Аврелион продолж. Глава 15


Глава 15

    С утра, после процедуры очистки блока отработанного пищевого концентрата и заправки свежего контейнера с продуктовой смесью, такой, какую он предпочитал перед каждым ответственным совещанием, Магденборг пребывал в некотором смятенно-тревожном состоянии. Ничего, чтобы вызывало у него такие ощущения, до этого не возникало. Успешная изоляция лидеров фракции Пентадиона, чему способствовало вовремя прибывшая гвардия Дитерсона, кадровые перекройки со сменой неугодных или откровенно оппозиционных членов фракций были поддержаны большинством верных его курсу членов Совета Правителей. Все складывалось в пределах допустимого применения рычагов власти, но Верховный Правитель все равно не мог понять, почему с момента его пробуждения он так и остался в том тревожном состоянии, что посетило его во сне.

    Ему приснилось некое существо, очень похожее на обыкновенного интеллакта, но с необычайно мудрыми, оливкового цвета глазами. Его взгляд будто пронзал всю информационную сущность Магденборга, повергая его в смятение раз от раза одним и тем же вопросом: «Что в тебе, нелюдь, осталось от Сущего?..». Милинер не понимал, что этим словом − «нелюдь» − можно обозначить, но именно эта необъяснимость заставляла его просыпаться несколько раз от мелкой, судорожной дрожи…

    Едва встав, Магденборг вызвал секретаря и отдал распоряжение найти в архивных Центрах информации толкование термина «нелюдь». Он отдал это распоряжение потому, что в своей, почти безграничной информационной базе, включая и все доступные по личному коду внешние информационные терминалы, Магденборг не нашел ничего похожего на это слово. Секретарь молча принял распоряжение и исчез за жемчужно-голубой завесой кабинета.

    И теперь, входя в Малый зал Совета Правителей, Магденборг никак не мог преодолеть это двойственное состояние – страх перед неизвестным обвинением и необходимостью полного сосредоточения. Совещанию предстояло принять решение, которое потом ляжет в новое дополнение Кодекса Свода Законов. И потому оно требовало максимальных интеллектуальных усилий, чтобы не допустить ни малейших интерпретаций от единственно возможного его толкования.

    − Приветствую вас, милинеры! – негромко проговорил Магденборг, проходя на свое место за столом Согласия.

    − Реальных благ тебе, Верховный Правитель, − приподняли верхнюю руку в приветствии присутствующие члены Совета.

    Магденборг с удовлетворением заметил, что все двенадцать членов Малого Совета Правителей присутствуют на своих местах. Ни один из них не счел возможным пропустить это собрание. Это был хороший знак. Для Магденборга, который в последнее время своим невероятно обостренным чувством интуиции почти наверняка мог сказать о настроении любого из членов Совета. И до вчерашней акции их позиции резко были в лучшем случае нейтральными. И то, что он чувствовал, было весьма показательно: лишь небольшой процент из них в индивидуале содержал негативную информацию. Но и те со вниманием замерли в ожидании начала собрания.

    − Приступим, милинеры, − коротко и без предисловий сказал Магденборг: − Мы выслушаем сообщение и мнение по нему милинера Мидлборуха.

    − Я не буду давать никакой вводной информации, так как на последнем собрании Совета Правителей и Глав Секвенций мы услышали общий обзор текущего положения нашего Консорциума в мире. И если бы мы смогли дослушать до конца доклад Верховного Правителя, прерванного столь досадной помехой, то мы получили бы полный анализ наших, довольно крупных поражений и неудач за последнее время. Я, как Главнокомандующий и начальник Генерального Штаба обязан проинформировать Совет о более детальном положении дел в наших Вооруженных Силах. Ибо то состояние, в котором они сейчас находятся, определяют все наши проблемы в сообществе Консорциумов планеты.

