Fosterland




Сборник стихов: «Fosterland»

Содержание:

1. Час наступления
2. Шум крови на клюве
3. Белый Витязь
4. Львы Хель
5. Выбираю я бога
6. Витязей Отечество
7. На скале заклинания ветра
8. Один
9. Симфонии ветра
10. Под когти орла
11. Воля моя
12. Реванш белого мира
13. Вера
14. Средь железных курганов
15. Герои Нордической Крови
16. Эпоха
17. Молний слышу снова яростный я скрежет
18. Вечная Честь
19. Баллада о мече Святослава
20. Боевая песня Варяжских викингов
21. Allierad
22. Моему народу
24. Изломом вихря леденящим вгрызаясь в сталь небес орла




Час наступления

Холодна заря, страха ниц цари
Припадут пред злой вьюгой бранною.
Штурмовых когорт кличет рыцарей
Боевая дробь барабанная.

Надвигается туча чёрная,
На священный край многоцветия…
И несёт с собой гарь тлетворную
Как туман побед лихолетия.

Рати гордые, рати белые
Молний зрите ль вы вис сплетения?
Прочь ступайте дни заржавелые,
Вот и пробил час наступления.

Так насытьте ж тьму злыми играми,
Рассветлите даль лебединую.
Рвите, рвите плоть… станьте тиграми
Не жалейте рать в зле повинную.

И нагрянет ярь в плоть бериллием,
Кедры тарчей сжжёт мгла багровая.
Направляй удар о, валькирия,
Кровожадная дщерь суровая.

Холодна заря, краше золота.
Коль пал верный вой в сердце раненный,
Отпоёт пусть лязг стали волота,
Отпоёт прибой белопламенный.


Шум крови на клюве

Мне снятся леса непроглядные,
высоких крестов цепи кладбища...
могилы где с тьмою соседствуют
лучи стрел зенита горячего.

В поту просыпаюсь я вороном
у Клёна слёз кошек владычицы,
его жизни русел отборное
вино пью я сердца жестокого.

В сок ярости клюв мой окрашенный
как будто топор обезумевший
вторгается в тронный зал черепа
сквозь твёрдые стены холодные.

Шум крови на клюве ответствует
зачинщику своры повешенных,
о дальних ведёт сказ империях,
вся память насквозь обесцвечена...

Вокруг меня дымкою плавают
суровые тени дремучие,
глядят в мир открытыми ранами
вдыхая жизнь расприеясеней.

Всё вижу с высот я бушующих,
все судьбы грядущих рождения.
Вой волчий не режет слух острый мой:
знаком ярый зов сотрапезника.


Белый Витязь

На могильном холме разгорелся огонь,
на мечах две дружины дерутся,
восславляя единый, священный закон,
зная, предки в их детях вернутся.

Тризна звонко лилась средь зелёных равнин,
всё огнём мнились духов оттенки.
И сходились бойцы, кто один на один,
ну а кто-то и стенка на стенку.

Потешались ветра песней вспененной саг,
заклинаньями древнего бора.
Тризны ярых костров красный огненный стяг
мы наследуем от Святогора.

Светло в память твою древний гордый герой
вспыхнет пусть на всю вольницу страва.
Ты в земле, но в веках стал ты Русской землёй,
и поём мы земле нашей славу.

Обережная вязь крепче нитей кольчуг
нас связала с величием предков.
И не нам разрывать Родокровия круг,
обрывать Древо Родины ветки.

Рдяноклювым орлом вновь восходит заря
над Отчизной берёзовых стражей.
Гнев велик, взор суров, крови воля остра
будто меч стародавних Битв Кряжей.

Если хлынет огнём ливень бед и невзгод,
если небо расколет грозою,
не потонет в пучине слёз вольный наш Род
вдохновлённый печалью былою...

Наша память как лёд крепче стали и гор,
нам традицией стала отвага.
Как прибоя волна страстной яри напор, -
гордость Балтики - братство Варягов.

Пейте тёплую кровь низких хищников рой,
мясом падали жадно давитесь.
Не под стать мы всем вам, благородной тропой
нас незримо ведёт Белый Витязь.

Ратям молний во след, к древу вечных огней,
в бранный храм Легендарных и Гордых.
Нам от Рода стоять в танцах резвых мечей
суждено как скале в море твёрдо.


