Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ванинский порт


Ванинский порт
 

Авторы текста и музыки – тюремный фольклор
Исполняет: Куликов Сергей Константинович

Гимн колымских зэка

      Песню "Я помню тот Ванинский порт" принято считать блатной. Однако она всегда стояла как бы особняком даже от таких незыблемых хитов жанра, как "Мурка" или даже "Таганка". Никто точно не знает, когда и кем эта песня была написана. Известно только, что в 50-60-х годах среди заключённых ГУЛАГа она пользовалась огромной популярностью и со временем стала лагерной классикой. Много было вариантов у песни. Какие-то куплеты забывались, какие-то добавлялись, но суть осталась прежней.
      Ванинскому порту отведено совершенно особое место - и в истории государства, и в памяти людей.
Безымянная бухта в Татарском проливе, открытая русской Амурской экспедицией в 1853 году, девять десятилетий интересовала лишь учёных. Залив и название своё получил в честь топографа Василия Ванина. И только в 1943 году в целях "укрепления обороноспособности страны и обеспечения всем необходимым Дальневосточного Севера" здесь было начато строительство порта. О тех днях сохранилось немного информации: и порт, и посёлок, и железную дорогу - выход с Транссибирской магистрали к морю - строили заключённые (на лагерном жаргоне - зека). Но все же в Советском Союзе миллионы людей знали Ванино, правда, не как торговый порт, а как место пересылки - отсюда заключённых на пароходах и баржах отправляли в колымские лагеря. Так что сведения о прошлом этих мест пока что бесполезно искать в открытых архивах.
      Зато уже более полувека назад, миновав вышки с охранниками, колючую проволоку и сотни километров тайги, до Большой земли добралась рождённая в ГУЛАГе песня - легендарный "Ванинский порт", известный также под названием "Колыма".


Я помню тот Ванинский порт,
И вид парохода угрюмый,
Как шли мы по трапу на борт,
В холодные мрачные трюмы.

Не песня, а жалобный крик,
Из каждой груди вырывался.
"Прощай навсегда материк" -
Хрипел пароход, надрывался.

От качки стонали зэка,
Обнявшись, как родные братья.
И только порой с языка,
Срывались глухие проклятья.
И только порой с языка,
Срывались глухие проклятья.

Будь проклята ты, Колыма,
Что названа чудной планетой.
По трапу сойдёшь ты туда,
Оттуда возврата уж нету.
По трапу сойдёшь ты туда,
Оттуда возврата уж нету.

Пятьсот километров тайга,
Живут там лишь дикие звери.
Машины не ходят туда,
Бредут, спотыкаясь, олени.

Там смерть подружилась с цингой,
Набиты битком лазареты.
Напрасно и этой весной,
Я жду от любимой ответа.

Я знаю, меня ты не ждёшь
И писем моих не читаешь.
Встречать ты меня не придёшь,
Плохим ты меня называешь.

Не пишет она и не ждёт,
И в светлые двери вокзала,
Я знаю, встречать не придёт,
Как это она обещала.

Прощай моя мать и жена!
Прощайте вы, милые дети!
Знать горькую чашу до дна,
Придётся мне выпить на свете.
Знать горькую чашу до дна,
Придётся мне выпить на свете.

От качки стонали зека,
Ревела стихия морская.
Вставал на пути Магадан -
Столица Колымского края.
Вставал на пути Магадан -
Столица Колымского края.

Что делать, меня ты не ждёшь,
И писем моих не читаешь.
Встречать ты меня не придёшь,
А если придёшь - не узнаешь.
Встречать ты меня не придёшь,
А если придёшь - не узнаешь.
Встречать ты меня не придёшь,
А если придёшь - не узнаешь.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 576
© 04.12.2016 Сергей Куликов
Свидетельство о публикации: izba-2016-1846558

Метки: Шансон,
Рубрика произведения: Поэзия -> Блатные песни


















1