Глава 65 - Возвращение


ПРЕДВЕСТНИКИ РАССВЕТА




Часть VII - Меч, пронзающий мрак
Глава 65 -
Возвращение



       Тамара смотрела на Макса, гладила его руку, пытаясь понять, что чувствует к нему сейчас. И именно теперь она осознавала, что Максим Соколин был самым лучшим из её мужчин. Лучшим во всех отношениях. Но случилось страшное.
       «Ты же знаешь, я этого не хотела, – мысленно говорила она. – Я просто хотела вернуть тебя».
       Она до конца не осознавала своей вины. Более того, Тамара думала, что если Макс выкарабкается, он не сможет больше с ней расстаться. Слишком крепко объединило их случившееся.
       Держа его руку, Тамара вдруг что-то почувствовала. Может быть, ей просто показалось?.. Нет, не показалось. Он, действительно, пошевелил пальцами… потом ещё раз… и ещё. Она напряжённо смотрела на него, на его бледное лицо, сухие губы… Его ресницы дёрнулись… Тома замерла, она даже задержала дыхание и не моргала…
       Она видела, как невероятно медленно он открывал глаза, как будто само время замедлилось, растянулось. И, наконец, его глаза широко открылись. Она выдохнула, её сердце забилось громкими гулкими ударами, как будто его только что запустили. Макс смотрел перед собой, его дыхание было поверхностным и частым.
       – Макс, – крикнула девушка, но получился шёпот.
       – Макс, – повторила она в голос.
       Тамара что-то быстро говорила, всхлипывая, целовала его руку, на которую капали слёзы. Её голос звучал для него просто как звук, лишённый смысла, похожий на далёкое эхо.
       На какое-то время он провалился в сон. А, может быть, это был вовсе не сон. Он видел себя лежащим на больничной кровати, и в то же самое время шёл через пропасть по светящемуся лучу.

      – С возвращением, Максим Александрович.
       Макс впервые видел этого человека, но он чувствовал какую-то тонкую, незримую связь с ним.
       – Меня зовут доктор Зорянский. Вячеслав Геннадьевич. Я Вас оперировал. Признаться, поначалу Вы напугали нас… Ну, да ладно… всё это было давно и неправда. А теперь Вы идёте на поправку. Всё у нас будет хорошо.
       – Спасибо, доктор, – тихо проговорил Макс.
       – На здоровье, – Зорянский легонько похлопал Макса по руке. – Дышать не больно?
       – Немного, – сказал Макс, силясь улыбнуться. – Совсем чуть-чуть.
       – Ну, и чудненько… Скоро боль пройдёт. Ты терпеливый, я вижу. А теперь давай-ка, дружок, спи. Нам теперь с тобой сил надо набираться.
       Макс закрыл глаза, возвращаясь мыслями в недавнее прошлое.

      Так что же с ним произошло?

       Поезд медленно подъезжал к вокзалу, тяжело выдыхая и надсадно скрипя тормозами. К конечной станции поезд всегда идёт очень медленно, много стрелок, ограничивающих скорость. Вторую половину пути от Ногарска Макс ехал в купе один. Повезло. Да, наверно, хорошо, что он один. Никто ни о чём не спрашивает. Ему было ни до кого и ни до чего. Всю дорогу он либо спал, либо работал, не позволяя себе думать ни о чём больше. Этот последний километр до вокзала был самым мучительным. Мысли, как пчёлы, кружили в его сознании и жужжали, жужжали, жужжали, время от времени, больно кусая. Яркие картинки, вспыхивая на миг, сменялись чёрной безнадёжностью.
       Поезд резко затормозил. Макс вышел на платформу и, не останавливаясь, пошёл к стоянке такси. Он знал, что справится с этой болью, не ожесточившись, не озверев. Справится, сохранив светлое незамутнённое чувство, без примеси сомнений и сожалений. Есть ли место надежде? Конечно, есть. Надежде всегда есть место в его душе, а вот нытью и самокопанию он не собирается потакать. Боль есть боль. Она отболит. Не сломает. Лишь сделает сильнее. Чтобы Душа возрастала, ей нужен опыт, в том числе, и негативный. Хотелось бы без боли. Но… никак не получается!

