Глава 78 - Навстречу своему предназначению


ПРЕДВЕСТНИКИ РАССВЕТА





Часть VII - Меч, пронзающий мрак
Глава 78 - Навстречу своему предназначению  

                         


       Небо заволокли тяжёлые тучи, от этого на улице потемнело раньше обычного. Дождь всё усиливался. Он хоть и был мелким, но неприятным и холодным. Макс застегнул ветровку и притянул капюшон. Тамара раскрыла зонтик.
       – Уместимся как-нибудь, – сказала она, приглашая Макса под свой зонт.
       – Да брось ты! Где здесь такси-то можно поймать?
       – Только на проспекте, – ответила Тамара и посмотрела налево, где узкая улочка примыкала к проспекту. – Нет! Туда нельзя! Там их машина! Они ждут нас! Что делать?
       – Прекрати паниковать. Да кто они такие?
       – Я знаю, как пройти дворами. Пошли.
       Тамара схватила Макса за руку и потянула в подворотню.

                             

       Люди, сидевшие в злополучной машине, действительно ждали их. И не просто так они оказались в этом месте. Тамара случайно подслушала разговор Георга с каким-то Владленом, которому он назначил встречу именно в этом кафе в семь вечера.
       Ровно без пяти семь Владлен ждал всю компанию около входа. У них изменились планы, надо было срочно куда-то ехать. Тамара этого не знала, разумеется. Георг не собирался заходить в зал. И то, что он увидел Тамару через стеклянную дверь, было роковой случайностью.
       А дальше произошло странное. Георг не мог понять, почему он ушёл. Как будто его заставила какая-то сила. У парня действительно гипнотический взгляд. Этого унижения он никогда не простит ни ей, ни ему.

       – Здесь даже быстрее. Теперь направо, за второй аркой проспект будет.
       – Я вижу, ты здесь уже бывала.
       – Да, была один раз. Давно. С Янкой ходили.
       – Осторожней, Том, лужа. Давай руку.
       – Мог бы уж и перенести девушку, – кокетливо произнесла Тома.
       Макс посмотрел на её туфельки, потом легко подхватил на руки и одним движением перескочил лужу. Она прижалась к нему и поцеловала в губы.
       – Вот этого не надо! – раздражённо произнёс Макс, ставя Тамару на землю.
       – Что ты так испугался, дурачок? Это был просто дружеский поцелуй… в знак благодарности, – как ни в чём не бывало ответила Тома.
       – Далеко ли направляемся? – громко произнёс мужской голос.
       Тамара сразу его узнала. Это был Владимир, ближайший помощник Георга и по совместительству его водитель.
       – Они здесь, Пташ.
       Тома не раз слышала это слово – Пташ. Так иногда называли Георга Стефановича его люди. Фамилия это или прозвище, она не знала.
       Что произошло дальше, Тамара поняла не сразу. Всё было стремительно, почти молниеносно. Максим резко толкнул её в плечо так, что она отлетела в сторону, прямо в кусты. Потом последовал щелчок, за ним ещё один.
        Макс упал. Тома смотрела, как он падает – медленно и плавно, словно в замедленном кино.
       Спустя много лет этот момент снился ей долгое время.
      – Где она? – Тамара узнала голос Георга.
       Разворачивающаяся машина осветила фарами место действия и людей, участвующих в этой трагедии.
       – Уходим, Пташ! – закричал кто-то.
       Послышался топот убегающих людей. Убийцы скрылись с места преступления через арку, где их ждала машина.
       Тамара вылезла из своего укрытия.
       – Помогите! – закричала она, рыдая.
       Её колготки были разорваны, плащ – в грязи, розовый зонтик валялся в луже, а рядом под дождём неподвижно лежал человек. И этот человек спас ей жизнь. Первая пуля предназначалась ей. И если бы Макс не толкнул её в плечо, лежала бы она сейчас рядом с Максом или вместо него.
       – Помогите! Кто-нибудь! Может быть, он ещё жив!
            
