Повесть о настоящем ( жанр абсурда)


Надо быть последним идиотом, чтоб пропустить высоковольтную линию над очистными сооружениями химкомбината. Когда молния пережгла провод и он упал в насыщенный всякой пакостью раствор воды и фиолетовой пены, я и родился. Конечно меня- маленького головастика выловили и поселили в большой аквариум, как доказательство абсолютной чистоты помыслов дирекции комбината.
Конечно воду в аквариум закачали из другого водоёма и для убедительности запустили ещё пару десятков головастиков и улиток, но я хотел жить и кушать. Улиток я оставил, потому что они чистили стёкла аквариума от зелёного осадка.
О том, что я необычный головастик узнали через месяц. Понимаю, мой прокол. Про меня забыли и на стекле аквариума улитки написали... ХОЧУ ЖРАТЬ. Как забегали люди в халатах. Начали совать в воду датчики и электроды, но я спрятался в донных отложениях и впал в гибернацию. Потом уборщица запустила в аквариум десяток карасей, и сказала, что надпись сделал пальцем один из лаборантов. Лаборанта уволили, я перешёл на корм для карасей и продолжил развитие не выпендриваясь перед своими рабами.

Кто бы знал, какие мелкие мыслишки у этих людей. Зав.лабораторией мечтал о диссертации, а сам не знал, где взять денег на погашение карточного долга. Не умеешь - не садись играть в покер. Лаборантка проверяя пробы из очистных, представляла их мужской спермой. Уборщица всё время думала, у кого сколько занять, и когда отдавать. Я днём включал прозрачность и слушал их мысли, зато ночью расправлял свои десять щупалец и заставлял карасей гонять по кругу.
Однажды меня так застукала лаборантка. Она осталась в лаборатории и за шкафом предавалась любовным моноутехам. Вот тут я и лоханулся вторично. Она такая с квадратными глазами больше квадратных очков, и я, такой фиолетовый, гоняю по подводному ипподрому карасей и делаю ставки.
Что сказать, скорешились мы с ней. Слазил я к ней в промежность и этим же вечером она стёрла из своего компа всю порнуху за ненадобностью. Пришлось конечно обработать её разум на предмет болтливости, не без того, но ...
Неловко говорить об этом. Залетела от меня эта подруга, и пока она была в декрете, я ночами высовывал свои щупальца из аквариума, и осваивал компьютер.
У меня ментальная связь со своим отпрыском. Когда лаборантка родила, я обработал разум уборщицы, и она вынесла меня в помойном ведре и выплеснула в очистной отстойник. Потом конечно забыла всё. Лаборантка тоже не может вспомнить от кого родила, а у меня есть не просто сын, но и свои глаза на суше и в интернете.
Он уже давно взрослый, считает себя продвинутым блогером и поэтом, хотя не помнит ничего из того что я ему диктую. Его зовут петрович и завтра он скажет... Пошли нахер, я ничего не писал...

Завтра...

Пошли нахер, я ничего не писал.

*****
Камыш шуршал с металлическими обертонами. На зелёном листе полурасплавленного пластика сидело нечто и занималось чем - то. На поверхности водоёма появлялись ярко - розовые пузыри, и лопались сгорая в голубом пламени, которое долго змеилось над гладью, как будто выискивая для себя пищу. Лёгкий ветерок приносил запах свежего зорина и чьей - то горелой плоти. У самого берега из радужных разводов торчало резиновое кольцо голенища сапога последнего электрика, который рискнул взяться за провод. Линию давно отключили и экосистема ждала вечерней грозы, во время которой закипала поверхность водоёма, и жизнь в его пределах.
В полдень с небес в середину отстойника рухнул военный самолёт. Ещё на подлёте у него расплавилась проводка. Пилот успел раскрыть парашют, но его мгновенно разъело, и какое то время по поверхности плавало нечто отдалённо напоминавшее космонавта, но вскоре и оно исчезло.
Петрович в траурном жесте сложил шесть щупалец.
Всего в каких - то двенадцати мыслей от очистных, появился разносчик пиццы. Он мечтал окультурить краешек доставки.
- Даже не мечтай...Мощно подумал петрович..
Разносчик вошёл в зону, из позванивающего камыша появилась голова петровича. Разносчик один раз дёрнул ногой и исчез в раздувшемся горле.
Пицца упала на берег, немного полежала, затем сказала... - Я сама, и начала снимать с себя упаковку.
На берегу остался лежать противогаз, в левом глазу которого отражалась радужная поверхность, лёгкая волна от ушедшего в камыши сытого петровича, и надежда на жизнь, способную появиться в этой никем не занятой полости.
На горизонте скапливались зелёные тучи и слегка погромыхивало.
Приближалась гроза. Пора было устраиваться поудобнее и ждать подзарядки

