Глава 20 - Переглядки


ПРЕДВЕСТНИКИ РАССВЕТА




Часть III - Волшебный лес
Глава 20 -
Переглядки

  

       – Не королевская карета, конечно. Но сейчас это то, что нужно! – подумал Макс, садясь вместе со всеми в Уазик.
       Отъехав от гостиницы, машина свернула на северную дорогу и минут через двадцать оказалась на окраине города. После гладкого асфальта немного пришлось попрыгать по ухабам, дальше просёлочная дорога стала относительно ровной. В машине Макс перестал шутить, ему хотелось настроиться на энергию того места, в которое они направлялись, про себя он называл эту территорию не иначе как зона. Вспомнился «Пикник на обочине» Стругацких. Макс чувствовал себя одним из сталкеров, ищущих свой «золотой шар». Он жаждал встречи с этой самой зоной, и ему казалось, что зона тоже ждёт этой встречи. По крайней мере, хотелось так думать. Впереди, спиной к водителю, сидели Валя с Петром и разговаривали о чём-то вполголоса. Вадим, казалось, дремал. Макс тоже закрыл глаза. Солнышко ласково касалось лица. Он ждал от этого дня чего-то особенного, необыкновенного, может быть, волшебного, а день обещал быть тёплым.
       Машина резко подпрыгнула, Макс посмотрел вперёд и неожиданно встретился взглядом с Валей. Она смотрела на него, не мигая, и он снова увидел искорки в её зрачках. Валя отвела взгляд и быстро заговорила с Петром, временами, как бы невзначай, бросая на Макса короткие и быстрые взгляды.
       Уазик свернул на узкую дорогу, лес был с двух сторон. Солнечные лучи пучками прорезали кроны деревьев, которые, сцепившись, образовывали живую арку где-то под небесами. Машина резко остановилась и так же резко тронулась с места после того, как Пётр пересел к водителю. Это заняло несколько секунд. Вадим протёр глаза и посмотрел в окно, потом осторожно – на Валю. Как только она поднимала глаза, Вадим отводил взгляд. То же самое делала Валя, только поглядывала она на Макса. А Макс с интересом смотрел то на Валю, то на Вадима. Это было похоже на игру в переглядки.
      «Забавно», – подумал Макс.
       Вадим случайно перехватил взгляд Вали, направленный на Макса.
       «Интересно», – подумал Вадим.
       Валя ведь ему действительно нравится. Нет, он не влюблён – вообще нравится такой типаж и такой характер. Он восхищался её деловитостью, чёткостью, энергией, умением быстро принимать решение, и быть при этом очень женственной. Правда, последнее время она стала как-то жёстче, это, конечно, портило впечатление.
      Он сразу же понял этот взгляд, каким Валя смотрела на Макса. Точно так же на него самого смотрела Карина, то есть, влюблённо. Вадим закрыл глаза, перед ним всплыл образ юной девушки, его соседки. Карина совсем не похожа на Валю ни внешне, ни характером. Тихая, домашняя, до определённого времени она казалась скромной девушкой. Симпатичная. Можно даже сказать: красивая. Она красива какой-то особой, восточной красотой, не бросающейся в глаза, но ей всего семнадцать. В этом году она оканчивает школу, сейчас, скорее всего, готовится к выпускным экзаменам. Карина далеко, а Валя здесь, рядом. Но Валя, кажется, больше заинтересована писателем. Вадим открыл глаза и посмотрел на Валю, она смотрела на Макса. Всё понятно с ней.
       Вадим вернулся мыслями к Карине. В начале года она, действительно, смотрела на него влюблённо. Но последнее время он боялся встречаться с ней взглядом, потому что в глазах её видел откровенное и ничем не прикрытое желание, причём совсем не целомудренное. Даже если это – всего лишь игра и притворство. Но этот взгляд ни с чем не спутаешь. Ничего себе, тихая, скромная. Что называется: в тихом омуте….
       Однажды вечером, Вадим столкнулся с Кариной на лестничной клетке, она, как будто случайно споткнувшись, упала на него. Ну, естественно, он её поддержал, хотя точно видел, что она сделала это нарочно. Вадим улыбнулся, вспомнив эту пикантную историю. Её губы почти касались его губ, когда он, не без труда, отстранил её. А через день после этого происшествия она написала ему письмо с признанием в любви в стихах, почти как пушкинская Татьяна. Очень романтично, конечно, и Вадима это тронуло до глубины души, но пока он испытывал к ней только какое-то отеческое чувство, а её недетской страсти побаивался. Ну, как это можно совместить в себе: робость и нежность, пронизывающие письмо и эти откровенные взгляды и заигрывания. То детская непосредственность – то вычурное кокетство, то милое лепетанье – то нотки видавшей виды дамы.
