Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

На яхте, в английском Брайтоне


Нам с женой представилась возможность провести день, на яхте в море и мы приехали в Брайтон. Русскому читателю, больше известен Брайтон – Бич в Нью-Йорке, известный тем, что там проживает большая русскоговорящая община. Мы были там и ходили по известному пляжу. С моря дул сильный ветер поднимающий тучи песка в воздух и приходилось прикрывать глаза ладонью.
Это предместье расположено поблизости от железной дороги, поднятой здесь на высоту в десяток метров. Поэтому гул от проходящих поездов метро забивает все другие звуки. Здесь, действительно русская колония и потому, многие магазины и кафе имеют русские названия. Даже реклама здесь часто на русском языке!
Проходя мимо одного из кафе на пляже, в надежде поесть, мы услышали отборный русский мат и увидели пьяного русского который сидел за столиком с приятелями и о чем-то громко «рассуждал» размахивая руками! У нас сразу пропал аппетит и мы прошли мимо.
Поели мы в другом кафе и официантом был молодой таджик, хорошо говоривший по-русски, вежливый и общительный. Он приехал сюда к брату и был почти всем доволен…

Английский Брайтон – это «белый» город у моря, на холмах, который издавна стал для англичан символом богатства и курортом для английской аристократии. Здесь, регент принц Джордж, выстроил дворец в «индийском» стиле «Павильон», который и сегодня привлекает множество туристов. Это была его приморская резиденция, - ему сказали, что для его подагры, морская вода очень полезна. Здесь о встречался со своей любовницей, на которой не мог жениться, потому что она была католичка. Потом, со смертью своего сумасшедшего отца короля Джорджа Третьего, он стал новым королём Англии Джорджем Четвёртым.
В те времена и английская аристократия стало частенько наведываться сюда, переезжая из Лондона вслед за королём.
В новейшие времена, здесь, ирландские националисты взорвали бомбу в отеле, где, при Маргарет Тэтчер, проходила партийная конференция тори…
Здесь жила во времена своего студенчества и моя жена Су, когда училась в университете Сассекса, который выстроили неподалеку от Брайтона. Она закончила здесь «две школы»: философии и русского языка и рассказывала мне много интересного об университете. Например там не было факультетов, а были «школы». Он был новым и потому, совсем необычным… Но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз.
…Ехали в Брайтон из Шорема – небольшого городка на побережье, на семисотом автобусе который ходит из Брайтона вдоль всего курортного побережья.
Сойдя на пощади Черчилля, пошли по набережной пешком в сторону «марины» - стоянки яхт и катеров, на окраине города, под белыми меловыми отвесными скалами берега. Галечный пляж, внизу был ещё пуст и только одинокие владельцы собак выгуливали вдоль моря своих питомцев.
Марина, за последние двадцать лет сильно переменилась и превратилась в небольшой посёлок, где стоят роскошные жилые дома, много ресторанов и кафе и даже большой универсам «Азда».
…Последний раз мы были здесь лет пятнадцать назад и произошедшие перемены нас впечатлили. Тогда, мы купались неподалеку от марины и помню смешные фото, на которых я изображал индейца-купальщика с париком из водорослей…
Зашли в «Азду», купили несколько вкусных плюшек и после созвонились с Джорджем, владельцем и шкипером яхты «Брайтонская красавица». Яхта моторно-парусная, большая, метров двадцать длинной, с быстрым, хищным корпусом и несколькими парусами, самый большой из которых, поднимается на высоту более пятнадцати метров.
Поднявшись на палубу, мы познакомились с командой и гостями, нашими попутчиками по путешествию.
Потом, спустились в кают-кампанию с удобными диванами, столом и даже газовой печкой, которая во время шторма или движения, сохраняет горизонтальное положение, чтобы кипяток из чайника не проливался на пол. Там мы оставили свои рюкзаки и одели спасательные жилеты и как парашюты, закрепили их на груди.
Снова поднявшись наверх, выслушали инструктаж капитана корабля, но особо драматические предупреждения пропустили мимо ушей – была полная уверенность что ни перевёртывания яхты, ни пожара на борту не будет. Поход ведь должен был продолжаться только несколько часов.
Однако, когда одевали спасательные жилеты, появилось чувство неведомой опасности, не обязательной, но возможной. Вспомнил подобное же чувство, когда первый раз собирался на медвежью берлогу. Известно, что иногда медведь выскакивает из берлоги и набрасывается на охотников. Конечно, это скорее некие легенды, передающиеся из поколения в поколение среди охотников, но ощущение возможной гибели, на какое-то время, захватывают наше воображение!
…Выходили из марины на моторе, а потом выставили малые паруса и со скоростью пяти узлов в час, пошли в сторону мыса, на котором расположен городок Литлхамптон. Сразу по выходу в море попили кофе, который приготовил Дэвид, член команды.
