё пальто к тебе в кабинет — предложил Коновалов, когда Оксана повернулась к нему спиной, расстегивая пуговицы белого пальто
— Ну разве только ты настаиваешь — ухмыльнулась Оксана, расстегнув последнюю пуговицу белого пальто, отошла к мерцающей гирлянде, которой была украшена новогодняя ёлка, что стояла в фойе больничного здания — Как я могу тебе отказать
— Оксана послушай — словно колеблясь в своих решениях, подошёл Коновалов со спины к Оксане, когда она игриво коснулась кончиком коготка блестящей мишуры новогодней ёлки, поворачивая пальцами пластиковый шар другой рукой на её ветке — Ты уверена что эта процедура необходима…….
— Ты оспариваешь моё решение — нахмурила от недовольства губы Оксаны, обернувшись к мужчине, что подошёл к ней сзади — Может, ты и свадьбу нашу с тобой оспоришь, которая должна состояться завтра — положив руку на бедро, говорила она выказывая возмущение от услышанного
— Да что ты, в самом деле, такое говоришь — возразил Коновалов — Я люблю только тебя одну
— А как же твоя жена? — оставаясь наедине в вестибюле, тихим шепотом спросила Оксана, почувствовав, как убаюкивающая песнь этих слов растопила глыбу льда в её душе
— Ты моя жена — уверял Коновалов обвивая талию Оксаны — Но я бы не хотел, чтобы мой сын и его патология, встала между нами, он мой сын, я люблю вас обоих
«А чего я еще могла ожидать от человека, у которого есть свой ребёнок, у меня, по крайней мере, есть своя дочь», повела губками Оксана, выражая хитрую ухмылку на алой красоте губ.
— Ладно, послушай
Возразила Оксана, повернувшись спиной к своему кавалеру, позволила его приятной нежности рук, снять с себя белое пальто.
— Мне нужно принять душ и переодеться в операционной в стерильное белье
Пояснила Оксана, коснувшись пальцами белой рубашки Коновалова, обошла вокруг этого мужчины строя перед ним чарующий взгляд королевы, выражая прелесть эластичных бёдер.
— Как только я закончу, я сообщу твоему семейству Молотовых о результатах, незамедлительно
— Надеюсь ты знаешь что делаешь — обратился тихим шепотом Коновалов вслед уходящей по коридору Оксане
— Я тоже на это надеюсь
Прекрасно услышав его мысли, произнесла Оксана, остановившись у входа в коридор, посмотрела на мужчину взглядом полным любви, после чего повернулась и под стук каблуков черных туфель направилась дальше по больничному коридору.
***
Струей теплой приятной воды, Оксана омывала пену мыла с рук, тщательно проводя их стерилизацию, стоя перед зеркалом в помещении предоперационной. Большой белый стерильный колпак, скрывал прелесть золотистых волос, на лице была повязка, оттенок прелести лазурных, топазных глаз, были скрыты за стеклами надетых очков. Синий костюм хирурга, смотрелся как мешок, полностью скрывая очертания скрывавшегося под ним тела Оксаны. Тщательно производя, перекрывая поток воды со смесителя, Оксана произвела дезинфекцию поверхности рук, затем тщательно высушила руки стерильным бельём. После этого тщательно в течение нескольких минут, ватными тампонами, смоченными в растворе семидесяти процентного спирта, затем добившись, чтобы руки стали сухими. После проведённой дезинфекции рук Оксана использовала стерильные перчатки хирурга.
— Что вы собираетесь там найти — была возмущена Валентина, ходила кругами взад и вперёд, за спиной у Оксаны — Почему другие методы диагностики, помимо катетеризации для вас не так эффективны как катетеризация
«Маленькая рыжая сука, после всего того чему я её научила, хоть бы совесть бы свою немного поимела», подумала про себя Оксана, скрывая недовольство сморщив губы за стерильной марлевой повязкой.
— Будешь мне читать нотации — возразила Оксана, очень аккуратно надела стерильный комплект хирургических перчаток — Или может быть, всё же поможешь мне в операционной, ты ведь прекрасно знаешь, как катастрофически мне не хватает рук
— Да я это отлично понимаю — продолжала высказывать возмущение, говорила Валентина — Только я и ваш Эдуард Иннокентиевич, что так фанатично предан вам
— Да стоило бы поучиться у некоторых — ухмыльнулась Оксана за тонкой стерильной марлевой повязкой, повернувшись, направилась к плотно закрытым дверям операционной — Его примером верности моему делу
Открывая створку двери операционной, толкая локтями двери вовнутрь, упрекнула Оксана Валентину, что направлялась за ней следом.
— Эдуард Иннокентиевич — выражая радушным голосом довольство, ответила Оксана, заметив, заведующего отделением скорой помощи — Как я рада вас видеть в своих рядах, как вы видите, у меня катастрофически не хватает рук
— Я это уже заметил
Обрабатывая мягкий и гибкий катетера иглу для пункции в гепариновом растворе, выражая радость в голосе, заметил Эдуард Иннокентиевич.
— И всё же я очень рад, что мне выпала возможность поработать с вами, однако зачем было выбирать такую сложную модель катетера для катетеризации?
— Подготовь раствор 2% новокаина
Распорядилась Оксана, обращаясь к Валентине, после того как один из двух санитаров уложил на операционный стол, годовалого ребёнка Молотовых.
— После чего обработай место бедренной артерии антисептическим раствором — отдавая указания, говорила Оксана, взяв в руку датчики мониторинга ЭКГ
Оксана подключала датчики мониторинга ЭКГ к телу ребёнка, пока санитары в этот момент накрывали тело, лежащего на операционном столе, ребёнка. Эдуард Иннокентиевич закончил обработку катетера и иглы для пункции гепариновым раствором, чтобы препятствовать тромбозу кровяного русла по мере продвижения проводника. Валентина занималась обработкой предполагаемого места пункции бедренной артерии, аккуратно тампоном смоченным раствором «ОКТЕНИСЕПТА».
— И так всё готова — отчиталась Валентина, после того как ввела в место пункции бедренной артерии ребёнка 2% раствор новокаина — Можно начинать
— Хорошо
Согласилась Оксана, взяв из рук Эдуарда Иннокентиевича подготовленную иглу для пункции, поверхность наконечника которой была щедро пропитана раствором гепарина.
— Следи за показаниями с датчиков ЭКГ — распорядилась Оксана, прислонив кончик иглы к выделенной пальцами другой руки бедренной артерии ребёнка
— Кроме выраженной сердечной недостаточности — недовольно высказывала Валентина собственное мнение — Там пока ничего нет
— Вот и не надо чтобы что-то пока там появилась — возразила Оксана — Готовь контраст и гепариновую смесь с физиологическим раствором для введения внутривенно в систему кровеносных сосудов
Используя иглу для пункции, Оксана под углом 45 градусов пунктировала бедренную артерию, протыкая, кончиком иглы, нежную ткань кожи ребёнка. Дождавшись пока пойдёт кровь, Оксана медленно ввела в павильон иглы для пункции проводник, обработанный в растворе хлорида натрия, что препятствует образованию тромбоза в кровеносном русле артерии по мере его продвижения. Противоэболическая защита, что была покрыта поверхность гибкого проводника, в сочетание с раствором оказывала двойной эффект защиты против тромбоза кровеносного русла, а его эластичность позволяет легко продвигаться по артериям. Аккуратно, направляя пальцами, Оксана ввела проводник, в павильон иглы на расстояние 0,035 дюйма, после чего извлекла иглу, устанавливая на её место «интродьюсер».
Интродьюсер представляет собой пластиковую трубку, которая называется “рукав”, со встроенным в нее гемостатическим клапаном, предотвращающим обратный ток крови, и дополнительным боковым каналом, называемом «инфузионной линией». “Рукав” создает в сосуде “туннель”, позволяющий вводить и извлекатькатетер и другие инструменты, в том числе и неоднократно, без дополнительного травмирования сосуда в месте прокола. Гемостатический клапан позволяет герметично закрывать входное отверстие интродьюсера, сохраняя герметичность при введении через него проводника или катетера. Боковая инфузионная линия дает возможность вводить лекарственные вещества и осуществлять забор крови, омывать катетер.
— Валентина подготовь гепариновую смесь — распорядилась Оксана, закрепляя проводник в интродьюсере — Начинай непрерывно промывать систему
— Катетер для левой коронарной артерии готов — передал аккуратно Эдуард Иннокентиевич, в руки Оксаны подготовленный катетер для коронорографии
Наблюдая в монитор, жидкокристаллического экрана, установленного над операционным столом, Оксана, всматриваясь, сквозь стёкла надетых на глазах очков, ввела катетер через гемостатический клапан. Контролируя непрерывно артериальное давление, Оксана продвигала катетер по кровеносному руслу до луковицы аорты, после чего с его кончика медленно подвела к устью коронарных артерии. С помощью шприца, Валентина аккуратно ввела контраст в полость катетера, через специальный установленный на нём клапан.
— Невероятно
Выразила впечатление Валентина, обращая внимание на ток крови с правого желудочка в аорту и ток из левого желудочка в легочный ствол. Продержаться при такой сложной форме патологии позволяет отрытый артериальный проток, что был отчетливо виден по движению потока крови, сообщества между аортой и легочным стволом. Совокупность таких аномалий, в возрасте одного года считается почти не устранимым, из-за того что правый желудочек подстроился к повышенной нагрузке, а левый желудочек, что должен при нормальных обстоятельствах толкать кровь в большой круг кровообращения (в аорту), просто не подготовлен к таким нагрузкам.
— Я думала, что это фантастика — была шокирована Валентины увиденным на мониторе в трехмерной проекции изображения коронарных сосудов ребёнка
— Вот именно этого я и боялась — тихо произнесла Оксана, всматриваясь через стёкла, надетых на глазах очков в монитор изображения — Прошу вам представить коллеги полную транспозицию магистральных сосудов
— Оксана Владимировна — обратился Эдуард Иннокентиевич — Расскажите подробнее о данном врожденном пороке
— Данный врожденный порок уже не операбелен — возразила Оксана — В таком возрасте уже желудочке подстроились и если даже попытаться перенаправить ток крови, возможен в большей степени летальный исход после операции
— Тогда что же предлагаете? — удивился Эдуард Иннокентиевич, такой строгой критики со стороны Оксаны
— Извлекайте катетер — распорядилась Оксана, передавая аккуратно катетер в руки Валентины, отошла от операционного стола — Обработайте место пункции раствором, наложите тугую повязку и доставьте ребёнка пока что в палату
— Простите! — возмутилась Валентина — А вы тогда куда? — спросила она, когда Оксана направилась в сторону дверей, входа в операционную
— Подготовлю выписку — ответила Оксана, касаясь ручки створки закрытой двери, потянула её на себя — А вы стабилизируйте ребёнка и выписывайте
— Что вот так вот вы просто берёте и опускаете руки — прокричала недовольно вслед Валентина
«Как же ты меня заебала тупая рыжая курица», сдерживая порыв гнева, подумала про себя Оксана, стоя в обидчице спиной, прикусывая в ярости краешек губы.
— Прости дорогая — встав в проходе операционных дверей, поинтересовалась Оксана — А что ты тогда предлагаешь?
— Я думала, вы нам предложите вариант — пытаясь испытать удачу в своей правоте, говорила Валентина — Как можно устранить эту патологию
— Ты чем слушала, когда я ясно сказала?! — возмутилась Оксана, сжимая пальцами пластиковую ручку двери входа в операционную — Что желудочки уже приспособились в таком возрасте к такой нагрузке, сейчас данная патология не операбельна
— Тогда что нам остается сказать его родителям? — предаваясь отчаянию, спросила Валентина
— Я сама с ними поговорю — повел недовольно губками Оксана, скрывая истинный характер своих эмоций за стерильной марлевой повязкой — Извлекайте катетер, обработайте место пункции и наложите тугую давящую повязку и везите ребёнка в его палату
Не став дальше слушать пустые слова Валентины, Оксана вышла из операционной, двери за её спиной плотно закрылись. Продвигаясь по предоперационной, Оксана чувствовала легкую усталость во всем теле. Открывая плотно закрытые двери, Оксана вошла в коридор, что вёл в развилку между реанимацией и операционной. Алина Молотова словно себе покоя не находила, девушка ходила из угла в угол, Коновалов сидел на железной лавочке выполненной в форме соединенных белых стульев. Молотов и Романов стояли у окна, эти два мужчины о чем-то тихим шепотом разговаривали между собой, но открывшаяся дверь операционной, нарушила эту нервную тишину ожидания.
«Так, самое главное не сказать им, что я могу попытаться устранить эту патологию операбельно, я же ведь не хочу в тюрьму, случись, что на операционном столе, я буду нести за это полную ответственность», подумала про себя Оксана, почувствовав ощущение, как будто дух захватило.
— Оксана прошу тебя — выражая эмоции горьких, ранимых слёз, подбежала Алина Молотова к Оксане, когда она еще стояла в открытых дверях отделения операционной — Скажи, что всё обошлось, что наш с Серёжей сын сможет жить……..
— Я подготовлю бумаги на выписку — тихо прошептала Оксана — В таком возрасте уже слишком поздно уже что-то менять, извините, но я не хочу брать на себя какую-либо ответственность за состояние ребёнка
— О чём ты говоришь? — ужаснулась Алина Молотова, обращая внимание на холодный взгляд со стороны Оксаны — Ты, что оставишь нашего сына умирать……..
— Я выписываю твоего сына — не став даже слушать возмущение Молотовой, возразила Оксана, в ответ на отчаянное поведение с её стороны — Так как не могу ничего больше пока что предложить
— Не можете или не хотите?! — уточил Романов, задавая вопрос с весьма тонким подвохом, обернувшись с умным видом, посмотрел в сторону Оксаны, что вышла из отделения операционной — Или может быть вы чего-то боитесь
— Моя репутация господин Романов — не согласилась Оксана с таким утверждением, аккуратно пальцами в хирургических перчатках сняла маску с лица — И так не лучшим образом отразилась на мне, что я взяла дело на фоне своей свадьбы, преддверья нового года и моего день рождения…..
— Скажи мне просто как врач — подошла Алина Молотова к Оксане — У моего мальчика есть хоть какой-то шанс?
«Блядь конечно свадьба с Коноваловым полетит прахом, но я отлично понимаю, что своя шкура дороже и я не хочу отправиться в тюрьму из-за халатности или собственного героизма совершить невозможное», предположила мысленно Оксана, глядя в глаза стоящей перед ней темноволосой поддавшись отчаянию девушки.
— Я подготовлю бумаги на выписку — не могла перебороть Оксана борьбу внутреннего терзающего её страха — Можете зайти за ними через час
— Оксана Владимировна — не примерился с таким решением Молотов — Скажите, что мне для вас сделать чтобы вы могли спасти моего внука, может есть какой-то шанс и вы могли провести эту операцию, но мне сначала нужно будет выполнить для вас какие-то условия
— Условия хм….. — ухмыльнулась Оксана, выражая недоверие в форме улыбки алых губ — Если вы так ставите вопрос
Выражая прелесть красоты улыбки, Оксана медленно сняла с головы плотный белый медицинский колпак, что скрывал пышный объём её роскошных золотистых волос.
— То тогда, когда это случится, а это случится! — обратила Оксана особенно на этот факт внимание, собравшихся вокруг неё людей — Вы не сильно обидитесь, если ваш внук умрёт, вы не будите мне выдвигать никаких обвинений
— Что неужели всё так плохо? — испытывал какую-то непонятную, для Оксаны, надежду Молотов
«Да почему ты такой тупой», нахмурила Оксана недовольно алую прелесть губок.
— Поймите Андрей Михайлович — уверяла Оксана, проходя мимо Романова и Молотов, встала спиной к Коновалову — Желудочки уже подстроились под данную патологию и если мы сразу пустим левый желудочек под большую нагрузку, он просто может не справиться перекачивать кровь в большой круг кровообращения
— И что нет совсем никаких возможностей что-либо сделать — проявляя настойчивость, схватил Молотов за предплечье Оксану — Хоть каких-нибудь, я всё сделаю, назовите ваше условия
«Дотошный старый пидорас, да как ты вообще посмел ко мне прикоснуться», подумала про себя Оксана, обернувшись, выражая оскал недовольства, посмотрела на Молотова, что остановил её.
— Извините Андрей Михайлович — вынудила Оксана злобой отпустить свою руку — Диагноз поставлен, боюсь это самое большое, что я могу для вас сделать
— О…. господи за что мне это наказание — выражая горечь терзающих её чувств, словно взывала потоком неконтролируемых слёз Алина Молотова
— Прошу меня извинить — вежливо ответила Оксана, опустив голову — Серёжа ты бы мог зайти ко мне за выпиской, передашь её своей жене, заодно обговорим нашу завтрашнюю свадьбу
— Да-да конечно — растерявшись, ответил Коновалов
— Зайди ко мне через пару часиков — заявила Оксана, направляясь медленно, уставшим шагом по коридору больничного здания — Я как раз подготовлю выписку
За стёклами пластиковых окон, расположенных в коридоре, была пасмурная зимняя погода с морозной пеленой тумана. Небо было плотно затянуто тучами, сгущая даже предновогодние дни в серых красках зимы. Коридор больничного здания погрузился в тишину обеденного времени, было отчетливо слышно шепот людей, шарканье ног и даже неугасающий плачь Алины Молотовой, горе, которое распространилось по всей больницы.
***
Завораживающей оттенком сладости вкус карамели пленил сознание Оксаны, когда она держала в руке кружку с кофе, наслаждаясь его приятным запахом. Утопая в нежности черного кожаного кресла в рабочем кабинете, Оксана прислонила кончик шариковой ручки к написанному листку бумаги, на котором была выписка. Поставив кружку с кофе обратно на край стола, Оксана принялась дальше писать заключение к выписке Молотовых. За стеклом пластикового окна, жалюзи которого были наполовину закрыты, назревало красивое в оранжевых лучах зарево заката зимнего солнца, лучи которого стремительно пытались пробиться через зимнюю пелену тумана и покров падающего снега. Погружаясь постепенно в мысли, Оксана непрерывно писала по листку бумаги, пока за закрытой дверью приёмной не услышала возмущенную монотонную речь Валерии, что кого-то там отчитывала. Не придавая этому никакого значения, Оксана продолжила писать заключение, пока дверь её кабинета плавно не открылась, щелкнув механическим замком поворота дверной ручки.
— Да-да я прекрасно знаю Валерия — заверил Коновалов, всё равно входя в кабинет Оксаны — Я именно пришёл к своей жене за тем, чтобы забрать свою выписку
«Я уж думала он вовсе не придёт, что мне придётся передавать выписку кому-то там еще, а он всё-таки пришёл сюда, по какой-то причине, мне кажется, что он именно хочет быть со мной», подумала про себя Оксана, посмотрев искоса через стёкла надетых очков на вошедшего в кабинет Коновалова.
