"Sola vivit in illo - Она жила только в нем..."


"Sola vivit in illo - Она жила только в нем..."
                                                                                                  БАШНЯ
                                                                                                            Старая башня и ров вкруг неё,
                                                                                                            Как бы в сюжете найти саму суть,
                                                                                                            Но у старинных камней хоровод
                                                                                                            Страждущих жить и смеяться вокруг.

                                                                                                             Солнце с луною уходят от мук,
                                                                                                              Я же гоняю дождями покой,
                                                                                                              Башню свою жду в объятиях луж,
                                                                                                              Чтобы увидеть заброшенный дом...

                                                                                                              Дом, где Диана летела стрелой
                                                                                                              На быстроногом коне вдоль лесов,
                                                                                                              Там среди стен королевских даров
                                                                                                               Жизнь Пуатье провела без него,

                                                                                                                Без короля своего и любви,
                                                                                                                В страстной молитве за душу его,
                                                                                                                Памятью сердце спасая,чтоб жить,
                                                                                                                Небо свободы храня горячо...


ЗОЛОТОЕ  КОПЬЁ

Алеют флаги над ареной,
Восходит светлая луна,
Костры пылают вдоль аллеи,
Уселась свита короля...

Трибуна пестрая краснеет
От пышных туалетов дам,
На троне Медичи бледнеет
В пурпурном бархате вдовства...

Беда несётся на арене
Навстречу року и судьбе,
В златой главе копьё из шлема
Торчит обломком через щель...

Забрало сдвинуто немного,
Проткнут насквозь его висок,
И победитель, побеждённый,
Воскликнул: « Боже! Я же мёртв!»

Беда шагала вдоль трибуны
Привычно медленно до той,
Которая вдруг на подушке
Окаменела немотой…

Ой, сколько раз стяг опускался
Пред ней в ристалищной борьбе,
Её Амадис, рыцарь страстный,
И куртуазный кавалер…

Повержен Генрих, умирает,
В висках стучится гулкий вой,
Она бледнеет, словно рана
Разверзлась следом у неё…

Пророчество седой старухи
Сбывалось с точностью до дня:
Теряет золотого мужа,
Любовь всей жизни и греха…

Диана мечется по кругу,
Дофин ей приказал уйти
С турнира, позабыв услугу,
Что смог он в жизнь в свою войти…

Она проходит меж вассалов,
Некоронованной вдовой,
На чёрном бархате блистало
Жемчужное колье её…

А в это время на кровати
Король от боли сам не свой,
Он ищет взглядом среди знати
Диану, нежную любовь…

Решает звать и молит строго -
Наследники кольцом вокруг
Его Величества у ложа,
И не пускают даже слуг…

Диана держится упрямо,
Одета вечною вдовой,
И ждёт приказа попрощаться,
И потихоньку слёзы льёт…

Не должен видеть двор Диану,
Поверженной своей бедой,
Она всё так же Ориана,
Слагающая песнь слезой.

Она сбирает все подарки
В шкатулку, чтоб вернуть казне,
Там драгоценности, и замки,
Там документы на замке…

Пергамент желтый на ладони,
Слеза жемчужная висит
Меж тонким носом, в складках кожи,
В прозрачно-белой, и ланит.

Строг взгляд, пергамент - дар короны,
Здесь замок Шенонсо с землей,
Хоть куплено самой вдовою
Великого Луи давно.

Холодный ум двух женщин в жесте:
Диана замок отдаёт,
Екатерина ей поместье
Шомон в обмен на замок шлёт.

Здесь благородство не уместно:
Расчёт и грубый интерес.
Двух женщин власть связала вместе,
Политика, король и крест.

Диана долго не хотела
Бросать дворец и уезжать,
Она надежду в сердце грела,
Что жив её король и царь.

Мученья дикие для веры
И боль - заступница в веках,
Терпенье двух всесильных женщин,
И унижения в сердцах.

Пока он царствовал и правил,
Пока в турнирах побеждал,
Они подругами считались
И дипломатками подчас.

Но прежний мир удар разрушил,
Пронзило клетку льва копьё,
Диана стала вдруг послушна,
Екатерина - вороньё!

Кто мудр в любви, всегда спокоен
Пред совестью своей в веках...
Диана жизнь свою достойно
Вела в поместье сюр-Луар.

А Медичи, банкирша в Лувре,
Осталась в памяти людской
Не только не любимой мужем,
Но и несчастнейшей вдовой.

