Три Шекспира


Экспликации – удобная штука, поскольку для них пока не выдумали единых правил.
Теперь серьёзно.
Никто не запрещает смотреть 2-х – 3-х часовые буквальные постановки пьес Шекспира, при желании, даже на языке оригинала. Но… Но, для неискушённого человека это может «стать серьёзным испытанием». Попробуем отнестись к зрителю несколько добрее и сотворить один спектакль из трёх пьес, максимально сохраняя смысл и текст… эдакий «Мини Шек». Свяжет всё это династия Шутов. Ну, и… от постановочных идей вряд ли удастся удержаться.
Экспликация спектакля «Три Шекспира» ориентирована на Кукольные Театры и ТЮЗы.


Три Шекспира

Часть 1 – «Прелюдия».

Действующие лица:
Ш у т. (Если снять колпак и нацепить очки, то получится вполне добропорядочный отец семейства.)
П р и м е р н ы й с ы н. (Среднего школьного возраста, опрятен, послушен. Являет собой будущую надежду и опору.)
С о р в а н е ц. (Сын, немного младше примерного сына. Конопат. Доставляет хлопот значительно больше, чем приносит пользы.)
Ш е к с п и р ы. (В «ассортименте», точнее в большом количестве. Они различаются лишь одеждой и настроением.)
М а р с и а н е. (Симпатичные и любопытные.)


В центре сцены установлен грубый деревянный помост, то ли для казни, то ли для представления. Музыка звучит всё время «вторым планом», не участвуя в действии. Это что-то лёгкое и негромкое из мотивов для баллад.
Декорации («задник») представляют собой многослойное изображение, постепенно высвечивающееся. Общий вид непрерывно дополняется независимо от того что происходит на сцене.
В первом (самом низком) ряду «задника» изображены дома времён Шекспира вокруг площади. На втором плане (с запозданием) высвечиваются дома повыше и вычурнее. Проплывает воздушный шар. Затем появляется Эфелева башня, звёзды Кремля, «хрущёвки», небоскрёбы, пролетают аэропланы. Панорама строений постепенно становится всё более урбанистической и превращается в фантастическую с неведомыми летательными аппаратами.
Жизнь на старой лондонской площади идёт своим чередом.
Шут катит к помосту консервную банку золотистого цвета чуть больше своего роста. За ним важно вышагивает приличный и чистенький сын (по виду настоящий отличник) со свёрнутым в рулон бумажным листом. Процессию замыкает сорванец с ведром и кистью на длинной ручке, из заднего кармана у него торчит рогатка. Все трое в колпаках с бубенчиками.
Сорванец напевает, вторя общей мелодии что-то совершенно непринуждённое вроде «тра-ля-ля-ля».
П р и м е р н ы й с ы н. А кто умнее, папа? Он говорит, что короли (кивает на сорванца), я говорю – шуты!
Ш у т. Шут с королём – две стороны одной монеты… И не всегда из золота она…
П р и м е р н ы й с ы н. Достичь что б должности шута, что нужно делать, папа?
Ш у т. Учись, сынок, учись! Учись, трудись и не ленись…»
П р и л и ч н ы й с ы н. И будешь ты шутом?

Сорванцу этот поворот понравился и он начинает напевать сложившуюся строчку, повторяя несколько раз, как дразнилку.

С о рв а н е ц

Учись, трудись и не ленись!
И будешь ты шутом!..
Учись, трудись и не ленись!
И будешь дураком!

Сорванец показывает язык старшему брату, а тот грозит кулаком.
Шут вкатывает банку на помост и строго смотрит на сыновей, но обращается скорее к зрителям, скорее философствуя.

Ш у т

Если ты в безумном мире,
Стал считаться вдруг безумным…
То быть может, что на деле…
Ты становишься разумным…

Сорванцу нравятся и эти строчки. Держа кисть, как скипетр он важно пропевает строчки:

С о р в а н е ц

Если ты в безумном мире,
Стал считаться вдруг безумным,
То быть может, что на деле,
Ты становишься разумным!

Шут разворачивает банку этикеткой к зрителям. На ней написано «Шпроты». Отец подозрительно смотрит на сорванца. Тот с опаской отодвигается и напевает готовый дать дёру.

С о р в а н е ц

Если ты в безумном мире,
Стал считаться вдруг безумным…

Шут снимает этикетку. Сорванец, почувствовав, что гроза миновала, быстро и усердно намазывает кистью крышку, окуная её в ведро с клеем. Примерный сын разворачивает новый лист с другим содержанием. На этикетке – афише написано: «ШЕКСПИРЫ в собственном соку». Над надписью, вместо эмблемы фирмы изготовителя, портрет Шекспира.
Прикреплённым ключом, Шут открывает крышку, становятся видны плотно упакованные (как шпроты) Шекспиры. Шут кланяется и Шекспиры выходят, за каждым гирлянда персонажей одной из пьес, наподобие бумажных (раскрывающихся) ёлочных гирлянд.
Разбредаясь, Шекспиры с разными интонациями (в зависимости от настроения) восклицают:
1-й. Весь мир – театр!
2-й. Вся жизнь – игра!
3-й. Мы все актёры!
4-й. Или шулера…»
5-й. Не шулера, а шулеры!
6-й. То не меняет правила игры…
7-й. Вся жизнь – игра!
8-й. Все шулера…

Шекспиры уходят с помоста и скрываются за кулисами, на сцене остаётся только Шут с сыновьями.
С о р в а н е ц. Их так много?
Ш у т. (Обнимает за плечи сыновей) Да, уж… на долго хватит!
После этого он подталкивает их в разные стороны и они убегают к занавесам.
Над ними проплывает летающая тарелкам с выглядывающими оттуда марсианами, которые переговариваются на непонятном (булькающем) языке и разобрать можно только: «Шекспир! Шекспир!..»
Ш у т. Пора готовить представленье!
Сыновья закрывают занавес, между половинками которого высовывается голова шута.
Ш у т. Одно мгновенье до начала! …и чуть побольше до финала!

***

Часть 2 – «Макбет»
(Использован перевод Ю. Корнеева. Сюжет стилизован для «спектакля ужасов».)

Макбет

Действующие лица:
Д у н к а н, король Шотландский. (Пожилой и невыдающихся пропорций, ставший с возрастом добрее и бесхитростней.)
М а л ь к о л ь м, Д о н а л ь б а й н. (Его сыновья, не герои и не воины по виду и по духу.)
М а к б е т. (По всему видно, что храбрый воин и полководец. Могуч.)
Б а н к о. (Немного уступает в росте Макбету.)
М а к д у ф. (В национальной шотландской одежде.)
Л е н о к с. (Одет по придворному этикету.)
Р о с с. (С оружием и в латах.)
М е н т и с. (Под плащом воинская амуниция.)
К э т н е с. (Под плащом воинская амуниция.)
Ф л и е н с, сын Банко. (Подросток с лицом Стюартов.)
С и в а р д, граф Нортемберлендский, английский полководец. (Испытанный сражениями старик - англичанин в богатых латах.)
М о л о д о й С и в а р д, его сын. (Похож на отца. В таких же богатых латах.)
Се й т о н, приближенный Макбета. (Невозмутим. Долг его рода служить шотландским королям.)
С ы н М а к д у ф а. (Мальчик 5-7 лет в национальной шотландской одежде.)
Ш о т л а н д с к и й в р а ч. (Полновал и философски настроен.)
С е р ж а н т. (Дворянин, в кожаных латах и с оружием. Ранен.)
Л е д и М а к б е т. (Дьявольски красива.)
Л е д и М а к д у ф. (Властная женщина в национальной шотландской одежде.)
Придворная дама из свиты леди Макбет. (Жеманна, но не очень приятна.)
Три в е д ь м ы. (Худые старухи с длинными седыми волосами и редкими бородами в болтающихся на них балахонах.)
Д у х Б а н к о и другие призраки. (Трансформирующиеся тени и фрагменты тел.Способные перемещаться в пространстве без учёта законов физики.)
Ш у т. (Появляется на мгновение и в пьесе не задействован.)
М е н е с т р е л ь. (По внешнему виду и одежде – ангел, но под этой маской прячется иссохший череп ещё одной ведьмы. Светлые элементы костюма (и волосы) позволяют ему быть видимым (в ультрафиолетовом свете) в полной для зрителей темноте.)
С л у г а М а к б е т а. (Худ, держится прямо и невозмутимо.)
Убийцы. (Разного телосложения в чёрных плащах, под которыми удобно прятать оружие. Лица мрачные и отталкивающие.)
Лорды, дворяне, офицеры, солдаты, гонцы (в «ассортименте»).

Место действия – Шотландия и немного Англия.

Сцена 0 - «Заставка»

По сцене проходит мрачный, сутулящийся Шекспир. За ним, на почтительном расстоянии (по удалённой ширме), движется его тень. Потом появляется вторая, третья… понуро бредущие друг за другом. Последующие из чёрных становятся бордовыми… постепенно раскаляются и предпоследняя воспламеняется. Последняя тень, увидев это, останавливается, поворачивается и уходит обратно за кулису.

Сцена пуста, только на «заднике» надпись «Macbeth», подчёркнутая горизонтально висящим воздухе мечём (ребром к зрителям).
Слышен шум ветра, по сцене прокатывается несколько вырванных с корнем небольших кустов засохшего вереска.
Под жалобную мелодию флейты и ветра, на буквах начинают выступать кали крови. Между ними проскакивают электрические разряды.
У Шута, высунувшегося на сцену, большая искра вспыхивает между бубенчиками и он удаляется с репликой: «Нет! Мне здесь места нет!» В зале слышен запах палёной шерсти.
Одна (самая крупная) капля крови стекает на клинок. Лезвие проворачивается, и капля продолжает свой путь. Достигнув пола, она взрывается снопом искр. Ослепляющая вспышка.
Полное затемнение. Начинается сам спектакль.

Акт I

Сцена 1
Плач флейты дополняется звуком лёгкого дуновения и по залу пробегает холодный ветерок. Становится слышен далёкий шум битвы.
Место действия обрамлено большой рамой старинной картины, все четыре стороны которой способны проворачиваться вокруг своих осей, меняя орнамент. Каждая сторона рамы представляет собой треугольную призму, позволяющие создать три варианта (мобильного) обрамления. Рама является участником действия и меняется в зависимости от обстановки.
Всё остальное пространство (вне «картины») представляет собой звёздное небо.
Слабый болотно – зеленоватый свет позволяет увидеть три тщедушные, но зловещие создания. Вся «картина» в раме чёрного дерева, узор которой составлен из колючек, жаб, сов, когтей, пастей и прочих атрибутов колдовства.

Первая ведьма

Когда при молниях, под гром
Мы здесь сойдемся вновь втроем?

Вторая ведьма

Как только завершится бой
Победой стороны одной.

Ведьмы неожиданно разлетаются в трёх направлениях, проносясь над зрительным залом (без визга, но со «свистом» быстрого полёта). Шум битва нарастает. По центру («из глубины») появляется менестрель с длинными светлыми волосами и ясным юношеским лицом, перебирающий струны теорбы. Он выходит из картины и располагается рядом. На протяжении всего действия менестрель пробует подобрать мелодию к происходящему. Иногда кажется, что он своей музыкой управляет героями, хотя и не смотрит на «картину». Одновременно менестрель пытается сочинить балладу, напевая свои строчки или повторяя реплики героев. Менестрель виден зрителям даже при полном затемнении, поскольку одет в костюм светящийся под воздействием ультрафиолетового фонаря.
СЦЕНА 2
Мрачную опустевшую раму сменяет, блистающая позолотой, узор которой составлен из атрибутов королевской власти и чертополоха. За ней, в глубине сцены, поднимается шест с мёртвой головой на фоне всполохов. Слышен отдалённый победный вопль сотен воинов. На первом плане высвесивается шатёр короля, а шум битвы отдаляется и стихает. В шатре король Дункан, Малькольм, Дональбайн, Ленокс.
Входит окровавленный сержант.

Дункан

Ты может рассказать о ходе боя?

Сержант

Храбрец Макбет!
Макдональда он пополам рассек,
А голову воткнул на шест над башней.

Дункан

О, доблестный кузен! Вассал достойный!

Входит Росс. Шум битвы стих совсем, но стали слышны победные звуки труб.

Росс

Бог короля храни!
Разгромлен враг.

Дункан

Великая удача!
Макбета же поздравь Кавдорским таном.

Менестрель начинает петь чистым и высоким голосом:
«Чем ярче блеск победы,
Тем больше он слепит…»
Его прерывает удар молнии и заглушает раскат грома.
СЦЕНA 3
Удар молнии и первая рама заменяет королевскую. В чёрной раме, на «картине» степь, заросшая вереском. Холодный, тусклый свет всё делает неживым, только вспышки молнии время от времени освещают более ярко происходящее. Гром. Дождь. Болотным испарением из-под земли появляются три ведьмы.
Слышен звук барабана.

Третья ведьма

Барабан стучит, стучит!
К королю Макбет спешит.

Входят Макбет и Банко.

Макбет

Бывал ли день ужасней и славнее?

Банко
(Обращается к ведьмам.)

Эй, далеко ль до Форреса?
(Макбету.)
Кто эти иссохшие и дикие созданья?

Макбет

Ответьте: кто вы?

Первая ведьма

Да славится Макбет, Гдамисский тан!

Вторая ведьма

Да славится Макбет, Кавдорский тан!

Третья ведьма

Да славится Макбет, король грядущий!

На раму картины, шумно хлопая крыльями, неожиданно опускается чёрный ворон. Участники действия этого не видят.

Банко

Вы - призраки иль существа живые?
От вас мой друг услышал в знак привета
Свой титул, обещанье чести новой
И предсказанье царственных надежд.
Судьбу и мне откройте - мне, кому
Ваш гнев не страшен, ваших благ не нужно.

Первая ведьма

Славься!

Третья ведьма

Ты не король, но королей родишь.
Да славятся равно Макбет и Банко!

Первая ведьма

Да славятся и Банко и Макбет!

Ведьмы исчезают, оставив то ли испаренья, то ли дым. В зале пахнет серой.

Банко

То - пузыри, которые рождает
Болото. Но где ж они?

В раме «картины» появляется Росс.

Росс

Макбет, король был счастлив получить
Весть о твоем неслыханном успехе.
Он мне велел тебя Кавдорским таном
Поздравить. Славься в новом сане, тан!
Он - твой!

Банко
(В сторону.)

Ужель сам черт правдив порою?

Макбет
(В сторону.)

Я тан Гламисский, тан Кавдорский,
Затем - король…
Будь что будь!
Мы время вспять не властны повернуть.
(Россу и Банко.)
Идемте к королю.

Малоприятная рама сменяется более празднично – золотистой и Макбет, Банко, Росс оказываются в королевском шатре.
Ворон косится глазом на менестреля, громко каркает и улетает.
Менестрель поёт:
«Мы время вспять не властны повернуть…
Макбет отважный спас страну…»
СЦЕНА 4
В «картине» Дункан, Малькольм, Дональбайн, Ленокс и свита.

Дункан

Казнен ли Кавдор?

Малькольм

Государь,
Сказал один из очевидцев, что казнён.
Дункан

Мы, люди,
Читать по лицам мысли не умеем:
Ведь в благородство этого вассала
Я верил слепо…

Входят Макбет, Банко и Росс.

Вот мой кузен достойный!
Такое ты свершил, что я, бессилен
Признательность с заслугой соразмерить!.

Макбет

В себе уже содержит верность долгу
Свою награду.

Дункан

Я полон счастья!
В Инвернес к Макбету
Мы едем, чтобы дружбу с ним скрепить.

Макбет

Я должен сам туда гонцом помчаться,
Чтоб слух жены порадовать известьем.

Дункан

Мой честный Кавдор!

Макбет
(В сторону.)

О звезды, с неба не струите света
Во мрак бездонный замыслов Макбета!
(Уходит.)

Звёзды, в окружающем раму пространстве, начинают действительно понемногу гаснуть.
Рама меняет рисунок на серебристый, узор которого составлен из оружия и доспехов. В «картине» замок Макбета.
СЦЕНА 5
Входит леди Макбет, читая письмо.

Леди Макбет

Да, Гламис ты, и Кавдор ты, и станешь королём!..
К величью, властолюбья ты не чужд,
Но брезгуешь его слугой - злодейством.
Ты хочешь быть в чести, оставшись чистым.
Я в уши волью тебе свой дух и языком
Смету преграды на пути к короне.

Входит Макбет.

Великий Гламис,
Победный Кавдор и король грядущий!

Макбет

Любовь моя,
Дункан приедет к ночи.

Леди Макбет

А когда уедет?..

Макбет

Завтра поутру.

Леди Макбет

Вовеки не будет утра для такого "завтра"!
Прими радушно гостя
Будь ликом ясен:
Кто мрачен, тот всем кажется опасен.

Становятся слышны звуки труб и шум прибывшей свиты. Менестрель продолжает негромко наигрывать мелодию какой-то баллады:
«Если в честном бою убиваешь врага,
То ты воин убивший врага…
Чем больше убьёшь, тем ты более славен…»
СЦЕНА 6
Входят Дункан, Малькольм, Дональбайн, Банко, Ленокс, Макдуф, Росс, и свита.

Дункан

Стоит в приятном месте этот замок.
Здесь даже воздух нежит наши чувства -
Так легок он и ласков.
Милая хозяйка,
Мы - ваши гости.

Леди Макбет

Мы как ваши слуги
Себя, свое добро и слуг своих
Считаем вашим полным достояньем
И вам вручаем.

С музыкой, становящейся более громкой и весёлой, появляется всё необходимое для пира. Рама начинает темнеть. Менестрель вторит той музыке, что звучит в «картине». Всё очень мирно, только луна из серебристой становится красной, потом бордовой и темнеет до полного исчезновения. Действующие лица этого не видят.
СЦЕНА 7
В «картине» проходят кравчий и слуги с блюдами и посудой. Гости пируют за столами. Макбет выходит на первый план, ближе к зрителям.
Вид трапезной сменяется каменной стеной коридора с факелами.
Макбет
(В пустоту.)

