Крымская серенада. Часть вторая. Глава десятая...


Крымская серенада. Часть вторая. Глава десятая...


Мягкий песчаник бесшумно осыпался под подошвами сафьяновых сапог князя Романа, и иной раз ему приходилось даже слегка опираться на холодное острие инкрустированного стэка, чтобы вытянуть вязнущую в рыхлой, едва заметной тропке, ногу.. Знойный марево полдня, плывшее над старой Яйлой, уступала понемногу место едва заметной прохладе, веющей с моря . Где - то в переулке, который остался позади, звонко гоготали гуси и их крик доносился сюда, к остаткам крепостного вала, где узкие расщелины тропы, внезапно смыкались в невидимые глазу паутины – нити, ведущие в прохладу провалов – пещер, где сидели, ожидая наступления ночи и подсчитывая барыши, менялы и торговцы тканями, лудильщики и кожевники, распутывая узлы в уздечках и расправляя седельные ремни толстыми заскорузлыми пальцами, с выпирающими косточками суставов, стянутых серебром тусклых массивных перстней – печатей. Увидев пред собою человека в европейской одежде, они на миг распрямлялись, кряхтя или цокая языками, и на все расспросы Романа только отрицательно качали головами. "Йок, йок, не знаю Гасана!" – то и дело слетало с их уст. Наконец, один из торговцев, в старом полосатом бухарском халате, опоясанном бечевою, пересыпающий из ладони в ладонь горсть сушеного кислого барбариса, одним движением отправил красную слипшуюся сладость в щербатый рот и внимательно взглянул на князя Шервинского из под набрякших лиловатыми прожилками век, хитро – бесцветными, мутными глазами, с едва заметной черной искрой:
- Ты зачем Гасан ищешь? Сильно надо? Бумага надо? – Старик в полосатом халате и зеленой тюбетейке на голове сплюнул на землю и тотчас растер плевок носком мятого, дырявого коричневого ичига.
- Нет. Не бумагу. Поговорить – твердо и решительно ответил Шервинский, глядя старику прямо в глаза. – Ты что же, знаешь, где он прячется? Так сведи к нему! Я заплачу.
Гасан - не прячется. Вчера у него русский ага был, жандарм, кричал много, бил по ногам плеткой, котел перевернул.. Котел кипел, ноги черный у Гасана, хромает теперь . Куда прятаться? Лежит Гасан у себя во дворе, айву кушает и плачет, почему это он не стал чеканщиком, как дед его и отец, а с шайтаном связался, и тот его черным дымом окутал, до конца дней его.
Ты ведь знаешь, где Гасан живет. Так сведи меня к нему.- нетерпеливо прервал князь неспешные речи старика.- Мне он нужен.
Он всем нужен. Разве только что младенец на коленях матери не ведает о Гасане, а просто – играет с ветром…
Роман чуть заметно усмехнулся, скулы его напряглись, и, сжав левую руку в кулак, он тотчас же разжал ее, стягивая перчатку.
Вскоре в сморщенную и странно прохладную ладонь старика, как песчинка жемчуга в раковину, лег массивный перстень – печатка в серебряной вязи старинных букв, снятый князем со среднего пальца левой руки. Старик поднес кулак ко рту, пробуя резьбу старинного сердолика, чуть потемневшего от времени, на зуб.
- Что, не доверяешь? – Роман улыбнулся краешком губ. – Старинная работа, халдейский мастер изготовил, серебро плавилось, а жук скарабей возле его рук ползал.. Вот и кусочек лапки в серебряном оплете застрял, да ты не увидишь! Лучше Гасану покажи. Он в таких вещах должен понимать.
- Доверяет только облако ветру, да конь джигиту в поле, и то - не всегда – Опять ощерился в черном провале недоброй улыбки старик. – А ты упрямый, я вижу,. урус – мирза.(здесь: русский господин - автор ) - Свою гордыню, что кипит, как олово, внутри, и как серебро плавится, бусой черных четок в кулаке держишь. Только скулы дрожат. Якши! Иди за мной.