*****
Однажды Бог в голове местного наркомана -  Воробья Феди сказал... - Пора..., и Федя осмысливая зов яростно завертел по совиному головой, рискуя сорвать резьбу. Среди звенящего и не способного гореть камыша возвышалась заросль конопли. Туда иногда заходили местные, и не очень наркоманы. Федя без труда придушил одного из них, не сумевшего в бессилии сломать древовидный куст тёмно- фиолетового цвета. Крыльев у Феди не было. Летать было некуда и незачем. Всё необходимое он имел на месте.
- Петрович, сыграй что нибудь....
От бетонной коробки бывшей насосной станции, к огрызку мёртвого дерева отходили туго натянутые провода, из расплетённого обрывка высоковольтного кабеля. Петрович расправил щупальца и над очистными сооружениями поплыл полонез Огинского.
В пяти километрах от очистных, директор комбината тряся головой, ходил вокруг водонапорной башни, ощупывая руками кирпичи и вытряхивая из головы звуки. Он считал, что его замуровали заживо. Кирпичам эти прикосновения не нравились и директор это чувствовал по резкой отдаче в руках.
Федя лежал под кустом конопли, слушал музыку и мечтательно смотрел в нeбо, где высоко над землёй пролетали мёртвые паучки.
Местная авиация давно закрыла этот район для полётов. Однажды сюда был послан сельскохозчйственный кукурузник с гербицидами. Пилот встав на круг и открыв распылители орал в микрофон об инопланетянах, а неожиданно родившийся вихрь подхватил ядовитое облако и унёс в пшеничные поля. Через неделю по чёрным полям, с выгрызанной до корней растительностью побрели кузнечики величиной со среднего добермана. Воинская часть целый месяц охотилась на них с пулемётами, и слала в центр списки потерь, не имея возможности отчитаться по грузу 200.
Любые полёты над районом Z были запрещены, и иногда, в долгие, ясные вечера, высоко в небеса над очистными сооружениями поднималась, не заглушаемая посторонними звуками, увертюра к вальсу цветов из балета Щелкунчик.

******

- Вавилов. Ты у меня Вавилов губернатор, или где? Я из тебя - петух с плетня, перья по одному пасатижами дёргать буду....
Красный ковёр с жёлто - коричневыми полосками по краям, как железнодорожный путь уходил вглубь кабинета, и в месте схождение рельс, как торец отцепленной платформы стоял стол, над ним покачивалось размытое, светлое пятно, под которым в таком- же прихотливом ритме качался галстук, под цвет ковра.
- Вавилов, ты когда последний раз был в своей губернии? Я тебя даже не про кабинет спрашиваю. Мне из обороны телефон оборвали. У тебя воинская часть пропала. Часть химзащиты. Ты хоть слышишь что тебе говорят?...
Вавилов видел пятно, слышал звуки негромкого, и даже вкрадчивого голоса и потел всеми порами своего обширного тела. Пот разъедал глаза и он почти ничего не видел.
- Завтра, все документы по этому вопросу у меня на столе. Иначе будешь вспоминать Мальдивы глядя на тусклую лампочку, в маленькой комнатке с шероховатыми стенами.

