Жигулевское чудо


Жигулевское чудо


Жигулевское чудо
(почти детективная история)
Глава первая, вступительная.
Автобус отошел от станции, из окна жена махнула рукой еще раз: иди, мол, расслабляйся, доеду. Хотелось пива и шашлыка. Стремная шашлычная под вывеской "ВДВ" звала и ждала. Сбоку, на пути в сортир стояли люди.
- Вроде и не совсем пропитой.
- Да и одет нормально. Менты сказали - бомж, а не верится.
Из-за заборчика видна была нога в черном ботинке, лежащая в грязном мартовском снегу.
- Что здесь, мужики?
- А сам не видишь? Человек умер.
- Умер? Может убили?
- Да нет, я его видел. Он пиво пил из банки, а потом поссать пошел. Но не дошел. А вот и труповозка.
- Разойдитесь, граждане, разойдитесь - скомандовал лейтенант в портупее на камуфляжной куртке.
Народ медленно рассосался, дожидаясь погрузки в стороне от властей. И я рассосался в заранее намеченном направлении
- Шашлык и пиво. Два пива. И сто грамм.
Шустрая девочка принесла на подносе кружку кегового, бокал с водкой и пепельницу.
- Шашлык через 20 минут, - уведомила, не дожидаясь вопроса.
Шашлык здесь готовил то ли армянин, то ли азербайджанец, что странно для такого заведения. Мясо, нарезанное не кусками, а плоскими медальонами, быстро готовилось и, сдобренное какими - то травками было необыкновенно вкусным и ароматным. Вошли двое амбалистого вида. По - хозяйски расположились, нагло осмотрелись. Чуть меня не сожрали глазами - понятно, не их клиент. Здесь либо десантура, либо бандиты. Остальные редки. Да и хрен бы с вами, смотрите. Кушаю я здесь шашлык, никого не трогаю, никому не мешаю.
Когда я вышел на свет, бомжа уже увезли. О произошедшем напоминал лишь истоптанный снег, да поломанный автомобилем кустарник. В голове кучей лежали грустные мысли о бренности, охеренности и прочем свинстве современной жизни, настоянные водкой и пивом. Обыденность. Умер и умер. В порядке вещей. Под кустом, из-под снега торчал лазерный диск. Кто - то выкинул, или потерял. Без надписей. CD-RW. Взял домой посмотреть.
Однако, дойти до дома быстро не сложилось. Встретился друг Серега, зашли в кафе попить пивка в тепле и уюте. Тепло было, а вот уюта - не получилось. Соседний стол оккупировала очень даже шумная компания из трех жлобов. Судя по всему - гансы. И что у них за манера - орать на полтона выше? Сначала забавляло, а потом начало тихо злить. Я, конечно, не воевал, но стал наливаться праведным гневом славянина. Сидят, вражье семя, в стране - победителе, а ведут себя как дома. Еще попердите, как у вас там принято. - Шашлык гут... Пиво гут... Дрюг, садис...
- Серег! А вот мы с тобой фиг так посидим когда-нибудь в Берлине, или, скажем, во Франкфурте.
- Ну, почему же? Коляныч съездил. Даже и с женой.
- Сравнил божий дар с яичницей. Коляныч для этого две аферы крутнул, что нам и не снилось. Кстати, давай, не чокаясь. Нет, Серега. Мне, чтобы только на билеты накопить, надо не жрать полгода и курить бросить.
- А вот братки их не трогают, - заметил Серый. - Видно, коллеги по бизнесу.
- Ага, по бизнесу. Смотри, за ними два мутных сидят, газировку попивают. Типа погреться зашли. Давай-ка, Серж, по последней - и домой. Могу сорваться.
Дома диск, как ни странно, прочитался без проблем. Два зипованных файла. Один - дневник, все расписано по датам, где был, что делал, с кем встречался. Мутотень, одним словом. Второй файл раскрылся фотографиями. Знакомые места, знаете ли. Это же Жигули! Вот Самара с теплохода - Паниковский с гусем гордо реет. Вот Гаврилова Поляна. На следующих - явно Попов Угол. Прекрасная фотосессия, особенно для меня - не был там сто лет. Дальше непонятки - серые снимки, ночные. Блекло все, еле просматривается, но много - штук 40. А если поработать? Подогнал контрасту, шарпа, сбалансировал - контуры начали проясняться. Снято с правого берега Волги на Север. Берега чуть видны, русло светлее. И на всех снимках - из воды поднимается храм. С куполами, крестами, пристроями. Контур виден, но очень слабо. Серое на светло - сером. Храм в разном положении - вначале только кресты из воды, затем купола, потом - целиком, а дальше опять уходит под воду. Ну и ну! Неужели правда все это? Читывал я раньше про чудо волжское.
Хронология явлений, вкратце, такова. Весной 1670 года, войско Степана Разина высадилось на правом берегу Волги, под Симбирском. Град невелик был, как и нынче. Мнилось Степану, возьмет его наметом, и - на Москву! Был я там, смотрел вверх и думал, нахрена тот Степан в гору полез? То ли пьяны были казачки-разбойники в дупель, то ли так уверовал в себя народный защитник, в непобедимость свою и богоизбранность? Ну, возьми левее на версту - ни горы той крутой, ни леса, ни Засечной черты. Воюй посадских, слабых и неумелых, а там и город сам ляжет. Может, то его сгубило, что донесли други верные, мол, симбиряне эти, сонные, как мухи запечные зимой ползают. Не воины, не защитники, так: плюнуть жалко, не то, что пику тупить. Одного не донесли свойства симбирского - спокойно, размеренно жизнь текла во граде деревянном. Обустроена жизнь была у всех, достаток имелся, а главное - лень, матушка. Ну не надо им, симбирянам, ни разбоев, ни пожаров, ни богатство у кого отнять - свое имеется, пусть малое, но свое. Волга-мать, кормилица, и рыбкой балует, стерлядочкой да чехонькой, и раками шершавыми, на лугах заливных только что арбузы не вырастают. Работай маленько, не напрягаясь, будет тебе на пропитание. Поднялись мужички с зарей, все на покос. Откосились, пока не жара - и в дом, а там хозяюшка уже и пирогов напекла, с грибками солеными, с кашей пшенной, разваристой, с ягодой земляникой, окрошечку наладила с густеркой нащипанной, квас - из погреба, с ледника. Поели, чем бог послал, да по делам, домашним уже. Кто избу поправляет, кто - в кузню. В самую жару и прилечь в прохладе время есть, пока не утомит. А там опять, дела у каждого, немало вроде, но и без мутоты нынешней. Барин спит, десятники своим делом заняты - у всякого своя забота. Живут, не тужат, как в чухонских странах сегодня. Вот и вышло, что поднялись городские с посадскими, да с деревенскими в помощь казакам государевым. За жизнь свою ленивую, за бабцов любимых. Не отдали града на разорение. В ответ Самаре - городу суматошному, сердитому, разбойному, ворота татю открывшему. А Степана подранили крепко, да так, что в струге на Дон, на родину свою по течению поплыл. А видение было первый раз июля, 6 дня, 1671 года. И было оно остаткам войска Разинского, в пещерах Жигулевских, да и в Сокольих тож, укрывавшихся. В тот день Царя самопровозглашенного на Москве четвертовали. Первая версия аналитиков, естественно, была “ознаменование избавления от зла”.
Второй раз храм видела некая девица, привезенная в Жигули возлюбленным, в тот же день там им оставленная. Было в июне 1891 года, точная дата неизвестна. Поиски сколь - нибудь значительных событий, произошедших в те дни, таковых не обнаружили. Девица спаслась вполне объяснимым образом, будучи найденной рыбаками, и ими же доставленной в Самару "в полном здравии".
Третье явление храма наблюдали студенты, отдыхавшие в районе "Каменной чаши" в 1978 году, однако, во время дознания студенты путались, опровергали друг друга, что не позволяет считать этот случай достоверным. Аналитический отдел обнаружил еще более 20 фольклорных упоминаний о видении храма, не подтвержденных летописями и церковными книгами. Все попытки систематизировать, придать смысл и найти закономерности в появлении "Храма" ни к чему не привели.
