Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Царь Кулумыс. 3 акт


Царь Кулумыс. 3 акт
3 АКТ
Картина 1
(Светлица Ои во Дворце. Змеиго и несколько мастеров заканчивают отделку, драпировку.)
ЗМЕИГО. Вот и всё, работа окончена. Мастера, благодарю всех. Вы свободны, ступайте, готовьтесь к пиру.
(Мастера раскланиваются, собирают инструменты и уходят. Змеиго подходит к витражному окну.)
ЗМЕИГО. Ага, на главной площади уже началось народное гуляние. Здания украшены цветами, играют музыканты. На ступенях Дворца сооружена свадебная арка. Эх, как я не хотел встретить этот день – день крушения моих надежд и мечтаний! Лучше бы я погиб в тайге, чем присутствовать на свадьбе Кулумыса и моей Ои! Но то, что я узнал, заставило меня вернуться.
А люди веселятся, поют, танцуют. Вся площадь стала Танцплощадкой! Они не подозревают о беде, которая нависла над Городом. Но я спасу их!
Вместе с тем, меня терзают сомнения. Тридцать лет мы жили в тиши и покое. Ни один чужеземец не ступал на нашу землю. И первый же чужак внёс в мою душу смятении. Не странно ли? Я сразу поверил и доверился ему. Но почему? Да, он произвёл на меня впечатление честного и знающего человека, говорил искренне, убедительно. Он предупредил о происках врагов. Но… не только это. Наконец, за многие годы у меня бы собеседник, которому я мог поведать самое дорогое – рассказать о моей любви. И он указал мне путь к сердцу красавицы. И всё же: прав ли я в намерении устранить царя и увести народ за собой? Гм-м…
Нет. Что толку терзаться сомнениями? Всё решено. Всё решится в эту ночь: моё счастье или моя погибель.
Но, чу, сюда идут! Скроюсь.
(Змеиго прячется в нише окна. Входит Оя, сопровождаемая служанкой.)
ОЯ. Ох! Та посмотри, какая красота! Какой вкус, какое изящество! не думаю, что ещё где-то есть такое великолепие!
СЛУЖАНКА. Это всё Змеиго. Он замыслил, построил и украсил Дворец. А в Светлицу, говорят, он вложил свою любовь к тебе, принцесса!
ОЯ. Вот ещё! Прекрати глупые разговоры! Змеиго наш верный друг, брат – и только. Мой кумир Кулумыс. Для меня нет мужа, кроме него.
Я часто вспоминаю ту страшную ночь, бурю, ливень, сверканье молний, когда мы, дети, бежали из осаждённой врагами столицы Саян. Мы пробирались узкой тропой по обрыву, над беснующейся рекой. Над нами высились грозные утёсы, внизу ждали жертву острые камни, бездонные водовороты. А мне было покойно, ведь моя ручонка лежала в крепкой руке Кулумыса, и он вёл меня вперёд. И тогда я полюбила, полюбила на всю жизнь! Дети племени шли за нами, и мы нашли в тайге, в горах, новую страну и поселились в ней. Мы с Кулумысом дали обет заключить наш брачный союз только тогда, когда будет построен Каменный Город, и Саяны будут процветать.
И вот прошли годы, мы выполнили свою клятву и наша свадьба состоится сегодня. О, как я счастлива! Пусть сегодня вместе со мной ликуют и веселятся все люди, вся природа! Посмотри, какой чудесный день сегодня! Как радостны все вокруг!
СЛУЖАНКА. А как же Змеиго? Он уже несколько дней ходит сам не свой и часто пропадает где-то в тайге. Мне жаль его. Почему я всего лишь служанка?
ОЯ. Ах, ты всё про него! Мне надоело. Да и пусть бродит по тайге – его дело. Охотничий пёс Кулумыса БорзОй и богатырский конь Тайгиш, когда не служат хозяину, тоже вольны идти куда хотят, и добровольно ведут дозор вокруг Города. А Змеиго, что ж, он немного похмурится, поскучает и успокоится. После нашей с Кулумысом свадьбы он получит все заслуженные почести, награды, достойные его. И мы найдём ему жену, добрую и красивую. Да вот хотя бы тебя, глупая, ха-ха! А кстати, это идея! Ведь ты теперь фрейлина царицы, а значит вторая дама в стране!
