Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава четырнадцатая


Глава четырнадцатая
Глава четырнадцатая

    Всякие караваны приходили в Тару – из Вятской земли и Великого Устюга, Москвы и Казани. Особенно богатыми были бухарские и хивинские, с товарами самыми разными – от шелков и хлопчатых тканей до сушеных фруктов и пряностей. Некоторые купцы оставались в Таре на жительство. К тому времени под горой насчитывалось полсотни одних только бухарских дворов. С ними рядом селились татары. Так и сложилась в подгорье Тары татарско-бухарская слобода, где я бывал частым гостем.
    Неспокойна в то время была Сибирь. Енисейские киргизы то и дело нападали на острога, угоняли скот, брали людей в полон из ближних деревень. Да и степь тоже воевала, одни племена грабили других. Но торговля всё равно велась. Я уже не чаял, что когда-нибудь снова окажусь в знакомых краях. Но Господь сподобил-таки. Отправился я по весне с татарским караваном на Ямыш-озеро. Это в степи травы соленые, а в сибирских горах да лесах они совсем пресные. Лошади, коровы, бараны, олени – они без соли не могут. Олени – те могут сотню верст за сутки пробежать, чтобы полизать солонцы. Человеку соль тоже нужна к пище. Опять же как рыбу и мясо впрок запасать, как шкуры да меха выделывать? А соль Ямыш-озёр лучше всяких других. И чиста, и бела, и на вкус отменна.
    Добрались мы вверх по Иртышу до солёных озер – а там ойраты стоят. И вроде как не хотят подпускать нас к озерам. Издалека глянул – что-то уж больно уж знакомой показалась мне фигура одного из всадников. Засомневался: мало ли на свете похожих людей. И всё-таки крикнул громко:
    – Мырат-пий! Это я, Васька Тургень!
    Гляжу, всадник отделился от толпы, подъехал ближе. Точно! Мырат! Ещё больше раздался в плечах, но лицо нисколько не изменилось. Спешился, мы дружески обнялись, оглядывая друг друга. Он рукой махнул своим, веля пропустить караван к озеру. Потом подвёл мне коня:
    – Бери, это тебе в подарок от меня.
    Пока караван грузился солью, приехали мы в стойбище, он принялся угощать меня вареным мясом и айрагом.
    – Ты, Мырат, большим начальником стал у Тогона-тайши? – спросил у него.
    – Я женился на его сестре. И теперь под моим началом – сотня.
    – Ты женился на Эрдэнэ?
    – Нет, на младшей сестре – Жаргал.
    – На Счастье, значит, женился. Ведь её имя означает «счастье». А что Эрдэнэ?
    – Тебя ждёт.
    Такой ответ заставил меня растеряться.
    – Ты шутишь или правду говоришь?
    – Это ты всё шутками да загадками любишь, а я говорю как есть. Когда Цэнгэлмаа родила, и ты уехал, прискакала Эрдэнэ как-то в степь и давай у меня допытывать: «Где Васька Тургень? Вы убили его, что он с Цэнгэлмаа был? Я хочу знать, где вы его убили, и поехать на то место». «Да живой твой Васька Тургень», – ответил ей. Она не поверила. О том, что ты заезжал на обратном пути, ей сказали слишком поздно. Она целый день проскакала по степи, но вас так и не догнала, вернулась. А ты говоришь, что я шучу. К ней, знаешь, сколько женихов приезжало! Она всем отказала. Тогон-тайша однажды рассерчал, сказал, что выдаст её за самого нищего оборванца. Только она одно: «Выйду только за любимого. А насильно отдашь – кинжал себе в сердце воткну». Тот и отстал. Ойратские женщины – они уж если полюбят, то и на смерть готовы. Только ревнивы очень. Моя то, вон, как возвращаюсь, всего обнюхает – не пахну ли чужой женщиной. А что ты про Цэнгэлмаа не спрашиваешь? Она уже второго ребенка родила. Не хочешь её увидеть?
    – Отрезанный ломоть назад не приставишь.
    – Что Эрдэнэ передать?
    – Ничего не передавай. Сам хочу с ней встретиться.
    – Вот это правильно! Завтра смена нам будет, вместе и поедем.
    – А как через Иртыш переправимся?
    – На лошадях. Они уже приучены, не в первый раз.
    К обеду следующего дня приехала смена, и мы, попрощавшись с караванщиками, спустились к Иртышу. Переплыли реку вместе с лошадьми, держась за луки седел.
    Встречать отряд высыпали все жители стойбища
    – Вон, мое «Счастье» стоит. А сбоку, гляди, Эрдэнэ, твоя «Драгоценность». Ты к ним сразу не подъезжай, я за Эрдэнэ жену пошлю. А ты моим дорогим гостем будешь. Велю в честь такого события барашка зарезать.
    Вечером Жаргал сходила к Эрдэнэ и пришла с ответом, чтобы я ехал к Трем Тополям, там будет поставлена кибитка. Я вскочил на коня и поскакал. Эрдэнэ встретила меня у входа, взяла лошадь под уздцы. Рядом горел костёр, в котле варилось мясо.
    – Видишь, встречаю тебя как жена… Только боюсь, захочешь ли ты меня?
    – Эрдэнэ, ты ждала?
    – С тех самых пор, как ты уехал. Обними меня. Ты столько раз обнимал меня в моих снах. А теперь я хочу, чтобы ты обнял меня по-настоящему.
    Я подхватил её на руки, откинул полог и внёс внутрь. Уложил на мягкие кошмы. И вся ночь была только нашей.
    – Почему ты за все время не подала никакого знака, что я мил сердцу твоему? – спросил её, когда начало светать.
    – Тогда между нами стояла Цэнгэлмаа. Я знаю, ты не любил её. Но ты пробудил в ней женщину, как пробудил её сегодня во мне. Жаль, что эта ночь была первой и последней для нас с тобой.
    – Но почему, Эрдэнэ?
    – Завтра я выхожу замуж за хорошего человека. Он немного похож на тебя. Я дала ему слово, которое не нарушу никогда. Но пока я – незамужняя женщина. Если бы ты только знал, как я молила Небеса, Солнце и Луну, чтобы они подарили мне тебя – хотя бы на несколько часов. И они сделали это!
    – Неужели ничего нельзя изменить, Эрдэнэ?
    – Я дала слово, – повторила она. – В этом ты опоздал. Но у нас ещё есть время до того, как проснётся солнце, подняться в последний раз на Вершину Наслаждения. И хотя я уже устала, мне так хочется, чтобы ты на всю жизнь запомнил меня. Чтобы никакая другая не смогла занять моё место. А если ты потом, может быть, и ляжешь с какой-то другой, то хочу, чтобы даже в такие минуты ты ощущал лишь мои руки, мои губы, всю меня, а не её.
