Пять дней без Фейсбука, или По долинам и по взгорьям


Пять дней без Фейсбука, или По долинам и по взгорьям
ПЯТЬ ДНЕЙ БЕЗ ФЕЙСБУКА или По долинам и по взгорьям…

Всё начинается с того, что как раз в Страстную пятницу начальство отправляет меня на повышение квалификации в Марбургский университет. К этому мероприятию примыкает запланированный трёхдневный отпуск. В общей сложности пять дней. Решаем с мужем путешествовать на машине.
Итак, едем!

День первый.
Поначалу скучно: безукоризненно серый асфальт, скорость 140 км/ч, гончие стаи машин в погоне за удачей, переливающиеся с одной полосы на другую, в надежде ухватить за хвост предмет преследования… Реклама нездорового образа жизни… Автозаправки зазывно стоят на обочинах… Словом, обычный джентльменский набор автобана…
Но, кажется, начинается…
Дорога уже пляшет гопака, выкидывая коленца то влево, то вправо, вприсядку летит вниз, вскидывается вверх, показывает языки ухающих поворотов. Мы круто забираем в гору, и наморщенные лбы облаков упираются в лобовое стекло. Долины и склоны покрыты нежным майским пушком рощиц и лугов. Доминируют оттенки бежевого и салатного.
К горам прилеплены скопления издалека одинаковых белых домиков с вишнёвыми крышами, как будто игрушки, расставленные на полочках гор. Иногда они напоминают набор белых школьных мелков, приросших к коричневой доске дальнего холма.
Траектория нашего движения становится более плавной. Появляются горизонтальные плоскости, раскрашенные в золотистые, изумрудные и винно-красные тона. В частности, распознаём виноградники, которые любовно тетёшкает предзакатный ветерок.
Машин всё меньше. Солнца тоже. Петляем по уже откровенно сельской местности. Знакомые белые домики теперь толкутся по обеим сторонам нашего пути. Еще пара поворотов – и вот он, наш горный отель в предместье Марбурга.
Фойе. Камин. Роскошные кресла. Диван, застеленный белым пледом. Юный, но очень деловой портье.
Нам отводят уютный номер в тишайшем флигеле. Окна выходят в сад с фонариками. Обрамленный камешками фонтанчик с лунной подсветкой пульсирует белыми пенными вспышками. Бледно-сиреневые светильники расцветающей магнолии нежничают с наступающим вечером.
День второй.
Завтрак выше всех похвал. Выкатываемся из-за стола, как два обалдевших колобка. Едем в университет, где я должна сегодня резко повысить свою квалификацию. Опять сплошное петляние, теперь уже по городским улицам. Спасибо навигатору, он уверенно ведет нас через цветущие лабиринты. Нежно-розовые сакуры, сливочные магнолии, масляно-жёлтые форзиции выглядывают из двориков. Мы катимся вниз к реке, потом снова карабкаемся вверх. Наконец, припарковались возле университетской клиники. Пока я внимаю мудрым профессорским речам, мой муж на приволье гуляет в парке и слушает диск «У радиолы» - зарубежная эстрада пятидесятых… Позже встречаемся, оба довольны.
Снова круто вниз. Марбург – это две ладони, сложенные под углом. К ладоням- склонам приклеены ракушкоподобные дома, в ложбинке – река. Переползаем с одной ладони на другую. Оставляем машину на крутом перевале очередной улочки и дальше продвигаемся на своих двоих. Машины, к сожалению, не умеют преодолевать лестницы. А мы хотим в замок на горе. Чтобы не демонстрировать бодрым аборигенам нашу «спортивную суперформу», через каждые десять ступенечек делаем вид, что делаем фотки или любуемся видом. У-ф-ф-ф! Взобрались!
У входа в замок на возвышении красуется двухметровая аляповатая дамская туфля на высоченном каблуке, цвета свежего мяса. Надо понимать, туфелька Золушки. Напротив – вход в ресторанчик. По-видимому, Золушка ныне трудится там.
Каменная арка, лёгкая гитарка, юноша с косицей, рыжая девица… Изумительный резонанс под темным старым сводом…
Двигаемся дальше. Бронзовый кабанчик по правую руку. Из пасти течёт струйка воды. Можно подставить ладошку и напиться. Для опасливых и сомневающихся привинчена металлическая табличка «Trinkwasser» (питьевая вода). Мой муж пьёт, я, занудная докторша, всё же воздерживаюсь.
Еще несколько шагов – и замок перед нами. Описание пропускаем. Отметим только высоко на стене ярко-синие часы с золотыми стрелками, сияющими под лучами солнца. Поворачиваемся к замку спиной – и дыхание перехватывает! Мы на краю каменной террасы, перед нами только небо. Внизу две ладони Марбурга. На одной из них балансирует грациозный шпиль готического храма с золотым петушком на верхушке. Сады и парки стекают зелёной лавой вниз по склону. Поперёк потока пробиваются крошечные разноцветные людские ручейки и снуют мини-машинки, как раз в самый раз для этих человечков-гномиков, копошащихся внизу. Безостановочно фотографируем это залитое солнцем великолепие.
Спускаемся. Это легче. Доплетаемся до нашей машины. Ухаем под углом градусов семьдесят до перекрёстка. В самый ответственный момент из-за очень крутого поворота узенькой улочки внезапно выруливает огромный беззаботный туристический автобус, а нам, кроме каменной стены справа по ходу, деваться некуда. Но бывалый водитель автобуса просто уезжает на пешеходную дорожку (благо, в этом месте пусто!), и мы протискиваемся в переулок. После такого стресса мы немедленно едем в гостиницу! Пока хватит с нас!
Уже начинает смеркаться, когда мы решаемся прогуляться. Ветер. Довольно холодно. Из-за вершины горы еще выглядывают остатки заката. Опять белые домики. При ближайшем рассмотрении они крест-накрест украшены темно-вишнёвыми деревянными балками. Так старушки повязывают в холодное время года пуховые платки. Возле каждого домика фонтанчик, фонарик и, конечно же, садик. Фантазия неистощима. Вся палитра красок в причудливых сочетаниях. Никакого китча.
Замечаем берёзу в разноцветных ленточках, плещущихся на ветру. Значит, играют свадьбу. Подходим поближе. Из-за высоких кустарников ничего не видать. Слышны музыка и весёлый многоголосый говорок.
Гуляем по тихой, в это время практически безлюдной горной деревушке. Только изредка прошмыгивают машины. Быстро темнеет. Зажигаются фонарики. Ночь. Ночь Светлого Христова Воскресения.