Карета медленно вползала
В поместье Шомон-сюр-Луар,
С ней прибыли слуга, служанка,
Дворецкий, писарь и монах...

ПУТЬ

Отныне жить уединенно
Придётся в скромности вдове,
Вдовство - пожизненная рента,
Заслуженная во дворце...

Здесь ей недолго оставаться,
Не будет злить она врагов,
Зачем пытаться в нем цепляться
За то, что больше не её...

Возьмёт с собой она записки,
Что юный Генрих ей дарил,
Венецианские картины,
Что так король её любил...

Портреты юной фаворитки -
Красивой девы Пуатье,
Охотницы и маргаритки,
Где в обнажённой красоте

Блистала юная богиня
Затем на многие века,
Возьмёт с собой свою святыню
И будет жить в Ане одна.

Проездом, тихо, без охраны,
Приехал в Шенонсо эскорт,
Огромный замок встретил рано
Диану и её народ...

Златило солнце кромки башен,
Встречали петухи зарю,
Карета медленно въезжала
За стены замка в том краю...
***
Недолго старая Венера
Реликвии свои брала,
Ей ночь, луна и звёзды в небе
Вели обратный счёт годам...

И Шенонсо она покинет,
Когда забрезжит первый луч,
И замок станет ей не милым,
А домом призраков и мук...

Собрав любимые вещицы
И попрощавшись навсегда,
Она отправится царицей
До замка Шомон Сюр-Луар.

Не узницей с поникшим ликом
Она прошествует средь слуг,
А гордой женщиной, любимой,
Любившей сильно в жизни двух.

Пока заря перстами в кольцах
Не позвала в дорогу вновь,
С Дианой вспомним всё до донца,
Что стало тенью в Шенонсо.

Она любила этот замок,
Здесь счастье билось, как родник,
Здесь Шер она окольцевала
Мостом, цветами, садом дынь.

Здесь юноша, Амадис верный,
Слагал стихи и трепетал,
Когда она взирала нежно
На принца крови, что мечтал

О ней давно в плену мальчишкой,
Как рыцарь, выбравший её,
В Диану-женщину влюбившись,
Любви остался верен той...
***
Ладонь коснулась маргаритки,
Сапфировый цветок в руке,
Простая окантовка близко
Венчала серебром букет...

Как долго брошь не украшала
Лиф платья с левой стороны!
Цветок любви - залог немалый
И память нежности... мечты...

Диана гладит брошь и плачет,
Вернула прошлого кредит...
Подросток тощий, несуразный
По-рыцарски колено вниз.

Виденье в мраке исчезает,
За ним летит другой сюжет:
Мадам де Шавиньи, блистая,
Зовёт на разговор к себе...

Король решил, что надо принцу
Забыть хандру и тишину,
Ему мужчиной надо быстро
За день другой предстать в миру.

Наследник кажется всем глупым,
Молчит иль сочиняет стих,
Потом слагает трубадуром
Вновь серенаду даме вмиг.

В недоумении, без гнева
Король смеётся над сынком:
Старуху выбрал для затеи,
Хотя красива... Чёрт те что!

Тринадцать принцу - деве тридцать,
Хотя у розы дивный стан,
Пунцовые горят ланиты
И очень нежный, мягкий взгляд...

Шептался долго двор и дамы,
Франциск те сплетни не любил...
"Моложе выглядит, чем надо,
Знать, надо Генриха женить...

Остынет принц, добившись тела", -
С усмешкой тонкой взгляд ушёл
С лица Дианы на предплечье,
А после хитро лёг на пол...

Но златокудрая Диана,
Богиня мрака и Луны,
Нисколько не смутилась взгляду,
Не зная, взгляды чем полны...

Румянец гладил щёки жарко,
А грудь вздымалась нежно чуть...
Витраж горел лучами ярко,
Король от скуки вдруг зевнул.

"Пустое все: женю и, может,
Забудет вдовушку свою, -
А вслух решил озвучить тоже, -
Графиня Вами дорожу,

И мне хотелось, чтобы больше
Вас не коснулся яд молвы,
Я буду сватать сыну строже
Из Вашей, может быть, родни..."
***
Из рода Медичи невеста,
Екатерина... Как умна!
Вошла изящно королевой,
Но королевой не была.

Франциск женил быстрее сына:
Следил, чтоб брак был закреплён,
Не только гербом, но и пылом
В опочивальне среди снов...

