Глава 35. Пионовая ночь. Рассказ у костра..


Глава 35. Пионовая ночь. Рассказ у костра..
-  Нет, нет, вот и не надо мне никаких дней рождений! – Ланушка протестующе поднимает кверху обе изящных, маленьких ручки, в оковах тонких браслетов, отрываясь от своих блокнотов, планшета и, упавшего тотчас, стремительно, ей на колени, карандаша...
...Мы не едем никуда уже который день. Наслаждаемся покоем опустившимся на нас здесь, на маленькой, старой даче, среди ухоженного сада, смородиновых кустов, яблоневых веток с молодой завязью, жасминовой тонкости и сладковатого аромата клубники.. Аня умудрилась выпестовать клубнику, несмотря на то, что мы долго отсутствовали, успела полить, взрыхлить, вспушить, прикопать усы, и молоденькие кустики дали первый урожай - длинноватые ягодки на тонких стеблях.

- Мама, мамочка, какие красивые! – восторженно ахала над кустиками Никуша, взмахивая ладошками – Давай, не будем срывать их...

-Почему, доченька? – изумлялась Ланушка. - Муравьи тогда съедят. Улитки... А мы же для нашей деточки посадили.. – Она ласково касалась ручки дочурки. – Надо кушать ягодку.. И варенье еще сварим...

- Варе – нье – по складам тянула дочурка. - С сахаром, да, мамусенька?

- Конечно. Без сахара не бывает же! – Ланушка ласково касалась пальцами головки дочурки, поправляя на ней панамку.

-Нет, бывает! – уверенно заявляла кроха, срывая ароматное чудо и осторожно укладывая его в чашку. – Моя мама Тонечка варила такое... Из сливы. Оно кислое тогда, но сахару же не было у нас... А папа сразу все съедал, мама только немного сварит, а утром уже нет... Или менял на водку, вино... Ничего нам не оставлял...

Один раз мама баночку спрятала в ямку, в погреб, но оно там пропало. Запе – лес – нело, – с трудом лепетала Никушенька, прикрывая огромные глаза тенями ресниц и старательно расправляя листья на ягодном кустике, только что одарившим ее своим алым сокровищем. – - Папочка, хочешь? – она протягивала мне самую крупную ягоду на своей крохотной ладошке с тонкими пальчиками. Сквозь все их жилочки словно просвечивало солнце.

- Да, малышка моя . С удовольствием. – я осторожно, губами, брал ягоду с ее ладошки. Оставив возню со шлангом и трепетно целуя самую середину крохотной ручки – Очень вкусно, спасибо! Какое славное угощение!

Потом Ника бегала по двору, сверкая босыми пяточками с узкой щиколоткой, и пытаясь увернуться от струек прохладной теплой воды в лейке, которой я старался ее облить.

- Грэг, осторожнее, не напугай! – счастливо блестя глазами шептала мне Ланушка, нежно и тщательно вытряхивая ягоду из туеска в эмалированную полоскательницу. – Озорники вы оба...

****
Да, она, кажется, не на шутку счастливой здесь.... В этой летней тишине и покое.. Вороховы пропадают с утра до вечера в городе, а вечерами, после свободных лекций, курсов, и пыхтения Лешика на очередном экзамене по рисунку и композиции, мы все едем в нашу галерею. Чтобы подготовить очередной концерт, экскурсию или просто - пройтись по залам, заглянуть в витрины с фарфором, поболтать, провести репетицию, сменить экспонаты ,почитать самим себе вслух стихи... Или что то сыграть на гитаре, подобрать аккорды...
Но аккорды лучше подбираются ночью.. При свете костра...Он ярок, а ночное небо легко держит на себе покрывало со звездами. Они не пришиты, быть может.. Они - на живой нитке лучей луны... Чтобы не докучали комары, мы бросаем в костер цветущую полынь, и шифон Ланушки быстро пропитывается ее горьковатым, томящим, пряным запахом..
- Как будто бы новые духи у тебя, – мягко выдыхаю я, прильнув губами к ее плечу, окутанному шарфом, дымом, ароматом вечера, в котором пионовые бутоны странно изменили запах. Они благоухают смородиной... Опылились? Такое странное, терпко - смородиновое лето...
Мишка перебирает струны гитары... Что то из романса Вертинского, кажется, «Желтый ангел», две скользящих ноты...
- Я, когда читала его биографию, мне она показалась готовым романом. Таким горько – ломким, как шоколад.. Нет.. Как кокаиновый порошок. Кокаин пахнет чем то? – Ланочка пристально смотрит на огонь, шевеля тонкой хворостинкой рассыпающиеся угли.
- Не знаю, милая... – я пожимаю плечами. – Осторожнее, не обожгись! – Я отодвигаю носком сандалии  упавшую недалеко от ее башмачка, яркую искру. - Кокаин - без запаха. Миш, так?