       Долгое время Вадим считал, что его идеал – это комиссар из «Оптимистической трагедии». Повзрослев, он понял, что ценно в женщине, и вообще, в человеке – натуральность, искренность, индивидуальность. А на сегодняшний день Валя была ему как-то ближе и понятнее, чем юная Карина. Может быть, как раз потому, что Карина ещё слишком молода и слишком стремится быть похожей на какой-то свой идеал. В силу своего юного возраста, ей пока не хватает самодостаточности и аутентичности. С Кариной у него состоялся разговор. Вадим был доброжелателен и тактичен. Он сказал, что сначала она должна окончить школу, а потом они вернутся к этой теме, если она захочет. Вроде бы и не обещал ничего, и, в то же время, не отнял надежду. Там видно будет. В этом прекрасном возрасте столько перемен. Её отношение может измениться. Да и его тоже. Время покажет. Как говорится: будет день, будет пища. Занятый своими мыслями, Вадим не заметил, как Уазик подъехал к деревне. Машина остановилась напротив дома с высоким крыльцом.
       – Выходим, – крикнул Пётр и первым спрыгнул на землю.
       Когда все вышли, Пётр махнул шофёру, и машина, быстро развернувшись, уехала в обратном направлении, поднимая клубы пыли.
       – Ждите здесь, – сказал Пётр.
       Он поднялся на крыльцо, стукнул два раза и скрылся за дверью. Вплотную к белому забору стояла широкая скамейка под козырьком. Ребята положили свои рюкзаки. Валя присела на краешек скамейки, Макс сел с другого края и, достав блокнот и ручку, стал что-то писать. Вадим стоял с противоположной стороны, прячась за кустами уже цветущей ирги, и наблюдал за ними обоими. Все молчали.
       – Вадик, иди сюда. Чего ты там стоишь в одиночестве? – первой прервала молчание Валя.
       – Я просто не хотел вам мешать, – ответил Вадим.
       Макса почему-то рассмешил ответ Вадима.
       – Да, ребят, с вами не соскучишься, – сказал Макс, убирая свой блокнот в кармашек рюкзака.
       Валя озадаченно посмотрела на Макса, потом строго – на Вадима.
       – Что за глупости, Вадик, объяснись, пожалуйста, – потребовала Валя.
       Вадим подошёл и сел рядом с ней. В этот момент Валя ему показалась немного растерянной, но, при этом, очень милой.
       – Ну? – Валя настойчиво требовала объяснения.
       – Да так. Просто показалось. Не обращайте внимания, – ответил уклончиво Вадим.
       – Что-то ты загадками стал говорить, Вадик, – сказала Валя и покачала головой.
       – Когда кажется, креститься надо, сын мой, – сказал Макс низким голосом и так выразительно, по-церковному, что все засмеялись.
       Дверь открылась с размаху, и вышел Пётр.
       – Ну, что, Петь? – спросила Валя.
       – Будем переправляться через Ильшу на левый берег. Всё по плану.
       Рядом с Петром стоял коренастый мужичок в высоких сапогах и с вёслами.
       – Это Степаныч, – представил мужичка Пётр.
       Ребята поздоровались, лодочник хмуро кивнул и быстро пошёл по извилистой тропинке к реке.
       – Пошли, – позвал Пётр ребят и бросился догонять Степаныча.
       – Хочешь, понесу твою сумку? – спросил Вадим у Вали.
       – Да ты что! Она не тяжёлая. И вообще, мы идём не на пикник, а на работу. Так что, настрой должен быть деловой, а не меланхолический.
       – Эх, работа, работа. Была б только работа, – сказал Вадим.
       Стало совсем жарко. Макс на ходу снял лёгкую куртку и запихнул её в рюкзак. Метров через двести им открылся прекрасный вид на реку.
       – Какая красота! – сказала Валя.
       Быстрая река несла свои воды за поворот. Другой берег казался крутым и очень высоким. Деревья росли прямо на скале горизонтально, наперекор всем законам природы. Зрелище завораживающее. На берегу стояли лодки. Степаныч подошёл к самой большой шлюпке.
       – Вот этот полубаркас подойдёт, – сказал Степаныч, вставляя вёсла в уключины.
       – Степаныч, – вдруг позвал Вадим.
       Лодочник поднял голову и удивлённо посмотрел на Вадима.
       – А речка-то глубокая?
       – И глыбокая и быстрая, – сухо ответил Степаныч и усмехнулся. – Хм… речка…
       – Интересно, как же мы причалим к тому берегу? Там же крутой откос? – спросила Валя.
       Степаныч опять удивлённо поднял глаза.
       – Мы не здесь будем причаливать, – сказал Пётр, показывая рукой в сторону по течению реки, – а там, за поворотом.
       Максу не терпелось сесть на вёсла, и он обратился к Степанычу:
       – Позволь, отец.
       – Справишься?
       – Не впервой, – уверенно сказал Максим.
       – Ну, дык река-то у нас особенная, с норовом.
       – Попытаемся укротить.
       – Чужих не очень любит. Тем более, на вёслах.
       – Ну, что ж. Попробуем стать своими.
       – Уверен? – спросил Вадим, недоверчиво взглянув на писателя, и снова втянул голову в плечи.
       Макс посмотрел на него понимающе и сказал:
       – Всё под контролем.

