Глава третья


Глава третья
Глава третья

    Дел, действительно, было невпроворот. Куда ни кинь – всего нехватка. Вон одежонка уже обремкалась, обувка прохудилась. Это летом они пока босиком ходят, а зимой каково будет? Нет даже иголки с ниткой для починки. Припасы на зиму готовить – опять же хранить их не в чем. Даже простых верёвок – и тех где взять? А без верёвок – никуда. Они вдвоём принялись резать коноплю, таскать её к речке да вымачивать, укладывая снопами и прижимая сверху камнями. Алёшка выучился плести корзины и мордушки. С помощью топоров и ножей сладили из осины первые вёдра и бочки. Выжигали сердцевину, а потом выдалбливали, снова выжигали, и снова выдалбливали. Неказистая получалась, но всё-таки утварь.
    Два следующих дня они валили пихтовые деревья, обрубали сучки. Готовые брёвна скатывали вниз. Ошкуренный вершинник Еремей тоже не бросал, намереваясь пустить его обустройства землянки. Лоську уже не пугали ни удары топора, ни сами люди. Она охотно жевала берёзовые и осиновые ветки, которые приносил ей Алёшка. Постепенно отчуждённость лосихи таяла. Но к Еремею она по-прежнему относилась настороженно.
    Из камней, обмазанных глиной, Еремей соорудил печь для обжига. Загрузили её дровами, с великой осторожностью поставили туда глиняную посуду, высушенную под навесом. Несколько раз подкидывали в топку сухие поленья, чтобы горшки хорошо прокалились. Когда дрова прогорели, прикрыли топку и дымное отверстие, оставили остывать до утра. На следующий день разгребли золу, достали ещё теплые горшки. Два из них треснули, их пришлось выбросить. Зато остальные – звенели, когда по ним щёлкали ногтем. Особенно по нраву пришлась им посудина, изготовленная на корзине. В неё входило ведро воды. Большой горшок сразу же решили опробовать, сложив из камня печку и поставив вариться уху.
    Рыбы уже хватало не только на еду. Насолив трехведёрную бочку, решили рыбу коптить и вялить. Коптильню сделали прямо в земле. Потом развешали копченую рыбу под навесом. Все их дни, с восхода солнца и до заката проходили в трудах. Но в день Славных и Всехвальных Первоверховных Апостолов Петра и Павла[1] Еремей с утра умылся, достал лестовку[2], медную походную иконку и принялся бить поклоны. Попросил у Господа прощения за то, что не держали они Петровский пост, что трудились и в воскресенье, что не по канону читали молитвы. Алёшка, стоя рядом, вторил ему.
    Помолившись, поднялись в долину. Лоська, увидев их, уже не рвалась испуганно в другой конец, а остановилась посередине загона.
    – Чем её угостить можно? – спросил Алёшка.
    – Не знаю. Говорят, лоси иван-чай любят. А ишшо соль.
    – Ну, так я сбегаю за солью?
    – Зачем бежать? У меня завсегда с собой немного, – Еремей достал из-за пазухи кожаный мешочек. – Чуть-чуть сыпни на землю возле изгороди и отойди.
    Лоська каким-то звериным чутьём уловила, что ей предлагалось. Медленно и осторожно подошла, готовая сорваться в любую минуту. Слизала соль с земли. Когда Алёшка шевельнулся, шибанула прочь. Но отбежала уже недалеко. Алёшка снова рассыпал щепотку соли. Она вернулась. Так повторялось несколько раз. Расстояние между маленькой Лоськой и Алёшкой постепенно сокращалось. И вот настал тот момент, когда Алёшка присел и вытянул руку с солью на ладони из-под жердины. Лоська протянула морду и слизнула соль. Её язык был шершавым. Однако когда Алёшка протянул руку, чтобы погладить лосиху, та прижала уши и снова испуганно отбежала.
