Пьеса Горького "На дне" в лондонском театре "Аркола"



Пьеса Горького «На дне» в лондонском театре «Аркола».

В этом театре, расположенном в лондонском районе Долстон, мы уже бывали прежде, но давно и поэтому, все увиденное воспринималось живо.
Небольшой уютный холл с высоким деревянным потолком, с полом застеленным простенькими коврами, со столиками кафе и лавочкой для ожидающих. Общительные служащие, в фирменных фартуках, приглашают в зал и отвечают на вопросы посетителей.
Входя в зал удивляешься «промышленному» интерьеру: кирпичные стены, металлические конструкции в двух ярусах вместо традиционных декораций.
Сиденья расположены с трех сторон, неполным прямоугольным амфитеатром, спускаясь прямо к сцене, ничем не ограниченной. От первого рада сидящих зрителей, артистов отделяют иногда не более полуметра. По сути, представление идёт среди зрителей, на небольшой площадке в середине зала, на которой, иногда находится до десяти актеров.
Поэтому, полное впечатление вовлеченности зрителей в происходящее на сцене! Правда зрители сидятсвободно, иногда со стаканами сока или пива и потому, кажется, что мы присутствуем на вечеринке, в которой часть компании играет пьесу, а часть сидит и смотрит на это.
"Аркола" - один из тех довольно известных камерных театров в Лондоне, которые составляют так называемую «бахрому» больших и всему миру известных театров, таких как «Янг Вик», «Олд Вик» и прочие.
Зрителей немного, человек двести – триста, но публика, в силу камерности театра – отборная, то есть интеллигентная, любящая и знающая театр почти профессионально.
Ну и репертуар, тоже соответствует камерности. В этом сезоне, например идёт три русско-советских спектакля: «На дне» Горького, «Собачье сердце» Булгакова и «Вишнёвый сад» Чехова.
…Теперь о нашем спектакле. В отличии от нынешней России, Горький известен в Англии, как просветитель и один из последователей Толстого. А сама пьеса «На дне», воспринимается как некий символ - аналогия мирового сообщества и как драма существования человека и человечества. Ведь многие монологи из этой пьесы вполне отвечают настроениям и интересам современного человека.
Актёрский ансамбль подобран тщательно и например Васька Пепел похож на спортсмена или бандита-качка, а Сатин в белой паре, с протертыми рукавами и седой шевелюрой, довольно представительная личность, не только внешне, но и внутренне. Василиса – потёртая красотка, а её сестра Наташа - невинная девушка, непонятно как оказавшаяся в этой кампании, «потерянных» людей. Актёр, действительно похож на опустившегося пьяницу, некогда знавшего и лучшие времена. Муж Василисы, владелец ночлежки, похож на породистого английского буржуа – это может быть единственный промах в подборе актеров…
Перед открытием действия, мы видим раскладушку с лежащей на ней под одеялом женщиной. Потом выясняется, что это больная жена Клеща, которая умирает по ходу пьесы, не вставая из постели. Клещ, рядом с раскладушкой, в первой части пьесы, постоянно что-то обрабатывает напильником – он работник и слесарь.
Колоритная фигура Бубнов - крупный, бородатый мужчина в черном, который, сидя на нарах что-то шьёт, иногда бросая значительные реплики.
И наконец центральный персонаж пьесы – старичок Лука, которого все называют дедушкой, хотя он не так стар, без бороды и даже в круглых очёчках. Сам он небольшого ростика, круглый, мягкий и речь у него складная и тоже спокойная и мягкая.
Он – интеллигентный утешитель, похож на пастора на пенсии. Актёру он дает надежду на излечение от алкоголизма и восстановление своей артистической карьеры. Наташу призывает пока не поздно уйти в мир, из этой затхлой обстановки. Даже Сатин – сам авторитет и личность, после ухода Луки в очередное странствие, пытается ему подражать – становится отчасти воспитателем и советчиком.
Не буду перечислять всех персонажей, но хочу отметить, что происходящее на сцене, а значит и почти среди нас, интересно зрителям и потому, время спектакля бежит стремительно.