Возмездье
Рукой бесстрастной чашу с нашим ядом
Подносит нам же...

К Макбету подходит леди Макбет.

Леди Макбет

Он ужинать кончает.
Иль, как у бедной кошки в поговорке
Твое "хочу" слабей "не смею"?

На стене неожиданно появляются тени трёх ведьм с неясными очертаниями. Макбет и леди Макбет их не видят.

Макбет

Будет! Я смею все, что смеет человек,
И только зверь на большее способен.

Леди Макбет

Стать большим, чем ты был. Удобный случай
Я кормила грудью
И знаю: сладко обнимать младенца,
Когда к тебе он тянется с улыбкой.
Но я бы, из его беззубых десен
Сосец мой вырвав, голову ему
Сама разбила, поклянись я так,
Как ты.

Макбет

А вдруг не выйдет?..

Леди Макбет

Что не выйдет?
Мы с беззащитным королем поступим
Как захотим, свалив на пьяниц-слуг
Ответственность за наше преступленье.

Тени ведьм на стене становятся более чёткими и насыщенными, они переговариваются и колдуют, что видно по жестам. Движения зловещие.

Макбет

Кто сможет усомниться
В виновности уснувших слуг, чьи руки
Мы кровью вымажем и чьи кинжалы
Мы пустим в ход?

Леди Макбет

Никто. Нам все поверят.

Макбет

Я решенье принял,
Идем к гостям и будем веселиться.
Пусть ложь сердец прикроют ложью лица.

Макбет и леди Макбет возвращаются к пирующим, тени ведьм на стене резко разлетаясь, гасят факелы.
В полной темноте светится только рама картины с символикой Макбета, которая постепенно из серебристой становится золотистой, только клинки в узоре окрашиваются в кровавый цвет. Мелодия баллады менестреля становится тревожной.
Менестрель поёт последнюю фразу:
«Пусть ложь сердец прикроют ложью лица…»
АКТ II
СЦЕНА 1
Замок Макбета Инвернес. Фон «картины» меняется и становится залом, в котором стены украшены гобеленами. На них изображены дамы и рыцари.
Макбет задумчиво смотрит в «никуда». Входят Макбет Банко и Флиенс.

Банко

На небе скупятся: там погашены все свечи.
Вчера мне снились три сестры-вещуньи.
Кой в чем они тебе не лгали.

Макбет

Я забыл о них. Но, ты
Держись меня и обретешь почет.

Банко

Что ж, если я, стремясь его умножить,
Бесчестием не заплачу за это.

Макбет

Спокойной ночи!

Банко и Флиенс уходят.

Макбет

Что в воздухе я вижу пред собою?
Кинжал?!
Кинжал, измышленный воображеньем?
Но нет, я вижу, чувствую тебя,

Макбет пытается взять в руку видимый только ему кинжал.
Внезапно гулко ударяет колокол. Звон колокола.

Чу! Колокол звонит. Пора! Иду!
Дункан, ударам скорбным не внимай -
Они тебя проводят в ад иль в рай.

Менестрель продолжает сочинять:
«Но если убиваешь одного…
Всего лишь одного и не врага… и не в бою…
То ты из воина превращаешься в убийцу…»
СЦЕНА 2
Там же. Зал пуст. Цвет освещения меняется, изменяя изображение на гобеленах – рыцари и дамы становятся скелетами. Слышен крик совы.
Входит леди Макбет.

Леди Макбет

Кричит сова, предвестница несчастья,
Кому-то вечный сон суля…

Входит Макбет.

Макбет

Я сделал все. Ты шум слыхала?

Глядит на свои руки, испачканные кровью. В руках у него кинжалы.

Увы! Прискорбный вид!

Леди Макбет

Ты вздор несешь. О чем скорбеть тут можно?
Всё тихо.

Макбет

Он хохотал сквозь сон,

Слышен звук оборванной менестрелем струны.

Потом вскричал: "Убийцы!"…
Молитвы я алкал, но комом в горле
"Аминь" застряло.

Леди Макбет

О делах подобных
Не размышляй, не то сойдешь с ума.

Макбет

Казалось мне, разнесся вопль: "Не спите!
Макбет зарезал сон!" - невинный сон,
Леди Макбет

О чем ты?

Макбет

Всюду несся вопль: "Не спите!
Зарезал Гламис сон. Не будет Кавдор
Отныне спать. Макбет не будет спать!"

Леди Макбет

Смой с рук своих улику - пятна крови.
Зачем кинжалы здесь? Их место там.
Дай мне. Спящий и покойник,
Как черт, изображенный на картинке,
Лишь детям страшны. Если труп в крови,
Я ею слугам вызолочу лица,
Чтоб зло на них читалось.
(Уходит.)

Макбет нервно расхаживает. Стук за сценой заставляет его вздрогнуть.

Макбет

Где стучат?
Да что со мной? Я шороха пугаюсь!

Менестрель, за спиной которого внезапно появляется ведьма, негромко напевает:
«Если вам предсказывает путь,
Кто душою чёрен и коварен,
То с чего вы взяли, господа,
Что путь будет светел и приятен?..»
Ведьма беззвучно хохочет за его спиной.

Возвращается леди Макбет.

Леди Макбет

Руки у меня
Того же цвета, что твои, но, к счастью,
Не столь же бледно сердце.

Стук за сценой повторяется и звучит менее зловеще, но более требовательно.

Стучат в ворота
На южной стороне! Скорее в спальню!
Один лишь ковш воды - и смыто все,
И станет нам легко.

Макбет

Лучше б мне
Не знать себя, чем знать, что я содеял!

Макбет и леди Макбет уходят из «картины». Фон с изображением зала сменяется изображением двора замка.
Менестрель напевает, сочиняя «на ходу»:
«Король всю жизнь Макбету верил…
Да и Макбет ему был верен…
Почти до самой финала…
Но, леди Макбет ждать устала…»
СЦЕНА 3
Во дворе замка. Стук за сценой. Входят Макдуф и Ленокс. Навстречу им выходит Макбет.

Ленокс

Привет, мой тан!

Макбет

Привет мой вам обоим!

Макдуф

Король еще не встал?

Макбет

Нет, он в постели.

Макдуф

Он мне велел поднять его пораньше.
Дерзну войти. Таков мой долг.
(Уходит.)

Ленокс

Отбудет король сегодня?

Макбет

Да, он так сказал.

Ленокс

Какая буря бушевала ночью!
Как в лихорадке,
Тряслась земля…

Макбет

Да, ночь была тревожной.

Возвращается Макдуф.

Макдуф

О ужас, ужас, ужас!

Макбет и Ленокс

Что случилось?

Макдуф

Все вставайте!
Пусть бьет набат! Измена и убийство!
Вставайте, Банко, Дональбайн, Малькольм!

Макбет и Ленокс поспешно уходят в покои короля. Раздаются тревожные удары колокола. Входит леди Макбет.

Леди Макбет

Что тут стряслось? Чей голос, жуткий, словно
Труба пред боем, вызывает спящих.
Макдуф

Король убит.

Леди Макбет

Как! В нашем доме? Горе!

Из покоев короля выходят Макбет и Ленокс, а из другой двери появляются Малькольм и Дональбайн.

Дональбайн

Что тут случилось?

Макдуф

Убит ваш царственный родитель.

Малькольм

Кем?

Ленокс

Как видно, теми, кто при нем был ночью.
Кровь покрывала лица их и руки,
Макбет

Теперь жалею я, что, разъярясь, их заколол…
Кто? Кто, в чьем сердце есть любовь и смелость,
Сумел бы совладать с собой и делом
Любовь не доказать?

Леди Макбет

Ах, помогите!

Макдуф

На помощь к госпоже!

Малькольм
(Тихо, Дональбайну.)

Что ж мы-то немы,
Хоть нас несчастье больше всех задело?

Дональбайн
(Тихо, Малькольму.)

О чем же можем говорить мы здесь,
Где смерть глядит на нас из каждой щели?
.
Малькольм

Что делать нам? Не с ними ж оставаться.
Я в Англию уеду.

Дональбайн

А я - к ирландцам. Будет безопасней.
Нам судьбы разделить.

Уходят.
СЦЕНА 4
Фон «картины» изображает большой зал в замке Макбета. К Макдуфу и Леноксу присоединяется Росс.
Росс

Дознались ли, кто пролил кровь монарха?

Макдуф

Те, кто Макбетом был заколот.

Росс

Небо! Что за корысть им в том?

Макдуф

Их подкупили.
Тайком бежали сыновья Дункана
Малькольм и Дональбайн, чем подозренье
На них навлечено.

Росс
Сдается мне, быть королем Макбету.

Макдуф

Он им провозглашен и в Скон уехал,
Чтоб там принять венец.

Росс

Ты поедешь в Скоп?

Макдуф

О нет, кузен, я - в Файф.

Уходят.

АКТ III
СЦЕНА 1
Форрес. Дворец короля Макбета. Рама «картины» остаётся прежней, но на ней появляются атрибуты королевской власти и цвет её становится жёлто – золотым. Менестрель меняет порванные струны и продолжает сочинять мелодию для новой баллады (вне «картины»). Входит Банко.

Банко

Ты Гламис, Кавдор и король. Ты стал
Всем, что тебе вещуньи предсказали,
Но тише.

Трубы. Входят Макбет и леди Макбет и королевском одеянии,
Ленокс, Росс, лорды, леди и свита.

Макбет

А вот и самый дорогой наш гость.

Леди Макбет

Будь нами он забыт, таким изъяном
Испорчен был бы наш великий праздник.

Макбет

Устраиваем мы сегодня ужин
И быть на нем вас просим.

Банко

Государь,
Располагайте мной. Я к вашей воле
Прикован неразрывной цепью долга.

Макбет

Вас днем не будет здесь?

Банко

Да. Я вернусь лишь к ужину, не раньше.

Макбет

Не опоздайте только к пиру.

Банко

Поспею, государь.

Все, кроме Макбета и одного слуги, уходят. Музыка менестреля становится тревожно – зловещей.

Макбет

Эй ты, скажи: явились эти люди?

Слуга

Да, государь, и ждут за воротами.

Макбет

Введи их к нам.

Слуга уходит, а Макбет начинает нервно расхаживать по залу. На стене появляется тень Дункана, протягивающая руки к Макбету, пытаясь поймать его. На груди тени красное пятно.

Я душу погубил для внуков Банко,
Убил Дункана доброго для них,
Яд злобы в чаше моего покоя…
Кто там?

Призрак исчезает. Входит слуга с двумя убийцами,

Ступай за дверь и жди. Я позову.

Макбет

Вы знаете, что Банко - враг ваш?

Оба убийцы

Да.

Макбет

Мой также, и притом такой заклятый,
Что каждый миг его пути земного
Есть нож, вонзенный в жизнь мою.

Второй убийца

Мы все исполним,
Мой государь.

Макбет

Час пробил. Если рай тебе сужден,
Тебя сегодня, Банко, примет он.
(Уходит.)
СЦЕНА 2
Рама «картины местами начинает приобретать явно кровавый цвет. На «картине» зал дворец. Откуда-то сверху на сцену перед картиной падает труп пронзённой стрелой птицы. Входят леди Макбет.

Леди Макбет

Уехал Банко?
Победе грош цена,
Коль не дает нам радости она.
Милей судьбой с убитым поменяться,
Чем страхами, убив его, терзаться.

Входит Макбет.

Зачем ты одиночество, супруг,
С раздумьями мучительными делишь?
Все эти мысли умереть должны,
Как те, о ком ты мыслить.

Макбет

Дункан лежит в могиле
От лихорадки жизни отсыпаясь.
Измена сделала свое: ни сталь,
Ни яд, ни бунт, ни внешний враг отныне
Ему уже не страшны.

Леди Макбет

Успокойся,
Мой милый муж, и взор свой проясни.
Будь весел, чтоб гостей принять радушно.

Макбет

Да, буду, но и ты развеселись.
Особенно же Банко отличи.
О, полон скорпионами мой мозг! -
Жена, ведь Банко жив и Флиенс тоже.

Леди Макбет

Но смертными их создала природа.

Макбет

Ослепитель мрак,
Закрой глаза участливому дню
И кандалы, в которых дух мой чахнет,
Порви рукой кровавой и незримой.
Уходят.

Менестрель продолжает отвлечённо напевать:
«На крови трилистник не растёт…
И счастья он не принесёт…
Безумие удачу заменило…»

СЦЕНА 3
Парк около дворца. Рама всё больше багровеет, золотого цвета всё меньше.
Входят убийцы.

Первый убийца

Тише! Слышишь шаги?

Входят Банко и Флиенс с факелом.

Вот он!

Убийцы набрасываются на Банко.
Банко гасит факел. Наступает темнота, в которой слышен шум борьбы. Во время затемнения труп птицы исчезает. Слабо мерцая красными всполохами пытается засветиться луна, но гаснет и становиться ещё темнее.

Банко

Предательство! Флиенс!
Беги и отомсти!
(Умирает.)

Флиенс убегает.

Второй убийца

Кто факел потушил?

Первый убийца

На что он нам?

Второй убийца

Тут лишь один лежит. Сынок-то скрылся.
СЦЕНА 4
Тронный зал дворца. Стол, накрытый для пира. Входят Макбет, леди Макбет, Росс, Ленокс, лорды, дамы и слуги.

Макбет

Усаживайтесь сами. Нам вы все
Равно желанны.

Лорды

Государь, спасибо.

Макбет

Меж вас я сяду, как хозяин скромный.

Первый убийца показывается в дверях с мрачным видом.

Макбет

Раз с двух сторон столов сидят, мне место -
Посередине. Выпьем круговую.
Ну, веселей!
(Подходит к двери.)

Твое лицо в крови.

Убийца

Кровь Банко это - не моя.

Макбет

Приятней
Она мне на тебе, чем в нем. Готово?

Убийца

Я, государь, его живьем прирезал.
Но вот, бежал и спасся Флиенс.

Макбет

Что ж, спасибо и на том.
(В сторону.)
Раздавлен змей, но уцелел змееныш.

Убийца уходит и подходит леди Макбет.

Леди Макбет

Вы забыли своих гостей, мой государь.
А гости ищут не еды - радушья.
Стол пресен без него.

Макбет

Упрек приятный!
(Гостям.)
В охоту и во здравье угощайтесь!

Призрак Банко с окровавленной головой возникает на стене за спинами пирующих. Его видит только Макбет, который замирает на полпути к гостям.

Ленокс

Что с вами, государь?

Макбет
(Призраку, безумным голосом.)

Тебе меня не уличить. Трясешь
Кровавыми кудрями ты напрасно.

Росс

Идемте, лорды: государю худо.

Леди Макбет

Нет, нет, друзья, сидите. У него
Недолги приступы. Через минуту
Он вновь придет в себя.
Пируйте без него.
(Макбету.)
И ты - мужчина?

Голова призрака растёт, и у неё внезапно открываются глаза.

Макбет

Да, и не робкий: я смотрю на то,
Пред чем сомлел бы дьявол.

Призрак Банко исчезает.

Леди Макбет

Ты помешался!

Макбет

Клянусь, он был здесь!

Леди Макбет

Как тебе не стыдно!
Мой государь, вас гости ждут.

Макбет

Простите, забылся я.
Налейте мне и, прежде чем усесться,
Я выпью за здоровье всех гостей
И Банко, друга нашего, который
Нас огорчил отсутствием своим.
За вас и за него!

Призрак Банко возвращается. Рот скривлён в ухмылке, а кровавые кудри извиваются как змеи у Медузы Горгоны. В руке у него кубок с кровью.

Лорды

За здравье ваше!

Макбет

Сгинь! Скройся с глаз! Вернись обратно в землю!
Сгинь, жуткий призрак! Прочь, обман!

Призрак Банко исчезает.

Исчез!
Я снова человек. Садитесь, лорды.

Леди Макбет

Но вы своим недомоганьем странным
Расстроили наш пир веселый.

Макбет

Разве такое может, словно туча летом,
Пройти бесследно?

Менестрель вторит: «… может… пройти бесследно…»

Как ты взираешь,
Румянец сохранив, на эти вещи,
Тогда как у меня белеют щеки
От ужаса.

Росс

Какие ж это вещи?

Леди Макбет

Я вас прошу, не говорите с ним.
Ему все хуже.

Ленокс

Доброй ночи и здоровья
Его величеству.

Леди Макбет

Всем вам - того же.

Все, кроме Макбета и леди Макбет, уходят.

Макбет

Он алчет крови, ибо кровь - за кровь.
Который час?

Леди Макбет

Уж ночь и утро спорят, кто сильнее.

Макбет

Макдуф на пире не был. Что ты скажешь
На этот счет?

Леди Макбет

Ты посылал за ним?

Макбет

Не посылал, но кое-что проведал.
Во всех домах у знати кто-нибудь
Из челяди подкуплен мною. Завтра
С рассветом я отправлюсь к вещим сестрам.
Пусть больше скажут. Будь что будь, я все -
Хотя бы наихудшее - узнаю.
Леди Макбет

Ложись-ка лучше: сон - бальзам природы.

Кроваво мерцает луна, но не загоревшись, опять становится невидимой.
СЦЕНА 5
Пропускается.
СЦЕНА 6
Форрес. Дворец. Входят Ленокс и другой лорд.

Ленокс

Как-то странно
Сложилось все. Незлобивый Дункан
Макбетом был оплакан: он ведь умер.
Шел ко дворцу впотьмах отважный Банко
И умерщвлен. А кто убийца? Флиенс, -
Ведь тот бежал. Зачем ходить впотьмах?
Так складно
Все получилось у Макбета, что, мнится,
Сумей он изловить детей Дункана
(Чего не дай господь!), они б узнали,
Как убивать отцов! И Флиенс - также.

