Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великие ушедшие о настоящем



Все живут повседневным – и это правильно. Рассуждающим о Жизни – эта пьеса.

В углу сцены в столпе облачном, озаряемом всполохами молний, на возвышении, едва - едва уловимо, восседает Господь. У подножия вальяжно расселся Мефистофель. С противоположной стороны по сцене проходит экзальтированная дама с породистым псом, за ними торжественно идет католический священник, неся над их головами брачный венец. Геи и лесбиянки свистят и улюлюкают вслед семейной паре с младенцем на руках. Чудищами пританцовывает пьяная и обкуренная толпа молодежи. Вооруженные молодчики пинками и прикладами гонят избитых, перепуганных стариков, женщин, детей, озверело выкрикивая «Героям слава – Аллах Акбар». Поодаль медленно идет Пушкин, низко понурив голову.
Пушкин. Я заклинаю вас Спасителя святою кровью, распятого за Вас: прервите этот пир чудовищный, когда желаете вы встретить в небесах утраченных возлюбленные души.
Замирает на авансцене, всем существом подавшись к зрителям.
Мефистофель. Кошмар! Вот таковы сегодня люди. А человек бы лучше жил, не озари его ты, Боже, изнутри искрой своей. Он эту искру разумом зовет и с этой искрой скот скотом живет.
Господь. Таким как ты, я никогда не враг, из духов отрицанья ты меньше всех мне в тягость. Ты хочешь мне сказать, что вновь на земле все для тебя не так?
Мефистофель. Как объяснить мне человекам, с чего все началось? В начале было Слово? Но люди не поверят, что оно всему основа. Нет, в начале было Дело, пожалуй, люди так быстрей поймут - ведь к загробной жизни равнодушно большинство из них. Лишь на земле испытывают они отрады и кручины и думают, что в тот скорбный час, когда ее покинут – им будет все равно, хоть не расти трава. И до иного света нет им дела, не любопытно, где его пределы.
Пушкин грустно подходит к подножию и присаживается вблизи с Мефистофелем.
Пушкин. Согласен я с тобою, Мефистофель. Несчастия, Страстей и Немощей сыны, они все на страшный гроб родясь осуждены. Всечасно бренных уз готово разрушенье; их век – неверный день, всечасное волненье.
Господь. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Меня, повернулись назад. Во что их бить еще, продолжающих свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. Я закрыл очи Мои от них, когда они простирают руки свои ко Мне и умножают моления свои, до тех пор, пока они не удалят злые деяния свои от очей Моих и не научатся делать добро. Но это, увы, извечные на них Мои обиды. А сейчас, Я вижу, в одеждах белых пришли седые старцы. Их имена забыты ныне, а мысли затоптаны людьми. Ну что ж, пусть говорят, а люди их рассудят.
В глубине сцены - облачное небо. По облакам, в сторону земного полушария, появившегося на авансцене, спускается Богослов.
Богослов. И сказали старцы: «Достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено».
Пушкин. Мало было избранных, которые бы в своих творениях приближились кротостию духа, сладостию красноречия и младенческою простотою сердца к проповеди небесного учителя.
Мефистофель. Да брось ты, Пушкин. Глупец, кто, сочинив потусторонний свет, уверует, что там его двойник. Не нужно вечность утверждать за облаками - надо знать: что можно взять руками – то и бери, так и живи, так к цели и шагай, в движенье находя свой ад и рай. А что, согласны с этим вы, седые старцы?
На облаках появляются Достоевский, Горький, Гегель, Сенека, Толстой, Ильин Моисей, Магомет, Циолковский, Гете, Гоголь, Лермонтов, Сталин, Низами, Энгельс, Ленин, Исаия, Матфей.
Достоевский. Не правда. Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на землелишь одна – идея о бессмертии души. Отняв у человека веру в его бессмертие, вы насаждаете в сердце потерявшего веру лишь зародыш ненависти к человечеству.
Горький. А для меня не существует идеи вне человека, для меня именно человек является творцом всех вещей и всех идей. Священно только недовольство человека самим собою и его стремление быть лучше, чем он есть; священна его ненависть ко всякому житейско­му хламу, созданному им же самим; священно его желание уничтожить на земле зависть, жадность, преступления, болезни, войны и всякую вражду среди людей, священен его труд.
Гегель. Но согласись, Горький, часть людей верят в заповеди бога, касающиеся моральной стороны поступков, при этом главным в них может быть только духовное, внутренняя настроенность. То, во что следует верить, должно иметь чисто религиозное, духовное содержание. Между тем истинная вера предпосылает сознание того, что человек, по своему основному определению, свободен в себе и для себя и что он — предмет бесконечной любви бога.
