Даже если весь мир будет против


День выдался жаркий. Зноем дышала и земля, и трава. Лениво, словно огромные осенние мухи, ползали лохматые облака. Иногда они закрывали светило, и тогда становилось на мгновение легче, но это облегчение обманное, ибо насытившийся жаром и недавними дождями воздух был тяжел. Варенька – девушка из интеллигентной, профессорской семьи сидела в плетеном кресле в саду под раскидистой яблоней и старательно пялилась в книгу, лежавшую на коленях. Шалунишка ветер слегка шевелил ее светлое, цвета молодой травы платье, так идущее к ее ярким, такого же оттенка глазам , временами поднимая подол , оголяя стройные колени. Своевольный медово-янтарный локон, отбившийся от своих собратьев, нежно касался белоснежной щечки. Изящные брови временами хмурились и тогда на чистый лоб, казалось, опускалась тень. Варенька время от времени поднимала взор, поглядывая на ворота, но тут же опускала его. Она старалась отвлечься, пытаясь читать , но буквы разбредались, слово стадо овец. Она тревожилась, но не хотела, чтобы домашние увидели это волнение. Сегодня к обеду ждали Алексея – молодого человека Вареньки. С ним она познакомилась совсем недавно, познакомилась банально. Внезапно начавшийся в тот день дождь заставил спешить и Варенька поскользнулась. Чья-то сильная рука подхватила ее, а приятный голос произнес:
–Такую красавицу я готов носить на руках каждый день, и пока смерть не разлучит нас.
Варенька же, несмотря на то, что шел уже двадцать первый век с его порой легкомысленными нравами, была девушкой неискушенной, воспитанной в нормах строгой морали. Она мечтала, как и девушки прошлых столетий о любви и только о любви. И тут ей вдруг показалось, что вот эта самая любовь стоит перед ней и белозубо улыбается . Девушка в один миг забыла, что идет дождь, да и он об этом не помнил. Но набежавшая туча вылила, видимо, все свои слезы и дождь также внезапно, как и начался, прекратился. Улыбнулось небо, а они всё стояли, не обращая внимания на то, как людской поток их обтекает. Кто-то сердился, ругая их, кто-то понимающе улыбался, и только им, двоим, не было до этого никакого дела. Потом он проводил ее домой, и они стали встречаться.

Алексей был из обычной семьи. Рано потерявший родителей, он жил на попечении не совсем здоровой тетушки. Он вырос и покинул родной маленьких городок, переехав в большой в поисках счастья. И теперь он считал, что поймал свою синюю птицу. Осталось только жениться и дело, как говорится, в шляпе. А что? Все данные для этого имеются. Он полюбовался собой перед зеркалом, даже для чего-то высунул язык и пригладил безукоризненно лежавшие белокурые волосы. Внешностью родители не обидели, дай бог каждому такую, да и не дурак вроде. А что образованностью до избранницы не дотягивает, так это не так уж важно. Подумаешь, обучалась где-то там, в Швейцариях, языки знает! Это и вовсе заслуга не ее , а родителей. Да… Эх, и заживет же он скоро! Никаких забот! Делай, что хочешь или … вовсе можно ничего не делать. Вот сегодня он познакомится с родителями избранницы и… Нет, он даже и не волновался. А чего? Пусть Варька переживает. А он… Он и так знает, что может понравиться кому угодно.