А владелец диска стало быть, заснял! Это не просто сенсация, это капец всей научной мысли! Даты на снимках - 22.07.2005. Время - от 23-45 до 23-59. Надо читать дневник!
Здесь меня ждало разочарование. Записей на эту и ближайшие даты просто не было. Цитирую часть дневника.
19.07.
Третья ночь в Поповом Углу. Рядом - студенты со студентками при двух палатках. Развлекаются, мне кажется, круглосуточно. Что значит - молодость! Показывал им, как делать нодью. Жалко стало - девок гоняют в темень за хворостом. Теперь довольны - положили два бревна и всю ночь тепло. По ситуации нет ничего.
20.07.
Студенты гоняют на параплане, или как этот парашют называется. С мелкой воды поднимаются за ним на доске и рассекают. Надо бы напроситься, попробовать. По ситуации ноль.
Ночь, 23-12. Очень густой воздух. Вязкий. Комаров нет. Волна медленная. Тишина могильная.
24.07.
Снимаюсь. Не удовлетворен. Домой!
Надо же! Не удовлетворен! Заснял сенсацию - и не удовлетворен. Что же ты хотел, мил человек? А кстати, что за человек такой интересный? Уж не бомж ли, покойничек со станции?
Запись за 2006 год, последняя:
15.01
Уволился, слава Богу. Как меня достали эти пузаны! На две недели деньги есть, а там - посмотрим. На худой конец комп продам.
А вполне возможно, что и он. За три месяца без денег можно не только в бомжа - в ветошь превратиться. Сам по себе знаю. Увольнялся год назад из любимой конторы. Достали! Только сел за стол поработать - звонок от помощницы Самого:
- Весь ваш отдел сегодня на субботник, чистить снег на территории. Ладно, не первый раз, а третий за месяц. Уже рабочая одежда при каждом сотруднике имеется. Вышли, с лопатами да ломами. Покоцали снег до обеда, лепота! Звонок на сотовый - зайдите. Как есть в берцах и в поту, так и захожу. Шеф весь гневливый и несдержанный.
- И когда, мать вашу, я увижу результат?
- Как обещал, через месяц.
- Но я же сказал - две недели!!!!
- Шеф, нереально, я докладывал.
- А меня не волнует!!!! Я вам свои (О!) деньги плачу и не надо умничать. Завтра будет?
- Нет. Ни завтра, ни послезавтра. Через месяц.
- Идите отсюда, и чтобы я вас больше не видел.
Ну, уволился, короче. Думал, меня, крутого и известного, ждут всегда и везде. Неделя прошла - не ждут. Две прошло - не ищут. Еще две пробегал, говорят - нет, к сожаленью, в Америке мест. Так что, ситуация знакомая с переходом в бомжи.
И что теперь мне с этим всем делать? Выкинуть в мусоропровод да и забыть? Самое лучшее решение. Но неспортивное. А Сашка давеча звонил из Самары. В гости звал. Знак судьбы? У Сашки хорошо. Друг детства создал себе ООО "Гвозди на" - покупать в тоннах, продавать в штуках. Вот на эти два процента и живет. Ясный пень, при таком чисто интеллектуальном бизнесе напрягов особых нет, вот и обитает Сашик с мая по сентябрь в уединении и спокойствии на дачке за Волгой. В чистоте помыслов душевных. Сибаритствует. Типа Обломов нашего времени. Когда-то, в политехе, мы с ним были друг на друга похожи, как, прям, близнецы. Не рожей, конечно, а глубинами щедрых и непознанных душ. И именами совпали. На том стояли и стоим по сей день. Невзирая. Поэтому, решено - беру отпуск в июне - и в Самару.
Время летит быстро. О, как сказал! Самое лучшее, - говорил Швейк - выдавать себя за идиота. Так что, извиняюсь, сумничал. Но время, в самом деле, пролетело ракетой. И вот, бак заправлен, колеса накачаны, стекла и номера протерты. Единственное плохо - намедни (а скорее - надысь) нажрались с соседом по даче, Олегом, по поводу его выхода из полугодового запоя. Собрались лучшие люди: Семеныч, бабка Валентина и, конечно, Солдатов. Олег был похож на Шукшина. В халате на босо тело, при панаме и транзисторе. В водке много женских гормонов, - начал Олег, - хотя вы этого не поймете. Спрошу прямо: что нас заставляет не пить? Заметьте: все более-менее знаменитые люди пили, не стыдясь и не каясь. Так что? Мы считаем себя умнее? Мечтаем гордиться? Возвыситься? Нет! Мы, - он обвел присутствующих твердым и, пока еще, трезвым взглядом, - против стадного инстинкта! Я раньше пил, и не скрываю. Но когда все вокруг пьют, я - не буду! Хоть ты мне армянский КВ ВК, хоть ты мне Вайт Хорс! Потому что - западло. Так давайте, други мои, колхозники недоделанные, тяпнем по маленькой за честолюбие, присущее русскому человеку любого вероисповедания, любой профессии и сексуальной принадлежности.
- Олег, а у тебя, к примеру, в роду священников не было? - лукаво спросил Солдатов.
- Это ты к чему?
- Да вот, вспомнил анекдот про батюшку и менеджера. Едут они в купе. Менеджер все по телефону трындит, на компьютере набирает, а батюшка - то в ресторан, то к проводницам, то просто покурить. Утром усталый менеджер и спрашивает у весьма довольного батюшки: - А скажите, святой отец, может быть, я неправильно живу?
- Нет, сын мой, - ответствует батюшка. Живешь ты правильно. Но зря.
- Короче, Олег, ты у нас не зря живешь, давай по второй.
Ну и поскольку вечер прошел не зря, выехал я с утра пораньше в некотором сумеречном состоянии и напрягшись. Чуяла чуялка, что непростая дорога ожидает. Так и вышло. В поселке городского типа (ПГТ) Чердаклы имелась-таки на проезжей трассе сплошная разделительная полоса. И имелся впереди говновоз - бочка со шлангом, ехавшая со скоростью 15 узлов. По нашему - 30 км в час. И что? Так за ним и ползти? Правильно! Осмотрелся и обогнал. А зря! Не придал внимания белой "шестерке", ползущей сзади без всякого вдохновения. А она обгоняет. А из окна жезлом машут, мол, стоять, прижаться к обочине. В форме мужички сидят, в ментовской форме. Ну и ули? Попал, парень, куда деваться.
- Капитан Такойто. Пройдемте в машину.
Конечно, пройдемте. Главное, в его сторону не дышать. И дверь открытой оставить.
- Вы знаете, что нарушили?
- А то! Пересек я, товарищ капитан, сплошную линию разметки, по недомыслию.
- Как это, по недомыслию?
- Ну, осмотрелся я перед маневром, ментов, извиняюсь, вашего брата нет, только "шестерка" сзади катит. Стало быть, можно и нарушить. Недомыслил я, что вы в "шестерке". Штирлицы.
- Хамишь?
- И в мыслях не было! Примите стольник от чистого сердца.
- Гражданин водитель, а вы в курсе, сколько за это нарушение?
- В курсе. Но я же у вас первый сегодня. Скидочка за почин, так сказать.
Давно я не слышал такого доброжелательного смеха и хорошего к себе отношения. Посоветовали не нарушать. Запаха не почуяли. Что, конечно, странно. Но дико приятно.
Но и дальше не слава Богу. Не успел проехать и сотню, как опять - пост ГАИ.
- Стоять, бояться, выйти из машины. Ваши документы.
- Резина вся лысая, товарищ водитель. Может быть, ручник не держит? Проверим?
- Таарищ сержант, ну что вы придираетесь? Не вся лысая. Вот, смотрите, правое переднее - новье. А вы говорите - вся. И ручник - он держит, если не толкать сильно.
- Веселый, значит! Пройдемте на пост.
- Зачем, давайте на месте решим.
Тут пауза. Я вынимаю стольник.
- Пройдемте на пост.
- Нет, ну давайте, на месте решим.
Пауза. Вынимаю еще полтинник.
- Пройдемте на пост.
- Командир! Я вообще-то по жизни электроник. Компьютеры починяю, может чего помогу?
- А попробуй!
Короче говоря, помог я ему - виндовоз восстановил и посоветовал больше на порно не ходить. Дальше доехал без приключений, разве что девушку обидел дорожную.
- Не желаете получить удовольствие?
- Нет.
- А почему?....
Сам не знаю почему. Дурак потому что.