Никакого надрыва или слёз нет – обычная жизнь обычных людей, и даже смерть Анны не вызывает тягостного чувства. Зрители часто смеются актерским репликам и ведут себя свободно.
Невольно вспомнилось замечание моего знакомого об англо-саксонской публике: «Когда западная публика смеётся, то русские иногда плачут!»
Мне тоже было не смешно, но и плакать не хотелось. Все-таки это был английский театр и яркие одежды, потертые и «грязные» показывают, что мы не в России. Вспомнил вдруг, что первый раз видел эту пьесу в маленьком телевизоре, установленном в спортивном зале школы. Тогда внутри всем места не хватило, и я смотрел все в окно, с улицы, едва удерживаясь на узком карнизе…
Надо отметить, что Горький был писательским мэтром и ту же пьесу «На дне» все изучали в школьной программе по литературе. Тогда Лука, трактовался как образ фальшивого утешителя, который помогает спрятать ужасы действительности за благонамеренными речами, вместо того, чтобы призывать «брошенных на дно жизни» людей, к революции!
Сегодня, в «новой» России, почти всю советскую, да впрочем и русскую литературу отменили из-за сложности восприятия и воспитывают детей и молодёжь на детективах – «стрелялках» в которых благородные бандиты, «в телевизоре», борются с произволом полицейских и властей.
Конечно, этот жестокий бред засоряет мозги обывателю, зато привлекает «яркостью» и описанием злодейств и предательств!
…Надо отметить, что глядя на идущее на сцене действие, я подумал, что Горький, в этой пьесе описал, пусть и общество падших, но ещё не подверженное злобной алчности и примитивному атеизму. И потому, даже в самые критичные моменты, в спектакле присутствуют человечность, чего не скажешь о нынешних зрелищах в России…
И в конце пьесы, когда вся ночлежная кампания садится за стол и как всегда радуется, выпивая и закусывая «ну совсем по-русски», звучит песня, от которой на лицах зрителей появляются тёплые улыбки – настолько хороша и оптимистична атмосфера вечеринки этих «отверженных», но сохраняющих человеческий образ, людей!
И вдруг, как удар грома – известие, что Актер повесился, не выдержав крушения своих иллюзий, внушенных ушедшим внезапно, Лукой!
Застолье замолкает на долгие минуты… и на этом спектакль заканчивается!
Отмечу, как всегда в английских театрах, замечательную сценографию: звук, свет и декорации сделаны с фантазией и со вкусом. Видна профессиональная работа режиссера Хелены Каут-Хоусон. Перевод тоже неплох и сделан Джереми Брукс и Китти Хантор – Блэр.
Из актеров хотелось бы отметить Луку – Джима Байвотера, Сатина – Джека Клаффа, Бубнова -Марка Джакса, Актёра – Саймона Кардифилда. И вообще, весь артистический ансамбль смотрелся профессионально…
Отзывы в прессе были разные – иногда ругали, иногда хвалили и потому очевидно, что многие не поняли что хотел сказать автор и о чём это живописал Горький – пролетарский классик?!
Когда спектакль закончился, вместо занавеса наступила темнота и потом, уже при ярком свете, зрители аплодисментами встретили обрадованных таким приемом, артистов, вышедших на поклоны…
…Мы вышли на улицы Лондона, и кутаясь в одежды, пошли на остановку автобуса по ярко освещённым улицам – в Лондоне было непривычно холодно – где-то около нуля. Была суббота и много людей шли по улицам и сидели в ресторанчиках и кафе, - мы видели их через витрины. У ночных клубов стояли очереди и из глубины звучала бойкая музыка.
Доехали до дома в пустом автобусе и зайдя в квартиру попили чаю обсуждая увиденное и услышанное!

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion

Январь 2017 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 173
© 23.01.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-1887328

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Виктор Астраханцев       24.01.2017   23:26:13
Отзыв:   положительный
Подробно и зримо. Я словно побывал на спектакле по этой не стареющей от времени пьесе и посмотрел его вместе с вами. Спасибо.
= = = = =
На фото самый яркий Сатин (Евгений Евстигнеев), которого я видел.











1