    Главный болевой узел и напряженности большей части проблем Консорциума сосредоточены в регионе Берион-два, где вот уже несколько месяцев, командующий регионом, шеф-генерал Барнсуотт, проводит сомнительные, можно даже утверждать опасные маневры с вверенным его командованию контингентом войск. Эти соединения, одни из самых значительных как по количеству, так и по энерговооруженности, могли бы составить небольшую армию одного из малых Афроазиатских Консорциумов. Поэтому понятно беспокойство руководства Вооруженных Сил Консорциума и в частности, мое, как начальника Генерального Штаба о несоответствии инициатив командующего региона Берион-два директивам Генерального Штаба. Теперь уже можно совершенно определенно сказать, что по его, так называемой «инициативе» был фактически сдан крупнейший скарановый рудник на Северо-западе Марса. Эту потерю нельзя объяснить какой-либо разумной причиной. Если только не предположить, что это было сделано шеф-генералом намеренно. Что побудило его к этой акции, повторяю, если только дело обстоит так, мы сказать не можем. Анализ ситуации можно объяснить каким-то стратегическим замыслом, но это будет из области чисто военных игр. Действительное положение дел не давало повода к столь радикальному решению.

    Необходимо сказать, что успех последней стратегической операции по разгрому контингента войск Китайскоазиатского Консорциума привел к нежелательному для нас результату. Это звучит как парадокс, но две составляющие этой операции дают пищу для серьезных размышлений. Первое, − это то, как началась операция. Неизвестным нам способом приобретения новейшего оружия, тем более, что разработка его находится еще на стадии испытаний, шеф-генерал задействовал локальный заряд темной материи, который напрочь смел практически всю переднюю линию противника. ТG-заряд находился на одном из транспортных трансферов, доставивших десантную дивизию в район боевых действий. Каким образом заряд попал на трансфер, командиром которого является старший командор Мэрриот, еще предстоит разобраться. Мы делали предварительных запрос в Корпорацию Свободных перевозчиков, где Мэрриот является одним из соучредителей, и из предоставленной информации следует, что загрузка контингента дивизии прошла в штатном режиме. Никаких дополнительных грузовых контрактов не было заключено ни с одним из трансферов, задействованных для переброски дивизии.

    Затем, после окончания этой операции, мы получаем сводку потерь личного состава. Исходя из информации, командующий Берионом-два потерял за время боев две трети десантного состава, причем не из вспомогательного, а из тяжелого десантного вооружения. И еще немаловажный факт, говорящий о непонятной игре шеф-генерала. В числе дополнительных сил ему были приданы две бригады нейропсихотронной защиты. Они так и не были задействованы в операции и, судя по имеющимся данным, ее присутствие в регионе не обнаружено. У меня все. Генеральный Штаб имеет свое мнение по этому поводу, но хотелось бы услышать еще чьи-то и сопоставить их. Тогда картина будет более четкой и объективной.

    − Благодарю, милинер Мидлборух. Ваше сообщение полностью совпало с теми данными, которые были представлены агентами управления Службы Безопасности. Теперь, милинеры, хотя начальник Генерального Штаба воздержался от официального резюме, нам сейчас нужно проанализировать…

    Магденборг на миг замолчал. В его голове происходило нечто, что до его теперешней реинкарнации счел бы фантастическим свойством, настолько необычное состояние его разума охватило весь информационный и интеллектуальный индивидуал. Если раньше он только интуитивно догадывался о состоянии настроения своего собеседника, то сейчас Магденборг совершенно отчетливо услышал мысли каждого из присутствующих здесь членов Совета сразу и по отдельности. Как будто кто-то раскрыл их перед ним как на видеопласте и Магденборг мог прочитать все до малейшего нюанса:

    «…вполне возможно, что Барнсуотт сделал ставку на захват локального региона с последующей эскалацией своего преимущества на метрополию. Что можно тут выгадать?.. Догадается ли Магденборг? Если да, то присоединимся. В противном случае лучше промолчать. Кто знает, как повернется ситуация…». Сидевший напротив глава Управления по надзору за Храмами Творения всех Секвенций Консорциума, милинер Старинг, ничем не проявил своего активного участия. Напротив, его пригашенная оптика создавала впечатление нейтралитета.