Мягкие ичиги старика, тоненько охая и подвывая, заскрипели по белому песчанику тропки.. Проводник шел довольно споро, иногда заставляя Романа, слегка пригнуться или наклонить голову, чтобы пройти вдоль сыпучих дувалов , не повредив кожи, глаз и одежды об острые ветви засохшего тамариска, гибкой айвы или просто - осыпи песка и глины…Четверть часа спустя князь Шервинский предстал перед низким дувалом, осыпанным ржавыми, отцветшими лепестками горького миндаля. Старик - провожатый стукнул костяшками пальцев о стену дувала три раза, чуть свистнул, сквозь сжатую щель рта, и тотчас скрылся в тени извилистой улочки, будто джинн, случайно вылетевший из темной, облезлой лампы, с погнутым ободом, что мерно качалась на сучке айвы, как раз перед лицом Гасана, вытянувшем ногу, обмотанную куском пропитанного маслом холста, на низкой скамеечке с обломанною ножкой. Гасан живо повернул голову на легкое поскребывание у входа: слух его был остр и тонок, ноздри его затрепетали как у лугового волка, который почуял дичь.. Но тут порыв ветра, налетевший внезапно из – за стен дома осыпал лицо Гасана скрученными лепестками миндаля и айвы, и старый хитрец – лудильшик, смачно отплевываясь, завертелся на месте так, что скамеечка его, с подпиленной ножкой перевернулась, ребром упершись в мягкий настил айвана, а холст, оберегавший ногу главного бриганта * (здесь : разбойника – автор.) юрзуфских скал, надсадно треснул. Взору князя Шервинского невольно предстала зияющая красными вздувшимися волдырями рана. Он мог рассмотреть ее вблизи потому как подошел достаточно близко к айвану, на котором распласталось тучное тело Гасана. Но князя Романа более всего интересовало само лицо хитреца и предводителя контрабандистов: полное, но нервически подвижное, с насурмленными бровями и нездоровою краснотою щек и кончика носа, который выше белел, словно свежий бараний жар на кончике черпака… Почуяв, словно хищный зверь, приближение чужака, Гасан вперил взор поверх дувала, стремясь угасить живой пламень хитрых, слегка отекших, черных, как бусины каабских четок, очей…
- Кого тут так упорно ищет урус - мирза, уж не меня ли? – Гасан притворно молитвенно сложил ладони одна к другой, склоняя жирный, оплывший подбородок на острия крючковатых пальцев с желтовато – черными ногтями- Кто направил тебя, господин, к моему дому? Входи, гостем будешь. Толкни скобу, что в дувале, справа…
- Никто меня не направлял, я сам пришел. Не волнуйся, Гасан, за мною слежки нет, хотя и интересовался много тобою его превосходительство, жандармский полковник… И разосланы по всему Гурзуфу соглядатаи его – следить за теми, что как тени скользят в твоем дворе по ночам, да толку нет. Ровно духи, приятели твои, человеческому взору невидимы. - Князь Шервинский, пружинисто ступая с пятки на носок, неслышно прошел по песчаному дворику и поднявшись на айван, в два шага оказался рядом с Гасаном, встав за его спиной.
- Что ты говоришь, урус – мирза, какие такие тени, какие духи?! Не гневи Аллаха. Никого у меня не бывает, кроме старой моей Мириам, да тетки ее, Гюльзей. Ухаживают они за мною, я немощен, ногу вот обварил, несчастный, два дня назад…
- Ну да, конечно, верю тебе, верю.. Правоверный мусульманин уст ложью не выпачкает, не то что русский нукер.. А как же прапорщик Ясенский? Разве же не был он у тебя два дни назад и не отдал ты ему из рук в руки пачпорт фальшивый, на имя столбового дворянина Михаила Озарина, бывшего выпускника кадетского корпуса в Петербурге, сына вдовы Александры Озариной, проживавшей в Москве, на Поварской, в доме покойного генерала, героя Измаила, графа Александра Азарина… В паспорт молодого барина, недоучки юнкерской Питербурской школы, вписана и супруга его, графиня Вера Феодоровна Азарина, урожденная Колычева.
А венчался он с нею в храме гурзуфском не более двух недель назад, да только запись та - фальшива, ибо настоящий граф Азарин лежит в земле более трех лет К прискорбию всех родных его и матери, генеральши и графини Александры Павловны: убит на дуэли , сотоварищем по школе, из – за пустячной ссоры…
Ну, что ты крутишь головой, как голодный шакал, Гасан? Разве же неправду я говорю? - Князь Шервинский, рукою в лайковой перчатке, внезапно еще сильнее сжал стэк, который успел проворно поместить поперек головы изумленного Гасана, тотчас сделав последнего – совершенно недвижимым.
- Не знаю я, урус – князь, о чем ты мне теперь толкуешь.. Никакого поручика не знаю, никто не был у меня три дня назад! – Прохрипел, вертя головою тучный пройдоха. И тут же заорал от боли: острый конец стека врезался в складки его блестящей от пота и жира красной шеи, как раз на уровне кадыка.