Обед накрыли на открытой террасе, увитой виноградной лозой. Хрустящие, белоснежные скатерть и салфетки , тонкая фарфоровая посуда, серебряные приборы, сверкающие так, что глазам больно. Родители Вареньки в простых летних одеждах стояли на ступеньках и ждали, когда подойдет дочь со своим избранником. Увидев Алексея, они незаметно переглянулись. Им совсем не понравилось, что он первый раз пришел на обед к своей девушке домой в растянутой майке. В их среде это было недопустимо. Алексей же чувствовал себя вполне уютно . Он считал, что осчастливливает девушку и вел себя вполне раскованно. Рассуждая о будущей семейной жизни, он откровенно любовался собой.
–А вы разве уже решили пожениться?– осторожно поинтересовалась Вера Владимировна.
–Еще нет. Но тянуть с этим не стоит. Девки ведь, как вино, которое забродит и никому не нужно становится.
–Вот как?– усмехнулся в усы Игорь Тарасович.–Вы думаете?
–Да!– Алексей махал руками, как птица крыльями. Раздался звон. Это сброшенная неосторожным движением, вилка решила отдохнуть на полу. За ней сразу же, словно не желая оставлять подругу, последовал и нож. Но Алексей этого будто и не заметил, продолжая разглагольствовать. – Это сейчас Варька молодая и красивая, а скоро… Ведь уже двадцать три… Состарится и всё!
–Что «всё»?– всполошилась Вера Владимировна, подзывая горничную, чтобы та заменила приборы.
– Всё! Это пипец! Конец! Никому не нужна…
Варенька покраснела и покосилась на родителей. Те сидели с приторно вежливыми лицами. Что означало такое выражение , Варенька знала. Она поняла, что ее избранник не понравился самым любимым и дорогим людям. Это принять было трудно, но она твердо решила, каким бы не было мнение родителей, она будет бороться за свое счастье, бороться за свою любовь. Она поможет любимому, научит всему, что знает сама. Но не ведала девушка, что этот любимый и не захочет вовсе ничему учиться. Он нравится себе таким, какой есть.
–А ты значит, решил осчастливить ее… Так?– Игорь Тарасович, казалось, с интересом следил за полетом случайно запорхнувшей мухи.
–Получается, что так…,– Алексей тоже проследил за этой мухой, усевшейся в этот момент на усик лианы.- Вот жизнь у кого! Малина! Ничего делать не надо…,– восхитился он.
–Ну-ну…,–Игорь Тарасович встал,– Вера, распорядись, чтобы чай мне подали в кабинет.
Вера Владимировна только кивнула, а Варенька зарделась пуще прежнего. Такого с отцом еще не бывало. Чтобы вот так во время обеда покинуть гостя…. Нет, этого уж точно они вспомнить не могли. Обычно он был вежлив, предупредителен, даже если ему кто-то не очень нравился.
Едва закончился обед Вера Владимировна, сославшись на головную боль, покинула гостя.
–Да идите себе!- махнул рукой Алексей, по - хозяйски обнимая Вареньку.– Мы и без вас обойдемся.
Варе стало неловко за грубость своего жениха, она слегка отстранилась. Не обратив ни малейшего внимания на ее движение, он встал и прошелся по террасе.
–Хороший дом у вас, крепкий… Интересно, сколько он будет стоить…
Варенька не ответила.
–Пойдем,– позвала она,– прогуляемся по саду. Он хоть и небольшой у нас, но очень хороший и вид из него на реку просто умопомрачительный.
Взявшись за руки, молодые спустились по ступенькам. Прошли по фруктовой аллее и свернули за дом. Алексей без устали всё внимательно разглядывал, прицокивая языком.
–А это,– он указал на заросли малины, крупные алые ягоды которой так и просили, чтобы их попробовали. Он сорвал одну и , сунув в рот, договорил,- это мы уберем.
–Как это?– встрепенулась Варенька.–Зачем?!
–Ну, какая же ты еще глупая и непрактичная… Но ничего, мы это исправим… Здесь будут грядки с укропом, луком… Понимаешь? Будешь ухаживать. Вот. А там,– он указал на дальний угол сада,– сделаем загон, разведем коз. Ты только представь, козлятки бегают, куры поют…
–Куры не поют…
–Не так уж и важно,– отмахнулся Алексей,– пусть петух поет. А по утрам ты будешь доить коз и приносить мне свежее молоко.
–Но я работаю. У меня хорошая, престижная работа, я знаю два языка…Зачем мне это?- удивилась Варенька.
–А зачем тебе работать?– в свою очередь изумился Алексей.–У тебя же папа обеспеченный.
–Папа –это папа, а я хочу сама.
–Ну, это мы посмотрим,– Алексей примирительно взял ее за руку.
Варенька вздохнула. Она не стала спорить. Да и зачем? Он даже еще не сделал предложение. Да, что там предложение! Он еще ни разу не сказал, что любит. А Варенька так ждала этих слов. Ведь она-то любила, ее сердце было готово разорваться от счастья, когда он просто прикасался к ней. Не заметно они спустились к реке. Варенька замерла, любуясь открывшейся картиной. День клонился к вечеру. Багровое солнце садилось прямо в воду, расцвечивая дорожку на гладкой поверхности воды, слышались всплески. Это любопытным рыбкам надоело сидеть внизу, и они выскакивали, чтобы увидеть мир. Небо окрасилось в серо-розово- малиновые тревожные тона. Варенька вздрогнула , беспокойство охватило ее, и она крепко сжала руку любимого, который, казалось, ничего не замечал. Ни красота угасающего дня, ни волнение подруги не заботили его. Он продолжал вещать о том, какие изменения он проведет, когда станет мужем и вдруг , словно спохватился.
–А…слушай…
Варенька замерла. Ну, наконец- то окружающая красота тронула его и вот сейчас он скажет ей о своей любви.
–Давай быстрей поженимся!
–Поженимся? – Варенька была разочарована и огорчена. Ни слова о любви. А она так ждала этих слов, так мечтала. Девушка украдкой вздохнула. Ничего, он изменится и научится чувствовать тоньше, нежнее, а пока… Главное, мы будем вместе,– думала она,– конечно, предстоит трудный разговор с родителями…,но они любят ее и поймут.
–Ну, ты чего? Обрадовалась так? Не тушуйся. Я понимаю, такое счастье привалило. Ведь девчонки всегда так и вешаются на меня. Да. Устоять прямо не могут. А одна там, в нашем городе, так вообще проходу не давала, всё люблю, да люблю… Молодая еще была, а теперь уже выросла… Красивая стала, говорят. А по мне всё равно сохнет,– он взглянул на часы,– забыл совсем, что у меня дела. Так я пойду,– и не дождавшись ответа, быстро зашагал прочь. Но, будто вспомнив что-то, обернулся,– так давай завтра и в ЗАГС. Лады?!– крикнул и , помахав, скрылся за углом дома.
Обескураженная Варенька медленно двинулась к дому . Проходя мимо кухни, она увидела суету, пахло чем-то вкусным, но девушка не соблазнилась и прошла в свою комнату. Через некоторое время в дверь постучали. Конечно, это могла быть только мама. Варенька всегда ее узнавала по легкой походке, осторожному , ненавязчивому стуку.