— Серёжа — не зная, что и сказать Коновалову, обратилась Оксана едва слышным для себя самой тоном голоса, словно потеряв дар речи — Но что ты тут делаешь? — ухмыльнулась она бесподобной улыбкой безупречных алых пропитанных сладостью карамели, красоте губ
— Ты же вроде как сама просила меня прийти к тебе за выпиской — закрывая дверь, ответил Коновалов проходя по кабинету — И я вообще хотел с тобой поговорить
«Блядь ну это примерно то, что я ожидала, он бросит меня как какую-то вещь, попользовался и выкинул, а что, по-моему, может означать слово поговорить», подумала про себя Оксана, испугавшись настораживающей серьезности голоса Коновалова.
— Я тоже хотела с тобой поговорить — испытывая страх расставания с Коноваловым, Оксана посмотрела на него искоса через стёкла надетых на глазах очков
— Так о чем же ты хотела поговорить?! — увиливая от темы разговора, спросил Коновалов — Кроме того, что и так ясно
Говорил Коновалов проходя по кабинету, когда Оксана внимательным взглядом наблюдала за ним, её сердце трепеталось в бешеном такте ритма, испытывая при этом страх угрозы их разрыва отношений.
— Ты говоришь, что операцию делать сейчас опасно — весьма настороженно, выбирая слова, продолжил разговор Коновалов — Что якобы есть риск, как будто он не перенесёт подобную операцию
Подошёл мужчина к большому цветку, который стоял у окна, жалюзи которого были наполовину прикрыты, кончиками пальцев коснулся одного из двух белых мягких кресел, что стояли рядом.
— Оксана пойми он мой сын — уверял Коновалов, отвернув свой взгляд, пальцами другой руки отодвинул в сторону жалюзи — И я не могу, как бы сильно я тебя не любил……
«Вот оно, то чего я так боялась, не заставило себя долго ждать, я как женщина, просто обязана его удержать рядом с собой», подумала про себя Оксана в этот момент, совершенно не слушая внушительную речь Коновалова.
— Серёжа нет, это ты послушай
Вставая с кресла, в котором сидела, выражая прелесть скрытых бёдер за зелёными хирургическими штанами, возразила Оксана, оставив ручку на выписки, которой писала на письменно столе.
— Это я потратила много сил, чтобы заполучить тебя и вот когда уже всё к нашей свадьбе готово, ты хочешь всё разорвать
Выражая разочарование голосом, убедительностью собственной речи, говорила Оксана, выказывая перед мужчиной красоту роскошных золотистых волос.
— У нас завтра свадьба — направилась Оксана ускоренным шагом к Коновалову — Ты сам предложил мне стать твоей женой, а теперь за день, до нашей свадьбы, бросаешь меня
— Я не то хотел сказать — не согласился с таким утверждением Коновалов, когда Оксана стремительно, подобно ярой хищнице, с недовольным выражением лица подошла к нему
— А что ты хотел сказать? — выказывая специально перед мужчиной горечь разочарования и дикой душевной обиды, потёками влаги под глазами, спросила его сердитым криком Оксана — Что ты сейчас хочешь бросить меня?
— Нет! — возразил Коновалов — Я говорю, что сейчас не лучший момент играть свадьбу
— Блядь ты это только сейчас понял, когда я поставила диагноз, взявшись за дело твоего сына
Кричала на него Оксана, когда слёзы с её лазурных, безупречно голубых, глаз текли ручьём, дыхание было учащённым, жадно хватая прерывисто воздух.
— Понимая, что не смогу, логично если рассуждать
Уверяла Оксана этого мужчину в своей правоте, словно боялась к нему прикоснуться, задержала перед ним согнутые обе руки в локоть.
— Решить эту проблему — говорила Оксана, застыв в ожидании, внимательно смотрела в глаза мужчине, перед которым стояла рядом с окном — Ты берёшь и под предлогом каких-то банальных отговорок, просто бросаешь меня
— Господи ну почему с тобой всё так сложно — уныло вздохнул Коновалов — Да кто тебе вообще сказал, что я хочу тебя бросить…….
«Блядь я понимаю, что я могу получить от него пиздячек, но они же приведут меня к сексу, а секс, к примирению, что же придётся устроить ему взбучку и спровоцировать его», подумала про себя Оксана, совершенно не слушая того, что говорил Коновалов.
— Хватит мне блядь тут врать!!! — испытывая ярость, Оксана влепила, крепкую пощечину, по лицу Коновалова — Я тебе не какая-то тряпка, которую оттрахал и можно выбросить
— М….. — стерпел, отвернув обиженный взгляд, такой сильный удар от Оксаны — Неужели ты думаешь, что вот так вот мы решаем проблемы
— Мы их не решим — прокричала громко на него Оксана — Пока ты не перестанешь таращиться на свою жену, как будто жалеешь о том, что бросил её — чувствовала она жжение после удара на поверхности своей ладони
— Я люблю только тебя — уверял он, вновь посмотрел на Оксану
— Так докажи мне это — требовательно попросила Оксана встав рядом с ним
— Как тебе еще это доказать? — спросил Коновалов, обвивая обеими руками лицо Оксаны, пробороздил её волосы, пропуская их промеж пальцев своих жарких ладоней
— Не знаю — прошептала Оксана, окутывая шею мужчины жаркими объятиями, прижалась к нему, застыла перед ним, раскрыв алую прелесть губ — Просто сделай так, чтобы я в тебя вновь поверила и возможно я найду ответ, если это будет не зря для меня
Не давая договорить Оксане, мужчина впился жарким поцелуем в её алые раскрытые губы, нагло пропихивая язык к ней в рот. Разрывая тут же пуговицы на его белой рубашке, Оксана чувствовала пыл и трепет его дыхания, стараясь не разрывать горячие узы поцелуя. Коновалов, опускаясь приятной нежностью крепких пальцев по спине Оксаны, что стремительно опускались до её упругих бёдер. Шикарно покачивая прелестью красоты бёдер Оксана, заголила торс мужчины, с которым, не разрывая страсть поцелуя, позволила ему вцепиться пальцами, обеих рук, в зеленую хирургическую рубашку, надетую на ней.
— Может мне стоит тоже порвать её? — предложил Коновалов медленно оголяя тело Оксаны
— Ну, это ведь собственность больницы — ухмыльнулась Оксана, жадно облизывая губы после приятного, для неё момента поцелуя — Думаю, ты будешь более благоразумен
— Так же как и ты — предложил Коновалов, не спеша снял рубашку с Оксаны кинул её на пол промеж упавших пуговиц разорванной своей белой рубашки
— Так же как и я — ухмыльнулась Оксана, вцепившись в бляшку черного ремня Коновалова, ловко расстёгивая её — И чего мы тогда добьёмся?
— Ну, для начала — убедительно приятно говорил Коновалов, заводя руки за спину Оксаны, коснулся пальцами застёжки кружевного бюстгальтера на её сочной объёмом груди — Предлагаю просто раздеться
— Ну, если для меня ах…. — почувствовала Оксана как мужчина ловко и неукротимо расстегнул застёжку её бюстгальтера — Это не окажется во мне каким-нибудь подвохом
— Подвохом может и не окажется — уверял мужчина, держа в ладонях чашечки бюстгальтера Оксаны, медленно оголил её грудь, спуская лямки бюстгальтера по рукам — Но в тебе, безусловно, что-то будет
Приятные ноты мужского голоса, дурманили слух Оксаны, притягивая её внимание к себе, желание и огонь рвения страсти кипели и бурлили в ней вулканом, стихия необузданной похоти вихрем раскачивала разум. Каждая клеточка тела Оксаны, когда она вновь прикоснулась к его горячему телу, впадая в объятие мужчины, желала почувствовать его в себе. Ощущая настойчивость и убедительность рук мужчины, Оксана, покачивая красотой упругих бёдер, улыбнувшись роскошной искушающей страстью улыбкой, почувствовала, как его пальцы вцепились в резинки зеленых хирургических штанов на ней.
— Мог бы оголить только низ — кокетливо пригрозила Оксана указательным пальцем, разговаривая рядом с пылающими губами мужчины, чувствовала, как его пальцы теребили резинку надетых на ней штанов — Зачем же оголять всю меня
— Я хочу получить — убедительным аккордом голоса заявил Коновалов медленно спуская штаны с Оксаны — Всю тебя
— Какой ты требовательный — ухмыльнулась Оксана, расстёгивая тут же пуговицу его черных брюк, ловко расстегнула молнию на них — Знаешь точно, чего хочешь — игриво сгибая ногу в колено, перешагнула она через лежащие на полу штаны, вильнув перед ним попкой
— Ты тоже знаешь, куда нужно лезть — взаимной улыбкой, ответил Коновалов, когда под властью рук Оксаны, его черные брюки упали вниз
— Не только же мне одной быть голой — обивая шею мужчины руками, Оксана прижалась к его телу, чувствуя розовыми сосками пышной груди трепетный исходящий жар от тела кавалера, крепкие руки которого легли к ней на талию — Я так уже хочу стать твоей женой, только ты и я
Руки мужчины медленно ползли по телу Оксаны, его крепкие и приятные трением подушечки пальцев медленно ползли по красивому изгибу её спины.
— Общею любить тебя одного сильно-сильно — заверила Оксана, прошептав рядом с губами Коновалова — Если ты, конечно, будешь меня радовать
— Обязательно — ответил Коновалова, медленно приближаясь к алым манящим губам Оксаны, что манили к себе сладким вкусом карамели
«Он ведёт себя так послушно, такое чувство что к этой встрече, непременно приложил руку Романов, хотя если честно я рада», подумала про себя Оксана, не давая мужчине себя поцеловать, повернулась к нему спиной.
— Хм….. — ухмыльнулась Оксана, покачивая упругой прелестью бёдер, подошла к окну, трогая коготками его вертикальные жалюзи — Что-то мне подсказывает, что ты не просто так пришёл сюда
— А может мне хотелось повидать свою будущую жену — возразил Коновалов проследовав следом за Оксаной к окну, рядом с которым она стояла — Нет правда без подвоха — коснулся мужчина приятной нежностью пальцев выставленных её бёдер
Столь приятное прикосновение к телу Оксаны, будоражило вихрем сокрушающей силы поднимающей волны в океане. Специально выставляя роскошные ягодицы, Оксана была сильно впечатлена, ощущением на их поверхности через надетые черные кружевные трусики, жарких ладоней, рук Коновалова. Головокружительная композиция «SalvadorDaliBlackSun», манила к себе оттенком восточного юза, что сплелась в гармоничной страсти с прекрасным ароматом смолы кедра, естественный запах которого подходил больше этому льву. Тело этого мужчины излучало из себя огонь желания бесподобного порочного искушения, манило к себе сознание Оксаны трепетностью и жаждой дыхания. Жар исходящей от его ладоней подобно пламени потока огня обжигал прикосновение и будоражил чувствительным нажатием подушечек пальцев на ягодицы Оксаны, жадно теребил резинку надетых на ней трусиков.
«Блядь его руки, его прикосновение, он еще ничего даже не сделал, а я уже вся теку, как ему это удаётся», подумала про себя Оксана, начиная учащенно дышать, чувствуя с какой приятной убедительной лаской, мужчина теребил резинку её черных кружевных трусиков.
— Ну, так сними их — издыхая нежностью стона, выразила Оксана собственное желание, сгорая, разумом, в пучине искушения порочной страсти — Если ты так этого хочешь
— Если ты этого сама хочешь — предложил Коновалов, потоком горячего шепотного дыхания, выразил он своё естественное желание
— Я хочу этого — запрокинув голову к самцу на плечо, простонала Оксана, нежностью стона, искусно выражая движением таза красоту собственного тела, находясь в объятиях кавалера
Подобно движению такта королевской кобры, Оксана, покачивая бёдрами, перед мужчиной, что чуть наклонившись, словно боясь потревожить её ритм искушения, снимал медленно черные кружевные трусики. Трением приятной ласки резинка кружевных трусиков скользила по бархатистой коже бёдер Оксаны, доставляя приятную радость и вихрь водоворота сексуальных чувств. Перешагивая медленно через лежащие на полу трусики, Оксана, специально забавляя своего льва, показала ему прелесть своих оголённых ягодиц, вильнув перед ним попкой.
— Иди ко мне
Повернулась Оксана к мужчине, впадая тут же в объятия приятных жарких рук самца, прикосновение которых будоражило рассудок, погружая тут же в ощущения, порочного сильного неподвластного разуму, сексуального влечения.
— Я тебе даю шанс, показать насколько сильно ты меня любишь
Покидая мужские объятия, Оксана, заигрывая с кавалером и не давая себя поцеловать, прошла мимо него не переставая смотреть в его глаза голодным искушенным взглядом.
— И на что ты ради меня готов? — взявшись за его кончики пальцев, Оксана, покачивая бёдрами, направилась к дивану
— Я думаю, что попробую использовать этот шанс — заверил Коновалов, проследовав следом за Оксаной, держась за кончики её пальцев, когда она так искусно манила его за собой
— Да уж блядь попробуй
Наступая коленом на диван, ощущая под собой влияние приятного пледа которым он была застелен, грязно выразилась Оксана, повернувшись лицом к своему искусителю.
— Сделать меня — коснувшись, пальцами обеих рук, резинки мужских трусов, распорядилась Оксана — Своей единственной любимой королевой
— Ты и так есть — заверил Коновалов забираясь на диван к Оксане, освобождаясь от нижнего белья, оставляя его лежать на полу — Моя единственная любимая королева
— Так докажи мне это — схватившись за напряженный член мужчины, прошипела Оксана старательно рядом с его горячими пылкими губами
Медленно и ловко пальцами, Оксана заголила головку члена самца, раскрывая перед её неугомонной терзающей ожиданием времени, алую красоту губ. Выгнув спину кошкой, выставляя изумительную прелесть бёдер, Оксана, стоя на четвереньках, лаской приятного скольжения облизнула головку пениса ухажёра, проводя по её нежной пульсирующей порочным искушением бархатистой кожице, скользким движением холодной поверхности языка. Аккуратно всовывая головку члена мужчины промеж раскрытых алых губ, Оксана ощущала поверхностью языка его пульсацию вен, чувствовала вкус его смазки. Мужчина, вцепившись в волосы Оксаны, пропуская промеж пальцев золотистые пряди, другой рукой, провёл ладонью по изящному силуэту её спины. Ёрзая губами по стеблю пениса мужчины, Оксана искусно играла телом, выказывая перед мужчиной, красоту собственного обнаженного тела. Ощущая не подвластной силы для Оксаны, возникали у неё в голове, когда она истязала стебель пениса мужчины до его гениталий, ощущая у себя в гортани пульсацию его головки.
Жаркой плоскостью ладони, мужчина вел по животу Оксаны, касаясь пальцами её лобка, медленно подушечками пальцев перешёл на влажную поверхность её пылких мокрых влагой искушения, половых губ. Коновалов обвил жаркими ладонями бёдра Оксаны, вынуждая оторваться от своего члена, укладывая медленно её на диван спиной. Сгорая в ритме сексуального искушения, бурлящих внутри неё чувств, Оксана медленно развела перед мужчиной свои ноги, согнув их в колени. Прикосновение приятных подушечек пальцев будоражило Оксану, как только она ощутила власть руки мужчины на плоскости своего живота, выгнув спину, поддавалась влиянию самца. Поверхностью жгучей слюны языка, мужчины провёл вдоль по половым губам Оксаны снизу вверх, устремляясь к её клитору. Искусно самец языком по оголённой головке клитора Оксаны, взывая водоворот сокрушающих разум чувств, поднося два сомкнутых пальца к мокрым губам её влагалища. Сжимая неожиданно одной рукой грудь Оксаны, вынуждая её открыть лазурную прелесть топазных глаз, она почувствовала, как скользким влиянием пальцы мужчины ловко вошли в неё.
— Ах…. — издала Оксана насыщенный сексуальной нотой стон, чувствуя проникновение мужских пальцев в себя
— Тише-тише девочка моя — заверил нежностью шепота Коновалов, когда Оксана извивалась в неистовстве порока сексуальной страсти, лежа перед ним на диване — Всё хорошо
Самец искусно стимулировал точку G, вынуждая Оксану познать новую волну для неё сексуального верха ощущений. Царапая когтями поверхность дивана, Оксана, сгорая в пучинах бездны порочного соблазна, чувствовала, как кавалер умело обращался языком с её клитором, покрывая его чувствительную поверхность изобилием своей слюны. Сжимая пальцами одной руки грудь Оксаны, прислоняя плоскость ладони к её розовому соску, Коновалов достаточно умело истязал пальцами нежные стенки её мокрого влагалища.
Наступление пика ощущений у Оксаны пришло с увеличением притока крови к половым органам, когда её нервные окончания подвергались мощной и умелой стимуляции мужских рук Коновалова. Множественная стимуляция клитора Оксаны, подводило её тело к многосерийности удовольствия. Точка G, что так неожиданно применил Коновалов и стимуляция клитора Оксаны губами, доводило её сознание до сокрушительной силы оргазма. Половые мышцы Оксаны сократились, словно сжались на такой вершине чувств, она ощущала каждой стеночкой влагалища пальцы мужчины в себе, что так ловко массировали бугорок стенки внутри неё.
— Я тебя обожаю — простонала Оксана, изливая всю накопленную энергию при такой сильной стимуляции клитора губами и пальцев мужчины внутри себя — Продолжай, прошу тебя
— Я и не думал останавливаться — заверил Коновалов
— Я тебя обожаю — вновь произнесла Оксана, чем сильно шокировала Коновалова своей многократностью этого выражения
— Оксана?! — остановился вдруг Коновалов беспокоясь о состоянии Оксаны — С тобой всё нормально
— Твоя королева — изнывая в собственных стонах, говорила Оксана с закрытыми глазами — Желает восседать на троне — с пугающей ухмылкой на лице говорила она
— О чем ты?! — испугался Коновалов, быстро вытащил пальцы из Оксаны
— Блядь как же всё-таки это приятно — рассмеялась Оксана истерическим смехом с закрытыми глазами, совершенно не отдавая себе отчет о поступках
— Оксана любовь моя — вызывая тревогу в голосе Коновалов не мог понять что происходит
— Я хочу восседать на своём троне — настораживающей ухмылкой голоса, повторила Оксана своё требование, оставляя глаза закрытые, начиная дышать учащенным изнывающим в стонах тактом
— Хорошо-хорошо — выражая беспокойство Коновалов поднял Оксану на руки когда она лежала на диване, не отдавая себе отчет о происходящем
Изнывающее в стонах тело Оксаны находилось в крепких руках Коновалова, лишившись рассудка из-за сильной многократной серии оргазмов. Голова Оксаны находилась в опущенном состоянии, пряди роскошных золотистых волос ровным потоком свисали вниз, руки свисали вниз. Голубые лазурные, как топаз глаза Оксаны были закрыты, с алых раскрытых едва губ издавался легкий насыщенный эротический стон. Тело Оксаны полыхало огнем необузданной страсти, с половых возбужденных губ сочилась тонкая струйка оргазма прямо на руки Коновалова.