СЛУЖАНКА. Н-ну, я пожалуй… не откажусь от такого мужа! Пусть он и не воин, но он такой умный и талантливый, и сочиняет такие замечательные песни, что моё сердце тает в его присутствии.
ОЯ. Смотри, не растай раньше времени, ха-ха! Решено, сегодня же вечером мы сведём вас поближе. Ну, всё, довольно болтовни, побежали на площадь. Сегодня я хочу веселиться и хочу танцевать! А потом наступит ночь – наша первая ночь с любимым! О, скорее приди ночь счастья!
Давай же руку, побежали! Ха-ха-ха!
(Девушки, весело смеясь, убегают. Змеиго выходит из своего укрытия. Он мрачен.)
ЗМЕИГО. Негодница Оя! Она смеётся над моей любовью?! Она сравнивает меня с верным псом?! О, женщина! Ты не знаешь, как может укусить пёс, униженный своим хозяином!
Всё. Кончено. Прочь сомнения. Я сделаю ЭТО.
Вот и солнце уже клонится к закату. Пора идти, встретить Туранчока с его караваном, и проводить заповедной тропой к Каменным Воротам. А когда звёзды появятся на небосводе, я отворю Ворота, а там… Купец поможет мне одолеть Кулумыса. Я спасу народ Саян и тогда Оя… насмешница, изменница, но… такая желанная Оя, станет МОЕЙ!
Любовь – я преступаю роковую черту ради тебя. Пусть действует моё сердце и молчит разум. Иду!
(Змеиго пристёгивает к боку меч, уходит решительным шагом.)

Картина 2
(Ночь. В Светлице двое – Кулумыс и Оя. Они стоят возле брачного ложа. За окнами Дворца ярко горят факелы, веселится народ.)
ОЯ. Милый муж! Как приятно мне называть тебя так! Наконец исполнена наша старая клятва, и сегодня мы дали обет любви и верности друг другу. Наши судьбы, и без того шедшие рядом, соединились. Мы много трудились, страдали, терпели. Пусть наши дети живут счастливее нас и не знают бед, защищённые стенами Каменного Города и родной тайгой.
Любимый, поцелуй меня!...
О, как холоден твой поцелуй… Что случилось? Я ли тому виной?
КУЛУМЫС. Нет-нет, любимая! Только неспокойно моё сердце, бьёт тревогу. Чудится, что враги окружают нас, как хищные звери. Мнится мне, что Каменный Город взят степняками.
ОЯ. Как, почему? Среди мира, среди торжества, тебя настигла тревога? Разве каменные стены не надёжны? Разве стражи не бдительны? А чудесные Ворота, созданные Змеиго, разве не способны сдержать целую армию?
Успокойся, милый, страхи твои напрасны. Это всё от долгого ожидания нашего счастья. Пусть моя любовь исцелит тебя от тревог. Обними меня, мой царь, ложе любви ждёт нас! Мы вместе и никогда больше не расстанемся!
КУЛУМЫС. Ты права, верная жена моя. Пора отбросить тревоги и насладиться друг другом.
Признаюсь, дурные мысли внушило мне отсутствие на пиру нашего брата Змеиго. Неужели он действительно был влюблён в тебя? Завтра же я с ним поговорю и решу это недоразумение.
Змеиго верный и достойный помощник мой. Я дам ему награду, любую, какую он запросит.
А ещё старая Буйба говорила мне что-то о предостережении дУхов, о предательстве в народе Саян. Я, было, послушался ведьму и начал розыск, но теперь вижу, что она ошибалась. Теперь, после нашей свадьбы, все опасения ушли в небытие. Каменному Городу никто и ничто не угрожает. Утро следующего дня будет первым утром эпохи добра и процветания!
ОЯ. Мой муж, возьми меня в свои объятия! Скрепим нашим союзом крепость каменных стен!
(Оя снимает с головы венок, с плеч роняет на пол узорчатый плащ. Кулумыс слагает шлем с перьями, вешает на спинку ложа боевой меч и обрамлённый серебром рог.)
КУЛУМЫС. (Обнимая жену) Властитель всегда должен думать о народе, но приходит час, когда и самый великий человек склоняется перед силой Любви! Моя несравненная Оя, люблю тебя!...