Львы Хель

Мир всё ближе к Рагнароку.
Кровь – вода, родство забыто.
Брошен Северному Блоку
Мир империй под копыта.

Души сломлены о горе,
И разорван стяг на части.
Пали братья в ратном споре.
Рдеют волчьей стаи пасти.

Каждый видит то, что хочет.
Лёд пронзает вязью небо.
Жрец, испив вино, пророчит,
На костры даруя требы.

Ощетинясь, турсов море
Разбивает флот о рифы.
Не избегнуть приговора
Норн, твердят нам древних мифы.

Мёртвых смех взмывает дымом
Над закатом всей эпохи.
И стоят львы Хель незримо
Среди вечной суматохи.

Что спешит, к чему стремится
Обезумевшее стадо?
В городах, во всех столицах,
Только волки смерти рады.


Выбираю я бога

Выбираю я бога
Выбираю судьбу.
Гром и молнию Тора
Ледяную страну.
Выбираю не деньги,
Не златой пьедестал.
Но копьё Аненербе
И священный Грааль.
Не Евразию, - Russland
Там где предки лежат,
На курганах из тризны
Где огонь вяжет флаг.
Высоко где летает
В поднебесье орёл.
Меч грозы где латает
Серебро серебром.
Где высокие сосны
Обнимают рассвет.
Где священные рощи
Скрыли в недрах завет.
Может быть я сегодня
Меч один подниму.
Но я выбрал свободу,
Но я выбрал судьбу.
Скажешь: клятва забыта...
Я отвечу тебе:
Лучше сгинуть убитым
И уйти на костре,
Чем от века до века
Гнёт позора нести.
Все мы дети рассвета
Справедливой Руси.
Выбираю я бога
Выбираю судьбу...
Не звезду красной стаи
А отчизну свою.
Славу древней культуры,
и костёр великанш.
Выбираю я вечность,
выбираю Реванш.


Витязей Отечество

Севером откована,
вьюгами заклятая
в дали белоснежные
вновь летит песнь бранная:

Не молись о праздности
Русь моя распятая.
Руки твои нежные
к древу приколочены.

Черепа то вражие
днесь да не раскроены,
да орлы кровавые
не парят над храмами...

Только ведай Родина,
есть у тебя воины,
рати твои правые -
дети твои смелые.

Богатырской силою,
силою могучею
вдоволь они юные
предками наделены.

Что им орды чёрные?
что им жала жгучие?
Да что стяги лунные
против Солнца Красного?

Коли клич по матушке
по Руси покатится:
встанет ополчение
воина да крестьянина.

И тогда в безпечности
враг за всё поплатится,
бури ли движение
приручить ко стремени?

Пой же песню вольную
всем да в назидание,
сторона любимая -
Витязей Отечество.

Да глаголит истинно
древнее придание:
где земля родимая
там и слава вечная!


На скале заклинания ветра

Вы режиму подонков покорны,
вы презрели законы богов:
проклят тот, кто забыл свои корни.
Проклят тот, кто предал свою кровь.

Вам не верим мы, все отговорки
ваши мы отметаем долой.
Вы - собаки без чести. Мы - волки,
вас не зря будоражит наш вой.

Вы привыкли по первому зову
с громким лаем бросаться вперёд.
Верить сладким речам богословов,
презирая тем древний свой Род.

Мы же живы и будем сражаться
чтоб ошейников мерзких не знать.
Чтобы волей своей наслаждаться
будем мы вас псы грязные рвать.

Не сдадим мы позиций. Ни метра
волчьих, славных наследных земель.
На скале заклинания ветра
мы поднимем над миром метель.

И обрушим её с дикой силой
на изнеженных псов города.
Проклят тот, кому предков могилы
стали дальше чем пепел жида.


Один

Не сизым ястребом
не чёрным вороном
с небес спускается
Отец Повешенных...
Грозой безумия
ульфхедна Конунгу
дорога выстлана
сквозь тучи чёрные.
Судить ли миловать
пришёл на землю он?
Наездник Ясеня,
колдун без имени...
Так часто бродит он
средь Рода нашего,
везде неузнанный
чужой и проклятый.
Где он - там бедствия,
нередко пламенно
вздымает шторма ярь
вражды в рост Тополя.
Не просят милости,
у бога древнего,
так тщетно с вьюгами
вести речь знатную.
Лишь с Непреклонными
копьём отчаянья
ведёт он мудрые
беседы тёмные.
В глубинах памяти
едва касается
когда взор холода,
он Лютый буйствует.
Не сизым ястребом
не чёрным вороном,
летит он молнией
в святое дерево.
От корня к кронам жар
взлетает огненный...
так всё могучее
пред ним в прах валится.