                         
       
      Тамара не помнила, откуда взялись подбежавшие люди, кто вызвал «скорую». Всё было как в тумане.
       «Скорая» приехала в течение десяти-двенадцати минут. Больница имени Захарова через улицу. Всё происходило быстро и чётко. Приёмное отделение… операционный стол… доктор Зорянский… Остальное нам известно.

       По мокрому асфальту на огромной скорости летела машина – Газ 24 белого цвета. Сильный косой дождь давал постоянную работу дворникам.
       – Не гони так! – крикнул Георг водителю, пытаясь прикурить сигарету дрожащими руками.
       – А чего ты так нервничаешь, Пташ? Не ты парня завалил.
       – Я не из-за этого нервничаю. На тот свет ты нас на такой скорости отвезёшь.
       – Стефаныч, а краля жива осталась, – подал голос с заднего сиденья Владлен. – Парень её оттолкнул.
       – Герой! – Вовчик саркастически улыбнулся. – Вот как ща врежемся в грузовик, и встретит нас этот герой на том свете.
       – Заткнись, придурок. Накаркаешь! И на дорогу смотри.
       – Ты этого боишься? Да, Пташ?
       – Это тебе надо бояться, Вовчик.
       – А чего я-то? Не ты ли сказал, что гипнотизёра мочить надо, пока не опомнился? И кралю тоже. Не помнишь? А с меня взятки гладки, я – птица подневольная. Под тобой хожу.
       – Я просил убрать только парня.
       – Я так и сделал.
       – Ты мог в неё попасть.
       – Мог. А, может, даже и попал. А ты попробуй сам в темноте пойми, кто где.
       – Я смотрю, разошёлся ты не по делу, Вовчик! Она мне ещё нужна была… Всё! Хватит об этом!        
       – Действительно, Володь, не нагнетай, – вмешался в разговор четвёртый участник, сидевший на заднем сидении, рядом с Владленом. – А мочить надо было обоих, Пташ, чтоб думок не оставалось.
       Георг обернулся назад:
       – Это кто это там рассуждать взялся? Ты там был, чтобы рассуждать-то? Ты в машине сидел. Задержись мы на секунду, и всё.
       – Что всё?
       – В другом месте сидели бы.
       – Да? А краля-то твоя, Пташ. А испачкался Вовка.
       – Ему не привыкать.
       – Володьке не привыкать. Это правда. Только краля всё одно донесёт.
       – Не донесёт. Не выгодно ей это.
       – Вовчик, а, может, ты её всё-таки задел? – спросил Владлен.
       – Не знаю. Может, и задел.
       – Скорость сбавь, ещё раз говорю! – повысил голос Георг.
       – А если за нами уже гонятся? По горячим следам, так сказать.
       Вовчик протянул руку к автоприёмнику. Он крутил ручку, постоянно отвлекаясь от дороги. Машина неслась на предельной скорости.
       – Ну, на фига тебе это надо?
       – Музыку свою хочу найти. А чего? А то едем, как на похороны.
       – Скорее, с похорон, – саркастически поддакнул Владлен.
       Вовчик засмеялся и, повернувшись назад, показал Владлену большой палец.
       – На дорогу смотри!
       – Не ори, Пташ. Всё под контролем.

                         

       Сутки Тамара провела в больнице. Потом пришёл следователь, приятный молодой человек с раскосыми глазами. Он вытащил из папки фотографии и показал Тамаре. Она опознала всех четверых. Следователь выслушал девушку и успокоил её, сказав, что бояться больше некого. Машину преступников с четырьмя обгоревшими трупами обнаружили на Новом шоссе тем же вечером. Экспертиза показала, что это были: Георг Пташевский, Владлен Мицкевич, Владимир Урсанов и Анатолий Дугин.
       – А что случилось там? – спросила Тома.
       – Дождь, дорога мокрая, скорость очень большая у них была. Занесло на встречку, прямо в бензовоз. Водитель бензовоза успел выскочить. Ну, а дальше, сами понимаете, взрыв…
       – Это их Бог наказал, – произнесла Тамара.
       – Может, и Бог. Но дела за ними кое-какие были… Доктор сказал, приятель Ваш жить будет. Вы ему здесь ничем не поможете. Давайте-ка я Вас подброшу до дома. Вам же переодеться надо и умыться. Лицо у Вас грязью заляпано и волосы. А как очнётся Ваш…
       – Максим, – подсказала Тома.
       – Как очнётся Максим, Вы уже здесь будете, красивая и чистая.