— Оксана все ли нормально? — положив изнывающее в стонах тело Оксаны в черное кожаное кресло, спросил Коновалов
— На колени — приказным, лишенным остатком сил голосом распорядилась Оксана обращаясь к мужчине, что где-то ходил по комнате — Не оставляй меня одну — произнесла она через несколько минут, положив руку на голову что раскалывалась от сильного притока крови
— Даже и не думал любовь моя — почувствовала Оксана голос Коновалова рядом с собой, как он рядом сел на пол около кресла в котором она лежала бреду полной эйфории
— Мне так хорошо — улыбнулась Оксана, не открывая глаз — Как я давно такого не испытывала, я так одинока, хоть бы кто-нибудь взял бы и полюбил меня
— Я люблю тебя — уверял Коновалов положив приятную ладонь руки на колено к Оксане
— М….. — простонала Оксана озабоченной кошкой — Как же приятно вновь осязать твоё касание
— Оксана что с тобой я волнуюсь — слышался отзвук эха голоса Коновалов в голове у Оксаны
— Что здесь происходит?! — раздался голос Валентины после того как дверь кабинета неожиданно открылась — Где Оксана Владимировна?
— Я не знаю, что с ней происходит — уверял Коновалов отзвуками отдаленного эха, вставая рядом с её кресла, где она сидела обнаженной
— Да что вечно между вами творится? — недовольно подошла к креслу, стукая каблуками красных туфель Валентина
— Мы просто немного занялись любовью — смутился Коновалова, отходя в сторону от кресла
— Я вижу, что вы немного занялись любовью — выражая возмущение, подошла Валентина к креслу, в котором сидела Оксана — Оксана Владимировна что с вами?
— Может дать ей время отдохнуть — предложил Коновалов
— Господин Коновалов я, конечно, понимаю, Оксана Владимировна ваша будущая жена! — не согласилась с таким предложением Валентина — Но в данный момент она нужна сейчас в здравом рассудке, а иначе вы и она пожалеете
— А в чем собственно дело? — был возмущен Коновалов подобным поведением со стороны Валентины
— Дело в том господин Коновалов, ваша жена забирает сына из больницы и прямо сейчас — трясла Валентина Оксану за плечи вынуждая прийти в себя — Да приходите вы уже в себя — нанесла она несколько раз жгучих шлепков от пощёчин ладонью одной руки, ей по лицу
— Может я могу чем-то помочь — испугался Коновалов, почувствовав себя абсолютно растерянным
— Нашатырный спирт быстро — продолжала она бить Оксану по лицу ладонью руки вынуждая прийти в себя — Это тот маленький флакон на верхней полке шкафа
— Да-да конечно — открывая дверцу шкафа, Коновалов отчаянно схватил стеклянный флакон и направился к рыжеволосой девушке, что шлепала Оксану по лицу ладонью руки
— Что вы с ней сделали? — возмутившись, спросила Валентина, пропитывая тампон нашатырным спиртом — С Оксаной Владимировной нужно быть очень аккуратной она очень чувствительна к нежностям, как вы её до такого довели?
— Мы просто….. — уверял Коновалов, испытывая, переживая, когда Валентина сунула под нос Оксане нашатырный спирт
— Да просыпайтесь вы, наконец!!!! — била рыжеволосая девица, Оксану ладонью руки по лицу, держа у неё под носом тампон нашатырного спирта
— Тьфу….. — испытывая сразу резкий противный запах, выражая отвращение, Оксана быстро пришла в себя — Да ты охуела что ли?!! — прокричала она на Валентину, что держала её за пряди распущенных золотистых волос
— Ну наконец-то — отпустила Валентина волосы Оксаны — Я уж думала вас не откачаю, вы в своём уме, что вы черт возьми тут оба устроили в больнице, да посреди того что сейчас происходит
Рыжеволосая девушка была одета в белый длинный халат врача, красиво выражающим v-образной формы декольте, за счет которого было отчетливо видно скрывавшийся красный кружевной бюстгальтер. Вырез спереди у халата открывал красоту белоснежных чулок, что обволакивали ноги строптивой львицы, их эротический кружевной узор мог подчинить окружающих к ногам обладательницы такой нежной и гладкой материи. Приятным оттенком кашемирового дерева было пропитано тело Валентины, стойкость такого аромата принадлежит к изумительной коллекции парфюма «Azzaro Club Women». Высокий каблук красных туфель смотрелся на стройных ногах рыжеволосой бестии просто изумительно, прекрасно выражая стразами на них их высокую цену.
— Блядь да я тебя сейчас убью — прошипела Оксана, схватившись тут же за рыжие волосы Валентины, вынудила её нагнуться — Ты применила ко мне силу и тебе придётся за это ответить
— Оксана отпусти её — приказным тоном обратился Коновалов быстро подошёл он, к креслу, схватившись за кисть руки Оксаны
— Молотовы хотят забрать своего сына — пояснила Валентина
— Пускай забирают — отпуская волосы Валентины, хладнокровно ответила Оксана, отворачивая сгорающий от стыда взгляд распущенных голубых глаз от Коновалова
«Пиздец, что он теперь про меня подумает, наверно то, что я не на что не способна, что я какое-то блядь там бревно», посмотрела Оксана в другую сторону, оставаясь сидеть обнаженной в черном кожаном кресле.
— Что как будто нет возможности провести операцию — Валентина, словно не хотела упускать надежду
— Ты сама всё видела — шепотом, стесняясь посмотреть Коновалову в глаза, ответила Оксана — На данной стадии такой серьезной патологии уже почт ничего нельзя сделать
— Вот именно почти! — ухватилась Валентина за это слово, присев на одно колено рядом с креслом, в котором сидела Оксана — Значит что-то всё-таки да есть
— Блядь чего ты от меня в конце-концов ждёшь?! — прокричала, не сдержала при себе эмоции Оксана
— Чтобы вы встали и оделись — в ответ криком выразила Валентина собственное пожелание, схватившись за ногу Оксану — Хватит вести себя как будто всё потеряно никогда не поздно что-то взять и изменить, можно же как-нибудь скорректировать движение крови
«Скорректировать направление крови, возможно, можно», предположила Оксана, повела недовольно губками, посмотрев, возмутившись, на Валентину, когда она держалась за её ногу.
— Но мне нужны будут все свободные руки — заявила Оксана, поджав под себя ноги, когда Валентина убрала с них свою руку, оставаясь сидеть в черном кожаном кресле
— Просто оденьтесь — приказным тоном говорила Валентина, стоя перед креслом, в котором сидела Оксана, положив руку на выставленное бедро — И выйдите туда
— И что я им скажу? — удивилась Оксана такой решительности со стороны рыжеволосой девицы
— Ну не знаю — ухмыльнулась Валентина — Вы же в конце-концов заведующая отделением, задействуйте службу безопасности больнице перекройте выходы
— Да но там Молотов — возразила Оксана, посчитав эту идею бредовой — Тихонов в любом случае встанет на сторону сильных, у меня просто нет шансов
— Вообще-то есть — одевая на себя рубашку, пояснил Коновалов, оставляя верхние разорванные пуговицы расстегнутыми — Романов на нашей стороне именно он послал меня к тебе
«Я так и знала ну и скотина же ты после этого Коновалов, смелости не хватило самому принять решение и прийти ко мне», подумала про себя Оксана, сморщив от недовольства губы.
— Значит вы с Романовым заодно — ухмыльнулась Оксана, положив теплую ладонь на бедро, выражая презрение, посмотрела на Коновалова — Ну так задействуй его помощь
— Я так и сделаю — подняв воротник белой рубашки, согласился Коновалов направляясь к креслу в котором сидела Оксана — После того как буду уверен, что с тобой ничего не случиться — подошёл он к креслу, присев на одно колено
«Сука такая, да как ты посмел за моей спиной, когда я тебе так доверяю, плести какие-то интриги и заговоры», размышляла Оксана, испытывая отвращение к этому мужчине, отвернула от него свой обиженный взгляд.
— А что со мной может быть что-то не так? — не желая даже посмотреть в сторону Коновалова, тихим шепотом ответила Оксана — Ты рад да, тебе ведь удалось да, поимел меня и бросил
— Ну, господи Оксана — склонив голову к ногам Оксаны, возразил приятным нежным голосом Коновалов — Да почему тебе вечно кажется, что я тебя брошу — обхватил он обе её руки
— Оксана Владимировна я конечно понимаю сейчас не лучшее время прерывать ваше романтическое время проведения — прервала романтический момент ожидания, когда взгляды Коновалова и Оксаны сошлись воедино — Но если вы не вмешаетесь они увезут ребёнка
— Блядь — прошипела Оксана, посмотрев влюбленными до безумия глазами на Коновалова — Но почему всё должна делать я сама, почему никто не может решить такую простую проблему
— Я пойду, поговорю с Романовым — коснулся он, жаром пылающих губ Оксаны, оставляя сладкий осадок поцелуя на её алых губах — Может он нам поможет
Всё в теле Коновалова манило к себе рассудок Оксаны, запах его парфюма, пот, что выделяли поры на его коже и даже аромат черного кофе на его губах, что он оставил, когда коснулся нежностью собственных губ её алой безупречной красоте губ. Каждая клеточка тела Оксану, словно кричала «не уходи» этому мужчине, её разум желал остаться мгновение лишь в объятиях этого человека принадлежать только ему одному. Лишь этот непродолжительный момент, что длилось несколько секунд, когда взгляд Оксаны сошёлся с взглядом этого мужчины в единой гармонии любви, представляя в голосе что где-то там, на балу она танцует с ним необузданный танец страсти.
— Давай вали к своему дружку — раздражительно царапая кожаную ткань черного кресла, в котором сидела, выразила Оксана шепотом мысли — Он ведь важнее чем я, не так ли — выражая обиду, прошипела она, оскалив зубы, подобно ярости кобры, на этого мужчину
— Ну а как ты хочешь? — уныло вздохнул Коновалов
«Кажется я допекла его до белой горячки это уже видно по выражению его глаз, как он хочет мне врезать по заднице», подумала про себя Оксана, выражая застенчивый взгляд, посмотрев опустив глаза искоса на мужчину что стоял рядом с её креслом.
— Ты ведь меня сам раздел — шепотом искусного обольщения говорила Оксана — Так теперь будь добор сам одень — выказывая красивые ямочки на щечках
— Р…. разбирайтесь сами, только быстро — прорычала недовольно Валентина — Я постараюсь задержать для вас Молотовых, только давайте живее прошу вас
— Я же тебе не марафон тут бежать собралась
Ухмыльнулась Оксана, испытывая поразительную наглость характера, указательным пальцем указала мужчине сидя в кресле на лежащие на полу кружевные черные трусики.
— А что ты так удивлённо на меня смотришь? — удивилась Оксана, поднимая подбородок к верху, выражая удивительный взгляд, гордость подобающей царице, пользуясь обольщением голубых лазурных глаз — Ты теперь их и одевай
— Это ваша жена господин Коновалов — ухмыльнулась, пожав плечами Валентина — Так что вам её теперь терпеть и выслушивать всю жизнь
— Давай-давай — с усмешкой на губах, повторила свой приказ Оксана — Мне еще идти разбираться с твоей женой, представляешь каково должно быть тошно мне это делать сейчас, после того как ты меня оттрахал тут
— Я значит и оттрахал? — возмутился, состроив выражение лица шуткой Коновалов — Ну замечательно она сама меня совратила, а теперь говорит что я виноват
— Мог бы просто не поддаваться — нахмурила Оксана губки, оставаясь сидеть в кресле
— Оксана Владимировна! — открывая дверь, подняв тон собственного голоса, обратилась Валентина, встав в проходе открытой двери
— Ах… да-да Валентина — радушно ответил Коновалов, отпрянув тут же от Оксаны, сделал вид, что будто смутился упрёка со стороны Валентины — Я постараюсь не задерживать свою жену, в конце концов она же тут вроде как королева
— Она не королева, она заведующая — возразила Валентина, облокотившись, спиной на каркас открытой двери, давая возможность пройти через проход, что она освободила — Но соглашусь, кое-какие полномочия у неё действительно есть
— Кое-какие?!
Возмутившись, прошипела Оксана, оставаясь сидеть в кресле, испытывая ненависть, процарапала коготками по его нежной и гладкой кожаной поверхности.
— Это еще слабо сказано
Вредничала Оксана, оставаясь сидеть, когда дверь её кабинета не став слушать дальнейшее высказывание, Валентина тихо закрыла за Коноваловым.
— Блядь вот как вас после этого мне называть? — прошипела Оксана, оставаясь в тишине одной в кабинете за закрытой дверью — Даже не могла дождаться, когда я оденусь
Медленно вставая с кресла, выгибая спину кошкой, прошла Оксана, по кабинету озираясь на весь бардак разбросанных по полу вещей. Прислонила коготок указательного пальца, Оксана смачно его, облизнув губами, встав спиной к окну, за стеклом которого на фоне надвигающей деревенской ночи, при свете фонарного уличного столба, падал крупными хлопьями снег.

***
Темнота надвигающей ночи, окутало пространство зимнего окутанного пеленой тумана, небо над деревней. Морозная свежесть насытила атмосферу воздуха, в палитре с падающим снегом и легким дуновение ветра, раскачивающим деревья в больничном дворике, стряхивая с них крупинки одеяла, укутанного покрова снега. Свет уличного освещения периметра больницы с трудом мог пробиться через туман, а так же свет над козырьком крыльца, входа в отделение приёмного покоя, к крыльцу которого подъехала задом газель скорой помощи, мерк в этой густой темноте ночного сумрака. Плотным покровом из выхлопной трубы подъехавшей машины валил дым, сгущаясь потоком общей воздушной массой, насыщал воздух запахом сгорающего в цилиндрах двигателя бензина. В парковой зоне отдыха, во мраке царства ночи, было слышно, как лаял какой-то деревенский пёс, стряхивая снег с ветки тополя, взлетел большой ворон. На главном крыльце, основного входа в больничное здание, в ночи, стояли две медсестры, вольно раскуривая сигареты девушки весело хихикая, общаясь между собой, смотря при этом в экраны телефонов.
— И так все документы готовы
Слышался с улицы, голос Тихонова, что стоял на крыльце приёмного покоя, пока Оксана звонко стукая каблуками черных туфель, направлялась по коридору, проходя мимо пластиковых окон.
— Я скажу Оксане Владимировне, что выписка от неё не нужна вам — распорядился Тихонов, стоя спиной к входу — Я договорился с клиникой в Израиле, думаю, мой старый друг поможет вам с решением проблемы
— Андрей Михайлович — схватившись за поручень каталки с лежащем, на ней ребенком, возразил Романов, когда санитары ввозили её во внутрь открытых задних дверей газели — А я всё-таки думаю, что не стоит принимать сейчас поспешных выводов
— Что вы себе позволяете Сергей Викторович?! — возмутился Молотов, сурово посмотрев на Романова — Мы уже несколько суток в этой больнице и до сих пор ваша Оксана Владимировна кроме того как поставила верный диагноз не смогла найти решение этой проблемы
— Охрана!
Распорядилась Оксана, когда проходила мимо поста службы безопасности, одевая на голову, капюшон белого зимнего пальто, скрывая под ним пряди роскошных пышных золотистых волос.
— Задержите эту газель и перекройте периметр — указала Оксана указательным пальцем на газель стоящую у крыльца приёмного покоя
— По какому праву?!
Возмутился, обернувшись Тихонов заметив подходящую к входу открытой двери Оксану, что привлекла сразу всех внимание собравшихся людей на крыльце, стукам каблуков черных туфель.
— Да что вы себе позволяете? — был крайне недоволен заведующий больницей
— Ты что вообще сдурела?!! — грубо выразила Алина Молотова, перекрывая сразу путь к выходу Оксаны на улицу — Ты же сама нас отпустила, готовила выписку, которую мы так и не дождались, так теперь нам не даёшь просто уехать, когда сама же не можешь решить проблему
— Я знаю как провести операцию — заверила Оксана, подошла к отрытой двери, когда Алина Молотова перекрывала ей путь, положила обе руки на её руки — Ваш ребёнок не переживёт поезду при таком сильной атриовентрикулярной блокаде — уверяла она, пытаясь выйти на улицу
— Вы же всех нас убеждали, что не способны решить такую проблему — пояснил Тихонов, не соглашаясь с мнением Оксаны — Что вдруг за пару часов вы нашли нужный вариант, как раз именно в тот момент, когда ваша свадьба и ваш день рождение именно завтра
— Ну, такая уж я
Ухмыльнулась Оксана роскошной красоты улыбкой, безупречно накрашенных алых губ, чувствуя влияние прохладного воздуха, проникающего в помещение, через открытую дверь.
— Клянусь, я задействую силы всех служб безопасности этой больницы — сурово заявила Оксана о своих намерениях — Позвоню Нечаеву, чтобы поднял весь деревенский патруль, но поверьте мне я обещаю из деревни, даже до выезда ваша газель не доедет
— С чего нам тебе верить?! — насмехаясь, спросила Алина Молотов, повернувшись к Оксане спиной
— А я ей в этом сам помогу — вступился Романов, встав между Молотовым и его дочерью — Я же вам говорил Оксана Владимировна, найдёт решение проблемы
— Мне прям сейчас позвонить Нечаеву?! — придавая серьезность голоса, говорила Оксана, доставая телефон из кармана белого пальто — Хотите и он в миг перекроет все выходы из деревни ваша скорая не покинет деревню это я вам обещаю
— У вас будут большие проблемы Оксана Владимировна — понимая свою безвыходность положения, пошёл на уступки Тихонов — У вас время до рассвета
— Что вот так вот вы отдаёте ей моего сына?! — была возмущена, огорчившись, сложившимся положением, подняла голос, возразила Алина Молотова — Да вы издеваетесь!!!
— Я конечно дико извиняюсь, что перебью тебя — ощущая окутавший тело холод, возразила Оксана, не придавая значения возражению Алины Молотовой — Но я только недавно вылечила у вашего ребёнка пневмонию, а на улице холод собачий, так что везите срочно его обратно в больницу
— Ну что же — недовольно повёл челюстью Молотов — Надеюсь, на вашу компетентность, но учтите, если вы не справитесь, если хоть что-нибудь пойдёт не так, то Оксана Владимировна я обещаю, я вас уничтожу
«А чего я ожидала, мне стоило было ожидать такой реакции со стороны Молотова, когда я пошла на такой отчаянный шаг», вздрогнула Оксана от испуга, когда в небе рядом с больничным двориком взорвался салют, озаряя небо естественным красным цветом.