–Входи, мама.
–Доченька, поговорим?
–Поговорим.
–Ты, наверное, сама понимаешь,– начала Вера Владимировна без предисловий,– что Алексей тебе не пара.
–Он хороший,– Варенька сжала кулачки.
-Я не говорю, что он плохой. Он просто другой, и тебе будет трудно с таким человеком.
–Мама, я люблю его!
–Я понимаю… Но не спеши, подумай. Мы с папой против вашего общения.
–Против? Я изменю Алексея и он вам понравится.
–Не сможешь,– Вера Владимировна с грустью покачала головой,- он уже взрослый…
– Но я выхожу за него замуж!– Варенька в отчаянии вскочила с кресла и подошла к окну. Солнце уже совсем утонуло, оставив кое-где оранжевые блики, жара спала и приятный, освежающий ветерок, залетающий в комнату, ласкал разгоряченное личико.
–Как замуж? Когда вы успели решить?- растерялась Вера Владимировна.– А с нами посоветоваться? Так и знай, мы этого не хотим.
–Мама! Я ведь люблю его! Понимаешь?! И выйду за него, даже если весь мир будет против меня.
–Твое дело,– Вера Владимировна тоже встала,– мы не перестанем тебя любить, но помогать не будем.
–Мы сами!
–Будет трудно,– с сожалением произнесла Вера Владимировна,– и жить придется отдельно.
–Справимся!

Так началась новая жизнь Вареньки. Узнав о том, что родители отказались помогать и жить с ними невозможно, Алексей загрустил. Но печалиться он долго не умел, решив, что родители всё равно скоро смягчатся , примут их и всё будет так, как и мечталось. Но время шло. Молодые жили на съемной квартире. Варенька старалась изо всех сил. Всю домашнюю работу взяла на себя, да и службе приходилось отдавать много времени. Но она не роптала, только иногда говорила Алексею, что надо идти работать и ему.
–Ты меня достала!– как –то раз крикнул он.– Найду подходящую работу и пойду тогда.
–Подходящую? Это какую?
В ответ Алексей только фыркал и уходил на прогулку.
Однажды он встретил жену у порога. Был возбужден чрезвычайно и потирал руки , будто получил очень хорошее известие.
–Мы уезжаем в мой городок,– сразу заговорил он, наблюдая, как жена снимает туфли,–звонила тетушка. Она умирает. Сама понимаешь, за ней нужен уход.
–Жаль. Надо нанять сиделку.
–Жаль?! Да радоваться надо! Она умрет, а дом нам оставит. Представляешь? У нас деньги будут. И сиделка нам не нужна. Ты будешь ухаживать. Я ведь мужчина и не смогу. Понимаешь?
Варенька молча прошла на кухню и занялась ужином.
–Ты меня слышишь?- уже раздражаясь, Алексей наступал ей на пятки.
–Я слышу, Алеша. Но у меня здесь работа, друзья, родители.
–Работу новую найдешь. Потом… А родители… толку-то от них.
–Как ты можешь!
–А что такого? Они для нас ничего не сделали!– запальчиво крикнул Алексей.
–Они меня вырастили. Этого достаточно.