ИЮЛЬСКАЯ ЖАРА  

Дорога медленно петляла
В июльской пыли и в жару,
Усталость в сон клонила даму,
Бессона ночь сломила дух.

Мелькали улицы деревни,
Скрипели звонко трёх карет
Рессоры, козлы и уздечки,
Постромки, дышла, вожжи, цепь.

Диане снились сад в деревне,
В которой выросла она,
В которой девочкой приметной
Верхом носилась по полям.

Опять сплеталась быль и небыль
В её уставшей голове,
И сновидение беспечно
Вернуло в детство наконец.

Отец в тумане возникает
С улыбкой доброй и родной,
Охоты звук родной влетает
Рожком и лаем крепких псов.

Открытая страница книги
Все так же ждёт её домой -
Всё это счастье герцогини
Осталось жить с ней в царстве снов.

Как хочется Диане в воду
Нырнуть, но и во сне жара
Её палит сильней до дрожи
И возвращает в явь назад.

Проснулась, вспомнила и снова
Решила в замке мужа жить,
Ане не променяет гордо
На государственный Шомон.

Объял язык в желанном сплаве,
Как послевкусия покров
Застывших капель на бокале,
Малины сладкую любовь...

Диана утолила жажду,
Испив прекрасное вино,
Делить ей с памятью награду
Теперь судьбой заведено

И видеть предстоит другое
Среди забот, людей и слуг,
В своём любимом аналое,
В Ане, что было счастьем двух,

Воспоминанием великим, -
Её любви прекрасный храм...
Душа, живая маргаритка,
В Ане, в Ане стремится в снах,

Чтоб вновь весной цвести, как прежде,
Не увядая до зимы,
Среди даров любви надежде
Дать расцвести и воспарить...

Вдова решает, как прибудет
В свой замок завтра поутру,
Уменьшить слуг и чисел буден,
Проверить сад и старый пруд,

Полюбоваться витражами,
Которые цвели ковром,
Расписанным Кузеном Жаном,
В часовне, что возвёл Делорм,

Чтоб смело отстоять обедню,
Не думая, что здесь приют
Нашла душа Дианы бедной,
Где жизнь исчезнет до минут...

Пока глаза её дремали,
А тело мучилось в огне,
Она продумывала планы,
Что сделать, чтоб в своём уме

Остаться долго, не бояться
От боли погубить себя.
Охотница она иль мякоть -
Судьбой подстреленная лань?

АНЕ

Луна в Ане горит на чёрном,
На платье ночи, как вдовы,
Диана щётку обречённо
Берёт, касаясь головы.

Блуждает взор - на стол взглянула,
Чему-то улыбнулась чуть,
Она сейчас душой прильнула
К тому, что отразилось вдруг

В огне свечи, как в позабытом
Она припомнила сейчас,
Как было зеркало разбито
В одном из залов от гримас...

Смешно позировать пред магом,
Весёлым другом и шутом,
Художником Челини флагом -
Живой богиней средь мадонн...

Бенвенутто придумал сказку,
Что красоту в осколок он
Сумел запрятать без опаски
И молодость продлил её...

Теперь, наверно, шутка мага
Стоит на столике другом,
Екатерина смотрит даром
В разбитое стекло её...

А красота в любви и в вере,
В умеренности, и во сне,
И в каждодневных скачках с ветром
И в легком сердце там, где смех...

***
Заря вошла в Ане хозяйкой,
Коснулась нежного лица,
Румянец щек белёсым зайкой
Раскрасил лучик из окна.

Проснулась мудрая Диана
И приказала для себя
Запрячь кобылку без изъяна
Для утренней поездки в сад...

Наездницей была прекрасной,
Любила скачку и аллюр,
И утром зарядиться счастьем
Любила средь своих скульптур...

Ане - дворец и храм Дианы,
Где в камне отразилось всё:
И красота лица и стана,
Осанка и копна волос...

Уж столько лет она утрами
Скакала наперегонки
С летящим ветром и лучами,
Теперь - природе вопреки...

В саду завяли много лилий,
Лошадка медленно пошла,
Диана улыбнулась мысли
Построить здесь любви алтарь.

Укоротила шаг кобылке,
Представила часовню всю,
А на губах цвела ухмылка,
Лошадка двинулась назад.