— Ох…. Андрей Михайлович — рассмеялась Оксана, подавляя в себе дикий терзающий страх, посмотрела в глаза этому большому человеку — Думаю после того, как я спасла жизнь вам и вашей дочери вы мне должны доверять беспрекословно — отступая в сторону, давая возможность проехать каталки с ребёнком в больницу
— Только лишь, поэтому я всё еще доверяю вашему безумию — согласился Молотов, когда его дочь, так возмутившись, посмотрела на него
— Ты что доверяешь жизнь моего мальчика этой наглой самовлюблённой блондинке?! — была возмущения Алина Молотова, обращаясь к своему отцу, словно как с надеждой
— Алина хватит! — прокричал он на неё хриплым голосом, когда Оксана, стоя между ними стряхнула с кончика носа упавшую снежинку — Если Оксана Владимировна говорит что может провести операцию, значит, она может её провести
— Ты что теперь будешь потакать её капризам — была не согласна Молотова с таким решение, выражая недовольство со слезами на глазах, посмотрела на своего отца
— Я дал время до утра — распорядился Молотов, следом за каталкой, что санитары закатили обратно в приёмный покой с лежащим и тепло укрытым на ней годовалым ребёнком
— Ну, знаете, Оксана Владимировна — возмутился Тихонов — Вам такой фокус дорого обойдётся
— Уже начинаю об этом жалеть — с сарказмом произнесла Оксана, заходя в помещение следом за Молотовым — Раз уж так получилось Валерий Валерьевич
Обратилась Оксана к Тихонову, проходя по бетонному покрытию пола, отделения приёмного покоя, куда санитары закатили обратно каталку с ребёнком.
— Мне нужны все свободные руки — говорила Оксана отошла к окну сразу же от потока, ощущая влияние сквозняка, врывающегося в помещение холодного воздуха — Не знаю, задействуйте Ларионова или Марину Викторовну дайте мне хоть кого-нибудь из них
— Дорого вы мне обходитесь — прислонил пальцы холодной руки Романов к челюсти — Я позвоню Марине Викторовне, так сказать окажу ей услугу, если она поможет вам
— Надеюсь, эта услуга будет для вас не слишком уж дорогой — ухмыльнулась Оксана, встав рядом с Романовым, взявшись кончиками пальцев за его воротник черного пальто, задрала его к верху
— Приемлемо — ответил Романов с усмешкой, обернувшись как дверь, что вела на улицу тихо и плотно закрылась с помощью доводчика
— Тогда я так думаю — оставаясь наедине в отделение приёмного покоя, тихим шепотом говорила Оксана рядом с губами Романова — Вас не затруднит заставить Марину Викторовну прийти в мой кабинет на втором этаже через час
— Думаю спасти внука Молотова пока еще в моих интересах — выразил согласие Романов
— В таком случае предупредите, чтоб через час была в моём кабинете — игриво коснулась Оксана кончика носа Романова указательным пальцем
Повернувшись спиной к Романову, Оксана чувствовала его напряженный желанный взгляд, что сверлил её. Выказывая красоту скрытых под белым пальто бёдер, Оксана направлялась по темному коридору больничного здания, звонко стукая каблуками черных туфель по бетонному покрытию пола. Палитра густых оттенок теней, качающегося за окнами большого тополя, проникая через покрытое, изморосью стекло покрывала своей необъятностью голые стены коридора. Мрачная тишина этого места позволяла слушать шепотную речь дежурного персонала больницы, шарканье шагов людей и свет мерцания гирлянд от новогодней ёлки расположенной в вестибюле. В воздухе запахло приятным сигаретным дымом с оттенками розы, когда Оксана прошла мимо двух молодых дежурных медсестёр, чьи прекрасные пикантные взгляду хрупкие тела были одеты в белые короткие медицинские халаты, а высокий каблук их туфель заставлял обратить внимание на красоту стройных ног.


Включая негатоскоп, легким нажатием клавиши, Оксана подсветила снимки проделанной коронарографии висевшие на нём.
Негатоскоп — устройство, предназначенное для просмотра на просвет сухих и мокрых чёрно-белых радиографических снимков (рентгенограмм, томограмм и т. д. ).
Встав у приборной панели с подсветкой, Оксана, выражая прелесть красоты собственного тела, прислонила указательный палец к одному из снимков. Ларионов сидел, держа кружку с черным кофе, аромат которого заполонил, затмевая сторонние запахи в кабинете, оттенок запаха которого придавал легкую бодрость жизненных сил. Расположившись на кожаном черном диване, Марина Викторовна положив медицинскую карту ребёнка на колен белой длинной юбки, внимательно изучала поставленный диагноз. Валентина красиво выражая прелесть оголённого бедра, сидела на краю стеклянного стола, держа в руке пластиковый стаканчик с кофе, а в другой руке, сочную булочку, искусно выказывая смачно находящееся в ней повидло. Жалюзи в кабинете были полностью закрыты, яркий свет светодиодных квадратных светильников служил единственным освещение белого света.
— И так коллеги — начала разговор Оксана, встав боком к негатоскоп — Хочу вам представить сложный врожденный порок транспозиция магистральных сосудов
Указывая коготком указательного пальца на снимок проделанной коронарографии, хищным взглядом посмотрела на Валентину, что так искушено выражая красоту собственного тела, сидела на краю стеклянного стола.
— Это когда устья основных артерий аорта и легочный ствол поменялись местами
Рассказывала Оксана, повернувшись лицом к своим коллегам, встав спиной к устройству для просмотра снимков
— В типичном случае мы понимаем, что при такой выраженной сложной форме порока, ребёнок бы не дожил до годовалого возраста, если бы не……
— Он не сочетался с открытым артериальным протоком — продолжил дальнейшее высказывание Ларионов, посмотрев на лежащий перед ним планшет с анализами и проделанным заключением
«Блядь меня ужасно бесит, когда кто-то прерывает меня», подумала про себя Оксана, нахмурив от недовольства, опуская взгляд лазурных голубых глаз, искоса посмотрела на Ларионова.
— Да конечно — вздыхая отчаянно, сдерживая внутри себя пыл, продолжила Оксана — Поскольку нашему пациенту уже год жизни его правый и левый желудочки уже подстроились под данный тип нагрузки качать кровь в малый и большой круг кровообращения
— Тогда что же вы предлагаете?
Проявляя интерес, спросил Ларионов, открепляя лист с анализами от планшета, что лежал перед ним на столе, повернул кончиками пальцев кружку с кофе ручкой к себе.
— Учитывая, что у мальчика выраженная блокада атриовентрикулярного узла
Продолжил высказывать своё мнение, говорил Ларионов, выражая критику во взгляде через стёкла надетых на глазах очков.
— И в условиях сильно ослабленного организма после проведенной коронарографии, что прошла сегодня — пытаясь придать убедительность своим словам, рассуждал Ларионов — Вы хотите провести операцию?!
«Блядь да что мне твои пустые слова, когда ты на самом деле не понимаешь насколько всё плохо, мальчика возможно уже заберут завтра с утра, если я не проведу операцию прямо этой ночью», схватившись легонько за краешек черной надетой на бёдрах юбки, подумала про себя Оксана.
— У меня просто нет другого выбора
Заявила Оксана, поднимая подбородок к верху, после того как выслушала и не приняла во мнение, пустые высказывания Ларионова.
— К тому же операция будет проводиться по методу Сеннинга — рассказывала Оксана, обращая внимание как Валентина на неё внимательно смотрит — Таким образом, мы перенаправим ток крови, не изменяя само место расположения основных магистралей
Проходя по кабинету в сторону окна, Оксана, обращая внимание на то, как искушено Валентина смотрит на неё, чаруя её сознание своим внушительным внимание.
— Операция будет проходить с использованием аппарата для искусственного кровообращения и гипотермии
Объясняла Оксана, раздвигая аккуратно коготками одной руки вертикальные висевшие на окне жалюзи, прищурив чуть лазурную прелесть глаз от яркого света фонарного уличного столба.
— Вскрываем перикард, мы попадаем в предсердие, где делаем искусственно межпредсердную перегородку и создаем заплаты и таким образом мы перенаправляем ток крови
— Скажите, а последствия после операции, какие ожидают ребёнка и родителей? — поинтересовался Ларионов
— Поскольку после операции системным остается правый желудочек
Рассуждала Оксана, заметив взгляд, частичное отражение взгляда Валентины на покрытом изморосью стекле окна рядом с которым она стояла, когда рыжая девушка вольно покачивая бёдрами, прошла за её спиной.
«Эта рыжая сучка, что решила совратить меня, хм….. мне все же интересно, что из этого выйдет, когда я её обломаю», подумала про себя Оксана, решив воспользоваться моментом и отомстить рыжеволосой девушке.
— То характерными осложнениями являются его дисфункция
Продолжила говорить Оксана, обернувшись, встав спиной к окну, опираясь бёдрами через черную юбку на его пластиковый подоконник.
— И недостаточность трехстворчатого клапана — пояснила Оксана, отходя от окна, направилась к столешнице рядом с которой стояла Валентина, ставя искусно в каждом шаге ноги крест-накрест
— Что мы будем делать с артериальным протоком? — поинтересовалась Марина Викторовна, закрывая медицинскую карту, что лежала у неё на коленях, положила её рядом с собой на диване
— Это пока не наша главная проблема — возразила Оксана, подходя со спины к Валентине, что включила электрический чайник, который стоял на столешнице
— Но ведь в последующем это станет проблемой так ведь Оксаночка? — не принимая для себя такое утверждение, возразила Марина Викторовна — Куда тогда родителям этого ребёнка бежать?
— В обще-то один из родителей — ухмыльнулась Оксана, встав у столешницы рядом с Валентиной, положив ладони теплых рук на её гладкую поверхность — Станет завтра моим мужем
— Вы лечите сына Коновалова? — выразил удивление Ларионов
— Оксаночка соглашается с тем — умело изменив тему, поделилась впечатлением Марина Викторовна — Что последствия, о которых мы предупреждали, когда лечили дочь Молотова, в скором времени дадут о себе знать и её сыну
Вставая с дивана, пояснила Марина Викторовна, поправляя кончиками пальцев, согнув руку в локоть, роскошную объёмную укладку белокурых волос. Удивительное синее платье, выражая пикантные сочные черты тела этой знойной блондинке в очках. Вдохновляющая композиция вкусовых оттенков собралась в единой композиции «LaRouedeLaFortune», завораживающая гармония запаха жасмина сплелась воедино с туберозой и непревзойденным по значимости ароматом гардении. Сочетание столь сильных и в тоже время естественных запахов парфюма этой роскошной блондинки говорили о капризной госпоже, способная удивлять и поражать, подчинять к себе внимание окружающих себя людей. Высокий синий каблук туфель Марины Викторовны выказывал сексуальность этой женщины, её гордую натуру придавая стройным ногам, изощрённое внимание для похоти и желания.
— Вы мне нужны не для того чтобы оспаривать моё мнение
Возразила Оксана, повернувшись спиной к столешнице, опираясь бёдрами на её приятную нежную грань, поддаваясь искушения пленительных чувств, бурно продолжающих играть в ней.
— Так что прошу соглашаться со мной — заявила Оксана, поднимая гордо подбородок к верху, опираясь руками на столешницу к которой прижилась бёдрами — Чтобы выполнить столь сложную операцию мне потребуется дополнительные несколько пар рук
— И ты, конечно же, возьмешь в случае чего — поднимая с дивана синее пальто роскошное пальто с пышным морского цвета мехом — Всю ответственность на себя?
— Вы лишь только делайте свою работу — прошипела Оксана, ощущая, как власть порочного соблазна охватывает всё её тело и разум — Больше от вас ничего не требуется
— Нечего злиться
Возразила Марина Викторовна, стоя рядом с диваном, держала в одной руке синее тёплое пальто, другую положила на пикантные выставленные бёдра.
— Да и кстати Оксаночка! — направляясь по кабинету, остановилась Марина Викторовна напротив стеклянного стола — Поздравляю тебя с будущей свадьбой
— Меня, конечно, удивляет то, как вы находите ответ, когда он абсолютно неясен другим
Вставая со стула, на котором сидел, делился впечатлениями Ларионов, прикрепляя листы к планшету, что лежал перед ним на столе.
— Но ваши методы, они несут опасный социальный характер, так что Оксана Владимировна это наше последнее с вами дело
Продолжил высказываться Ларионов, отрывая от стола белую керамическую кружку с терпким ароматом черным кофе, сделал небольшой глоток из неё.
— Боюсь в последующем я не смогу так равнодушно закрывать глаза на ваше полное бездушие к пациентам, которых мы лечим — поставив кружку на стол, выражая недовольство, высказался Ларионов
«Наглый старый самодовольный хлыщ», подумала про него Оксана, сморщив от возмущения алую прелесть накрашенных щедрым слоем помады губ.
— Подготовьте лучше операционную Валерий Николаевич — распорядилась Оксана, надувшись, как королевская дикая кобра, посчитав это высказывание в свой адрес, оскорблением — А вы Марина Викторовна займитесь подготовкой пациента
— А чем же займусь я? — удивилась Валентина, выражая обиду, вопросительно посмотрела на Оксану — Что мне делать
— Марина Викторовна — обратилась Оксана, игнорируя пустые вопросы Валентины — Насколько я понимаю, после этого дела вы тоже уйдёте от меня?
— Извини, конечно, Оксаночка — подходя к вешалке для верхней одежды, прибитой к стене рядом с входом — Но мне нужно вести дела в магазине
— А что-кто-нибудь другой их вести не может? — не удовлетворилась Оксана таким ответом со стороны этой белокурой женщины
— Боюсь, мы с тобой дорогая моя — словно насмехаясь, выражая высокомерную натуру, возразила Марина Викторовна, расправляя руками пальто, что повесила на гардеробную вешалку — При там равнодушном отношении к пациентам, мы с тобой просто не сработаемся
— Оксана Владимировна! — обратилась повторно Валентина, пока Оксана была ошеломлена подобным ответом
— Да блядь что?!
Прошипела Оксана, чувствуя сильную эмоциональную раздражительность, царапая от недовольства коготками обеих рук поверхность столешницы, на которую опиралась бёдрами.
— Я что остаюсь совсем одна?! — отчаялась Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, отвернула свой ранимый взгляд в сторону окна
— Я ведь с вами Оксана Владимировна — уверяла Валентина, коснувшись плеча Оксаны
— А с тобой дорогая моя — прошипела Оксана, выражая ненависть к рыжеволосой девушке, что стояла с ней рядом у столешницы — У меня отдельный разговор, вот почему я оставила тебя без дела, поручив задания тому, кто более способен выполнять такую работу, чем ты
— Не буду вам мешать — хитрой стервозной улыбкой на алых губах, ответила Марина Викторовна, проследовала к двери, к которой только что подошёл Ларионов — Разбирайтесь сами, кому что должен и кто виноват
— Пойду, организую нам операционную — заявил Валерий Николаевич, открывая закрытую входную дверь кабинета — Правда, я рад вас снова видеть Марина Викторовна, не понимаю, как удалось вас выдернуть из дома в столь поздний час
— Идите уже Валерий Николаевич — рассмеялась озорным смехом Марина Викторовна, толкая кончиками пальцев легонько Ларионова в плечо — Это заслуга полностью Романова
— Главное чтобы я к этому никакого отношения не имела — прошептала Оксана, опустив обиженный взгляд лазурных глаз на пол
— Так о чем вы хотели со мной поговорить? — не сдержала себя Валентина, когда Марина Викторовна перешагивала через порог открытой двери
— О том, что ты мне уже поперёк горла
Отчаянно вздохнула Оксана, прикусывая краешек губы, чувствуя внутри стихию легкого нахлынувшего сексуального вдохновения. Медленно стукая каблуками по паркету в кабинете, Оксана отошла от столешницы, ощущая порыв искушенного порочного волнения, подобно ветру, раскачивающему волны в океане. Сознание Оксаны разрывалось на части, разум отвергал Валентину, в том время как каждая клеточка её тела желала искусить и разделить с ней радость сексуального удовольствия. Оставаясь наедине с Валентиной, когда она так настойчиво продолжала выказывать заботу об Оксане, приготавливая ей кофе, тем больше тянула её к себе.
Белые чулки с изящным кружевным узором и красные туфли на удивительно высоком каблуке, придавали ногам рыжеволосой девицы весьма пикантную взгляду сексуальность. Длинный белый халат вырисовывал в стройном теле Валентины привлекательные черты, прорисовывая осиную талию и выказывая естественной формы бёдра этой львицы. Выраженные чашечки кружевного красного бюстгальтера, что показывался за счет v-образной формы декольте, демонстрируя шикарный объём груди. Манящий оттенок вкуса кашемирового дерева, которым было щедро пропитано тело Валентины, манил к себе своей утонченностью, завораживая предвкушением этого сексуального запаха.
— Я всегда была на вашей стороне — уверяла Валентина, направляясь с кружкой приготовленного черного кофе к столу, рядом с которым стояла Оксана
— Я помню, как ты была на моей стороне — возразила Оксана, встав в пол оборота к Валентине, положив руку на бедро — Особенно в тот момент как договорилась с Радионовой и забрала у меня мою дочь, не понимаю только, на что ты рассчитывала, поступая так подло?
— Я думала, что смогу жить без вас — перешла на откровенности, поставив кружку с кофе на стеклянный стол рядом с которым стояла Оксана — Думала, что смогу жить без вашего влияния и пока вы будите приходить в себя после утраты, я смогла бы занять ваше место
«До чего же наивная тупая сука», подумала про себя Оксана, выражая красивой формы усмешкой алой формы губ.
— Ну и как получилось у тебя занять моё место?
Поинтересовалась Оксана, впадая в искушение порочной страсти влечение, чувствуя сексуальный манящий вкус аромата исходящий от тела Валентины.
— Теперь ты понимаешь
Повернувшись лицом к Валентине, Оксана аккуратно коснулась коготком указательного пальца кончика носа покрытого веснушками рыжеволосой девушки, что стояла перед ней.
— Как ты ошибалась, поступая, так как тебе самой хотелось — посмотрев на девушку, Оксана продолжала сохранять ухмылку на губах
— Просто не учла такой момент — говорила Валентина, посмотрев в глаза Оксане
— Интересно какой? — ухмыльнулась Оксана, чувствуя приятную близость с рыжеволосой девушкой, не могла контролировать свой пыл
— Вы всегда на шаг впереди
Призналась Валентина, хотела девушка дотронуться до выставленных бёдер Оксаны, когда она повернулась к столу, на котором стояла кружка с горячим кофе
«Хм…. эта сучка прям, вся изнемогает вновь, прикоснуться к моему телу, интересно всё же узнать, что из этого выйдет, перед тем как я объявлю об её увольнение официально ей в лицо», выражая подлую усмешку на алой красоте губ, подумала про себя Оксана.
