Сказка о том, как Диван-Царевич женился


    Жил да бил (баклуши) на бледном свете Диван-Царевич.
    И жил бы себе дальше в довольстве - сытости, да пришла к нему Охота Жениться. Откуда напасть такая взялась, царевич не заприметили, потому и спрятать вовремя не успел. Она, может, и сама бы прошла, да только Батюшка-Цаль увидал, что появилась у наследника Охота Жениться, да как закричит:
    - Иди, женись немедля! Пока Охота не плопала, а то плоклятья лишу или чего там ещё положено!
    Он, Батюшка-Цаль, хоть букву «Ры» и не выговаривал, но суров был пуще прежнего, который всё выговаривал всегда, всем, с утра до ночи.

    Вот и пришлось Дивану-Царевичу идти жениться, а то лишат плоклятья или чего там ещё положено. Только не по чину одному идти (не солидно), да и жениться одному скучно (ответственность разделить не с кем). Хотел было свистнуть коня из батюшкиной конюшни, да поостерёгся, потому как стерегли конюшню исправно. Покручинился для порядку царевич, да и взял своего коня Бурьяна, хоть и толку с него было мало (меньше, чем вреда), поскольку он грамоту разумел, кое-что ведал, а может, даже чего-то знал. Только ростом не вышел, или не вошёл. Если без подробностей – не выше бурьяна конь был, в коем и прятался от невзгод разных и прозван был соответственно.

    Не посмели они Батюшку-Цаля ослушаться, обнялись и пошли вместе жениться искать. Кабы царь велел ехать жениться, так, конечно, поехали бы. А коли идти – то быстро и не женишься.
    - Нет у меня лишней головы с Батюшкой-Цалём спорить, – вздохнул Диван-Царевич, а конь Бурьян только кивнул, и у него другой головы запасено не было.

    Шли они шли, да опять шли-шли, да и вышли за околицу. А как вышли за околицу, так и случилась с ними оказия – упало настроение, растеклось слёзками, сопельками по дорожке и не поднимешь уже.
    Вот тут за околицей и понёс Диван-Царевич околесицу:
    – Эх, встретился бы мне сейчас змей Василёк, да взглянул на меня, тут и окаменел бы я возле ворот.
    – Может, Василиск? – переспросил Бурьян.
    – Ага! – кивнул царевич, – или жена его Василиска.
    – Может, Василиса? – опять конь встрял, – так она не замужняя пока.
    – Вот я и думаю. Что она на меня так приставально смотрит?
    – Может, пристально?
    – И откуда ты такой, больно грамотный, взялся? – пожелал разгневаться Диван-Царевич (наследственность, она хуже икоты – коль начнёт проявляться, так не сразу и избавишься).
    – А то не больно? Кто за тебя в школу ходил и розги получал? Пока ты путями беспутными бродил без царя в голове, – молвил с горечью конь, видно вспомнил науки всякие.
    – А на кой мне царь в голове, пока Батюшка-Цаль на троне имеется?
    – Ну, то ваше семейное дело, а к Василисе наведаться можно, глядишь, там и попируем, и женимся! Всё далеко не ходить.

    Только холодно приняла их Василиса, печь растапливать не стала и чай разогревать не поставила. Может, не за тех, приняла? Или за тех приняла, кого принимать не следует?
    - И какая нелёгкая занесла гостей незваных? И что за интерес, коли не с улицы, а с поля? – осведомилась хозяйка, и померещилось царевичу, что язык у неё раздвоенный.
    - Дык, это… - не стал Диван-Царевич утомлять слушателей длинной речью.
    - Нам бы пожениться, - разъяснил конь Бурьян.
    - С ухватом, так хоть сейчас! – отложила Василиса кочергу и взяла, что потяжелее.
    Видно, не приглянулись нынче они Василисе, особенно конь, хоть и умный, и в очках. А может, неважно видно было, вот и не приглянулись - вечерело уже. Ночевать Василиса делегацию не оставила, а проводила споро и скоро (скорее даже выпроводила).
    Значит, не ко двору пришлись!
    Это уж потом они сообразили, что к огороду пришлись, да повытоптали изрядно, ну так опыт в женильных делах, он на своих боках наживается.