    – Я тебя украду, Эрдэнэ, увезу отсюда в свою страну.
    – Не говори ничего. Лучше обними меня крепче. Так, чтобы я задохнулась от желания стать твоей!
    – Почему, ну почему?..
    – Молчи! Пусть говорят наши губы, наши руки, наши тела! Они мудрее нас с тобой».
    Еремей понимал, что Василию хочется выговориться, не перебивал его. Но его всё-таки невольно подмывало перевести разговор на Беловодье. Гуляй Нога и сам почувствовал это.
    «Попрощались мы с Эрдэнэ с восходом солнца. В стойбище уже готовились к предстоящей свадьбе. Быть свидетелем того, как женщина, которая за одну ночь смогла так разбудить мою душу, выходит замуж за другого, оказалось выше моих сил. Я упросил Мырата увезти меня в степь.
    Помню, первый раз я горько и безутешно плакал ещё отроком, когда потерял своих родителей. Сколько потом довелось пережить горя, боли и лишений, но я не проронил ни слезинки. А тут плакал так же горько, как тогда. Потому что терял самое дорогое, что вдруг появилось у меня в жизни. Солнце казалось мне чёрной дырой на небосводе.
    Мы уехали в соседнее стойбище, где зашли в кузню.
    – Вот твой сородич, – Мырат показал мне кузнеца. – Мы с ним тоже подружились.
    Узнав во мне православного, кузнец утер пот со лба.
    – Меня Силантий зовут, для них – Сила. А ты, стал быть, Василий Гуляй Нога. Как же, наслышан, наслышан. Ну, пойдём на свежий воздух.
    Мы сели под толстым тополем. Мырат попросил кого-то принести еды и питья. Силантий мне и поведал, как он искал Беловодье. До Опоньского царства так и не дошёл. Побывал на Тибете, но там Беловодья тоже не было. Везде – одно и то же. А вот в долине Бухтармы – ему прямо чудилось, что оно где-то совсем-совсем рядом. «Сказывали мне, оно не всем открыватся, и не сразу. Надо потерпеть. Я вот не вытерпел, вышел через горы и угодил в полон. Четвертый год уже здесь».
    – Я его выкупить хотел, переправить в Тобольск, – вмешался Мырат. – Но он не соглашается.
    – А мне разницы – никакой. Подковы лошадям прибивать хоть где могу, посуду чинить, наконечники на стрелы да пики ковать тоже научен. Молиться по-нашему мне никто не мешает. Девку вон в жёны дали, уже ребёночка родила. Им кузнец очень нужен. А в Тобольске что? Я ведь беглый крепостной. Закуют в цепи да посадят в острог. А то и в срубе сожгут, что крещусь по-старому, о два персты.
    И ещё он сказал, что если и идти на Бухтарму[1], то лучше всего селиться по правому берегу. Там в горы не всякий враг полезет. Укрыться есть где.
    – Мне-то уж куда теперь идти… Стар… Туда молодые нужны. А край на Бухтарме богатый. Когда проходил, копи чудски видел. Медь там добывали да плавили. Вот, погодите, – кузнец снял сапог, засунул в него руку и, покопавшись, достал маленький самородок. – Золото там под ногами валятся. Если я отыскал его нечаянно – настоящие рудознатцы непременно тоже отыщут. Вот Мырат упомянул тут, что хотел за меня выкуп дать. Да я бы сам себя выкупил у Тогона этим самородком. Но оторвали мои корни от земли родной. И хотя душа моя порой так болит, что мочи нет, – мне здесь лучше. Вот и Мырат не хочет возвращаться к себе на родину. Он ведь как в рабство попал? Отцу нечем было отдавать албан[2] – вот и отдал сыном. Тут Мырат сам себе и другим – началник, а там был бы простой данник, всеми мятый и клятый.
    Подумалось мне тогда: «Плохо, когда родная земля становится мачехой. Только не родина в том виновата, а те, кто народом правит». Не достало Силантию сыскать землю обетованную, где народ бы жил без притеснений. Не хватило ему сил и терпения. Может быть, вам хватит. Думаю, захочет старец Софроний отправить кого-то из вас найти это царство истинного братства. Возьмите на себя этот труд. Скажите сами себе: никто, кроме нас этого не сделает.
    – Если кто собрётся – пусть идёт, – сказал на прощание кузнец. – Но надо с собой брать соль. Без соли там совсем худо. Видел я место, где маралы, лоси и прочие звери соленую глину выедали так, что там целые пещеры – пещи ими выедены. Но глину ведь в варево не положишь. Без соли и стол кривой. Так что без неё на Бухтарму и соваться не след.
    Вот так от Мырата, от Силантия и прознал я про дорогу в Беловодье через Алтай. От Тобольска надо идти до Тары, там переждать зиму. И ранней весной, переправившись на правый берег Иртыша, отправляться в путь – до солёных Ямыш-озер[3]. Наберите соли столько, сколько сможете унести. Дойдёте до речки Убы[4] – постарайтесь отыскать брод. Там проток да рукавов множество. Через полсотни верст будет речка Ульба. После неё начнутся горы. Выбирайте дорогу по хребтам вдоль Иртыша. Когда верст через сто спуститесь в долину, увидите место, где в Иртыш впадает Бухтарма. Там до Беловодья рукой подать. Через речки Тургусун и Хамы́р[5] лучше на плотах переправляться. Дальше дороги объяснить не могу.
    Силантий сказывал, что есть ещё одна дорога – от Оби до самых верховьев реки Катуни. Дескать, нет там краше Уймонской долины. Травы там растут в рост человеческий, значит, и хлеб добрый родиться будет. В лесах дичи полно, а в речках – рыбы.
    А может, Алтай и есть само Беловодье. Слишком уж Силантию край по душе пришёлся. Не зря, наверное»…
    Рассказать до конца Гуляй Нога не успел. Пришёл Пафнутий и увёл его. Весь вечер Василий и Софроний о чем-то долго беседовали, запершись в келье старца. В домик для гостей Гуляй Нога вернулся поздно, сразу же лег спать. Исчез он под утро столь же неожиданно и незаметно, как и появился в скиту. Лишь на столе оставил лист бумаги с чертежом, как добираться до Бухтармы. В нижнем углу была сделана приписка из Евангелия от Матфея: «Вы есте соль земли: аще же соль обуяет, чим осолится?»[6]