Чему смеялся этот ротик?
Мы догадаемся сейчас:
Возможно, видела часовню,
Приют последний для себя...

***
                                                                                                                 «Sola vivit in illo» — «Живу только в нем».

Прогулку пешей завершая,
Диана думала о том,
Что жизнь продолжит, не меняя
Привычки во дворце пустом,

Как будто Генрих где-то рядом,
Быть может, на охоте иль
Уехал по делам, и плакать
Она не будет по любви.

Возьмёт стихи, сонеты, письма
И будет прошлым в счастье жить,
Как будто строчка в жизнь пиита
Смогла ворваться и царить:

«Моя любовь до самой смерти,
От времени Вас сохранит!"
Диана в этой круговерти
Из быстрых дум взяла гранит -

В Ане фундамент жизни новой -
И подвела итог любви.
Тем временем она в покоях
Велела чан с водой нести.

И ледяная ванна бодро
Остудит жар от мыслей вмиг,
Затем осьмушку дозы доброй
В драже принять лекарство лишь.

Уж десять лет она невольно
В неделю раз его пила
И молодость довольно долго
Себе хранила, как могла.

За каждодневными делами
Диана забывала то,
Что жизнь её скучна и вяла
Без взгляда грустного его...

Легко позавтракав, ложилась
Немного отдохнуть одной,
А в полдень диктовала письма,
Хозяйки примеряла роль...

***
Бокал стоит перед Дианой,
Молочно отражая свет,
Глядит в окно, вздыхая, дама,
Луна гуляет в темноте.

Испито молоко в бокале,
И на подушке голова,
Глаза, уставшие, мерцая,
Сквозь тьму пронзают облака...

И лёгкий сон летит к Диане.
Что видит герцогиня в нём?
Быть может, детство или траур,
Иль ряд пушистых облаков?

За столько дней-ночей впервые
К ней безмятежность ворвалась,
Вернулся нрав, характер, силы,
Когда решенье приняла,

Остаток жизни не теряя,
Достойно завершить судьбу,
И, горечь мыслей отвергая,
Остаться прежней как-нибудь...

***

Рассвет торопит утро встретить,
Прийти скорей на зов его,
Рыжеволосый птенчик с ветром
Летит к сараю за конём.

Отец вздыхает, лишь услышав
Бегущий топот у окна:
"Диана молода, красива,
Опять поскачет по лесам..."

За что барон наказан дочкой,
Хотя прекрасней седока
Не сыщешь в замке этой ночкой...
Барон для дочери желал

Спокойный нрав и строгость взгляда,
Покорность девушки во всём,
Жан Пуатье решает:"Ладно,
Пора Брезе писать письмо..."

Пусть поторопится с делами,
Приедет вскоре в Сенн-Валлье,
Их в церкви сельской повенчает
Среди вельмож Святой отец.

Давно Диану сенешалю
Нормандии Жан обещал,
Угрюмый друг его печально
Смотрел на дочь и всё вздыхал:

Невеста в дочери годится,
И страх обмана докучал,
Но нет наследников у принца,
А мудрый взгляд очаровал...

Барон решился стать защитой
Для дочки друга, и когда
Диана станет столь красивой,
Тогда удел её блистать.

Быть при дворе - его работа,
Война - супруга и боец,
Граф де Мольврье в своих расчётах
Не ошибался наконец...

***
Франциск изрёк, что двор, в котором
Прекрасных женщин нет совсем,
Подобен цветнику без розы,
И повелел собрать невест

Для окруженья королевы,
Чтоб Клод и он средь красоты
Блистали в ярких опереньях,
И для того Диане быть

Женою графа, Сенешаля,
Людовика Молеврие,
Юна невеста и прекрасна,
Жених - горбун, старик и сед...

Надменен, сух, задумчив, верен,
С огромным носом, также ртом,
С глазами острыми, как стрелы,
К тому же очень низкорос.

На коронации в Париже
Среди придворных юных дам
Увидел граф Диану ближе
И позабыл свои года.

Чудовище был очарован,
Вести невесту к алтарю
Готов был сразу, как сеньора
Дала согласие отцу...

Отец был горд своей Дианой,
Среди прекрасных дев двора
Она читала и писала,
Немного пела и слыла

Красивой розой, но с шипами,
Была скромна и весела,
И лишь оплакивать слезами
Судьбу не думала тогда.

Решению отца послушна,
Амбициозна и горда,
Она вошла под своды Лувра
Женою вице-короля.