Вавилов вышел из кабинета в состоянии пациента получившего анестезию в нижнюю часть тела. Пронесло. Холодной рукой ощупал липкие изнутри штаны и убедился в сказаном.
На переодевание времени не было. Водитель отвернув в сторону лицо, услужливо открыл дверцу машины...
- В область. Позвони охране, пусть подтягивается...
Вавилов уселся, машина резко просела правой стороной, и сквозь стон металла послышался почти членораздельный мат.
Через несколько минут кавалькада машин мигая и гудя всеми сигналами предупреждения, распугивала всё, что двигалось по трассе.
Водитель крутил носом. В кабине откровенно воняло.

- Ты у меня мэр, или где? Я тебя Трихомонадин спрашиваю. Ты хоть иногда в кабинете бываешь? Я из тебя петух с плетня, эти..., как их..., вобщем клюв расщеплю... У тебя воинская часть пропала. К моему приезду все документы на стол. Иначе оба будем смотреть на тусклую лампочку в маленьком помещении с шершавыми стенами. Да.... Баню мне, чтоб к приезду была готова.

Трихомонадин знал о чём идёт разговор, но не имел понятия, под каким соусом подать отчёт.
Целая воинская часть пала в бою с противником при ловле кузнечиков.
- Директора химкомбината мне....
Долгие гудки, затем шлёпанье мокрого по вязкому, далёкие и явно нетрезвые голоса и женский голос...
- Лаборатория...
- Какая нахер лаборатория? Мне нужен директор химкомбината...
- А он вокруг водонапорной башни гуляет. Вам лучше в сторожку перезвонить. Она там рядом...
- Вы тут что, с ума посходили?... Что у вас на химкомбинате творится? Я вас с плетня, перья...
- Ты дятел базар фильтруй....
В разговор вмешался мужской голос. Похоже переключили разговор на сторожку...
- Я тебе сам поотрываю всё что торчит. Будешь у меня колобком по крыльцу прыгать.. Какой комбинат? Его уже лет двадцать как растащили. Мэр со своими дружками. Одна лабора... Лароба... Лалбора...
- Вы там ещё и пьёте?!!...
- Нам это без надобности. Просто от очистных ветерком потянуло. Так чё те ушлёпок надо? Директора? Щасссс.... Михалыыыыыч!!?...
Директор услышав зов, наконец оторвал руки от кирпичной стены, заозирался, и включившись в реальность поспешил к сторожке.
- Да срать я хотел, что ты мэр. Зарплаты я уже двадцать лет не получаю. Вот за счёт кузнечиков и живём. Хочешь что - то узнать, приезжай сам.

Толпа в новеньких комбинезонах и канареечного цвета касках, как группа космонавтов, топталась на берегу фантастического озера, с фиолетовой поверхностью, которую пересекали серебристые змеи, каких - то химических соединений. Багрового цвета камыш позванивал под ветром. От бетонной коробки бывшей насосной станции в переливающийся всеми цветами радуги туман, уходили туго натянутые провода.
На самом краю видимости шевельнулось щупальце и импровизированные струны дрогнули...

Луна моллюска не обманет.
Я вижу пятнышки на ней.
Живу в сиреневом тумане,
Среди блуждающих огней.

Нет, мы не чудища лесные,
Звени моя стальная нить,
Мои родные очистные,
Не то способны породить.

Я струны щупальцами трону,
Жжёт радиация в груди,
Упала мёртвая ворона,
Ну кто голодный? Подходи.

Песня и звуки самодельной арфы завораживали. Группа дружно сняла каски и с остекленевшими глазами, строем, шагнула в густую жидкость.

Референт почесал нос авторучкой и согнулся над плечом шефа...
- Вавилов ударился в бега. Вместе с мэром того городка, Трихомонадин его фамилия. Они оказывается однокласники, и зависали на одноимённом сайте. Найдём конечно, куда они денутся, но в сети их обоих нет, вот уже две недели. Мы вышли на бывшего директора того химкомбината, он плёл что- то про мутантов и их лидера. Его зовут петрович. Он зависает на сайте  Изба - читальня.
- Что про него известно?...
- У него один глаз и десять щупалец.