Менестрель вторит:
«Всё складно получилось у Макбета…
Макбет герой, Макбет король!
Макбет безумно рад…
Макбет безумен…»

АКТ IV
СЦЕНА 1
Возвращается чёрная рама. На «картине» пещера. Посредине - кипящий котел и три ведьмы, кружащие около него. Гром. Рама «оживает» - на ней начинают шевелиться когтистые лапы, открываются красные, клыкастые пасти. Входит Макбет.

Макбет

Эй, черные полуночные ведьмы,
Где б ваши знанья вы ни почерпнули,
Я ими заклинаю вас, ответьте.

Первая ведьма

Так слушай!

Ведьмы взмахивают руками. Гром. Появляется первый призрак: голова в шлеме.

Первый призрак

Макбет, страшись Макдуфа.
Файфский тан опасен.
(Исчезает.)

Ведьмы взмахивают руками и бросают что-то в котёл. Гром. Появляется второй призрак: окровавленный младенец.

Второй призрак

Макбет! Макбет! Макбет!
Лей кровь и попирай людской закон.
Макбет для тех, кто женщиной рожден,
Неуязвим.
(Исчезает.)

Ведьмы опять взмахивают руками и котёл вскипает. Гром. Появляется третий призрак: дитя в короне, с ветвью в руке.

Третий призрак

Макбет! Да не вселят смятенье
В тебя ни заговор, ни возмущенье:
Пока на Дунсинанский холм в поход
Бирнамский лес деревья не пошлет,
Макбет несокрушим.
(Исчезает.)

Макбет

Не быть тому!
Стволы не сдвинуть с места никому.
Их не наймешь, как войско. Я воскрес!
Музыка звучит зловеще. Ведьмы пляшут, затем исчезают. Испарения из котла заполняют пещеру.

Макбет

Куда пропали ведьмы?
Чума, наполни воздух, их унесший!
Эй, люди!

Входит Ленокс.

Ленокс

Там прискакали к вам гонцы с известьем,
Что в Англию бежал Макдуф.

Макбет

Бежал?

Ленокс

Да, государь.

Макбет
(В сторону.)

Я завладею Файфом и нагряну
К Макдуфу в замок, где предам мечу
Его жену, детей, родню и челядь.
Но хвастаются лишь глупцы. За дело,
Пока остыть решимость не успела!
Уходят.
СЦЕНА 2
Рама Макбета неспокойна, она мерцает кровавыми оттенками. На «картине» Файф. Замок Макдуфа. Входят леди Макдуф, ее сын и Росс.

Леди Макдуф

Но чем он провинился, чтоб бежать?

Росс

Терпите, госпожа.

Леди Макдуф

А он терпел?
Его побег - безумство. Кто боится
Изменником прослыть - уже изменник.

Росс

Благоразумье это, не боязнь.

Уходит.

Музыка нагнетает тревогу в ожидании. Леди Макдуф напряжённо смотрит в пустоту. Шум и лязг оружия приближаются.
Входят убийцы.

Первый убийца

Где муж твой?

Леди Макдуф

Я надеюсь, не в таком
Богопротивном месте, где он мог бы
Тебе подобных встретить.

Первый убийца

Он изменник.

Сын

Ты лжешь, подлец лохматый!

Первый убийца

Ишь, цыпленок!
Изменничье отродье!
(Закалывает его.)

Сын

Умираю!
Спасайся, мама! Я прошу, беги!
(Умирает.)

У менестреля опять обрывается струна.
Леди Макдуф убегает с криком: "Убийцы!". Убийцы преследуют ее.
У менестреля после нервного перебора «погони» обрывается ещё одна струна.
СЦЕНА 3
Возвращается рама с королевской символикой Дункана. Англия. На «картине» панорама перед королевским дворцом. Входят Малькольм и Макдуф.

Малькольм

Пойдем, в тени дерев уединимся
И наше горе выплачем.

Макдуф

Нет, лучше
Мечи из ножен вырвем, как мужи,
Чтоб за отчизну падшую вступиться.
В неисчислимых адских легионах
Нет дьявола гнусней Макбета.

Входит Росс.

Макдуф

Привет, мой дорогой кузен!

Малькольм

Господь, смети преграду
Меж нами и отечеством.

Росс

Аминь.

Макдуф

В Шотландии без перемен?

Росс

Увы, она сама себя узнать страшится,
Не матерью для нас - могилой став.
Твой замок взят. Твою жену с детьми
Зарезали злодейски.

Макдуф

Так, значит, и детей?

Малькольм

Мужайся!
Бальзамом мести мы смягчим твою
Смертельную тоску.
Утешьте всех:
Мы выступаем. Десять тысяч войска
И Сивард, самый опытный и смелый
Военачальник в христианском мире,
Нам Англией даны.
Точи свой меч на оселке печали,
В горниле скорби закали свой гнев.
Теперь Макбет созрел и провиденье
Уже взялось за серп. Смелей вперед!
Как ночь ни длится, день опять придет.

Уходят.
Менестрель задумчиво напевает:
«Как ночь ни длится, день… придёт…
Как день ни длится, ночь придёт…»
АКТ V
СЦЕНА 1
Рама Макбет становится совсем багровой, плохо закреплённые поверх неё атрибуты королевской власти начинают коситься и отпадать. Дунсинан.
Комната в замке. Входят врач и придворная дама.
Входит леди Макбет со свечой. Она в сомнамбулическом состоянии.

Леди Макбет

Пятно не сходит...

Врач

Слышали?
Какой вздох! У нее на сердце великая тяжесть.
А теперь она ляжет в постель?

Придворная дама

Обязательно.

Врач

Не врач миледи нужен - духовник.
Бог да простит нас, грешных! Доброй ночи.
Подальше прячьте острые предметы
Уходят.
СЦЕНА 2
На «картине» местность близ Дунсинана. Барабаны и знамена. Входят Ментис, Кэтнес, Ленокс и солдаты.

Ментис

Уже подходит войско англичан.
Малькольм, Макдуф и дядя принца Сивард
Ведут его, пылая правой местью.
Что делает тиран?

Кэтнес

Он укрепляет стены Дунсинана.

Ангус

Тайные убийства,
К его рукам прилипнув, их сковали.
За вероломство мстит ему мятеж.

Кэтнес

Идем и встретим
Того, кому служить нам долг велит,
Врача больной страны, с которым вместе
Прольем мы, чтоб отчизну исцелить,
Всю нашу кровь.

Ленокс

Иль столько, сколько нужно,
Чтоб царственный цветок вспоен был нами.
А плевел сгнил. - Вперед! Привал - в Бирнаме!

Уходят.
СЦЕНА 3
Рама начинает «щетиниться» оружием, встроенным в обрамление. Дунсинан. Комната в замке. Входят Макбет, врач и свита.

Макбет

Я донесений слушать не хочу.
Пусть все бегут! Покуда к Дунсинану
Бирнам не подошел, я не унижусь
До страха пред Малькольмом. Он мальчишка.

Входит слуга.

Слуга

Там их десять тысяч...

Макбет

Кого? Гусей, мерзавец?

Слуга

Нет, солдат.

Макбет

Каких солдат?

Слуга

Британских, ваша милость...

Макбет

Вон отсюда!

Слуга уходит.

Эй, Сейтон! - А ведь сердце замирает.
Как вспомнишь... Сейтон!

Входит Сейтон.

Сейтон

Я здесь, мой государь.

Макбет

Какие вести?

Сейтон

Все донесенья подтвердились.

Макбет

Буду сражаться я, пока с моих костей
Не срубят мясо. Дай-ка мне доспехи.

Сейтон

Не рано ль надевать их?

Макбет

Нет, пора.
Возьми побольше конницы, обрыскай
Окрестности и вешай всех, кто трусит.
Подай доспехи. - Как больная, доктор?

Врач

Она больна не телом, но душою,
Чей мир смущают призраки.

Макбет

А ты возьми да вылечи ее.

Врач

В этом может
Помочь себе лишь сам больной.

Макбет

Тогда брось псам свои никчемные лекарства.
Стяни мне панцирь, Сейтон. Дай мой жезл,
Живо, Сейтон! -
Какой ревень Шотландию прочистит
От англичан? О них ты слышал, доктор?

Врач

Да, слухи о приготовленьях ваших
Дошли до нас.

Макбет
(Указывая Сейтону на щит.)

Неси его за мною.
Я смерти не боюсь, пока в поход
На Дунсинан Бирнамский лес нейдет.
Немало пожил я:
Но спутников, столь нужных нам под старость, -
Друзей, любви, почета и вниманья -
Не вижу я; зато вокруг проклятья,
Негромкие, но страшные, и лесть...

Врач
(в сторону)

Коль даст мне бог с тобою распрощаться,
Сюда остерегусь я возвращаться.

Уходят.

На подсвечнике, тень которого видна (в проекции) на стене, начинают гаснуть свечи. Поднимающийся дымок превращается в тени трёх ведьм, которые, сделав круг, разлетаются.
Менестрель напевает:
«Друзей, любви, почёта и вниманья –
Не видит он, вокруг одни проклятья…»
СЦЕНА 4
На «картине» местность близ Бирнамского леса. Барабаны и знамена. Входят Малькольм, старый Сивард, его сын, Макдуф, Ментис, Кэтнес, Ленокс, Росс и солдаты.

Малькольм

Друзья, подходит день, когда мы вновь
Свой кров обезопасим.

Ментис

Несомненно.

Сивард

А что вон там за лес?

Ментис

Бирнамский лес.

Малькольм

Пусть воины ветвей с дерев нарубят
И над собой несут, чтоб тень листвы
Скрывала нашу численность и с толку
Разведчиков сбивала.

Макдуф

Все исполним.

Сивард

По слухам, отсидеться в Дунсинане
Решил самоуверенный тиран.

Малькольм

Догадки - лишь игра воображенья,
Уверенность же даст исход сраженья,
А дело клонится к нему.

Уходят.

СЦЕНА 5
Дунсинан. Двор замка. Входят Макбет, Сейтон и солдаты с барабанами и знаменами.

Макбет

Знамена выстави на стенах, Сейтон.

Женские крики за сценой.

Что за крики?

Сейтон

То женщины кричат, мой государь.
(Уходит.)

Макбет

Давно я незнаком со вкусом страха…

Сейтон возвращается.

Почему кричали?

Сейтон

Скончалась королева, государь.

Ультразвук резким импульсом пронзает слух.

Макбет

Что б умереть ей хоть на сутки позже!
Жизнь - это только тень, комедиант,
Паясничавший полчаса на сцене
И тут же позабытый; это повесть,
Которую пересказал дурак:
В ней много слов и страсти, нет лишь смысла.

Входит гонец.

Ты для чего пришел? Болтать? Короче!

Гонец

Мой государь,
Я должен доложить о том, что видел,
А как сказать - не знаю.

Макбет

Да как хочешь.

Гонец

Стоял я вон на том холме в дозоре
И на Бирнам смотрел, как вдруг заметил,
Что на меня пошел он.

Макбет

Лжешь, подлец!

Гонец

Да навлеку ваш гнев я, если лгу!
Взгляните сами: лес идет на замок,
Вон там - в трех милях.

Макбет

Пошел на Дунсинан! К оружью, в поле!
Вой, ветер! Злобствуй, буря! Бей, набат!
Смерть я в доспехах встречу, как солдат!

Уходят.

Менестрель напевает:
«Привычнее Макбету в битве, чем на троне…
И в латах легче, чем в короне…»
СЦЕНА 6
Дунсинан. На «картине» поле перед замком. Барабаны и знамена. Входят Малькольм, старый Сивард, Макдуф и солдаты, несущие ветви.

Малькольм

Пришли. Долой зеленое прикрытье,

Сивард

Желаю вам удачи!

Малькольм

Исторгните из труб громовый рев.
Пусть кровь и смерть предвозвестят их зов.

Уходят. Громко звучат трубы, возвешающие о начале сражения.
СЦЕНА 7
За сценой слышен шум сражения. Входит Макбет с обнажённым, окровавленным мечём..

Макбет

Где же тот,
Кто был не женщиной рожден на свет?
Для остальных неуязвим Макбет.

Входит молодой Сивард.

Молодой Сивард

Эй, как тебя зовут?

Макбет

Узнаешь - вздрогнешь.

Молодой Сивард

Нет, даже если имени ужасней
Не знают в преисподней!

Макбет

Я - Макбет.

Молодой Сивард

Черт не измыслит имени, чей звук
Мне был бы ненавистней!

Макбет

И страшнее.

Молодой Сивард

Лжешь, гнусный деспот, и докажет это
Тебе мой меч!

Сражаются. Молодой Сивард убит.

Макбет

Ты женщиной рожден,
А кто рожден был женскою утробой,
Тот лишь смешит меня бессильной злобой.
(Уходит.)

Шум битвы. Входит Макдуф.

Макдуф

Здесь громче бой шумит. Где ж ты, тиран?
Мне нужен ты, Макбет, иль снова в ножны
Я вдвину незазубренным свой меч.
Я знаю, что ты здесь. Судя по шуму,
Могучий воин бьется тут. Судьба,
Сведи нас с ним! О большем не прошу.
(Уходит.)

Шум битвы. Входят Малькольм и старый Сивард.

Сивард

За мной, милорд! - Открыл ворота замок.

Малькольм

Нам достался враг,
Примкнувший к нам.

Сивард

Милорд, вступите в замок.

Уходят.
СЦЕНА 8
Входит Макбет с обнажённым мечём, разгорячённый битвой.

Макбет

Зачем примеру римского глупца
Мне подражать, на свой же меч бросаясь?
Пока я жив, разумнее губить
Чужие жизни.

За ним вбегает Макдуф.
Менестрель вторит Макбету: «Разумнее губить чужие жизни…»

Макдуф

Адский пес, ни с места!

Макбет

Ты меж людей единственный, с кем встречи
Я избегал. Уйди. Твоею кровью
И так уж отягчен мой дух.

Макдуф

Ответит тебе мой меч, а у меня нет слов,
Чтоб высказать тебе, злодей кровавый,
Как ты мне мерзок.

Сражаются.

Макбет

Брось напрасный труд:
Скорее ты неуловимый воздух
Сразишь мечом, чем нанесешь мне рану.
А я заклят. Не повредит мне тот,
Кто женщиной рожден.

Макдуф

Забудь заклятья.
Пусть дьявол, чьим слугой ты был доныне,
Тебе шепнет, что вырезан до срока
Ножом из чрева матери Макдуф.

Макбет

Будь проклят это молвивший язык!
Им сломлена моя мужская доблесть.
Не верю больше я коварным бесам.

Макдуф

Тогда сдавайся, трус,
Живи и будь посмешищем всеобщим.
Макбет

Нет, я не сдамся,
Не стану прах лобзать у ног Малькольма,
Чтоб чернь меня с проклятьями травила!
Хотя Бирнам пошел на Дунсинан,
Хоть ты, мой враг, не женщиной рожден,
До смерти я свой бранный щит не брошу.

Уходят, сражаясь.

Отбой. Трубы. Входят с барабанами и знаменами Малькольм, старый Сивард, Росс, прочие таны и солдаты.
Входит Макдуф с головой и мечём Макбета. Меч Макдуф вонзает в пол (на первом плане), а голову напяливает сверху. Глаза головы Макбета резко открываются.
Макдуф этого не видит, он уже идёт вглубь, к новому королю.

Макдуф

Да здравствует король! Ты стал им, принц.
Вот голова проклятого тирана.
Да здравствует Малькольм, король Шотландский!

Все

Да здравствует Малькольм, король Шотландский!

Малькольм

Спасибо всем и каждому поклон.
Всех приглашаем на венчанье в Скон.

Трубы.
Уходят.

Менестрель с ангельским голоском поёт чисто и высоко:
«Макбет сказал:
«Не верю больше я коварным бесам…»
Так значит, ведьмы виноваты…
Ведь, если не заладились дела…
И жизнь всё тяжелей и горше
Во всём вините ведьм… так проще…»

Ангельская маска менестреля срывается и открывается череп ведьмы с бородой, который беззубым ртом вопит: «Валите всё на ведьм!»

Ведьма, в которую превратился менестрель, с визгом улетает. На сцену обрушивается темнота и только красным безумьем светятся глаза Макбета. Тихая, грустная мелодия флейты переплетается с шумом ветра. По залу пробегает холодный ветерок.

Голова Макбета загробным голосом вещает:
«Баллада не сложилась…
Какой из ведьмы менестрель!»
Рядом с головой Макбета «из под земли» внезапно появляется череп ведьмы, который «огрызается» неприятным фальцетом:
«Как из тебя, Макбет, король!»
Череп ведьмы начинает зловеще хохотать и вместе с ним начинает хохотать голова Макбета. Полное затемнение, звуки леденящего хохота эхом уносятся вдаль.

Закрывается внешний (основной) занавес.

Занавес постепенно начинает освещаться и по центру просовывается голова Шута. Он несколько испуган, но старается владеть собой.
Шут обращается к зрителям: «Вся нечисть сгинула…»
В верхней части разреза занавеса появляется череп ведьмы и у Шута между бубенчиками проскакивает сильный электрический разряд. В зале опять начинает пахнуть палёной шерстью.
Шут вскрикивает: «Ой, не все!» и исчезает.
Череп в верхней части разреза занавеса зловеще улыбается и тоже исчезает за занавесом.
Наступает тишина. Всё закончилось. В зале постепенно становится больше света. Зрителям нужно время чтобы прийти в себя и подготовиться к восприятию следующей пьесы.

******

Экспликация «нравоучительного спектакля» для взрослых. С. Васильев.



Король Лир

Ироническо - воспитательное (в кратком изложении) восприятие пьесы У. Шекспира (в переводе Б. Пастернака).