***
Франциск и Клод почтили свадьбу
Дианы и Луи Брезе,
Остались их союзу рады
И разрешили им в Ане

Отбыть на месяц, чтобы в силу
Вошёл союз такой четы,
Чтоб их супружество открыло
Прекрасные свои плоды.

Муж поселил Диану в замке,
В том самом, где отец его
Жену с любовником без права
Убил, лишив себя всего.

Со временем вернулся замок,
И титул снова он обрёл,
Но сын, наследник, тих и жалок,
С надрывом в мир любви вошёл.

Был скуп на чувства и нечасто
Он восхищался красотой,
В Диане видел безопасный
И выгодный для всех союз...

Разумность девушки пленяла
Рационального Брезе,
А красота её пугала,
Но не настолько, чтоб себе

Не смог он доказать, что может
Влюбить в себя одну из роз
Французской преданной короны,
И с пользой месяц граф провёл.

Не торопясь, узнал, чем дышит
Его прекрасный идеал,
Затем поведал то, что видел,
И то, как часто он страдал...

Нашёл, что общего так много,
Что верит, что Диана - друг,
И потихоньку дверь в альковы
Он приоткрыл, на то супруг...

***
Как чуток сон Дианы верной,
Давно почил её супруг,
Но память каменною вестью
Приносит прошлое на суд.

Зачем Брезе приснился ночью?
Она верна ему была,
И родила ему двух дочек,
Останки пышно погребла.

И молодой вдовой носила
Цвет траура десятки лет,
Любовь к нему - другая сила,
Чем страсть, рожденная в ответ...

С Брезе была лишь ученицей
И ,не достигнув глубины,
Ещё не знала, что царицей
Бывает женщина в любви.

Луи играл в любовь с Дианой,
То был внимателен, то сух,
То забывал писать и ранил
Отсутствием прекрасных чувств.

Никто не понимал Диану,
За что так любит горбуна,
Считали их живым обманом,
Дурачившим день ото дня.

Брезе прекрасно развлекался,
Посмеиваясь над двором,
Он короля к себе, признаться,
Позвал на пир и за столом

Блистал радушным острословом
И умницей женой своей,
Он, наконец-то, пред народом
Предстал мудрейшим средь людей.

***
Диана медлила с делами:
Ждала приезда дочерей,
Ещё придумывала, как ей
Представить свой приют в Ане...

Часовню следует украсить,
Добавить несколько фигур,
Чтоб склеп не был уныл и мрачен,
Чтоб все любили красоту...

Она старалась жить, как будто
Её покинули на миг,
Как покидали Генрих с мужем,
Но понимала, что без них

Дни сочтены её и радость
Уж не вернётся никогда,
И жизнь свою принять осталось,
Наполнив смыслом бытия,

Как то принять, что нагадали
Ей править миром и спасать
Одну главу седую раньше,
А золотую - потерять.

Воспоминания так хрупки,
Детали помнятся с трудом,
Но ледяную деву в Лувре
Считали образом святой.

Враги шептали, что способна
Франциску Первому отдать
Свой женский стыд за жизнь барона,
Но жизнь отца спас Сенешаль...

Валье за верность сюзерену
Чуть не лишился головы,
Остался жив, но за измену
Всем, что имел, он заплатил...

***
Нить тянет колесо от прялки,
Диана волокно сучит,
А стопы нажимают палки,
Что движут на катушке нить.

Саксонская игрушка в замке -
Подарок Генриха мадам.
Диана вечером на травке
Любила прясть, чтоб не страдать.

Вытягивая нить за нитью,
Она жила в своих мечтах,
В которых возвращалась мыслью
К далёким памятным местам.

Ей вспоминался Генрих-мальчик,
Испуганный, немного злой,
Когда отец его, обманщик,
Отправил на испанский борт.

Заложник с братом, пленник юный
И нелюбимый грустный сын,
Никто не видел вид угрюмый
У принца, что покинут был.

Король купил себе свободу
В обмен на плен двух сыновей,
При свите многие в угоду
Дофина ободряли все.

Несчастным герцог Орлеанский,
Мальчишкой лет семи,
Предстал пред всеми и Дианой,
Но сердце сжалось от любви...

Тогда не женской, материнской,
Диана обняла его,
Поцеловав в макушку быстро,
Смахнула слёзки вслед платком...