Сенека. Уж если говорить о любви бога, то нужно отметить, что жизнь, в первую очередь, – милость богов, а благою делает ее справедливость, благочестие, совестливость и прочие ее спутники, словом, все то, что учит людей чтить все божественное и любить все человеческое. Под соломой живут свободные, под мрамором и золотом живут рабы. Будет ли жизнь долгой зависит от рока, а будет ли она полной – от души. Полная жизнь всегда будет долгой, а полна она, если душа сама для себя становится благом. И только в этом случае душа переходит в вечность.
Толстой: Что такое жизнь? "Жизнь тела есть зло и ложь. И потому уничтожение этой жизни тела есть благо, и мы должны желать его", говорит Сократ. "Всё в мире - и глупость и мудрость, и богатство и нищета, и веселье и горе - всё суета и пустяки. Человек умрёт, и ничего не останется. И это глупо", говорит Соломон. "Жить с сознанием неизбежности страданий, ослабления, старости и смерти нельзя - надо освободить себя от жизни", говорит Будда.
Ильин. Однако жизненная цель человека известна только ему одному: она есть дело личное, потайное. Множество людей принадлежит к различным церковным союзам, в соответствии со своими воззрениями, а другое множество, формально пребывающее в той или иной церкви, утратило всякую веру, а следовательно, и церковную принадлежность. Но абсолютно бесспорно, что чем больше религиозной благодати в жизни, тем жизнь будет качественно выше, ближе к молитве: «да придет царствие твое».
Моисей. Истинно. Как можно жить, не почитая отца и мать? Не вставать перед лицом седого старца и не почитать его? Убивать, прелюбодействовать, красть? Желать дома ближнего, его жены? Обижать вдов и сирот? Лгать и обманывать друг друга? Не любить ближнего своего как самого себя? Я не понимаю этого!
Магомет. Не будет совершенной вера одного из вас, пока не пожелает он брату своему того же, что и себе, не войдет в рай тот, чей сосед не сохранен от его зла. Богатство не значит иметь много имущества, богатство – это когда сердце богатое. Истинно – благороднейший тот, кто наиболее богобоязнен.
Циолковский. Разум говорит: не должно быть несовершенства и страданий во вселенной, иначе мы сами будем страдать и подвергаться этому несовершенству и злу. Эволюция отвергается, как длинный страдальческий путь, и заменяется размножением уже готовых совершенных организмов и распространением их на планетах. Отсюда вывод: Бог (космос) не заключает в себе мучений и несовершенства, а добр к самому себе, а стало быть и к нам - его частям. Поистине его (космос) можно назвать отцом и он подходит к нашему определению Бога. Такой Бог действительно существует, так как нельзя же отрицать бытие вселенной, ее владычество, доброту и совершенство. Мы сами, наши мысли, наши дела - есть творение вселенной. Также все наше бесконечное прошедшее и такое же будущее образуется ее волей. Наша же воля есть только проявление воли космоса.
Сенека. И только время решает все, и человеческая жизнь, конечно же, – это время. Мы с вами, друзья, знаем, что время само по себе есть нечто. Поразительно, но люди даже не задумываются: возникло ли оно вместе с миром или прежде возникновения мира. А ведь если было нечто, было и время? И что такое время и душа? Люди перестали спрашивать себя, откуда она, какова, когда возникает? Как долго существует, меняет ли обитателя? Или ей суждено только однократное рабство, а потом, отпущенная на волю, бродит ли она во вселенной, познает ли себя, лишь расставшись с телом и удалившись ввысь?
Циолковский. Тем не менее, смерть есть только переход одного состояния материи в другое. Простое переходит в сложное, сложное в простое. И это повторяется бесчисленное множество раз, так как время не имеет конца, как оно не имеет и начала.
Гете. Вселенная во всем объеме доступна только провиденью. У бога - светозарный дом, тогда как люди в беспросветной тьме живут. И потому бог дал им чередованье ночи с днем.
Достоевский. Если мы говорим о времени, то следует отметить, что реальный мир - конечен, виртуальный - бесконечен. Если б не было бесконечности, не было бы и конечности. А если есть бесконечность, то есть Бог и мир другой.