Симфонии ветра

Разломаны стены церквей,
в сердцах поселилось унынье.
Последних никчёмных царей
последние пали твердыни.

Не бойся смотреть на огонь.
Что мир очищает от скверны.
Он терпкую трупную вонь
выносит за край бездны верно.

Не слушай людского вранья.
Симфонии ветра - послаще.
Ты в бурях найди имена
героев зари настоящих.

Над пеплом прошедшей весны
не плач упиваясь слезами.
И осенью холод войны
возвысит тебя над врагами.

О прошлом своём не жалей:
Нить мудрости - жизненный опыт.
Безстрастен крылатых коней
по стягам безумия топот.

Зови на моленье тьму стай,
где море бушует, не кропли.
Врагам черепа разбивай
в предсмертные вслушавшись вопли.


Под когти орла

Святая земля
Прими этот дар,
Под когти орла
Бросаем мы жар
Рассвета войны,
На копьях побед
Мы слышим волны
Безмолвный ответ.
Где буря ревёт
Над брешью горы,
Крушат небосвод
Где с пиков костры.
И слышится вой
Суровых волков,
Безумный и злой
Как ярость ветров...
Там нашей судьбы
Блистательный трон.
Там нашей борьбы
Железный закон.
Закон что несёт
Нам ясность и цель.
Где славу поёт
Нам бранная трель.
Там мы обретём
Свободу свою,
За рдяным щитом,
В жестоком бою
Нам кровью истечь
Как в распре огня,
Нет жизни без сеч,
Без солнца нет дня.


Воля моя

Воля моя - вихредышащий пламень
яро дробит, что злой жизненный страх.
Так устремлён молот грома на камень,
так он его обращает во прах.

Словно огонь, разрушающий чары
песен ветров над молчаньем мечей, -
Воля моя - направленье удара,
дерзкой судьбы непреклонный ручей.

Кровь будто яд обезумевшей страсти,
молний топор в плоть вонзается бед.
Воля моя, воля к жизни и к власти,
горечь любви, возрождения свет.

Яро клюёт ворон мёртвые очи,
с неба летят стрелы звёзд на курган.
Воля моя, граем смерти рокочет,
ветром болот заплетаясь в туман.

В сердце ревёт шторм жестокого моря
будто огонь в час суровой борьбы.
Воле моей, солнца символ - опора.
Знаю, никто не превыше судьбы.


Реванш белого мира

Мы - реванш белого мира.
Мы - огонь солнца войны.
Мы - дружина Бога Гримнира,
пламя и секира -
воскрешающей славы весны.

Сила в нас от предков великих,
и в бою нет нам преград.
Взгляд стальной, твёрдый и дикий,
мы поднимем на пики
осквернённых ядом услад.

Лебедей зовём ранной влаги,
и волков зовём сыновей,
чтоб испить вражеской браги.
Рун в небе зигзаги
режут платья звёздных полей.

Мрак родит стремление к свету,
на крови возвысит закон.
Предков чтим своих мы заветы:
с глаз долой монеты
проклят нами злой злата звон.

Только сталь дарует свободу,
подвиг мир гиен сокрушит.
Мы идём навстречу восходу
во славу народа,
ибо мы его меч и щит.


Вера

Не верой ли мы живём безграничной?
Не вера ли нас спасала в веках?
Когда надвигался грозой хаотичной
тревожности импульс пред смертностью страх.

Когда осознали путей мы конечность,
когда поднялись на пик всех вершин.
И в омут смотрели по имени "вечность",
сквозь лёд своей воли и пепел былин.

Не вера ли нас скрепляла корнями
с величьем дворцов божественных стран?
И с верой в сердцах мы стали богами
чтоб факел зажечь от пламени ран.

Лишь вера была нам в мире оградой,
и как с тетивы стрелу мыслей вдаль
она направляла меж сном и усладой,
вливаясь к нам в сердце как холода сталь.

Свергая безволье, тревогу и лживость,
у пропасти танцем ярясь на краю...
Искали всегда в вере мы Справедливость,
и Богом назвали Справедливость свою.