    – Больно премудрая эта Василиса, да и провожает болезненно! – возмутился конь.
    – А ты бы поменьше умничал, а ещё лучше – помалкивал! Взялся читать да причитать посреди грядки, из-за тебя близко жениться не получилось, теперь дальше идти придётся. Чтоб тебя волки съели!
    Тут и вышел из лесной чащи Скверный волк, лёгок на помине и лёгкий на подъём по причине недоедания.
    – А чего тут волкам есть? Тут мне одному мало, – молвил он рассудительно и съел коня Бурьяна.
    Хотел волк царевича заодно употребить, но тот пожаловался вовремя:
    – Жениться иду, по сему есть меня не дозволяется. А то я Батюшки-Цаля распоряжение не выполню, и тогда меня плоклятья лишат или чего там ещё положено.
    Икнул волк сочувственно и не стал есть Дивана-Царевича.
    – А ты, волк, Скверный! – угадал царевич фамилию и осмелел совсем. - Как я теперь один жениться пойду? Тоска одолеть может! И коня жалко, умный был, в школу за меня ходил учиться.
    – Лучше бы он спортом занимался! – отмахнулся Скверный Волк и ещё раз икнул. – Глядишь, убежал бы. А жениться, хоть и жалко мне тебя, помочь никак не могу. У нас в лесу только одна баба – Яга. Остальные – кикиморы!
    – Яха? Японка, что ли?
    – Не, местная. А Яга – это уменьшительно-ласкательное, правда, от какого слова – не ведаю. Очень она мужчин любит… специально приготовленных. Сырых не жалует. Говорят, феминистка!
    – Фами?.. Африканка, что ли?
    – Ну, ты, царевич, недалёкий! Говорят тебе – местная. Но покушать любит, и в основном – мужиков.
    – Конечно, недалёкий, потому что я рядом. Отойду подальше и буду далёкий. Ишь тут у вас как заведено, всяк кого-нибудь ест! Ты вот, коня слопал, а Яга, значит, меня хочет. Пожалуй, не буду я с ней жениться, дальше пойду.
    – И то дело. Там, за дремучим лесом, страна богатая есть. И реки молочные, и берега кисельные…
    – Это как так? Что за чудеса невиданные?
    – Какие уж там чудеса – беда это. Перепроизводство!
    – Пере… чего?
    – Произвели, значит, продукции больше, чем слопать могут. Вот и льют молоко в реку, а крахмал по берегу рассыпают. В общем, экологию загубили напрочь!
    – Жалко её, Экологию… не замужем она была?
    – Ты слушай и не перебивай! В общем, все не млекопитающие, разбежались. Да и млекопитающим это изобилие уже поперёк горла. Царь с царицей даже дочь свою Несметаной назвали!

    И пошли они в дремучий лес, подремали, сколько муравьи позволили, да пошли в конце концов искать, есть ли конец этой растительности.
    Значительными лесные ресурсы оказались, но довёл-таки Скверный волк Дивана-Царевича до молочного-кисельного царства-государства, и царевич в долгу не остался – довёл волка до белого каления расспросами о достоинствах и недостатках семейной жизни.
    И обрадовались им, потому как лишние рты в стране ценились, особенно если прожорливые. Только Скверный волк надежд не оправдал, а оправдал фамилию – сбежал в лес (психически здоровые особи сторонятся однообразия в питании).
    Пришлось царю с царицей из женихов выбирать Дивана-Царевича. Повыбирали, повыбирали и выбрали. Времени было достаточно, женихов маловато – один всего, а времени достаточно.
    Выбрали и наказали беречь чадо их ненаглядное. Так и сказали:
    - Наказываем тебе беречь чадо наше ненаглядное.
    - Значит, всё-таки – наказание, – обрадовался жених ясности ситуации и решил, что дело решённое (уж очень не хотелось ещё куда-то идти).

    Воротился Диван-царевич (и сопровождающие его лица) к родным воротам, повернулся, глянул на место, где настроение упало, и ничего не увидел.
    Забеспокоился царевич.
    Поднялся в свои палаты, а Охота Жениться пропала. Без присмотра же оставили. Запах, конечно, от пропавшего не ахти, но ничего, проветрили, прибрали, вроде как и ничего.
    И решил Диван-Царевич успокоиться, а то ещё какая недостача обнаружится.
    Стали свадьбу играть. Слова, правда, плохо выучили, сбивались все, но доиграли до конца. И пир учинили. И не было на том пиру только тех, кто заранее о своём здоровье побеспокоился.
    А как закончились мероприятия торжественные, стали Диван-Царевич да царевна Несметана жить-поживать да добро родительское проживать.

P.S. А, как иначе? Ведь сколько себе невесту не выбирай, всё одно – жениться придётся!

    Стал Диван-Царевич чаще о редком задумываться… а, о частом – реже. Захотелось ему или на подвиг какой-нибудь себя подвигнуть, или урожай посеять (макароны всякие повыращивать), или ещё другой повод сочинить… Потому, как без повода? Теперь вроде как и никак… Вот как! В жизни оно всегда есть место сомнениям в уверенности.

С. Васильев для сборника "Диван-Царевич" (https://www.chitalnya.ru/work/1465204/)





Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 192
© 21.05.2016 С. Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2016-1681960

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Эдуард Попов       05.12.2016   01:37:25
Отзыв:   положительный
Отличный юмор!
Спасибо, повеселили.


С. Васильев       05.12.2016   22:20:05

Спасибо!
Картинка в тему :-)









1