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Лир, король Британии. (Мощный и гордый старик, по ходу пьесы становящийся сгорбленным и жалким.)
Король Французский. (Изыскан, молод, но крепкого телосложения.)
Герцог Корнуэльский. (Высокий и худой с лицом злодея.)
Герцог Альбанский. (Крепкий мужчина в возрасте. Умён. Явнуй англичанин.)
Граф Глостер. (Старый граф, с «породистым» лицом. В молодости был крепким мужчиной. Прямолинеен, а потом растерян.)
Врач. (Фрацуз, участлив.)
Освальд, дворецкий Гонерильи. (Лизоблюд и вводом и манерами.)
Придворный. (Усерден и верен из поколения в поколение. Невозмутим.)

Гонерилья. (Старшая дочь Лира. Худа, длина, некрасива. Большой английский нос.)
Регана. (Средняя дочь Лира. Полновата, низковата, некрасива.)
Корделия. (Младшая дочь Лира. Идеальных пропорций. Красива, но несколько высокомерна.)

Шут. (Если снять колпак и нацепить очки, то получится вполне добропорядочный отец семейства.)
Маленькие шуты. (Два старших сына близнеца в возрасте 10 лет. Опрятны, послушны. Являют собой будущую надежду и опору семейства.)
Сорванцы. (Два брата близнеца в возрасте 8 лет. Конопаты. Доставляют хлопот значительно больше, чем приносят пользы.)
Карапуз. (Младший сын в возрасте 3-х лет.)
Жена Шута. (Солидная женщина и может перевесить одна всю остальную семью.)
Девочки. (Две дочери, семи и пяти лет. Симпатичные и весёлые.)

Рыцари из свиты Лира, офицеры, гонцы, солдаты и придворные.

Место действия - Британия.
Время действия - легендарно относимое к IX веку до н. э.

СЦЕНА 0 - «Заставка»

Шекспир проходит по сцене, зажав уши. За ним идёт толпа королей Лиров, каждый из которых доказывает, что он настоящий. (Пантомима.) Все старики хотят внимания и уважения.

По центру сцены располагается красочный балаган с, выступающей полукругом, авансценой. Из глубины (внешней, большой) сцены с разных сторон к балагану собираются актёры, они в плащах, скрывающих костюмы персонажей. Все идут (а не бредут) «на работу».
Обрамление над занавесом балагана украшено короной с колокольчиками и бубенцами. Всё достаточно празднично и нарядно.
Звучит весёлая задорная мелодия из звона колокольчиков. Переливающиеся чистые «серебряные» звуки заполняют всё пространство. Из-за занавеса балагана начинает пробиваться свет. Скоро должно начаться представление.
Важно вышагивая, появляются два маленьких шута, за ними идёт папа Шут, за ним два сорванца, один из них тянет тележку на маленьких колёсиках. На тележке восседает карапуз на горшке. Затем толстая жена Шута с двумя девочками постарше и помладше. Младшая всё время подпрыгивает.
Все (и жена) в колпаках с бубенцами одинакового фасона, но разных размеров.
Шут и два прилежных отпрыска скрываются в балагане. Жена усаживает остальных перед сценой и удаляется, пригрозив сорванцам.
Небольшой шум за занавесом балагана, предшествующий началу представления.
В центр авансцены выходят гордо два маленьких шута и громко хором объявляют: «Король Лир»
После объявления растаскивают половины занавеса в разные стороны.
Декорации в балагане меняются «холстами», которые поднимают или опускают маленькие шуты. Холсты имеют надписи (на табличках) обозначающие изображение: «Дворец короля Лира», «Дворце герцога Альбанского» и т. д. Под одной надписью может сменяться несколько изображений.
АКТ I

СЦЕНА 1

Тронный зал во дворце короля Лира.
Трубы за сценой. Это трубят два маленьких шута, которым не терпится хоть немного высунуться.
Шут наблюдает за всем, свесившись с верхнего яруса обрамления. Пока он сторонний зритель и комментатор, может быть даже постановщик.

Входят Лир, герцог Корнуэльский, герцог Альбанский, Гонерилья, Регана, Корделия , граф Глостер и свита.

Лир

Хочу вас посвятить
В заветные решенья наши глубже.
Подайте карту мне.

Два маленьких шута выносят развёрнутую карту, обратной стороной к зрителю.

Узнайте все:
Мы разделили край наш на три части.
Ярмо забот мы с наших дряхлых плеч
Хотим переложить на молодые
И доплестись до гроба налегке.

Шут грустно вздыхает. Он не «обезьянничает» и не передразнивает, а переживает происходящее (сообразно своему амплуа) на сцене, одновременно следя за отпрысками.

Скажите, дочери, мне, кто из вас
Нас любит больше, чтобы при разделе
Могли мы нашу щедрость проявить
В прямом согласьи с вашею заслугой.
Ты, Гонерилья, первой говори.

Гонерилья

Моей любви не выразить словами.
Вы мне милей, чем воздух, свет очей,
Ценней богатств и всех сокровищ мира,
Здоровья, жизни, чести, красоты,
Я вас люблю, как не любили дети
Доныне никогда своих отцов.
Язык немеет от такого чувства,
И от него захватывает дух.

Шут вываливает язык и хватается за горло, изображая удушение. Одна девочка толкает легонько другую и показывает пальцем на отца.

Корделия
(В сторону.)

А что Корделии сказать? Ни слова.
Любить безгласно.

Лир

Отдаем тебе
Весь этот край от той черты до этой,
Показывает мечём на карте.

Что скажет нам вторая дочь - Регана;
Жена Корнуэла? Говори, дитя.

Регана

Отец, сестра и я одной породы,
И нам одна цена.

Шут (зрителям): «Пожалуй, это правда!»

Ее ответ
Содержит все, что я б сама сказала,
С той небольшою разницей, что я
Не знаю радостей других, помимо
Моей большой любви к вам, государь.

Корделия
(в сторону)

О, как бедна я! Нет, я не бедна -
Любовью я богаче, чем словами.

Лир

Даем тебе с потомством эту треть.
Меньшая дочь Корделия,
Что скажешь ты, чтоб заручиться долей
Обширнее, чем сестрины? Скажи.

Лир делает знак и придворный подносит ему на подушечке корону.

Корделия

Ничего, милорд.

Лир

Ничего?

Корделия

Ничего.

Лир

Из ничего не выйдет ничего!
Так объяснись!

Корделия

К несчастью, не умею
Высказываться вслух.
Вы дали жизнь мне, добрый государь,
Растили и любили. В благодарность
Я тем же вам плачу: люблю вас, чту
И слушаюсь…
Я вас люблю,
Как долг велит, - не больше и не меньше.

Лир

Так молода - и так черства душой?

Корделия

Так молода, милорд, и прямодушна.

Лир

Вот и бери ты эту прямоту
В приданое.
Ты мне навек чужая.

Глостер

Мой государь!

Лир

Ни слова, Глостер! Не суйся меж драконом
И яростью его.
Я посылал за королем Французским.
Вы слышите?
Корнуэл и Альбани, к своим частям
Прибавьте эту треть.

Король разрубает карту пополам. Маленькие шуты раздают куски герцогам и убегают.

Облекаю
Обоих вас всей полнотою прав,
Присущих высшей власти. Жить я буду
По месяцу у каждого из вас
Поочередно и зачислю в свиту
Сто рыцарей себе. Мне с этих пор
Останется лишь королевский титул.

Делает знак, и корону уносят.

Фанфары. Возвращаются маленькие шуты с трубами, которые сверкают и очень им нравятся. Сорванцы завистливо вздыхают. Следом шествует король Французский.

Лир
(Французскому королю.)

За вас я сам, возлюбленный король,
Не выдам той, кого я ненавижу.
Найдите спутницу себе взамен
Ничтожной этой твари, от которой
Природа отшатнулась со стыдом.

Шут вздыхает на обрамлении: «Таков уж гнев отцов… он с разумом не дружит…» Сорванцы опять вздыхают, но уже грустно и потирают один «мягкое место», а другой ухо.

Король Французский

Как странно! Дочь, которая недавно
Была кумиром, верхом совершенств…
Вероятно,
Ее вина чудовищно тяжка
Иль вы ее любили слишком мало.
И нужно чудо, чтобы я поверил.

Корделия

Но, государь мой, если мой позор
Лишь в том, что я не льщу из лицемерья,
И то как раз, что я в себе ценю:
Отсутствие умильности во взоре
И льстивости в устах: что мне в вину
Вменяется не промах, а заслуга…

Лир
(Перебивает.)

Ты лучше не являлась бы на свет,
Чем раздражать меня!

Король Французский

Так вот в чем горе!
В пугливой целомудренности чувств,
Стыдящихся огласки?
Корделия, лишенная наследства,
Твое богатство — в бедности твоей.
Приданого лишенная пристрастно,
Будь королевой Франции прекрасной.
Шут сверху торжественно и с чувством в зал: «Бывает и в английской пьесе француз умнее англичан!»

Лир

Она твоя, король. Иди с ней прочь,
Нам с ней не жить. Она не наша дочь.
Ступай от нас без ласкового слова
И без благословения отцова.

Лир, герцоги Корнуэльский, Альбанский, граф Глостер и свита уходят.

Король Французский

С сестрами простись.

Корделия

Отцовские сокровища, в слезах
Иду от вас. Я ваши свойства знаю,
Смотрите за отцом. Его с тревогой
Вверяю вашей показной любви.
Не эта бы нежданная опала,
Отцу приют я б лучший подыскала.
Регана

Просим не учить.

Гонерилья

Учись сама, как угождать супругу,
Который взял из милости тебя.

Корделия

Как люди ни хитры, пора приходит —
И все на воду свежую выводит,
Прощайте.

Король Французский

Милая Корделия, идем.

Король Французский и Корделия уходят, в сопровождении маленьких трубачей, которым нет дела до происходящего – у них есть трубы! А что ещё нужно для счастья?

Гонерилья

Кажется, отец решил выехать сегодня же.

Регана

Да. И, кажется, к тебе. А на следующий месяц — ко мне.

Гонерилья

Видишь, как он взбалмошен!

Регана

Да, это возраст.
Хотя и раньше плохо он владел собой.

Гонерилья

Он своевольный, раздражительный старик!
Уходят.

СЦЕНА 2

Пропускается.

СЦЕНА 3

Комната во дворце герцога Альбанского. Входят Гонерилья и Освальд.

Гонерилья

Все время огорченья! Что ни час —
Другая новость. В доме нет покоя.
Я больше не могу. Его двору
Позволено буянить как угодно!
Звуки рога за сценой. Король Лир возвращается с охоты.

Освальд

Вы слышите, он едет.

Гонерилья

Поменьше церемоний. Передай
Всем в доме это. Я хочу, чтоб дело
Дошло до взрыва. Плохо у меня —
Пускай к сестре переезжает. Знаю,
Что у нее на это сходный взгляд.
Она не даст командовать упрямцу.
Сам отдал власть, а хочет управлять
По-прежнему! Нет, старики — как дети,
И требуется строгости урок.
Сейчас я напишу письмо сестре,
Чтоб нам быть заодно.
(Уходит.)

СЦЕНА 4

Зал там же. Лир, несколько рыцарей и ряд прислуги.
Лир

Не заставляйте меня ждать ни минуты. Подавайте обедать.

Один из служителей уходит.

Обедать, обедать! Где мой шут?
Эй, ты, послушай, сходи за моим дураком.

Один из служителей уходит. Входит Освальд. Шут исчезает с обрамления сцены.

Эй ты, ступай-ка скажи моей дочери, что я желаю с ней поговорить.

Освальд уходит молча, даже с некоторым пренебрежением.

Рыцарь

С вашим величеством здесь обращаться стали без должной почтительности.

Лир

Ага! Вот как ты думаешь?

Входит Шут, он грустен.

Лир

А, здравствуй, мой хороший! Как поживаешь?

Шут

Да так, дяденька…
Жаль, нет у меня двух колпаков и двух дочерей!

Лир

Для чего, дружок?

Шут

Состояние я отдал бы дочерям, а колпаки оставил бы себе. Вот один у меня, а другой выпроси себе у дочек.

Лир

Берегись, каналья! Видишь плетку?

Шут

А скажи, дяденька, можно из ничего извлечь какую-нибудь пользу?

Лир

Нет, голубчик, из ничего ничего и не получается.

Шут

Пожалуй, столько же ты получишь со своих владений.

Лир

Злой дурак!

Шут

А ты знаешь, куманек, какая разница между злым дураком и добрым дураком?

Лир

Нет, братец. Научи меня.

Шут

Кто дал тебе совет
Отдать свой край другим,
Тот от меня, сосед,
Умом неотличим.
Я злой дурак — и в знак
Того ношу колпак,
А глупость добряка
Видна без колпака.

Лир

Ты зовешь меня дураком, голубчик?

Шут

Остальные титулы ты роздал. А это — природный.
(Поет.)
Приходит дуракам конец,
Не спрос на них сегодня.
Король разумный сняв венец,
Безумных сумасбродней.

Лир

Давно ли это ты, брат, так распелся?

Шут

С тех пор, как ты из своих дочерей сделал мачех для себя, дал им в руки розги и стал спускать с себя штаны.
(Поет.)
Они от радости завыли,
А я — от срамоты,
Что государь мой — простофиля
И поступил в шуты.
Найми мне, дяденька, учителя. Я хочу научиться врать.

Лир

Если ты будешь врать, я тебя выпорю.

Шут

Как странно, что между тобой и дочерьми нет ничего общего. Они грозятся отхлестать меня за правду, ты — за ложь.
Зачем же ты, дяденька, обкорнал свой ум с обеих сторон и ничего не оставил в середке. Вот один из обрезков.

Входит Гонерилья, она хмурится и олицетворяет строгость.

Лир

А, доченька! К чему эта хмурость? Последние дни ты все время дуешься.

Шут

Прожил жизнь, а глуп как пень:
Корки нет про черный день.

Гонерилья

Не только этот ваш развязный шут,
Вся ваша невоспитанная дворня
Бранит и осуждает все кругом
И ежечасно предается буйству.
Мне, видимо, теперь самой придется
Принять крутые меры.

Шут

Кукушка воробью пробила темя
За то, что он кормил ее все время.
Лир

Моя ль ты дочь?
Скажите, кто я? Видно, я не Лир?
Шут

Тень Лира.

Гонерилья
(Лиру)

В вопросе вашем столько же притворства,
Как в прочих ваших выходках.
Тут с вами сотня рыцарей и сквайров,
Извольте распустить часть вашей свиты.

Лир

Провал возьми вас всех!
Седлать коней! Собрать в дорогу свиту!
Бездушный выродок! Я впредь тебе
Не буду докучать своей особой!
Еще есть дочь у нас!

Входит герцог Альбанский .

Герцог Альбанский

Сэр, не волнуйтесь.

Лир

Как был я слеп! О, Лир, теперь стучись
В ту дверь, откуда выпустил ты разум
И глупость получил.
(Бьет себя по голове.)
В путь, господа!

Лир с рыцарями уходит.

Герцог Альбанский

Ради всех богов,
На что он в гневе?

Гонерилья

Толковать не стоит.
Впадает в детство. Пусть себе шумит.

Лир возвращается.

Лир

Куда девалась половина свиты?
Их было сто, а стало пятьдесят.

Герцог Альбанский

На что вы сердитесь?

Лир

Сейчас отвечу.
(Гонерилье.)
О жизнь и смерть! Стыжусь, что я забыл
Из-за тебя о том, что я мужчина,
Что эти слезы вызваны тобой,
Нисколько их не стоящей. — Исчахни
И сгинь от порчи! Пропади от язв
Отцовского проклятья!
Еще другая дочь есть у меня.
Она добра. Я на нее надеюсь.
Я расскажу ей про тебя. Она
Ногтями исцарапает, волчица,
Лицо тебе! Не думай, я верну
Себе всю мощь, которой я лишился,
Как ты вообразила. Я верну!

Лир и свита уходят. Шут остаётся, как бы замешкавшись, чтобы дослушать разговор.

Гонерилья

Ты это слышал?

Герцог Альбанский

Слышал, Гонерилья.
Но быть пристрастным из любви к тебе…

Гонерилья

Довольно! Позовите мне Освальда.
(Шуту.)
А ты — скорее плут, чем шут, — живей
Ступай за господином.

Шут

Дядюшка Лир, дядюшка Лир, погоди, захвати шута с собою!
(Убегает.)

Гонерилья

Придумал ловко, нечего сказать:
Сто рыцарей! Сто рыцарей, готовых
Фантазии любые старика
В любое время поддержать оружьем!
А нам все эти буйства, шум и гам
Всегда терпеть с опасностью для жизни
Но где Освальд?

Герцог Альбанский

Мне кажется, твой страх
Преувеличен.

Гонерилья

Лучше опасаться
Без меры, чем без меры доверять.
Я знаю слишком хорошо отца
И о его словах пишу Регане.

Уходят.

СЦЕНА 5

Двор в замке герцога Альбанского. Входят Лир и шут .

Шут

Если бы ты был моим шутом, дяденька, я бы всегда колотил тебя за то, что ты состарился раньше времени.

Лир

Как это?

Шут

Тебе нельзя было стариться, пока не поумнеешь.

Лир

Не дайте мне сойти с ума, о боги!
Пошлите сил, чтоб не сойти с ума!

Король в гневе уходит.

Шут
(зрителям)

В том мало смеху, что пришёл король
И вдруг уходит шут…
Вас тоже в жизни перемены ждут.

Убегает вслед за Лиром..

АКТ II

СЦЕНА 1

Двор в замке графа Глостера. Глостер встречает гостей. Входят герцог Корнуэльский , Регана и свита .

Герцог Корнуэльский

Вы знаете, зачем мы к вам явились?

Регана

Отец с сестрою пишут нам о ссоре.
Их спор я предпочла бы разобрать
На чьей-нибудь чужой, не нашей почве
И дать оттуда на письмо ответ.

Глостер

Рад вам служить, миледи, и за честь
Почту гостями видеть вас обоих.

Уходят.

СЦЕНА 2

Пропускается.

СЦЕНА 3

Пропускается.

СЦЕНА 4

Перед замком Глостера. Входят Лир, шут и придворный.

Лир

Уехали из замка своего, а гонца
Ко мне не отослали. Непонятно.