Средь железных курганов

Ветер гонит драккары
В мир, неся лютый жар.
Ярой, северной карой
Мчит вперёд Нагльфар.

Но страшна ли погода
Что даёт рыбам корм?
Флагман чёрного флота
Сам на море как шторм.

Хейл! Узрите армады
на боевом валу,
Что дробят все преграды
Выстроившись в стрелу.

Жёстче волна прибоя
Ты обрушься на строй
Ратей зала героев,
Верной смерти судьбой.

Солнцем сердца охраны
Встретят волки волну,
Средь железных курганов
Чуя кровью весну.

Нет средь них мягкотелых,
думы их не туман.
Смерть даруется смелым
Вьюгой резаных ран.

Ветер гонит драккары
В мир, неся лютый жар.
Ярой, северной карой
Мчит вперёд Нагльфар.

Примечание:
Солнце сердца охраны - щит


Герои Нордической Крови

К победе стремясь и не зная
в борьбе безпощадной покоя.
Живут они вечность алкая
нордической крови Герои.

В их честь солнце греет лучами
народ мой в веках милосердно.
Плоть станет землёю с червями,
лишь слава Героев безсмертна!

Сурово глядят в небо сосны,
кто знает, гнетут чьи их думы...
о ратях ли победоносных
молчанье хранит лес угрюмый?

Здесь призраки мёртвых видений
лежат непроглядным туманом...
Здесь змеи сплелись песнопений
как тризны огни на кургане.

В заре окровавлено-юной
и в зеркале Мрачных Потоков,
я слышу, зов огненной руны
волков шлема рьяно-высоких.

Несутся бурля с пеной белой
на скалы "Йотунов" прибои...
Пусть злато веков потускнело,
но слава не меркнет Героев.


Эпоха

Была эпоха гордая у скальдов,
А мне досталось время подлых сук.
Но дух свой я сковал как будто в сталь льды
И тыном тьмы обнёс его вокруг.

Не сердце в моём логове пыланий,
А камень равнодушия к мольбам
Эпохи тщетноветренных дерзаний,
Чей проклинаю равенства я храм.

Я – жрец своей судьбы и своей воли,
Всегда знал в мире сем кто я такой.
Ни разу не задумавшись о роли
Я шёл вперёд и был самим собой.

Когда "друзья" рассыпались мозаикой
На сотни равнолживых белых лиц,
Я правду говорил, всю без утайки
Подобно грому бранных колесниц.

И непременно пред лицом орудий
Каких бы смертоносных я не встал,
Я твёрдо знаю, что не все мы люди
Есть те, на ком горит печать: шакал.

Не в силах я разбить лжецов господство,
Как не могу свой перестроить нрав.
Но всюду я взываю к благородству
Своей крови и знаю, что я прав.


Молний слышу снова яростный я скрежет

Славен ярый кречет,
Славен путь к свободе
На суровом вече
Листьев барса Роди.

Прославляют строго
Висы прави виры,
Непокорных богу –
Матери Слейпнира.

Тускло светит злато
Тучи серебристой,
Край ты мой распятый
Спишь в похмелье чистый.

Кто ж тебя разбудит
Средь эпох надлома,
Меж мордвы и чуди
Катит эхо грома.

Лес шумит сосновый,
Тучам брюхо режет.
Молний слышу снова
Яростный я скрежет.

Примечания:
Вече листьев барса Роди – битва (барс Роди – корабль, его листья – щиты, вече щитов – битва)
Мать Слейпнира – Локи
Злато тучи – солнце


Вечная Честь

Мои руки легки, я как облако в небе нордическом
над спокойными водами плавно парю вниз главой...
Я не чувствую холод и с высью сливаюсь космической,
становлюсь океаном бурлящим безстрастной волной.

Моё тело лежит где-то в горных чертогах Молчания,
я оставил его чтоб найти тропы Чёрных Ветров.
Тает будто бы лёд чрево памяти - воспоминания
в огнедышащем зеркале вечнокипящих веков.

Все высоты и хлад всех глубин стали мной одновременно.
Опыт диких зверей, рыб и птиц стал всецело моим.
Моей сутью, моей волей Солнца Богиня беременна,
она новых Богов породит через девять злых зим.

Я от древнеумершей колдуньи обрёл свои знания,
принесли мне орлы невесёлую мрачную весть:
"твои боги мертвы... нет награды и нет наказания,
как осколок судьбы есть твоя только Вечная Честь".