Глава 2. С прибытием!

Встретил меня Шура лично на пристанях, чуть не прослезились оба. Шевролет евойный затарили на евойные же бабки, пивца вкрячили по паре, и вперед! Красота на природе! Ширь, мать, российская! Волга - реченька глубока. Подъехали прям к Иордани. Голячком туда - плюх! Не ради нудизма - ради с природой единения. И чо, што бабы смотрють? Не ндравится - не смотри!
Накупались, присели отдохнуть при мангальце. Разговоры пошли всякие подобающие. За друзей - подруг, за молодость - юность. Шура тем временем бутылочку откупорил. "Родник" называется. Не такой, какой в магазинах продается, а правильный. Хотя все - равно, говно. Не сравнить с чистячком медицинским. И с коктейлем Шуркиным - "Белесая Нюра" - не сравнить (Чистячок с водкой, 50 на 50). Начитался он Москвов - Петушков, опять же с Дмитрий Иванычем несогласен был всегда, вот и сочинил. Плавненько разговорец течет, перетекает, опять же, к работе. А если о работе, то пора завязывать, по теории. Стало быть, еще по соточке и баиньки.
Прожил я у Сашки чуть не две недели. Режим дня - строгий, как в санатории МВД. Подъем по звонку в голове. Такой комариный звонок, но очень нудный: пииить... пииить... После оправки - в бассейн. В бассейне вода ледяная, зубы сводит и все остальное скукоживается. Но, поскольку, напитки на дне, то приходится туда нырять. Дальше по регламенту начинается личное время - до вечера. Хочешь - рыб лови, хочешь - бабочек. Но у нас, программистов, нет такого "хочешь". У нас есть: - Если хочешь, то одно, если не хочешь, то второе, а иначе - третье, по умолчанию. Как-то всегда получалось по умолчанию. После личного времени - построение на берегу и водные процедуры. Здесь очень строго, кто не смог - тому и чарки вечерней не видать.
Само собой, рассказал я Шуре о целях своих сомнительных. - Не видал ли, -говорю, - ты, Шура, чудес здесь каких - никаких?
- Есть, - отвечает с умной и серьезной мордой. Завтра на родник пойдем - покажу.
Утром и пошли. Точнее, поехали. Пешком я бы точно не дошел, клянусь. До родника того - километра три, а при строгом нашем режиме - это верная смерть. Ну, прибыли. Родник - как родник. Стоит деревце, все ленточками обвязанное - богомольцы видно желания загадывают. Родничок бьет. Чистый, холодный. Шура себе фляги наполнил, в машину оттащил.
- Ну, и где здесь чудеса? - спрашиваю.
- А глянь сюда: видишь - круг прочерчен на земле геометрический.
- И что? Балует кто-то, чудит.
- Не ты первый так думаешь. Пытались ровнять, закапывали. Только напрасно это. Появляется на следующее утро, как хулительная надпись на бюстике великого писателя на центральной площади. Причем, пытались сторожить - бесполезно. Никого не было, а круг - есть! Ильин родник называется. Святое место. В честь святого Ильи. Поехали, Шура, поглядел - и будя. Опасаюсь я тут философствовать.
Две недели просквозили, как один день. Ночами спали на берегу, дожидаясь чуда чудного. Нифига. Ну, не больно и надо. Стало быть, не судьба. Зря что-ли меня гаишники по дороге тормозили? Собрался и домой вернулся, не солоно хлебавши, а только сладко пивши. И на том спасибо.
Опять потянулись гнусные трудовые будни. Почему гнусные? Да по кочану! С братом родным рассорился в дым. Начал ему жалиться, как все херово, так он мне: -работать надо. Лучше и больше. "Работать!" А где слово "зарабатывать"? Эту мульку каждый день в телевизоре показывают, мол, стань лучшим. Выше, быстрее, сильнее. Ага, счаз. А предъявите мне тракториста, каменщика, слесаря, ставшего миллионером! Нету и не будет. Хоть он усрись на работе. Что, кстати и происходит. Будет великий режиссер, великий футболист, великая певица. Великого тракториста не будет никогда! И великого инженера не будет никогда. Фото на доске почета и, в лучшем случае, бесплатная коляска от собеса. Нет, ребята, все не так. Иногда я думаю: а целесообразно ли было отменять крепостное право?
Ну, да черт с ней, с работой. Пролетел год - и ладно. С голоду никто не помер пока что. На даче урожай растить охоту отбили, вороги. За зиму сперли все, что только можно. Забор, бак водяной, калитку, ворота и даже проволоку. Суки. Осталась одна забава - прокатиться туристом на недельку - другую по России матушке.
Взял я с собой любимую женщину, да и поехал куда глаза глядят. Глаза глядели опять в Жигули. До Тольятти доехал без приключений. Уже и осталось - через ГЭС на Жигулевск, а там - всего ничего. Ан нет, сглазил. Ремонт плотины! Закрыто, блин. Оттуда можно - туда нельзя. Спасла военная хитрость - мол, товарищ майор, жена хворает, к доктору договорились, ждет, в объезд, ну никак невозможно по времени. Лида даже слезу пустила натуральную и шрам показала. Как-то сложилось. Едем дальше. С дороги вниз вид - загляденье. Волга лентой вьется, теплоходы беленькие плывут, зелень кругом. Рай, почти неземной. Ехали, ехали, наконец приехали. Конец дороги. Впереди гора. За горой - Гаврилова Поляна. Дороги нет.