    «…Не стоит торопиться… Верховный знает больше, чем говорит… Это несомненно. Стало быть, его позиция будет определяющей. Надо поддержать, тем более что он показал, на что способен, разогнав Пентадион…». Глава Управления Ресурсами производственных мощностей скарановых рудников, милинер Бутовски был напряжен и внешне это проявилось в его вытянутом конструктиве, как будто в него вогнали шест.

    «…половина из них. Может, и больше. Слишком резво взялся он за перекройку Совета. Это можно было бы сделать в более спокойное время, но сейчас… Кончится это все, самое меньшее, авторитарным правлением. Надо попридержать его… И сделать это нужно с помощью уже имеющегося инструмента для острастки – Барнсуотта. Значит, обструкцию в отношении шеф-генерала нужно поумерить…». Глава Координационного комитета по распределению ресурсов населения Секвенций милинер Риккардо, наклонив голову, выводил пальцем средней правой руки замысловатые сочетания кубов, прямоугольников, кругов и овалов на лежащем перед ним информпласте.

    То, что слышал Магденборг от остальных, повторялось в более или менее похожих вариантах, но общее мнение для него обозначилось, как скрытое, пассивное противодействие его решениям. Верховный Правитель, несколько оправившись от первоначальной оторопи, вызванной неожиданно открывшимся свойством своей новой ипостаси, быстро вернулся к здравому, рациональному решению. Сейчас не до анализа такого подарка от реинкарнации. Ну что ж, это совершенно меняет дело!

    − Прошу вас, милинеры, дать свои оценки этой, как теперь оказалось, немаловажной проблеме…

    Пэр слушал и смотрел на сидящих перед ним сверхгуманов (он уже решил их называть так, как они именовались сами) и напряженно сводил концы с концами всего гигантского объема информации, который обрушился на него за время, прошедшее после реинкарнации сверхгумана Магденборга. Многое было еще непонятно, но главное Пэр понял, − эти существа не являются людьми. Они в большей степени машины с человеческим мозгом, чем человек, облаченный в механическое устройство. То, что они мыслили и поступали совершенно как люди, говорило о том, что эти существа когда-то состояли в родстве с людьми, но цивилизационные пути по какой-то неведомой причине в глубине веков разошлись и теперь эти сверхгуманы представляют собой совершенно другую расу, захватившую планету и загнав оставшихся людей, − интеллактов и мегалонов − в небольшие поселения.

    Их раса стала настолько могущественной, что они смогли устроить мир так, как требовал их принцип мышления и представлений о нем. Пэр думал, что не ошибается в этой очень приблизительной первоначальной оценке. Слишком существенная разница в образе жизни и подходе к окружающему миру была между ним и сверхгуманами. И потому Пэр не стал упорствовать в немедленном постижении этого загадочного мира, решив полностью сосредоточиться на овладении сутью мышления и поведения своего непрошенного контактера.

    Пэр понимал, что резкое и явное вмешательство в устоявшийся менталитет симбионта только обострит их параллельное существование. Лучше изучить это чуждый мир чужого существа, и выявляя слабые стороны, найти рычаги воздействия на волю и психику сверхгумана. Тогда он, невидимый и неопознанный никем, станет по существу хозяином положения, управляя своим двойником по своему усмотрению. Тогда можно будет говорить и о каком-то изменении его существования.

    Для начала Пэр во время плановых отключений на часы сна конструктива Магденборга, входил в ментальное поле и, действуя с предельной осторожностью, попытался внушать тому нечто необычное для понимания сверхгумана. Пэр был уверен, что так будет легче опознать по определенной реакции на такое вмешательство из поведения Магденборга или напрямую из его мыслей.

