Елена Шварц.. "Соловей в заколдованном саду".


Она, по определению критиков, началась сразу.. И сразу знаю, как - вдох. Выдох. Со страниц не купленной мною из – за дороговизны двухтомной литературной энциклопедии в книжном магазине, смотрела девочка подросток, женщина – Дух, с глубокими глазами мудрого эльфа, монахини в миру... Не читала строф, еще не прикасалась к ритму и рифмам, к сути ее жизни, а уже знала, что - знаю.. Ведаю ее. Елену Шварц. Елену Андреевну. Соловья в заколдованном саду.

Она сочиняла стихи, лежа в ванной. Курила. Много пила. Не знала отца. Никогда не видела его. Знала всю театральную богему Ленинграда – Петербурга: мать, Дина Морисовна Шварц – завлит Ленинградского БДТ, правая и левая рука легендарного и грозного Георгия Товстоногова, отбор пьес и вычитка – все на ней.. В доме - дым коромыслом, и пир винный, и пир Духа... Все несочетаемое здесь сочеталось... Невообразимо.
Нигде не печаталась в СССР. Стихи ходили в рукописных и машинописных с листах, сборниках самиздата по всей стране, читались, «впадали рекой» в тебя, затверживались наизусть, обладали странной, горькой музыкальностью, острой, оборванной, полной, глубокой, как орган... Она иногда не дописывала букв, сушила листы, оброненные в воду. Спешила, может быть. Татьяна Вольтская и Андрей Арьев считают всерьез , что она обладала уникальным качеством, углом зрения, « врожденной оптикой» - создавала свои миры.. Смотрела на мир, сострадая сердцу маленького человека, душе его, миру его, вещам его, кругу его, околдованному...

Как каждый поэт, тем более, поэт, появившийся сразу, гений чистой лирики, как говорила Цветаева... Как, молча соглашаясь, скажут многие из нас.

Она была, должно быть, мятежна. Непокорные вихры, прищур горького взгляда. Похожа на Марину Цветаеву, «звездного пажа». Огромные глаза, вынырнувшие будто бы - из души, из самого ее омутв, дна, бездонья... Она могла писать о вещах, маленьких, странных: далях, паровозах, небе, море, которое "пересолили". Знаменитая ее строфа. И в поэзии ее, сверкает пересоленность. Как некий насыщенный кристалл, сверкающий, с резкими гранями смыслов, ритмов, звучаний.

Редактируя пьесы для БДТ ( помогало сценарное искусство, которое она изучила в ЛГИИТМИКе), Лена часто сочиняла строфы с помощью разных образов, масок.. личин.. То восточной лисы, хитрой, как заколдованная строчка – хокку То она наряжала строки вот в такую черную маску, почти блоковскую, зловещую..

Звезды вживлены в крылья,
В бархат несминаемый вечный,
С лицом огромным меж нежных крыл,
Мужским и нечеловечьим.
Из винтовок она вылетает,
Впереди пули летит,
Кто видал ее — не расскажет,
Как она свое стадо клеймит.
Называли, именовали —
Ангел смерти трудолюбив,
Океаны что мысль пролетала,
Каждый колос ревниво срезала
Из бескрайних все новых нив.
Закружилась она, зашептала,
Легким взмахом сознанье темня:
Как же ты воротиться мечтала,
Если ты видала меня?

Кто мечтал воротиться? Пуля, звезда, строфа? Ошметки метафор, мир наполненный болью, озарением, прикусом губ, какой то  тайною  изнутри, яростной нежностью... «Душила душу свою.. всю ночь» – скажет она в одном из стихотворений.. Как это точно -про саму себя... Как это точно – про всех..Поэтов . Связанных со строфой. Ввязанных - в строфу.
Внешняя канва ее жизни.. Неизвестная почти никому. Походы по редакциям, насмешки, неудачные романы. Заботы о пьющей матери. Забвения горечи  бытия и быта на концертах в консерватории, бесконечная правка пьес, текстов, смех лангусты - одиночества, дым сигаретный. Она считала Дар писания стихов почти проклятием. Писала просто, напевно. Речитатив серебряный, свои миры, странные, которыми почти захлебываешься. Это позже, когда ее уже стала переполнять боль. Онкологическая. Тантологическая. Подавленная боль выдоха и вдоха.


Мне моя отдельность надоела.
Раствориться б шипучей таблеткой в воде!
Бросить нелепо — двуногое тело,
Быть везде и нигде,

Всем и никем — а не одной из этих,
Похожих на корешки мандрагор,
И не лететь, тормозя, как дети
Ногой, с невысоких гор.

Не смотреть из костяного шара в зеленые щели,
Не любиться с воздухом через ноздрю,
Не крутиться на огненной карусели:
То закатом в затылок, то мордой в зарю..

«Огненная карусель». Метафора боли. Как из апокалипсиса. Самой поэтичной, самой бредовой, самой ясной, как воды полынной реки, библейской книги....

С помраченным сознаньем
Статью о цветах напишу
И, осыпавшись пеплом,
Увядшею розой дышу.
А потом через город
Плестись, иль бежать, иль ползти
Через трубы подземные,
Повторяя: прости!
Так и ворон подстреленный
Машет последним крылом,
Хоть и стал уже дымом
И черным в небе цветком.


