Волшебные краски Артура Главы 1 - 2


Волшебные краски Артура Главы 1 - 2
ВОЛШЕБНЫЕ КРАСКИ АРТУРА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Когда – то, очень давно на окраине небольшого городка, который примостился к подножию высокой горы, в маленьком домике с красной черепичной крышей жили два брата. Они были родными лишь по отцу, которого совсем не помнили: он умер, когда старшему едва исполнилось шесть лет, а младший под стол пешком ходил. Ходили слухи, что их отец был талантливым музыкантом, но малькам, к сожалению, не довелось услышать его чудесной игры.
О родной матери старшего брата вообще никто ничего не знал: кто она и откуда родом. Отец же появился в городке неожиданно. До той поры его здесь никто не видел. За спиной у странника висели скрипка и смычок, на руках он нёс маленького мальчика с румяными щёчками и чёрными, как смоль волосами.
Музыкант приглянулся одной молодой вдовушке, и она пригласила и его и сынишку погостить у них в доме, как она предполагала временно, а оказалось навсегда. Все заботы о малыше добрая женщина взяла на себя, а через год у них родился общий ребёнок, тоже мальчик с нежной белой кожей и белокурыми волосами. Малыш был спокойным и прелестным, и по мере того, как он рос, соседи стали понимать, что таких пригожих детей, да ещё и с золотым характером у них в городке никогда не было и вряд ли когда – нибудь будет.
Старший сын скрипача не походил внешностью ни на отца, ни на местных жителей. Смуглый, с огненным взором чёрных испанских глаз, с волосами цвете воронова крыла, он скорее напоминал сына вольных степей. В городке его так и прозвали – цыганёнок – и частенько подшучивали над ним, задавая вопрос: « От какого табора ты отстал, сынок?» Мальчик обижался в душе, но вида не подавал.
Мать же не делала никаких различий между родным сыном и приёмышем. Она растила обоих в любви и ласке, как и обещала мужу на его смертном одре. И мальчики росли дружными, работящими, уважали и любили мать и по первой просьбе спешили на помощь соседям. Все их любили.
В один из пасмурных осенних вечеров женщина возвращалась с базара. Пошёл сильный дождь, она сильно промокла, простудилась и сгорела за несколько дней. Похоронив мать, братья погоревали, поплакали и решили, что нужно учиться жить по - другому, без своей любимой матушки. Они дали клятву, что будут помогать друг другу во всём и никогда не ссориться.
Вечерами, когда солнце, завершая свой долгий путь по небосклону, опускалось за отроги заснеженных гор в свой волшебный чертог, братья возвращались в свой уютный домик и отдыхали после трудового дня.
Старший Артур, которому исполнилось двадцать два года, с детства был неразлучен с красками и кистью: талант отца – музыканта передался ему в несколько ином виде творчества. Мальчик с детства познавал мир , нанося на холст и бумагу свои детские впечатления: прекрасный уголок природы, чудесную бабочку или трогательную лань с большими с поволокой глазами. Наблюдательный и внимательный, он не был ни на кого похож не только внешне, но и его внутренний мир отличался от жителей этого маленького городка. В дальнейшем к его первому детскому прозвищу присоединилось ещё одно, приобретённое с годами: « Не от мира сего». Лучшие свои живописные творения старший брат носил на воскресную ярмарку и, если удавалось, то продавал. Этими случайными заработками братья и жили.
Младший из братьев, нежный белокурый Алоиз, которому в описываемые нами время едва исполнилось восемнадцать лет, не имел никаких талантов. Он помогал Артуру растирать и смешивать краски , занимался домашним хозяйством. А ещё Алоиз любил возиться в саду, где разбил небольшой огород, на грядках которого пышно росли не только овощные культуры, но и лекарственные растения. Юноша собирал их, сушил, растирал в ступке и готовил целебные снадобья, которыми пользовал местных жителей. Но денег с них он не брал, так как считал свои познания в медицине недостаточными для того, чтобы считать себя полноценным лекарем.
Вот так и жили братья тихо и скромно, не залезая в долги и не задумываясь над тем, что детство уже прошло и рано или поздно каждому придётся идти своей дорогой. Ведь, как ни хорошо жить вдвоём, но судьба у каждого своя.
Каждым воскресным утром Артур вставал спозаранку, умывался, надевал своё лучшее платье и выходил в сад. Там он срезал самые красивые цветы, которые выращивал его младший брат, собирал их в красивый букет и шёл к калитке.