(Внезапно за стенами дворца раздаются крики ужаса, звон оружия, вопли раненых. Царь, оставив жену, устремился к мозаичному окну.)
КУЛУМЫС. Что там такое?! О, моё сердце, не зря ты трепетало и молило – ужасное свершилось! Танцплощадка перед Дворцом превратилась в Поле Битвы. Не может быть! Откуда в Каменном Городе такое множество монгольских воинов?! Они без жалости убивают безоружных Саян! О, силы небесные, за что нам такое бедствие?!
Мой народ, город, царство – они гибнут!...
Но нет, у настоящего бойца нет ни страха, ни сомнения. Где мой меч? В бой! Пусть врагов тьма, но и мужества Саянам не занимать!
Воины, друзья, ко мне! Прославим подвигами свои имена! Пусть будущие поколения складывают песни и легенды о нашей последней битве! Вперёд! В неравный, в смертельный – в бой!
Прощай, Оя, моя жена-красавица! Помни, ты – царица! Твоя любовь будет мне щитом в сражении!
(Кулумыс с обнажённым мечом, без брони и без шлема, выбегает из Светлицы.)
ОЯ. (В отчаяньи) Муж мой! Царь! Жизнь моя!... Ушёл.
(Встав у окна) Вот он, вступает в сражение. Бьётся! Враги гибнут от его меча, бегут! Рядом с Кулумысом ещё воины-Саяны. Но… о небеса, как их мало!
А от Ворот спешат ко Дворцу новые полчища врагов. Среди них могучий воин в золочёных доспехах сверкающих в огнях пожаров. Ах, да это же, верно, молодой хан Сибири! Беда, беда!
(Оя отворачивается от окна) Нет, я не могу смотреть, как убивают и умирают люди.
О, всемогущие дУхи! Умоляю вас: защитите Каменный Город, защитите Саян! Явите ещё раз великое чудо, явите великую милость. Если для этого нужна моя жизнь – возьмите её! Духи-и!!!
(Оя, стоя на коленях, молится на стены Светлицы, где на фресках изображены деяния предков. Зал накрывает непроницаемый мрак.)

Картина 3
(Мрак в Светлице рассеивается. Девушка, по прежнему, на коленях. Перед ней стоит Буреломная Ведьма. Она стала выше, больше, чем была Буйба. Одета в плащ до пят из пихтовых лап, на голове большая шапка. Каменная.)
ОЯ. Ох-х! Бабушка, хорошо, что ты пришла. Мне было так страшно. Знаешь, нас постигла страшная беда – враги напали на Каменный Город. Буйба, ты же говорила, что когда мы с Кулумысом…
БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Нет. Знай, девица, нет больше Буйбы. И Ведьма скоро покинет этот свет.
Боги отвергли нас, и нет Саянам спасения. Племя Саян погибло. Его жалкие остатки растворятся в гуще более сильных народов. На эту землю придут века тьмы, алчности, злобы. Любовь проиграла здесь сражение. Кулумыс уже не будет твоим никогда.
ОЯ. Неужели никакие мольбы, никакие обеты не помогут? Даже самые юные, чистые, они – погибнут?
БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Да. Лишь тебя, светлая Оя, могу спасти я, той силой, что дарована мне предками. Прими этот дар.
Не печалься, девица, забудь о том, что было и прими свою новую судьбу.
Твоим мужем станет тот, кто первым из смертных войдёт в Светлицу. У тебя есть выбор.
Хочешь, это будет… Змеиго, твой друг с детства? Он предал свой народ, да, привёл врагов.
Но сделал это из горячей, безумной любви к тебе, непорочная дева. Он сделает тебя счастливой, сделает известной всему миру. Его стихи и песни о тебе будут знать все народы. Статуи, изваянные им, переживут века. Твоей красотой будут восхищаться будущие поколения, прославят и другие художники, писатели, артисты. Хочешь?
ОЯ. Нет!
БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. Может быть, пускай сюда войдёт Туранчок? Известный своими хитроумными проделками ловкач-купец. Он сделает тебя счастливой, сделает богатой. Туранчок увезёт тебя в страну, где никогда не бывает зимы, увезёт к ласковому тёплому морю. Используя свою ловкость он станет министром знатного владыки. Ты будешь купаться в роскоши, жить в довольстве, любая твоя прихоть будет исполнена. Хочешь?