       Тамара взяла отпуск на работе, чтобы каждый день быть с Максом. Янка плакала навзрыд, слушая эту драматическую историю.
       – Бедный Максик! – причитала Яна. – Дура ты, Тамара! А если бы тебя убили? Что бы я без тебя делала? Ненавижу тебя!
       – Ян, ну, всё же обошлось.
       – Ты считаешь, обошлось?
       – Конечно. Он же жив остался, а их нет. А главное – цели своей я добилась. Надо было бы всё-таки с тобой поспорить.
       – Ну, ты и монстр!
       – Да ладно.

                               

       Какое яркое солнце! Какой тёплый песок! Какое ласковое море! Приятный ветерок шевелит нежно-зелёную листву деревьев! Он уже видел этот сон. Он был уже в этом месте.
       – Максимка!
       – Мама!
       – Мой малыш!
       – Я уже взрослый, мама.
       – Я знаю, сыночек. Но для меня ты всегда будешь моим малышом. Я люблю тебя, мальчик мой.
       – Я чувствую это.
       – Смотри.
       – Это папа?
       – Да.
       – И бабушка!
       – Наша любовь будет оберегать тебя и твою семью.
       – У меня будет семья? Когда?
       – Уже скоро. Видишь эту дорогу?
       – Она похожа на радугу! Так и сияет!
       – Это луч чистого Света. Иди по нему, Максимка. Теперь тебе это можно. Твоя Настя идёт к тебе навстречу. Иди, не бойся.
       – Я не боюсь.
       Под его ногами сияющий луч казался тонким, как струна. Но ему не было страшно. Он шёл, как канатоходец, умело балансируя руками, легко, спокойно, уверенно, как будто всю жизнь этим занимался. Настя была ещё далеко, но он уже видел её, чувствовал. А луч вибрировал, издавая невероятные космические звуки. С каждым шагом Макс всё глубже проникал в музыку мирозданья, а музыка проникала в него. Это была как бы сонастройка его внутреннего мира с другими мирами, которых миллионы.

                               

      Макс открыл глаза. Тамара сидела рядом, читая книгу.
       – Что ты здесь делаешь? – тихо произнёс он.
       – Максик, как ты? Как ты себя чувствуешь?
       – Тебе здесь не место. Иди домой, пожалуйста.
       – Ты, наверно, всё забыл. Мне нельзя идти домой. Меня хотят убить. Те, кто стрелял в тебя.
       – Их нет в живых.
       – Откуда ты знаешь? К тебе приходил следователь?
       – Я просто это знаю.
       – Я хочу ухаживать за тобой.
       – Не надо. Живи своей жизнью.
       – То, что произошло, нас крепко связало. Неужели ты всё забыл?
       – Я никогда не смогу выбрать тебя потому, что есть Она. И Она всё ближе и ближе ко мне. Прости.
       – Ты бредишь.
       – Я устал.
       Максим закрыл глаза и снова погрузился в сон. Он видел себя лежащим на больничной кровати, и в то же время продолжал идти по светящемуся лучу навстречу своей любимой, навстречу своему предназначению, навстречу Свету.  