В это воскресенье всё было именно так, как и всегда.
- Ты опять идёшь к этой девушке? – услышал он за спиной тихий спокойный голос Алоиза. Он стоял на пороге дома, прислонившись спиной к дверному косяку и, скрестив руки на груди, внимательно наблюдал за старшим братом.
- Да, опять, - ответил Артур.
- Зря ты ходишь к ней, братишка, ведь эта заносчивая девушка не любит тебя. Ты часами простаиваешь под её окнами, унижаешься. Она же только смеётся над тобой, а заигрывает с другими парнями, богатыми.
- Сердцу не прикажешь, малыш, - тяжело вздохнул Артур. – Ты ещё очень молод, но когда-нибудь поймёшь, что любовь – страшная штука.
Алоиз вздохнул и вернулся в дом. Ему нечего было сказать в ответ. Да, его юное сердце ещё не познало любовных мук, но он не мог видеть, как страдает любимый брат. Было бы из – за кого! Из – за толстушки Бригитты – дочери булочника .
Как и говорил Алоиз, Артур очень быстро вернулся домой и, сев за стол, подпёр кулаком щёку.
- Я предупреждал тебя, - обнял брата за плечи добрый Алоиз. – Не стоит она твоих страданий.
- Я понимаю…
После завтрака Артур свернул свои лучшие картины в трубочку, завернул их в чистую тряпицу и взял под мышку.
- Куда ты собрался? – поинтересовался младший брат.
- Пойду в соседний город на рынок. Если удастся, может, продам какое –нибудь полотно. У меня кончаются краски и бумага, да и еды не мешало бы купить, а то нам скоро нечего будет есть.
- Возьми меня с собой! – радостно воскликнул Алоиз.
- Нет, малыш, сиди лучше дома – побереги свои ноги. К заходу солнца я вернусь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

И Артур отправился на ярмарку. На то, что он продаст одну из своих картин, надежды было мало, но ему так надоело сидеть в четырёх стенах! Ему хотелось прогуляться, подышать свежим воздухом, запомнить лучшие пейзажи местной природы, а потом, вернувшись домой, воспроизвести увиденное в дороге на бумаге или на холсте.
Дорога в город шла полем, потом взбиралась на пригорок, и парень притомился, шагая в гору под знойными лучами июльского солнца. Но вот тропинка свернула влево, и молодой художник оказался под сенью густой дубравы. Его окружили приятная тишина и прохлада. Терпкий аромат лесных трав дурманил и пьянил, а несмолкаемый хор лесных пичуг поднимал настроение. Над головой Артура с неугомонным жужжанием носились пчёлы и мохнатые шмели. Как прелестные маленькие танцовщицы, в воздухе порхали разноцветные бабочки и мотыльки, а яркие солнечные лучи, пробившиеся сквозь густые ветви, напоминали волшебные нити, натянутые на гигантский ткацкий станок.
Взволнованный такой первозданной красотой и гармонией, юноша замедлил шаг. Он чувствовал себя, словно во сне, и как зачарованный наблюдал за таинствами леса.
Неожиданно он услышал за спиной шаги и оглянулся. В нескольких шагах от него шёл человек, которого Артур толком рассмотреть не смог. Всё в этом человеке было слишком обычно: и одежда, и обувь, и причёска. Но тонкое восприятие художника подсказало юноше, что незнакомец не так прост, как кажется. Что – то в нём не понравилось Артуру. Возможно, равнодушие и безразличие, которые застыли на тонких губах невольного попутчика.
« Наверное, разбойник! - вихрем пронеслось в голове Артура. – Так у меня ничего брать, кроме картин. А если разбойник убьёт меня, что будет с моим бедным мальчиком? Кто ему поможет, кроме меня?»
Артур прибавил шаг, потом побежал, но незнакомец догнал его.
- Ты, видно, принял меня за разбойника, парень? – добродушно усмехнулся он. – Не бойся, я не злодей.
- По правде говоря, у меня мелькнула такая мысль, - честно признался Артур.
- Что, на ярмарку собрался? – спросил незнакомец, указав взглядом на сверток художника.
- На ярмарку.
- Что несёшь продавать?
- Картины.
- Позволь взглянуть.