ОЯ. Нет!
БУРЕЛОМНАЯ ВЕДЬМА. А хочешь, твоим мужем будет Козой-хан, молодой повелитель сибирских просторов? Внук Чингиз-хана, обладатель земель от Великой Стены до Уральского Каменного пояса. Он сделает тебя счастливой, сделает знатной. Когда Козой-хан наследует трон Чингиза, ты станешь Императрицей, владычицей полумира. Все богатства земли, все страны будут у твоих ног. Миллионы людей будут страшиться твоего гнева или славить твою милость. Твои дети станут царями покорённых стран. Хочешь?
ОЯ. Нет! Никто из мужей мне не нужен, кроме Кулумыса. Ни одна страна в мире не заменит мне нашего города в горах. Зря ты искушаешь меня, Ведьма! Ты сулишь мне сказочную и лёгкую жизнь, но она мне не нужна. Мне дорога только моя любовь. Если нам с Кулумысом не суждено быть вместе, то и жить мне незачем. Смерти я не боюсь. Боюсь лишь жить без чести и без любви.
Ведьма, молю тебя: помоги мне всегда быть с моим любимым в моей стране!
(Пока Оя говорит, Светлицу озаряет яркое красное сияние, подобное пожару. Из углов зала появляются дУхи. Они танцуя окружают Ою и Ведьму. Буреломная Ведьма превращается в Мать Саян.)
МАТЬ САЯН. Пусть будет так, как ты хочешь, дочь моя! Ты никогда не умрёшь и всегда будешь рядом с возлюбленным! Я сказала!
(Мать Саян гортанно и неразборчиво творит заклинание. Затем она складывает в горсть руки и простирает их над головой девушки. Льётся вода. Оя начинает безудержно рыдать. Духи плотно окружают её. Оя исчезает. Вместо неё по полу Светлицы бежит речка, журчит вода. Мать Саян у дальней стены зала превращается в каменное изваяние.)

Картина 4
(В Светлицу входит Кулумыс. Он ранен, опирается на меч, держится за стены.)
КУЛУМЫС. Всё погибло… Каменный Город разорен, его защитники погибли. Торжествующий враг не щадит ни детей, ни женщин. Да и не могут Саяны существовать в рабстве. Все они – от малых детей и до беременных жён - с оружием, с камнями, ногтями и зубами, нападают на захватчиков - и умирают. Мой боевой конь и охотничий пёс пали в сражении.
О, великие боги, за что нас наказали? Почему вы не дали свершиться предначертанному и возродить племя? Или чужие боги сильнее и многочисленнее вас? Молчите?! Так погибнете ж и вы с нами!
Чу, тихо! Я слышу чей-то шёпот. Такой тонкий, такой нежный, как будто со мной говорит «она». Но в зале пусто…
Да, это Оя. Оя, любимая моя, слышу тебя! Она говорит со мной.
Что? Ты ушла от врагов? Ты превратилась в чистую живую речку? Теперь ты можешь излечить мои раны, напоить новой силой? О, чудо из чудес! Ах, если бы и я мог превратиться в поток и бежать по тайге рядом с моей суженой! Духи Саян, молю вас!...
МАТЬ САЯН. (Оживая)Кулумыс, сын мой! Ты не смог одолеть множество врагов – не твоя в том вина. Но и чужаки не смогут победить тебя. В моей власти дать тебе спасение и новую жизнь!
(Мать Саян подходит сзади к Кулумысу и возлагает ему на голову свою каменную шапку. Царь каменеет.
В зал вбегают монгольские воины, Туранчок, Козой-хан. Они ищут, обшаривают Светлицу, перепрыгивают речку, обходят статую царя. Растерянно озираются.
Последним входит Змеиго, становится в стороне.)
КОЗОЙ-ХАН. (Взмахивает саблей, топает ногой) Туранчок! Подойди ко мне, негодный лжец!
Ты обещал мне лёгкую победу, богатый город, множество рабов, красавицу для гарема – где всё это?! Мне досталась куча каменных развалин, пожарища и убитые. Множество убитых!
Таёжные отшельники, от мала до велика, сражались яростно, гибли безропотно. Забирая жизни и у моих людей. Если в столице Великого хана, в Каракоруме, узнают, сколько лучших воинов я потерял в таёжной глуши, мне этого никогда не простят.