День третий.
В получасе езды от Марбурга находится небольшой университетский город Гиссен. Мы едем в православную общину на Пасхальную литургию. Община арендует здание католической церкви несколько раз в месяц. Своего здания нет (это беда очень многих православных общин Русской зарубежной церкви). Пастор этой церкви запрещает ночные службы. Поэтому литургия начинается только в двенадцать дня, по окончании католической мессы. Гиссенскую общину окормляет иеромонах отец Киприан: седая борода, очень живые глаза, едва заметный немецкий акцент (немец, крещенный в православии), но прекрасный русский язык, лёгкая, ясная речь.
Народ прибывает, церковь заполняется до предела. На столы в затейливых корзиночках и на праздничных полотенечках выставляют куличи, крашеные яйца и прочую снедь.
Выстраивается клирос, звучат первые пасхальные напевы. Можно ли живописать литургию в Светлое Христово Воскресение? Эти светлые лица, озаренные янтарным пламенем сотен свечей… Праздничное волнение священнослужителей… Бесконечно повторяемый возглас: «Христос воскресе!» и сливающийся в единый выдох, ликующий ответ сотен прихожан: «Воистину воскресе!»
После службы батюшка освящает куличи, окропляет нас святой водой. Забираю свою корзиночку, выхожу на улицу. Яркое солнце. Огромная цветущая черемуха у входа. Нарядная толпа православных растекается по улицам, несёт драгоценную ношу домой.
Далее наш путь лежит в Кассель. Буквально сразу же по выезде из Гиссена начинаются «американские горки». Нет, горки, конечно, немецкие, мы мчимся по земле Хессен, но перепады высот на трассе таковы, что мы взлетаем и опускаемся, как кораблик на волнах в восьмибалльный шторм – и всё это на автобановских скоростях! Медленно ездить на автобане нельзя, запрещено! В общем, трюк под куполом цирка! На мои панические повизгивания муж не реагирует и шурует дальше тем же манером. Ох, наконец, показался Кассель, и 60 км/час по городу – это просто блаженство! Долго крутимся по центру, наконец, добираемся до отеля прямо рядом с ратушей. Немного отдохнув, отправляемся обозревать окрестности, гуляем до вечера по старому городу (точнее, по тому, что от него осталось, поскольку старинный Кассель во время войны был почти полностью разрушен).