Артур неохотно протянул незнакомцу свои работы. Тот присел на кочку под развесистым вязом, развернул тряпицу, разложил перед собой рисунки и стал их внимательно разглядывать. Юноша с опаской следил за странным попутчиком, прикидывая в уме, что это за тип. И тут молодой художник обратил внимание на его глаза. Если с первого взгляда они показались ему пустыми и холодными, то сейчас в этих глазах светились ум и проницательность, а в линии тонких губ прослеживались воля и упорство.
- Твои работы? – спросил незнакомец, отрывая взгляд от картин.
- Мои.
- Рисуешь давно?
- С детства.
- Учился где – нибудь?
- Я – самоучка. А какое это имеет значение?
- Ты сам не знаешь, какой в тебе скрыт талант. – Лицо незнакомца озарилось неземным светом, и оно стало прекрасным. – Разве тебе никто не говорил, мальчик, что ты гениален.
- Никто.
- Понимаю. Ты беден, а твоё искусство рассчитано на особый круг людей.
- Вы правы, сударь. Видите ли…
Артур замолчал и низко опустил голову.
- Ну, ну договаривай, не стесняйся! – подбодрил его незнакомец.
- Простым людям не до моих рисунков. Бедняки трудятся, не покладая рук, чтобы прокормить свои семьи. А богачи на базар сами не ходят. Так что выходит, что работы мои никому не нужны.
- На какие же средства ты живёшь? – спросил незнакомец с участием.
- Так, перебиваюсь случайными заработками. Кому забор покрашу, кому огород вскопаю, кому крышу починю. Сейчас вот помогаю расписывать стены новой церкви, которую построили недавно в нашем городке.
- А портреты ты когда – нибудь пробовал писать? За портреты, я слышал, платят лучше.
- Пробовал.
- Ну и как, получается?
- Не знаю, судите сами, сударь.
С этими словами Артур снял сгруди небольшую миниатюру на тонком шнурке и протянул её незнакомцу.
- Прелестная девочка! – воскликнул тот. – Ты хочешь сказать, что эта миниатюра написана твоей рукой?
- Моей. Только это не девочка, Это мой младший брат Алоиз.
- Брат? Никогда бы не подумал. Вы ведь совсем с ним не похожи.
- Дело в том, что мы родные только по отцу.
- Необыкновенно красивый мальчик, - задумчиво сказал незнакомец. – Сколько же ему сейчас лет?
- Восемнадцать.
- Да, с такой неординарной внешностью ему будет нелегко в жизни. А чем же занимается твой Нарцисс? Почему ты всё время говоришь о своих заработках и ни словом ни обмолвишься о том, чем помогает тебе брат? Он что, сидит дома, сложа руки?
- Дело в том, - замялся Артур, - что мой брат не совсем здоров.
- Вот как? И что же с ним?
- Родился он слабым ребёнком, поздно пошёл, часто болел. В детстве он сильно испугался, а теперь, когда говорит, немного заикается.
- Понятно, поэтому ты взял заботу о больном брате на себя.
- Я не мог поступить иначе. Я очень люблю Алоиза, и роднее его у меня никого нет.
- Это всё так, но ты не задумывался никогда над тем, что… Кстати, как странно: мы с тобой разговариваем почти час, а до сих пор так и не познакомились. Меня зову Мастер Вольфганг. А тебя?
- Артур.
- А ты никогда не задумывался, Артур, что когда-нибудь женишься, и у тебя будет своя семья? Не весь же век ты будешь сидеть возле больного брата и опекать его. Да и он уже взрослый. Через год-другой тоже захочет устроить свою жизнь. И получится так, что твой младший братец, не приспособленный ни к чему, не сможет выстоять в бурном океане житейских перипетий.
- У него иное предназначение! - с вызовом бросил юноша. – Алоиз достоин лучшей доли, чем я.
- Смотрю я на тебя и не перестаю удивляться, - покачал головой Мастер Вольфганг. – Сколько в тебе доброты, самопожертвования, любви к ближнему. Сомневаюсь, что твой очаровательный братец относится к тебе так же.
- Напрасно вы так думаете…
- Возможно, что я ошибаюсь. А ты разве не достоин другой доли? Ты мог бы блистать в лучших салонах страны.
- Не знаю, может быть. Я не задумывался над этим вопросом. Я вполне доволен своей судьбой, и лучшего мне не надо. Я сильней и выносливей брата и обязан защищать его и направлять на путь истинный.