Ильин: Есть басня и Толстой в своей исповеди ее рассказывал. Спасаясь от зверя, путник вскакивает в безводный колодезь, но на дне колодца видит дракона, разинувшего пасть, чтобы пожрать его. И несчастный, не смея вылезть, чтобы не погибнуть от разъярённого зверя, не смея и спрыгнуть на дно колодца, чтобы не быть пожранным драконом, ухватывается за ветви растущего в расщелинах колодца дикого куста и держится на нём. Руки его ослабевают, и он чувствует, что скоро должен будет отдаться погибели, с обеих сторон ждущей его; но он всё держится, и пока он держится, он оглядывается и видит, что две мыши, одна чёрная, другая белая, равномерно обходя стволину куста, на котором он висит, подтачивают её. Вот-вот сам собой обломится и оборвётся куст, и он упадёт в пасть дракону. Путник видит это и знает, что он неминуемо погибнет; но пока он висит, он ищет вокруг себя и находит на листьях куста капли мёда, достаёт их языком и лижет их.
Моисей. Господь сказал мне на горе: «Вот, Я посылаю пред тобою Ангела хранить тебя на пути и вести тебя в то место, которое Я тебе приготовил. Не упорствуй против меня, ибо не прощу греха твоего». Люди не только перестали прислушиваться к Богу, но даже не желают понять, что без страха перед Его провидением они всегда будут попадать в колодезь.
Гоголь. И вот что интересно: иногда душевные беспокойства и смущения – это Божии предупреждения, чтобы проверить людей: укрепились ли они в характере; иногда же просто для того, чтобы, ища средств спастись от такого беспокойства, придумали сделать что-нибудь такое, чего бы никак не придумали прежде. Ибо Бог всячески старается вразумить и требует, чтобы люди употребили какое-нибудь усилие для узнания Его воли.Потому что люди глаза держат вниз и не хотят поднять их вверх. Ибо если бы подняли их на несколько минут вверх, то увидели бы свыше всего только Бога и свет от Него исходящий, освещающий все в настоящем виде.
Лермонтов. Да, люди близоруки. Знай, только - судачат про честь святых и благородство их: «Смотрите, вот пример для вас! Он горд и не ужился с нами, глупец – хотел уверить нас, что Бог гласит его устами! Смотрите ж, дети, на него, как он угрюм, и худ, и бледен! Сотрите, как он наг и беден, как презирают все его!». Люди напрасно забывают, что есть и Божий Суд! Есть грозный Судия: Он ждет; Он не доступен звону злата, и мысли, и дела Он знает наперед.
Гегель. Вера в божественное может быть постигнута мной через поучение, чудо, авторитет и т. д. Веруя, я делаю своим то, что воспринято мной, и оно перестает быть для меня другим. Непосредственную веру можно определить так: она есть свидетельство духа о духе, и этим объясняется, что в ней нет места для конечного содержания.
Сталин. Конечно, в мире существуют идеальные и материальные явления, но это вовсе не означает того, будто они отрицают друг друга. Наоборот, идеальная и материальная стороны существуют вместе, развиваются вместе, и, следовательно, у нас нет никакого основания думать, что они отрицают друг друга.
Ильин. В действительности воле подчинены всецело только внешние стороны. Можно принудить себя к стоянию и поклонам, но невозможно вынудить у себя благоговение, молитву, любовь и благодарение. Из раскрытого и любящего сердца совесть, как голос Божий, заговорит самостоятельно и властно. Но дисциплина воли не ведет к совести; а покорность внешнему авторитетузаглушает личную совесть окончательно.
Толстой. Но только Бог есть начало всего. Для увеличения этого начала человек должен подавлять свои страсти и увеличивать в себе любовь и поступать с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобою. Все это обще и браманизму, и еврейству, и конфуцианству, и таоизму, и буддизму, и христианству, и магометанству. Вместо нелепых учений о троицах, богородицах, искуплениях, индрах, тримуртиях и улетающих на небо буддах и Магометах нужно внушать детям и взрослым, что в человеке живет дух божий - и сама собою изменится вся жизнь человеческая.
Пушкин. Про все это сказано в книге, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира; из коей нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы все наизусть, которое не было бы ужепословицею народов;она не заключает уже для нас ничего неизвестного; книга сия называется Евангелием. Если люди, пресыщенные миром или удрученные унынием, случайно открывают ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружаются духом в ее божественное красноречие.
Толстой: Я хочу заметить, что явное признание веры больше встречается в людях тупых, жестоких и безнравственных, но считающих себя очень важными. Ум же, честность, прямота, добродушие и нравственность большею частью встречается в людях, признающих себя неверующими. Некоторые считают, что их жизнь есть какая-то кем-то сыгранная глупая и злая шутка.