Кстати, Джордж рассказал нам, что слово узел, появилось как измерение скорости ещё в пятнадцатом – шестнадцатом веке. Тогда, засекая время, плыли вдоль каната с завязанными узлами и потом, в морской обиход ввели измерение скорости парусников в «узлах».
Яхта, разрезала острым носом зеленоватую волну и белый город – Брайтон действительно белый – раскрывался с воды все шире и подробней. Вдоль далёкой набережной стояли дорогие отели, выстроенные в классическом стиле, ещё столетия назад. Увидели и высокую башню-опору, возведённую совсем недавно, на которой вращаясь, поднимался к вершине, на высоту метров сто, диск, в котором сидели люди - любители острых ощущений.
Я вспомнил, как в Париже в Диснейленде, мы с сыном прокатились на русских горках под названием кажется Большая Пушка. Я сидел в темноте, вцепившись в поручни сиденья, но когда мы вдруг провалились вниз, то с меня слетели очки и я поймал их в воздухе, но отпустил поручни. Через мгновение, на крутом повороте продолжающегося падения, показалось что я выпадаю из «седла», и одной рукой поправляя очки, другой я судорожно схватился за поручень…
Когда мы остановились и вышли из кабины, мне чуть не сделалось плохо, так закружилась голова, в этом непрестанном полёте то вверх, то вниз…
Зато этот аттракцион, я запомнил на всю жизнь!
А сын Максим был доволен и смотрел на моё зелёное, вытянутое лицо с непониманием. Ведь это было так классно!
…Ну а сейчас, мы вышли в море и через время, поставили большой парус. Но ветер к этому времени немного стих и потому, яхта шла не слишком быстро и парус впереди иногда провисал, теряя напряжение.
«Рулили», яхтой все пассажиры по очереди и когда я стал у штурвала, то ветер немного усилился и приходилось подстраиваться под его порывы.
Первое время, яхта «рыскала», шла небольшими зигзагами, но потом я приспособился и держал нос корабля ровно на окончание мыса Лилтлхамптон.
И команда и пассажиры сидели на палубе, рядом со штурвальным и завязалась беседа - заговорили о мотивах увлечения яхтенным спортом и морскими путешествиями вообще.
Я высказал свою давнюю мысль, что походы в море, у людей, являются проявлением инстинкта свободы, который и толкал человечество, часто неосознанно, на великие открытия и трудные рискованные путешествия, помимо разного рода меркантильных интересов!
В доказательство этой теории, я припомнил свой рискованный опыт походов по сибирской бескрайней тайге, в одиночестве. Несколько раз меня могли съесть нападавшие медведи, много раз я замерзал в зимней тайге. Но каждый раз немного отдохнув, меня вновь и вновь тянуло уходить в неизведанные края и я снова и снова, испытывая трудности, уходил от поселений все дальше и дальше.
Помню, что на БАМе, весной отправился ещё по снегу в многодневный поход и ночевал несколько ночей у костра…
Когда я добрался до стоянки геологической экспедицией на берегу реки Муи, геологи смущённо качали головами, когда я рассказал откуда я пришёл пешком по тайге. Они с трудом верили, что нормальный человек в одиночку – правда со мной была моя лайка, Волчок - отшагал почти сто километров по безлюдной холодной тайге. Они оставляли меня ночевать, но я перекусив в их столовой и попив чаю, отправился в обратный путь…
Плавание по морю, меня не привлекали, так как походы по тайге, но я понимаю Джорджа, который посвятил свою жизнь морю. Первый раз он вышел в море на маленькой яхте в четырнадцать лет, а потом, после нескольких лет тренировок, принял участи в знаменитом плавании корабля «Брендон» из Ирландии, из Дублина в северную Америку, под командованием Тима Северина, знаменитого путешественника и писателя. Дома у меня есть книга Северина, в которой он описывает треволнения этого морского похода…
Тогда, они сами построив корабль – копию древнего ирландского судна, - прошли на нем древним путём мореплавателей из Европы, открывших тогда, впервые Северную Америку!
Между разговорами, мы дошли до мыса и здесь, развернувшись, а этот манёвр требует знания навигации и больших усилий, - повернули назад, в сторону Брайтона…
Потом мы пообедали, расположившись на верхней палубе и съели традиционный английский пикник, состоящий из домашних бутербродов, овощей и чая-кофе…
Часам к пяти вечера мы возвратились к марине, и с большим трудом, собрав паруса, уже под мотором зашли на стоянку.
…Поблагодарив всех и простившись с Джорджем и нашими попутчиками, мы сели на автобус и доехали до Брайтона, к вечеру, переполненного туристами. Там, пересев на семисотый автобус, вдоль побережья, доехали до Шорема и к семи часам, были уже «дома»!

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/glavnaya/ или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://www.russian-albion.com/ru/glavnaya/ Е-майл: russianalbion@narod.ru

Август 2016 года. Лондон. Владимир Кабаков.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 176
© 18.08.2016 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1762281

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1