–Вырастили! Подумаешь, подарок какой! Собирайся! Едем через три дня.

И теперь не стала спорить Варенька. Она уже давно поняла , поняла, что Алексея не изменить. Мама была права. Но не это беспокоило ее. Она готова была смириться и жить дальше. Но теперь она была уверена в том, что муж не любит ее и никогда не любил. Ему были нужны только материальные блага, которые она должна была ему принести, но этого не случилось. И он злился.

Поезд пришел ранним утром. Умытый городок сверкал, будто новая игрушка. На асфальте еще не просохли лужицы и воробьи, облюбовавшие одну из них, принимали водные процедуры. Варенька остановилась, наблюдая, как они прогоняют обнаглевшего голубя, попытавшегося испить водицы на уже занятой территории. Она улыбалась.
–Чего лыбишься? – рассердился Алексей, но тут же смягчился. Наверное, родной воздух повлиял. Он подхватил чемодан и по деревянному тротуару двинулся вверх по улице.
По вымощенной булыжником мостовой медленно проехал автомобиль. Варенька с интересом рассматривала одноэтажные домики с непременными палисадниками. Из-за деревянных заборов приветливо выглядывали разноцветные головки георгинов. Пахло приближающейся осенью, сеном, увядающими травами и немного отчего-то грустью. В том, что грусть имеет свой собственный аромат, Варенька не сомневалась. В конце улицы возвышался храм, купола которого сияли в утренних солнечных лучах. Дом тетушки устроился неподалеку от этого храма в тени векового дуба и показался Вареньке великаном среди лилипутов. Два этажа с мансардой и светло-зелеными наличниками на чистых, сверкающих окнах , герани на подоконниках, белоснежные занавески сразу понравились и она с интересом ждала знакомства с домом и тетушкой. Они открыли резную калитку и прошли по зеленому двору. В доме было тихо и как-то печально. Не скрипели половицы, не слышались голоса. Дом, словно пытался сказать о том, что здесь беда.
–Тетушка!– крикнул Алексей.
–Тихо,– одернула его Варенька.
–Ты чего?
–Тетушка ведь больна.
–Ах, отстань!– дернулся он.– Беда какая, больна,– и добавил шепотом, подмигнув, – нам же лучше.
Вареньке стало не по себе. Она не знала тетушку мужа, но было жаль ее, безумно жаль.
–Кто там?– слабый голос раздался из соседней комнаты.– Идете сюда. Это ты, Алеша? – увидев молодых, слабо улыбнулась тетушка,– твоя жена?
Из-за плотно задернутых штор свет с улицы почти не проникал. Бледное лицо тетушки резко выделялось в сумраке комнаты.
Варенька кивнула, назвав свое имя.
–А я вот…,– тетушка попыталась присесть, но чувствовалось, что каждое движение дается ей с трудом. Алексей скривился, а Варенька легко подхватила тетушку за плечи и ловко подсунула под спину подушку. Она делала это так, будто всю жизнь только и занималась тем, что ухаживала за тяжелыми больными.
–Ну, вы тут сами… знакомьтесь, а мне надо…,-Алексей мотнул головой и вышел.

В ночном клубе царил полумрак, гремела музыка. Алексея здесь помнили и встретили , как родного. Казалось, разговорам и встречам со старыми дружками не будет конца. В разгар веселья к нему подсела миниатюрная, стройная брюнетка.
–Привет,– она призывно улыбнулась.
–Привет! Мы знакомы?
–А то… Учились в одной школе.
–А-а-а…
–Я тебе еще говорила, что люблю тебя,– она засмеялась.
–Алинка!
–Узнал? Ну, слава богу. Ты навсегда домой?
–Посмотрим,– Алексей с удовольствием разглядывал старую знакомую, узнавая и не узнавая. Алинка сильно изменилась , похорошела. Правду говорили люди, она стала настоящей красавицей,– как принимать будут.
–Кто?– Алина игриво повела плечиком.
–Ты, например.
–О! Я всегда хорошо тебя приму. Ты ведь знаешь. Говорят, ты женился,– сменила тему Алина.
–Женился,- Алексей отхлебнул вино прямо из бутылки.
–И как она? Красивая?
–Ты лучше,– он приблизил свое лицо к ее так близко, что она почувствовала его дыхание, которое свежим назвать было нельзя , но Алине было все равно. Она так давно, еще с самой школы мечтала о нем,–вот тетка умрет, – продолжал тем временем Алексей заплетающимся языком,–я ее брошу, жену брошу. Ты поняла?
Алина кивнула.
–Продам дом, и мы с тобой поженимся. Хочешь?
Не думая больше ни о чем, она встала и обняла его тонкими руками.
–Пойдем,– шепнула девушка.