*****

Между тем на очистных происходили изменения. В них всвязи с неторопливой смертью городка перестала поступать даже органика, канализация высохла и биоохимическая система, как пресловутый змей бесконечности, свернулась в кольцо. Дожди добавляли в химический бульон H2O, солнце частично оное испаряло, туман насыщенный химическими элементами и мутируюшей органикой блуждал по озеру, не покидая его окрестностей. 

В один из не очень солнечных дней, в руины химкомбината заехала вереница чёрных членовозок. Пассажиры чем - то напоминавших катафалки машин, в девяностые носили малиновые пиджаки и золотые цепи. Теперь атрибуты крутизны уменьшились до малиновых галстуков и " ролексов" жёлтого металла.
Присутствие уголовно - правительственных элементов мафии в этом месте было оправдано. Туман очистных имел любопытные наркотические свойства. Проблема была в том, что после каждого дождя, эти свойства меняли направленность, и если допустим вчера, наркоман получал способность телепатии, то сегодня он дышал галлюциногенами. Более того... За пределами развалин химкомбината образец вообще становился обычным, ядовитым осадком на стенках сосуда.
Территорию обнесли бетонным забором, на углах поставили видеокамеры, сторожка превратилась в пост контроля. Лаборатория получила новое оборудование, а директора комбината восстановили в должности. Местных наркоманов использовали в качестве принудительно - добровольного лабораторного материала.
Комбинат переименовали в объект EPRST OBLOM 666.

Бывший Воробей, а ныне " образец 007", подышав с полчасика туманом, на обычной, школьной доске прокладывал мелом, маршрут от Юпитера, к туманности " Конская Голова" ,расчитывая векторы
движения нескольких галактик, в изменяющейся газовой и энергетической среде. Входящие данные Воробей получал телепатическим путём из очистных, от неведомого разума с рабочим названием " петрович". В некоторые дни, Воробей использовал свой мозг, как усилитель радиосвязи, и передавал данные из Московского Центра, от шефа, которого никто не знал в лицо, но частенько видели по телевизору в новостях.

Лаборантка переливала туман из одной мензурки в другую и записывала изменения в журнал наблюдений под грифом " особо секретно". Над грифом стояла красная печать с лаконичным словом " ОЧЕНЬ".
Раз в неделю, ровно в полдень туман носили в молекулярном сите вокруг лаборатории, на предмет усыхания и протечки.
Рядом с комбинатом построили магазин категории А. Директор ездил по городу в чёрном " Шевроле", напичканом всевозможными жучками. Директор об этом догадался, увидев на экране маршрутизатора собственное лицо. Лаборантка приобрела" Ламбордини," под цвет туфелек и сумочки.

Однажды один из наркоманов, подышав туманом объявил себя бессмертным. У него восстановилась печень, исчезли следы гепатита, глухота, и сифилис. Правда во время исследования его анализов мочи, он ушёл из под наблюдения и скрылся в очистных с возгласом... Я люблю тебя жизнь...Вся верхушка, боясь упустить момент, сверкая золотом " ролексов", с развевающимися на ядовитом ветру малиновыми галстуками, дружно отправились следом. В тумане нечто булькнуло и аппетитно почмокало.

На смену исчезнувшему безвозвратно структурному подразделению, приехали люди в чёрном. В одинаковых костюмах, галстуках, очках и лицах. Они привезли с собой академика эвтаназических наук, с еврейской внешностью, немецкой фамилией, портфелем званий и заслуг, и беззаветной преданностью к русской водке. Зарплату персоналу объекта повысили втрое, и стали выдавать в валюте. Отныне директор отчитывался перед шефом по телевизору и тот ему отвечал через два дня, маскируясь под ведущего программы " Вести 24".
Ежедневная гроза и осадки, вершили в бывших очистных неведомые процессы, и иногда, из тумана слышалась музыка, а в ночные небеса били разноцветные лазерные лучи, сбивающие с орбит спутники.