День четвертый.
Едем на трамвае за окраину Касселя. Пересаживаемся в автобус, который сразу же круто ложится на вираж и несётся к вершине горы. Выходим. Знаем, что цель нашего путешествия лишь ограничено доступна, поскольку в Западной Европе в понедельник все музеи, зАмки и проч. на замкЕ. Но надеемся увидеть так называемый Каскад (охраняется ЮНЕСКО) во всей его красе, поскольку у природы выходных не бывает. Вершину горы увенчивает медно-зелёная, видавшая виды скульптура Геркулеса, которая, в силу её «высокого положения» видна из любой точки Касселя. Вблизи, однако, Геркулес имеет жалковатый вид, напоминает спившегося, но еще помнящего лучшие времена олимпийского чемпиона. К тому же он от пяток и до живота окружён «лесами», поскольку ему пытаются вернуть былой облик. Короче говоря, не впечатлил.
Метров через сто начинается терраса, окружённая частоколом черных островерхих камней, наводящих на мысль о логове дракона или ещё какой-нибудь нечисти. Заглядываю в просвет между камнями, и меня как будто ледяной волной окатывает. Крутая лестница из черных камней, ниже снова «драконовские» зловещие террасы … А потом… Потом начинается зеленая пропасть, освещенная ярким, резким солнцем. На глазок глубина несколько километров. Где-то там посредине и справа на маленьком плато «сказочный замок». Конечно же, из чёрных камней. Абсолютно жуткий вид сверху. Просто потусторонний. Полное безмолвие. Ни малейшего намёка на присутствие жизни. Только заглатывающий взгляд бездны. Мысль: долина смерти. Какая-то смутная ассоциация с гибелью древних цивилизаций: майя?, инки? Вход в царство Аида?
Я круто разворачиваюсь и даю оттуда дёру, к великому неудовольствию моего мужа, который как раз жаждал сфотографировать вблизи все эти заморочки. Фигушки! Я рысью мчусь к автобусу, влетаю в него и только тогда перевожу дух! Впечатлительная я поэтка, но, как говорится, что выросло, то выросло… Сюда меня больше не затянут даже под угрозой расстрела!
Возвращаемся в лоно цивилизации, болтаемся по центру Касселя. Снова лестница с террасами. Но на этот раз по обеим сторонам водопады цветущих деревьев, волны весенних ароматов… Вверх-вниз летают стайки птиц и студентов. Над кронами с верхушки на верхушку весело перекатывается солнце. Десятиминутный спуск – и мы в нижнем городе, на берегу реки Фулды. Отлично известно, что если я дорываюсь до водички, то оттащить меня никакими силами невозможно. Поэтому мой муж философски усаживается курить на парапете, а я фотографирую всё подряд. В частности, нечто синенькое метра четыре высотой. Я полагаю, что это якорь, муж скептически оглядывает конструкцию и определяет ее как вбитую в набережную кирку. Ладно, я в технике не сильна. Но зато под сенью этой инсталляции на травке упоенно целуется влюбленная парочка. По набережной гоняют велосипедики. Мимо по реке шастают шустрые катерки. К водичке склонились сиреневые, белые, желтые цветочки. Заметили ласкательные суффиксы? Это потому что я солнечно, по-майски, счастлива! И не надо мне никаких ваших замков и каскадов…
Вот и всё, собственно, говоря… День пятый – это возвращение домой. Мы въезжаем на серый автобан и в серый, нудный дождь… Но остался… праздник, который всегда с тобой…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 145
© 15.05.2016 Эмилия Песочина
Свидетельство о публикации: izba-2016-1676958

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1