- Ты – необыкновенный юноша, Артур, - мягко сказал Мастер.- Не подаришь ли мне на память одну из своих картин?
- Пожалуйста, берите. Какая вам больше понравилась?
- Пожалуй, я возьму вот этот пейзаж. Он мне кажется наиболее удачным: природа на нём дышит жизнью, краски более естественные. Не жалко?
- Да нет, я нарисую ещё.
- Спасибо, дружок. К сожалению, денег у меня нет, чтобы тебе заплатить, но я не привык оставаться в долгу. Пойдём со мной. Я покажу тебе кое – что интересное, а заодно проводишь меня до дому. За время нашего короткого знакомства я проникся к тебе такой симпатией, что мне жаль расставаться с тобой.
« Если я сейчас пойду на базар, - подумал Артур, - то до захода солнца вернуться не успею».
- Что ж, пойдёмте, пожалуй, - сказал он вслух. – Всё равно от моего похода на ярмарку толку мало.
И они направились вглубь леса. Незнакомец легко преодолевал преграды из поваленных деревьев, сучьев, неглубоких ям и колючего кустарника. Артур за ним еле поспевал. Вероятно, путь был хорошо знаком этому странному человеку. Но вот они вышли на залитую солнцем поляну, посреди которой стоял небольшой дом, огороженный невысоким забором. Вокруг дома благоухали белые цветы. Незнакомец ступил на крыльцо и повернул в замочной скважине ключ. Дверь с тихим скрипом отворилась, и Мастер Вольфганг пропустил с гостя вперед.
То, что увидел Артур, переступив порог дома Мастера, вызвало в нём противоречивые чувства. Снаружи дом ничем не отличался от жилища простого крестьянина. Внутреннее же убранство комнат и залов поражало тонкой изысканностью, можно даже сказать, роскошью. Но Мастер Вольфганг, не останавливаясь, вёл юношу по анфиладе комнат, не заостряя его внимание на пышном убранстве покоев. Артуру казалось, что он попал в сказку: дом, маленький снаружи, изнутри казался огромным дворцом.
- И это всё ваше, сударь? – несмело спросил он.
- Да, только ты не обращай внимания на всю эту роскошь, - просто ответил Мастер. – Всё это блеск и мишура!
Незнакомец привёл юношу в комнату, похожую на зоосад: на стенах – клетки с птицами, в просторных вольерах – разные зверушки. Каждое живое существо имело какое – то увечье, но… Птицам были вправлены крылья, больным зверькам на раны были наложены повязки с целебной мазью.
Такая любовь к братьям меньшим привела юношу в умиление. Мастер Вольфганг понял, что застал его врасплох и поспешил объяснить:
- Видишь ли, друг мой, и животные, и птицы, и даже лягушки и ящерицы - все нуждаются в защите. И кто же поможет им в трудную минуту, как не человек?
- Вы – доктор? – с уважением спросил художник.
- В какой – то мере, да. И вот о чём я сейчас подумал. Пришли ко мне своего младшего брата. Я обучу его всем премудростям врачебного искусства, а так же постараюсь вылечить его от заикания. Как ты на это смотришь?
- Не знаю, - чистосердечно признался Артур. – Нужно спросить самого Алоиза. Захочет ли он уехать из родного дома – решать ему?
- Конечно, насильно отправлять его ко мне не надо, но, думаю, Алоизу будет интересно некоторое время пожить у меня. Я ведь одинок, и мне некому передать те знания, которыми владею. Спешить не надо, всё, как следует, обдумайте, ну, а если Алоиз решит, приведёшь его ко мне. А теперь пойдём дальше, я тебе ещё не всё показал.
Соседняя небольшая комнатка, в которую привёл Артура Мастер, напоминала музей. По стенам было развешено оружие, там же висели музыкальные инструменты, которых юноша никогда раньше не видел. На полках горделиво возвышались вазы и расписные кувшины. На небольшом столике возле двери в строгом порядке расположились самые обычные предметы: табакерка, очки, ножницы, швейные иглы. Возле стены, сверкая лаком, стояли новые сапоги.
- Чем же вы хотите удивить меня, сударь? – спросил Артур. – Оружием я не интересуюсь, музыкальным слухом, к сожалению, не наделён, табак не курю, а сапоги, слава богу, у меня есть.