Ее сравнивали и сравнивают с поэтическим, непостижимым, небесным посланцем «Серебряного века».
Традиция, несравненная и несравнимая, ясного и хрупкого слова, и пепел лепестков -метафор и образов. И хохочущий по лисьи Пу – Синь Линь, и монахиня Лавиния и Единорог*, загадочный и непобедимый... Многолика, Много мифов. Много имен и псевдонимов, как у Елены Троянской.. Но она - дитя питерских дворов – колодцев. Наша современница. Елена Шварц.
Да, свой голос. Да, свой стиль. Да - чеканно. Да странно. «И в зеркале нет ей отражений». И есть - множество. Множатся они. Как вода венецианских каналов. Она год жила в Риме, на вилле Медичи, как стипендиат фонда Бродского. Бродила по саду, в котором было много античных статуй, фигур, окаменелостей, цветов, воздуха, света... Она писала там.. Эссе. Стихи, статьи о современниках поэтах.
И рождались еще и такие вот строки, чуть мерцающие, посеребренные болью сердца, баюканной мятным забытьем души, спящей и борющейся одновременно, в океане метафорической, объемной традиции русской, с подтекстом, тайным узорочьем, тиснением на коже, гравировкой, как у мастеров давних, старых, лукавых, посвященных...


Идешь и песенку свистишь,
Простую и не из ученых:
«Поедет мой дружок в Париж
И разных привезет парфёнов»
Parfum? Я говорю — Парфен.
Парфен? Ну уж тогда Рогожин.
Каким огнем насквозь прожжен
При кучерской такой-то роже.
Когда несешь большую страсть
В самом себе, как угль в ладонях,
Тогда не страшно умирать,
Но страшно жить необожженным.
Тогда всё в плесени. Из окон тянет лепрой,
Такою сладкою, и воздух шаток,
Когда родишься сразу пеплом,
То кажешься себе немного виноватым.
Но из захламленного ада
Всё кто-нибудь зовет. Зови!
Мне раз в полгода слышать надо
Признанье хоть в полулюбви....

Признание в полулюбви. Как мы все его жаждем. Как желаем. Как трепещет от него наша душа.. Дали ли мы ей его? Ну, хоть немного, как пламя свечное? Хоть чуточку? Оно гаснет быстро и обжигает руки, это кроткое пламя. Свеча чадит иногда. Ей, Елене Троянской, мифической, поэту от Бога, показано было лицо Люцифера. Разные образы боли и страдания. Она сумела оковать их в строфу. Создать свой мир. Написать о пересоленном море о соловье из заколдованного сада. Она сама была этим соловьем. Но со страниц книги все смотрела и смотрела на меня девочка подросток, хулиганка – симфония, с бездонными омутами глаз.. С сигаретой в руке. А энциклопедию я тогда так и не купила... Увы! Из – за дороговизны...

_____________________

*Здесь перечисляются поэтические псевдонимы Е. Шварц, мимы, под которыми она писала книги и стихотворные циклы.






Рейтинг работы: 53
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 616
© 25.07.2016 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2016-1730241

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Елена Леонова       19.01.2018   21:20:06
Отзыв:   положительный
Лана!
Вы прочувствовали не только стиль, не только стих, а глубину души поэта!
Прекрасно выразить смогли! СПАСИБО ОТ ДУШИ ЗА ЭТО!!!!
С теплом и признательностью, Елена


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       20.01.2018   09:52:52

спасибо... огромное спасибо...
Наталья Карпекина       02.08.2016   08:09:35
Отзыв:   положительный
***
...есть ли кожа на Вашем т е л е?
у души- точно! кожи нет!
Мои мысли враз онемели
лишь упали в эссе- рассвет...
Светлых дум...светлых чувств
и стройность потрясла Ваших строф и слов
и , отбросив плюмаж... и условность-
я читаю эссе богов,
что вручили ВАМ - эту песню-
з д е с ь пропеть! В небесах ей Тесно!
(вам мой экс)

*******
...ч и т а л а !!! Вашу удивительную ВЕЩЬ, со слезою на глазах, прикасаясь к тонким вибрациям,
Вашей Души...
и восторг - не покидал меня...до последнего вздоха Вашего божественного ЭССЕ !!!
ВЫ - ЧУДО...
Ваша Душа- совершенный инструмент для прима и передачи космических звучаний удивительной Ж И З Н И,
которую возможно СЛЫШАТЬ ИЗБРАННИКАМ ...М И Р А ,,,)))*******

Ваша...Natali...
Инна Филиппова       01.08.2016   09:28:14
Отзыв:   положительный
Спасибо...
Ты изумительно написала про нее....


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       01.08.2016   11:10:23

Спасибо.. Я плакала, увидев к этому эссе лишь один отзыв.. Хотела просто - уйти отсюда. Поклон тебе. Если знаешь ее могилу, кланяйся и от меня...
Ди.Вано       25.07.2016   17:27:34
Отзыв:   положительный
Первая мысль...
как точно Вы выбираете тех, кого нельзя забывать.
Этот портрет высечен вами из боли и сострадания.
Каждая строка эссе обжигает..,
как и её стихи.
Это и есть вздох и выдох:
== Мне раз в полгода слышать надо
Признанье хоть в полулюбви.... ==
С любовью и


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       31.07.2016   12:26:48

Это Вам огромное спасибо, Ваш отзыв единственный... И горько, и дорого.










1