    – Ты не торопи её. Пущай привыкнет к тебе. Главно – не спужай её чем-нить ненароком. Лось – зверь умный и памятливый.
    После Петрова дня они основательно взялись за заготовку леса. Их топоры не смолкали с утра до вечера. Брёвна тут же шкурили и скатывали вниз. Там размечали бечевой, вырубали в брёвнах желоба и чаши, очертив лезвиями ножей границы вырубки. Брёвна укладывали для просушки слоями – сначала вдоль, затем поперек. Со второго ряда закатывали уже по лагам.
    Помолясь, Еремей разметил место под будущий дом. Вбил колышки и натянул бечеву. Смерил, чтобы расстояние с угла на угол было одинаковым. Топорами они вырубили в земле рвы под сруб, сняли дёрн лопатками от лосиных рогов. Уложили ровным слоем камни, обмазали глиной днище и стенки углубления, чтобы вода не подходила снизу. Обложили все поверх берестой и лишь тогда скатили туда на окладной венец два первых продольных бревна потолще. Сделали первую, нижнюю обвязку. Брёвна прочно легли в пазы.
    – Слава те, Господи! – успокоился Еремей. – Впервой самому доводится срубишко ставить. И, глянь, чё-то получатся!
    Он прошёлся по земле, уже огороженной брёвнами:
    – Вот в этом месте поставим печь. Справа от печи лавки и стол соорудим, а за печью будет горница. Здесь вот выкопам голбец для запасов. Ну да ладно. Избушшонку не раньше зимы сварганим. А теперича поедим. Там – надо и за землянку приниматься.
    Когда они собрались идти вниз, к изгороди подошла лосиха и глубоко вздохнула. Алёшка остановился:
    – Лоська! Уже за своих признаёшь? – он взбежал на склон, нарвал охапку иван-чая и через изгородь подал ей. Лосиха уже безбоязненно протянула шею, взяла лакомство вытянутыми губами и принялась жевать.
    – Ты давай, расти быстрей! – пожелал ей Алёшка и бросился догонять отца. Они перекусили зайцем, тушёным с грибами. Проверили мордушки. Не случалось дня, чтобы те были пустыми. Рыбой Господь не обижал. Они её солили и вялили уже впрок. Сорога, окуни, чебаки – всего хватало. Иногда попадались и таймешки. Но на сей раз в мордушке застрял здоровенный налим. Он влез внутрь, но весь не поместился, из лаза торчал его хвост. Вытащили его с трудом, едва саму мордушку не разворотили.
    Пока Алёшка разделывал рыбину и варил из неё щербу, Еремей прогулялся до насторожек, которых у них теперь было две. Вернулся, держа за уши зайца.
    – В перву, вишь, косой залетел. А во втору лисёнок попался. Слава те, Господи, не задохся. Полежал, отдышался и сбёг. Отпустил я его. Какой щас с него прок? Шубёнка ни на чё не годна. А вот из заячьих шкурок одеяло сошьем на зиму. Сколько их у нас уже? Шесть, эта будет седьма? Маловато, конечно, но, даст Бог, ишшо будут.
    Разделав зайца, Еремей отдал шкурку Алёшке, чтобы тот отнес её на муравьиную кучу. Мясо разрезал на куски, присолил и уложил в горшок, чтобы потом завялить и прокоптить. Взяв корзины, они отправились драть мох и расстилать его для просушки под навесом.
    Уже под вечер Алёшка поднялся по небольшому ручью к его истоку. Присел, зачерпнул в ладони воды, попил. Его взгляд скользнул по дну, где что-то блеснуло. Достав пальцами небольшой камешек, подержал в руке. Темно-желтый, величиной с ноготь, он был необычно тяжёл. Отворачивая камни и смывая ладонью песок, отыскал ещё один, величиной с воробьиное яйцо.