      Лодка неслась по течению. Ильша была добра к участникам экспедиции, как будто помогала им, неся лодку осторожно и бережно. После поворота быстрая река вдруг стала спокойной, скала осталась далеко позади, а слабое течение тянуло прямо к берегу.
       – Странно, – подумал Макс.
       Пётр показывал направление, а Степаныч как-то подобрел и улыбался:
       – Ну, молодец, парень, Ильша приняла тебя за своего.
       Вокруг была головокружительная красота.
       Макс подумал: «Поддаётся ли всё это описанию? Аж дух захватывает!»
       – Да-а, – протянул Пётр, как будто прочитав мысли. – Природа у нас необыкновенная. Смотришь – не налюбуешься.
       – Изумительно! – сказала Валя.
       Она тоже любовалась окружающей природой, и ей было совсем не до переглядок.
       Как только днище коснулось земли, Степаныч легко, как мальчишка, выпрыгнул из лодки и подтолкнул её к берегу. Вадим, ступив на мокрую прибрежную траву, закричал радостно:
       – Земля!
       Лодочник, не выходя на берег, подтянул лодку и легко залез обратно. Лицо его посветлело, как будто ребята прошли какую-то проверку.
       – Ну, счастливо тебе, Степаныч! – сказал Пётр.
       – Удачи! – добавил Макс.
       Лодочник улыбнулся и махнул им рукой, быстро удаляясь от берега. Пётр с Максом догнали Валю и Вадима, довольно далеко ушедших по тропинке к лесу.

       Ну, вот и он – тот самый лес. Две высокие сосны, как стражи лесного города, стоят по разным сторонам тропинки, и зазывающе поют птицы.
       – Мы немного пройдём вдоль реки и зайдём в лес в другом месте, – проинформировал группу Пётр.
       – Жаль, – огорчённо констатировал Макс. – Ну, в другом – так в другом. 
     

       

       
                                                                 

       Продолжение следует   https://www.chitalnya.ru/work/1728556/
                                                                                 





Рейтинг работы: 23
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 133
© 23.07.2016 Светлана Веданова
Свидетельство о публикации: izba-2016-1728545

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Долорес       02.09.2016   16:03:04
Отзыв:   положительный
ПРОЧИТАЛА И ЭТУ ГЛАВУ. ВСЁ ХОРОШО. ТВОЯ Г
Светлана Веданова       02.09.2016   16:28:09

Я рада










1