Тайна Грелля Фрэнк Форест гл. 2



Уилдон Фойл вздрогнул и проснулся от разрезавшего тишину дребезжания телефона. В час ночи ему могли звонить только из одного места, и он, взяв трубку левой рукой, правой - потянулся к своей одежде.
"Это вы, сер?... - донёсся резковатый, встревоженный голос. - Скотланд-ярд говорит, инспектор Флэк. Мистер Грелль, американская знаменитость, убит сегодня...да... в своём доме на Гросвенор Гарденс. Его обнаружил дворецкий..."
Нервы человека, выдержавшего напряжённую работу в отделе криминальных расследований Скотланд-ярда в течение тридцати лет, неизбежно грубеют и становятся стресс-устойчивыми. В противном случае человек либо досрочно увольняется, либо сгорает на работе, либо спивается; а в самом худшем случае - становится на нечестный путь или сходит с ума.
Психика Уилдона Фойла с годами выкристаллизовалась в кремень, и почти ничто не могло потрясти его - даже убийство такой знаменитости как Роберт Грелль.
Он не тратил время на восклицания, выражающие удивление или какие-либо иные эмоции. Он отлично знал, какие действия необходимо сделать как можно скорее, не давая остыть следу преступника. Он уже давно усвоил, что криминальное расследование это не романтические приключения, а суровая система научно обоснованных процедур.
Фойл кратко и чётко отдавал распоряжения.
" Я выезжаю прямо сейчас. Надеюсь местные дивизионные инспектора уже в деле. Пошлите за старшим инспектором Гринном и Ваверлеем и вызовите экспертов криминалистов. Мне понадобится самый лучший. Пусть один из наших фотографов ждёт меня на месте преступления. Пошлите курьера к профессору Гардингу и позвоните помощнику комиссара. Удержите всех присутствующих в доме и прикажите им ничего не трогать. И вот ещё что, Флэк: ни слова журналистам. Ясно? Я не хочу даже самой малейшей утечки."
Он положил трубку на рычаг и начал быстро, но методично, как он привык делать практически всё, одеваться.
Фойл решительно отбросил все мысли о совершённом преступлении, потому что его принцип гласил: никаких версий из воздуха, сначала факты, свидетельства, улики - затем версии.
Уилдон Фойл в течение десяти лет работал в должности начальника отдела криминальных расследований Скотланд-ярда. Он редко надевал халат и никогда не играл на скрипке. Но он знал толк в сигарах и одевался как никто другой в районе от Темпл Бар до Гайд Парк Корнер.
Он не носил полицейские ботинки сам и не позволял своим шестистам с лишним подчинённым делать это.
Он мог пройти одинаково незамеченным между толпящимися простолюдинами, светскими людьми и членами клуба Уист-энда. Хороший детектив, говорил он, должен уметь хорошо вписываться в окружающую обстановку, будь то в Кенсингтоне или в Вайтчэпл Род.
Его широкие плечи и приподнятая грудь свидетельствовали о недюжинной силе, а его вытянутое суровое лицо и выступающие скулы искупались огоньком юмора в его глазах. Именно это чувство юмора часто спасало его от совершения ошибок, хотя данное качество редко присутствует у сыщиков из детективных романов.
Его ухоженные коричневые усы были на концах изящно закручены вверх.
Вся его фигура являлась воплощением упорства, но лишь его сослуживцы знали, как оно прекрасно сочетается в нём с гибкостью, изобретательностью,способностью к выдумкам и экспромтам.
Авто, посланное из Скотланд-ярда, жужжа, проехало по прилегающей улице и остановилось перед дверью тихого загородного дома Уилдона Фойла.
"Поезжай как можно быстрей к Гросвенор Гарденс, - сказал Фойл водителю, сев в авто, - плевать на ограничения скорости. Если кто-то попытается остановить, ссылайся на меня. "
Водитель козырнул, и автомобиль бешено рванулся вперёд.
Кого-нибудь другого столь стремительная езда могла бы испугать, но не хладнокровного со стальными нервами Фойла. Они поворачивали на углах почти на двух колёсах, их заносило на скользких местах, и один раз даже чуть не сбили одиноко бредущего бродягу, едва волочащего ноги - походка, присущая всем бродягам и бездомным Лондона.
Почти некому было оценить мастерство, выказанное водителем в этой гонке, кроме ночных дежурных полицейских.
Когда они остановились у окаймлённого столбами портика огромного дома на Гросвенор Гарденс, двое полицейских появились из тени огромных перил и приветствовали Фойла.
Он кивнул и поднялся по ступенькам. Дверь распахнулась прежде чем он прикоснулся к кнопке звонка, и долговязый, слегка сутулый мужчина предстал перед ним, силуэт его строго очерчивался излучением электрических ламп.