- Мужики! А как дальше - то пробраться мне? До Гавриловой там, или до Подгор?
Смеются мужики. - Дождь вчера день как перестал. Вот, смотри, "Урал" через гору вернулся только что. Думали - все, конец. Боком скользили по склону. Повезло, меж дерев застряли. Навряд ли ты на своей бздюшке и половину осилишь. Да, думаю. Предупреждал Шура, что лучше в объезд, через Шелехметь, но лень было лишние километры мотать.
Что ж это такое! Опять меня темные силы не пускают. А тут Лидия уперлась. - Назад не хочу. Не для того я майора уговаривала, чтобы с пути свернуть. Пошли пешком!
Ну пошли - так пошли. Машинку мужичкам во двор загнал, отчехлился авансом за сохранность, рюкзачишко взяли и потопали малой скоростью. Главное, засветло успеть - проходил я здесь ночевку на камнях в молодые годы. Не особо впечатляет. А без палатки и подстилки, так и вовсе жесть. Человек, по теории, ходит со скоростью 5 километров в час. Стало быть, за 3 часа дойдем. Так я думал, теоретик ученый. Замечено мудрыми людьми, что человек предполагает, а Бог располагает. Он и расположил так, что пришлось не по ровному идти, а вверх и вниз, да кругами. И как-то быстро Лидунька моя запросила пощады. Привала, то есть. Поскольку в рюкзаке имелась бутылка "Славянской", я, как истинный джентльмен, не смог ей отказать. Красоты природы после перехода несколько потускнели, хотя вид с горы был по-прежнему чуден. Острова, протоки между ними. Самарская Лука, вид сверху. Чуть болит голова - это гранит действует скальный. Есть небольшой фон.
- А пособирай-ка, Лидок, камушки, пока я за водой сгоняю. Здесь есть такие - с дырками, на счастье. Найдешь - и будет тебе счастье. Может быть. Вспомнил, некстати, как с Шурой и Вовой искали те камни. На другом, правда, берегу. Нашли. Но и нас нашли. Пацаны со Студеного - на моторке подчалились. Разжиться хотели, чем мы богаты. Шура молча топорик из руки в руку перекинул. Пацан весло взял. Минут несколько друг друга гипнотизировали. Видно взгляд у Шуры был правильный, завели, падлы, мотор и с разворота ушли. А мы - в гору. С горы видно, как моторка причалила, как щеглы к своим подбежали. А дальше - человек шесть на мотоциклах - в нашу сторону. И в лодку еще трое сели. Ушли мы тогда лесом. Повезло. Моторы еще часа два по тропам трещали.
Да, забыл совсем. Не во что воду было наливать! Ну, не предусмотрел, валенок дырявый. Водку - предусмотрел, колбасу - предусмотрел. Чай сварить - не предусмотрел. Издержки цивилизации. В автомобиле всегда все есть. Уже не надо думать ни о чем. Вот она, гримаса от автотуризма. Но, поскольку всегда есть, по меньшей мере два выхода, один из которых - известное русское "плевать", то нашелся и второй. Зеленый горошек из банки переместился в лопух, а банка пошла со мной за водой. Да, если кто не владеет - в качестве рюмок годятся помидоры, огурцы, перцы (особенно), а также выпитые яйца. Поэтому с тарой больше проблем не было. Кто-то сказал, что алкоголь - это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь. Для нас в этот вечер алкоголь был всего лишь оттеночным шампунем для красок средней, мать ее, полосы.
Пока потрапезовали, пока чайку попили, день-то и ку-ку. А нечего планы строить на пустом месте. Здесь, в Жигулях, есть и без нас, кому решать. Это уж вы поверьте на слово. Не верите - спросите знающих людей. Хотя бы Шуру. Я бы его тоже спросил, но сотовая связь на Верблюд-горе почему - то отсутствует.
Время было позднее, спать на камнях не желалось. Ночь провели в спокойной беседе. Он и она.
На другом берегу мерцали огни. Непонятно, кому там не спится? Да и место глухое. Нет там ничего, я знаю. Лидок, между прочим, камешек дырявый нашла. Сидела она на нем. Впился ей в задницу, подлец. Тут же и припрятала в карман.
Утром явились мы к лепшему другу, картина "Не ждали".
- Нам бы переспать где, хозяин. А то голодные шибко, так что и выпить кончилось.
- Выпить имеется. А переспать - не надейтесь. Жизнь длинная, еще успеете. И вообще, господа приезжие, пора начинать, как это ни противно!
- Боюсь сказать, Шура, но мы с тобой, как честные и порядочные люди, должны избавить даму от нашего с тобой присутствия во имя нашего же с тобой спокойствия. Мне кажется, а когда мне кажется, я уверен, что Лидик сейчас уснет прямо в кроссовках и натощак.
- Заботливый ты...- начала Лидик, но тут же полностью оправдала мое предсказание.
- А скажи мне, Шура, не лицезрел ли ты храма на воде, пока меня не было?
- Не лицезрел. Не показывают мне. Мы завтра навестим батюшку с утреца, сам у него и спросишь, почему.
- А что, батюшка в курсе?
- Темнит он. Но, что в курсе - это точно. Стал я ему вопросы задавать, мол, как относиться к видениям таким, так он попадью отослал и четверть монастырской выставил. Сам молчал, все меня расспрашивал. И про диск интересовался твой. Привез?
- Привез. Копию. Пусть посмотрит.
- Ну, вот и ладно. Как жизнь, рассказывай. А, здравствуй, во-первых, Шурян!

Глава 3. Заволжеский быт.