Придворный

Вчера, как слышал я со стороны,
О выезде они не помышляли.

Лир впадает в угрюмую задумчивость. Его седые волосы развеваются ветром. Погода постепенно начинает портится.
Маленький шут перед сценой как на утреннике читает – поёт:

Отец в лохмотьях на детей
Наводит слепоту.
Богач-отец всегда милей
И на ином счету.
Судьба продажна и низка
И презирает бедняка.

Гордо уходит.

Лир

Меня задушит этот приступ боли!
Тоска моя, не мучь меня, отхлынь!
Не подступай с такою силой к сердцу! —
Здесь дочь, ты говоришь?
(Придворному.)
Не ходи за мною.
Останься здесь.
(Уходит.)

Возвращаются Лир с Глостером.

Лир

Не могут говорить со мной? Больны?
Утомлены дорогой? Отговорки!
Непослушанья знаки! Пусть они,
Как следует, ответят.

Глостер

Государь мой!
Вы знаете, как герцог сгоряча
Неукротим. Его не переспоришь.

Лир

Смерть! Мщенье! Что за черт! Неукротим?
Мне надо, надо, понимаешь, Глостер,
Мне надо видеть герцога с женой!

Глостер

Мой государь, я говорил им это.

Лир

Вот надо как сказать:
Король желает говорить с Корнуэлом,
С родною дочкой — любящий отец,
И ждет ее услуг. Сказал ты это?
Я погожу. Я слишком был горяч
И не подумал. Было безрассудно
Слова больного принимать всерьез.
Однако погоди.
Нет, их отъезд сюда — одна увертка.
Ступай, скажи
Ему и ей, что я хочу их видеть
Немедленно, а иначе
Я барабанить в спальне прикажу
Так, чтоб скончались спящие от страха.

Глостер

Ах, если бы все кончилось добром!
(Уходит.)

Лир

Как больно бьется сердце! Тише, тише!

Входят герцог Корнуэльский , Регана , Глостер и слуги .

Лир

Привет вам, дети.

Герцог Корнуэльский

Здравствуйте, милорд.

Регана

Я рада вашей светлости.

Лир

Еще бы!
А то б я должен был расторгнуть брак
С могилой матери твоей, хранящей
Обманщицы останки.
Моя Регана дорогая, знай:
Твоя сестра — большая негодяйка.
Она, как коршун, мне вонзила в грудь
Жестокости своей дочерней когти.
(Хватаясь за сердце.)
Не в силах говорить. Ты угадать
Не можешь, сколько злости в ней, Регана!

Регана

Спокойней, сэр. А я убеждена,
Что вы совсем без всяких оснований
Несправедливы к ней.

Лир

Как мне понять?

Регана

Мне трудно допустить, чтоб Гонерилья
Могла забыть свой долг. А если ей
Пришлось унять бесчинства вашей свиты,
Я одобряю этот трезвый шаг.

Лир

Будь проклята она!

Регана

Отец, вы стары.
Жизнь ваша у предела. Вам нужна
Поддержка и советы тех, кто знает
Природу вашу лучше вас самих.
Поэтому, пожалуйста, вернитесь
К сестре. Чистосердечно перед ней
Сознайтесь в том, что были вы неправы.

Лир

Просить у ней прощенья? А на что
Похоже это будет? Полюбуйся.
(Становится на колени.)
"Родная дочь, никчемен я и стар.
Не откажи, молю я на коленях,
Дать мне одежду, пищу и постель!"

Регана

Оставьте скоморошничать. Довольно.
Вернитесь к ней.

Лир
(Поднимаясь.)

Регана, никогда!
Она мне вдвое сократила свиту,
Пусть небеса обрушат месть свою
Ей на голову. Пламя лихорадки,
Спали ее!
Стремительнее молнии, сверканьем
Ей выжгите бесстыжие глаза!
Болезнь, испепели ее гордыню!
Пары болот, разъешьте ей лицо!

Регана

О боги! И меня, наверно, так же
В припадке гнева будете вы клясть?

Лир

Тебя? О нет! За что ж тебя, Регана?
Твой кроткий нрав мне повода не даст.
Не станешь ты
Отказывать мне в радостях и средствах
На содержанье моего двора
И запираться при моем приходе.
Ты не глуха ведь к голосу родства,
Законам вежливости, чувству долга.
Забыть не сможешь ты, что я тебе
Полкоролевства отдал…

Регана

Ближе к делу.

Трубы за сценой.
Герцог Корнуэльский

Верно, Гонерильи.
В письме есть о приезде речь.

Входит Гонерилья .

Лир

Но нет, кто это?
(Гонерилье.)
Тебе не стыдно бороды моей?
Ужель, Регана, ты подашь ей руку?

Гонерилья

Подаст, конечно. Почему же нет?
Не все порок, что кажется пороком
Безумцу и брюзге.

Лир

О грудь моя!
Снесла все это и цела осталась?

У кулисы частично видна толстая жена Шута, которая отвлеклась от хозяйственных дел, чтобы посмотреть самую волнительную сцену. Она вытирает руки о передник. Дети ведут себя показательно примерно.

Регана

Не забывайте лет своих, отец.
Живите в соответствии с годами.
Сначала погостите у сестры,
Полсвиты распустив, а через месяц
Пожалуйте с таким же штатом к нам.
Я здесь сама в гостях и не успела
Для встречи с вами приготовить дом.

Лир

Вернуться к ней и распустить полсвиты?
Нет, лучше я от крова откажусь
И в обществе совы и волка сдамся
На милость непогоды и нужды!
Вернуться к ней? Тогда ведь есть в запасе
Король Французский, пылкий муж меньшой,
Которую он взял, презрев приданым.
Я брошусь в ноги к ним и попрошусь
К ним приживальщиком до самой смерти!
Вернуться к ней! Я лучше соглашусь
Подручным быть у этого лакея.
(Показывает на Освальда.)

Гонерилья

Как вам угодно.

Лир
(Гонерилье.)

Не своди меня с ума.
Все же ты плоть, ты кровь, ты дочь моя,
Или, верней, болячка этой плоти
И, стало быть, моя болезнь, нарыв,
Да, опухоль с моею гнойной кровью.
Исправься в меру сил. Я подожду.
Я буду в это время жить с Реганой
В кругу ста рыцарей.

Регана

Прошу простить:
Принять вас я, к несчастью, не готова.
Я не ждала вас. Знаете, отец,
Послушайтесь сестры. Вы пошумели,
Вы стары, все забыто, а сестре
Видней, что делать.

Лир

К месту ль эти речи?

Жена Шута принюхивается и поспешно (всплеснув руками) уходит, продолжая смотреть на сцену. Наверное что-то подгорело.

Регана

Она права. Полсотни человек
Вполне довольно. Неужели мало?
Да нет, и этих много чересчур:
И дорого и страшно. Согласитесь:
При двоевластьи с этакой толпой
Хранить порядок в доме невозможно.
Ко мне, боюсь, я вам позволю взять
Лишь двадцать пять, не больше, провожатых.

Лир
(Гонерилье.)

Тогда к тебе я еду.
Полсотни больше двадцати пяти
В два раза, значит — ты в два раза лучше.

Гонерилья

Сказать по правде, эти двадцать пять
И десять или пять излишни в доме,
Где вам приставят вдвое больше слуг.

Регана

Ни одного не нужно.

Два сорванца, убедившись (оглянувшись) что мама ушла, стреляют из рогаток. У сестёр появляются синяки, девочки хлопают в ладоши, папа Шут грозит кулаком, незаметно от участвующих в сцене.
Лир выходит на передний план, он стал сгорбленный и худой.

Лир

Не ссылайся
На то, что нужно. Нищие, и те
В нужде имеют что-нибудь в избытке.
Сведи к необходимостям всю жизнь,
И человек сравняется с животным.
О боги,
Восстали дочери против отца, —
Не смейтесь больше надо мной. Вдохните
В меня высокий гнев.
Я так вам отомщу, злодейки, ведьмы,
Что вздрогнет мир. Еще не знаю сам,
Чем отомщу, но это будет нечто
Ужаснее всего, что видел свет.
Шут мой, я схожу с ума!

Лир, Глостер и шут уходят. Вдали шум приближающейся бури.

Герцог Корнуэльский

Уйдемте. Надвигается гроза.

Регана и Гонерилья прикрывают синяки руками и держатся показательно важно.

Регана

Здесь в доме тесно. Старика со свитой
Немыслимо тут было б разместить.

Гонерилья

Сам виноват. Зачем мой дом оставил?
Пускай теперь пеняет на себя.

Регана

Его бы я охотно приютила,
Но больше никого.

Гонерилья

Да, ты права.
Где Глостер?

Герцог Корнуэльский

Провожает старика.
Вот он вернулся.

Возвращается Глостер .

Глостер

В короле бушует
Вся кровь от гнева.

Герцог Корнуэльский

Что предпримет он?

Глостер

Велел всем на коня. Куда, не знаю.

Герцог Корнуэльский

Ну что ж, пускай. Не надобно мешать.

Гонерилья

Не уговаривайте, чтоб остался.

Глостер

Стемнеет скоро. Наступает ночь.
Бушует вихрь. На много миль в округе
Нет ни куста.

Регана

Что ж, поделом. Плоды
Его упрямства, и ему наука

Пока отца нет, один из сорванцов грозит сёстрам кулаком.

На будущее время. Мой совет —
Замкнуть ворота. С ним головорезы,
И без труда его подговорят
На что угодно. Будем осторожны.

Герцог Корнуэльский

Заприте входы, граф. Жена права.
Неистовая ночь! Уйдем от бури.

Уходят.

АКТ III

СЦЕНА 1

Пропускается.

СЦЕНА 2

Степь. Продуваемое со всех сторон пространство. Буря продолжается. Входят Лир и шут.

Лир

Дуй, ветер! Дуй, пока не лопнут щеки!
Лей, дождь, как из ведра и затопи
Верхушки флюгеров и колоколен!
Вы, стрелы молний, быстрые, как мысль,
Деревья расщепляющие, жгите
Мою седую голову! Ты, гром,
В лепешку сплюсни выпуклость вселенной
И в прах развей прообразы вещей
И семена людей неблагодарных!

Шут

Такая ночь не разбирает ни дураков, ни умных.

Лир

Вой, вихрь, вовсю! Жги, молния! Лей, ливень!
Я ваша жертва — бедный, старый, слабый.
Но я ошибся. Вы не в стороне —
Нет, духи разрушенья, вы в союзе
С моими дочерьми и войском всем
Набросились на голову седую
Такого старика. Не стыдно ль вам?

Шут

У кого есть дом, куда сунуть голову, тот бесспорно с головой на плечах.

Лир

Мой бедный шут, средь собственного горя
Мне так же краем сердца жаль тебя.

Лир и шут склоняясь под порывами бури бредут в, разрываемой молниями, темноте.
Второй маленький шут выходит и старательно читает - поёт:

Когда попов пахать заставят,
Трактирщик пива не разбавит,
Портной концов не утаит,
Сожгут не ведьм, а волокит,
В судах наступит правосудье,
Долгов не будут делать люди,
Забудет клеветник обман…

Забывает слова, Сорванцы хихикают, высовывается первый маленький шут и подсказывает

И не полезет вор в карман,
Закладчик бросит деньги в яму,
Развратник станет строить храмы, —
Тогда придет конец времен,
И пошатнется Альбион.

Маленький шут дочитывает и показывает язык сорванцам. Уходит.


СЦЕНА 3

Пропускается.

СЦЕНА 4

Край степи с шалашом. Буря продолжается. Лир и шут останавливаются перед шалашом.

Лир

Ступай, оставь меня.

Шут

Войдите.

Лир

Ты разбить мне сердце хочешь?
Ненастье меркнет
Пред большею напастью.
В груди
Все вытеснено вон душевной бурей.
Прогнать меня в такую ночь наружу!
Лей, ливень! Вытерпеть достанет сил.
В такую ночь! Регана, Гонерилья!
Отца, который стар и отдал все
И вас любил!.. Слабеет мой рассудок.
От этого легко сойти с ума!

(Шуту.)

Что стало с человеком из-за дочек!
Ты отдал все? Ты ничего не спас?

Шут

Эта холодная ночь превратит нас всех в шутов и сумасшедших.

СЦЕНА 5

Пропущена.
СЦЕНА 6

Шалаш. Холодно и сыро.

Шут

Скажи, дяденька, какое званье у полоумного? Дворянин он или простолюдин?

Лир

Король, король!
Пусть дьяволы калеными щипцами
Ухватят и потащат их в огонь.

Гремит гром, сверкает молния, особенно пронзительно завывает буря…
Сорванец, который сидит ближе к карапузу вздымает над ним руки и шипит: «Пусть дьяволы калёными щипцами ухватят и потащат их в огонь!». Второй сорванец крутит пальцем возле виска. Все начинают принюхиваться и отодвигаться от карапуза. Маленькая девочка убегает ябедничать.

Лир
(Обращается к персонажам которых нет на сцене.)

Да будет так. Я буду их судить.
Садись сюда, ты сведущий судья.
А ты сюда, мудрец. — Я вас, лисицы!
Начнем допрос. — Свидетели, вперед!
Садись на место в мантии судейской.
Садись и ты с ним рядом на скамью.
А вы сюда, присяжный заседатель.
Допросим ее первую. Это Гонерилья. Клятвенно утверждаю перед этим почтенным собранием, что она пинками вытолкала бедного короля, отца своего.
А вот другая. Этот взгляд косой
Свидетельствует о ее двуличье. —
Куда? Держи! К оружию! Огня!
Подкуплен суд! Зачем, судья лукавый,
Ты дал ей улизнуть?

Из за кулисы выходит толстая жена Шута. Даёт оплеухи обоим сорванцам и увозит тележку с карапузом. Сорванцы сердито пихают друг друга локтями.

Входит придворный. Он что-то шепчет Шуту и они уводят Лира из шалаша в темноту.

СЦЕНА 7

Комната в замке Глостера. Входят герцог Корнуэльский , Регана , Гонерилья и слуги .

Герцог Корнуэльский
(Гонерилье)

Поезжайте скорее к вашему мужу. Покажите ему это письмо. Французские войска высадились.

Входит Освальд .

А, это ты? Узнал ты, где король?

Освальд

Бежал отсюда
К Дувру. Там ждёт его
Корделия с французским войском.

Герцог Корнуэльский

Подайте герцогине лошадей.

Один сорванец тянется за рогаткой, старшая сестра это видит и начинает торопиться.

Гонерилья

Прощай, сестра. Прощайте, милый герцог.

Уходят.

АКТ IV

СЦЕНА 1

Пропускается.

СЦЕНА 2

Перед дворцом герцога Альбанского. Входят Гонерилья. Входит герцог Альбанский .

Гонерилья

Что я — собака?
Внимания не стою?

Герцог Альбанский

Гонерилья,
Не стоишь пыли ты, которой зря
Тебя осыпал ветер. Страшно думать!
Все корень знает свой, а если нет,
То гибнет, как сухая ветвь без соков.

Гонерилья

Довольно! Жалкий вздор!

Герцог Альбанский

Что сделали, что натворили вы,
Не дочери, а сущие тигрицы?
До сумасшествия вы довели отца!

Гонерилья

Жалкий трус
С щеками для пощечин!
Бей в барабан! Французские знамена
Шумят в полях твоих. Стране грозят
Солдаты в шлемах с перьями, в то время
Как ты, апостол кротости, сидишь
И лишь вздыхаешь: «Для чего все это?»

Герцог Альбанский

Глянь на себя. Уродство сатаны
Ничто пред злобной женщины уродством!

Гонерилья

Пустой дурак!

Герцог Альбанский

Зачем так открывать
Свой лик звериный под обличьем женским?
Укрой лицо! Дай волю я рукам,
Я б разорвал тебя с костьми и мясом.
Пусть ты чертовка, все ж тебя хранит
Вид женщины.

Гонерилья

Как мужественно это!

Все уходят. Слышны команды и шум сборов войска герцога.

СЦЕНА 3

Пропускается.

СЦЕНА 4

Французский лагерь. Внутренность палатки. Входят Корделия, врач, офицеры и солдаты .

Корделия

Да, это он. Сейчас мне очевидцы
Рассказывали. Распевает вслух.
Идет и буйствует, как море в бурю.
На нем венок, из кашки, васильков,
Репья, чертополоха и крапивы —
Обычных сорных трав в хлебах у нас,
Пошлите роту в поле. Пусть солдаты
Обыщут каждый акр высокой ржи.
Найдите мне его.

Входит гонец.

Гонец

Войска британцев близко, госпожа.

Корделия

Я это знала раньше. Мы готовы.
Тебе в защиту, дорогой отец,
Вооружилась я. Король Французский
К моим мольбам не мог остаться глух.
Я выступила не из жажды славы.
Но из любви, лишь из одной любви,
Чтоб за отца вступиться. Поскорей бы
Увидеть и услышать мне его!

Уходят.

СЦЕНА 5

Пропускается.

СЦЕНА 6

Местность близ Дувра. Входит Лир, причудливо убранный полевыми цветами. Умалишенный — видно по наряду. Его сопровождает придворный и Шут.
Шута отзывает высунувшаяся из-за кулисы жена и они уходят.

Лир
( Общается с видимыми только ему персонажами.)

Король! Я до конца ногтей — король!
Взгляну в упор, и подданный трепещет.
Дарую жизнь тебе.
Рожайте сыновей. Нужны солдаты. —
Все женщины наперечет:
Наполовину — как бы божьи твари,
Наполовину же — потемки, ад,
Кентавры, серный пламень преисподней!
Вот мысль!
Ста коням в войлок замотать копыта.
И — на зятьев! Врасплох! И резать, бить
Без сожаленья! Бить без сожаленья!

Придворный

Мой государь…

Выходит французский офицер и помогает придворному увести Лира. Венок Лира придворный снимает и аккуратно кладёт на край авансцены, так что он немного свешивается, перегибаясь на краю.