— И в этот раз вы снова, просто идеальным образом, на фоне того
Сжимая пальцы выставленной ладони в кулак, Валентина, всё же не решилась дотронуться до бёдер Оксаны, когда в тот момент она так на неё искушено смотрела
— Хоть и Тихонов сначала поддержал мою кандидатуру вам на замену, перед командой я выглядела полной дурой — убирая руку в карман белого халата, выразила Валентина обиду на покрытом веснушками лице
— Очень жаль — тихо произнесла Оксана, повернувшись снова к девушке, что стояла у неё за спиной
«А мне так хотелось вновь почувствовать прикосновение её нежной щекотливой руки», отчаялась Оксана, нахмурив алую красоту губ, стоя в максимальной близости перед Валентиной.
— Мне нужно идти в операционную — унылым грустным голосом произнесла Оксана, не желая больше находиться рядом с этой рыжеволосой девушкой, что не могла принять для себя решение
— Постойте — неожиданно Валентина схватила Оксану за руку, вынуждая остановиться и повернуться к себе, взглянув в лазурные голубые полные желание огненной сексуальной страсти её глаза, словно впадая в океан необъятной любви — Я хотела спросить…..
— Ну, надо же — ухмыльнулась Оксана, посмотрев, возмутившись наглости Валентины, на то как она держала её за кисть руки — Ты что дар речи потеряла?
— Могу ли я снова работать на вас? — опустив отчаянный взгляд в пол, тихим шепотом спросила Валентина, отпуская руку Оксаны — Просто поймите мне это нужно
— Работать может и сможешь — выражая прекрасным изгибом скул и формой удивительных ямочек на щечках, согласилась Оксана — Я просто теперь уже не могу так смело разбрасываться людьми, пока не соберу себе новую команду
— Спасибо — столь же подобающим по громкости шепотом, выразила Валентина своё почтение
— Не стоит благодарностей — возразила Оксана, покачивая шикарной прелестью бёдер, направилась к закрытой входной двери, проходя по кабинету
Не дождавшись ответа Валентины, Оксана коснулась пальцами ручки входной двери, чувства за собой вину за своё безразличное поведение. Открывая медленно дверь, ощущая атмосферу напряженности момента в отношениях, Оксана, сгорая от стыда и своей собственной нерешительности, быстро перешагнула через порог открытой двери, входя в темное помещение приёмной. За окном, вертикальные жалюзи которого были закрыты, создавая мрак в кабинете, было слышно, как завывала ветер предновогодней метели. Атмосфер воздуха в этой проходной комнате была насыщена запахом черного кофе и парфюмом Валерии, что она оставила витать в воздухе после своего присутствия. Стукая звонко каблуками по линолеуму, Оксана прошла по приёмной, к закрытой входной двери, продвигаясь по золотистой дорожке света, исходящего из открытой двери рабочего кабинета. Открывая дверь, взявшись пальцами за металлическую ручку, легким нажатием Оксана нажала на неё, потянув на себя. Перешагивая через высокий порог, Оксана вошла в тёмный коридор больничного здания, вильнув при этом изящной эластичной красотой бёдер, ступая звоном каблуком на бетонный пол. Дверь за спиной Оксаны с тихим металлическим скрипом медленно закрылась, когда она направлялась по тёмному коридору среди окон, стёкла которых были покрытых морозной изморосью, а за окном бушевала зимняя ветряная погода.

***
Яркий свет операционных ламп и отблеск с белой кафельной плитки операционной, сразу же прямым лучом ударил по стёклам очков Оксаны, когда она вошла в операционную, толкая локтями плотно закрытые двери операционной. Санитары медленно подвезли на каталке маленького ребёнка Молотовых к операционному столу, откуда исходил яркий свет операционных ламп. Над операционным столом висело несколько жидкокристаллических мониторов, позволяющих хирургам легко производить манипуляции, сразу же отслеживая жизненные показания пациента. Воздух был пропитан растворами асептических средств, которыми производили полную санитарную дезинфекцию помещения операционной.
Цианоз верхней части тела ребёнка стал все больше прогрессировать, с явной сердечной недостаточностью. Периферические отёки и асцит стали более выраженными, явно выделялся признак атриовентрикулярной блокады. Наличие сердечного горба и гипотрофия у ребёнка все выдало признаки полной транспозиции магистральных сосудов. Наличие хрипов с отдышкой во время состояния наркоза говорили о видимой дыхательной недостаточности.
— И так как я вижу всё готово — вошла Оксана в операционную, обращая внимание на то, как Ларионов подготавливал к работе аппарат для искусственного кровообращения — Марина Викторовна как там у нас дела с анестезией?
— Оксана Владимировна инструменты готовы — тщательно произведя обработку хирургических инструментов, отчиталась Валентина, встав справа от операционного стола
— Анестезия готова — ответила Марина Викторовна — Ребёнок уснул еще в палате с родителями
«Блядь мне было бы плевать на этот факт, но Коновалов станет завтра моим мужем, а близость с его бывшей женой меня пугает до ужаса», подумала про себя Оксана, не выдавая в себе приступы панической необъяснимой для неё атаки.
— Хорошо — ответила Оксана, прикусывая под стерильной надетой на лице марлевой повязкой краешек губы, наблюдая, как ребёнка что лежал на операционном столе, накрывали операционным синем бельем — Готовьте гепарин и вазодилататоры
— Валентина произведи обработку «бетадином» места операционного вмешательства для нашей Оксаночки — распорядилась Марина Викторовна — А я пока займусь интубацией трахеи ребёнка
Взяв в руки трубку, для интубации трахеи обработанную в растворе, Марина Викторовна, после чего аккуратно ввела её кончик в ротовую полость ребёнка. Валентина произвела тщательную обработку раствором операционного пространства грудной клетки. Оксана взяла в руки электронож «ЭХВЧ-500», предназначен для резания и коагуляции мягких тканей и кровеносных сосудов токами высокой частоты в МОНО и БИ режимах.Аккуратно и достаточно плавно плавно, Оксана выполнила срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Рассекая электроножом ткани «фасции» и «надкостницы грудины», Оксана тут же произвела коагуляцию ткани, пока Валентина, тщательно обрабатывала разрез тампоном асептика.
Методика срединной «стернотомии», хирургическая операция, заключающаяся в рассечении грудины; выполняется для обеспечения доступа к органам. Используя «стернотом», серии System 6 Stryker, Оксана произвела разрез грудины, в месте рассечения тканей электроножом. Валентина, пользуясь специальными хирургическими крючками, поэтапно развела рассеченные концы в стороны. Валерий Николаевич воспользовался специальным хирургическим воском, выполнил гемостаз из краев разрезанной грудины. Пользуясь «ранорасширителем», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, Ларионов полностью раздвинул края грудины.
— Переходим к канюляции полых вен и восходящей аорты — заявила дальше Оксана
— Аппарат для искусственного кровообращения готов к работе — отчиталась Марина Викторовна
Оксана принялась использовать технику, канюляции полых вен и восходящей аорты, по методике операции Сеннинга. Используя скальпель, Оксана вскрыла перикард, после чего края раны накрыла стерильным полотенцем. Пальпируя пальцами верхнюю и нижнюю полую вену, для исключения в месте предполагаемой канюляции, для исключения атероматозной бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Продолжая дальше пальпацию в резиновых перчатках, нижней и верхней полой вены, Оксана нашла наиболее подходящей интраперикардиальный участок, так как он более устойчив к разрыву и диссекции. Воспользовавшись хирургическими ножницами, Оксана произвела рассечения тканей сердца, пока Валерий Николаевич пользуясь электроотсосом, откачивал образовавшуюся кровь в месте раны, тут же производя её обработку асептическим раствором. Производя двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, стараясь не допустить, чтобы игла при накладывании кисетного шва, не проникала на всю толщину стенок аорты, таким образом, Оксана выполнила первый кисетный шов. Используя второй кисетный шов, Оксана произвела его наложение на 1-2 см выше устья нижней полой вены, пытаясь избежать, чтобы венозные канюли не «перекрестились» между собой. Аккуратно приподнимая правое предсердие левой рукой, Оксана приложила треугольный кисетный шов 2 кв.см. к месту, которое выглядело достаточно прочным по толщине, чтобы удержать фиксирующий шов с канюлей.
— Насосная функция сердца заметно снижается — отчиталась Валентина, посмотрев на один из мониторов, что висел над операционным столом
— Очень хорошо — заметила Оксана снижения моторной функции сердца, по показаниям на мониторе
Снимая зажимы с сердца, Оксана позволила ему возможность восстановить собственную гемодинамику тока крови. Произведя наложение нити шва трубку турникета, Оксана придала устойчивость его зажимом, типа москит, но не затягивала. После чего медленно Оксана разомкнула зажим, освобождая магистрали контура искусственного кровообращения. Воспользовавшись сосудистыми зажимами, Оксана приложила его к корпусу двух артериальных канюль. Производя установку артериальных канюль, Оксана расположила их в верхнюю и нижнюю полую вену на 1см глубже устья, фиксируя при этом, кисетные швы турникетами. Выполнив проверку на наличие пузырьков воздуха внутри канюли и кровеносной магистрали, Оксана надёжно зафиксировала её деталям стернотомного ранорасширителя. Только после этого этапа для подтверждения правильности установки можно выполнить измерение давления в артериальной линии контура аппарата искусственного кровообращения, а также выполнить нагнетание небольшого количества раствора из объема первичного заполнения в просвет аорты под контролем давления.
— Начинаю убирать зажимы с нижней и верхней полой вены — отчиталась Оксана, снимая аккуратно установленные зажимы — Скора перейдём на искусственное кровообращение, аппарат готов?
Убедившись в надежной фиксации обеих канюль в нижней и верхней полой вене, а так же в отсутствии пузырьков воздуха и кровеносной магистрали, Оксана внимательно следила за изменением давления в кровеносном контуре аппарата искусственного кровообращения. Выполняя нагнетания небольшого количества раствора в полость канюляции полых вен, Валентина внимательно наблюдала за показаниями изменениями величины давления на аппарате.
— Постепенно будем нагнетать давление в течение двух-трех минут до 2,2-2,4 л/м2/мин — заявила Оксана — После чего переходим только на искусственное кровообращение
— В дальнейшем я сама смогу производить регулировку артериального насоса и «оксигенатора», руководствуясь определенными критериями функции заменяемого сердца — отчиталась Марина Викторовна о готовности продолжать работу по искусственному кровообращению самой
— Подготовьте перфузионный раствор — распорядилась Оксана — Переходим к охлаждению тела т.е начинаем кардиоплегию
Кардиоплегия (cardioplegia; кардио— + греч. plege удар, поражение) — комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца (асистолию), кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда. Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения».
Степень охлаждения может быть различной и определяется условиями операции. В большинстве случаев достаточна умеренная гипотермия (температура в пищеводе не ниже 28°). Глубокая гипотермия до 15-10° применяется крайне редко, в случае необходимости временной полной остановки кровообращения (коррекция редких аномалий развития сердца, устранение неполадок в перфузионной аппаратуре).

В верхней и нижней части межпредсердной борозды у полых вен Оксана выполнила наложение двух швов-держалки. Третий шов-держалку, Оксана сделала выше нижнего шва на стенке правого предсердия. Воспользовавшись хирургическими зажимами, Оксана аккуратно оттянула правое предсердие для определения линии разреза А-Б.

Используя скальпель, Оксана произвела разрез на 1 см выше пограничной борозды, соединяя разрез с ранее наложенным третьим швом-держалкой. После чего Оксана произвела надёжную фиксацию нижние края разреза стенки предсердия к краям раны. Следующим этапом является создание крыши нового предсердия, в которое впадают легочные вены. В межпредсердной перегородке выкраивают трапециевидный лоскут, который своим основанием должен быть прикреплен к задней части межпредсердной борозды. В дефект перегородки, который теперь занимает верхний правый угол этой трапеции, вшивают небольшую заплату из ксеноперикарда или синтетической ткани, придавая лоскуту строго трапециевидную форму.

Затем Оксана медленно уложила лоскут, после подготовки подтягивают к устьям левых легочных вен и непрерывным швом фиксируют к внутренней стенке левого предсердия. Непрерывным швом Оксана пришивала его на всём протяжении к краю межпредсердной перегородки, от которой был ранее отсечен лоскут. Таким образом, создается канал для полых вен. На этом этапе в полые вены проводят бужи расчетного диаметра и подшивают лоскут на них, предупреждая возможное сужение. Бужи удаляют перед окончанием линии шва.

В области ранее отсепарованной межпредсердной борозды, Оксана выполнила разрез левого предсердия, продолжая линию разреза между двумя держалками, наложенными в начале операции.

На последнем этапе операции, Оксана выполнила сшивание непрерывным швом верхнего правопредсердного лоскута с нижним левопредсердным лоскутом, формируя тем самым новое предсердие для легочных вен.

— Валерий Николаевич — обратилась Оксана, завершив коррекцию предсердий по методике Сеннинга — Подготовьте теплообменник с тёплой водой
— Начинаю нагнетание теплой воды — доложил Ларионов, включая функцию теплообменника, после чего аппарат АИК, стал нагнетать теплую воду в организм девушки вместе с кровью
— Запускаем сердце — распорядилась Оксана, снимая зажимы с восходящей аорты и нижней и верхней полой вены — Пускай немного поработает на аппарате АИК, пока мы не добьёмся нормальной температуры после гипотермии
— Низкое артериальное давление — заметила Марина Викторовна показания АД на мониторе, что висел над операционным столом
— Да я знаю — подтвердила Оксана — Допустимый порог, но подготовьте на случай чего адреналин и дефибриллятор
— Хорошо — послушно ответила Валентина, доставая из открытого ящика столешницы в операционной шприц с атропином
— Дефибриллятор готов — подготовила хирургические электроды Марина Викторовна
— Прекращайте работу аппарата АИК — отдала указания Оксана — Начиная извлекать канюли из восходящей аорты и полых вен
Удостоверившись в нормальной работе сердца, Оксана стала производить зашивание прочными швами вскрытый перикард, пока Валентина пользуясь медицинским отсасывателем «Аксион ОМХ-5/80-01». Произведя проверку надёжности швов сумки перикарда, Оксана перешла к аспирации грудной полости, пользуясь синтетической трубкой длинной 40 сантиметров, установила её в самой высокой точке вскрытой брюшной левосторонней полости, выполнила её удаление скопившейся крови, сгустков и газов.
Валентина, аккуратно извлекла рано расширитель из раны, предоставляя возможность Оксане скреплять грудину ребёнка прочной хирургической проволокой. Тщательно скручивая щипцами, концы введённой проволоки, Оксана полностью, надёжно и достаточно крепко, соединила грудную полость. Убедившись в надежном и прочном сшивании грудной полости, Оксана стала выполнять, частыми швами рассеченную кожу и «подкожнуюклетчатку», используя методикой узловых швов.
— Обработайте рану «повидономйода», наложите повязку — отдавая указания, распорядилась Оксана — Эндотрахеальную трубку можно вынимать, ребёнка в реанимационное отделение несколько дней тщательный непрерывный контроль, а мне нужно готовиться к свадьбе
Гордо заявила Оксана, убирая хирургическую иголку с медицинской нитью на железный столик рядом с инструментами для операции.
— Я блядь так волнуюсь — грязно выразилась Оксана, направляясь к закрытым дверям операционной
— Скажите, каков прогноз у этого юного пациента после подобной операции? — поинтересовался Ларионов, когда Оксана подошла к закрытым дверям операционной
— Какое-то время — ухмыльнулась Оксана, касаясь ручки закрытой двери окровавленными резиновыми перчатками — Я бы рекомендовала бы ему воздержаться от футбола
— Оксана Владимировна! — в шутку упрекнула Валентина, посмотрев веселым радушным взглядом в сторону Оксаны
— Ну хорошо — согласилась Оксана — Какое-то время возможны перебои работы сердца, правом и левому желудочку стоит привыкнуть к перенаправленному току крови
— А что касается наблюдения у врача специалиста? — поинтересовался Ларионов
— Это, к сожалению пожизненно, каждые 6-12 месяцев ребёнок обязан показываться врачам специалистам — ответила Оксана, открывая дверь операционной — И как я уже говорила ранее, требуется закрытие открытого артериального протока, но это уже не наша забота
— Вы оставляете вопрос нерешённым? — удивился Ларионов
— Очень жаль, конечно — оставаясь стоять в открытых дверях, входа в операционную, заявила Оксана — Но как я уже сказала желудочкам нужно время на адаптацию, артериальный проток идеальный вариант для этого, а закрыть его можно будет в любое другое время эндоваскулярным способом
Не став дальше ничего отвечать своим коллегам, Оксана покинула операционную, продвигаясь по белой кафельной плитке помещения предоперационной. Чувствуя усталость во всём теле, Оксана медленно перебирала ногами, по помещению предоперационной, направляясь к закрытым дверям отделения хирургической терапии. Легкая слабость и головокружение, после проведенных несколько часов, за операционным столом, спасая жизнь ребёнка Молотовых, полностью выбили Оксану из сил. Проходя под светом герметичных светодиодных светильников, Оксана подошла к закрытой двери, медленно взявшись за её деревянные поручни, потянула дверь на себя.
Алина Молотова не находила себе места, металась у закрытых дверей операционной, словно подобно белке в колесе. Темноволосая девушка, что по внешнему виду напоминало скорее приведение, с ужасом в глазах, выражая скорбь и печаль, терзающие её душу муки горя, она не могла найти себе покоя все эти часы. Белокурая подруга Алины Молотовой стояла у стены в нескольких метрах от открывшейся двери, опустив монотонный взгляд в пол, она тоже была прикована монотонным ожиданием времени. Коновалов бледный как мука стоял у окна, делая вид, что будто поддерживал своего товарища стоял Романов рядом с ним. Молотов сидел на железной скамейке, выполненной в форме нескольких стульев со спинкой, скрепленных вместе. Заметив Оксану, выходящую из дверей операционной, все как будто сразу из присутствующих, что находились в коридоре, тут же оживились, заострив всё внимание на ней.
— Оксана как он?! — подбежала быстро Алина Молотова, как только заметила Оксану в открывшихся дверях операционной — Скажи, мой сын жив?
«А чего мне следовала ожидать, обычная реакция ненормальной матери», подумала про себя Оксана, возмутившись тому, как Алина Молотова быстро к ней подбежала, преграждая ей выход.