Вернулся домой Алексей поздно в облаке из паров вина, табака и дешевых духов. Варенька не упрекнула, оправдывая его поступок тем, что Алексей после долгой разлуки встретился с друзьями.

Жизнь продолжалась. Варенька потеряла любимую работу, друзей, не имела возможности видеться с родителями. Целые дни она проводила в обществе больной тетушки, а Алексей развлекался, как умел, каждый день сообщая , что очень занят, ищет работу и так устает, что некогда даже поговорить толком. И опять Варенька не спорила. Она смирилась со своим положением. Уставала, но никогда не обмолвилась об этом. Да и кому жаловаться ? Родителям сообщить было стыдно. Сама выбрала себе дорогу. Тетушка между тем стала поправляться. Молодая женщина радовалась вместе с ней. В этом она видела и свою заслугу.

Тот вечер был тих, спокоен и похож на многие другие вечера. Даже в воздухе чувствовалось умиротворение. Изматывающая жара спала. Тетушка чувствовала себя хорошо. Варенька помогла ей помыться, и теперь они вместе сидели у распахнутого окна, наслаждаясь легким дуновеньем ветерка и приятной беседой. Ворвавшийся вихрем в дом, Алексей был не в духе. Окинув взглядом дам, он выругался.
–Сидите, радуетесь! Мать вашу!– он схватил табурет и запустил им в угол.– Ты –то, жена, чего довольная такая? Она,– он кивнул на тетушку,– понятно…А ты-ы…? Всю жизнь мне сломала!– он икнул.
Побледневшая Варенька поднялась со своего места.
–Алеша, как ты можешь?
–Че могу-то?! Я всё могу! А ты- дура! Не понимаешь своего счастья…Э-эх,– он махнул рукой, постоял немного, словно раздумывая,– а ну пойдем выйдем… Буду учить тебя уму –разуму…
–Стой, доченька,– заметив ,что Варенька собирается выйти, тетушка взяла ее за руку,– не ходи. Пусть успокоится, а потом поговорите.
–Сейчас!–Алексей топнул.–Я –муж или не муж? Жена должна слушаться.
–Ничего-ничего,– Варенька успокоила тетушку,– пойдем , Алеша. Хочешь поговорить, пойдем, - она мягко взяла его за руку. Ей был он неприятен. Давно было понятно, что она поступила когда –то необдуманно и зря не послушала родителей. Но что сделано, то сделано. Она его жена, он – муж и этим всё сказано,– пойдем,- повторила она, улыбнувшись.
–Ах, ты дрянь! Еще улыбается она!-Алексей вытолкнул ее за дверь.
–Алексей! Ты что себе позволяешь?– Варенька не понимала, отчего так злится ее муж. Она всё делала , как он просил.
–Я?! Это я позволяю?! Ты во всем виновата!
–Да в чем же?
–Ты почему за теткой так ухаживала, что она уже здорова?
–Как это?– изумилась Варенька.
–Не строй из себя дурочку! Тетка должна была уже сдохнуть, а тут… Как кобыла… Здорова! Да еще, посмотрите на нее, радуется жизни. А всё ты-ы… Гадина!– размахнувшись, он ударил ее по лицу. Варенька с ужасом смотрела на мужа.– Если бы не ты…Я бы уже хозяином дома был…
–Успокойся, Алексей,– дверь приоткрылась,– ты ведь всё равно можешь жить в доме. Он будет ваш. Только я записала его на Вареньку. Она такая молодец!
-На Варьку?!– глаза Алексея побелели от гнева. Изо всех сил он толкнул жену, и та покатилась по лестнице . Сбежав вниз, он еще несколько раз пнул ее.
-Вот тебе, вот тебе, стерва! Чтобы ты сдохла. – он запыхался, вытер пот

© Copyright: Галина Михалева, 2016
Свидетельство о публикации №216081100276





Рейтинг работы: 11
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 157
© 11.08.2016 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2016-1747341

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лина Булыгина       09.09.2016   17:55:19
Отзыв:   положительный
Упаси Господь каждого от таких "Алексеев! Да, верно говорят про злую любовь...
Галочка, спасибо! Все на одном дыхании
Добра, тепла и хорошей погоды
Галина Михалева       10.09.2016   09:57:34

Дорогая Линочка, большое спасибо!Добра и солнышка!











1