СЦЕНА 7

Внутренность палатки во французском лагере. Лир спит на постели. Играет тихая музыка. Около него врач, придворный. Музыканты играют негромкую нежную, умиротворяющую мелодию.
Входят Корделия .

Корделия
(Врачу.)

Скажите, как здоровье государя?

Врач

Он спит еще.

Корделия

О боги в небесах,
Настройте вновь разлаженную душу
И впавшему в младенчество отцу
Верните ум!

Врач

Поближе подойдите. Музыканты,
Играйте громче.

Музыканты начинают громче играть мелодию, которая становится всё более бодрой. Лир начинает просыпаться.

Корделия

Дорогой отец!
О, если бы врачующую силу
Моим губам, чтоб поцелуй мой стер
Следы всего, что сестры натворили
С тобой, родной!

Лир

Не надо вынимать меня из гроба.
Ты — райский дух, а я приговорен
К колесованью на огне, и слезы
Жгут щеки мне расплавленным свинцом.

Корделия

Вы знаете меня?

Лир

Где был я раньше? Где я нахожусь? —
Что это, солнце? — Я обманут всеми.
Я умер бы от жалости, случись
С другим такое горе. — Что ответить?

Корделия

Взгляните на меня.
О, что вы! На колени? Встаньте, сэр!

Лир

Не смейся надо мной. Я — старый дурень
Восьмидесяти с лишним лет. Боюсь,
Я не совсем в своем уме. Признаться,
Я начинаю что-то понимать…
Дитя мое Корделия.

Корделия

Да, я!

Лир

Скажи, я нахожусь
Во Франции?

Корделия

Нет, в вашем королевстве.

Лир

Не будь со мной строга.
Прости. Забудь. Я стар и безрассуден.

Корделия обнимает отца и уводит. Врач и музыканты их сопровождают.

Маленькие девочки вытирают кулачками слёзы.

АКТ V

СЦЕНА 1

Британский лагерь близ Дувра. Входят с барабанами и знаменами герцоги, сёстры, офицеры , солдаты и другие.

Герцог Альбанский

Как я слышал,
Король у дочери, и с ними все,
Кто недоволен нашим притесненьем.
Чтоб воевать, я должен быть в ладу
С своею совестью. И мой противник —
Французы, наводнившие наш край,
А не король и прочие вельможи,
Которым есть чем всех нас попрекнуть.

Регана

Но к чему все это?

Гонерилья

Мы вышли против общего врага —
Вот сущность дела, а не наши распри.

Герцог Альбанский

Тогда я созову сейчас совет
Для выработки плана наступленья.

Уходят.

СЦЕНА 2

Поле между двумя лагерями.
За сценой шум битвы. По сцене проходят с барабанами и знаменами Лир , Корделия и их войско. Начинается битва.
Возвращается Шут и взбирается на верхний ярус, наблюдая за битвой со стороны.
К нему обращается маленький шут: «Кто победит?»
Шут: «Пожалуй, что в английской пьесе француз не может дважды быть угоден…»
Маленький шут: «Французы это плохо?»
Шут: «Священник говорил, что все мы от Адама…
Маленький шут: «Тогда священник нам родня?»
Шут: «Подобный поворот его смутит наверно…»

Шум битвы усиливается, потом отдаляется и затихает. Для зрителей демонстрируются старинные гобелены с изображением эпизодов сражения.

СЦЕНА 3

Британский лагерь близ Дувра.
Входит победителем, с барабанами и знаменами английский офицер.

Офицер

Разбит француз! Король пленён!
Входят герцог Альбанский, старшие сёстры. Офицеры. Слуги, подносят напитки.

Шут комментирует свесившись с обрамления:
«Убрав с дороги короля,
Возьмутся сёстры друг за друга.
Ведь полмонеты, это не монета…
Полкоролевства только раздражают…»

Герцог Альбанский

Убит и герцог Корнуэльский.

Регана

Мне дурно, дурно!

Гонерилья
(В сторону.)

Это и понятно.
Я разбираюсь в ядах хорошо.

Регана

Все хуже мне.
Злоба сестры или отца проклятье?..

Герцог Альбанский

Ей плохо. Уведите герцогиню.
(Гонерилье.)
Твоих рук дело?
Предел бесстыдства!
Суда тебе не избежать!

(Гонерилья уходит.)

Герцог Альбанский
(Офицеру.)

Приведите Короля с Корделией!

Вбегает придворный.

Придворный
(Герцогу.)

Мертва супруга ваша. Закололась,
Пред этим отравив свою сестру.
Она созналась в этом.

Герцог не успевает ничего сказать, так как появляется Лир с Корделией на руках, в сопровождении офицера.

Лир

Пропадите!
Убийцы, подлецы!
Корделия, чуть-чуть
Повремени еще! Что ты сказала? —
Ах, у нее был нежный голосок,
Что так прекрасно в женщине. —
Злодея, я убил.

Офицер

Да, господа, он это правда сделал.

Лир

Не правда ли, приятель? Было время,
Своим прекрасным острым палашом
Заставил бы я всех их тут попрыгать.
Не то теперь. Теперь я стар и слаб
От этих бед.
Мне больно. Пуговицу расстегните…
Благодарю вас. Посмотрите, сэр!
Вы видите? На губы посмотрите!
Вы видите? Взгляните на нее!
(Умирает.)

Герцог Альбанский

Несите мертвых. Наш ближайший долг —
Оплакать их.

Все уходят под звуки скорбной музыки.

У маленьких зрителей некоторое замешательство.
Девочка помладше «ахает» прикрыв ладошками рот: «Все умерли?»
Девочка постарше: «Нет, это же актёры!»

Возвращаются исполнители и кланяются зрителям. Все аплодируют. Два маленьких шута торжественно закрывают занавес.
Звон (мелодия) колокольчиков. Девочки подбирают венок Лира и примеряют его по очереди, потом смеясь и, взявшись за руки, кружатся в центре сцены.
Сорванец: «Так было в самом деле, папа?»
Шут: «Не знаю… это древняя легенда… Её рассказывает каждый на свой лад…»
Сорванец: «А… легенда… просто сказка…»
Шут: «Но в жизни, сын, бывает хлеше!»

Маленькие шуты, гордо задрав носы, возглавляют процессию. За ними идёт Шут, следом, переговариваясь, сорванцы. Увидев, что все ушли, их бегом догоняют девочки.
Остаётся только мелодия колокольчиков – чистая и нежная.

Большой (внешний) занавес начинает медленно закрываться, но на середину сцены успевает выбежать карапуз в одной распашонке, длина которой позволяет безошибочно определить, что это мальчик. Палец он держит во рту и с интересом смотрит на зрителей. За ним возвращается сестра, берёт его за руку и наставляет: «На сцену нужно выходить со смыслом…»
Занавес закрывается полностью.

********

Экспликация «спектакля справедливости» для взрослых. С. Васильев.

Буря

Вольное (краткое), ироническое представление пьесы У. Шекспира (в переводе М. Донского).
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Алонзо, Kороль Неаполитанский. (Изнежен. Прежняя утончённость и красота увядают.)
Себастьян, его брат. (Похож на короля. Лицо выдаёт склонность к насмешкам над всем.)
Просперо, законный герцог Миланский. (Мужчина атлетического сложения с благородными чертами лица.)
Антонио, его брат, незаконно захвативший власть в Миланском герцогстве. (Коварен. С крючковатым носом.)
Фердинанд, сын короля Неаполитанского. (Красив и молод.)
Гонзало, старый честный советник короля Неаполитанского. (Сохраняет благородные черты, насколько это позволяет возраст.)
Адриан. (Придворный, более гордящийся ливреей, чем собой.)
Франсиско. (Придворный, с услужливо изогнутой спиной.)

Калибан, раб, уродливый дикарь. (Карикатурное изображение дикаря.)
Тринкуло, шут. (Маленький, тщедушный, в цветном трико и колпаке.)
Стефано, дворецкий, пьяница. (Лицом и внешним видом полностью соответствует образу закоренелого пьяницы.)

Капитан корабля. (В треуголке и комзоле с кортиком. Гладко выбрит.)
Боцман. (Бородатый здоровяк с трубкой. Груб и неотёсан.)
Матросы. (Бравые ребята.)

Миранда, дочь Просперо. (Красавица 15 лет. Добра.)
Ариэль, дух воздуха. (Полупрозрачное стройное созданье. В нём чувствуется тяга к красоте.)
Вахтенный. (Дух в одежде матроса, в его ведении время и цвет времени.)
Девочки. (Две дочери, семи и пяти лет. Симпатичные и весёлые.)

Духи, покорные Просперо.

Место действия - корабль в море, тропический остров (Бермудские острова).

СЦЕНА 0 – «Заставка»

Шекспир идёт по установленным в ряд качелям (до половины пути). Сначала поднимается, но на полпули к вершине качели поворачиваются, устанавливая следующие в исходное положение. Весь путь превращается в движение вверх – вниз. Шекспир уже почти преодолел последнее препятствие, но первые качели перемещаются и вновь становятся перед ним, затем вторые и так далее за кулису.

На сцене помост, украшенный гирляндой из тропических цветов, которую старательно крепит полупрозрачный Ариэль. Любуется своей работой, потом вспоминает о поручении и, вздохнув, начинает вызывать бурю. Становится темно, но в отсветах молний вырисовывается качающаяся палуба корабля.
Рядом с помостом, от пола до бесконечности вверх высится столб или мачта. Вокруг обвивается лиана, но на нём (на ней) закреплены вращающиеся песочные часы и ярко начищенный корабельный колокол. Крышки часов могут сниматься и вахтенный, по своему усмотрению досыпает туда песок. В зависимости от настроения и ситуации чёрный или белый. Изначально песок в часах чёрный и течёт медленно.
На столбе – мачте Закреплены два флага. Верхний узкий с надписью «У. Шекспир», нижний широкий с надписью «БУРЯ». Флаги развёрнуты, под действием непрерывного потока воздуха, в течении всего представления.
Декорации («задник») выполнены полукруглой «диорамой» на которой меняются изображения, в основном тропические пейзажи.
Для музыкального оформления используются фрагменты (в современной аранжировке) увертюры-фантазии Чайковского "Буря".

АКТ I
СЦЕНА 1
Корабль в море. Буря. Гром и молния. Входят капитан корабля и боцман.
Ариэль раскачивает палубу, находясь вне помоста, и заставляет персонажи хвататься за всё подряд в попытках удержаться.

Капитан

Боцман! Команду наверх! Живей за дело, не то мы налетим на рифы. Скорей!.. Скорей!..

Капитан уходит; появляются матросы.

Боцман

Эй, молодцы!.. Веселей, ребята, веселей!.. Живо! Убрать марсель!..

Входят Алонзо, Себастьян, Антонио, Фердинанд, Гонзало. Матросы во время бури пробегают то в одну, то в другую сторону.

Алонзо

Добрый боцман, мы полагаемся на тебя. А где капитан? Мужайтесь, друзья!

Боцман

А ну-ка, отправляйтесь вниз.

Гонзало

Полегче, любезный, усмирись!

Боцман

Когда усмирится море!.. Убирайтесь! Этим ревущим валам нет дела до
королей! Марш по каютам!.. Молчать!.. Не мешайте!..

Гонзало

Все-таки помни, любезный, кто у тебя на борту.

Боцман

А я помню, что нет никого, чья шкура была бы мне дороже моей
собственной! Вот вы, советник. Может, посоветуете стихиям утихомириться? - Эй, ребята, пошевеливайся! - Прочь с дороги, говорят вам!

Все, кроме Гонзало, уходят,

Гонзало

Однако этот малый меня утешил: он отъявленный висельник, а кому суждено быть повешенным, тот не утонет.
Я, поручусь, - он виселицей кончит,
Хотя бы все моря и океаны
Уговорились потопить его!

Гонзало уходит, боцман возвращается.

Боцман

Опустить стеньгу! Живо! Ниже! Ниже!.. Попробуем идти на одном гроте. Всем по местам!

К болтающимся (качающимся) на протяжении всей бури песочным часам, подбегает вахтенный и останавливает их. Бьёт в рынду и досыпает чёрного песка.
Возвращаются Себастьян, Антонио и Гонзало.

Боцман

Опять вы тут? Чего вам надо? Что же, бросить все из-за вас и идти на дно? Держи круче к ветру! Круче! Ставь грот и фок! Держи в открытое море! Прочь от берега!

Вбегают промокшие матросы.

Матросы

Мы погибли! Молитесь! Погибли!

(Уходят.)

Ариэль усиливает бурю и круто наклоняет палубу, все падают с неё в бушующее море.
СЦЕНА 2
Остров. Перед пещерой Просперо. Вход в пещеру оформлен в античном стиле (с колонами).Тропический пейзаж и пенье птиц. Входят Просперо и Миранда.

Миранда

О, если это вы, отец мой милый,
Своею властью взбунтовали море,
То я молю вас усмирить его.
Корабль отважный, где, конечно, были
И честные и праведные люди,
Разбился в щепы. В сердце у меня
Звучит их вопль. Увы, они погибли!

Просперо

Утешься!
Пусть доброе твое не стонет сердце:
Никто не пострадал.
Настало время все тебе открыть.
Ведь пробил час - внимай моим речам!

Вахтенный (задремавший) от громкого возгласа пробуждается и ударяет в рынду. Смотрит, что чёрный песок в часах заканчивается и досыпает белого.
Два полупрозрачных духа, услужливо выносят гамак, в котором уютно располагается Миранда. По ходу рассказа Просперо взмахивает руками и дочь начинает засыпать, тогда он вынужден её окликать.

Тебе едва исполнилось три года…
Ты помнишь, как мы очутились здесь?

Миранда

Нет, отец!

Просперо

Двенадцать лет!
Тому назад двенадцать лет, дитя,
Родитель твой был герцогом миланским,

Миранда

Как? Так вы мне не отец?

Просперо

От матери твоей,
Я знаю, что ты дочь моя. И все же
Был герцогом миланским твой отец,

Миранда

О небеса! Какое же коварство
Нас привело сюда? Иль, может, счастье?

Просперо

То и другое вместе: нас изгнало
Коварство, счастье - привело сюда.
Мой младший брат Антонио, твой дядя...
Ты слушаешь меня?

Миранда

Со всем вниманьем!

Просперо

Замкнувшись в сладостном уединенье,
Чтобы постичь все таинства науки,
Я разбудил в своем коварном брате
То зло, которое дремало в нем.
Как, балуя, отец ребенка губит,
Так в нем мое безмерное доверье
Взрастило вероломство без границ.
Все возрастало честолюбье брата...
Ты слушаешь, Миранда?

Миранда

Ваш рассказ
Заставит и глухого исцелиться!

Просперо

Король Неаполя, мой враг заклятый,
С Антонио о том договорился,
Чтобы в обмен на денежную дань,
На подчиненье герцогства короне
Отдать изменнику мои права
И титул герцогский, изгнав меня
И весь мой род навеки из Милана.

Миранда

Но почему же нас не умертвили?

Просперо

Они не смели!
Парод меня любил.
В открытом море нас пересадили
На полусгнивший остов корабля
С которого давно бежали крысы.

Миранда

Но как спаслись мы?

Просперо

Волей провиденья.
Один вельможа неаполитанский,
По имени Гонзало,
Из состраданья наделил нас пищей
И пресною водой, дал нам одежду…
Он мне позволил
С собою захватить те фолианты,
Что я превыше герцогства ценю.

Миранда

Зачем вы бурю вызвали?

Просперо

Случилось так, что щедрая Фортуна,
Врагов моих направила сюда.
Но больше мне не задавай вопросов.
И сну сопротивляться ты не в силах.

Миранда засыпает окончательно и духи качают её на гамаке.

Сюда, ко мне, слуга мой и помощник!
Я жду тебя! Приблизься, Ариэль!

Появляется Ариэль. Он вне помоста, где происходит действие.

Ариэль

Приветствую тебя, мой повелитель!

Просперо

Ты выполнил ли все мои приказы
О буре?

Ариэль

На королевский я напал корабль;.
И от сверканья, грохота и дыма
Затрепетал в пучине сам Нептун.

Просперо

Прекрасно! И все спаслись?

Ариэль

Все невредимы. Даже их одежда.
Как ты мне повелел, я разбросал их
По острову.

Просперо

Что с королевским кораблем ты сделал?

Ариэль

Весь экипаж я крепко запер в трюме:
Там моряки усталостью своей
И волшебством моим усыплены.

Просперо

Который час?

Ариэль

Уже за полдень.

Ариэль делает движение в сторону вахтенного, тот просыпается и бьёт четыре «склянки», потом переворачивает часы. Из них высыпается песок и он поспешно всё приводит в порядок, насыпая белого песка. Затем обнимает столб – мачту и опять засыпает.

Просперо

Два часа,
А до шести должны мы все успеть.
Послушай же...
(Шепчет Ариэлю на ухо.)

Ариэль исчезает.

Проснись, дитя!

Миранда
(Просыпается.)

Отец, чудесный ваш рассказ
Меня сковал какой-то странной дремой.

Просперо

Стряхни ее с себя. Вставай, Миранда.
Теперь позвать нам нужно Калибана,
Хоть от него мы, верно, не услышим
Ни слова доброго.

Миранда

Он груб и страшен.
Я не люблю встречаться с ним, отец.

Просперо

Но без него мы обойтись не можем:
Он носит нам дрова, огонь разводит
И делает всю черную работу.
Эй, Калибан!

Входит Калибан.

Калибан

Пускай на ваши головы падет
Зловредная роса, что мать сбирала
Пером совиным с гибельных болот!

Просперо

За эту брань ты дорого заплатишь!
Всю ночь - попомни это - будут духи
Тебя колоть и судорогой корчить.

