Иисус Христос и монашество.





Я, пытаюсь продолжить цикл статей об основах христианской веры в форме вполне и сознательно ненаучной, без библиографии и ссылок на источники цитат. Такую форму размышлений о вере и христианстве я назвал бы народным богословием, подразумевая, как раз ненаучный характер моих писаний.
Пытаясь сформулировать своё отношение к вере, к Богу и к Господу нашему Иисусу Христу в такой сознательно упрощённой форме, я надеюсь, что мои попытки систематизировать рефлексии по поводу христианства, как феномена веры, найдут отклик в душах и головах простых читателей, далёких от академических богословских дискуссий, и которые, в свою очередь, поделятся своими переживаниями и чувствами о Боге, Иисусе Христе и его учении – христианстве.
В этом смысле я себя представляю продолжателем и почитателем традиции, восходящих к Иоанну Златоусту, а из современных богословов я считаю себя почитателем проповедника и экзегета Митрополита Антония Сурожского...

Эпиграф:

«Иногда приходится слышать утверждения сторонников литературоведческого подхода к Новому Завету, что тексты представляют собой "самостоятельные литературные миры", со своими собственными законами и архитектурой, и так и следует их анализировать...
Но это вовсе не литературные труды, чуждые по своей природе каких-то интересов и нацеленные на удовлетворение эстетических чувств... Тексты Нового Завета в высшей степени отражают определенные интересы. На богословском уровне все они нацелены на то, чтобы читатели приняли Иисуса из Назарета как Мессию...
На самом глубинном уровне они отражают религиозные, а не эстетические чувства. На социальном уровне они могут пониматься как средство создания институциональных и символических ниш, в которых могли бы найти смысл перед лицом враждебного окружения те общины, для которых они и были написаны. Относиться к этим произведениям как к самостоятельным литературным мирам означало бы, по-видимому, забыть о той жизни, которая их и породила».Ф. Экслер