В океане борьбы крови новой грядёт становление,
в лёд стальной превратится изнеженный ласкою снег.
Буду пить я веков кубок бед тяжких до опьянения,
и убью человека в себе чтоб жил Сверхчеловек.

Мои руки легки, я как облако в небе нордическом
над спокойными водами плавно парю вниз главой...
Но я завтра сойду вниз на землю поэмой рунической
самой яростной, самой безжалостной в мире грозой!


Баллада о мече Святослава

Давно наш погиб в битве княже великий
за дело Руси что стоял.
Саркел с Белой Вежой он поднял на пики
хазарам хребет он сломал.

Ходил он походом до башен Царьграда,
блестел где олеговый щит.
О нём будут громко слагаться баллады
покуда мир белый стоит.

Глядел на врагов в час последний жестоко,
кольчугу разверзли ветра,
Но меч его скрыли под илом потоки
великих порогов Днепра.

Чрез тысячу лет Руса меч явлен миру
как знак рассекающий мрак.
Как трассер таранящий пепел эфира,
как гимн окрылённых атак.

Настало и нам время выпить братину
потерь, поражений и бед:
не падал кто, тем не взойти на вершины,
без тьмы был бы проклят и свет.

Пусть меч Святослава (да ведают норны!)
разит всех врагов наповал.
Мы вскормлены бурей, огнём непокорным,
душой крепче мы чем металл.

Сапсана напором и гневом драконьим
врагов разорвём мы сердца,
и чтоб не случилось главы мы не склоним,
и меч не опустим Отца.


Боевая песня Варяжских викингов

Море синее бурлит,
море синее кипит,
белый кречет вылетает
и садится к нам на щит.

Ты неси, неси ладья
нас на вражьи берега,
до свиданья край родимый
ты не забывай меня.

Океан нам силу даст.
Он безумен и горласт.
Вдохновит в поход далёкий –
Ругевит и Радегаст.

Выше вёсла, выше брат.
Волны вновь в борта стучат,
Любим пенные мы песни
закаляя в них волчат.

Значит, громче запевай,
песнь чтоб дрогнул небокрай.
Конь удачу предсказал нам
на богатый урожай.

Не уронит в море риф
наш корабль "чёрный гриф"
мы спешим к великой славе
в вечность сердце устремив.

Плачьте мирные стада,
с нами к вам придёт беда,
разрушенья и пожары
принесут вам Дети Льда.

Мы растопчем в прах страну.
Вскроем эхом тишину,
и уйдём с добычей в море
по хрустальному огню.

Бойся ют нас, бойся дан
коль накинем мы аркан
никому не жить как прежде, -
безпощаден ругский стан.

Лебединый гимн сквозь мрак
вихря стрел услышит маг,
щит к щиту, леса из копий,
рыщет всюду брат варяг.


Allierad

Гарь руин, брони громыханье.
Мрачный взгляд Ясеней Битв.
Вранов грай и волчье рычанье
лучше всех смертных молитв.

Пред ордой Евразии злобной,
не склонись, мой брат не склонись.
Пусть бушует ветер загробный,
и костры врезаются в высь.

Мрамор туч орлом широкрылым
с турсов стран парит над тобой.
Брага вен, ярь сердца не стыла
в Шуме Ос Дул Рыси Стальной.

Лезвий блеск как всполох награды
за труды Труд Резвых Ножей.
Журавли хмар огненных рады
брашну вод с багряных полей.

Шторма песнь, волны рокотанье
заглушат предсмертный твой стон.
Всё сильней в порывах отчаянья
Клёна враг громит Бури Клён.

Сердца стук как дробь барабана,
твёрдый шаг в вихре пучин.
Нам с тобой брат бранного стана
Мир рабов жалеть нет причин.

Примечания:
Шум Ос Дул Рыси Стальной - война (Стальная Рысь - валькирия, оса дул - пуля, шум пули Валькирии - битва)
Труд резвых ножей - Валькирия
Журавли огненных хмар - вороны
враг Клёна - огонь


Моему народу

Пусть мой народ разбит, подавлен, смят,
лишён в своей стране врагом всего.
Я с ним одной судьбой пойду хоть в ад,
я тоже часть народа своего.

Не в силах я, не в праве обещать
народу блеск триумфа (жизнь в дыму),
могу с душой я чистой лишь сказать
что буду верен до конца ему.

