Глава 3 - Приятная встреча



  ПРЕДВЕСТНИКИ РАССВЕТА
 
 

Часть I - Ночь темна перед рассветом
Глава 3 -
Приятная встреча

       Прошли годы. Посёлок городского типа разросся и давно стал городом. Петя, то есть, Пётр Игоревич Китриш – искусствовед, лингвист, историк и исследователь, а главное, продолжатель дела своего отца Игоря Ивановича. А загадок меньше не стало. Интересно их находить, а ещё интереснее разгадывать, расшифровывать.
       Холодным февральским вечером Пётр сидел в отделении древних языков одного из залов этнологии и антропологии Научно-Исследовательского Института города Ногарска, пытаясь разобраться в тексте с найденной не так давно плиты. Но мысли о сегодняшней, так неожиданно случившейся, и приятной, что греха таить, встрече постоянно отвлекали. Кроме Петра в зале была только одна девушка. Это аспирантка Алёна Кавалерова, засидевшаяся допоздна.
       Пётр потёр виски и решил, что на сегодня, наверно, хватит голову ломать. Устал сильно. Да и времени уже много. День был очень длинным. Рано утром его разбудил телефонным звонком Павел Алексеевич Рябушкин, его научный руководитель в прошлом. И пошло-поехало.
       – Пётр, ты не спишь? Это Рябушкин беспокоит.
       – Доброе утро, Павел Алексеевич! Конечно, не сплю.
       – Так. Дуй ко мне. Если можно, побыстрее.
       Если профессор Рябушкин сказал: быстро, значит, действительно, что-то важное. И Пётр, выпив стакан сока, побежал на улицу Новую, к профессору домой.