Иисус Христос говорил: «Не мир, но меч принёс я на землю... И брат встанет на брата, а сын на отца...»
И это одно из самых загадочных месть Библии! Как кроткий Иисус, который в другом месте говорил: «Если ударили по левой щеке – подставь правую», мог быть так противоречив в своих словах? И ведь апостолы запомнили эти противоречия, потому что они бросались в глаза, а потом цитировали их, не решаясь что – либо изменить в словах Учителя...
Некоторое время назад, обдумывая эти кажущиеся противоречия, я вдруг предположил, что Он в этих словах, этими выражениями, говорил о Революции, но о Революции, которая должна была произойти внутри слушающих и верящих в него людей – в каждом из нас.
Он надеялся на перемену в нас, которая заставит наконец выбрать одну сторону, одно направление в этой жизни – выбрать сторону добра, любви и сострадания, противостоящей стороне, на которой стоит сильное, победоносное, инстинктивное зло, привычно окружающее нас в этой жизни.
Именно выбор добра и правды – был тем путём к Богу, на который наставлял неустанно Иисус Христос своих учеников и слушателей...
Множество привычных понятий и представлений надо разрушить в себе до основания, чтобы решиться и последовать за Мессией в противостоянии бытовому, кажется вечному и неистребимому в нас самих и наших близких, злу.
И только тогда, когда мы сможем этому противостоять в себе не на словах, а на деле, только тогда, мы можем сказать и людям и себе, что мы дети Христовы, что мы пытаемся по мере наших сил следовать Его Заветам. Следовать, в том числе и в сторону вечной жизни, в сторону «царствия не от мира сего».
Думаю, это самое трудное в подлинном христианстве и, кто решается на это, наверное предчувствует, что может быть, следуя этим Путём, придётся погибнуть в тяжелейшей борьбе, в этой внутренней Революции, которая заставляет подлинных христиан взяться за “духовный меч”, и в этой битве с силами зла, олицетворением которого был библейский Сатана, не щадить ни себя, ни близких...
Безусловно, подлинные ученики Иисуса из Назарета, в физическом противостоянии с «обыденным злом» были обречены на гибель, и тому доказательство насильственная смерть всех апостолов, за исключением Иоанна, и ещё мучительные смерти бесконечного количества святых и праведников, во все времена становления Христова Учения.
Но Иисус Христос, словно поддерживая нас в этой изнурительной борьбе, помогая преодолеть страх смерти, говорит: «Кто погубит тело своё, но душу спасёт – тот останется жить вечно...»
Обобщая, можно сказать, что пока силы привычного, инстинктивного зла являют себя в законах этого мира, то считающие себя последователями Христа будут с «мечом» Его Заповедей противостоять греху и гибнуть один за одним в этой вечной революционной борьбе любви и самопожертвования, против животного инстинкта эгоизма и себялюбия, порождающего алчность, сластолюбие и неизбывную гордыню людской плоти.
Удел христианина, который предначертал Иисус – это «отвергнуться мира и нести свой крест...», но делать это любя и прощая грешников, противостоящих заповедям Христовым, невольных рабов противника Иисуса, сторонников Сатаны - «владыки смерти».
Чтобы изменить этот мир, «лежащий во зле», мы и должны будем противостоять своим братьям и своим отцам, восклицая, как воскликнул Иисус, в ответ на призыв своих родных одуматься и вернуться в семью, в мир: «Кто матерь моя и братья мои!? - вопрошал он своих учеников и слушателей, и Сам же отвечал: «Вы мои братья и сестры... – подразумевая, что Апостолы и ученики – и есть подлинные, после приобщения к Новому Завету, братья и сёстры Его, не по телу, но по духу...
Хотелось бы в связи с этим отметить, что подлинное христианство стоит на единстве духа и веры, но никак не на родственных связях, и в этом его настоящая революционность...
Но именно в семьях верующих, мы можем видеть подлинную любовь и поддержку друг друга, среди кровных родственников...
Новый Завет, Евангелия, рисуют нам картину непризнания Мессии, и попытки остановить Его в служении людям и Богу.
Вспомните, как негодовали его земляки из Назарета, когда выслушав проповедь Иисуса, с раздражением говорили «он плотник, и сын плотника»; зная его с детских лет, ничего особенного в нём не видели и потому не верили его словам.
Поэтому, Иисус с горечью подтверждает слова известного изречения: - «Нет пророка в отечестве своём!»
Для многих, призыв Иисуса «нести свой крест» - равносилен отказу от всех целей и смысла обыденной жизни. А гибель в борьбе с привычным и потому кажущемся неодолимым, злом, является сумасшествием. Призыв Христа не сдаваться в противостоянии злу, но если надо, то пожертвовать собой, многими воспринимался и особенно воспринимается сейчас, как безусловная гибель...
Но мы должны помнить и должны понимать, что погибнуть, в данном случае, значит погибнуть для мира, для рутинного, обыденного бытия, в котором мы все пребываем по воспитанию и многолетней привычке.
При этом надо помнить, что в отличие от иудеев, Иисус Христос верил в первоначальную доброту человека и потому призывал своих учеников и сторонников «быть как дети», неиспорченные обыденностью зла и нелюбви. Только вырастая и впитывая «законы» грешного мира, мы становимся испорченными и злыми.
Поэтому, читая наставления Иисуса, невольно можно сделать определённые выводы о природе человека, как её видел наш Господь! Кто-то из богословов, говорил: «Человеческая душа – христианка!» И это действительно так, потому что при рождении, душа человека напоминает чистый лист, на котором все последующее воспитание пишет «свои письмена».
Иначе говоря, человек рождается добр, каким и создал нашего прародителя Адама, сам Великий Творец. Однако после грехопадения, а под этим можно понимать результаты воспитания, сама жизнь человека меняется и изменения эти, становятся частью его характера, преодолевая особенности природной сущности.