    Реакция на мнимые сны оказалась сдержанной, но чувствовалось, что Магденборг оказался в состоянии похожем на замешательство. Он проявил это в немедленном поиске ответов на вопрос Пэра, задействовав для этого все имеющиеся в его распоряжении источники информации. И уж тем более он был близок к шоку, когда Пэр раскрыл перед ним полную информацию о том, что думают его подчиненные. Пэр знал повод для этого собрания, но не причины, его породившие. Поэтому было слишком преждевременно раскрывать Магденборгу такие возможности его новой реинкарнации. Именно так думал об этом Магденборг и потому Пэр несколько успокоился, не желая травмировать психику своего визави. Хотя он отметил, что этот «чужой» слишком быстро адаптировался к такому сверхпроницательному состоянию своего разума. И потому он продолжил внимательно пользоваться всеми выгодами своего нового положения.

    − …Очень желательно, чтобы милинер Дитерсон смог внедрить агента в окружение шеф-генерала до начала его активных действий. – Традецки, как глава Комитета по надзору за политической активностью Секвенций, обвел всех просветлевшим сектором своей оптики. – У него есть теперь для этого все возможности. В связи с новым набором в личную гвардию, я просмотрел несколько кандидатур и хотел бы предложить одну из них, как наиболее подходящую – это штурмкапитан Дирк. Думаю, что милинер Дитерсон согласится с этим предложением, тем более, что все характеристики штурмкапитана Дирка он смог просмотреть заранее.

    − Милинер Традецки предложил верное решение этого вопроса. Кандидатура по своим физико-биологическим данным является одной из самых адаптированных к исполнению поставленной задачи. Я, по роду своей деятельности, проверил не только эту кандидатуру, но и несколько десятков других и хочу отметить, что милинер Традецки уже в который раз проявил точное знание специфики нашей работы. – Дитерсон приподнял голову и вывел на лицевую панель выражение снисходительной одобрительности. – Поэтому, чтобы дольше не затягивать время, ставлю на голосование кандидатуру штурмкапитана Дирка.

    Дитерсон первым положил ладонь верхней руки на серый треугольник, изображенный перед ним на столе. То же самое без промедления проделали остальные, и через мгновение Магденборг подвел итог собрания:

    − Итак, милинеры, пока существует угроза стабильности состояния Консорциума извне, мы должны тщательно анализировать все доступные нам источники информации. Все сведения будут поступать на мой терминал автоматически. Вы все знаете о вашем обязательстве, данном при избрании в Малый Совет Правителей, предоставлять всю информацию, представляющую угрозу для Западноевропейского Консорциума без промедления и какой бы то ни было коррекции. Мне не стоило напоминать вам об этом, если бы не исключительность нынешнего положения нашего государства. Будьте бдительны, милинеры. Приступайте к своим обязанностям и реальных благ вам в вашем трудном деле. Все свободны.

    Пятый час Молений подходил к концу, а поток стоящих в очереди на Откровение не иссякал. Берне вел исповедь по заведенному ритуалу машинально, не отвлекаясь на подробности процедуры Моления. Главным было исполнение Повеления богов Лакки и он, комкая ход службы Священного Закона, внушал предстоящему перед ним интеллакту или мегалону без промедления исполнить долг продления рода.

    Но все время, пока шла служба, Берне не переставая думал о цели этой внеочередной акции. Приглядываясь к проходящим перед ним людям, он пытался определить, кто перед ним, − человек, в разуме которого накрепко посеяна догма веры или же у отвечающего на простые вопросы прихожанина есть нечто большее, с чем можно потом вести разговор об истинном его призвании и праве на свободу. Горящие глаза фанатиков, которых было большинство, утомляли и затуманивали внимание. Берне не мог ограничиться с такими простой формальностью. Все они, проявляя рвение, требовали к себе особого отношения, задавая вопросы, не относящиеся напрямую к службе. Берне терпеливо отвечал, взглядом анализируя стоящих далее в очереди.