Калибан

Ты даже и поесть мне не даешь!..
Я этот остров получил по праву
От матери, а ты меня ограбил.
Сперва со мной ты ласков был и добр,
Ты вкусным угощал меня напитком,
Весь остров показал тебе я, все угодья.
Теперь я - раб. Меня в нору загнали,

Просперо

Ты лживый раб!
С тобой добром не сладишь, только плетью.
Ты дочь мою замыслил обесчестить!

Калибан

Хо-хо! Хо-хо! А жаль, не удалось!

Просперо

Нет, добрых чувств в тебе не воспитать!
И за нору меня благодари.
Ты стоишь кары злейшей, чем темница.

Калибан

Меня вы научили говорить
На вашем языке. Теперь я знаю,
Как проклинать.
Пусть унесет чума обоих вас!

Просперо

Отродье ведьмы, сгинь!
Дров принеси. Да поживее, слышишь?
Еще работа будет.

Калибан
(В сторону.)

Пока смирюсь. Сильна его наука.
Ему подвластен даже Сетебос,
Бог матери моей.

Калибан уходит. Появляется Ариэль, он поет в сопровождении музыки; за ним следует Фердинанд.

Ариэль
(поет)

Духи гор, лесов и вод,
Все в хоровод! Все в хоровод!
Море смолкло, даль тиха…

Фердинанд
Я следую за музыкой; вернее,
Она меня влечет...

Миранда

Что это? Дух? О боже,
Как он прекрасен!
Но это лишь виденье!

Просперо

О нет, дитя, он нам во всем подобен:
Он спасся вплавь при кораблекрушенье…
Он нравится тебе?

Миранда

Божественным его б я назвала!
Нет на земле существ таких прекрасных!

Просперо
(в сторону)

Случилось все, как я предначертал.

Фердинанд

Так вот она, богиня, в честь которой
Звучал тот гимн!...
Ты фея или смертная?

Миранда

Синьор! Я девушка простая. Я не чудо.

Фердинанд

Как? Мой родной язык

Просперо
(В сторону.)

С первого же взгляда
Огонь любви зажегся в их глазах...

Миранда

Какое в сердце странное томленье…

Фердинанд

О, если никому своей любви
Еще не отдала ты, королевой
Неаполя я сделаю тебя.

Просперо

Держитесь поскромней, синьор!
(В сторону.)
Они
Друг другом очарованы. Но должно
Препятствия создать для их любви,
Чтоб легкостью ее не обесценить.
(Вслух.)
Я разгадал тебя: ты самозванец.

Фердинанд

О нет, клянусь!

Миранда

В таком прекрасном храме
Злой дух не может обитать.

Просперо
(Фердинанду)

Идем!
(Миранде.)
А ты не заступайся - он обманщик.
(Фердинанду.)
Идем! Тебя я в цепи закую…

Фердинанд

Нет, я не подчинюсь, пока мой враг
Меня не одолеет в поединке.

(Выхватывает меч, но чары Просперо не позволяют ему пошевелиться.)

Миранда

Отец, к чему такое испытанье?
Вы видите: он добр, учтив и смел.

Просперо

Что? Яйца учат курицу?
(Фердинанду.)
Вложи свой меч в ножны!

Миранда

Отец, я умоляю!

Просперо

Прочь! Отстань!

Миранда

Ах, сжальтесь! Я ручаюсь за него!

Просперо

Не возражай - во мне пробудишь ярость,
Ты видела его да Калибана
И думаешь, что он красивей всех?

Миранда

Непритязательна моя любовь:
Он для меня достаточно красив.

Просперо
(Фердинанду)

Ступай за мною! Слышишь? Повинуйся!
Ведь ты теперь бессилен, как дитя!

Фердинанд

Да, это так. Я скован, как во сне.
Пусть на земле везде царит свобода,
А мне привольно и в такой тюрьме!

Просперо
(В сторону.)

Любовь овладевает им.
(Фердинанду.)
Идем!
(Миранде.)
За него не смей просить!
(Ариэлю.)
Ты сделал все как должно, Ариэль!
Послушай что ещё…
(Шепчет Ариэлю.)

Уходят.

Ариэль проходит мимо вахтенного и щёлкает пальцами. Проснувшийся вахтенный недоумённо озирается по сторонам и ударяет в колокол, а в часы досыпает чёрного песка.
АКТ II
СЦЕНА 1
Другая часть острова. Входят Алонзо, Себастьян. Антонио, Гонзало, Адриан, Франсиско.

Гонзало

Я вас молю - утешьтесь, государь!
Спасенью радоваться надо больше,
Чем горевать о тягостных утратах.

Алонзо

Прошу тебя, оставь меня в покое.

Себастьян

Эти утешения ему так же по нутру, как остывшая похлебка.

Антонио

От утешителя отделаться не так-то просто.

Алонзо

Молчите все, пожалуйста!
Мой Фердинанд, мой царственный наследник!
Добычею каких морских чудовищ
Ты стал?

Франсиско

Быть может, государь, он жив.
Я не сомневаюсь, что спасся он.

Алонзо

Нет, нет, мой сын погиб!

Появляется невидимый (вне помоста) Ариэль. Торжественная музыка. Ариэль зевает.

Гонзало

Что-то мне захотелось спать.

Все, кроме Алонзо, Себастьяна и Антонио, засыпают.

Алонзо

Все спят уже? О, если б мои веки,
Сомкнувшись, отогнали злую скорбь!
Ко сну и правда клонит...

Себастьян

Государь,
Не отвергайте сна. Он - лучший утешитель.

Антонио

Государь,
Вы можете здесь отдохнуть спокойно,
А мы вдвоем вас будем охранять.

Алонзо

Благодарю... Слипаются глаза...
(Засыпает.)

Ариэль исчезает удовлетворённый, музыка стихает.

Себастьян

На них напала странная сонливость.

Антонио

Должно быть, климат этому причиной.

Себастьян

Но почему он нас не усыпляет?
Меня ко сну не клонит.

Антонио

И меня.
Заснули все, как будто сговорились.
А если бы, достойный Себастьян...
Мое воображенье
Корону видит на твоем челе.

Себастьян

Ты странно спишь - с открытыми глазами.

Антонио

Благородный Себастьян!
Ты сам не усыпи свою фортуну…

Себастьян

Ты явственно храпишь,
Но в храпе я улавливаю смысл.

Антонио

Я не шучу. И ты, внимая мне,
Брось шутки - и возвысишься ты втрое.

Себастьян

По блеску глаз твоих, румянцу щек
Я вижу, что чреват ты важной мыслью.

Антонио

Надежды нет, что спасся Фердинанд.
Надежды нет! - вот в этом и надежда!
Уверен ты, что Фердинанд погиб?

Себастьян

Уверен.

Антонио

Взгляни на них: их сон подобен смерти;
Умри они - им не было бы хуже.
Меня ты понимаешь?

Себастьян

Да, как будто.

Антонио

Ужель ты оттолкнешь свою фортуну?

Себастьян

Ведь помнится, и сам ты брата сверг,
Чтоб овладеть Миланом.

Антонио

Ну и что же?
Мне герцогская мантия к лицу.

Себастьян

Да, может быть, ты прав... Но совесть?..

Антонио

А что это? Мозоль? Так я хромал бы.

Себастьян

Так обнажи свой меч!
Удар - и ты платить не будешь дани;
Мне, королю, ты будешь первый друг!

Антонио

Мы обнажим мечи одновременно.
В тот миг, когда свой меч я занесу
Над королем, - ты поражай Гонзало.

Себастьян

Постой, еще хочу сказать два слова.

Отходят в сторону и совещаются. Музыка. Появляется невидимый
Ариэль.

Ариэль
(Поет над ухом Гонзало и дёргает за невидимую верёвку вахтенного.)

Ты крепко спишь, а в этот час
Измена не смыкает глаз.

Антонио

Мы оба нападем на них внезапно.
Ну!..

Обнажают мечи.
Вахтенный вздрагивает и бьёт в колокол. Все просыпаются.

Гонзало
(Просыпаясь кричит.)

Ангелы, спасите короля!

Алонзо

Что?.. Как!.. Зачем мечи обнажены?

Гонзало

Что случилось?

Себастьян

Мы здесь на страже возле вас стояли
И вдруг... услышали ужасный рев…
Он разбудил вас?

Алонзо

Нет, я не слышал.

Антонио

Ужасный рев! Он мог бы испугать
И великана...

Алонзо

А ты слыхал, Гонзало?

Гонзало

Государь,
Сквозь сон я странное услышал пенье,
Которое меня и разбудило.
Я громко закричал - и вы проснулись.

Алонзо

Пойдемте прочь и поиски продолжим:
Быть может, сына я еще найду.

Ариэль
(в сторону)

Оповестить мне надо господина,
Что жив король и что он ищет сына.

Все уходят.

Вахтенный некоторое время бодро и гордо озирается по сторонам, потом переворачивает часы. Чёрный песок сыпется в другом направлении.
СЦЕНА 2
Другая часть острова. Входит Калибан с вязанной дров. Раскаты грома.

Калибан

Пускай пары гнилых болот и топей,
Падут на Просперо! Пусть он зачахнет!

Входит Тринкуло.

Калибан

Ну вот! Опять! Опять наслал он духа...
А если распластаться на земле?
Он, может быть, меня и не заметит.

Тринкуло

Это еще что? Человек или рыба? А, это здешний островитянин, которого убило громом.

Снова гремит гром.

Ай-ай-ай! Заряд не попадает дважды в одно место… залезу под его лохмотья.

Входит Стефано, с бутылкой в руках.

Стефано
(Поет.)

Я больше в море не пойду,
На берегу помру!
(Пьет.)
Вот моя отрада.
(Пьет.)

Калибан

Не мучай меня! О-о-о!

Стефано

В чем дело? Может, у нас тут водятся черти? Нет, это какое-нибудь здешнее четвероногое чудище.

Калибан

О, духи, пожалуйста, не мучай меня! Я сейчас отнесу дрова домой.

Стефано

Дам-ка ему глотнуть из моей бутылки. Кис-кис-кис! Открой ротик. Здесь у меня есть что-то. Ну же, открой пасть еще разок.

Тринкуло

Стефано!..

Стефано

Четыре ноги и два голоса - ну и ловко же устроено это чудище! Ну, лакай!.. Аминь!.. Теперь немножко в твою другую глотку.

Тринкуло

Стефано. Не бойся, это я, твой закадычный друг Тринкуло.

Стефано

Как тебя угораздило выползти из этого урода? Или он испражняется Тринкулами?

Тринкуло

Ура, Стефано, вот уже два неаполитанца спаслись!

Стефано

Послушай, не верти меня так: меня стошнит.

Калибан

Они не духи. Этот - добрый бог.
В его руках божественный напиток.

Стефано

Я спасся на бочке хереса, которую матросы выкинули за борт.

Калибан

Я буду служить тебе верой и правдой - клянусь этой бутылкой.

Стефано
(Не слушая Калибана, к Тринкуло.)

На, приложись… Хоть ты и плаваешь как утка, но вообще-то ты хороший гусь.

Тринкуло

Ах, Стефано! А у тебя больше нету?

Стефано

Говорят тебе - целая бочка…

Калибан

Скажи, на остров с неба ты сошел?

Стефано

А как же! С луны свалился.

Калибан

Ты - мой бог!

Стефано

Да? Тогда приложись к моему евангелию. Я скоро наполню его новым
содержанием.

Калибан

Пойдем, я покажу тебе весь остров.
Я буду ноги целовать тебе.
Прошу, будь моим богом!

Тринкуло

Ой, умора! Ай да чудище! Из ничтожного пьянчужки бога себе сотворило!

Стефано

Ладно, неси мою бутылку!

Калибан
(охмелев, поет)

Прощай, хозяин мой, прощай!

Тринкуло

Вот горластое чудище! Вот пьяное чудище!

Калибан

Не стану я ему в угоду
Весь день таскать дрова и воду,
Прочь рабство, прочь обман!
Бан-бан! Ка... Калибан,
Вот новый господин!
Свобода, эгей! Эгей, свобода! Свобода, эгей! Свобода!

Уходят.

Вахтенный, с недоумением, наблюдавший за этой сценой, чешет затылок. Ударяет в колокол шесть раз. Потом смотрит на часы и видит, что чёрный песок ещё не высыпался. Он снимает крышки, удаляет содержимое и насыпает белого песка.
АКТ III
СЦЕНА 1
Перед пещерой Просперо. Входит Фердинанд с огромным бревном на плече.

Фердинанд

Мне был бы ненавистен этот труд,
Когда бы не она.
Она добра настолько же, насколько
Жесток ее безжалостный отец.
Он тысячи таких огромных бревен
Велел перенести и здесь сложить.
Она, бедняжка, смотрит со слезами…

Входят Миранда. В отдалении (не на помосте) - Просперо, не замечаемый ими.
Из-за кулисы (внешней) за происходящем на помосте наблюдают две девочки с лукошком, которых очевидно послали за продуктами. Старшая вздыхает, младшая тоже.

Миранда

Ах, если б молния сожгла все бревна,
Которые должны вы здесь сложить!
О, сам этот чурбан, горя в огне,
Прольет над вами смоляные слезы.

Фердинанд

Увы, прекраснейшая госпожа,
Урок я должен кончить до заката.

Миранда

Вы посидите, а пока за вас
Я потружусь. Давайте мне бревно.

Фердинанд

О нет, великодушное созданье!
Пусть у меня сломается хребет,
Пусть разорвутся жилы от натуги…

Миранда

Мне так же, как и вам, приличен труд.
Но мне он легче: я по доброй воле…

Просперо
(в сторону)

Попалась ты, бедняжка! Ах, как тянет
Тебя к нему!

Фердинанд

Нет, госпожа. Когда я вас встречаю,
Мне даже ночь светла, как ясный день.
Молю вас, назовите ваше имя.

Миранда

Меня зовут Миранда.

Фердинанд

Миранда!
Миранда - значит чудная. И вправду
Вы чудная, чудесней всех на свете!

Миранда

Я поклянусь ценнейшим из сокровищ
В моем приданом - чистотой своей, -
Мне больше в мире никого не надо,
Вас избрала я в спутники себе.

Фердинанд

В тот миг, как я увидел вас впервые,
Моя душа взметнулась вам навстречу,
Отдав меня вам в рабство навсегда.

Миранда

Так меня Вы любите?

Фердинанд

И небеса и землю
Зову в свидетели своей любви!
Тебя люблю, боготворю и чту!

Миранда

Как я глупа: я слезы лью от счастья!

Просперо
(В сторону.)

Прекрасна встреча любящих сердец!
Пусть небеса дадут благословенье
Союзу их!

Фердинанд

Ликует сердце, словно пленник,
Отпущенный на волю. Дай мне руку!

Миранда

Возьми ее! И вместе с нею - сердце!
Теперь прости. Прости - на полчаса.

Фердинанд

Прощай! Сто тысяч добрых пожеланий!

Фердинанд и Миранда уходят в разные стороны.
Вахтенный поворачивается к часам и замечает, что песок в них не сыпется. Это остановилось время. Он стучит по колбе и время начинает течь снова. Вахтенный досыпает чёрного песка.
Младшая девочка: «А почему нам мама сказала что тут нечего смотреть?»
Старшая девочка: «Нам ещё рано. Это про любовь!»
Девочки с лукошком уходят.
Просперо

А мне уже пора вернуться к книгам:
Немало предстоит еще свершить.
(Уходит.)
СЦЕНА 2
Другая часть острова. Входят Стефано и Тринкуло; за ними - Калибан с бутылкой в руках.

Стефано

Вот когда бочка опустеет, тогда и начнем хлебать воду. Эй ты, слуга-чудище, лакай за мое здоровье.

Тринкуло

Слуга-чудище говорит, что здешнее государство шатается.

Стефано

Смотри-ка, да у него уже глаза на лоб полезли.

Тринкуло

А куда же им лезть? Вот было бы занятное чудище, если бы у него глаза
полезли под хвост.

Стефано

Чудище, я назначу тебя моим главнокомандующим... нет, лучше моим знаменосцем.

Тринкуло

Главнокомандующим - еще куда ни шло. А знамя ему не удержать!

Калибан

Мой светлый повелитель, мой король,
Позволь мне полизать тебе сапог.
Не удостоишь ли услышать еще раз мою просьбу?

Стефано

Чего там еще? Ну, повторяй свою просьбу. Только на коленях. А я буду
стоять. И Тринкуло тоже будет стоять.

Тринкуло

Я сейчас такой храбрый, что могу даже стражника толкнуть.

Появляется невидимый Ариэль.

Калибан

Я в рабстве у тирана. У волшебника, который обманом и хитростью всё отнял у меня.

Ариэль

Ты лжешь.

Калибан
(думая, что это сказал Тринкуло)

Нет, лжешь ты сам, крикливая мартышка!
Пускай мой справедливый господин
Тебя убьет! Я правду говорю!

Стефано

Тринкуло, если ты посмеешь еще раз прервать его, то, клянусь своим
кулаком, я вышибу из тебя дух.

Тринкуло

Да я ничего не говорил!

Стефано

Цыц! Молчать! (Калибану.) Продолжай.

Калибан
Ты можешь станешь на острове владыкой,
А я - твоим рабом.

Ариэль

Ты лжешь. Не будет этого.

Калибан

Дурак лоскутный! Пестрый негодяй! -
Твое величество, побей его
И отбери бутылку. Пусть лакает
Одну соленую морскую воду.

Стефано

Эй, Тринкуло, берегись! Я забуду про свое милосердие и отколочу тебя, как колотят вяленую рыбу.

Тринкуло

Да что я такое сделал? Ничего я не сделал. Уйду от вас подальше...

Стефано

Как - ничего? А разве ты не сказал, что он врет?

Ариэль

Ты лжешь.

Стефано

Что? Я тоже? Вот тебе. (Бьет Тринкуло.)

Тринкуло

Совсем рехнулись, у вас уже в ушах звенит!.. Пропади она пропадом, ваша бутылка!

Калибан

Ха-ха-ха!
Ударь его еще. Я скоро буду
Сам колотить его.

Стефано
(к Тринкуло)

Отойди. (Калибану.) Ну, продолжай.