- Здорово, Шурян! Наливай, со свиданьицем. Опохмелимся.
- Кто опохмелится, а кто похмелится. Разницу чуешь? Объясняю: похмелиться - значит просто выпить, а опохмелиться - это привести себя в чувство со вчерашнего. То же самое, что и у верующих: говеть постом - это поститься, а вот разговеться - это пожрать нормально после поста.
- Да, велик и могуч русский язык.
Пока разговоры разговаривали, песни старые вспоминали, незаметно и к обеду подошло. Только карасей начистили, лучку нарезали, воду поставили - глядь, прется кто - то в калитку. Когда этот зашел, оба сразу поняли, что не поняли. Сука Шуркина, Стелла, поджала хвост и боком слиняла. Человечек был не то, что невзрачный - никакой. Летом - в черном пиджаке и при гавриле. С пестрой сумкой и пустыми глазами. С порога начал верещать про канадскую фирму.
- Ты, мил, человек, дальше проходи. Не надо тебе сюда, однако. Что за блядское время? Уже в деревне коробейники шастают! В галстуках, мля, парфюмах и при костюмах. Балаган лимитед, реально. Есть у нас все, на столе у советского человека. Проходи, от дела не отвлекай муйней своей!
- Нет, но я вам расскажу и покажу....
- Может тебе налить, чтоб ушел? Не пьешь? Ну, извини, кто не пьет, мы с ними не общаемся. Подозрительные люди. Шпиены, начальники и налоговые. Ты из них какой будешь?
- Как это, "на работе не могу"? А я могу? Ладно, чувак, не утомляй, пей, закусывай и вперед - лохов охмурять. Тебя, что, за запах премии лишат, или выслуги лет? - оживился Шурян. - Не видел ничего такого, по дворам ходимши? Суеты какой, непоняток? Где, говоришь, звездюлей тебе навешали? А, это Колян! Он вас, мериканских подражателей ненавидит. Даже слова выучил: "Уайт хорс вам в херс" для интеллигентного начала. А, сам слышал? Я ж говорю, думай всегда, когда в наймы поступаешь: за народ ты, или за уродов. Вам пока не навесят, вы и не знаете, чем думать.
Ну, ладно, пацан, не обижайся, пей еще, я разрешаю. Скажешь, клиент без энтого не покупал. Вот эту хрень продай мне. Зеленую. Я об нее буду леща отбивать. Это как не продается? Не понял! Ты чо, пацан, щас душа невинная продается, не твои сраные безделки.
- Так ты, говоришь, мечтал путешественником быть? Бороздить просторы океана? - Беседа Шуряна с маркитанцем перерастала в лекцию о природе вещей в причинно - следственном изложении. - А если все хотят быть путешественниками? Артистами, писателями, черт возьми, миллионерами и космонавтами? И ни хера никто не хочет быть мусорщиком, или, скажем, каменщиком третьего разряда. Вот и ты, видно желаешь в сетевую элиту прорваться? Хер ты туда прорвешься. Закон элиты - самозащита от уродов, которые туда хочут. И вообще, мой юный друг, хочешь бабки срубить - бросай с авоськами бегать. Иди, других идиотов вербуй. Эффективнее получится. Выпей, пока, за друга мово, вишь, грустит, мля, скучает. Желает, чтобы все!
- А как звать-то тебя, пришелец? И кто тебе послал сюда, в винную посудину? От кого скрывался ты, и чаво скрывал?
- Никто не посылал. Я сам придумал по деревням прокатиться. В Самаре давно не пускают никуда. Может хоть здесь... Хотел в Шелехметь, да билетов не было. Сюда были, мне все-равно.
- Все-равно, Петюня, только в гробу бывает. Ты есть гомо, а может быть даже сапиенс. Думать иногда должен в голову свою садовую. Вот не подумал - и попал. Сам не знаешь, во что вступил. Да не дергайся ты. Мы не бандиты, людей зря не обижаем. Это я к тому, что в жизни всякие случаи бывают. Стихи любишь?
Хорошо быть кошкою
Хорошо собакою
Где хочу - пописаю
Где хочу - покакаю.
Вот так и люди: поживут - поживут и умирают.
Расскажу тебе о случае и о судьбе, для примера. С Салаватом тот случай был. Не с Юлаевым, хотя ты и его не знаешь. Салават - друг наш. Такой же, как мы, но башкир. А башкир, чтоб ты знал, переводится как медовый человек. Пасечник. Ехать ему надо было домой то ли со свадьбы, то ли со встречи ветеранов половых действий. Уже и шапку на него надели, пуговки застегнули, а не отпускают. На посошок! Не могу, говорит, и не хочу. И вообще, у нас, мусульман, это безобразие не принято. Влили все-таки полстаканчика. В автобус посадили, в Пазик. На переднее сиденье, к девушке, красота. Он бы так с комфортом и ехал, если бы не посошок. Блевать ему в дороге захотелось видите ли. Ну и поблевал в дверь. Аккуратно, между прочим. Дальше поехали. Но даме не понравилось, она его с кресла шуганула. Салавату уже плевать было, он спать хотел. Уснул пасечник наш на заднем сиденье, а когда проснулся, смотрит - автобус стоит. А из лобового стекла до самого его первого места бревно торчит. С лесовоза сползло. А не пил бы посошка? Тут тебе и случай, тут тебе и судьба.
Вот теперь, Петя, и подумай, почему в Шелехметь билеты перед тобой кончились. Должен ты был сюда приехать. Нахер только, не знаю. Но! Раз судьба так тобой распорядилась, то наливай, располагайся. До ветру сходи. Будь как дома, помни что в гостях. Гы-Гы. Щтанцы смени, все одно изгадишь. Возьми там, на подловке, чо подойдет.
- Шура, ты где пропал? У меня уже язык об это чучело сломался. Хочу из него человека сделать. Не поздно, как считаешь?
- Это ты от отца Михаила нахватался - проповеди читать мирянам? Или скучно жить на природе без забав?
- Да нет. Помнишь, как мы трудновоспитуемых в стройотряде от безобразий отучали, от противного. Чтобы им, на нас глядючи, противно стало. И, скажешь, не получилось?
- Подтверждаю, факт. Встречались потом, отличные парни получились. Даже спасибу слышал за науку. Только этот - из другой породы. Он сам кого хочешь от противного научит.
- Правильно. Поэтому и методика другая сегодня. Их надо зомбировать, потому что они другого не понимают. А если тупо и одно и то же - милое дело. Проверить хочу на Петюне.
Над головами друзей мелькнула ворона. Каркнула, зараза, как хмыкнула. А она и вправду хмыкнула. Настроение у вороны было в тот момент самое философское, ибо все другие настроения она уже пережила. Если бы птицы могли говорить, как попугаи, или, там, вороны, многое интересное людям бы открылось. Открылось бы, что они, засранцы, гадят там, где гнездо. Прямо в гнездо гадят. Открылось бы, что полеты им главный назначает, которого никто не видел никогда. Посмотрят в экран, или бумажку прочитают какую - все! Летят перелетные птицы! Шагают, то есть. А обряды мистические? В восемь, двенадцать и в пять? Вся стая, как чайки на помойку. Дождь, не дождь, снег, не снег - прутся тупо, как опилки к магниту. Марш величайших творений бытия. Вершин божественного промысла. Главное, сколько время им было отпущено, а все зря! Самый идиотский воробей умнее живет. А сколько шуму от них? Ну, каркнул пару раз по делу, успокойся, лети дальше, об душе думай. Нифига. Будет орать, пока кто - нибудь по башке не приложит табуреткой. А уши у них чисто для декорации. Не слышат они друг друга. Может и не для декорации. Похоже, уши им потом, после сотворения приделали. Не вписываются в облик. А дырки забыли просверлить, шабашники хреновы.
От досады ворона серанула вниз.

Глава 4. Петюня.