В сети петрович продолжал маскироваться под человека, писал дрянные стишки и эту автобиографическую лабуду.
Жизнь налаживалась.

********

Референт как обычно, бесшумно возник у левого плеча шэфа и положил на стол папку с грифом особо секретно, над которым фиолетово красовался квадратный оттиск с крупными буквами "ОЧЕНЬ".
Главный барабанил пальцами по столешнице..." И откуда эта сволочь появляется? Дверь передо мной, а в его отсутствие я лично обстукиваю панели и проверяю кабинет на предмет жучков".
- Говори...
- По непроверенным, но внушающим доверие данным, в " Зоне x" зафиксировано несанкционированное движение связанное с неким элексиром. Поговаривают, что там попахивает бессмертием...
- Молчать!!! Я с тебя, петух с плетня, с живого не слезу, а если слезу, отдам любителям недобродушного секса. Не дай Бог если допустишь утечку информации. Дороги перекрыть, почту закрыть, интернет перлюстрировать...
- Там нет интернета...
- Провести и перлюстрировать. Закрыть Билайн, Теле - 2, МТС. Оставить только Мегафон. Мы должны знать, что говорят о " Зоне х" в сети.
Вот что... Самолёт...нет. Мой железнодорожный состав...
- Может ваш танк?...
- Подводную лодку...
- Так это по суше..
- Построишь канал, назначаю старшим, будет тебе стройка века. Бушлат получишь на выходе. Ладно, шучу...
Референт внутренне улыбнулся. У шефа поднялось настроение.
- Кого с собой берём?
Водителя, машину попроще и мой чемоданчик " Петя". Легенда, мы проверяющие из Москвы. Водителя на месте ликвидировать. Обратно поведёшь сам. Права то есть?...
- Сделаем...
Референт испарился, и в посвежевшей, но сгустившейся атмосфере повис вопрос некогда поднятый ещё Чернышевским.
ЧТО ДЕЛАТЬ???

Когда - то на берегу этой речки стояла деревня. Во времена перестройки она опустела и остался один двор предпринимателя с двумя тракторами у сарая, комбайном, цистерной горючего, и свинофермой на сотню голов сало - мясной породы с прослойками.
Продукты жизнедеятельности живности стекали прямо в речку, что серьёзно напрягало местную экологию.

В один из весенних дней в деревню, по в конец исковерканной дороге заехал дорогой джип, из которого вышел коротко стриженный бугай в кожане и сапогах. Бугай походил по берегу реки, носком сапога сковырнул с обрыва пласт глины, затем достал мобилу и целых полчаса, что - то в неё говорил размахивая свободной рукой и почему - то глядя в землю. Через час появились ещё четыре джипа, и к вечеру предприниматель собравший трясущимися руками самое необходимое уезжал на скрежесчащем всеми разбитыми суставами " жигулёнке". На следующий день к фермерскому хозяйству потянулись машины со стройматериалами, оборудованием, и бровастыми рабочими смуглой национальности.
К тому времени, как речка, после весеннего разлива вошла в берега, от фермерского хозяйства не осталось и следа. На его месте красовалось четыре котеджа, несколько служебных зданий и бревенчатая баня.
Местный участковый Юдин, заинтересованный стройкой века, возжелал полюбопытствовать о правах на строительство и прочих подробностях неожиданного оживления в его районе.
Он ещё не успел представиться одному из бугаёв, как тот громко сопя перебитым носом, достал из кожана пачку баксов, отстегнул от неё третью часть, затем задрав лицо в небеса, пошевелил губами, ополовинил и эту часть...
- Слышь мент? Карочь держи. Вот тебе номер, кто будет интересоваться - сообщишь. А сейчас линяй, пока тебе на голову не наступили.
Юдин даже не попытался возмутиться. За спиной выросли из под земли ещё три качка, любопытствующие...
Не ахтунг ли их бригадиру тереть тему с ментом не городского разлива. Юдин благоразумно свернул тему и деньги. Через минуту его " Нива" уже тряслась на ухабах.