Калибан

Я говорил тебе: после обеда
Он спит всегда. Убей его во сне.
Но только книги захвати сначала.
Но более, чем всем другим, гордится
Он красотою дочери своей.

Стефано

Девчонка вправду недурна?

Калибан

Да, государь!
Она твоей наложницею станет.
Стефано

Чудище, я прихлопну этого колдуна. Мы с его дочкой станем королем и
королевой. Да здравствуют наши королевские величества! А вы с Тринкуло будете вице-королями.

Калибан

Он должен через полчаса уснуть.
Убьешь его тогда?

Стефано

Ага. Клянусь честью.

Ариэль
(в сторону)

Я расскажу об этом господину.

Стефано

Давай, Тринкуло, споем.
(Поют.)
Чихать на все, плевать на все!
Плевать на все, чихать на все!
Свободны мысли ваши!

Ариэль наигрывает мотив на дудке в барабане, удаляясь.

Стефано

Это еще что?

Тринкуло

Это мотив нашей песни; а играет ее господин Никто.

Стефано

Вот это королевство! Даже музыка задарма.

Калибан

Но только сначала убей Просперо.

Стефано

Это само собой. Я все помню.

Тринкуло

Музыка удаляется. Пойдем вслед за нею, а потом займемся нашим делом.

Стефано

Чудище, ступай вперед, а мы пойдем следом...

Уходят.

Вахтенный засыпает, обняв мачту.
СЦЕНА 3
Другая часть острова. Входят Алонзо, Себастьян, Антонио, Гонзало, Адриан, Франсиско.

Гонзало

Клянусь пречистой девой, государь,
Ни шагу больше не могу я сделать!

Алонзо

И сам уже я выбился из сил.
Сын утонул, сомнений в этом нет.

Антонио
(Себастьяну)

Он потерял надежду. Превосходно!
Смотри же, из-за первой неудачи
Решенья своего не измени.

Себастьян

Нет, нет, пусть только подвернется случай.

Странная и торжественная музыка. Появляется невидимый (вне помоста) Просперо.

Алонзо

Вы слышали, друзья? Какие звуки!

Гонзало

Волшебная гармония!

Появляются странные фигуры; они вносят накрытый стол. Танцуя и кланяясь, они жестами приглашают к столу короля и его свиту, после чего исчезают.

Алонзо

О боже!
Кто эти существа?

Себастьян

Живые куклы.
Теперь и я поверю в чудеса!

Антонио

Нет, путешественники нам не лгут,
Хоть дураки над ними и смеются.

Гонзало

Вернись в Неаполь я и расскажи
Об этом чуде - кто бы мне поверил?

Франсиско

Как странно все они исчезли вдруг.

Себастьян

Что за беда? Зато остались яства,
А мы проголодались не на шутку.
(К Алонзо.)
Отведать не угодно ли?

Алонзо

О нет!

Гонзало

Чего же вам бояться, государь?

Алонзо

Ах, все равно! Я сяду и поем,
Брат, герцог, подкрепитесь вместе с нами.

Гром и молния. Появляется Ариэль в образе гарпии. Он взмахивает крылами над столом, и яства исчезают.

Ариэль

Преступники вы трое,
Вы недостойны жить среди людей.
Я на безумие вас обрекаю.

Алонзо, Себастьян и другие обнажают мечи.
Шум крыльев будит вахтенного. Он недоумённо смотрит на людей с обнажённым оружием, потом на часы, в которых струится чёрный песок. Затем он, вздохнув, высыпает его и насыпает белого песка.
АКТ IV
СЦЕНА 1
Перед пещерой Просперо. Входят Просперо, Фердинанд и Миранда.

Просперо

С тобою так сурово обращаясь,
Твою любовь хотел я испытать.
Прими же, друг, перед лицом небес
Мой драгоценный дар. Ты сам увидишь,
Что все хвалы ничтожны по сравненью
С достоинствами редкими ее.

Фердинанд

Клянусь, что в этом ни один оракул
Меня не разуверил бы!

Просперо

Итак.
Бери мой дар, тобою он заслужен.
Но если ты кощунственной рукой
Ей пояс целомудрия развяжешь
До совершенья брачного обряда…

Фердинанд

Клянусь своею жизнью и любовью,
Грядущим счастьем и потомством нашим…

Просперо

Такая речь мне по душе. Садись же
И побеседуй с ней. Она твоя. -
Мой Ариэль! Искусный мой помощник!

Появляется Ариэль.

Ариэль

Я здесь! Что мне прикажет повелитель?

Просперо

Зови сюда тебе подвластных духов.
Пусть поспешат. Для молодой четы
Я зрелище волшебное устрою.

Ариэль

Когда мне их созвать?

Просперо

Без промедленья.
(Фердинанду)
Клятву не забудь.
Будь сдержан. И великие обеты
В огне страстей сгорают, как солома.

Фердинанд

Нет, мой отец, я не нарушу клятвы!

Просперо

Верю, верю. -
Явись, мой Ариэль! И приведи
С собою сонм тебе подвластных духов.
(К Фердинанду и Миранде.)
Молчание! Смотрите и внимайте!

Музыка. Начинается Маска. Появляется изящные полупрозрачные духи, которые танцуют красивый завораживающий танец.
Возвращаются девочки с полным лукошком и опять останавливаются, раскрыв рот смотря на волшебный танец.

Фердинанд

C великолепным зрелищем в согласье
Чарующая музыка.

Просперо

Это духи.
Которых я своим искусством вызвал…

Фердинанд

О, если бы остаться здесь навеки!
С такой женой, с таким отцом премудрым
Здесь был бы рай.

Внезапно Просперо встает, раздается странный глухой шум и видения исчезают.
Девочки «ойкают» и замирают.

Просперо

Я и забыл о гнусном покушенье!

Фердинанд

Чем огорчен родитель твой, Миранда?

Миранда

Не знаю. Не видала никогда
Его я столь встревоженным и гневным.

Просперо

Мы созданы из вещества того же,
Что наши сны. И сном окружена
Вся наша маленькая жизнь…

Фердинанд и Миранда
(вместе)

Успокойтесь!

Уходят.

Просперо

Ко мне, мой Ариэль! Будь скор, как мысль!

Появляется Ариэль.

Ариэль

Я исполнитель мыслей. Что прикажешь?

Просперо

Дух! Нам уже готовиться пора,
Чтоб Калибана встретить.
Скажи,
Где ты оставил этих негодяев?

Ариэль

Они совсем взбесились от вина.
С отвагой пьяной бьют безумцы ветер…
Я их завел в болото, где они
Увязли по уши в вонючей жиже.

Просперо

Так! Хорошо, помощник мой крылатый!
В моей пещере много ярких тряпок -
Сюда их принеси, чтоб эти воры
Прельстились мишурой.

Ариэль

Лечу! Лечу!
(Исчезает.)

Просперо

Нет, Калибана мне не приручить!

Является Ариэль с яркими одеждами.

Развесь все на веревке.

Просперо и Ариэль остаются невидимыми. Входят промокшие и грязные Калибан, Стефано и Тринкуло.

Калибан

Тсс! Тише! Чтоб и крот слепой не слышал,
Как мы ступаем. Вот его пещера.
За все вознагражден ты скоро будешь.

Тринкуло

Так-то так, но потерять наши бутылки в болоте...

Стефано

Чудище, это не только стыд и срам, но более того - невознаградимая
утрата.

Калибан

О мой король, тревожиться не надо!
Благое преступленье соверши,
И станешь ты на острове владыкой.
Стефано

Дай-ка мне руку. Я чувствую, как во мне просыпается жажда крови.

Тринкуло

О король Стефано! О ваша светлость! О знаменитый Стефано! Погляди, какие тут висят одежды для тебя!

Калибан

Оставь, дурак, ведь это только тряпки!

Тринкуло

Как бы не так, чудище! В чем в чем, а уж в тряпье мы знаем толк... О
король Стефано!

Стефано

Сдерни-ка эту мантию, Тринкуло! Клянусь кулаком, я надену эту мантию.

Тринкуло

Твоя милость ее наденет.

Младшая девочка: «Ведь это не наш папа?»
Старшая девочка: «Конечно нет! Наш папа Шут, а не придурок! Пойдём, а то ругаться будут дома!»
Девочки уходят за кулису.

Калибан

Раздуй тебя водянка, остолоп!
Что к этому тряпью ты привязался?
Сначала надо Просперо убить.

Стефано

Чудище, не ерепенься! Госпожа веревка, не мой ли это камзол?

Тринкуло

Давай, давай! Если будет угодно вашему высочеству, мы стащим с веревки все до нитки.

Стефано

Чудище, протяни свои лапы. Помоги мне снести все имущество туда, где
спрятана бочка, не то я тебя вышвырну из своего королевства. Ну, живо! Держи это.

Тринкуло

И это.

Стефано

И вот это.

Слышен шум приближающейся охоты. Появляются духи в образе гончих псов и преследуют воров. Просперо и Ариэль науськивают собак.

Просперо

Ату, Алмаз, ату!

Ариэль

Куси его, Тиран!

Просперо

Эй, Фурия, возьми их, улю-лю!

Калибан, Стефано и Тринкуло убегают, преследуемые духами в виде псов.

Уходят.
АКТ V
СЦЕНА 1
Перед пещерой Просперо. Входят Просперо в своей волшебной мантии и Ариэль.

Просперо

Мой замысел уж близок к завершенью.
Власть чар сильна, покорно служат духи,
И колесница времени как должно
Везет свой груз. Скажи, который час?

Ариэль
(Оглядывается на вахтенного, тот бьет две склянки и становится по стойке смирно.)

Шестой. Ты говорил мне, повелитель,
Что кончишь в шесть часов свои труды.

Просперо

Что делают сейчас король и свита?

Ариэль

Король, брат короля, твой брат - все трое
По-прежнему безумны.
Взглянув на них, ты сам их пожалел бы.

Просперо

Ты полагаешь?

Ариэль

Будь я человеком,
Мне было бы их жаль.

Просперо

Хотя обижен ими я жестоко,
Но благородный разум гасит гнев
И милосердие сильнее мести.
Веди сюда их.

Ариэль

Лечу приказ исполнить, повелитель.
(Исчезает.)

Просперо

Все это я свершил своим искусством.

Взмахивает рукой. Слышен шум падающей и бьющейся посуды. Вахтенный бросается придерживать песочные часы, которые стали раскачиваться.

Но ныне собираюсь я отречься
От этой разрушительной науки.
Сломаю свой волшебный жезл.
А книги
Я утоплю на дне морской пучины.

Торжественная музыка. Просперо чертит круг и выходит за помост.
Возвращается Ариэль. За ним следует Алонзо, делающий судорожные движения, его сопровождает Гонзало. Далее, в таком же состоянии, - Себастьян и Антонио, которых сопровождают Адриан и Франсиско. Все они вступают в магический круг, очерченный Просперо, и останавливаются, зачарованные.

Просперо
(Обращается сначала к Алонзо.)

Алонзо, поступил бесчеловечно
Со мною ты и с дочерью моей.
Твой брат был соучастником злодейства.
Ты, плоть и кровь моя, родной мой брат;
Ты, в ком неистовое честолюбье
Попрало совесть и природу…
Хоть изверг ты, но и тебя прощаю.
Ариэль!
Возьми в моей пещере меч и шляпу.

Ариэль исчезает.

Теперь я стану зримым и явлюсь
Пред ними снова как миланский, герцог.

Ариэль
(Появляется, поет, помогая Просперо облачиться и подняться на помост.)

Радостной, радостной жизнью свободы
Буду я жить средь цветущей природы.

Просперо

Мой нежный, мой веселый Ариэль!
Как мне ни жаль с тобою расставаться,
Свободу ты получишь. Да, да, да!
Но мчись теперь незримым на корабль
Пускай немедля капитан и боцман
Появятся пред нами. Торопись!

Ариэль

Глотать я буду воздух на лету,
Мой путь займет лишь два биенья пульса.
(Исчезает.)

Гонзало

Как все вокруг таинственно и странно…

Просперо

Король, взгляни сюда - перед тобою
Обиженный тобой миланский герцог.
Я - Просперо. Не бойся, я не призрак.

Алонзо

Кто ты - тот, кем назвался, иль виденье?
Прости меня за тяжкие обиды,
Я герцогство твое тебе верну. -
Но как мог Просперо живым остаться
И очутиться здесь?

Просперо
(к Гонзало)

Хочу сначала
Обнять тебя, мой седовласый друг,
Тебя, чье благородство безгранично.

Гонзало

На самом деле это или только
Мне кажется? Клянусь, не понимаю.

Просперо

Друзья, вам всем я рад.
(Тихо, Себастьяну и Антонио.)
А что до вас, синьоры, -
Вы стоите друг друга, - я бы мог
Изобличить в измене вас...
Но промолчу.

Себастьян
(в сторону)

Он, видно, дьявол?

Просперо

Нет.
(К Антонио.)
Тебе ж, злодей
Твой давний грех прощаю. Все прощаю.
Но герцогство ты должен мне вернуть.

Алонзо

Здесь, всего лишь три часа назад
Мы потерпели кораблекрушенье,
О горе мне! - утрачен мною
Мой милый сын.

Просперо

Пожалуй, мне труднее, чем тебе:
Утратил я единственную дочь.

Алонзо

Утратил дочь? О, если б небеса
Обоих оживили и вернули
В Неаполь королем и королевой!

Просперо

За герцогство мое,
Которое ты мне вернул обратно,
Тебе я отплачу великодушно.

Открывается вход в пещеру; там Фердинанд и Миранда играют в шахматы.

Миранда

Мой нежный друг, не хочешь ли меня
Поймать в ловушку?

Фердинанд

Ни за что на свете,
Любимая, хитрить с тобой не мог бы.

Миранда

За сотню царств наверно бы схитрил,
Но честной все ж сочла бы я игру,

Алонзо

Коль это - лишь волшебное виденье,
Утрачу я единственного сына
Сегодня дважды.

Себастьян

Чудо из чудес!

Фердинанд
(Преклоняя колени перед Алонзо.)

Так море я напрасно проклинал?
Оно грозит, но все же милосердно!

Алонзо

Мой Фердинанд!

Миранда

О чудо!
Какое множество прекрасных лиц!

Просперо

Тебе все это ново.

Алонзо
(Фердинанду)

Кто она,
Скажи, - она, наверное, богиня,
Что разлучила нас и вновь свела?

Фердинанд

Нет, смертная она. По мне ее
Бессмертное вручило провиденье.
Дочь герцога Миланского она.

Гонзало

Венчайте, боги,
Двух любящих короною счастливой!

Алонзо
(Фердинанду и Миранде)

Дайте руки.
Пусть тот, кто вам не пожелает счастья,
Скорбит всю жизнь.

Появляется Ариэль, за ним следуют изумленные капитан и боцман.
Боцман грозит вахтенному кулаком, тот быстро протирает часы и колокол, а затем вытягивается в струнку.

Гонзало

Я говорил, что этот не утонет,
Пока на свете виселицы есть.

Боцман

Вот новость, лучшая для нас: король
И спутники его - все невредимы!
А вот другая новость: наш корабль,
Стоит опять целехонек, наряден,
Как в первый день, когда он вышел в море.

Ариэль
(к Просперо)

Все это, повелитель, я устроил.

Просперо
(Ариэлю)

Искусный и проворный Ариэль!

Алонзо

Событья сворхъестественные, право!

Просперо
(Ариэлю)

Прекрасно, мой усердный Ариэль!
Освободи от чар
И приведи скорее Калибана
И двух его сообщников сюда.

Ариэль исчезает.

Государь, из вашей свиты
Здесь кой-кого еще недостает.

Возвращается Ариэль, гоня перед собою Калибана, Стефано и Тринкуло: последние двое наряжены в украденные одежды.

Просперо

Полюбуйтесь
На этих трех преступников, синьоры.
Те двое вам достаточно известны,
А это порожденье тьмы - мой раб.
Их подговаривал меня убить..

Алонзо

Как! Стефано? Мой пьяница дворецкий?

Себастьян

Пьян и сейчас. Где ж он добыл вина?

Алонзо
(К Тринкуло.)

Ответь, дурак, где нахлестались вы?

Тринкуло

Меня так нахлестали, что пробрало до самых костей.

Себастьян

А ты что скажешь, Стефано?

Стефано

Я не Стефано, а сплошная судорога.

Алонзо
(Указывая на Калибана.)

Вот удивительное существо.

Просперо

Уродлив он и телом и душой.

(Калибану.)

Ступай-ка прочь!
(Всем.)

Мы отплывем на корабле в Неаполь,
Где бракосочетание детей
Хочу я поскорее увидать.
А после возвращусь домой, в Милан,
Чтоб на досуге размышлять о смерти.
(Ариэлю.)
Ты свободен! Возвратись к стихиям.
Прощай! Прощай!
(К остальным.)
Друзья, нас ждёт корабль.

(Зрителям.)

Отрекся я от волшебства.
Как все земные существа,
Не служат духи мне, как прежде,
Остались вера и надежда.

Все уходят, Просперо машет рукой на прощание Ариэлю, который несколько грустен.
Ариэль поднимается на освободившийся помост, делает знак вахтенному (который тоже оказывается духом) и обращается к зрителям:
«Пожалуй в наше… ваше…
Да в любое время,
Без духов не добиться справедливости…
Тут главное, чтобы расставшись с нами
Не угодить вдруг в гости к инквизиции…»

Ариэль созывает остальных и начинается хоровод духов под лёгкую, прозрачную мелодию.

Основной занавес закрывается.

С. Васильев







Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 269
© 26.01.2017 С. Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2017-1890190

Рубрика произведения: Разное -> Сценарий


Олег Фурсин       25.11.2018   20:16:10
Отзыв:   положительный
Интересно... хотя я предпочитаю полные версии...
С. Васильев       25.11.2018   22:10:57

И я... но, краткие изложения могут пробудить интерес к полным текстам.









1