Тот в ответ задумчиво кивает.
-
- Просто - белый.. Если обоняние тонкое, можно почувствовать какой то сладковатый привкус, наверное.. Его нюхали многие тогда... Почти вся богема.. Просто вдыхали, как сон.. Называли, правда, замысловато: «крылья бабочки».. Гумилев баловался кокаином, Брюсов... Вера Холодная.. Остроты ощущений искали... Им было скучно в благополучной сытости... И порошок просто продавался в аптеке, купить легко. Кальян курить легко, импозантно... Туда опий спокойно добавляли...
- У Вертинского сестра, Надин, актриса, умерла от передозировки «крыльями бабочки».. Сестра, которую он едва нашел, их ведь разлучили, сказали ему, что она мертва... Они и росли в разных семьях...
- Она играла у Ханжонкова? – Я, как всегда, боюсь перебить Ланушку, когда ее речь течет так свободно...
- Да, может быть... Это была тогда самая крупная модная кинофабрика. Новинка. Туда Вертинский, кстати, привел и Верочку Левченко.. Он там старательно подвизался в каких то ассистентах гримера, костюмера... артист, без определенных занятий, декламировал в богемных мансардах, бог знает что.. В мансардах этих бывали и Андрей Белый, и Анастасия Вяльцева, и Шагал, и все эти изысканные рантье... с серебряным порошком в портсигарах.  – Фей насмешливо кусает губы..

И Верочка Левченко после занятий на катке или в теннис клубе бежала туда и танцевала или декламировала стихи... Может быть, там он ее первый раз и увидел, а не на бульваре, как пишет.. У нее была уникальная манера читать стихи: голос был переливчатый, как серебряный ручей, мимика выразительна и сама она была очень грациозна и тепла, и атмосфера в этих богемных святилищах часто организовывалась ею она «курила фимиам» - исподволь, хотя казалось, что ничего то она не делает, только опускает ресницы, да кокетливо вздыхает.. Муж, автогонщик и издатель, удачливый прапорщик, ее обожал, сестра София ходила по пятам, приемная дочь Нонна не слезала с ее колен.
Придирчивому, вальяжно – нервному Ханжонкову она понравилась сразу, у него было на актеров какое то скрытое чутье.. И потом, для тогдашнего синематографа, «бомбы века», важна была фактура тела, лица и пластика. У Верочки все это было, она с детства занималась танцами, декламацией, выступала на вечерах в гимназии.
- Интересно, кого они читали тогда? Бальмонта? Надсона? – вступает в разговор Аня, сходя со ступенек веранды. Неугомонная, она уже дважды бегала смотреть на спящих детей за эти полтора часа. А, может быть, пыталась вытереть их щеки, перемазанные сажей, печеной картошкой из костра и парным молоком? Они заснули прямо у костра, часа полтора назад, умаявшись от беготни и смеха... Даже ножки не вымыли. Нам с Вороховым пришлось нести их, сонных, сопящих и чумазых, наверх...К ним летящее лето особенно благосклонно.
- Вероятно. – роняю я чуть насмешливо.. – Муарово - соблазнительный мсье Лотарев не допускался к невинным барышням.. Может, только Апухтин?
«Ночи безумные, ночи бессонные»?
- Ты шутишь, Грэг? – Ланушка удивленно смотрит на меня. Апухтина не изучали тогда. Ни в каких гимназиях.. Его знали лишь модницы в узких юбках. Такие, как Зиночка Гиппиус или Анечка Горенко... Но Гиппиус не любила романсов, наверное...


