Перстень сирены. Глава VIII (в сокращении).


Перстень  сирены. Глава VIII (в сокращении).
 


Снег... Чертов снег... Проваливаемся по колено почти, а фея приходится нести до расчищенной тропки у крыльца... Ели устало топорщат нижние ветви, обсыпанные будто бы сахаром... Воздух влажен и почему то кажется пропитанным холодной и колкой солью..
Ланка, пока я ее, как пуховку пудреницы, отряхиваю на крыльце, несколько раз нервно тянет, царапает на горле боа ... Ей всегда мешали шарфы. Ника прыгает возле Лешика. Тот тащит корзину с припасами, отдувается, пыхтя, бросает в Никушку шапкой, снежком.

Девочка хохочет, потом замолкает внезапно, ловя нежный, внимательный взгляд матери, и, привстав на цыпочки, нахлобучивает шапку  на непокорные вихры Лешки.

- Чего ты балуешься! Простудишься. Нашел, чем кидаться! Холодно.
- Давай, помогай лучше! Я вечно, как умный... отдуваюсь. Тяжело же! – бурчит мой отпрыск и - вдруг, подойдя ближе к крыльцу, хрипло шепчет:
- Па, а нас ждут уже, что ли? Ты звонил? Дверь, смотрите, открыта!

Фей тревожно вцепляется в мой локоть, почти повисая на нем, я машу рукой Грэгу, прочно застрявшему возле багажника.. Чего он там копается? Педант! Со своими ковриками.. Перебирает, вытряхивает, е - мое... три часа...

- Гошка, бросай свои ковры Шахристана. Иди сюда. Тут чего то... не того, брат.. – я осторожно дотрагиваюсь до двери. Никого нет в крохотном холле с паркетным линолеумом, деревянными панелями. Только странно сквозит, Фей обхватывает руками локти, смотрит на меня бездонными очами. Потом взвивается вверх ее сопрано:
- Кто нибудь дома? Алла Леонидовна, это мы... У Вас все в порядке?

Ответа нет, и я, отстранив от себя Ланку, которая, загораживая руками детей, осторожно выталкивает их обратно на улицу, влетаю в большую, полукруглую комнату с эркером, в которой все перевернуто до безобразия. Стулья, напольные часы, стол,, торшер, осколки посуды.. Бедлам.. Что то искали... Что?!!
 В ответ тяжесть молчания. Удушливая спертость воздуха.  

Только мирно трещат дрова в камине, пахнет дымом, потому что сильно тлеет угол большого иранского ковра. На его середине, прямо в орнаменте розы, распростерто тело Демировой, голова повернута чуть набок, и мне отчетливо видна большая царапина или рана на левом виске, прикрытая сползшим на лоб шелком тюрбана.. По вздувшейся жиле на лбу, я машинально отмечаю биение пульса и стремглав бросаюсь наперерез тени, метнувшейся под лестницу, к черному ходу, как летучая мышь

В руках у человека в капюшоне что то вроде кофра или ящичка с камерой или фотоаппаратом.  Что за черт! Какие снимки?! – Недоумение застывает холодом где то под ложечкой, в хребте, в скуле, в горле...


- Эй, стойте! Вы кто такой? Что Вы делаете здесь?! – я почти ловлю его за рукав, вылетаю с ним на свет, на снег. Он тащит меня, я -  его? Непонятно. Увязаем в снегу, барахтаемся, отчаянно, я царапаю ему шею. На нас наваливается кто то третий.. Длинный, жилистый и горячий. Грэг.

Конечно, Грэг, кто еще. У него в руках нож, острый, охотничий кинжал, еще со времен Алжира и, если я не схвачу его за кисть, запястье, локоть, то   он просто перережет противнику горло. В решающие моменты для него все слишком просто.


Отфыркиваюсь от набившего рот снега, отвлекаюсь на долю секунды, хватаю локоть друга и неизвестный с кофром резко рванувшись, тотчас выскальзывает из под нас, бежит вдоль еловой аллейки на окраину поселка, вглубь, к прудам. Ручью. Что там есть? Я плохо знаю местность. Потертая вельветовая куртка с капюшоном мелькает между ветвей... Ели будто присели и топорщат подолы своих робронов под тяжестью снега.
- Черт, ушел, зараза!! – я плюю снег, превратившийся во рту в воду с привкусом глины. Ты его лицо видел? Узнать сможешь?
Грэг,  пожимая плечами, порывисто вскакивает, потирая колено.