Петя, получив с неба подарок, расстроился. Платком хер запах ототрешь, а в Волгу лезть противно. Холодна водица. Что у этих мужиков на уме? Разговоры разговаривают, водку наливают. Стремные какие-то мужички. Оно им надо - Петюню на халяву поить? Один раз попил уже Петюня нахаляву. До сей поры мутит от воспоминаний. Как много нам мгновений чудных... Ехали на тройке с бубенцами. Не на тройке, конечно, на электричке. И не с бубенцами, а под Петюнины пестни. Зря, ох зря он к этим студентам подсел. Лучше бы со старухой вдвоем остался. По крайности, выспался бы нормально. Нет, гадство, общения захотелось! С девицами. Звонки голоса больно у них были. А уж от грудей и вовсе память потерять. Понравился чем-то Петюня. То ли тембром голоса, то ли усишками недозрелыми. Свой набор Петюня притырил. Затаил в кейсе фляжечку с наливочкой. До лучших времен. Исключительно нахаляву напоролся. Люсьен пышногрудая не отставала. Есть еще женщины в русских селеньях! И доехал бы Петюня до Сызрани - города, но, видно, не судьба была ему. Ни судьба, ни гульба! Трусы у Люсьен оказались стринги. А Петюня раньше стрингов не видал. Все больше хлопок какой-то, чуть не до колен. Прыгает Люсьера, старается, а толку - никакого. Не встает у Петюни на стринги никак. Не впечатляет его ее эго. Заскучил герой наш, в себя ушел. Мол, без любви у него никак. Высокого полета гражданин, не то, что некоторые. А в сортир стучатся уже, заколебали. Разные приемы применяла Люсьен - нет, не помогает ничо. Вывели обоих из гнезда, зря грешить на проводника не буду, милиционеры, велели паспорт показать, а не то, что в натуре имелось. Паспорт не спас Петюньку, ссадили за облико морале на полпути. А и правильно! Нехер пить нахаляву! Пей, да дело разумей!
Как бы и в этот раз мышеловки не случилось - Петюнин мозг из последних сил отправил хозяину СМС: "Линяй!". Хозяин СМС не принял. Не смог. А зря. Зря!
Ушица к тому времени подошла. Укропцу Сашка нарезал с грядки, водкой юшку заправил, головешку из костра в котле затушил - для цвету и закрепления настоя. Ну, можно бы и выпить! Не успели к столу Шуркиному присесть, из кустов вывалился бледнющий Петюня: тень отца Гамлета. Налил рюмку, хлопнул, зыркнул правым, открытым глазом и исчез.
- Что же это за наваждение, блядь, - качаясь на ходу, думал неоживленный пока сетевик. - Сначала обосрали, теперь обоссали.
Не знал он натуру Стеллову поганскую. Ненавидит Стелла алкашей с детства. Друзей только терпит за понимание собачьей жизни, жилье и жрачку. Только с блядок вернулась, супчика похавать, а чья-то башка немытая в миске спит. Супчик пролила. Раскорячилась, гордая и некормленая животина, и излила все свое презрение на мерзавца. Сон был Петюне в это время, будто хорошая девушка, ангел, рассольцу ему поднесла. Да хороша как собой. И рассолец недурен был. Пока не проснулся и какую-то мерзость на фоне листвы правым глазом не увидел.

Глава 5. Отец.

Наутро вся компания в сборе завтракала холодцом вчерашней ухи. Почему-то молча. Хозяин принял бутылку "Жигулевского" и ждал результата. Я ограничился рюмочкой и цитрамоном. Петюня отводил взгляд от напитков, видимо, боялся, что стошнит. Лидик, выспавшаяся и довольная, подъедала рыбу.
- Пошли, - изрек Шура. - Петюня на хозяйстве. Собаку покорми.
- Батюшку навестим, я ему болгарку отдать должон. Пузырь возьми. Нет, два. Отец Михаил - мужчина серьезный, не сравнить даже со мной.
Отец менял колесо на своем Ниссане. Голосом, не допускающим отказа, повелел опустить домкрат. Голос мне понравился. Могучий голос. Тембр загадочый. Шаляпин Ф.И. Да и стати такие же.
- А как, батюшка, насчет разговеться?
- Отчего бы и не разговеться. Ко времени подошли, миряне. Завершил я дела, на сегодня предписанные. Можно и потрапезовать.
- А как же заповеди, батюшка?- попробовал я было съерничать.
- Кто это с тобой, Шура, вроде и не отрок малый, а глупости спрашивает. Если бы читал Писание, то знал бы, любое действо либо во зло бывает, либо во благо. У кого душа в чистоте содержится, тому и заповеди знать не надо. И, обратно, мерзкая душонка хоть колени перед всевышним протрет, хоть нищенкам подаст без меры - а не будет ей спасения. Потому - не дано ему, подлецу, другого наравне с собой уважать. Себя любить - невелика доблесть. Оглянись вокруг, тоже божьи твари кругом. Жертвуют они на храм ноне, много жертвуют. Как отпою которого, так опять стройка пошла. Верят, чудаки, в прощение грехов. Так что, наливайте, миряне, яблочко вот примите - попадья сорта выбирала, первый год плодит. Пришли-то зачем? Не болгарку же отдавать, в самом деле. Ты же ее с Пасхи притырил, а тут надумал! Ответствуй, сын мой, с чем явился к батюшке? Уж не сотворили чего неправедного, что даже менты знакомые не помощники вам? Да вряд ли. Ты у меня в правильных числишься. Хоть и песни по ночам орешь, спать мешаешь попадье. Сегодня не этот ли помогал? Телевизор переорали, Парамоши. С вас причитается, Колян хотел убить уродов в ноль. Не придержал бы его, точно убил бы.
- Знакомьтесь, батюшка - друг мой, Шура. Приехал чудес святых приобщиться. Говорил я об этом. Диск с собой у него.
- Диск давай, посмотрим.
Святой отец сходил куда - то, принес "Тошибу", вставил диск.
- Картинки так себе. Качество слабое. На сотовый, поди снимали?
- Да кто ж его знает, на какой? Не наша съемка.
- Ну да, да, помню.
Без интереса отец Михаил разглядывал фотки. Прав был Шура - темнит поп. Что-то знает, но помалкивает. Как же его на откровенность взять? А морда спокойная, добрая такая, как у сенбернара после обеда. Напрямую ни за что не расколется. Видывали мы таких. Может быть, идиотских вопросов позадавать, а он умно ответит?
- А, простите, батюшка, за вопрос: как вы к вероотступникам относитесь?
- Нет таких, сын мой, потому никак и не отношусь. Ежели веру поменял - стало быть и не имел никогда. Мнил только, что веровал, а на самом деле - притворялся. Вера тем и отличается от научных истин, что не требует доказательств. Не требует понимания. Не требует сомнения. Вера слепа и глуха. Вера постоянна. Человечек только думает, что веру сменил. На самом деле - усомнился! А как ты мог усомниться в вере? Ты, подлец, стало быть, изначально не уверовал.
- А скажите, отец, если вдруг человек себя потерял. Жил спокойно, видел цели, ставил задачи. Уважал себя как целостную личность. И вдруг - потерялся. Понял, что вся его жизнь - говно. И он - говно. Это как, с точки зрения церкви?
- Ну, стало быть, говно и есть. Не себя, часом, имеешь в виду?
- Круто забираете, отец Михаил. А помочь мятущемуся?
- Кому помогать? Безбожнику наглому? Сам отрекся, сам и выкручивайся. Нет - приди в церковь, покайся. Бог простит. Грехи отпустит. На путь истинный наставит. И еще скажу тебе, неверя, путь этот светел будет и ясен, ибо нет на нем личности твоей ничтожной, а есть только предназначение господне. Понял, нет ли?
- Это значит, как овен на заклание. Куда ведут, туда и пошел. Такое, мол, предназначение. Не подходит мне.
- А знаю я вас, умников. Вам все не подходит, что не по вашему. Томится душа ваша, неразумная, новые идеи выдумывает. В Господа Бога не веруете, однако придумали себе миссию. Вот у тебя какая миссия?
- Миссия у каждого есть. Только знать ее не дано. Может быть, человечек уже исполнил, а живет просто так. Ни нахер. Попердывает в небо зазря. А у другого миссия в том, чтобы родить того, у которого будет миссия. Вот подбили кого-то на охоте, случайно, значит, так и надо. Может, от другого чего избавили. Или, наоборот, выявили тайное. И я об своей миссии не знаю.
- Ну вот, милок, сам и ответил на свои глупые вопросы. Вместо того, чтобы веровать согласно Писанию, ищете себе идолов деревянных и кумиров творите самодельных. А смысл един.
- Не един, батюшка. Ваша правда есть, конечно, но правда эта строевая, по уставу. Моя такая же, не спорю, но единоличная. Ну не буду я строем ходить, хоть убейте. И вообще, если о целях говорить и о смыслах, то конечным результатом достижения цели является полная потеря смысла ее достижения. Вы согласны?
- Шура, ты кого ко мне привел? Этот друг твой не охальник даже. Он охальник и еретический рецидивист. За это налагаю на тебя епитимью - еженощное купание при свете звезд. На месяц.
- Не обижайтесь, батюшка. Это я специально вас раззадорить. А вопрос у меня один - ведь видели вы храм, видели. Что по этому поводу можете прояснить?
- Обидеть меня, сын мой, невозможно. А на вопрос - отвечу. Видел. Расскажу. Потом. Не время сейчас.
Пока шли домой, притомившись, Лида вдруг выдала: - непростой настоятель у вас, Шура. Не тот он, за кого себя выдает. Смирения в нем не вижу, одну строптивость. Давно ли объявился здесь, и при каких обстоятельствах?