- А Анечке докучал Маяковский в шутовской манере исполнявший ее «Сероглазого короля». Он пел эти куплеты, как песню русскую, «Ухарь купец, удалой молодец». Она хохотала и только морщилась.. Она была к нему снисходительна.. В отличии от Блока. От того она могла и не принять. ничего. Ни букета, ни шампанского.
- Ни слуха о свидании, да, милая? – я легко касаюсь губами пальцев фея, согреваю дыханьем ее запястье. – слухи то он сам распускал. , наверное, как думаешь? Ему льстило, горбоносая красавица, знаменитость, царскоселка, maman мечтала о таком романе для своего Сашеньки, а он всегда слушался maman ,да и стихи нравились...
- Да, стихи нравились.. Еще как. Но строг был отменно, чопорно:«Анна Андреевна, мы с Вами не тенора!» Он не мог пустить в стихи обыденность, как она: «Я надела узкую юбку»... Это потом уже, в «Двенадцати», какой то страшный ритм, частушечный , вульгарный, и обыденность, злая, порочная... А так - туманы прекрасной Дамы... духи, кольца...
- Мы ведь перстня так и не нашли, ребята... Это- хорошо. Значит, внучка Флориан его забрала с собой... Она что то вскользь упоминает в письме к легионеру, что если удастся красивую безделку продать, то они безбедно проживут пару лет... Выходит, продала. Отчаянная она была, эта внучка.
- Да.Жером все сипел, шептал: « красавица»..
Ногти на руках маленькие, розовые, ушки, как раковина... Мелочи помнит, старый морской волк!....Ты будешь писать о ней, о Клэр де Флориан? – я опять подношу к губам запястье, нежное, тонкое, с полоской золотого браслета. Костер догорает. Ночь льет на нас с небес густо - светлые чернила...
- Пока не знаю, родной! Но я загадала ко дню Варенья, если только, – фей пленительно и задумчиво пожимает плечиком, трогательно зевает.


Совсем, как Никушенька. Они, фей и моя дочурка, почти полностью растворяются в жестах друг друга. Они - безумно похожи. Я только недавно понял это. И этим – прочно заворожен. И если мой фей задумает завтра или послезавтра новую эскападу в виде романа или повести, то мне, пожалуй, стоит написать книгу о ней самой и о нашей с нею жизни, полной загадок, волшебства, непредсказуемости и сияющего обворожения Души. Души, которую взрастили все эти травы и ковыли, полынь и безбрежные ночи и прохладные ночи, роса которых так свежо поила ее прозрачную строфу.. Прозрачную, серебряную, упругую, пленяющую, несмотря на всю ту боль, что она впитывала в себя, исподволь, храбро, резко, не морщась. Не отталкивая, не отвергая. А просто, как дыхание превращая горечь в любовь , слезы - в ноты нежности, острые грани Бытия - в песню сердца, наполненного теплом и верой в то, что жизнь чарующе прекрасна, несмотря ни на что.. А, может быть – именно потому.. Я трепещу за каждый ее шаг, я опасаюсь тайн, которыми хочет окружить ее пресловутая, бешено – запутанная, трагическая в сути своей реальность, но я никогда до конца не отдам ее ей, свою хрупкую волшебницу – фею, словно шагнувшую из рамы старинного портрета с серебряной рамой, свою маленькую волхидку с неуловимым ароматом кофейных зерен на губах, чьи напевы – целебны, а строфы – странно магически, как полусон, как блещущее в серебре ночи спокойное лоно вод речных, озерных, морских...