        
       – Здравствуйте, профессор. Что стряслось? – спросил с порога Пётр, отряхивая снег с воротника куртки.
       – Проходи, Пётр. У меня для тебя сюрприз.
       Пётр поднял глаза и только теперь увидел симпатичную блондинку невысокого роста, которая заинтересованно смотрела на него.
       – Познакомьтесь, Валюша. Пётр Игоревич Китриш собственной персоной, – сказал профессор и посмотрел на Петра: – А это, Пётр, и есть мой сюрприз, – он приобнял девушку за плечи и добавил: – Валентина Сергеевна Карпенко. Она интересуется твоей темой.
       Девушка улыбнулась, и эта улыбка показалась Петру такой лучезарной, что, несмотря на снегопад, для него наступила весна.
       – Очень приятно, – сказал Пётр.
       – И мне, – ответила девушка.
       – Валентина ещё вчера приехала. А сегодня уже уедет. А тебя найти вчера не смогли. Вот где тебя носило, Пётр? Пришлось мне самому показывать все твои находки.
       Пётр широко заулыбался.
       – Что смеёшься? Ладно, вы общайтесь. Я буду в кабинете.
       Пётр подробно рассказал Валентине о найденных им артефактах, о плите с древними письменами, о некоторых загадках местности. Всего понемногу. А рассказывать Пётр умеет. Время пролетело незаметно.
       – Что Вас ещё интересует? – спросил Пётр.
       – Всё, – ответила Валентина, – меня интересует всё.
       – Всё не расскажешь. Показать могу. Только уж по весне, ближе к лету. Правда, открывается это не каждому, – он загадочно улыбнулся.
       Валентина кокетливо посмотрела на Петра.
       – Вот как? И какими же нужно обладать качествами, чтобы быть избранным?
       – Только добротой.
       – А я приеду с профессором Петуховым. А вот он-то как раз человек добрый, а ещё справедливый и жутко талантливый. Надеюсь, Глеба Борисовича Вы злым не считаете?
       – Петенька, это ж мечта твоего отца. И, похоже, всё сбывается, – сказал Рябушкин, выходя из кабинета.
       Пётр кивнул. А профессор тихонько проследовал на кухню.
       – Что же касается меня, – сказала Валя. – Не знаю. Не мне судить. Вот и посмотрим, примет меня ваш лес или нет.
       – Я уверен в этом, Валентина Сергеевна.
       – Слушайте, Пётр, давайте без отчеств. Мы же не на официальном приёме. Просто Валя. Хорошо?
       – Хорошо. Вас, Валя, примет. Такая необыкновенная девушка не может быть злой, – произнёс Пётр и опустил глаза.
       – Хм. Не торопитесь. Я – разная.
       – Вы – просто удивительная.
       Валя рассмеялась. Ей были приятны комплименты Петра. С первой минуты их встречи, Пётр показался ей очень близким и понятным, как будто они были давно знакомы, чуть ли не с детства. С ним она чувствовала себя легко и уютно.
       – А со мной, с такой удивительной, будет ещё группа специалистов. Ну, я постараюсь, конечно, добрых собрать. А кто окажется недобрым, мы это сразу же поймём. Так ведь?
       – Конечно, – ответил Пётр.
       Он, улыбаясь, смотрел на Валентину и думал: «Какая же она чудесная!»
       – Друзья, пора обедать, – из кухни донёсся голос профессора, он вышел, потирая руки: – Всё, мои дорогие, разговоров хватит, извольте-ка пройти в столовую. Настасья там уже наготовила.
       Во время обеда Павел Алексеевич ухаживал за Валентиной и сетовал на то, что она так быстро уезжает. Пётр никогда ещё не видел профессора таким весёлым, молодящимся, щедрым на комплименты и шутки. Глаз у него горел! Это точно. А Пётр думал, что эта энергичная девушка, которая явно обладает даром убеждения, сможет довести дело до конца. Разочарований ведь уже было много, но каждый раз хочется думать только о хорошем.
       После обеда Валентина посмотрела на часы и заторопилась.
       – Время неумолимо. Спасибо Вам за всё, Павел Алексеевич! И Вас, Петя, благодарю! Мне пора уже. Надеюсь, очень скоро встретимся опять.
       – Я тоже очень надеюсь, – ответил Пётр. – Знаете что, я могу Вам копии материалов отдать. Только они у меня дома.
       – Это было бы великолепно. Но у меня скоро поезд. Успею ли?
       – Петин дом на соседней улице, прямо напротив. Я Вам вызову такси туда. Всё успеете. О расходах не беспокойтесь, – уверил Валентину Павел Алексеевич. – Нет, Пал Алексеич, я прекрасно доеду на автобусе, – воспротивилась девушка.
       Но Рябушкин замахал руками.
       – Не возражайте, душа моя. Это бесполезно.
       – Да, спорить с Павлом Алексеевичем – пустое дело, – подтвердил Пётр и добавил тихо:
       – А Вы ему очень понравились, Валя.
       – А Вам? – спросила Валентина, улыбаясь.
       Но Пётр был серьёзен.
       – Конечно.
       – Не пугайтесь, Петь, я пошутила.
       – А я – нет.
       – Всё. Такси будет через двадцать минут, – крикнул Павел Алексеевич.