                             

       Поздний вечер. Вопреки пожеланиям Макса, Тамара решила остаться в его палате до утра, у неё был пропуск, подписанный Зорянским. Палата одноместная, и никому она не помешает. Закончились вечерние процедуры. Дежурная сестра дремала на посту.
       В тишине коридора послышался звук шагов, а точнее, стук женских каблучков. Тамара оторвала взгляд от книги и посмотрела на Макса. Он спал. Шаги приближались. Тамара нисколько не сомневалась, что это кто-то из медперсонала. Дверь открылась.
       В палату вошла девушка. Её длинные волосы были заколоты в пучок с хвостом. На ней была укороченная кожаная курточка и джинсовая юбка миди с небольшим разрезом, открывающим изящные сапожки на невысоком узком каблучке. Что-то в этой девице поразило Тому. В первый момент она потеряла дар речи, но потом опомнилась.
       – Вы чего здесь ищите? – спросила Тамара, оглядев девушку. – Здесь нельзя без халата и бахил.
       Но девушка не обратила внимания на Тамару и быстрыми шагами направилась к кровати Макса. Тома вскочила.
       – Ты кто такая? Что тебе надо? Не смей к нему подходить! Выйди отсюда немедленно!
       Девушка, даже не взглянув, вытянула руку в сторону Тамары, буквально пригвоздив её в кресло. Тома поняла, что не может ни шевелиться, ни говорить. Её как будто парализовало.
       Некоторое время девушка просто смотрела на Макса. Потом она дотронулась до его груди, лба и руки. Макс открыл глаза и улыбнулся.
       – Настя, – шептали его губы.
       Да, это была его Настя. Она приложила палец к губам, потом взглянула на Тамару своими изумрудно-зелёными глазами. Было что-то поразительное в этом взгляде, какой-то магнетизм. Прошло всего несколько секунд, и Настя вышла. Макс вскочил и бросился к двери.
       – Ты куда? С ума сошёл? Тебе нельзя вставать! – кричала Тамара, пытаясь удержать Соколина.
       Но он уже выскочил в коридор. Насти и след простыл. Тамара нажала кнопку вызова сестры. Медсестра Оксана была в полнейшем шоке.
       – Как Вы встали-то? Немедленно ложитесь! Немедленно! – говорила сестра.
       – Зачем Вы её пропустили? – кричала Тамара.
       Но Макс был с ней не согласен.
       – Правильно сделали, что пропустили.
       Оксана ничего не понимала.
       – Тихо! Я никого не пропускала.
       – Я сама видела! – твердила Тамара.
       – Вам приснилось, деточка, – парировала Оксана. – И не орите, здесь больница.
       – Я всё видела! Вы пропускаете неизвестно кого!
       Оксана махнула рукой и отвернулась от Тамары. Она с удивлением смотрела на Макса.
       – Вы как себя чувствуете?
       – Отлично я себя чувствую. Выписываться мне пора. И, в конце концов, почему у меня даже тапочек нет? Где можно купить тапочки?
       – В холле, на первом этаже, – изумлённо ответила Оксана. – Только уже всё закрыто. Скоро ночь. Завтра принесём Вам тапочки. Посоветуемся с Вячеславом Геннадьевичем.
       – Если не принесёте, я босиком сбегу, понятно?
       – Понятно, понятно. Ложитесь. У Вас шок.
       – Нет у меня никакого шока. И Тамару больше ко мне не пускайте. Нечего ей здесь делать. У меня невеста есть.
       – Да ложитесь Вы. Я всё сделаю.
       Макс лёг и мгновенно уснул.
       Медсестра посмотрела на Тамару и строго сказала:
       – Я буду говорить с Вячеславом Геннадьевичем, чтобы Ваш пропуск был аннулирован. Если это повторится, ночевать будете в холле.
       Тамара решила промолчать, чтобы Оксана не выгнала её немедленно.

       – Да-а! – прошептала Оксана, выйдя из палаты. – Вот это чудеса!

Продолжение следует   https://www.chitalnya.ru/work/1863315/

                        





Рейтинг работы: 31
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 164
© 20.12.2016 Светлана Веданова
Свидетельство о публикации: izba-2016-1860863

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Татьяна Максименко       22.12.2016   15:20:50
Отзыв:   положительный
Лана, замечательно!
Теперь стало ясно как Макс был ранен. Как красиво прошёл он по Лучу Света!
И Настя, применив свою магию, поставила его на ноги!