    – Тятя, идите сюда! – кликнул он Еремея. Тот подошёл, глянул на сына, державшего камни в ладони. Внимательно осмотрел находку.
    – Ягода-малина! Вот, не зря Гуляй Нога талдычил, што золото здесь на земле валятся. Счастливый ты, Алёшка. Сразу два самородка нашёл.
    – Тятя, давайте, ишшо поищем!
    – Нет, Алёшка, дело это уже бесполезно.
    – Пошто?
    – Слишком ты возрадовался. У каждой горы есть свой дух, который охранят богатства. Этот дух показыват золото и серебро только тем людям, чья душа чиста. Но если видит, што они начинают ликовать и жадничать, – прячет золотишко. «Нашёл – не радуйся, потерял – не плачь».
    – А какой он – этот дух?
    – Не знаю, видеть не доводилось. Но когда с твоей матерью бежали в Сибирь, на Урале встретили одного старца-рудознатца, ночевать у него довелось. И старец толковал, что дух тот ликом тёмен, сам из камня. Кто его хоть раз увидит – навек к нему в рабство, в подземны пещеры попадат. Ловит он людей жадных, ненасытных, которы его богатствами прельстились.
    – А чё мы с самородками сделам?
    – Чё с ними тут сделашь? Ведмедям не продашь. Схороним, пущай полежат до лучших времён, – Еремей достал кожаный мешочек для соли, положил туда самородки и снова спрятал за пазуху. – Пойдём, уж вечереть начинат.
    Они собрали надранный мох в корзины, спустились вниз. Раскинули мох на тесинах, развесили на кустах. Пожевали копчёной рыбы и легли отдыхать. Среди ночи Алёшка проснулся от того, что ему после соленой рыбы захотелось пить. Вылезая из шалаша, увидел в темноте два светящихся глаза. Он даже не успел испугаться, как неведомый зверь исчез, шелестя в траве и кустах.
    «Никак, лиса любопытна наведалась. Чё её тут привадило? А, понятно: сохнущие шкурки зайчатиной пахнут, вот и прибежала рыжая плутовка», – догадался он. Пущай бегает до зимы. А шкурки всё-таки надо бы повыше развесить, чтоб ей достать нельзя было.
    Весь следующий день они занимались изготовлением бечевы и верёвок. Алёшка обдирал волокна с вымоченной конопли, подсушивал их и раскладывал на разные кучки. Тонкие и длинные нити скручивал на веретене для прочных бечевок, а толстые оставлял на вервьё. А уж совсем бугристые и неоднородные части откладывал в сторону, чтобы потом этой пенькой вместе со мхом конопатить сруб.     Еремей после брал у него готовые клубки и ссучивал, накинув на колышек и растянув нити на всю длину. Готовые мотки бечевок длиной по десять-двадцать аршин вешал на сучки для сушки. На пробу сладил ловушку на козлов. Это была точно такая же петля, как и на зайца, но из восьми бечёвок. Одну поставил, привязав конец к гибкой берёзке. Животное, дергаясь, не могло порвать бечеву, потому что берёза сгибалась и смягчала рывки, а затем распрямлялась, не давая добыче уйти. Точно в такую попалась Лоська.
    У другой – на конце привязал увесистый чурбан. Козёл, попавшись, не сможет быстро бегать. Отыскать его по следу волочения – задача несложная.
    Устанавливая самоловы на звериных тропах в двух верстах от шалаша, Еремей увидел на противоположном склоне медведя. Но косолапому было не до пришельцев, он спешил набивать утробу.