...Я.. Но кто я? Молчаливый и незаметный страж маленькой серебряной феи, которая перед сном тихонько плещется в бассейне, быстро, торопливо погружая лицо в воду и выныривая с закрытыми глазами. .. В спальне я долго и осторожно растираю ее полотенцем, касаясь губами шеи, ямки на спине, округлого плеча, затылка, волос, родинок..
-Любимая моя, ты сказала «если» - на день Варенья? Что - если? Тебе чего то хочется?. Очень? Чего? Скажи мне?
- Абрикосов, милый! – смеется тихо и заливисто непостижимое, обворожительное существо, обнимая меня и прижимаясь ко мне прохладно и упруго.
- Я не наелась их в Провансе. И еще: ночевать в лесу, прямо на траве. Жечь костер и кататься на лодке ночью.. Не надо мне цветов, ресторанов.. На лодке, немножко, ночью, хоть полчаса? И потом – посидеть, как сегодня вот, у костра.. Я, может быть, тогда напишу книгу.. О перстне Веры Холодной.. Он был в серебряно – золотой окове, этот камень, белый берилл... Мне так приснилось. Я это все видела во сне. Верушка протягивала мне его, сняв с руки, молча, с глазами полными слез. Она так хочет, чтобы я написала о ней книгу.. О ней, и о влюбленном в нее Пьеро... «Желтом ангеле»- Вертинском, агенте Шарле, поручике Холодном.. Их было много у той, в чьих ресницах спала печаль.. Ты позволишь мне писать о ней, да, любимый? – она гладит пальцами мой подбородок, вихры, осторожно сгибает бедро под тяжестью моего тела, и медленно приникая губами к ее маленькому рту, я ошеломленно, покорно, нежно хриплю:
- Зачем ты спрашиваешь? Разве я когда то - мешал тебе? Хоть как то, в чем то? Разве я когда неволил тебя, моя голубка?... Все, что захочешь, когда захочешь, как захочешь, о чем захочешь.. Лодки, костры, паруса, перстни, книги, платья, блокноты, стихи..... Только сейчас - иди ко мне, да?... Не думай ни о чем, не бойся ничего, моя королева... Всегда – моя королева... Пражская графиня, английская баронесса, шведская скальдина, польская волхидка, италийская сирена, венисская маркиза, ковыльная ведунья, ясная пани .. Всегда моя и моя.. Только моя.Непостижимая.. Девочка, ясонька, малышка... Сокровище...Любимая.. Иди ко мне, скорее, сейчас же, боже мой!..
...Ночь серебряным молоком перетекает в кувшин – рассвет, и молоко сладит и пахнет пионовым медом, как и ее лоно, принявшее меня несчетно, как и ее огромные озера - глаза.. Спала она или нет? Мне непонятно ничего... Она смотрит на меня, лежа на моем отвердевшем, прочно затекшем локте, чертит пальцем рисунок моих губ, улыбается, произнося почти неслышно, хранительно выдыхая - мое имя..... Только мое. Прочно – мое.
...И я понимаю, что первая страница задуманной книги о Любимой уже - открыта. А последней в ней, пожалуй, ,что никогда и - не будет. Теперь я это знаю абсолютно точно... Ибо любовь бесконечна, ею только и оборяется холодная смерть, и в ней только и - продолжается жизнь, в нее уходят века и времена, люди и роды, дыхания и пульсы, биения и ритмы сердец живущих прежде и после, как прочная, серебряная паутина – нить, И в ней – пребывают, и в ней же - остаются, как вечная и непреложная истина для всего, что есть на Земле, живительного и настоящего.....
______________________________________________________________

© Светлана Макаренко – Астрикова. Январь - июнь 2016.