        
        Попрощавшись с профессором, Валентина спустилась вниз вслед за Петром. На улице был снегопад. В последний день февраля зима хотела показать, что она ещё полновластная хозяйка. Валентина шла рядом с Петром, прикрывая глаза рукой в тонкой кожаной перчатке, но почти горизонтальный ветер умудрялся задувать колючие, маленькие снежинки в лицо.
       – Когда Вас ждать снова, Валентина Сергеевна? – спросил Пётр.
       – Петь, ну, мы же договорились. Без отчеств.
       – Извините. Так когда же?
       – Очень скоро. Я вам всем ещё надоем тут. Думаю, месяца через три уже с группой приеду. Как раз к лету.
       Перейдя дорогу, они оказались на Старой улице, где рядком стояли небольшие деревянные домики.
       – Ну, вот мы и пришли, – Пётр показал рукой на дом.
     Это был совершенно сказочный теремок с расписными окнами.
       – Это Ваш дом?
       – Да.
       – Красивый. Действительно, совсем рядом.
       Валентина оглянулась назад. Там, с другой стороны дороги осталась Новая улица и многоэтажные дома. Всего несколько шагов, и она из города попала в деревню, не обычную, а как будто из старой русской сказки.
       – Это просто невероятно. Сказочно, – тихо сказала Валя.
       – Вы находите? – также тихо проговорил Пётр, боясь разрушить сказку, которую увидела Валя.
       В доме было тепло и уютно, пахло можжевельником, немного полынью и, совсем чуть-чуть, сиренью. Так ей показалось. «Странно, – отметила про себя Валя, – откуда здесь такие приятные летние запахи?» Птичьей трелью зазвонил телефон. Пётр быстро снял трубку:
       – Слушаю. Да, заказывали. Хорошо, выходим… Это такси.
       – Я поняла. Надо же, как быстро. А уезжать-то не хочется.
       – Ну, может быть, тогда останетесь? – с надеждой спросил Пётр.
       – Нет, не могу.
       Валентина пристально смотрела на книжную полку, как будто увидела что-то очень необычное.
       – Не может быть! – сказала она, не отрывая взгляда от одной единственной книги.
       – Что Вы там увидели такого, чего не может быть? – спросил слегка удивлённый Пётр, доставая из стола папку с завязочками.
       – У Вас на полке книга…
       – Да, и не одна.
       – Но эта – особенная: «А звёзды так близко». Автор Максим Соколин.
       – А-а это? Весьма интересный автор. Мне очень близко его мировоззрение. Вот кому бы я с удовольствием показал наш Лес. Собираюсь ещё раз перечитать эту вещь. Я вижу: Вам тоже нравится, – ответил Пётр, протягивая папку. – Вот здесь материалы.
       – Спасибо, Петя.
       – Ну, пойдёмте. Такси ждёт.

       – Хотите, я его тоже привезу? – спросила Валентина уже на улице.
       – Кого?
       – Писателя этого. Соколина. Я его очень хорошо знаю.
       – Конечно, хочу.
       – Значит, привезу, – сказала Валентина, садясь в машину.