ТУРАНЧОК. Но, достойный хан, послушай…
КОЗОЙ-ХАН. Мне не нужны твои оправдания! Где, хотя бы, обещанная тобой красавица? Я хочу утолить свою страсть, которую ты, купец, так разжигал, заманивая меня в эти дебри. Дай мне её, не то я прямо здесь отрублю твою коварную голову!
ТУРАНЧОК. (Спокойно, не выказывая страха, доставая из-за пазухи квадратный медальон) Я бы не советовал тебе, хан, поступать опрометчиво. Вот пайцза из Каракорума. Владелец её находится под личным покровительством Великого Хана. Слышите, воины?
(Оглядывает окруживших его монголов, прячет медальон.)
В нашей неудаче виноват только ты, хан Сибири. Послушайся ты меня, я бы с предателем Змеиго, по тихому, пробрался бы в Каменный Город, убил Кулумыса, похитил принцессу Ою и преподнёс бы тебе их царство, как на блюдечке.
Но нет, тебе, великому воину не пристали хитрости да лукавства. Ты во главе своей рати бросился в открытый бой! И вот результат: город разрушен, его жители погибли, царь и принцесса, воспользовавшись суматохой, сбежали. Так кто ответит за гибель множества воинов империи?
Ладно, забудем наши разногласия. Я завтра же уеду в Каракорум, доложу ханскому Великому Дивану о положении дел в покорённой Сибири. Заодно выпрошу милостей и почёта для тебя, Козой-хан, мудрого правителя, знатного воина, отразившего безумный набег лесных жителей. Согласен?
Только как же быть с дележом, пусть небольшой, но добычи? Я согласен взять свою долю мехами и самоцветами. И ещё: будем ли мы искать Кулумыса и Ою?
КОЗОЙ-ХАН. (С досадой) Ты опять всех провёл, хитромудрый Туранчок!
Добычу поделим согласно заслугам. Что касается Кулумыса и Ои, которые прячутся в тайге, подобно диким зверям…
ЗМЕИГО. (Выступает вперёд. Напевает тихо, потом всё громче)
… Стоит каменный утёс
Над светловодной речкой.
Охраняет он покой,
Слушает вечные песни…
Нет! Они не скрылись в тайге, они здесь, с нами. Посмотри, хан, на эту скалу - вот непобедимый богатырь! Посмотри, хан, на чистую реку, что начинает бег от стен дворца – вот красавица!
О, как я был обманут! Моё сердце, жадное до любви, прельстили лживые речи и нарочитые клятвы. Мне обещали пощадить народ и вверить принцессу мне. Где теперь Каменный Город? Где Саяны? Где моя Оя? Я явился виновником их гибели. Горе мне, горе!
КОЗОЙ-ХАН. Что стенаешь ты, презренный изменник? Достаточно того, что тебе оставлена жизнь. Уходи отсюда и живи где хочешь. Нет больше твоего рода, нет Саян!
ТУРАНЧОК. (Хватая Змеиго за руку) Не-ет! Хоть одного пленника я возьму. В столице высоко ценят рабов поэтов и скульпторов. Он мой!
ЗМЕИГО. (Вырываясь) Моё предательство привело к огромной беде… Но есть ещё воины у Саян!
(Змеиго срывает каменную шапку с головы Кулумыса и убивает ею Туранчока. Хватает саблю убитого и бьётся с монголами.)
КУЛУМЫС. (Оживает) У-ух! Кажется, я спал? Но я слышу звон оружия – значит, битва продолжается?!
Ага, вот мой злой враг! Наконец, я встретился с тобой лицом к лицу. Умри, проклятый Козой-хан!
(Сражаются. Кулумыс поражает хана Сибири.)
Змеиго, друг мой! Держись! Иду на помощь!
КОЗОЙ-ХАН. Ах, зачем я прельстился на захват Каменного Города? Я потерял всё: своё царство, свою жизнь… Будьте прокляты все Саяны, с их неукротимой жаждой свободы! Воины, убейте всех! Сравняйте город с камнями, разрушьте до песка.
О, бог Эрлик! Ухожу к тебе в подземные чертоги!... (Умирает)
(Кулумыс бьётся с монгольскими воинами, пробиваясь к Змеиго.)