Четыре года юный пленник,
Влюблённый в госпожу Брезе,
Читая книги о волшебных
Драконах, рыцарях и зле,

Желал предстать героем верным
Своей прекрасной даме в них.
В романе рыцарском он сердцем
Мечтал служить, как паладин.

В Диане видел Ориану,
Себя Амадисом живым,
Печальный мальчик в робкой тайне
Богиню счастья полюбил.

Ему - одиннадцать, ей - тридцать,
Она красива среди дам,
И в первом рыцарском турнире
Стяг опустился только там,

Где восседала Артемида,
И ей подарены стихи,
Воспринимали это милым
Король и двор, народ, пажи.

Никто не думал, что серьезно
Сей юный герцог был влюблён.
Пока Диана грациозно
Играла на турнире роль,

Франциск решал у Сенешаля,
Что всем необходим союз
С Италией и даже с папой
При помощи священных уз.

Кузина Клемента Седьмого
Из клана Медичи должна,
Скрепив те узы в браке новом,
Невесткой стать для короля...

***
Война, чума и смерть, и беды -
Всё проносилось день за днём,
Великий Сенешаль в победе
Судьбу свою не превозмог...

Вдова, наставница благого,
От куртуазности пришла
К служению всего земного,
Где страсть божественна чиста,

Где плотское теряет важность,
А лишь духовное цветёт,
Где рыцарь благородной даме
Для духа чистого живёт.

"Духовной близости достойна -
Для платонической любви",-
Франциск одобрил благородство
Прекрасной в замыслах вдовы...

Так с королевского согласья
Угрюмый принц обрёл покой,
Теперь он мог желать участье
Во взгляде, в письмах и во всём...

Он подарил немало песен
Своей Диане наконец,
И даже спеть решил сонеты,
Как трубадур под утро ей...

Никто не видел в этом тайны,
Когда у двери напевал:
"Скрипела, пела, пела рано
Садовая калитка нам,

Порхало сердце быстрой птицей
К нежнейшей маргаритке в храм".
А следом письма вереницей
Летели принцу от Мадам...

***
Диана в атласе и в шелке
Любила чёрный цвет во всём,
И нитка жемчуга, заколка
Сверкали ярко даже днём.

И Генрих, ставший вдруг дофином
(Наследник умер потому,
Что от игры в лапту без силы
Упал без чувств перед слугой),

Предпочитал цвета любимой,
А вслед за ним его друзья
Надели тот же чёрный мило
На торсы юные, гордясь...

Ему семнадцать, он наследник,
Жену не любит, но живёт
В мечтах, в которых был он пленник
Охотницы Дианы-лёд...

Любовь дофина без ответа
Осталась бы, не будь на то
Влияний и авторитета
Монморанси на их любовь...

Наставник - Янус, лис придворный -
Способствовал сближенью их,
И роль Эгерии притворной
Сменить пришлось Диане вмиг.

Мольба и клятвы исступленно
Сразили даму наконец,
И крепость пала от смущенья,
От натиска огня сердец...

Тому способствовал блестящий
Разнузданный прекрасный век,
Бесстыдный замок с витражами,
Где "покраснел бы и Рабле"...

***
Печален зимний замок спящий,
Косые падают лучи,
Диана письма вновь читает,
Что сохранились для молитв...

Улыбка нежная блуждает
На тонких чувственных губах,
Диана сердцем вспоминает
Счастливые минуты в снах...

Блуждает мысль в далёком прошлом,
От строчек писем далеки,
Она забыла смерть и, может,
Сейчас беседует с Луи,

А может, в этот миг вечерний
Ей вспоминается другой,
Красивый принц и день осенний,
Когда сдалась на милость слов.

Рискнула честью образцовой
И добродетельной вдовы,
Мишенью шуток осторожной
Диане не хотелось быть.

Насмешки, шутки, униженье -
Расплата за любовь двоих,
И важно ли чужое мненье,
Когда достойна жить в любви?

"Амур прекрасный к ней явился
И преподнес цветок любви,
Цветком тем юноша светился,
Но отказалась полюбить", -

Диана дальше лист читает
И улыбается себе...
Как чуден миг любви блестящей -
Благословение небес!

Да, это то письмо, что было
Написано ему, чтоб мог
Он всколыхнуть, что было мило,
Когда порушен был им долг...

Чертог сомнений неутешных
Прекрасной дамы де Брезе,
Она охотница - вдруг жертва
Юнца, наперсника страстей...