       
      Пётр совершенно отвлёкся от текста. Он думал о Вале. Эта девушка вызывала в нём глубокое доверие. И от мыслей о ней было тепло и приятно: «Валентина Сергеевна… Валентина… Валя… Как же я желаю Вам удачи!»
Он посмотрел на аспирантку Алёну, которая сидела напротив и пыталась перевести какую-то рукопись. Алёна морщилась, кусала губы и поглядывала на Петра.
       – Не выходит? – спросил Пётр.
       Алёна отрицательно покачала головой.
       – Что у Вас там? – заинтересовался Пётр.
       – Да вот, рукопись не даётся. Сил моих больше нет.
       – Что за рукопись?
       – Да вот, – Алёна показала заламинированный документ.
       – Похоже на хурритский[1]. В чём трудности?
       – Это только похоже. Вот эта строчка не даёт идти дальше. Здесь какая-то нелепость получается: «Жрецы совершали ритуалы, звали ворон ….» Не пойму. Воронам они что ли поклонялись?
       Пётр взял документ в руки.
        – Всё понятно. Хаттский[2]. Этот знак, Алёна, означает «божество». Видите, верхний угол, как стрелка, справа. Если бы он был слева и вниз смотрел, тогда – «ворон», даже не «ворона». А здесь вот что: Жрецы призывали своих богов при помощи ритуалов, а без ритуалов, они, то есть, боги, не приходили, то есть, не являли себя.
       – Спасибо, Пётр Игоревич. Вот сейчас всё на своё место встало.
       – Не за что. Теперь бы со своими справиться.
       – А у Вас тоже трудные тексты?
       – Знаете что? Пойдёмте домой, Алёна. От всех этих рукописей нам с Вами отдохнуть надо. Почитать что-нибудь другое.
       – О! Неужели Вы можете читать что-нибудь ещё?
       – Конечно. И с большим удовольствием.
       – Мне-то после этих расшифровок вообще ничего читать не хочется. Ладно, пойдёмте. Действительно, надо отдохнуть, – сказала Алёна, убирая все материалы в шкаф под ключ.
       Когда они уже вышли на улицу, Алёна спросила:
       – Пётр Игоревич, скажите, что же там было всё-таки?
       – Где?
       – Ну, на той плите, с которой Вы сняли текст? О чём он?
       – О древней войне. Великой Ассе космического масштаба.
       – О! Между кем и кем?
       – Между Светом и Тьмой. Или, можно сказать, между Добром и Злом. Великая Асса – война Богов Света и сил Тьмы.
       – А вот это интересно. А поподробнее можно?
       – Это было время тьмы. Время, когда зло и жестокость взяли верх над добротой и милосердием.
       – И кто же победил в итоге? Неужели…
       – А как Вы думаете?
       – А я – идеалистка. Я думаю, что всегда побеждает добро.
       – Да, Алёна, вы правы. За ночью всегда грядёт рассвет. Только перед рассветом ночь самая тёмная. А добро побеждает в любом случае. Ну, а если быть до конца точным, если выйти за рамки дуальности, можно сказать, что на самом деле всегда побеждает правда. И только она!
       – Правда? Почему? Разве правда выше добра?
       – Вы знаете, как бывает: то, что для одного – добро, для другого – совсем наоборот. Добро и зло – понятия относительные. И между ними – вечная борьба. Чтобы победить, добру нужно зло, а злу – добро. Они нужны друг другу. И не могут существовать друг без друга. А правда самодостаточна, ей для победы никто не нужен. Она изначально – победитель.
       – Но ведь правда тоже бывает разная. У одного – своя правда, у другого – своя. Разве нет?
       – Вы путаете, Алёна. То, что Вы называете «своя правда» – всего лишь мнение. А правда – независима, безотносительна, абсолютна.
       – Получается, Пётр Игоревич, нет чёткого определения ни добру, ни злу?
       – Мир целостен, его не надо делить. Для меня ближе понятия пользы и вреда.
       – Вот как? А разве не бывает так: что для тебя польза, для другого – вред?
       – Конечно, бывает.
       – И что же делать?
       – Не причинять вреда никому и ничему. Это уже польза. Если представить себя, как часть природы, как часть большого целого мира, причинять вред не захочется, потому что, вредя кому-то или чему-то, ты вредишь себе.
       Алёна на мгновенье задумалась:
       – Но человек от многого зависим. Прежде всего, от своих привычек, от эмоций, и в какой-то степени от других людей тоже. Бывает, трудно не причинять вред… И в первую очередь – себе. Не просто всё это.
       – Вы думаете? А по-моему, всё просто. Жизнь должна быть осознанной. Нельзя ничего делать механически. Жить по правде, это значит, жить осознанно. Вот и всё.
       – Не знаю... – протянула задумчиво девушка, – Если для кого-то – польза, и это же самое для другого – вред. Как выбирать?
       – По Правде! Выбирать там, где Правда.
       – Хорошо, Пётр Игоревич, выбираем правду, и будет нам счастье, и мы будем свободны от лжи.
       – Иронизируете, Алён?
       – Нисколько. Так как насчёт свободы?
       – А что – свобода? Человек, живущий по Правде, свободен. Правда даёт ему свободу.
       – Сомневаюсь, что правда даёт человеку абсолютную свободу.
       – Ну, абсолютная свобода – это иллюзия. Человек должен помнить, что его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. А по поводу добра и зла, я бы добавил вот что: путь познания – всегда добро, а невежество – всегда зло. Пойдёмте, Алёна, я провожу Вас.
       – Хорошо. Только расскажите ещё.
       – О том, что было на плите?
       – Ну, хотя бы.
       – Извольте…

[1] Хурритский язык – язык хурритов, был распространён во II – I тыс. до н. э. в северной Месопотамии, на юге армянского нагорья и сопредельных областях.