    Один раз ему повезло. Парень из интеллактов с неохотой опустившийся перед ним на колено, односложно отвечал на вопросы Берне. Заканчивая Откровение, он, отвечая на вопрос о символе Веры, не смог скрыть откровенной усмешки от Главного Жреца. Берне помолчал и, пристально посмотрев в глаза парня, сказал: «Всякая мысль от богов Лакки и если какая-то из них кажется неуместной, приди ко мне. Мы вместе сможем найти на нее правильный ответ». Парень задержал взгляд на лице Берне, и чуть помедлив, утвердительно кивнул головой: «Хорошо, ваше Превосходство. Нам нужны правильные ответы».

    Берне не стал уточнять, что имел в виду под словом «нам» этот интеллакт, но это обобщенное «нам» сказало ему намного больше, чем он рассчитывал узнать. К концу службы Берне был уже уверен, что среди жителей Аврелиона есть такие интеллакты и даже мегалоны, которые догадываются, что такой миропорядок богов Лакки несправедлив и жесток…

    Берне встал, вызвал служку и отдал распоряжение о начале рассылки вызовов на посещение Медцентра всем жителям, с начала первой трети утра. Вынув свой информпласт, Главный Жрец протянул его молчаливому исполнителю его приказов:

    − Здесь отмечены интеллакты и мегалоны, которым следует прийти ко мне на Откровение. Оповещения для них выслать в первую очередь. Эти прихожане пойдут отдельным порядком. Распоряжение выполнить незамедлительно. Можешь идти.

    За окном неспешно разгоралась утренняя заря. В ожидании прихода вызванных прихожан, Берне еще раз обдумал те слова, с которыми он обратиться к каждому из них. Он не должен ошибиться. Слишком свежо было в памяти напутствие ушедшего в небытие Патриарха: «Мой мальчик, что бы ты ни делал, будь трижды осмотрителен. Ты первый и единственный из оставшихся, кого провидение и судьба выбрали для великого дела. Мне не удалось начать его. Слишком много ошибок я совершил, блуждая впотьмах поисков и проб. Но теперь я знаю путь и хочу, чтобы ты ступил на него, не тратя напрасно силы и время на повторение пустых и опасных изысканий. Как и до меня были люди, собиравшие крупицы Знания об Истине, так и я, сумевший свести их воедино, отдали за эти крупицы свои жизни. Ты потом поймешь мои слова, а сейчас просто прими их на веру…».

    Берне намеренно назначил проведение Откровения на послеполуденное время. Он никак не мог допустить ошибки. Берне прерывисто вздохнул – то, что он задумал, граничило с безрассудством, даже с самоуничтожением, как и предупреждал его тот, сидящий на месте бога Лакки. Но ему не хватало информации, чтобы основательно и понятно объяснить людям суть обмана тех, кого они почитают за богов Лакки, крадущих у них жизни.

    Огромные колонны Храма Творения, теряющиеся высоко в полумраке под его сводами всегда вызывали у Берне чувство благоговейного восторга. Он не мог постичь разумом грандиозность этого здания. Оно царило и довлело над всем Аврелионом, откуда бы ни обращен был взгляд. Это строение прекрасно выполняло свое предназначение, внушать людям страх и трепет перед мощью и силой богов Лакки. Берне теперь прекрасно понимал это. Могущественные существа, выстроившие эти стены, знали цель своего замысла, − превратить остатки людей в рабов и жить за счет безответного, безвольного народа. Он должен изменить ход вещей и пусть это будет его смыслом жизни.

    Эти мысли придавали ему силы и уверенность в задуманном действии и потому Берне, стоя перед Чашей Исхода, без колебаний вводил данную ему последовательность символов кода экстренного доступа на наборном навершии посоха. Он не стал проделывать ритуальные движения с раскидыванием рук. В этом не было необходимости. Он был один на этом громадном пространстве Главного Зала. Никто его не видел и не мог помешать задуманному. Что его встретит там, в обиталище высших существ он даже не догадывался. Но исходя из прошлого раза, Берне надеялся оказаться в кабинете существа, которое его тогда вызывало.