– Волосы белесые... веснушки. Парень молодой вроде. Я его не рассматривал. На горле ожог какой то.. или пятна...
Почти не слушая его, машинально тычу в кнопки мобильного, но линия непрерывно занята. Опять выплевываю досаду на снег. И неловко ловлю руками внезапный вихрь из гипюрового платья фея и собольего палантина. Сапожки ее, синего, стильного цвета,из итальянской кожи, с оторочкой из норки, расстегнуты, и она, конечно, промочила ноги. Полный улет! Только этого не хватало.

- Ланка, офигеть, иди в дом, с ума сошла! – шиплю я на нее с хрипом, растерянно и неуклюже расставив руки, чтобы Грэг не увидел ее очередное «Босоногое безумие». Но она не слушает меня, падает в снег, рядом с ним.
- Мальчики, вы целы? – Она хватает меня и Грэга за руки, зачем то ощупывает наши  колени, локти, потом рывком поднимаясь отряхивает куртки и хрипит серебряным застывающим на холоде ручейком:

-Мишенька, Христа ради, водка где у тебя или йод, в машине? Алла Леонидовна в себя пришла, «скорую» не хочет, компресс же надо, лед, снег.. О, господи! – Она взмахивает кистями тонких ручек.- Что там в доме, ужас. Он зачем то все ее костюмы раскромсал театральные, а через день премьера. И на втором этаже перевернул все. Она говорит, что ничего не пропало, только снимки.. Вертинского и его письма...

К Холодной, Андерссон.. Господи... По голове то бить зачем?! Мы с Лешей даже веника там не найдем, в этом бедламе.- Ланка, беспомощно морщась, балансирует в сугробе в расстегнутых сапожках и я  с отчаянием смотрю на искорки снега, прилипшие к ее капрону. Что будет, если она простынет?!

***
...Грэг следит за моим отчаянным взглядом, фыркает, кусает губы, сипит что то, враз севшим горлом по французски или по польски, хватает ее за локоть, тащит к крыльцу, застегивает молнии на крошечных сапожках и кричит, уже - по - русски, срываясь в штопор отчаяния:
- Что ты делаешь?! Сумасшедшая. Ноги промочила насквозь! – В его ладонях ее лицо, губами он отогревает щеки, веки, лоб.- Несносная моя девчонка, замерзла. Почему не застегнула сапожки? –

Он пытается засмеяться, нахмуриться, улыбнуться – все разом и мы влетаем в тепло дома, где пахнет разбитой посудой, еловым лапником, пылью от книг и почему то – коньяком.. На кожаном скользком диване кутаясь в разорванную шаль, растерянная, похожая на большую птицу Демирова, шепчет, прижимая к себе ошеломленных Никушу и Лешку.

-Не бойтесь, дети. Он убежал... Как много стекла. И что ему нужно было? – Актриса заходится в кашле, потом вдруг начинает громко смеяться, тяжело дыша, хрипя, клокоча:
- Чертов идиот.. Он кого то подослал.. Как я могла решить, что он успокоился? Старая дура!

- Сумка. – вдруг еле слышно шепчет Лана.. Моя бисерная сумка. Клатч. Я ее бросила тут, на стул, под лестницей, как мы вошли.. Там ключи. И еще есть морская соль. Нюхательная. И валидол. Миша, поищи..
Пока Грэг бережно ведет Ланушку к дивану, умело лавируя между осколками битой посуды, я тщетно таращусь на пустой стул под лестницей, шаря руками по потертой гамбсовской обивке.
- Королева моя, нет сумки никакой здесь. Совсем. Может быть, ты ее в машине забыла? Сейчас, схожу, принесу... Опять вылетаю на крыльцо, перевожу дух, осторожно обхожу дом... Возле черного входа в одном из сугробов что то голубовато поблескивает.. Ремешок, лента.. Тяну осторожно, и мокрый бисер клатча холодит руки. В сумке все цело: тюбик нюхательной соли, пачка валидола, крохотный французский carnet, зеркальце, записка Грэга, комочек платка.. пачка салфеток... колготки.. Все на месте, кроме ключей.. Именно это и было ему нужно больше всего: ключи от квартиры у залива, в аллее генерала Карпова.. И как я сразу не догадался, болван самоуверенный?! Грэг трогает меня за плечо. Горячая, жилистая ладонь.
- Ну, что, нашел? –
- Да, вот, – Я протягиваю ему открытый клатч. – Все цело, кроме ключей. Даже колготки. Не фетишист, е - мое! – пытаюсь улыбнуться. И даже пошутить:
- В отличии от меня.
Он фыркает, хрипло, отрывисто хохоча, и прикладывая пальцы к губам, бежит, раскинув руки, навстречу голубому велюровому вихрю с соболем на плече и курткой в руках... Наш фей неугомонен! Она опять рядом.
-Горушка, ну как это же - раздетый? В доме душно, а здесь - холод. Твое горло. – Она бормочет еще что то, по голубиному, прильнув к нему, зарывшись губами в четкий, почти – бретонский- профиль, смуглость щек, остроту кадыка....