— Я думала, ты спросишь, как прошла операция — скрывая под стерильной марлевой повязкой на лице прелесть коварной улыбки безупречных алых губ, ответила Оксана — Или будет ли твой сын жить и как долго
— Оксана Владимировна — возразил суровым голосом Молотов, вставая со скамейки на которой сидел — Расскажите суть данной операции и как она поможет моему внуку жить дальше
— Сразу к делу — ухмыльнулась Оксана вновь, снимая с лица аккуратно стерильную марлевую повязку, вошла в коридор — Суть данной операции заключается в перенаправление тока крови, с помощью специальных хирургических заплат, конечно даже после этого системным остаётся правый желудочек, но могу вас заверить, прогноз заставляет радовать
— Что ожидает моего внука дальше в жизни? — был явно не удовлетворён таким ответом Молотов, встав посреди коридора преграждая Оксане путь
— Наблюдение у специалиста пожизненное каждые 6-12 месяца — предупредила Оксана, встав рядом с Молотовым — К тому же стоит выполнить операцию по закрытию артериального потока который пока, что имеет ключевое значение в процессе адаптации обоих желудочков
— Опять операция? — возмутилась белокурая подруга Молотовой, подходя к Оксане с весьма недовольным видом — Вы, что там не могли сделать и всё сразу
«Блядь у меня такое впечатление складывается, ты либо пиздец как тупая, либо нахуй глухая, прочисти уши сука», была готова Оксана выплеснуть на эту блондинку весь накопленный эмоциональным состоянием гнев.
— Понимаете
Сдерживая свой темперамент, проявляя глубокое для себя терпение и сдержанность, ответила Оксана, сжимая пальцы в кулаки, была готова врезать столь наглой самодовольной блондинке, что к ней подошла.
— Всё это время правый желудочек испытывал колоссальную нагрузку, с изменением тока крови, вся нагрузка частично перешла на левый желудочек
Разъяснила Оксана, посмотрев в недовольный возмутившийся взгляд этой самодовольной белокурой женщины.
— Что абсолютно не готов к такой работе по перекачки крови — рассказывала Оксана, снимая маску с лица, выразила красоту алых скрывавшихся под ней губ — Артериальный проток на какое-то время поможет адаптироваться желудочкам
— Скажи он сейчас в порядке — словно подбежала, быстрым шагом подошла Молотова к Оксане, схватившись неожиданно за кисть её правой руки — Я могу его увидеть?
— Да конечно — ухмыльнулась Оксана, держа на кончиках пальцев стерильную марлевую повязку, которую сняла с лица — Но только через несколько дней, ребёнок сильно ослаб, так что боюсь, некоторые новогодние праздники он проведёт в реанимационном отделении под постоянным контролем
Объясняла Оксана, замечая, как после разговора с Романовым, Коновалов медленно и неуверенной походкой, выражая неопределённость в принятии собственного решения. Мужчина направлялся к Оксане, скрывая что-то у себя за спиной. Управляя лишь сторонней волей принуждения, он колебался, почёсывал другой, свободной рукой подбородок, словно и не зная, как нужно начать разговор с Оксаной.
«Блядь такое чувство, что он собирается меня бросить его взгляд, говорит о том, что я ему больше не нужна», подумала про себя Оксана, прикусывая от волнения краешек губы, словно на мгновение время для неё остановилось и как будто всё окружающее перестало на время существовать.
— Серёжа
Тихо произнесла Оксана, колеблясь сама в своих решениях, ощущение внутри собственных чувств, было такое, как будто дух захватило, дыхание стало учащенным и прерывистым, в глазах появилось необъяснимое для неё самой чувство беспокойства и неконтролируемого страха.
— Всё нормально? — с задержкой дыхания, испытывая боязнь потерять для себя этого человека, шепотным тоном спросила Оксана, заметив холодный момент взгляда в глазах Коновалова
— С днём рождения
С губ Коновалова сорвались слова, когда он подошёл к ней, в его взгляде не было уже тех же тёплых и горячих чувств, а была какая-то неуверенность и неопределённость.
— Оксана
Вытащил он из-за спины огромный букет алых пышных роз, завернутых в красивую блестящую шуршащую плёнку, держа теперь его обеими руками перед Оксаной.
— И спасибо тебе, что не бросила нашего с Алиной сына — медленно передал он букет в руки Оксаны — Если бы не ты, я просто знаю, чтобы с ним было
Словно испугавшись взгляда Романова, что так на него пугающей глубиной смотрел, сел он перед ней на одно колено, склонив весьма романтическим жестом голову перед ногами Оксаны.
— Спасибо тебе — коснулся он пылким горячим жаром рук Оксаны, что держали огромный букет алых, бесподобных по красоте роз, нежно пламенным поцелуем поцеловал их кожу — Я даже не знаю, как отблагодарить тебя, за то, что ты сделала
— Хм….. — повела хитрой ухмылкой губы Оксаны, чувствуя столь приятный и манящий запах роз, что исходил из букета, что держала она в обеих руках — Думаю, ты можешь это сделать
Отпуская руки мужчины, нежностью голоса говорила Оксана, когда за её спиной двери операционной раскрылись и за стоящим в дверях санитаром, показалась каталка с лежащим на ней годовалым ребёнком.
— Если поедешь прямо сейчас в ЗАГС и сдвинешь нашу регистрацию брака на час
Предложила Оксана, не замечая всё окружающее, что происходило вокруг неё и Коновалова, словно время между ними двоими остановилось и всё остальное в её понимании просто перестало существовать.
— Думаю потому, как надвигается рассвет — выражая застенчивость красивой формой алых губ, смутилась Оксана того как мужчина стоял перед ней, словно принц, на одном колене — Я туда явно не успею попасть туда вовремя
— Катерина сама отвезёт тебя туда
Подошёл Романов со спины к Коновалову, коснувшись рукой его плеча, скрывая другую руку у себя за спиной, с ухмылкой в глазах он посмотрел в лазурные полные счастьем глаза Оксаны.
— Я думаю, Оксана Владимировна вам не стоит надолго задерживаться в душе, опаздывать на свою свадьбу в свой день рождения — доставая руку из-за спины, Романов вручил удивительный по красоте цветок черной орхидеи — С днём рождения Оксана Владимировна — передал он цветок в руки Оксане
— Сегодня мой день рождения — гордо заявила Оксана, когда за её спиной проезжала каталка с ребёнком, что лежал на ней — И я могу себе позволить всё, что сама захочу
«Блядь ну зачем ты это делаешь, я конечно понимаю что он твой сын, но я то скора стану твоей женой и это я провела ему операцию я спасла ему жизнь, ты обязан теперь мне», испугалась Оксана вновь, заметив как Коновалов как пружина подорвался, подошёл быстро к каталке с мальчиком.
— Что же — повела недовольно губами Оксана — Я поду быстро приму душ — с трудом удерживая в руках букет роз и черную орхидею, направилась Оксана по коридору
— Надеюсь, Сергей — подошла белокурая подруга Молотовой к Коновалову, коснувшись его плеча нежностью руки — Наша с вами беседа не прошла даром и вы всё же сделаете правильный выбор
«О чем она говорит, уж не думает ли она отнять у меня моего же мужа», чувствуя внутри себя боязнь и беспокойство, обернулась Оксана, встав посреди больничного коридора, пропустив вперед каталку с лежащим на ней ребёнком, которую катали два санитара.
— Пойдёмте Оксана Владимировна — коснулся Романов талии Оксаны — Не слушайте вы эти пустые бредни, ваш муж ни за что на свете просто не посмеет вас оставить
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, выражая красивой формой алых прекрасных губ, довольство, была поражена убедительности речи Романова — И с чего же мне вам верить? — сама понимая, как легко поверила словам этого мужчины
— Да хотя бы потому — выразил взаимной улыбкой Романов свою убедительность — Что я ему этого не позволю
— Ха…. — рассмеялась Оксана, подходя к ступенькам массивной лестницы, что вела вниз — Вы такой убедительный, но я всё же привыкла доверять своим инстинктам
— И что же они вам говорят? — поинтересовался Романов, спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам лестницы, что вела на первый этаж
— Они говорят — искушая сознание Романова, прелестью совей улыбки, ответила Оксана — Что всё-таки вы правы
Передала Оксана наглым образом букет в руки этого мужчине, а сама оставила у себя в руках прелесть удивительной по красоте черной орхидеи. Вдыхая прекрасный аромат черной орхидеи, что Оксана держала за стебель, кончиками пальцев, ощущая внутри себя чувство поддержки, после убедительной сладкой речи Романова, что успокаивала сознание её бушующего разума.

***
Будоражащим касанием поток душевой воды смывал с тела Оксаны сгустки пены, насыщая душевую пластиковую кабинку с обильным содержанием в ней пара разящим ароматом дамасской розы. Подобно обрушившему снегу с вершины она скатывалась вниз, подчиняясь плавности сочному изгибу обнаженного тела Оксаны. Красиво играя в такт телом, выказывая красоту изумительного таза, бёдер, талии Оксана запрокинув голову, омывала пенистой мочалкой собственную пикантную размером грудь, постукивая каблуками черных туфель по белой кафельной плитке. Чувство нежного касание воды и скопление пара что впитал в себя как и всё тело нежный оттенок безупречного запаха дамасской розы, пленил разум Оксаны, возбуждая в ней подобно шторме в океане, водоворот стихийной порочной силы.
Закрывая вентили смесителя душевой пластиковой кабинки, Оксана, положив мочалку на полку, стянула с закрытой двери белое полотенце. Плотным слоем, обворачивая мокрое тело, Оксана чувствовала, как по нежной бархатистой коже плавно стекали завораживающей текучестью капли душевой воды. Холодным прикосновение моросили её мокрые прямые волосы, когда Оксана, толкая дверь, пальцами свободной руки, держа в другой стеклянный флакон геля для душа и мочалку на кисте руки, медленно перешагнула через высокий порог, выражая прелесть обнаженных, покрытых каплями бёдер. Покидая душевую кабинку в объятиях скопившейся в ней атмосферы пара, Оксана вышла в душевые помещения, в то время как её дверь медленно открылась, на входе стояла завернутая в красное махровое полотенце Валентина. Подобно хищной львице рыжеволосая девушка, выражая голубой оттенок глаз, медленно перешагнула порог открытой двери, входя в помещение душевых, звонко стукнув каблуком красных туфель по белой покрытой каплями воды кафельной плитке пола.
— Оксана Владимировна — изумилась Валентина, в улыбке заметив Оксану, стоящую посреди душевых обвернутой в белое махровое полотенце, когда по телу плавно стекали волнующим касанием капли воды — Рада вас видеть
— Ой, не подлизывайся — ответила Оксана столь же взаимной и красивой улыбкой, чувство будоражащее касание мокрых волос как они касались, холодом необъятной страсти, её бархатистой кожи — Как там ребёнок Молотовых?
— Расположили на время новогодних праздников в палате реанимации — пояснила Валентина, закрывая плавно за собой дверь
— А что говорит его чокнутая мать или дед? — поинтересовалась Оксана, направляясь навстречу к рыжеволосой красотке, которая только что вошла в душевые
— Хотят забрать ребёнка после того как его переведут из отделения реанимации — пояснила Валентина проходя рядом с Оксаной так удивленно выразительным взглядом на неё посмотрела
— Пускай делают что хотят — изумилась в улыбке Оксана, подходя к вешалке, справа от входа с полотенцами, сняла с её белое крючка белое махровое полотенце, поставив флакон на прибитую к кафельной стене полку — Сегодня Коновалов уже будет мой
— Оксана Владимировна — встав за спиной у Оксаны, обратилась Валентина, выражая застенчивость, поставив на полку флакон с гелем, положила рядом мочалку — Вы возьмёте меня к себе в команду, после того как все от вас решили уйти пойти собственной дорогой
«Хм…. хитрая сука, знает, как задать правильно вопрос, но поскольку все от меня отвернулись, у меня просто нет другого выбора», подумала про себя Оксана, наклонившись вперед, обворачивала им мокрые волосы белым сухим полотенцем.
— Я даже скажу больше — выпрями спину после продолжительного момента паузы, ответила Оксана — Я разрешу тебе в такой обстановке самой выбрать на выбор первое интересующее тебя дело — взаимной красивой улыбкой, великолепно отображая форму скул, улыбнулась она
— Спасибо вам Оксана Владимировна — обвила сзади талию Оксаны, рыжеволосая девушка, выражая довольство, прижалась к её телу
— Ну, всё-всё — смутилась Оксана, пытаясь возразить, коснулась обеими руками кистей рук рыжеволосой девушки, что так приятно согревающим теплом рук обвила её талию — Я понимаю ты, безусловно, рада вернуться ко мне, но пойми…….
— Но что? — удивилась Валентина, убирая руки с талии Оксаны, вопросительно на неё посмотрела
— Всё это только потому — ухмыльнулась Оксана, выражая коварство, безупречной формой губ, взяв с полки флакон и повесив на кисть руки мочалку — Что мне не с кем работать, а самой я уже не могу заниматься такой грязной работой
— Боитесь запачкать ручки?! — нисколько не обидевшись, поинтересовалась Валентина
— Вот для этого — заигрывая с девушкой, Оксана коснулась кончиком указательного пальца, свободной руки, носа Валентины — Мне и нужны, такие как вы
— Что бы без нас делали — посчитав это забавным, выразила впечатление Валентина
— Да вот именно — повела губками Оксана, стукая каблуками по кафельной плитке, подошла к закрытой входной двери — Что ничего и не делала
— Оксана Владимировна?! — вынуждая приятным радостным голосом, обратилась Валентина
— Да?! — касаясь пальцами дверной пластиковой ручки, обернулась Оксана, встав в пол оборота
— С днём рождения — выражая радость на лице, тёплым голосом, ответила Валентина — И поздравляю с предстоящей помолвкой
— Блядь ну спасибо
Грязно выразилась Оксана, открывая дверь, когда девушка за её спиной медленно разворачивала на себе краешек махрового красного полотенца, что красиво подчеркивал плавность изгиба её пикантного тела.
— А то я просто пиздец как волнуюсь — переступая через высокий порог, открытой двери, выразила Оксана собственные грязные мысли
— Думаю вам……
Не давая возможности договорить девушки, Оксана тут же сгибая ногу в колено, закрыла за собой дверь, оказавшись в комнате под светом лучей восходящего деревенского солнца. Романов стоял лицом к окну, заметив вошедшую Оксану в комнату, мужчина чуть задвинул пальцами жалюзи, оставляя лишь небольшое пространство для света, погружая помещение в приятный будоражащей близостью мрак. Прекрасная игра света и тени, гуляли по бежевым стенам этого помещения, за счет качающего за окном голых веток огромного тополя, что был укатан белоснежным покровом одеяла зимы. На стекле пластикового кона сохранился узор морозной измороси, через которые так рьяно проникали лучи надвигающегося деревенского утра. Атмосфера воздуха в комнате была пропитана чаем каркаде и завораживающим дымом сигарет с прекрасным запахом розы, с сигареты, что медленно тлела в стеклянной пепельнице, сохранив на тонком фильтре отпечаток оставленных прекрасных розовых губ. На подлокотнике мягкого бежевого дивана лежал красиво красный кружевной бюстгальтер, а на его поверхности красные кружевные трусики Валентины, след оставленной одежды простирался до самой закрытой двери душевых.
— Вы что были тут, когда она переодевалась?! — удивилась Оксана, заметив Романова стоящего у окна, что спокойно перебирался жалюзи, украшающие интерьер этой комнаты
— Нет, вы что — с ухмылкой на лице, возразил Романов — Я зашёл гораздо позже
— Неужели?
Недоверчиво, не согласилась Оксана с таким утверждением, прошла по комнате, стукая каблуками мокрых, пропитанных каплями воды черных туфель по поверхности линолеума.
— И как же так совпало? — скидывая с себя мокрое полотенце, подошла Оксана к двери открытого шкафчика — Что не успела эта рыжая войти в душевые, как вы тут как тут, да еще и стоите у окна
— Я просто распорядился
Уверял Романов, указывая взглядом лживых глаз, на висевшее, на дверце открытого шкафчика готовое свадебное платье и весьма откровенное эротическое круженое белое белье к нему.
— Чтобы ваше платье и ваше белье под ним доставили прямо сюда — пояснил Романов, отошел на шаг от окна в сторону Оксаны
— Его доставили — возразила Оксана, встав у дверцы открытого шкафчика, на которой висело свадебное платье, поставила на полку флакон и положила мокрую мочалку — Но вы еще тут
— Я обещал вашему жениху — подошёл Романова со спины медленно коснулся пальцев Оксаны, что держали краешек мокрого полотенце обвёрнутого на её теле полотенца — Что провожу вас для дворца бракосочетания в целости и сохранности
— И даже не заявите своих прав на мою честь — ухмыльнулась Оксана, не позволяя мужчине оголить собственное мокрое тело, возразила она, держась за краешек пропитанного влагой полотенца — Или всё-таки вы поддадитесь слабости искушения
Прошептала Оксана рядом с губами мужчины, немного обнажая перед ним прелесть сочной кожи груди, замечая во взгляде самца некую искорку сексуального желания.
— И всё-таки порадуете свою королеву — шепотом жаждущего соблазна говорила Оксана рядом с губами Романова, чувствуя внутри себя пылкую страсть и тягу к этому мужчине
— Полагаю — возразил Романов — Всё будет зависеть от вашего желания
— И удобства моего свадебного платья — нахмурила Оксана губки, выражая недовольства, обращая внимание на неудобный для неё фасон платья
— Если пожелаете вы можете надеть его в ЗАГСе — заявил тихим пленяющим слух шепотом Романов под ухо Оксане — Я как раз могу попросить чтобы вы вышли, пока невеста приведёт себя в порядок
«Какой же блядью я себя буду чувствовать, если я еще раз попробую изменить своему Серёже, тем более, когда наши с ним отношения, как мне показалось, почти на грани разрыва», подумала про себя Оксана, не давая рукам Романова прикоснуться к своему телу, ловко отошла от него, покидая ласку его чарующий объятий.
— Ваше предложение, мне, безусловно, нравиться господин Романов, но…..
Красиво вильнув шикарной прелестью бёдер, Оксана подошла к открытой двери своего рабочего шкафчика с одеждой.
— Но я верна своему мужу и теперь секс у меня будет только с ним
Гордо заявила Оксана, встав к этому мужчине спиной, оголила грудь перед шкафчиком, тут же замечая, взгляд Романова на то, как он обратил внимание на обнаженный силуэт груди, тут же скрыла её под влажной материей полотенца.
— И если вас не затруднит господин Романов
Позволяя себе наглость в отношении этого мужчины, указала Оксана указательным пальцем свободной руки, который не держала сомкнутой на груди полотенце в сторону закрытой двери.