С благодарностью.


Светлана Веданова       22.12.2016   21:22:56

Спасибо, Танечка! Ты всё правильно поняла! Ты - очень тонкий человек!
С нежностью.


Валентина       20.12.2016   18:13:30
Отзыв:   положительный
Светлана,большое Вам спасибо за интересную главу,за Ваше творчество. Жду продолжения.

Светлана Веданова       20.12.2016   18:57:31

Я благодарю Вас, Валя, что читаете. И спасибо большое за Ваши душевные отзывы!

Долорес       20.12.2016   05:39:05
Отзыв:   положительный
ДА, ТЕПЕРЬ РАЗВОРАЧИВАЮТСЯ НАСТОЯЩИЕ ЧУДЕСА. МАКСИМ,КАК Я ПОНЯЛА, НАХОДИЛСЯ В СОСТОЯНИИ КЛИНИЧЕСКОЙ СМЕРТИ? ИЛИ ЭТО БЫЛ ЕГО СОН? СНАЧАЛА ОН ВИДЕЛ МАТЬ, ПОТОМ ПРИШЛА НАСТЯ...ЗДЕСЬ НЕМНОЖКО НЕ ПОНЯТНО. А КАК ОН ВСТАЛ, КОГДА НАХОДИТСЯ В РЕАНИМАЦИИ?
ВИДИМО, Я ЗАПУТАЛАСЬ.
ТАК ВСЁ ОТЛИЧНО, И СЮЖЕТ КРАСИВЫЙ.
СПАСИБО, ЛАНОЧКА!


Светлана Веданова       20.12.2016   06:30:06

Всё не так. Ты просто забыла, что было раньше. Какая может быть клиническая смерть, если совсем недавно врач Вячеслав Геннадьевич говорил ему, что он пошёл на поправку. Это было в начале части. Все последующие главы показывали ЧТО его в эту больницу привело. Далее, сон очень важный. У него был похожий сон в Ногарске, он видел себя ребёнком, видел мать, которая объясняла ему, что его ждёт. Тот сон готовил его к тому, что ему предстоит пережить, а в этом он уже готов пройти по лучу сонастройки. Его вибрационный диапазон повысился и расширился. Теперь он может применять свои способности, используя и другие миры.

Никакой реанимации тоже не было. Просто было тяжёлое состояние. Палата реанимационная и интенсивной терапии - не одно и то же.

Реанимационные мероприятия - это меры по возвращению и поддержанию основных жизненных функций организма, реанимация невозможна без проведения интенсивной терапии. Но может быть интенсивная терапия без реанимационных мероприятий, например, в послеоперационном периоде - внутривенные введения лекарств постоянно в течение суток (а не просто капельница на пару часов), мониторинге показателей жизненно важных функций (к больному подключены датчики и прочее) и т. д. Но и то, и другое осуществляется, как правило, в одном отделении - реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ, либо АРИТ - анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии). Поэтому и разница для обычного человека практически незаметна. Существенно это только для врачей, которые работают в этом отделении.

НАСТЯ ПРИХОДИЛА НА САМОМ ДЕЛЕ. Чудеса всё это - только для "слепых" - медсестры Оксаны, Тамары. А вообще-то всё в порядке вещей. Насте не надо было, чтобы её видел кто-нибудь из медперсонала. Как она зашла и вышла, это её секреты. И раскроет она их чуть позже.

Просто, видимо, трудно воспринимать, пока роман ещё не закончен. И выкладываю я только по главе по мере написания. Вот постаралась объяснить, как могла. Извини за неудобства, Галочка.


Долорес       20.12.2016   13:10:50

СПАСИБО БОЛЬШОЕ, ЛАНОЧКА! ТЫ МЕНЯ ПРОСВЕТИЛА.









1