    Легкое головокружение, потеря ориентации и скоротечный приступ тошноты не погасили его сосредоточенного внимания. Берне, как и рассчитывал, оказался в том же самом кабинете. Оказавшись в его пределах, Берне мгновенно сориентировавшись, отпрыгнул с открытого пространства к голубовато-жемчужной завесе, пытаясь скрыться за ней. Но завеса, мягко спружинив, не поддалась его усилиям, несмотря на то, что он еще попытался проникнуть за нее. Он видел, с какой легкостью проходили существа через это кажущееся легким пологом из куска ткани, препятствие. Берне огляделся. Сам кабинет был похож на административное помещение, до того скромным было его обстановка. Стол, хотя и большой, но простых форм и несколько сидений из полупрозрачного скарана составляли его мебель. В дальнем углу Берне заметил устройство для проецирования сферы видеопласта, а посередине кабинета, в чаше из темного материала нежно-фиолетовым светом сияла огромная друза скаранового кристалла.
У противоположной стены Берне заметил то, что и являлось целью его тайного проникновения – два информационных терминала. Прислушавшись, он осторожно вышел из-за плоской стеновой сервиспанели. Берне он не смог заметить несколько блоков слежения, незаметно поворачивающихся вслед за его перемещением. Он торопливо ввел код доступа и приложил к сенсорной панели свой информпласт. И когда с терминала началось скачивание информации, Берне торопливо начал читать на прозрачной стороне информпласта поразившие его до глубины души слова:

    «Большая часть населения всех Секвенций, по распоряжению Верховного Правителя должна быть реализована в ближайшее время как резерв пополнения десантных частей в регионе Берион-два, в лунных секторах в качестве исполнительного персонала в лабораториях по производству оборудования и тяжелого десантного вооружения.

    Кроме того, тех интеллактов, зарезервированных для дублирования кровеносных и нервно-сосудистых реинкарнационных запасов, освободить от статуса «внеочередной» и задействовать на вспомогательном обслуживании действующих десантных частей в регионе Берион-два.

    Поля пищевых биоресурсов, в связи со значительным уменьшением потребления, перевести на автоматическое обслуживание, а излишки пищевого сырья направлять на переработку для дополнительного ресурса армейского назначения.

    Медцентрам всех Секвенций срочно начать масштабную обработку реципиентов для эувенизации и ремонта поврежденных конструктивов десантных частей. Особенное внимание обратить на симбиотическую аппаратуру обработки селективных блоков кровеносных и нервно-сосудистых систем. Остальной биологический материал, в связи с необходимостью сокращения потребления энергии вспомогательными производствами и лабораториями, утилизировать».

    Слова, отраженные на объемной панели информпласта, ясно и четко доводили суть вложенного в них смысла, но Берне уже отказывался верить своим глазам. Эти чудовищные меры по истреблению всего взрослого мужского населения Секвенций, были похожи на практиковавшиеся в далеком прошлом акции, называвшиеся давно забытым словом «геноцид». Берне вспомнил сомнения патриарха в божественной сущности высших существ, управляющих ими. И что они не так всесильны, если им будет противостоять мощная, организованная сила сопротивления. Этот материал сможет убедить не одного скептика, верящих в изначальное добро стоящих над ними богов Лакки.

    Пора было уходить. Информпласт давно был заполнен информацией. Берне смахнул его с сенсорной панели терминала в карман нарукавника и снова набрал код на панели. Возвращение прошло обычным порядком. Едва Берне оказался снова перед Чашей Исхода, он без сил рухнул на колени. Его била крупная дрожь. Принятые меры конспирации хоть и были весьма эффективным средством, но слишком специфичным было место, откуда он только что вернулся. Если эти меры не сработают, то его миссия в течение ближайших часов будет окончена. Такое «они» не прощают.