— Покиньте, пожалуйста, комнату — обернувшись к Романову, держа полотенце на груди одной рукой, требовательным голосом обратилась Оксана — Дайте невесте одеться перед свадьбой
— Ну, раз уж так ставите вопрос — возмутился Романов, весьма деликатно сдерживая свой трепетный сексуальный пыл
— Вы обещали оберегать меня до встречи с моим женихом в ЗАГСе — выражая хитрую ухмылку на лице, говорила Оксана, продолжая указывать на дверь Романову — Так будьте добры обещайте и сберечь мою честь теперь
— Вы думаете, он вам хранил верность — выразил Романов недовольство — Думаете Коновалов вот так вот все эти дни думал только о вас и о предстоящей свадьбе
— Я тоже так не думала — выражая прелесть прекрасной улыбки, возразила Оксана — Если вы помните то, что было между нами в баре
— Такое не сразу забудешь — согласился Романов, медленно отходя от Оксаны на шаг назад
— Вы тогда еще взяли моё нижнее белье — вредничала Оксана, наблюдая за выражением мимике лица Романова, в отражение зеркала прикрепленного к дверце шкафчика
— Я же вроде бы объяснил вам — уверял Романов, встав в нескольких метрах от закрытой двери входа — Что эта большая память для меня нашей с вами близости
— Между прочим — ухмыльнулась Оксана, схватившись другой рукой за упаковку белого кружевного белье — Там остался и весьма неприятный на них запах
— Запах вашего тела…….
Так искусно произнёс Романо, вынуждая лаской аккорда плена этого шепота Оксану прислушаться к себе, когда каждая клеточка её тела желала вкусить страсти с этим мужчиной, когда её разум пытался этому противостоять.
— Самый прекрасный запаха свете — убедительности речи говорил Романов, вынуждая прислушаться и подчиниться воли его слов
«Хм….. он так сладко поёт, могу ли я теперь передумать, да и кто, черт возьми, поможет мне надеть этот тяжелый ёбаный блядь свадебный доспех», подумала про себя Оксана, принимая для себя решение, не прогонять Романова из комнаты.
— Вы, правда, так считаете? — скинула Оксана с груди полотенце, что упало на пол к её ногам, обнажая перед Романовым красоту собственного тела
— Я это знаю — медленно, подобно хищник к загнанной добыче, подошёл Романов к Оксане, встав за её спиной, коснулся приятной теплой лаской пальцев обеих рук согнутых в локоть
— Еще немного — обернулась Оксана, скрестив руки на груди, держа в зажатых пальцах упаковку нижнего кружевного белого белья — И я сама на вас наброшусь
— Надеюсь — ухмыльнулся Романов, медленно взял из рук Оксаны упаковку нижнего белья
— Вы что сами хотите меня одеть? — удивилась Оксана, заметив во взгляде глаз Романов неугасающий огонь желания, которому она не могла сама своим разумом воспротивиться
— Если вы конечно мне это позволите — ухмыльнулся Романов
— Я позволю вам постоять за дверь — выхватила Оксана упаковку нижнего белья, направляясь к дивану — Даже больше господин Романов
Выказывая прелесть обнаженного тела в каждом шаге, Оксана, медленно покачивая бёдрами, направилась к дивану.
— Захватите с собой этот тяжелый свадебный доспех — заявила Оксана, остановившись у дивана, кинув нервно пакет с нижним бельём на диван, другой рукой затушила тлеющую в пепельнице сигарету — Блядь заебали меня уже эти малолетние сучки
— Вы хотите чтобы я забрал свадебное платье? — удивился Романов, не обращая внимания на грязную лексику со стороны Оксаны — Решили надеть его в комнате ЗАГСа, я могу для вас это устроить
— Так сделайте же
Выражая недовольство, села Оксана на диван, задевая коленкой кофейный столик, проливая оставшейся в кружке, что стояла на его поверхности остатки чая
— Блядь — грязно выругалась Оксана — Сегодня явно не мой день
— Сегодня ваш день рождения и день вашей свадьбы — возразил Романов, взяв аккуратно, обеими руками, платье висевшее на двери шкафчика Оксаны — Я подожду вас в машине
— Это будет так любезно с вашей стороны Сергей Викторович — съязвила Оксана, скинув туфли с ног, взяла в руки из упаковки кружевной белый чулок — Обещаю, я не заставлю вас долго ждать
— Да уж надеюсь
Задержал Романов свой взгляд на том, как Оксана, вцепившись коготками в резинку белого кружевного чулка, медленно одевала его на свою ногу. Плавность скольжения медленного трения материи нежного чулка по ноге Оксаны вызвала некую зависть во взгляде Романова.
— Что не заставите — выразил Романов собственное впечатление
«Блядь я прям вижу как он меня хочет», подумала про Оксана, аккуратно закрепляя резинку чулка на своём бедре.
— Какие-то проблемы господин Романов? — специально выражая удивление, спросила Оксана, взяв из упаковки другой чулок
— Да нет абсолютно никаких — коснулся Романов ручки закрытой двери, медленно её открывая потянув на себя, тут же покинул комнату
— Вот и я тоже думаю что никаких — оставаясь одной в комнате, тихим шепотом ответила Оксана
— Оксана Владимировна — открывая дверь, из помещения душевых обвернутая в красное полотенце, стояла на пороге Валентина, по её прекрасной коже ног и плеч, покрытой веснушками стекали потеки крупных капель влаги — Я думала вы уже ушли
— Собираюсь это сделать — одевая, на вторую ногу чулок, вредничала Оксана, ёрзая попкой сидя на диване, ощущая под собой мягкое теплое влияние пледа
— А где же господин Романов? — перешагивая через порог открытой двери, настороженно спросила Валентина, красиво сгибая ногу в колено, выражая эластичность бёдер
— Я его выпроводила — ответила недовольно Оксана, оставаясь сидеть на диване, поправляя коготками пальцев обеих рук последний одетый на ногу чулок — Дорогуша ты не подашь мне новые белые туфли
Указала Оксана, взглядом безупречно лазурных глаз, на коробку с туфлями, что стояла на полу, у открытой дверцы её шкафчика.
— Тебя ведь это не затруднит? — ухмыльнулась Оксана, сидя на диване, медленно надевала на себя белые трусики
— Нет-нет что вы
Возразила весьма вежливо Валентина, проходя по комнате в сторону шкафчика Оксаны, выказывая, будто специально элегантную красоту открытых бёдер, с которых стекали по бархатистой нежной коже рыжеволосой девушки крупные капли душевой воды.
— Сегодня ведь ваш день — нагнувшись, взяв коробку в руки, пояснила Валентина, выражая красоту изгиба спины во всём теле, когда вновь выпрямляла спину
— Что-то не похоже — чувствуя слабость во всём теле, зевнула Оксана, прикрывая рот ладонью руки, поправила белые кружевные надетые трусики на талии — Сейчас бы отдохнуть несколько бы часиков, я всю ночь провела на ногах как белка в колесе
— Так кроме вас некому было бы выполнить столь сложную оперативную процедуру — похвалила Валентина, передавая коробку с туфлями в руки Оксане
«Ёбаная блядь подлиза», подумала про себя Оксана, взяв из рук Валентины коробку с туфлями, посмотрев, выказывая возмущение в глаза рыжеволосой девушки.
— Это всё очень приятно — продолжая, выражая недовольство, ответила Оксана, открывая коробку достала сразу же из неё туфли — Но мне нужно бежать на свою собственную свадьбу я и так уже тут изрядно засиделась
— А где же ваше платье? — удивилась Валентина
— Я предпочла его в ЗАГСе надеть
Ухмыльнулась Оксана, обувая на ноги сразу же пару туфель, встала с дивана, демонстрируя перед рыжеволосой девушкой красоту собственного тела.
— Сегодня как ты сказала мой день — выказывая красоту улыбки алых губ, говорила Оксана — Могу я хоть капельку почувствовать себя королевой
— Конечно — согласилась Валентина, посмотрев с завистью на бёдра Оксаны, когда она прошла мимо неё — И вам никто это не должен запрещать
— А никто и не посмеет — проходя по комнате к двери своего шкафа, ответила, весело посмеялась Оксана, снимая с двери висевшее белое зимнее пальто
— Погодите — возразила Валентина, сильно удивившись — Вы, что так хотите пойти?
— Ну-да
Одевая на обнаженное тело белое зимнее пальто, ответила с ухмылкой на лице Оксана, чувствуя обволакивающую теплую нежность материи, что так приятно соприкасалась с её бархатистой кожей, лаская приятной нежностью касания.
— Ты ведь сама сказала — застегивая пуговицы пальто, направилась Оксана к выходу, стукая каблуками белых туфель по паркету — Что это мой день, а платье я в ЗАГСе надену
— Но там же холод собачий — пояснила Валентина, выражая беспокойство
— Ну, так меня же ждёт личная карета у входа — сохраняя прелесть красивой улыбки, говорила Оксана, взяв с подлокотника мягкого дивана белую кожаную сумочку
— Оксана Владимировна! — обратилась Валентина, когда Оксана, коснувшись пальцами пластиковой ручки закрытой двери, потянул её на себя — Спасибо вам
— Помни мою щедрость — пожав плечами, ответила Оксана, встав в проходе открытой двери, собираясь покинуть комнату
— Оксана Владимировна! — вновь рыжеволосая неугомонная девушка, заставила обратить на себя внимание Оксаны
— Да блядь что?! — прошипела Оксана, оказавшись стоять на пороге открытой двери в коридоре
— С днём рождения и……..
— Некогда мне блядь тебя слушать — грязно выругалась Оксана, толкнув за спиной пальцами дверь, что бы она закрылась, не давая, девушки, что стояла за ней высказаться
Яркий свет восходящего солнца озарял больничный коридор, пробиваясь силой своих лучей в помещение, минуя стоящие за окнами деревья покрытые снегом, изморось на стекле. Воздух в помещение был приятно чистым, без сторонних запахов, за счет тихо жужжащих увлажнителей воздуха, что висели на стенах. Тиши этого помещения была усыпляющей, лишь где-то на втором этаже слышалась негромкая женская речь и звонкий стук каблуков Оксаны по белой мраморной плитке пола, когда она подошла к входу в вестибюль.
Огромная новогодняя ёлка, продолжала высвечивать монотонный свет гирлянд, среди пышных искусственных веток, выполненный почти в натуральном естественном стиле. Естественный запах хвои быстро вынуждал все сторонние запахи в этом помещение отступить. Все было украшено новогодней мишурой, плакатами и цветными картинками с новогодними поздравлениями администрации больницы. В холле в это назревающее утро никого не было, но дверь главного входа была уже открыта. В регистратуре еще не было медсестёр, однако их смех доносился со стороны кафетерия, три медсестры направлялись в холл. Романов стоял у входной двери, скрестив руки за спиной, мужчина был в черном драповом пальто и черной шляпе, на поверхности материала которой еще сохранились крупинки упавшего снега.
— Сергей Викторович — удивилась Оксана, заметив как Романов обернулся, услышав стук каблуков Оксаны — Не ожидала вас именно тут увидеть
— Я же обещал вас проводить до ЗАГСа — ответил Романов, пальцами обеих рук поправил воротник черного пальто
— Но я почему-то ожидала увидеть вас в машине — подошла Оксана к нему, придавая форму алых губ, восхитительной улыбки взялась с этим мужчиной под руку
— Я почему-то подумал — возразил с хитрой улыбкой Романов — Что именно до машины, вам понадобиться эскорт — открывая дверь перед Оксаной, уверял он
— Я уже чувствую себя королевой
Ухмыльнулась Оксана, входя в тамбур больничных дверей, где работали приточки, нагнетая теплый порыв воздуха в это столь маленькое помещение.
— Сам господин Романов составляет мой эскорт — выражая довольство красивой улыбкой, вильнула Оксана скрытой под белым пальто красотой бёдер — Я прям, млею — коснувшись пальцами большой ручки, толкнула пальцами большую дверь
Влияние мороза сплошным потоком вместе с крупинками снега тут же хлынуло в лицо Оксане, охватывая холодом стужи всё её тело. Свет ярких лучей восходящего солнца, пленительной силой рассвета пробивался чрез терние покрытых снегов деревьев в больничном саду, крыш деревенских домов, холмов и лесных опушек, окружающих деревню. Черный роскошный лимузин был украшен праздничной лентой, на крыше были свадебные кольца, символизируя, как машину невесты. Поверхность крыльца больничного здания была занесена крупинками снега, которую медленно разметал пожилой мужчина дворник, когда снег медленно кружась, только успевал падать. Где-то в больничном лесу хлопнула петарда, поднимая тонкой яркой световой дорожкой салют в воздух, что потом ярким красным цветом, подобно цветку красочно раскрылся в небе, насыщая атмосферу воздуха порохом.
— Холод страшный — выражая мысли вслух, ощутила Оксана колкое касание мороза по всему телу, как он стремительно пытался проникнуть под покров её пальто
— Пойдёмте скорее Оксана Владимировна в машину — предложил Романов, спускаясь по ступенькам крыльца вместе с Оксаной — Не хватало, чтоб вы еще заболели
— Я думаю мой муж — заверила Оксана, касаясь поверхности занесенных снегом ступенек каблуками белых туфель, спускаясь вниз — Найдёт способ меня сегодня согреть
— О… думаю это будет обязательно — уверял Романов, спустившись со ступенек крыльца, отпуская руку Оксаны, подошёл к машине, что стояла у крыльца, открывая заднюю дверь перед ней
— Вы порой правильно думаете
Ухмыльнулась Оксана, нагнувшись, выгнув спину кошкой, заползла в окутанный тенью салон лимузина, располагаясь на его черном роскошном черном сиденье. Воздух в салоне с весьма притемненной атмосферой, закрытыми бархатными алыми шторками на окнах, был пропитан прекрасным ароматом «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree». Стойкость, которого завораживала изумительной палитрой вкусов кориандра, естественной прелестью кедра и бесподобное своим свойством агаллоховое дерево. Так же в салоне пахло кожей черных кожаных сидений, прекрасный винный вкус и будоражащий запах помады, изумительная чья тонкость манила к себе бесподобным сексуальным оттенком.
Необычайной гармоничностью красочных вкусов Оксана распознала запаха парфюма «EnglishLavenderYardley», чей тонкий запах притягивал выразительностью розмарина, бергамота и предсказуемым ароматом лаванды. В белом, подобном первозданному снегу сидела на противоположном кресле, положив ногу на ногу Виктория, выражая пикантность изгиба стройных ног, довершением которых ко всему служили белые туфли на высоком каблуке. Девушка сидела, облокотившись на спинку кожаного кресла, выражая красоту любознательной улыбки с удивлением, жажды сексуальной страсти, посмотрела на Оксану.
— И мне это начинает нравиться — положила Оксана открыто ногу на ногу, выражая перед мужчиной что под покровом пальто на ней ничего нет
— С днём рождения Оксана…..
Выражая скрытый восторг, Виктория неожиданно замолчала, видимо разглядев, как показалось Оксане на тот момент, что под белым, надетым на ней пальто, ничего не было.
— Господи да на тебе же ничего нет — была поражена Виктория
— Оксана Владимировна это правда? — залезая в салон черного лимузина, поинтересовался Романов, присаживаясь в то кресло, где сидела Виктория — Вы что под верхней одеждой абсолютно….. — закрывая за собой дверь, переспросил он
— Сегодня ведь день моей свадьбы
Гордо заявила Оксана, облокотившись на спинку сиденья, на котором сидела, еще больше перед мужчиной выразила красоту обнажённых ног. Вырисовывая изящный кружевной узор белых чулок перед Романовым и прелесть бархатистой кожи за ним, Оксана была довольна взглядом, естественного сексуального инстинкта, в глазах этого самца.
— Могу я позволить себе хоть чуточку расслабиться — говорила Оксана, расстёгивая чуть верхние пуговицы и снимая с головы пышный капюшон
— Безусловно, Оксана Владимировна — заверил Романов, наклонившись чуть вперед, положив жаром пропитанного искушения ладонь на выставленное колено Оксаны
— Поздравляю с предстоящей помолвкой — поздравила с улыбкой на губах Виктория
— Я правда так волнуюсь — выразила собственное мнение Оксана — Мне бы чего-нибудь выпить, чтоб не так было страшно
— Виктория дорогая — распорядился Романов, медленно скользя рукой по ноге Оксаны, перешел с её колена на бедро — Распечатай нам бутылочку вина, ничего страшного думаю, не будет, если мы позволим себе немного выпить до ЗАГСа
— Я тоже так считаю — ухмыльнулась Оксана, чувствуя приятную ласку пальцев Романова на своём бедре — Тем более когда меня терзает какие-то смутные волнения
— Да бросьте Оксана Владимировна
Уверял Романов, пересев на сиденье рядом с Оксаной, когда в тот момент черный лимузин медленно тронулся, под хруст вминаемого шинами снега, с места. Приятная гармоничная атмосфера гламурной обстановки, из периметра розового неоновой подсветки воцарилась в салоне черного лимузина. Воздух сразу же насытился сладкой прелестью вина, от открытой пробки распечатанной бутылки с вином. Наполняя с бутылки вино в бокалы, что стояли на подставке между сиденьями, Виктория не переставала смотреть с завистью на Оксану, отражая во взгляде порочное искушение. За окнами черного лимузина было слышно, как завывал холодный предновогодний ветер, приятная гармоничная атмосфера тепла помогала Оксана расслабиться, сбросить груз внутреннего волнения с себя. Взявшись кончиками пальцев за предложенный бокал, Оксана обратила внимание, как Романов выказывая желание звериной похоти, смотрел на чуть приоткрытую сочную форму груди.
— И так за что выпьем? — чувствуя приятный исходящий запах от вина, спросила Оксана, обращаясь к своим собеседникам, что с таким выразительным удивлением на неё смотрели
— За вас Оксана Владимировна — протянул Романов свой бокал, что держал в пальцах одной руки за его тонкую ножку, чуть к Оксане
— М…. я ведь могу и обнаглеть — чаруя, сидящего рядом мужчину, прелестью улыбки алых губ, кокетливо возразила Оксана
— Я думаю, вы сегодня это сполна заслужили — согласился с этим утверждением Романов, легким звоном стекла, коснулся бокала Оксаны
— Хм…. я тоже так думаю — пленяющей лаской голоса, ответила Оксана
«Похоже эти двое просто без ума от меня, возможно мне стоит на этом и сыграть», подумала про себя Оксана начиная жадно пить вино с бокала.
Черный лимузин, плавно ускоряясь, набиралась скорость по деревенским заснеженным улицам, не обращая внимания на морозный ветер и снег, что летел встречным потоком. Поддаваясь обольщению искушающего похотливого соблазна, Оксана одной рукой, наслаждаясь в этот момент сладостью вина с бокала, расстегнула еще одну пуговицу белого пальто, приоткрывая сочную объемную форму груди напоказ. Облокотившись на спинку черного сиденья, закрывая медленно глаза, Оксана чувствовала, как тело под властью крепкой сладости вина начинало полыхать знойным пожаром, раскаляя жаром кожу. Сохраняя прелесть роскошной улыбки пьяных губ, Оксана оставила пустой бокал, смачно облизывая губы, пытаясь в этот момент ровным тактом восстановить ритм дыхания, что взыграл в ней порочной страстью. Медленно закрывая глаза, облокотившись вновь на спинку кресла, Оксана пыталась успокоиться, ощущая под ухом неровное дыхание Романова и свист песни морозного ветра. За стёклами черных окон лимузина, бушевал снег, посыпая крышу, стёкла и капот черной роскошной машины, пока она медленно, подобно короблю, бороздящему океан, покоряла заснеженные просторны деревенских улиц.