[1] Бухтарма – правый приток Иртыша.
[2] Албан (алтайск.) – дань, подать.
[3] Ямышевские озёра – два больших водоёма в шести верстах от Иртыша, где осадочную соль добывали глыбами со дна. Ныне находятся на территории Павлодарской области Казахстана.
[4] Уба, Ульба – правые притоки Иртыша.
[5] Тургусун, Хамир (Хамыр) – правые притоки Бухтармы.
[6] Мф. 5, 13. «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её солёною?»  





Рейтинг работы: 56
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 444
© 10.08.2016 Илья Кулёв
Свидетельство о публикации: izba-2016-1745985

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Владимир       18.07.2017   23:23:57
Отзыв:   положительный
Восхищён!!!!
Благодарю!!!
Андрей Синицкий       05.10.2016   09:46:49
Отзыв:   положительный
Как точно передана та эпоха и быт нашего края!
Людмила Корнева       10.08.2016   14:11:39
Отзыв:   положительный
Спасибо, Илья, большое. Хочется читать, читать
и читать. Жаль, что только по одной главе
публикуется.
С теплом души, Людмила.
Валентина Зырянова       10.08.2016   11:13:44
Отзыв:   положительный
События в романе плавно перетекают из одного действа в другое, будто картинки киноленты, и это так захватывает и не отпускает,что хочется читать и читать смакуя и наслаждаясь каждой строчкой, каждым словом...
А какой мелодией, певучестью звучит самобытный язык - великий русский язык!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1