    Командор несколько раз в нетерпении придавил сенсорный контакт. Макмиллан запаздывал, и это нервировало Мэрриота. С того самого момента, когда шеф-генерал по существу застопорил все активные действия по распределению конкретных обязанностей за членами Союза Реформ, поскольку самого распределения не произошло, дело перешло в стадию полной стагнации. Без обеспечения вооруженной силой нечего было и думать о каком-либо успехе.

    Командоры на следующий день после неудавшегося собрания в спешном порядке пытались выработать альтернативный план действий. Но все их усилия обращались в фикцию, как только предложения касались практического воплощения самых смелых вариантов.

    Мэрриот последние сутки пребывал в состоянии крайнего раздражения. Он никак не мог преодолеть своего неприятия ультиматума Барнсуотта. И все же решение нужно было принимать. Иначе Барнсуотт наберет слишком много психологических дивидендов и тогда с ним разговаривать станет намного сложнее. Работавший на пределе мозг командора лихорадочно искал хоть какие-нибудь зацепки, могущие повлиять на позицию Барнсуотта.

    К концу истекающих суток Мэрриота вдруг осенила простая, и вместе с тем давно известная истина о вирусе в теле врага. Это было то, что надо. Запустить такого вируса и тогда посмотрим, удастся ли избавиться строптивому шеф-генералу от внутренней разложения в своих собственных рядах. Мэрриот вспомнил о недавнем разговоре с милинером Макмилланом о его работе с группой мегалонов, которые сейчас находятся в одной из десантных частей недавно переброшенной дивизии подкрепления в Берион-два.

    − Наконец! – воскликнул надломившимся от нетерпения тоном Мэрриот, завидев появившегося из-за входной энергозавесы командора Макмиллана. – Слишком мы позволяем себе вольностей, вместо так необходимой сейчас полной мобилизации!

    − Не стоит напрягать речевой блок, милинер Мэрриот, − благодушно ответил Макмиллан. – Все, что от меня требовалось, − сделано. Я переговорил с некоторыми из штабных офицеров, сочувствующих нашей идее и с их помощью получил информацию о дислокации отдельных частей, участвовавших в конечной стадии операции на Берионе-два. Группа, которая нас интересует, после окончания операции находится в полном составе в региональном Медцентре на эувенизации для восстановления незначительных повреждений конструктива. Правда, один из них возможно будет отправлен в центральный отдел Медцентра. Но это не существенно. Мегалон, который по их статусу является вожаком, остается в действующем составе десантной роты, которой командует штурмкапитан Блуа.

    − Прекрасная работа, милинер Макмиллан. Что тебе удалось сделать для возобновления связи с вожаком группы, кажется, по имени Марк?

    − Благодарю, милинер Мэрриот. Но сейчас я хотел бы здесь дать немаловажную, очень перспективную для нас справку насчет штурмкапитана Блуа. Несколько его недавних высказываний дают основания полагать, что он вполне может стать нашим весомым аргументом как агент влияния в среде командного состава.

    − Ты точно располагаешь такой информацией? Это похоже на подарок случая! Хотелось бы подробнее о штурмкапитане.

    Макмиллан согласно кивнул головой и заблестел оптикой:

    − Я тоже был несколько озадачен, узнав эту информацию. Штурмкапитан Блуа из исполнительных и умелых служак. Последним его удачным делом было участие в ликвидации Центрального рудника в регионе Берион-два. Там ему удалось сдержать несколько взводов вакуумников «узкоглазых» и выйти из дела без потерь индивидуальных блоков десантников. Известный нам шеф-генерал обещал за это присвоить штурмкапитану Блуа внеочередное звание старшего штурмкапитана, но видимо, забыл… − не без ехидства в тоне закончил Макмиллан.

    − Так-так, − задумчиво протянул Мэрриот. – Теперь картина вырисовывается как на видеопласте, во всех подробностях. Как считаешь, штурмкапитан примет наше предложение к сотрудничеству, если он его начнет сразу в чине старшего штурмкапитана?