И потому, взрослея и впитывая в себя привычки и отношения падшего мира, мы становимся такими как все и забываем свою первоначальную доброту и безгрешность. Вырастая, мы невольно соглашаемся с правилами и законами этого мира, то есть становимся больше плотскими, чем духовными существами.
Иначе говоря, мы становимся «плотью», и все наши беды, грехи и страдания происходят от этого...
Первохристиане стремились, по словам Учителя, преодолеть в себе грехи, и потому противопоставляя себя обыденности грешного мира, старались соответствовать Его Заветам. Они объединялись в общины, в которых жили по своему уставу, пытаясь противостоять напору внешнего мира. Об этих общинах коротко рассказывает Апостол Павел, в своих Посланиях...
Но уже и в этих общинах появились и честолюбцы и развратники и потому, апостол Павел, главный «пропагандист» христианства в мире язычества, подбадривая, иногда и ругая, старался восстановить подлинно христианские отношения в этих человеческих сообществах...
...Но вот прошли времена отъединения христиан от языческого мира, и при императоре Константине христианство стало государственной религией!
Толпы новообращённых устремились в храмы, и та жизнь, которой в ранних христианских общинах, жили немногие, подлинно верующие, вдруг стала доступна для толпы...
В силу диктата государственной власти, точно так же, как христиан гнали в Римской империи в течении долгой, почти трёхсотлетней истории, так стали гнать противников христианства, ставшей государственной религией.
Еще и поэтому появились в эти времена много псевдо христиан, людей неискренних, привыкших приспосабливаться и маскироваться под сторонников Нового Завета Иисуса Христа.
Тут можно процитировать пророка Исайю, который говорил о таких людях: «Вы чтите меня только своими языками ...» Так наверняка было и во времена признания христианства Константином Великим и потому, из называвших себя христианами, в те времена, немногие были подлинными христианами...
И конечно, источник христианского благочестия, богопочитания замутился и общий уровень нравственности и религиозности упал, может быть, на самый низкий уровень за все времена существования после Христа.
Можно, наверное, образно сказать, что, наконец, Христианская Революция победила, но сторонников прежних верований оставалось так много, что члены ещё недавно преследуемых и уничтожаемых христианских общин, так и остались в меньшинстве. Они, подобно зёрнам веры, затерялись во множестве плевел, то есть среди неверующих...
И конечно, праведники не исчезли, но жить вместе с неофитами для них стало невыносимо.
Отсюда и возник мощный поток монашества – людей устремившихся вон из больших городов и малых человеческих поселений. И стали они, эти люди, стремящиеся сохранить в неприкосновенности Заветы Учителя о праведной жизни, уходить в пустынные места, в горы, в леса и организовывать сообщества, стремящиеся через праведную жизнь достичь жизни вечной и последовать, вслед за Иисусом Христом, на небеса.
С тех пор монашество, уединение, уход от суеты этого мира, стало своеобразным зеркалом, глядя в которое большинство людей, считающих себя христианами, могли видеть образцы подлинного христианства, а обитателей скитов и монастырей стали чтить как верующих, которые во всём устройстве своей материальной и молитвенной жизни, старались походить на первых учеников и Апостолов Иисуса из Назарета.
Появились и великие Учителя монашеской жизни, которые и сами подвизались на этом героическом жертвенном поприще, и помогали другим, ищущим подлинно Христовой жизни, обрести молитвенный мир и внутренний покой...
Атоний Великий и Василий Великий и ещё несколько известных имен открываются нам как учителя аскетизма и молитвы. Они же писали и утверждали в реальной жизни монастырей больших и малых, законы монашеской и монастырской жизни...
Вот несколько правил из той монашеской жизни, которые привлекают внимание и сегодня...
Всё ниже рассказанное, я вычитал в замечательной книге, изданной ещё в 1892 году и называется она: «Древние иноческие уставы». Все нижеприведённые цитаты, оттуда...
... Монашество – это каждодневное, ежечасное воспитание и самовоспитание себя в духе Христовом. Об этом постоянно напоминает Василий Великий: «И когда каждый после всякого испытания людьми, способными благоразумно изведывать подобные вещи (когда человек живший в «сраме греха» сам себя делает обвинителем) признан как бы сосудом благодати…»
Я попробую перечислять содержание уставов, но, не соблюдая какой–то особой очередности...
Начну с работ монастырских...
Работы монастырские должны быть простые, не угождая роскоши и страстям человеческим. Вот что об этом пишет Василий Великий: «Заниматься подвижнику надобно работами приличными, которые свободны от всякого корчемства, долговременных развлечений и непозволительного прибытка – которые можно большей частью производить не выходя из под своей кровли. А если по необходимости должно было производить работу на открытом воздухе, то и она не воспрепятствует любомудрию...»
Выбирать себе послушание монах сам не должен. Должен монах работать, «не то что нравится», а то, к чему у него, по определению старца, есть способность.
Вообще, устав древних обителей о работах, учит монахов быть работящими и ответственными. Если такая традиция переходит в общественное сознание, тогда вокруг растёт совестливость, благообразие и бытовая устроенность, помогающая каждому члену сообщества жить достойно.
Василий Великий говорит об этом: «К работе своей каждому надлежит быть внимательным, заботиться о ней с любовью и тщательностью с внимательным попечением, как бы наблюдает за нами Бог».
Цель, какую надо держать в сердце при работе: «То, что занимающийся трудом, должен работать... чтобы исполнять заповедь Господа... не о себе заботиться, а поставить цель помощь нуждающимся. Ибо Господь говорил: «Делая одному из братии Моих меньших, для Меня делаете.»
Рабочие должны заботиться об орудиях своего труда: «Ибо хоть употребление орудий труда частное, но польза от работ общая».