- Ты, наверное, думаешь, что это самые обыкновенные предметы? Ошибаешься, друг мой. В каждой вещи, которая находятся в этой комнате, имеется изюминка, заложен глубокий смысл. Вот, например, это сапоги. На первый взгляд они самые обыкновенные, но это не так. Хозяин таких сапог, как бы далеко не зашёл в жизни, обязательно вернётся в родной дом. Сапоги сами отыщут дорогу. А вот на стене висит лютня. – Мастер бережно снял со стены музыкальный инструмент и перебрал струны. – Её сладостная песнь может растопить любое, даже самое холодное сердце. А эта шляпа предназначена для дураков. Она поможет её владельцу поставить на место мозги. Ты, наверное, думаешь, что такие очки можно купить в любой лавке? Не тут – то было! Стоит лишь нацепить их на нос, и мир сразу же покажется в розовом свете. Исчезнут мрак и непогода, а душа запоёт так, что ноги сами пойдут в пляс. И так можно перечислять до бесконечности: лук и стрелы, разящие наповал подлецов, швейные иглы для лентяек, Живая и Мёртвая вода , кувшин для пьяниц, в котором никогда не переводится вино. Но всё это не то, что нужно тебе. - С этими словами хозяин дома снял с полки плоскую коробку, сдул с неё пыль и протянул Артуру. – Ну – ка, открой её!
Юноша несмело приподнял крышку. Внутри коробки ровными рядами лежали тюбики с красками различных цветов и оттенков.
- Это именно то, что тебе нужно, - сказал Мастер Вольфганг загадочно. – Я не просто так отдаю именно тебе это бесценное сокровище. Пообщавшись с тобой я понял, что только ты сможешь донести до людей волшебную силу моих красок. Ведь не могут же они век пылиться на полке! Надо же когда – нибудь применить их и на деле. Ты удивляешься, почему я выбрал именно тебя? Ты честен и бескорыстен, искренен и прост. Ты забываешь о себе, отдавая свою любовь людям. Такие истинно человеческие качества делают тебе честь. А если ещё учесть твой талант…
- Чем же они так чудесны, сударь? – в нетерпении перебил Мастера Артур. – Краски, как краски…
- Пока я тебе ничего не скажу, - произнёс Мастер Вольфганг, вынимая из ящика стола набор кистей различной величины. – Придёшь домой, испробуешь мой подарок, и сам всё поймёшь. Но, упаси бог, если эти чудесные краски попадут к человеку с чёрной душой и чёрствым завистливым сердцем!
- Благодарю вас, сударь! – учтиво поклонился юноша. – Обещаю, что буду использовать ваш подарок только для добрых дел. К сожалению, мне пора. Дома меня ждёт брат.
- Конечно, конечно, мой мальчик, иди, - сказал Мастер. – Хотя нет, подожди. Никому не говори о нашей с тобой встрече и не показывай дорогу ко мне. Люди жадны и завистливы, а мои чудесные вещи не такие уж и безобидные, как кажутся на первый взгляд. В руках глупцов и негодяев они могут натворить много бед.
- Не беспокойтесь. Я умею держать язык за зубами. Спасибо за всё.
И они расстались. По дороге домой Артур думал о своём новом знакомом и о том, что не стоит судить о человеке с первого взгляда.






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 99
© 10.01.2017 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор


Юрий Сосновский       05.02.2017   20:46:34
Отзыв:   положительный
Люди, на которых можно положиться, это обычно совершенно случайные люди. А, краски в руках любого художника могут засверкать всеми цветами радуги со множеством оттенков, если на холст вместе с красками ложится красота души. Yurmas - ПРАСКЕВА ПЯТНИЦА; Х. м; 72х52 - автор ЮС

Долорес       05.02.2017   20:53:34

БЛАГОДАРЮ ВАС, МОЙ СЛАВНЫЙ РЫЦАРЬ ЮРМАС ЗА ТАКОЙ ЧУДНЫЙ ОТЗЫВ.
И ЗА НЕОБЫКНОВЕННУЮ ЦЕРКВУШКУ БОЛЬШОЕ СПАСИБО.
И ЗА ТО, ЧТО НАХОДИТЕ ВРЕМЯ ЧИТАТЬ МОИ ОПУСЫ.
А ВОТ Я ВАМ ТОЖЕ ПОДАРЮ МОЙ СОБСТВЕННЫЙ НАТЮРМОРТ.
С УВАЖЕНИЕМ!
ДОКТОР ДОЛОРЕС



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1