Прошло время. В один из осенних дней в бывшую деревню приехал человек в мягкой шляпе и серым, английском пальто. С его приездом совпала находка. Братки на месте разобранного сарая нашли кувшинчик с чем - то глухо позвякивяющим. Гость попарившись в бане, сидел за дощатым столом и ел из котелка уху. Рядом дымил сложенный из дикого камня очаг с чугунной решёткой, на которой стоял чайник. На столе рядом с котелком лежало содержимое кувшина; полтора десятка золотых червонцев и в два раза больше крупных, серебрянных монет. Напротив стола с ноги на ногу переминался качок.

- Золотишко ребятам отдай, а с остальным я что нибудь придумаю. Ну, что там? ...
- Мы потеряли две бригады. Потом привязали цепью Васю Бетона, дали ему мендурку, нет, менту...
Человек за столом резко дёрнул головой и посмотрел качку в глаза...
- Я тебе петух с плетня... Мензурку, дитя природы. Дальше...
- Ну и послали в туман считая до тридцати. Потом потащили назад. Вернулся Бетон без сапог. И без ног гы-гы-гы. Он же почему Бетон? Любил статуи делать. Тазик - клиент - цемент, и всё это у водоёма.
- Не отвлекайся...
- Дальше чё? Один из наших на палец из мензурки капнул. Зелёный дым пошёл, полпальца как не бывало. Бетон помер канеш, но мы ему перед этим нюхнуть из мензурки дали. Он такую херню понёс!...
- А вот отсюда слово в слово...
- Ну типа говорит, что встретил там Питерского Нельсона. Вы его должны помнить. Он в девяностые порт в руках держал. В девяносто девятом его в машине взорвали.
Так вот, якобы это Нельсон, Бетону сказал, что там портал, где секунда за десять лет идёт, а метр дальше - сто лет. Другое измерение. Оно понятно. У Нельсона высшее образование было, как никак Питерский, а с Бетона что взять? Школота базарная, да и помирал он...
- Ладно, иди, да помалкивай. В Кремле об этом интересуются. Понял? Откроешь рот - закрыть не успеешь..

Вечер наваливался на берег речки. У джипа, расставив на капоте стаканы и бутылки, братки угрюмо пили водку. Один из них опёршись задом о дверцу играл на гитаре незамысловатые блатные аккорды.

Я к тебе не спешил, это просто больная несмелость.
И не помнилось мне, и не снилось почти ни о ком.
Ничего не привёз, и ты знаешь? Там как то не пелось.
А сегодня нашёл, старый папин бушлат с номерком.

Песня плыла и растворялась в вечернем тумане, где ещё краснели глаза габаритов " Нивы" участкового Юдина, увозившего очередную зарплату, выданную в этот раз старинным серебром. Ровно тридцать монет.

Я уже не скорблю, отрезвел, и состарился что - ли,
Вот стою на погосте, живой и всё это не ложь,
Здравствуй мама, я здесь, не ушедший от внутренней боли,
Я тебя помяну, только знаю ты водку не пьёшь.

Извини если что, я не пьяный сегодня ни грамма,
Под крестом осторожно зажгу восковую свечу,
И с тобой посижу на скамеечке, рядышком, мама,
А пока догорит, я о жизни своей помолчу.

*********

Референт был очень даже в курсе событий. Машиной попроще оказался неплохо оборудованый внутри бронетранспортёр, который выглядел пугающе в городской черте, но совершенно сливался с техникой на подъезде к " Зоне х". Военный в плаще и шлеме, без знаков различий, широко расставив ноги на середине трассы, властно поднял руку. Позади него лежали бетонные блоки, оставляющие узкий проезд, стояла БМПешка, и вахтовка на базе "Урал".
- Документы!...
- Мы к родителям... Мягко, но убедительно сказал шэф.
- Нет у тебя, мудило, никах родителей в этой зоне, и быть не может. Всех жителей вывезли ещё в начале зимы...
- Чтооо?!!! Да я тебя, петух с плетня...
Военный молча махнул правой рукой, из за вахтовки послышалось элегантное поцокивание гусениц по бетону, и выглянул лёгкий танк. Шеф благоразумно исчез в глубине БМП, а на переднем плане, как на старинной фотоплёнке, проявился референт с бумагами. Конфликт угас под начинающим моросить дождём.