Особо заботятся в монастыре, чтобы продажей трудов, занимался старец, по опыту жизни честный...
И ещё одно правило: «Подвижник должен и низкие работы брать на себя с великим старанием и усердием, зная, что всё делаемое для Бога... велико, духовно и достойно небес».
Отношения между братией:
Василий Великий говорит: «Не всем всё дозволено, но каждый должен пребывать в собственном своём звании и тщательно исполнять вверенное ему Господом...».
Основное правило монастыря: «Послушание и покорность настоятелю – беспрекословная!»
Полный закон послушания монаха состоит: «Всем власть предержащим повиноваться, то есть требует повиновения мирской власти». Апостол говорит, что даже в самой малости противящийся «закону», противится Богу...
Далее Василий Великий поясняет, что если закон Божий требует повиноваться «законам» власти мирской, то каково надо слушать тех, кто поставлен над нами Богом...
«Надо подражать Святым в их покорности перед Богом». Наставник – это посредник между нами и спасителем.
«Мы не способны, сами видеть себя и правильно судить о себе, потому что самолюбивы» – говорит Василий Великий. Только другой, только внимательный и опытный наставник способен рассказать о нас правду.
Он пишет: «Истинное и совершенное послушание подчинённых наставнику высказывается в том... чтобы без его воли не делать даже и самого похвального, потому что награда за послушание важнее награды за преуспеяние в воздержании».
Ещё одно из самых важных правил общежития: «Тех, кто враждует против заповедей Господних... нужно отсекать, как член тела испорченный до конца, чтобы не повредить тело до смерти, попустительством для непокорных... Человеколюбие к таким людям близко к невежественной снисходительности... Это ложная снисходительность к закореневшим в пороках».
Объясняя это, в общем-то жестокое правило, Василий Великий поясняет: «Малая закваска всё тесто квасит» и потому «согрешающего пред всем обличат», чтобы «прочие страх имели» (Тим. 5, 20)
Потребление пищи:
«Потребление пищи, пусть будет соразмерно потребности» - сказано в уставе Василия Великого. Ещё точнее указывается мера пищи: «Не выше и не ниже силы».
Потребности же определяются так: «Нужно иметь власть над чревом; потому что обуздывание чрева, есть подавление страстей; а подавление страстей, это безмятежность и тишина души; душевная же тишина – самый обильный источник добродетелей».
По поводу собственно постов, в уставах монашеских говорится, что: «Желать большего по сравнению с другими, даже и в самом хорошем, есть страсть состязания, происходящая от тщеславия». Лучше, как сказал Апостол: «Едите, или пьёте, или ещё что делаете, - всё во славу Божию делаете».
«Неумеренное же пощение, особое, простираемое до того, что не остаётся уже сил исполнять послушание, совершенно осуждается...»
Интересное замечание: «Но поскольку человек «двояк», то и упражнение в добродетели должно быть «двоякое», состоящее, в телесных трудах и душевных подвигах. Трудами же телесными надо называть не праздность, а работу... Гораздо лучше и полезнее иметь крепкое, а не расслабленное тело, и содержать его в деятельности для добрых дел, а не доводить произвольно до бездействия...»