Глава 6. Видение.

Петюня обнаружился в хозяйском сарае, спящим в обнимку со Стеллой. Простили друг друга. На спине Петюни лежал шампур с недоеденным шашлыком, похоже, он уснул первым. Конечно, еда - сближает. И правильно лег - в сарае. По крайней мере, с неба вороны не гадят.
- Караул, подъем!- заорал Шура.
- Что, где, я, вы - глаза у Пети чуть не вылетели наружу.
- Зачем так пугать?
- Я тебя здесь охранять оставил, а не скотоложеством заниматься. Стелла, сука, тебе своих кобелей мало? Лишу довольствия!
Стелла, скособочившись, прошмыгнула мимо начальника.
- Идиот, однозначно, - думала Стелла. - По себе равняет, авантюрист. Если я с гоблином легла - это ничего не значит. Погреться захотелось. Ну, ладно, Шурик, харэ на тебя батрачить, ночами не спать. Хотел себе черепаху завести - вот и заводи. Пусть она тебе фазенду охраняет. А то моду взяли, как что - так орать. На черепаху ори - у нее ушей нет. Один череп. А я - к Полканчику, насовсем. Тем более, хозяйке понравилась. Прощай, любимый огород!
Петюня, тоже обидевшись, сделал независимое лицо и удалился к Волге. В Шуриных трениках 62 размера он не смотрелся. Шура одевал их под пузо, что было стильно и модерново. Поскольку у Пети пуза не было, пришлось натягивать штанцы на грудь.
- Обиделся, наверное - решил Шура. Или я чего-то не понимаю? А не пора ли нам?
- Однозначно, пора. Тем более, тебе в полночь плавать! Ебпитимья!
Утро следующего дня напоминало предыдущее. Жизнь на природе, господа, это такая штука, где неожиданности редки, а рутина с каждым днем все приятнее и сладостнее. Даже отрок наш юный на лицо посвежел, дергаться перестал по каждому поводу и без.
- Дяденьки Саши, - говорит. - Вам хорошо, вы жизнь прожили, все знаете, все умеете. Водки свою цистерну выпили. Женщин всяких имели. Стремления у вас были, чаяния. А мне как быть? Перспектив в жизни ноль! Куда податься? Вот давеча дяденька Шура меня воспитывал, дескать, мудачество это, сетевой маркетинг. А что делать? Подсказали бы молодому.
- Ты это, пацан, не заговаривайся тут! Подскажите ему! Тебе жизнь дана лично! Лично и решай! Не в школе на уроке: простите, я учил... Ты, мил человек, сам за себя в ответе. Еще взаймы попроси. Не всем, Петя, дано открывать новые земли и путешествовать по миру с кинокамерой. А, с другой стороны, нет такого коня, на котором можно было бы судьбу объехать. Вот и думай! Даю подсказку для тупых: неважно, кем ты станешь, неважно где. Важно - каким и как. Первое от тебя не зависит, стало быть, нечего и заморачиваться. А вот второе - это лично твое! Можно даже проверить - оставайся у меня. Можешь ничего не делать. Ходи туда - сюда. Посмотрим, что получится. Ты, главное, помни - каким ты хочешь быть и какими средствами к этому идеалу приблизиться собрался: годными, али нет. И не спрашивай меня про негодные - годные! Это опять сам. И сам же ответишь.
- Лидия Васильевна, мы вас не утомили? Может, искупаться? Или баньку истопить, для разнообразия жизни?
- Вы - не утомили. Утомили слепни. Чем ты их кормишь, Шура - здоровые все, как на подбор.
- А гостями и кормлю. С тебя, Лидок, штук двадцать уже напиталось, при трех потерях. Так что, продолжай купальник демонстрировать. Они это уважают. Заметь, нас с Шуркой не жрут. А почему? Слепень не дурак вместо кровушки спирт употреблять. Это в самом крайнем случае, если рядом ничего другого не наблюдается. И комары, кстати, так же. Не замечала?
- Вот открыл ты мне глаза, Санек. А я всегда думала: что за фигня - друг твой рядом сидит в одних трусах, а все комары - на мне. А эту морду стороной облетают. Брезгуют, значит.
- Не брезгуют, а оставляют на десерт. Комары - они как европейцы. Сначала пожрать, а уж потом - выпить. Отсюда вывод: комары наши - мигранты из Европы. И слепни тоже.
Под вечер затеялась гроза. Да какая! Чуть не каждый метр молнией накрыло. Война и немцы. Шура, правда, объяснил, что у него громоотвод в землю зарыт в виде ведра, но это успокаивало мало. Стихия, блин, она бакенов не видит. Пронесло, однако. А после грозы - на Волгу! Лепота! Воздух чист и прозрачен. Флора - как после бани: чистая, умытая и озоновую ванну принимает. А мы, фауна - в водичку теплую. И вылезать не хочется. Правильно все, степенно. А тут и банька подоспела. Счастье есть, ребята!
Очнулся я от противного Шуркиного тембра.
- Погнали купаться. Я за тебя один епитимью нести не желаю. Участвуй, аффтар.
- Ну ты не очень-то командуй. Таких епитимий любому за счастье. Здоровье поправишь. Закалишься не в меру. Нечего бога и батюшку гневить. Короче, без меня, Шура.
- А ты помнишь, что сказал О.Бендер, вскрыв первый стул?
- Ну?
- Наши шансы повышаются, предводитель! Поэтому, пошли. А ну, как проявится что сегодня. И епитимья та, мнится мне, неспроста отцом придумана.
Делать нечего, пошли. А там - тишина тишайшая. Волны даже нет, штиль полный. Не помню, видел ли когда такое? Кажется, нет. Полезли в реку, шумно плескаясь. Хороша водица волжская! Тепла и мягка. Как в эту чистую воду друг мой лучший глядел.
- Смотри сюда, Шура! Вот оно, проявилось! Ни себе хрена!
И точно, вижу. Километрах так в двадцати, возвышается над водой. Точно, как на фотках, только ярко. Желтым цветом горит. Попритихли мы с Шурой, разглядываем. А что там разглядывать - храм, как нарисованный стоит. Точнее, контур храма, в виде гравюры на полнеба.
- Давай на берег, у меня сотовый с собой.
- Але, отец Михаил! Выдь на Волгу - храм объявился. Стоит, не тонет.