[1] День Петра и Павла (Петров день) – 29 июня (12 июля по новому стилю).
[2] Лестовка (от древнерусского «лествица», то есть, «лестница») – разновидность чёток для молитвы у староверов. Внешне напоминает гибкую лестницу, символизирует духовное восхождение с земли на Небо.  






Рейтинг работы: 99
Количество отзывов: 18
Количество просмотров: 399
© 27.07.2016 Илья Кулёв

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 15, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 16 авторов


Владимир       02.07.2017   20:58:15
Отзыв:   положительный
Жизнь приобретает смысл, Илья, после Твоих строк!!! Благодарю!!!
Геннадий Ястребов       21.01.2017   01:05:48
Отзыв:   положительный
Илья, еще раз спасибо за увлекательное повествование....Буду читать дальше...
Фото Эдуарда Гордеева...


СветаПат       27.08.2016   09:17:45
Отзыв:   положительный
читаю, и слышу голос моей бабушки Александры.. такая же речь, такие же слова, обороты речи... как воду из родника пью...Спасибо автору за этот стиль, сохранивший живую речь наших бабушек-дедушек.
Андрей Синицкий       20.08.2016   18:45:50
Отзыв:   положительный
С каждой прочитанной главой интерес к роману только нарастает...

Очень хороший слог!
Понятно и образно!
Илья Кулёв       22.08.2016   15:35:36

Благодарю, Андрей!
Заглянул к тебе на страничку - и посмеялся, и погрустил!
Lyudmila Korneva       06.08.2016   21:43:33
Отзыв:   положительный
Очень интересно читать, Илья Павлович.
Иду дальше...
С теплом души, Людмила.
Илья Кулёв       22.08.2016   15:56:12

Людмила!
Когда писал главу за главой, всегда поражался стойкости людей,
которым вера помогала выстоять в самые сложные времена!
Признателен за отклик!
Nonna UndOzerova (Nonkin)       31.07.2016   10:19:06
Отзыв:   положительный
Люся права, вкусно написано! И Васса права - для практики тоже ой как полезно! Вобщем, все уже сказали всё то же, что и мне хотелось))) Благодарю!
Илья Кулёв       22.08.2016   15:59:56

Нонночка!
Для автора произведение - это его детище.
Приходит время, когда детям надлежит выйти в люди.
Вот и свой роман я благословляю на ту жизнь, которая у него будет!
Людмила Клёнова       30.07.2016   22:00:17
Отзыв:   положительный
Илюша, легко написано - и очень "вкусно" с точки зрения языка...

Спасибо!
И ещё раз - удачи твоему детищу!
Илья Кулёв       22.08.2016   16:00:56

Лю!
Благодарю за тёплые пожелания!
Виктор Поживин       29.07.2016   06:27:12
Отзыв:   положительный
Спасибо, Илья, что нашёл время для завершения романа.
Читаю с интересом.

*)))
Илья Кулёв       22.08.2016   16:07:29

Петрович!
Работа над романом - как ремонт в доме.
Его невозможно закончить,
его можно только прекратить...
Виктор Поживин       25.08.2016   04:30:32

Этт точно...
А я дождусь когда поставишь завершающую точку в романе,
напечатаю на принтере и буду с удовольствием перечитывать.
Как мне нравится разговорный язык твоих героев.

Молодца, Илья.

Так держать!
Татьяна Васса       28.07.2016   21:03:04
Отзыв:   положительный
Очень интересно и полезно в практическом плане.
Илья Кулёв       22.08.2016   16:08:30

Танюша!
Благодарю!
Тебе - творческих успехов!
Петр Корытко       28.07.2016   04:02:03
Отзыв:   положительный
Спасибо, Илья, за публикацию своего замечательного романа!
На мой взгляд, он будет непременно замечен в самой широкой читательской аудитории.
Будем с удовольствием читать, с нетерпением ожидая продолжения...
Здесь его и серьёзный издатель непременно обнаружит.
Илья Кулёв       22.08.2016   16:15:05

Петро!
Главное - чтобы прочли, и чтобы в чьей-то душе остался след!
Конечно, хочется увидеть роман в бумажном варианте.
Но возможности интернета намного шире.
Это раньше писатели получали гонорары за свои романы.
Сейчас, увы, надо искать денег, чтобы что-то издать...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1