Вообще, тело предписывается держать в строгой дисциплине, изнурять его и истончать, отрекаясь от всякого телесного успокоения...
Тело и душу, часто сравнивают с конём и с возницей. Возница, управляя конём, может приехать куда хочет. И наоборот. Если конь (то есть тело) диктует куда ехать, то и до беды, для обоих недалеко!..
Работы по монастырю:
«Надобно ли заниматься рукоделием? Господь наш Иисус Христос говорит, что не просто всякий и во всяком случае достоин пищи своей, но делатель» (Мтф – 10, 10)
В деяниях Апостолов говорится: «Говорю вам, что подобает работающим заступаться за немощных». (Дея. 20.35)

Василий Великий прекрасно понимал значение труда в нашем воспитании, в нашей жизни вообще: «И какое зло – праздность, нужно ли говорить о сём, когда Апостол ясно повелевает неделающему даже и не есть...» (2Сол. 3, 10)
Интересно, что и правила жизни в человеческой коммуне, взято из Библии: «Кто не работает, тот не ест!» - это ведь из Соломона. Сам Господь видел в людях сочетание лености с хитростью и потому сказано: «Кому многое дано, с того много спрашивается». (Лук. 12, 48)
Церемония приёма в монастырь или пострижения в монахи сопровождалось отречением от прежней жизни гласно перед настоятелем и братией. Менялись также имя и одежда, и давался наставник, какого сам изберёт, для научения монашеской и монастырской жизни.
Древние иноческие уставы, учитывают сложность и разнообразие пороков и соблазнов преследующих человека и в миру, и в монастыре. Этот тонкий психологический документ, полный важных деталей подробностей и нюансов.
Вот, например, по поводу отношения к одежде и внешнему виду монаха: «Но если кто от дорогой одежды отказывается, в рассуждении же дешевой одежды и обуви домогается, чтобы она была ему прилична, то очевидно, что таковой обуян желанием нравиться людям или человекоугодием и через то, удаляется от Бога, и в самых маловажных вещах, высказывает недуг суетности; ибо всё, что предпринимается не ради потребности, а для прикрасы, подлежит обвинению в суетности...»
Монашеские правила на взгляд обывателя слишком строгие и якобы противоречат привычным сегодня, либеральным установкам на права человека, делать, что захочется!
На самом деле, такие правила воспитывают душу человека в уважении к правам других и отбивают желание быть богатым и известным, потому что алчность и честолюбие, всегда приводят к жизненным неприятностям и даже личностным катастрофам.
И как мне кажется, простому человеку, очень важно знать монашеские правила, чтобы стараться не быть сторонником человеческого зла и эгоизма. Эти правила, конечно являются идеалом совместной жизни, даже в монастырях, но стремление к их осуществлению и в монастырской общине и в миру, делает человека существом сознательным и отличным от животных!

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion

2007 год. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 155
© 10.02.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-1902440

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1