- Ну и зачем от сна оторвал, суетливый? Что я, картин этих не видел? Смотри, наслаждайся. Завтра зайди, порасскажешь.
Закурили мы с Шуряном, с берега на чуду глядя. И прав отец. Ну - стоит себе, и стоит. Динамики нет. А нам без динамики - скучно. Замешкались мы где-то, отвлеклись, глядь - а исчез образ. Ну и плевать. Главное - видели.
Не мог уснуть, почему-то. В ушах Высоцкий навяз - "Cон мне, желтые огни. И хриплю во сне я". Так и пел до утра. А утром - как по писаному: и покурили натощак, да и выпили с похмелья. Об идти к отцу не могло идти речи, ввиду физического недомогания. Ему надо - пусть сам и идет.
Сам не пришел. Пришли люди. Приехали на трех машинах. Телевидение. Корреспонденты. Явно по наводке батюшки. Больше - некому.
- Мы пришли взять у вас интервью.
И аппаратуру разворачивают, не дожидаясь ответа. Бесит такая наглость. Мы, говорят, самостоятельная власть и имеем право по закону об информации.
- Шура, может, снежный человек им интервью даст, в лице Петюни?
- Не нагнетай, дружище. Хуже только будет. Я их знаю. Журналюги, они подлей чиновников. Им деньги никто просто так не платит. Только за сенсацию. Давай лучше отработаем в темпе и забудем. Дешевле встанет.
- Ну, как знаешь. Тебе здесь жить. Мы - то завтра уедем.
- Господа корреспонденты, пожалуйте сюда,- говорю ближним, которые с камерами. - Что вас так сильно здесь, в Подгорах, заинтересовало?
- Специальный корреспондент Самара - ТВ, Ольга. Есть информация, что вчера ночью видели вы храм на воде. Что-нибудь можете сказать по этому поводу?
- Да, Ольга, можем. Но, для начала, откуда информация? Не поделитесь?
- Это конфиденциальный источник. Мы не можем его раскрыть. Но вам признаюсь - сама не знаю - был анонимный звонок. Итак?
- Видели мы вдвоем с другом моим храм на воде. Ночью, около 12-00, точнее время есть на снимке. Засняли его на сотовый, так что это не брехня. Если блютуз есть, то скачаем прямо сейчас.
- Будьте любезны. А что не отражено на фото? Какие-нибудь особенности, странности? Вы же понимаете, как важно самарцам знать, что происходит у них под боком. Как на эти события реагировать?
- Олечка, скажите, сколько вам лет, только честно.
- 28, а зачем вам?
- А затем, что в вашем возрасте нужно к сенсациям относиться спокойно. А также пора знать, что источник информации нуждается в некотором материальном стимулировании.
- Две тысячи.
- Согласен. Деньги вперед.
Ольга сбегала к студийной тачке, деньги выдала, микрофон выставила.
- Ну, значит, мы, живем здесь, рыбу ловим, отдыхаем в свободное от рыбалки время. Иногда ночью мы любим искупаться в Волге. Когда нет комаров и туристов. Вот и сегодня, точнее, вчера, решили сплавать перед сном. А, кстати, Ольга, вам тоже не помешало бы - быть за Волгой и не искупаться - нонсенс.
- Это сотри, Денис.
- Ну и вот, плывем мы с Шурой брассом против течения. И вдруг, откуда ни возьмись, свет неземной на небе. Присмотрелись - храм. Купола, кресты, все, что положено. Забоялись, честно говоря - к берегу быстро отплыли. У Шуры сотовый с фотиком - снимки сделали. А как закурили, так и исчезло видение. Все, уважаемая. Больше добавить нечего.
- А раньше здесь такого не наблюдалось?
- Мы не видели. Но думаем, батюшка наш владеет. Отец Михаил, настоятель церкви в Рождественно. Могу вас к нему проводить.
И наплюнув на Шуркины фиги, которые он мне экспрессивно показывал, я, не без удовольствия, перенаправил всю камарилью на подлого наводчика.
- Петюня, иди сюда. Сколько весь твой товар стоит?
- Девятьсот рублей!
- Получи две тысячи, без расписки. А эти крема, я тебя умоляю, закопай где - нибудь в лесу. Не дай бог, кто позарится.
Репортаж мы смотрели все вместе. Даже о. Михаил соизволил придти. Дулся на крупу полчаса, но все же оттаял.
- Лохи вы, лохи. Бестолковые и неуемные. Слушать сюда - всем. И ты, Петюня, тоже. Если кто проболтается - найдут вас. Не я, иные господа найдут, заинтересованные. База отдыха строится на том берегу. Элитная! Номер - 1000$ в сутки. Для иностранцев, в основном. А чем их привлечь? Лох-Несса у нас нет. Зато есть иные мифы. Например, про храм. Хозяева базы наняли фирму из Германии, специалистов по лазерным шоу - создать установку, чудо воспроизводящую. Два года отлаживали, наконец - виден результат. Тут была главная сложность - чтобы не мерцала эта хрень, как обычно. Чтобы стояла и впечатление производила нерукотворное. Справились гансы. Однако, условия презентации - полное безветрие и низкое давление. Поэтому - не каждый день показывают. А я, отроки, участвую в проекте церковным капиталом. Скоро собор заложу, если проект пойдет.
И, последнее, для чего это я вам все рассказал? Отвечаю: Вы, Шуры, идиото ненормале, все - равно бы докопались до истины. Психи больные. Поэтому мне вас легче нейтрализовать сразу, не возбуждая исследовательского интереса. А сейчас, попрошу к кассе, получить по 10000 за неразглашение. Кто против? Воздержавшиеся? Отлично!





Рейтинг работы: 16
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 361
© 17.04.2010 Александр Николаевич Даурский

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора


Светлана Лендарская       13.05.2017   09:54:52
Отзыв:   положительный
Интересно, талантливо. Спасибо
Виктор Лемяскин       20.07.2013   22:14:00
Отзыв:   положительный
Александр, персонажи рассказа очень колоритны, исторические отступления- интересны, а ущерба,про которое
Вы сказали,-нет, а о другом я уже говорил.
Всего доброго.
Виктор.












1