       – Лёнька! – крикнул Макс, увидев Карминского, стоявшего в конце платформы. – Меня встречаешь?
       – Кого ж ещё-то? – ответил Леонид, обнимая друга.
       Они спустились по подземному переходу и вышли к стоянке.
       – Неожиданно, но приятно, – сказал радостно Макс. – Чего это ты меня решил встречать?
       – Во-первых, я на машине. А во-вторых… мне не терпелось тебе это сказать… твою книгу собираются экранизировать. Сам режиссёр Черноухов. Ты слышишь, Макс?
       – Да, я слышу.
       – Ты что, не рад? Не понятна мне твоя реакция. Принимаешь, как должное. Как будто уже с десяток твоих книг экранизировано.
       – Ну, что ты. Я очень рад. Всю книгу?
       – Пока только первый том… Давай-ка вещи в багажник положим… Рюкзачок… Оп… чемоданчик с вещичками.
       – Чемоданчик с рукописями. Это у меня рюкзачок с вещичками.
       – Понятное дело. Какой же писатель без рукописей.
       Ехали по Набережной. Так ближе, да и дорога поприятней.
       – Все свои приключения ты мне ещё рассказать успеешь. А сейчас – главное и срочное, – говорил Карминский. – Завтра в двенадцать позвонишь Сергею Юрьевичу Черноухову. Вот его телефон… держи… Он будет ждать твоего звонка. Там уже работа вовсю идёт. Послезавтра вечером эфир на радио «Литературная волна» с Инной Романцевой.
       – О!
       – Вот так!.. Завтра… ближе к вечеру… заеду, всё обсудим. Дальше…
       – Дальше? Ух ты!
       – В пятницу эфир на телевидении. Центральный канал, между прочим.
       – Вот это да!
       – Что, не ожидал?
       – Признаться, нет.
       – Вот она – слава. Смотри, не загордись.
       – Постараюсь. Только вот работать-то когда теперь?
       – Макс, ты сейчас на гребне. Лови момент. Популярность – это миг.
       – Я понял. Спасибо тебе большое, Лёнь.
       – Да ладно. Я-то что? Ты – нарасхват. Все тебя хотят. И радио и телевидение.
       – Ты прямо, как мой агент. Может, мне тебе доплачивать надо за это? – сказал Макс, смеясь.
       – Я своё и так получу. Не переживай. Это я тебе должен доплачивать. Но это ещё не всё. В субботу встреча с читателями в «Нашей планете». В большом зале. Предполагается аншлаг.
       Карминский остановился прямо у подъезда и проводил Макса до самой квартиры.
       – Может, зайдёшь? – спросил Макс.
       – Нет, нет, нет. Ты отдыхай с дороги. Мне ещё кое-какие дела поделать надо.
       – Спасибо тебе, Леонид, что встретил. Да и вообще… за всё спасибо.
       – Да перестань ты. Завтра увидимся. Пока.
       Друзья обнялись. И Карминский легко сбежал вниз по ступенькам.
       Заслышав шум, соседка открыла дверь.
       – С приездом, дорогой. Как съездил? – спросила она и обняла Макса.
       – Спасибо. Всё хорошо.
       Антонина Андреевна относилась к Максу, как к сыну, с большой теплотой. Макс всегда оставлял у неё запасной ключ, зная, что она без разрешения никогда не зайдёт. В её порядочности и такте он не сомневался. Антонина, между прочим, рассказала Максу о появлении здесь Тамары. Но он как-то не обратил на это внимания. А, может, просто прослушал или задумался в этот момент.
       – Я пойду, Максим. Тебе с дороги отдохнуть надо.
      Оставшись один, Макс почувствовал, как плотным облаком его охватывает непреодолимая тоска. Всё же хорошо. Он популярен. О нём говорят, думают, скоро кино снимут по его книге. Откуда она взялась, эта тоска?
       – Нет уж! Не возьмёшь! – твёрдо сказал Макс, обращаясь к невидимой боли.
       Он принял душ, разобрал вещи и сел за письменный стол. Пока есть возможность, надо работать. Работа очень увлекала его, захватывая полностью всё внимание и отвлекая в то же время от ненужных мыслей.
       В какой-то момент он понял, что проголодался. В холодильнике, естественно, ничего не было. В магазин всё равно надо идти. Самый ближайший – прямо в доме, на первом этаже. Ну, что ж… Придётся сделать перерыв.
Магазинчик небольшой, но там есть всё, что нужно. Хлеб, молоко, бакалея, мясной и рыбный отделы, фрукты и овощи, сладости, напитки.
       Макс посмотрел на огромный пакет, полный продуктов и подумал:
       «Не много ли я набрал? И куда мне это одному? Хотя почему одному? Завтра Лёнька придёт. И не на один же день. Всё нормально».
       Максим не успел ещё разложить все продукты в холодильник, как раздался звонок в дверь. Это была соседка Антонина Андреевна с небольшой кастрюлькой в руках.
       – А ты, я вижу, уже в магазин сбегал. Я-то думала, спишь, будить не хотела. А раз не спишь… Пока ты тут приготовишь, а у меня уже готова соляночка горяченькая. Ты ведь любишь, я знаю.
       – Да что Вы, тёть Тонь. Не стоило беспокоиться.
       – Ты уж меня не обижай, сынок.
       – Спасибо. Вы мне, как мать.
       Соседка поцеловала Макса в голову, махнула рукой и пошла к себе. Это было так трогательно, что у Макса защемило сердце.
       Всю мучительную дорогу он совсем ничего не ел. Дома стало полегче. Наличие аппетита – хороший признак. Он собирался бороться с этой смертельной тоской, не давать ей места, собирался вернуться к своему привычному образу жизни. Бегать, ходить в спорт зал и бассейн. С эфирами и встречами времени свободного останется немного, и всё это время он будет отдавать работе.
       Надо, наконец, дописать этот роман!!!


                                                                                                     

 Продолжение следует   https://www.chitalnya.ru/work/1820940/
                                                                          







Рейтинг работы: 28
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 122
© 31.10.2016 Светлана Веданова
Свидетельство о публикации: izba-2016-1817331

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Татьяна Максименко       02.11.2016   20:05:59
Отзыв:   положительный
Он прошёл через пропасть по светящемуся лучу!
Теперь Максу многое по силам!

Спасибо, Лана!
Светлана Веданова       04.11.2016   07:58:39

Именно так! Благодарю, Таня!

Долорес       01.11.2016   16:28:25
Отзыв:   положительный
ОЧЕНЬ ТРОГАТЕЛЬНО. ЖДУ С НЕТЕРПЕНИЕМ ПРОДОЛЖЕНИЯ. ЧТО ЖЕ ВСЁ-ТАКИ ПРОИЗОШЛО С МАКСОМ? ИНТЕРЕСНО! СПАСИБО, СВЕТИК! ТВОЯ ДО
Светлана Веданова       01.11.2016   18:37:27

Спасибо, моё солнышко. Если уж он сел за стол, то теперь свой роман писать будет.










1