Осенний день был полн печали,
Среди красивых витражей,
С которых вниз на них свисали
Холсты падения Психей...

Амур смущал Диану страстно,
А принц читал у ног сонет,
И скромность непритворно часто
Пылала на щеках весь день...

Рука безвольно на коленях
Держала розы без шипов,
А трубадур, привстав любезно,
Прильнул губами к шёлку роз...

Всё естество её дрожало,
И мудрость покидала тыл,
"Нет-нет", - она чуть-чуть дышала.
"Разочарованной не быть,-

В ответ шептали губы принца,-
Вам никогда в любви, Мадам,
Вы для меня моя темница,
Богиня, Ориана, даль..."

Непогрешимой чистотою
Упала роза на алтарь
Безумной страсти с высотою,
С какой способен государь...

Дианы крепость нежно пала,
А следом Генрих стал красив,
Почувствовав любви усладу,
Победу ото всех он скрыл...

Крылатый, смелый, вдохновенный,
Способный мир перевернуть.
"Cherchez la femme",- решили верно
И доложили королю...

Никто не верил, что Диана,
Надменная вдова Брезе,
Открыла вкус и запах сладкий
Телесных, чувственных утех.

А нежность скрыть ли можно вечно,
Когда любовь и страсть горят?
Девиз, эмблема, вензель грешно
Кричали, что она Луна.

И ледяная Эгерия,
Внезапно став Цирцею, двор
Испуган был, что изменилась
Политика и много ссор.

И десять лет рука об руку
Они прошли сквозь много бед,
Она была ему супругой,
Когда делила с ним постель...

Она велела - он исполнил:
Произвести на свет детей
С другой, ненужной, но законной,
Наследных принцев - сыновей...

Она смогла в вопросах веры
Объединить вокруг себя
Придворных первых в королевстве
И подчинить ум короля...

***
Страшнее в мире нет болезней:
Два зверя - зависть, эгоизм -
Среди людей, конечно, мерзки,
А средь обиженных - цинизм...

Подглядывать за чьим-то ложе -
Намного худшее из зол...
Диана в счастье быть моложе
Могла судьбе наперекор...

Никто не верил, что "старуха"
Красивей и стройней жены,
И венценосная толстуха
Смериться не смогла в любви...

В полу, в просверленную дырку
Подглядывать была не прочь
Екатерина... Знать, причина
Гнала Мадам на эшафот...

Что видела она, Диане
Не жалко было показать,
Кататься по полу, с дивана
Упасть могли в объятьях ласк...

И поскакать верхом без платья,
Пришпоривая короля,
Могла безумная в объятьях
Диана, Генриха любя...

Конечно, королева злая
Таила зависть двадцать лет,
И тем больнее месть ковала
Аптекарша "вдове" в ответ...

Лишить богатства, власти, денег
Она могла, но не любви,
Любовь свою покинул Генрих -
Страшнее кары не найти...

КЛЮЧ

Остались письма для Дианы,
Как утешение в ночи,
Как откровенье Орианы,
Как лунные в окне лучи.

Она читала и вздыхала,
Что счастье было и ушло,
А это сердце бьётся мало,
Когда душа так далеко...

Как быстро время стало диким,
Как четверть века для неё
Ушла ударом острой пики,
Пронзившей милому лицо.

Диана расплетать интриги
За время счастья и любви
Могла с усердием Богини,
Властительной среди молвы...

Быть знаменем своей эпохи
Немногим женщинам дано,
Законодательница моды,
Искусств, политики - всего...

Защитница устоев веры
Надолго обрекла народ
На грозовые тучи, беды,
С историей на эшафот.

Всё это мало для победы
Великой женщины в веках:
Она в любимом королевой
Жила, не ведая греха...

Пергамент опустили руки,
В глазах усталость и любовь:
"Прощай, любимый, мне в разлуке
Недолго ожидать твой кров..."

«Молитесь за Диану де Пуатье!»

* «Sola vivit in illo — Она жила только в нем», можно прочесть на деревянных панелях королевских жилищ. А надпись на восхитительной медали, в которой, наконец, проявилась бесконечная гордость этой женщины, гласит: «Omnium victorem vici — Я победила победившего всё» — и им может быть и король, и Время, и Любовное чувство.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 167
© 08.08.2016 Ольга Никитина-Абрамова
Свидетельство о публикации: izba-2016-1744351

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1