ЗМЕИГО. (Он ранен. Сражается стоя в окне Светлицы. За его спиной начинает литься вода, превращаясь в водопад) Поздно, Кулумыс! Нам уже не спастись…
Винюсь перед тобой, царь, за то, что полюбив твою невесту, я привёл в Каменный Город врагов. Я хотел, чтобы всем было хорошо, но погубил всё. Прощай! Прощай и ты, навеки любимая Оя! Родная земля, не отвергни своего заблудшего сына…
Змеиго ломается сабля. Он хватается за копья двоих монголов и вместе с ними выпадает из окна.)
КУЛУМЫС. О-о, горе мне! Права была старая Буйба – предательство таилось рядом со мной! Как же я, царь, не смог сберечь своего ближнего друга? Не защитил любимую? Мне надо было дружить крепче и любить горячее, а я не смог. Не смог противостоять судьбе…
Змеиго, тень твоей измены падает и на меня. Молю духов предков простить тебя после смерти, потому, что ты раскаялся в своей вине и погиб как воин, как настоящий Саян!
(Кулумыс убивает последних монголов, но истратив все силы, падает на одно колено.)
О, великие духи Саян! Услышьте меня, последнего царя этих гор и долин!
Я утратил всё: государство, народ, любимую, лучшего друга. Я теряю по каплям свою жизнь…
Но о себе я не сожалею. Я бы умер ещё сто раз, умоляя вас лишь об одном: спасите своих потомков. Спасите!
Тридцать лет, с детских ногтей и до последнего дня, я заботился, как мог о людях – оберегал от зла, строил город, расчищал тайгу под пашни. И всё же не сумел выполнить завет своего отца, царя Танзыбея и враги одолели Саян.
О-ох! Смерть приближается ко мне. Боль сковала тело, немеют члены, холодеет сердце…
Духи Саян! Спасите… народ… (Умирает)
ЗАНАВЕС.

ЭПИЛОГ.
(Побольшому залу Дворца, заваленному павшими воинами, в перемежающихся отблесках пламени и полосах тьмы, мечутся, танцуют дУхи.)
ХОР ДУХОВ. Царь! Царь Саян! Ты призывал нас, и мы пришли! Но мы были бессильны – рок сильнее нас. Кулумыс ушёл небесным путём. Оя ушла с водой. Змеиго ушёл подземной дорогой. Ушли все, все-все… Кто спасёт души Саян?
(Мелькание прекращается. Зал наполняется нежным голубоватым светом. Журчит вода. На стене, где было окно, снова появляется водопад. Из последней полосы тьмы выходит Мать Саян. Она во всём чёрном.)
МАТЬ САЯН. Не стенайте, духи, не скорбите. Здесь я, Мать Саян, утешительница и покровительница. Духи, уберите чужаков.
(Духи моментально уносят погибших врагов.)
Дети мои, вольные Саяны, идите ко мне! Я, ваша Мать, взываю к вам!
(Первым к ней подходит Кулумыс. За ним Змеиго, потом служанка Ои, воины, жители Каменного Города: мужчины, женщины, дети. Мать Саян взмахом рук раздвигает водный поток, за которым обнаруживается яркий светлый портал. Царь Кулумыс низко кланяется Матери и медленно входит в портал. За ним, так же кланяясь, вереницей идут остальные. Исчезают, один за другим. Хор духов за сценой поёт им песню без слов на мотив «Прощание с родиной» Огинского.)
МАТЬ САЯН. Идите, идите без страха, племя Саян. Мать спрячет вас от бед, спасёт, убаюкает. Я укрою вас в недрах родных гор, усыплю на сотни лет. Все забудут о вас, вы станете легендой. Останутся лишь горы, реки, озёра с вашими именами. Ваш царь превратится в каменного великана и будет спать под вечным небом сторожА покой этого края.
Но когда-нибудь придёт время – и поднимется Спящий Саян, и весь народ выйдет из горной тени под свет Солнца! Вы снова будете жить, и радоваться жизни на родной земле!
Живите всегда, живите в мире, дети сибирских просторов!

ЗАНАВЕС.






Рейтинг работы: 6
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 130
© 16.12.2016 Сергей Малухин
Свидетельство о публикации: izba-2016-1857444

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


















1