***
Комната с белыми позолоченными стенами, напоминала атмосферу безупречной роскоши, сохранившуюся, выполненную в стиле «ампир», стиль позднего (высокого) классицизма в архитектуре и прикладном искусстве. Большие окна еще имели деревянный прочный каркас, с видом на большие небоскребы Москвы, торговые центры на заднем фоне, магистраль, что проходила за жилой зоной. Удивительно тихое место было расположено вдали от городской суеты, окружено заснеженными кустами, берёз, ясеня и тополя, придавая гармоничной дикой природной зимы, занесенной красно сугробами. Небольшой пруд, спуск к которому вели две каменные лестницы с мощными перилами, вымощенными из белого мрамора, был покрыт тонкой коркой льда и окружен подобно стеной небольшого лиственного леса. Все было покрыто покровом плотного слоя снега, а на стёклах больших окон вырисовывалась морозом изморось.
— Нет ну надо же, на свою же свадьбу явилась пьяной
Возмущалась Марина Николаевна, стоя за спиной у Оксаны, рядом с окном, помогая ей надеть свадебное платье. Пышное белое свадебное платье с изящным декольте вырисовывала пикантностью объёма чашечек грудь Оксаны, а вырез сзади, выказывал красоту бархатистой кожи спины. Подчеркивая талию изящным поясом, скрывая пышным подолом бёдра Оксаны и в тоже время за счет разреза спереди, открывая красоту её ног облаченных в кружевные шелковые чулки.
— Да к тому же почти головой, у тебя с головой то всё в порядке — продолжала высказывать недовольства, говорила Марина Николаевна
— Относительного кого? — поинтересовалась Оксана, стоя спиной к Марине Николаевне, когда она затягивала корсет на её теле — Блядь да кто это вообще носит?! — возмутилась она, чувствуя, как платье плотными тисками оков сдавило её тело
— Надо было ходить на примерку — возмутилась Марина Николаевна, завязывая корсет свадебного платья Оксаны — Ну тебе же некогда ты же, как у нас оказывается вся в делах и заботах
«Ёбнутая дрянь, иногда не обращая на тебя внимания, мне сильно помогает», подумала про себя Оксана, когда Марина Николаевна, стоя у неё за спиной завязывала плотно корсет свадебного надетого на ней платья.
— Аришка зайка
Обратилась, чуть обернувшись, Оксана, пока мастер, свадебных причёсок стоя так же сзади приводил в порядок её роскошные распущенные волосы.
— Как ты себя чувствуешь радость моя? — спросила Оксана, скорчив от недовольства губы, ощущая, как в волосы впиваются декоративные белые цветки
— Она видимо не хочет с тобой разговаривать — пояснила Роксана, держа девочку за руку подошла на несколько шагов к Оксане, пока девочка настойчиво упиралась назад, выказывая обиду на губах — После того……
— После того — объяснила Катерина, проходя по комнате в роскошном вечернем фиолетовом платье, словно насмехающимся голосом, говорила брюнетка — Как ты вечно кормишь свою дочь пустыми обещаниями
— Не пустыми ай….. — возразила Оксана, возмутившись как резко в волосы мастер посадил белый декоративный цветок, создавая объёмную выраженную свадебную прическу — Блядь да что вы там делаете обе у меня за спиной
— Ты бы еще дольше копалась бы — упрекнула Марина Николаевна, расправляя платье на талии и бёдрах у Оксаны — И так уже на два часа перенесли регистрацию
— Все волнуются — рассказывала Роксана, стоя в черном длинном вечернем платье, держа Аришку за руку — Некоторые уже начинают пить
— Ну, так — уверяла Оксана, оставаясь в руках мастера, зной блондинки, что так умело, приводила её белокурые волосы в порядок — Я же не думала, что операция продлится так долго
— Как всё прошло? — поинтересовался Рамазанов, сидя на белой небольшой софе, справа от входа больших двустворчатых дверей — Тебе удалось спасти ребёнка твоего мужа?
— Мы с Серёжей это еще не обговаривали — ответила Оксана, пока мастер ловко пальцами и расческой придавал пышные форму её волосам — Но думаю, ему придётся забыть про своего ребёнка, таково мои условия — гордо заявила она
— Но ведь это же его сын — возразила Роксана
— Которого заметь, спасла я — возразила Оксана, отходя на шаг от блондинки, что закончила быстро с её свадебной прической — Когда в тот момент это не могли сделать не в какой московской клинике что они обследовались, боялись взяться за простой метод
— Слава богу, что всё обошлось — вздохнула Марина Николаевна, приложив к губам кончики пальцев обеих ладоней — Надеюсь, ребёнок будет жить
— Я тоже на это надеюсь — встав спиной к окну, пояснила Оксана — Но им предстоит еще одна операция по закрытию артериального протока
— Получается — возразил Рамазанов, вставая медленно с софы, на которой сидел, расправил на себе черный пиджак — Проблема еще не решена
— Она решена в большей степени — уверяла Оксана, проследовав по большому красному ковру к большим белым закрытым дверям — Просто осталось довершить один небольшой маленький штрих, с которым справиться любой кардиохирург Москвы
— Так может тебе лучше будет этим заняться — предложила Роксана, подводя Аришку к Оксане
— Боюсь мне больше, этого ребёнка не доверят — отчаянно вздохнула Оксана присев перед ногами девочки на колени, прямо на красном ковре — Аришка зайка, что случилось?
— Ты обещала прийти с нами наряжать ёлку — нахмурив губы выражая обиду, произнесла Аришка, не поддаваясь рукам объятий Оксаны
— Аришка понимаешь — уверяла Оксана, взяв девочку за кончики пальцев обеих рук — Мама была занята, спасала жизнь другому маленькому ребёнку
— Боюсь такого блядства, она не поймёт — грубо выразилась Катерина, встав за спиной у Оксаны
— Катерина! — возмутилась тут же Оксана, вставая с колен — При моём ребенке, прошу тебя выражаться весьма корректно
— Только вот ты этого не понимаешь? — возразила Катерина, излучая приятную гармонику запаха «Les Fleurs: Violette от Molinard», завораживая вкусом бесподобной тонкостью аромата ночной фиалки — Когда сама материшься перед ней
— Это моя дочь — гордо заявила Оксана, встав лицом к лицу к своей темноволосой обидчице
— Так хватит вы обе — выказывая недовольства, быстро встала Марина Николаевна между Оксаной и Катерина — Ребёнка мне еще испугаете
— Оксана ну нельзя же так себя вести — упрекнул в весьма мягкой форме Рамазанов, подошел к девочке, взяв Аришку за руку — Мы будем с матерью ждать тебя в зале ожидания
— Я пойду с вами — направляясь к закрытым входным дверям, куда только что подошла мастер свадебных причёсок, заявила Роксана — Постарайся Оксана не задерживаться
— Не хочешь мне объяснить — возмутившись, спросила Катерина, положив руку на талию — Почему ты была в баре вместе с Романовым да и что, черт возьми, на фоне твоей свадьбы между вами происходит?
— Романов просто оказывает мне некоторого рода услуги — ответила Оксана, выражая прелесть ярко накрашенных алых губ
— Тем, что трахает тебя прямо на барном столике? — упрекнула Катерина, схватившись в порыве ревности за кисть руки Оксаны — Ты ведешь себя словно какая-то дешевая блядь, хотя сама скора станешь женой
— Это я еще блядь?! — возмутилась Оксана, надувшись, словно королевская кобра на произнесенную из уст брюнетки обиду — А это не тебя он трахает, на твоем рабочем месте в мэрии
— Я по крайней мере — не согласилась с этим утверждением, отходя по большой комнате след за Оксаной к окну — Не чей женой не являюсь и делаю это по собственной воле
— Я тоже делаю это по собственной воле — заявила Оксана, шепотом повернувшись к Катерине
— Ты ведь жена уже почти — уверяла Катерина, вновь следуя за Оксаной к закрытым дверям комнаты в которой они остались совершенно одни
— Это моё право выбора — подходя к закрытым дверям, коснулась Оксана пальцами одной рукой позолоченной ручки закрытой створки дверей — И я сама решаю с кем и когда
— Ну да, конечно же, твоё право — с усмешкой на губах, хотела возразить Катерина
— И я не думаю, что ты будешь его оспаривать — возразила Оксана, открывая дверь, вошла в большой коридор, вдоль которого пролегала широкая красная дорожка
— Оксана — обернулся Коновалов, стоя перед большим зеркалом в коридоре — Какое красивое платье, ты прям в нём настоящая королева
— Спасибо конечно Серёжа — сохраняя красоту улыбки алых губ, ответила Оксана, немного смутившись комплимента мужчины — У тебя тоже весьма шикарный смокинг
— Время для комплиментов оставите в постели — упрекнула Катерина взявшись за кисть руки Оксаны, направилась вместе с ней к Коновалову
— Ай… что ты делаешь — возмутилась Оксана когда брюнетка так настойчиво тянула её за собой
— Спасибо дальше я сам — коснувшись обеими руками кончиков пальцев рук Оксаны
— С тобой всё нормально? — поинтересовалась Оксана, взяв под руку своего кавалера — Ты выглядишь, словно каким-то растерянным
— И так молодожёны — обратилась темноволосая женщина в белом деловом костюме — Пройдёмте в зал бракосочетания для предстоящей регистрации брака, гости уже там
— Все нормально Оксана — весьма потерянным голосом ответил Коновалов, как будто мужчина в чем-то колебался и еще не сделал для себя выбор
«Блядь да что там могло произойти, что ему опять то не нравиться», подумала про себя Оксана, подходя к большим двустворчатым дверям зала бракосочетания, где играла торжественная свадебная музыка в виде марша.
— Закройте, пожалуйста, двери — обратилась женщина, держа в руках красную папку, посмотрев в сторону Рамазанова — И так дорогие гости, мы собрались сегодня с вами в этот праздничный предновогодний день
Продолжила рассуждать эта женщина, раскрывая красную папку, встала у небольшого стола, обращая внимание всех собравшихся в зале бракосочетания на себя.
— Чтоб соединить узы двух влюблённых — встав прямо под гербом российской федерации, говорила эта женщина — Сегодня в этот день, два пламенных сердца соединяться узами любви навечно
— Я так волнуюсь — переживая глубоко вздохнув шепотом, выразила собственные мысли Оксана, скрывая за белой прозрачной фатой испуг на лице
— Все будет нормально — уверял Коновалов, продолжая держать Оксану за руку
— Является ли ваше желание законным — обратилась темноволосая женщина, выразительным взглядом посмотрев на Оксану — Прошу ответить вас невеста
— Да — сразу же не раздумывая ответила Оксана
— Является ли ваше желание жених взять в законные жены Орлову Оксану Владимировну и быть с ней добром здравии, богатстве и бедности — продолжила объяснять сотрудница ЗАГСа
— Серёжа?!
Возмутилась Оксана дернув мужчину рядом с которым стояла, держась за руку, после того как он колебался с ответом. В сознании у Оксаны бушевал ураган бурных эмоций, больше всего она боялась в этот момент сильной огласки со стороны своих близких.
— Пожалуйста, только не здесь, я тебя прошу — уверяла Оксана, повернувшись, встав лицом к лицу к Коновалову
— Да — ответил Коновалов, выражая душевную улыбку
— Если ли в зале хоть кто-нибудь — обратилась темноволосая женщина к собравшимся — Кто желает оспорить данный союз двух влюблённых, пусть встанет и ответит сейчас же
— Стойте!
Двери зала бракосочетания быстро раскрылись, после продолжительной паузы, на пороге стояла блондинка и Алина Молотова. Обе женщины стояли у входа открытых дверей зала бракосочетания с весьма уставшим и унылым взглядом. Судя по лояльности выражения лица Алины Молотовой, зачинщиком данной сцены была её белокурая подруга.
— Прекратите это безумие!!! — повторила громким голосом блондинка, переступая порог открытой двери
— Ты что блядь совсем охуела?! — возмутилась Оксана, совершенно не ожидая такой внезапной наглости
— Оксана успокойся — возразил тут же Рамазанов, вставая со стула, на котором сидел — Так Сергей, если это ваша опять внеочередная выходка я заставлю тебя за это ответить — обратился он с угрозой к Коновалову
— Уверяю я здесь абсолютно не причем — испугался Коновалов, быстро отошел на шаг назад от Оксаны — Алина что происходит?
— Сергей вы в своём уме — возразил Романов, вставая со стула на котором так вальяжно сидел, был весьма возмущен подобной сценой — Что вы вообще вытворяете, мы все столько сил потратили чтобы это произошло и вы хотите всё взять и спустить к чертям
— Сергей послушай — уверяла блондинка, проходя по залу
— Сережа ты, что будешь слушать эту тупую суку?
Недовольной интонацией голоса произнесла Оксана, была растеряна подобной сложившейся в ЗАГСе ситуацией, чувствуя неподвластную разуму череду волнения.
— Ты вообще, зачем сюда пришла?
Не зная на кого сорваться, Оксана не могла даже думать, чувствуя, как её репутация рассыпается в прах у всех на глазах, выражая отчаяние, наворачивающейся влагой слез на глазах.
— Я ведь спасла твоего сына
Гордо заявила Оксана, когда слёзы с её глаз стали вытекать неконтролируемым потоком, обращая на себя всеобщее внимание собравшихся в зале, демонстрируя боль утраты разочарования громки отчаянным криком.
— Сделала то, что другие бы не смогли — встав между белокурой подругой и самой Молотовой, со слезами на глазах, говорила Оксана — И вот твоя благодарность, ты решила сорвать мне свадьбу
— Сергей послушай — уверяла блондинка — Твой сын ведь не виноват, что родился больным, он сейчас больше всего нуждается в своих родителях, ему нужны вы оба, только так ваш ребёнок сможет жить вместе с вами
— Ты что блядь такая тут говоришь?! — прокричала Оксана, толкнув белокурую девушку кончиками пальцев в плечо — Это я взялась за это дело, это я когда было пиздец всё плохо, нашла выход из положения и устранила проблему
— Безусловно, в этом твоя очень огромная заслуга — возразила блондинка — Но как врача, набольшие, ты претендовать не имеешь права
— Сергей — не выдержав большой такой скандальной реплике, встала со стула Катерина, направляясь к самому центру событий — Ты в своём уме, выпроводи своих неожиданных гостей и давайте продолжим
— Так всё хватит, давайте все успокоимся — возразила сотрудница ЗАГСа — Что здесь происходит, по какому праву вы прерываете союз этих двух влюблённых?
— Господин Романов — заявил гордо Рамазанов — Прикажите своим людям выпроводить двух этих ненормальных женщин
— Алиночка — выражая сочувствие, говорила Марина Николаевна — Оксана ведь спасла жизнь твоему ребенку, зачем ты врываешься сюда и пытаешься сорвать эту церемонию, насколько я понимаю, со стороны моей дочери уговор был полностью соблюдён в полной силе
— Да я это понимаю — словно потеря дар речи ответила Алина Молотова, не зная, что и сказать людям, что так возмущенно на неё смотрят
— Алина Андреевна — был возмущён Романов — Прекращайте это безумие, эти двое жениться по обоюдному согласию, насколько я понимаю это, ваш бывший муж, сам предложил стать Оксане Владимировне его женой, в его ситуации сейчас не выгодно будет что-то разрывать
— А что вы на неё так давите — прошипела белокурая подруга Молотовой на Романова — А ты Сергей хочешь, чтоб твой сын рос всю жизнь безотцовщиной, чтобы он до конца своих дней презирал тебя, ты хочешь в глазах ребёнка выглядеть……..
— Хватит! — возразил Рамазанов — Что вы здесь устроили, по какому праву вы прерываете свадебную церемонию
— Серёжа ты же ведь не думаешь — понимая как слова этой блондинки, пронизывающим смыслом повлияли на неё саму, испугалась Оксана — Ты не посмеешь Серёжа — выразила она неконтролируемый разумом страх, как только Коновалов отпустил её руку
— Извини Оксана — выказывая отчаяние тихо произнёс Коновалов — Я не могу, извини меня
«Ах… он сука такой послушав какую-то лживую белокурую блядь он решил меня просто так у всех на глазах после того что я для него и его жены сделала так вот бросить меня», подумала тут же про себя Оксана, раскрыв неожиданно лазурную прелесть глаза.
— Я не позволю тебе так просто бросить меня — схватившись за кисть руки Коновалова прошипела Оксана — Ты не имеешь права так со мной поступать слышишь, ты не можешь от меня сейчас уже уйти, у нас с тобой ведь уговор
— Оксана Владимировна успокойтесь — подошел медленно Романов — Сергей ты хоть понимаешь что ты сейчас делаешь ты отдаешь вообще отчет что сейчас может произойти
— Аришка пойдём отсюда — Роксана поспешно направилась с девочкой к отрытым дверям выхода из зала бракосочетания — Оксана твоя дочь пока побудет у нас
— Сергей я не позволю тебе бросить мою дочь — вступился Рамазанов, обращая внимание на отчаяние льющихся слёз с глаз Оксаны
— Увидите кто-нибудь ребёнка — прокричала Марина Николаевна, в тот момент, когда Рамазанов схватил Коновалов за шиворот его черного пиджака обеими руками
— Ты что подумал вот так вот взял и поигрался — быстро прижал он Коновалова к стенке, замахиваясь другой рукой
— Папа не надо! — со страхом в глазах подбежала Оксана, схватившись резко пальцами за локоть Рамазанова, не давая ему попасть по лицу Коновалова
— Оксана уйди — словно как зверь, выражая ярость в глазах, прокричал Рамазанов — Он должен ответить за это
— Вызывайте милицию — испугавшись, прокричала сотрудница ЗАГСа
— Оксана Владимировна — быстро успел схватить Романов за обе руки Оксаны, встав у неё за спиной, направляя её силой к выходу — Не лезьте туда
— Пустите меня — прокричала в истерики Оксана, когда Романов насильно выводил её из дверей бракосочетания — Серёжа нет-нет нет……. — кричала она в тот момент, когда Рамазанов ударом свалил Коновалова на пол и стал бить его по лицу
— Успокойтесь, что вы делаете — кричала в истерики работница ЗАГСа — Полицию срочно вызовите, он же его убьёт
— Нет-нет-нет — кричала Оксана, когда Романов силой держа её за обе руки, тащил по коридору ЗАГСа к выходу, из открытых дверей бракосочетания в ужасе вы