Рейтинг работы: 54
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 10
Количество просмотров: 358
© 14.06.2016 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2016-1699638

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Мария ...       02.06.2017   09:13:41
Отзыв:   положительный
"Ибо любовь бесконечна, ею только и оборяется холодная смерть, и в ней только и - продолжается жизнь, в нее уходят века и времена, люди и роды, дыхания и пульсы, биения и ритмы сердец живущих прежде и после, как прочная, серебряная паутина – нить, И в ней – пребывают, и в ней же - остаются, как вечная и непреложная истина для всего, что есть на Земле, живительного и настоящего..."

Светлана, благодаря и вашему слову я не верю кликушам, говорящим, что слово "любовь" затёрлось и обесценилось, ибо "люблю" - вечно как дыхание океана.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       02.06.2017   09:19:36

все сказано... этим: " Лишь ею оборяется смерть и ее боится.". Я рада, что с Вами...
Ольга Сысуева       17.06.2016   10:39:04
Отзыв:   положительный
Светланушка, очень счастливая глава, так и пропитана их счастьем. Мне очень понравилось, особенно рассказ про Маяковского и "Сероглазого короля" Ахматовой. Я улыбнулась, представив его раскатистый голос, да ещё в русской манере. Представляю состояние Ахматовой! Мы в театральном кружке, когда мне было 15 лет, учили "Сероглазого короля" - в 15 лет это стихотворение казалось очень трагичным. Мне как-то доводилось слышать голос Маяковского в записи.... хороший эпизод... очень... и про книгу о Вере Холодной понравилось. удачи с ней! Настоящая книга о любви не кончается, Вы правы, потому что истории вообще не кончаются, и если кончаются то очень редко, даже, если автор ставит на книге финал.
Очень светлая, искренняя глава,
Благодарю Вас!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       17.06.2016   11:11:36

Спасибо огромное, Оля, за отзыв Ваш, очень дорожу и ценю..
Ольга Сысуева       17.06.2016   11:19:21

Я тоже очень дорожу и ценю Ваши отзывы, благодарю Вас... жду новых произведений, успехов Вам во всём! Ваша Оля
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       17.06.2016   11:23:39

Благодарю очень за сердечность... Ваши рисунки вошли в книгу "Милонга в октябре"
Ольга Сысуева       17.06.2016   12:44:31

Светланушка, мне очень приятно, хотя я знаю, что я далека от совершенства по технике. Благодарю Вас!
Для меня неожиданность. Рада рисовать для Вас.
Ваша Оля
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       17.06.2016   15:36:57

А я рада с ВАми дружить...
Ольга Сысуева       19.06.2016   03:39:37

Благодарю Вас за дружбу, и я рада с Вами дружить. Очень.
Валентина       16.06.2016   04:11:06
Отзыв:   положительный
Улыбаюсь.....и плачу......от сопричастности счастья,красоты,гармонии отношений,любви.Вы волшебница,Светлана.Спасибо.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       16.06.2016   08:15:44

Благодарю...
Инна Филиппова       15.06.2016   13:39:13
Отзыв:   положительный
Какое-то глубокое чувство счастья и сопричастности волшебству от этой главы...
Ни у кого еще не встречала, чтобы счастье было описано так совершенно...
Может это от того, что мне невероятно близки твои герои, их любовь, их внутренний мир... не знаю...
Но огромное спасибо, что даешь прикоснуться к этому чуду.

Обнимаю и люблю.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.06.2016   14:38:54

спасибо. люблю. крепко обнимаю.
Ди.Вано       14.06.2016   17:06:45
Отзыв:   положительный
Новая глава..опьяняет именами...
Так и хочется присесть у того костра... слушать грустную песню
Вертинского ..... А высоко в синем небе...Догорало Божьи свечи....И печальный желтый Ангел
Тихо таял без следа...
Слушать и радоваться, и удивляться..
разговору глубоко интеллигентных людей.

А эта нежность к ребёнку, любовь к Ланушке..

Зачарована, НЕПОСТИЖИМАЯ!!!
Спасибо!!!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.06.2016   09:19:39

ВАш отзыв волнует.. Очень благодарю...









1