    − Не могу сказать… − неопределенно … Макмиллан. – Эти вояки такие примитивы! Он может потребовать этот чин немедленно и по оформлению документов на него, прямиком отправится к Барнсуотту. Дескать, вот как другие ценят меня, не то, что мой шеф-генерал.

    − Да, в нашем деле риск будет всегда, пока мы не сможем обоснованно и убедительно предъявить свои претензии на верховную власть. А потому, со штурмкапитаном нужно аккуратно поработать. Параллельно с этим самым интенсивным образом вести работу с мегалонами-десантниками. Этот Марк до призыва уже был в числе наших сторонников.

    − Полностью, особенно после моих с ним первых встреч в парке. Он был поражен и растерян. Но сумел быстро мобилизоваться и даже успел провести несколько конспиративных встреч на заброшенных полях отвалов скарановой руды в поселении Аврелион. Кстати, после призыва всех сверстников Марка, в поселении остались некоторые из его сторонников. Я могу встретиться с ними, как в свое время с Марком и запустить их группу на активные действия.

    − Это будет кстати. Ходит информация о всеобщей мобилизации взрослого населения всех жителей от шестнадцати лет во всех поселениях Секвенций. Верховный Правитель что-то затевает. Либо до него дошла информация об активизации сопротивления политической линии его правительства, либо, что еще тревожнее, просочилась какие-либо сведения о нас.

    − Нет, командор. Я уверен, что Магденборг концентрирует силы для перевода власти в единоличное правление. На это указывают все признаки. Я думаю, Барнсуотт тоже об этом догадывается и потому так спешно собирает под любым предлогом дополнительные силы. Это мне сказал наш офицер из Генерального штаба. Из той сводки следует, что после штурма весьма слабых второстепенных линий обороны Китайскоазиатского Консорциума он потерял две трети личного состава тяжелого десантного вооружения. А потому просит рассмотреть вопрос о немедленном пополнении утраченного преимущества в войсках в столь важном для Консорциума регионе.

    − И каков результат?

    − Офицер сообщил, что пока резолюция не принята. Мидлборух сделал сообщение на Малом Совете Правителей и все ждут результата. Но Магденборг тянет с решением.

    − Это нам, как говорится, на обе пары рук! Пусть они там разбираются, что да как, а мы запустим процесс деморализации в частях Барнсуотта с двух концов – снизу, где группа Марка будет обрабатывать простых десантников и сверху, под руководством штурмкапитана Блуа. Я на семьдесят процентов уверен, что кроме штурмкапитана, найдется еще немало недовольных командованием шеф-генерала.

    − Я тоже так думаю. Нам легче будет оперировать точечными ячейками в войсках, чем распылять концентрацию на больших массах.

    − Если работа надежных ячеек будет эффективна, то при случае эта самая колеблющаяся масса десантников примет нашу сторону, чем Барнсуотта. Но работу с ними надо проводить как можно серьезнее и содержательнее. Только при этом условии мы сможем одержать победу. Ты должен контролировать ее до мельчайших уровней. На этом все. Завтра истекает срок «ультиматума» Барнсуотта. Я, кажется, знаю, что мы ему сможем предложить. Но этот вариант стоит обдумать дополнительно. О нем я поговорю на нашем собрании. Реальных благ тебе, командор. До встречи.
Оставшись один, Мэрриот подошел к терминалу дальней нуль-подпространственной связи и набрал код:

    − Милинер Скаретти? Это старший командор Мэрриот из Корпорации Свободных Перевозчиков. Мне надо с вами срочно увидеться… Через час вас устроит? Тогда я прибуду в лабораторию Проектных разработок эувенизации. Поверьте, это для меня очень важный и срочный разговор. Благодарю, реальных благ вам, милинер…





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 20
© 12.02.2017 amus

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1