Это был дивизионный полицейский инспектор Болт, спокойный, рассудительный мужчина, который, кроме некоторых исключительных случаев, вместе со своими сотрудниками, отвечал за расследование всех преступлений в своём районе.
"Вы прибыли первый, сэр, - сказал он тихим печальным голосом. - Ужасное дельце мы заполучили."
Он смотрел на произошедшее с чисто профессиональной точки зрения.
Постоянно пребывая в атмосфере преступлений, малых или более крупных трагедий, люди из отдела криминальных расследований, вынуждены смотреть на свою работу объективно, со значительной долей цинизма, так же как врачи и журналисты.
Все убийства ужасны сами по себе. Однако детектив не может позволить своему состраданию, чувствам горя и утраты мешать объективному расследованию.
В восприятии Болта дело было ужасным, потому что скорее всего убийство произошло не в ходе случайной ссоры, а совершено преднамеренно, продуманно, рассчитано до мелочей и скорее всего человеком умным и решительным, и стало быть, это дело было трудно расследовать; и если преступник или преступники не будут арестованы и публично наказаны, отдел криминальных расследований будет опозорен, и все газеты будут пестреть заголовками статеек, льющих помои на Скотланд-ярд, который очень дорожил своей репутацией.
"Да, - Фойл с мрачным видом кивнул. - Где дворецкий? Мне доложили, что он первым обнаружил тело. Приведите его в какую-нибудь комнату, где я мог бы без помех поговорить с ним."
Дворецкого, мужчину средних лет, бледного, нервозного, почти обезумевшего, привели в маленькую гостиную. Его взгляд то устремлялся на детектива, то встревоженно скользил по комнате, его пальцы заметно тряслись.
Фойл оценивающе посмотрел на него, затем, кивнув на кресло, сказал мягким, вкрадчивым голосом: " Присядьте. Дайте ему выпить, Болт, чтобы он немного пришёл в себя. Как вас зовут? Уиллс? Возьмите себя в руки. Что произошло, то произошло, нам не вернуть уже мистера Грелля, но мы можем найти и наказать убийцу, и если вы не соберёте волю в кулак, то не будете в состоянии помочь нам его найти.
Итак, расскажите нам всё о том, что, по-вашему, имеет хоть малейшее отношение к этому делу."
Всё это было произнесено без малейшего оттенка официальности, тоном, каким обращаются друг к другу закадычные друзья. Уиллс проглотил залпом порцию крепкого бренди с содой, которую ему подал Болт, и в результате его бледные, помертвевшие щёки оживились слабым румянцем.
"Это ужас, сэр, просто ужас," - пробормотал он. "Мистер Грелль пришёл без малого десять и дал распоряжение, что если леди придёт к нему, то пусть её проведут прямо в его кабинет. Она приехала несколько минут после этого и поднялась к нему наверх."
"Как её имя? Как она выглядит?" прервал его Блот. Фойл сделал предостерегающий жест своему подчинённому.
Уиллс задрожал всем телом и на мгновение слова покинули его. Наконец, он с заметным внутренним усилием продолжил: "Я не знаю.Её провёл Иван, слуга мистера Грелля. Я видел только мельком, как она проходила через холл. Высокая, стройная, а лицо под вуалью, и я не разглядел. Не могу сказать, когда она ушла, но я пошёл в кабинет в час ночи, спросить не требуется ли чего-нибудь, прежде чем мне лечь спать. Я постучал в дверь два или три раза безответно, ну и тогда я открыл. Боже мой!"
Он закрыл глаза руками и разрыдался, словно ребёнок. Фойл поднялся, подошёл к нему и мягко прикоснулся к его плечу. " Что же было дальше?"
"Освещалась комната очень тускло, сэр, но я разглядел, что он лежит на диване в несколько неуклюжей форме, с лицом повёрнутым в обратную сторону. Сначала я подумал, что он он задремал, и подошёл к нему и потрогал за плечо. Оно оказалось влажным и липким! - Его голос перешёл на крик. - И тут я стал различать, что он был весь залит кровью, и увидел рукоять ножа, торчавшую из его груди."
"Где Иван? - спросил Фойл. - Вероятно русский, судя по имени? Я полагаю, он сейчас где-то в доме."
"Я не видел его с... - дворецкий запнулся, - с того момента, как он ввёл леди."
Фойл устремил на Болта красноречивый взгляд. Болт кивнул и поспешно вышел. В течение пяти минут в комнате висела мрачная тишина, прерванная шумом распахнувшейся двери и появлением разгорячённого Болта.
"О дьявол! - крикнул он, сверкая взглядом и сжимая кулаки. - Этот русский слуга, Иван, исчез!"





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 33
© 13.02.2017 юрий

Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1