Пусть много тех, кто рад служить цепям,
единство рассыпается песком.
Отдам я жизнь, но честь я не отдам:
не встану на колени пред врагом.

Глаза зажглись зло отраженьем льдов,
смотри страна в лазурь безценных глаз!
За пролитую в бездну воли кровь
ответить пред богами пробил час.

Летит на крыльях трупов дочь тьмы Хэль,
слёз грог горяч да холоден металл.
И катится, и катится метель
ища преграды в дотах бурых скал.

Я в зеркале из мрамора мглы лик
узрел холодный на стальных крестах.
Народ мой славься! Я - твой штурмовик,
что добровольно встал в твоих рядах.


...Там, где ряд повешенных славит Ярость Севера

Что склонила голову будто бы дабеция,
мать великих конунгов, гордой славы Швеция?
В сердце мягковолие, взгляд не зло таинственный,
ты ль берсерков Родина грозных и воинственных?

Боги в тучах рдеющих скачут врананивами,
кони потрясают их золотыми гривами.
В дланях копья острые как возмездья факелы.
Жить достойно ль Северу в разложенья мраке ли?

Ремнезубы духа глубь разрезают тёмную,
судьбы да восславит скальд в воинстве сплетённые.
Гневом души Соколов до краёв наполнены,
ритуалы древние на крови исполнены...

Спеты песни вещие горько над безглавыми,
рун сплетенья скалятся в небо гальдраставами.
Красят ядовито даль ливня горя полосы,
что же Тор не кличешь ты Род свой грома голосом?

Или Старость речь твою тленом исковеркала?
Или в отраженье ты нидинга зришь в зеркале?
Над беды озёрами ввысь растёт тень Явора,
алы платья духов волн звёзд льдяного мрамора.

Крепкой воли полнится к славе преднамеренность,
пусть пронзит врага как нож Гордость и Уверенность.
Выше Вежу Плеч вздымай Свея ты на дерево
там, где ряд повешенных славит Ярость Севера.


Изломом вихря леденящим вгрызаясь в сталь небес орла

Сыны Перуна и Вотана
Сегодня солнце нас ведёт
На бронированные станы
Врагов, – за белый наш народ.

Изломом вихря леденящим
Вгрызаясь в сталь небес орла,
Под златом красновосходящим
Мы распластаем вновь крыла.

На вороных бронежилетах
Следы от пуль как рунный ряд
Древненорвежского поэта
Чьи песни в вечности звучат.

Пускай под нами лёд кровавый,
Земной нас не осудит суд.
Мы встанем твердью сверхдержавы
В противотанковый редут.

На стратегические выси
Взойдём с метелью ранной Вар.
Прибоем пуль чтоб смерти висы
Огня вплелись в один удар.

С мечтой о северной свободе
В объятьях славы не уснуть,
Когда небес льдяные своды
Наш озаряют правый путь.

Сомкнём с богами наши фланги,
Испепеляя вражий смех.
Одна священная фаланга,
Один священный белый Рейх.


Зонненрад драп на дротткветтном флагштоке

Разбей черепа мьёллниром возмездия.
Воспрянь хладнокровным мечом эвтаназии.
Как волн саблезубых – крылатая бестия
Лети сокрушая тумены Евразии!

Из древности смотрят на нас воины смелые.
Сияет как солнце нам – Туле-прародина.
И не уживутся средь нас мягкотелые,
Свободу и честь только воинству Одина!

Валькирия белых полей ледяных
Твой дух лишь средь копий героев блуждает.
В раскатах прибоя атак штормовых
Узрит тебя тот, кто без страха шагает
К воротам Вальгрид, пробиваясь сквозь строй
Дружины врагов, разметая их орды.
Где бьётся в кровавом величье прибой
Над древними распрями северных фьёрдов.
Живут под волнами где ярлов сыны -
Отряды стального фольксштурма победы.
Что славе миров Иггдрасиля равны,
Суровый род Сигурда северной Эдды.
Пронзая путь вечности средь штурма стрел,
Средь павших идёт рун добытчик Высокий.
Чтоб лезвий вином славы юной зардел
Вновь зонненрад драп на дротткветтном флагштоке.


© Vratislav Vinterskald











Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 419
© 26.08.2016 Вратислав Ветроврат
Свидетельство о публикации: izba-2016-1767497

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов










1