-Ласточка, что ты, ерунда! Я на минуту только! Вот твоя сумочка, проверяй свои сокровищ – ча! – Он по детски безмятежно улыбается, во все тридцать два зуба, пленительно, бережно рокоча над нею и осторожно отводя к крыльцу. Трудно поверить, глядя на всю эту буколику[1], что еще пять, десять минут назад этот человек мог хладнокровно перерезать ножом глотку не прошенному гостю - бриганту[2], не мешкая при этом и доли секунды, не задумываясь, не вдаваясь в подробности, без лишних эмоций и словес... Я не могу привыкнуть к резким сменам его натуры, перевоплощениям, казусам, всем граням его непостижимого, сложного характера, несмотря на то, что знаю его почти двадцать лет.. Никак не могу. Мой друг явно похож на вулкан под холодной шапкой снега на вершине. Вершина стоически невозмутима. Лед над нею и высь неба кажутся вечными. Но только на первый взгляд. Какая лава клокочет в недрах и жилах, в жерле вулкана, ведомо одному лишь Создателю. Да и то – не всегда.... Увы!


[1] Буколика – идиллическая, сельская, пастушеская сцена. Автором данное слово употреблено в значении: романтическая, нежная. [2] Бригант – здесь авантюрист, разбойник, грабитель. Автор.  





Рейтинг работы: 49
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 227
© 05.01.2017 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2017-1873043

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Долорес       22.09.2017   13:46:09
Отзыв:   положительный
КЛАССНАЯ ГЛАВА!
БОЕВИЧОК С ТРИЛЛЕРОМ.
НО СЛАВА БОГУ. ВСЁ ЖИВЫ ОСТАЛИСЬ.
ЖАЛЬ ДЕМИРОВУ. ПОСТРАДАЛА ОНА НИ ЗА ЧТО.
МУЖЧИНЫ ВЕЛИ СЕБЯ ОЧЕНЬ ДОСТОЙНО, КАК И ПОДОБАЕТ ИСТИННЫМ КАБАЛЬЕРО.
МАЛЕНЬКИЙ ФЕЙ ЧУТЬ НЕ ЗАМЁРЗ В РАССТЁГНУТЫХ САПОЖКАХ, ДА В СНЕГУ.
ЧИТАЛА С ОГРОМНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ.
МОЛОДЕЦ!!!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       22.09.2017   13:49:27

он такой смешной - фей.. он мерзнет от ветерочка... :%)))))))))))))))))))))))))))) Спасибо огромное за прочтение...
Людмила Володина       09.01.2017   16:13:21
Отзыв:   положительный
Светланочка,спасибо за волнующий мир образов,что открываете своим талантом! Если я правильно поняла - будет продолжение? Знаю точно одно - по мере возможности перечитаю всё опубликованное на сайте (очень интересна мастерская поэзия,что флёром обволакивает и прозу).Хочется познавать и учиться такому волшебству полётности пера...Светлого Рождества!! С искренней сердечностью, Л.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       09.01.2017   16:38:40

Да. Конечно будет. Пишется роман. Спасибо за отзывы... Обнимаю. Волшебного Рождества. Творите. Не бойтесь... Пишите.
Инна Филиппова       07.01.2017   09:20:41
Отзыв:   положительный
Благодарю за еще одну главу про твой мир и твоих героев!
Замечательно, насыщенно, волнующе...

С нетерпением жду дальнейшего развития событий.

Спасибо тебе.

Твоя...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       07.01.2017   11:52:49

Спасибо. люблю...
Ди.Вано       06.01.2017   08:14:25
Отзыв:   положительный
Энергично, объёмно, интригующе...
Спасибо!!!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       06.01.2017   10:58:28

Я очень Вас благодарю. Счастливого Рождества, хорошего Новогодья!!!









1