На следующем КПП шэфа, референта и водителя в грубой форме эксгумировали из недр БМП. Водитель благоразумно отказался от дальнейшего передвижения на своих двоих, мотивируя отказ отсутствием прав на пешее передвижение.
До цели оставался десяток километров.

Это было феерическое зрелище, хорошо видимое из космоса. Воронка, размерами с ядерный гриб напоминала Эйфелеву башню перевёрнутую вверх ногами. В неё непрестанно били молнии, и она переливалась всеми цветами радуги. Воздушные массы, обтекали бывшие очистные, откуда - бы не дули ветра. Речушка, на которой приютился коттеджный посёлок, изгибаясь у резиденции петровича, как змея рядом с ёжиком, бежала в неизвестном направлении.
На её берегу, напротив посёлка образовался стихийный, религиозный лагерь.
Ещё год назад, местный предприниматель в надежде на туристический бизнес заказал в типографии партию буклетов с фотографией местного чуда. Туристический бизнес накрылся противогазом зоны отчуждения, а буклеты стали иконами мистически настроенных фанатиков, которые после каждой грозы зажигали перед ними свечи и пели молитву сочинённую одним из основоположников новой веры...

О неведомый бог, нам не надобно Рая,
Лиш участия в скорбной, как изжога судьбе.
О великое чудо, мы смиренно взываем,
Приносящие жертвы живые тебе.

После этих песнопений, кто - то из фанатиков исчезал в тумане.
- Он обрёл бессмертие...Шептались в толпе.

Посёлок на противоположном берегу изменился. На окнах появились бронелисты с амбразурами, а между коттеджами встала та самая БМПшка, конфискованная у шэфа и теперь вооружённая крупнокалиберным пулемётом.

- Да бросьте вы этот чемоданчик. Что вы в него вцепились как бурундук в орех.
- Да ты спятил на радостях. Ты что себе позволяешь? Да я тебя, петух с плетня...
- Да хватит вам. Вот оно...
Парочка потрёпанных и похожих на бомжей с высшим образованием мужчин переминалась на берегу озера, поверхность которого, то исчерчивалась серебристыми змеями, то покрывалась гипнотическими кругами.
- Ну, с Богом...
- К чёрту...
Две фигуры с чемоданчиком, носящем легкомысленное имя Петя, растворились в тумане.

Ещё не прозвучала вечерняя молитва, когда исчезло всё. Исчез столб света уходящий в стратосферу. Исчезло озеро, на дне которого кое - где остались мерцать лужицы неопределённой химической субстанции. На бетонной, изъеденной реактивами стене бывшей водокачки появилась надпись сделаная грязью...
УШЁЛ В ИНТЕРНЕТ.
Человек в мягкой шляпе накинул на плечи серое английское пальто и кивнул головой. Братки передёрнули затворы автоматов. Очереди слились с гулкой дробью крупнокалиберного пулемёта. Ашрам на другом берегу перестал существовать.
На камыше осталась висеть ручка от чемоданчика, и панелька с клавишами кодового набора, который никому не был известен, но многими подозревался.
" ПЕТУХ С ПЛЕТНЯ."






Рейтинг работы: 13
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 129
© 09.12.2016 петрович
Свидетельство о публикации: izba-2016-1851494

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Константин Потэс       11.12.2016   22:55:04
Отзыв:   положительный
Очистные сооружения химкомбината не место для праздных прогулок.Тут без сталкера не обойдёшься.
петрович       22.02.2018   14:11:44

И без скафандра.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1