- Куда поехал Жорж Ясенский?! Говори, не то придушу, старый шакал, и брошу тебя в твой же медный котел, где ты плавишь серебро и олово. Никто не узнает, что ты издох, как баран, только удивятся, что в котле прибавилось грязного жира, да прогонят прочь мальчишку, что собирает кизяк для огня…
- В Яйлу он ускакал, еще утром, оттуда идет черный шайтан, водная арба на колесах, с железным брюхом, к ней и спешил русский нукер, мальчишка, сопливый щенок лисицы, хитрец, обманул Гасана, клялся, что влюбен, как Меджнун, а Лейла его в чреве своем уже и тайный плод травила от отчаяния.. Кое как отговорил он ее от греха смертельного, бежать решился – от гнева родных и начальства…
Назвал он мне имя русское, я и не помню теперь - какое.. Зачем мне - не надобно. - Хрипло забормотал вдруг Гасан, глотая гортанные звуки, давясь ими, и брызгая слюною на кошмы айвана. - Отпусти, ради Аллаха, урус – паша, знаю, что глуп я, так ведь на старости лет - один, а своих женщин и детей кормить мне надобно, они не ягнята, травою - не сыты…
- Ну, да, только – мясом, как шакалье отродье! – презрительно усмехаясь, процедил сквозь зубы князь Шервинский. Аллах тебе судья, только скажи мне еще, сколько же ассигнаций или золотых червонцев отсыпал тебе поручик за книжицу пачпортную, не скупясь?
- Двадцать тысяч серебром, урус – паша, князь, больше сказал – не имеет, оружие свое заложил – шпагу, и крест наперстный, золотой. Клялся именем Аллаха и пророка и святую Вашу Мириам поминал, и какого -то Оргия, не ведаю, кто и такой!
- Георгий Победоносец, должно быть, – бледнея, спокойно промолвил Шервинский, оправляя перчатку на правой руке и легко перебрасывая в нее стэк. – Клятвопреступник, вор, убийца, как много у него имен! Еще к тому же и – лжец. Покойному Пьеру Коновницыну соврал он, что пачпорт поддельный от тебя, лисья душа, стоить будет не менее пятидесяти тысяч ассигнациями
-Клянусь Аллахом, - опять заверещал, глотая вязкую слюну Гасан- Я от него только двадцать тысяч получил.
Конечно. А еще тридцать спрятал под подкладку своего старого чапана.. Пусть ее клопы проточат насквозь, или слепая Гюльзей бросит в тандыр, недоглядев! - Шервинский снова растянул губы в холодной усмешке.- А я пойду, мне более недосуг сидеть с тобою, Гасан.. Молчи перед нукерами жандармскими, не распускай языка, чтобы ты не услыхал потом. Не поздоровится, обещаю…А это тебе за то, что жаден ты неумеренно: тридцать сребреников, думаю, хватит вполне. Купишь на них свиной окорок, кормить своих шакалят. – с этими словами князь Шервинский опустил в карман рыже - черного чапана Гасана горсть звенящих монет.
Ступени старого айвана тоненько пропели под тяжестью его мягких сапог, и высокая стройная тень незваного гостя пять минут спустя показалась хитрому бриганту Юрзуского берега только навязчивым миражом, струйкою дыма над полупотухшим тандыром во дворе, еще хранившим в темном нутре своем запах вчерашних лепешек…






Рейтинг работы: 27
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 214
© 22.07.2016 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2016-1727920

Метки: рисунок из коллекции Натальи Шавыриной.,
Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Инна Филиппова       23.07.2016   07:19:06
Отзыв:   положительный
Замечательное продолжение.
Все - и герои, и диалоги, и местный колорит - чудесно!
Не перестаю поражаться тому, как ты пишешь...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       23.07.2016   07:22:40

Иннь, потеряла две главы, где уже было происшествие на пироскафе.. Ищем, сбились с клавиш:))))))))) Спасибо за отзыв...

Ди.Вано       22.07.2016   08:15:45
Отзыв:   положительный
Это справедливо...кино..
Остросюжетное, многоцветное, образы зримые..
и эти запахи вчерашних лепёшек...
Поклон.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       22.07.2016   08:30:05

Спасибо огромное. За молчаливое понимание и за поддержку Духа.
Soleo       22.07.2016   08:01:53
Отзыв:   положительный
Читаю, и будто фильм смотрю, - настолько яркие образы и описания! А интрига все сильнее)))
С нетерпением жду продолжения!
Спасибо за удовольствие!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       22.07.2016   08:29:06

Огромное ВАм спасибо - за прочтение... Радости...









1