[2] Хаттский язык – язык древнейшего (III – начало II тысячелетия до н. э.) населения северо-восточной части Малой азии, внутри излучины реки Галис.
  

                                                     

Продолжение следует  https://www.chitalnya.ru/work/1724278/






Рейтинг работы: 63
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 12
Количество просмотров: 218
© 16.07.2016 Светлана Веданова
Свидетельство о публикации: izba-2016-1724068

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Дана       03.06.2017   13:53:49
Отзыв:   положительный
Эта дама, не только легко и понятно излагает написанное, но и в личном общении приятна.
Светлана Веданова       09.06.2017   14:31:24

Взаимно, Даночка!

Мария Листова       25.12.2016   15:46:54
Отзыв:   положительный
Так правильно и понятно написано о добре и зле... Часто - что добро одному, то - зло - другому. А вот то, что можно жить - не причиняя никому зла - и это уже верно и прекрасно - это так здорово звучит! Мне очень нравится так жить ) Если бы все так умели - интересно - могло бы долго просуществовать подобное общество? Спасибо, Ланочка! С наступающими праздниками!

Светлана Веданова       26.12.2016   05:57:15

Спасибо, Маш! С наступающим!

undefined       25.11.2016   11:03:38
  положительный
Интересно и легко читается, Светлана. Не менее интересна и смысловая нагрузка, которую несет эта глава. Размышления Вашего героя показались мне не совсем убедительными. Он явно подразумевает некую вселенскую "правду", существующую вне людей. Но возьмем, например, закон гравитации. То, что такой закон существует - это Правда. Но если бы мы всецело доверились ему, то никогда бы не увидели в небе самолета. А все потому, что есть и другая правда, также не зависящая от людей - аэродинамическая сила, поднимающая крыло. И вот мы имеем две разнонаправленные правды и какой следовать - вопрос выбора человека. Я бы даже сказал, вопрос его веры. Первый - пойдет пешком, второй - полетит на самолете. Может из-за этого рай на Земле до сих пор не наступил? )
Светлана Веданова       25.11.2016   12:22:33

Ещё раз благодарю!!!
С теплом.


Вадим Ильрай       25.11.2016   11:12:15

Прошу прощения, забыл представиться. Вадим Ильрай
Светлана Веданова       25.11.2016   12:21:29

Благодарю Вас, Вадим, за Ваше мнение! Очень приятно прочитать такой развёрнутый отзыв.
Но Вы правы, Л.Г. имел в виду, Правду как путь Света.
Он не хотел противопоставлять добро и зло,
а скорее Свет(знания) и тьму (невежество).
Вот об этом речь. Может быть, и не очень убедительно прозвучало.
Очень рада Вам, Вадим!
С теплом.


Валентина       15.11.2016   05:27:00
Отзыв:   положительный
Я тоже читала Ефремова.Больше всего впечатлила книга "Лезвие бритвы".Но и остальные не оставили равнодушной.Один из любимых мною фантастов.И Вы,Светлана,пишите так,что Вам веришь с первой строки.Интерес,эмоции...включается воображение.Спасибо,очень интересно!
Светлана Веданова       15.11.2016   17:51:11

Я очень рада, Валентина, что Вам понравилось!
Счастья Вам и творческих успехов.
С теплом и уважением.
Долорес       29.08.2016   22:26:32
Отзыв:   положительный
Светик! Знаешь, когда я прочитала третью главу твоего романа, то поняла, стиль какого писателя напоминает твоё произведение. "Лезвие бритвы" читала Ивана Ефремова? Так вот, один к одному. Мне очень нравится, как ты пишешь. Я человек искренний, и, если мне не интересно, то я читать никогда не буду Интересно! Очень интересно! Хочется теперь узнать, а что же будет дальше. Ты просто молодец! Твоя ДОЛОР
Светлана Веданова       29.08.2016   22:33:56

Спасибо! Я обожаю Ефремова. И "Лезвие бритвы", "Таис Афинская!, "Туманность Андромеды".
Мне это очень льстит!











1