Гоголь. Нужно бояться не Бога, а человека, нужно думать не о том, как бы не огорчить Бога, а о том только, как бы не огорчить человека. У человека нет своей силы; это он должен знать и помнить всегда, и кто надеется на свою силу, тот слабее всех в мире. Мы должны быть крепки Божьей силой, а не своею.
Низами. Он восславлен как Владыка, Он вне постижения, вне разума, вне слова. Читай слова о нём не на его скрижали; так сделай, чтоб они в душе твоей лежали. В огне любой свечи поймешь её завет: в сиянье всех свечей - Творца единый свет. Ни с кем не делит Бог своей верховной воли: все - исполнители веления, не боле!
Энгельс. Однако людям свойственно ценить земную жизнь бесконечно выше жизни в царстве теней. Но христианство всерьез принимает воздаяние и кару в потустороннем мире, созданные небо и ад ведут страждущих и обездоленных из нашей земной юдоли в вечный рай.
Сенека: Люди убеждают друг друга, дескать, пока они помнят - души умерших близких где - то рядом, но при этом ни на секунду не задумываются, а хорошо ли умершим от их, пока еще живущих на земле, поступков. Богу нужно не повиноваться, а соглашаться с ним и следовать за ним не по необходимости, а от всей души.
Ильин. Для всех верующих ничего нет естественнее и бесспорнее, чем введение Благодати в самые недра жизни. Утрата чистоты сердца и молитвенного горения, искажение христианского духа, порочность духовенства, всяческая продажность и интриги, явное и тайное торжество лжи – все это лишает церковь Света, Силы, Благодати. Церковь призвана религиозно воспитывать людей в свободе, умилять сердца, очищать их. Она должна быть верна великому религиозному закону – свободному сотворчеству Духа Божия и духа человеческого в жизни людей.
Достоевский. Это так. Нынешняя же Европа старается устранить Христа и хлопочет прежде всего о хлебе и утверждает, что причиною всех бедствий человеческих - борьба за существование. Но «не одним хлебом бывает жив человек». Если не будет жизни духовной, идеала Красоты, то затоскует человек. Имея этот идеал в душе, все станут один другому братьями. Но если дать и Красоту, и Хлеб вместе? Возможно ли тогда возлюбить человека,как самого себя?
Толстой. Придумано было маленькое добавление к Евангелиям, именно то, что Христос, уходя на небо, передал исключительное право не только учить людей божественной истине, но и делать людей спасенными или не спасенными. А как только было твердо установлено понятие церкви, так уже недействительны стали все положения евангельские, препятствовавшие извращению, так как церковь была старше разума, и писания, признанного священным. Разум признан был источником заблуждений, а Евангелие толковалось не так, как того требовал здравый смысл, а как того хотели те, кто составляли церковь.
Достоевский. В таком случае, когда «высшие учителя» получают полную возможность разрушить старое общество и построить заново, - то выходит такой мрак, такой хаос, нечто до того грубое, слепое и бесчеловечное, что всё здание рухнет под проклятиями человечества, прежде, чем будет завершено. Раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до удивительных результатов.
Толстой. Всякая деятельность человеческая вызывается тремя побудительными причинами: чувством, разумом и внушением, тем самым свойством, которое врачи называют гипнозом. Всегда во всех религиозных учениях, когда они начинали извращаться, блюстители религиозных учений внушали то, что им нужно. Во – первых, то, что есть особенного рода люди, которые одни могут быть посредниками между людьми и Богом. Во – вторых, то, что есть известные слова, записанные в книгах, которые выражают неизменную волю Бога и потому святы и непогрешимы.
Сталин. Революционеры всех времен должны ясно понимать, что вера – это своего рода стержень, поддерживающий старые порядки. Именно поэтому при возведении нового нужно все сломать до основания. Партия во главе с Лениным, используя голод в стране, лукаво поставила вопрос об изъятии ценностей из церквей на предмет приобретения хлеба для голодающих районов, построив на этом широчайшую антирелигиозную кампанию. И когда попы уцепились за ценности, как за национальные традиции и реликвии, мы наврали всем, что они выступали на деле против голодающих масс и тем самым вызвали озлобление против церкви вообще, против религиозных предрассудков в частности, против попов в особенности. В результате народ, по нашему наущению, без тени сомнения разрушил всю вековую православную религию, предоставив нам неограниченную возможность творить все что угодно, без оглядки на духовно – нравственную оценку наших действий. Вот вам, уважаемые, вся вера.
Горький. Мы должны извлечь из безумных событий разумные уроки, памятуя, что все, что называется Роком, Судьбою, есть не что иное, как результат нашего недомыслия.
Энгельс. Подождите. Давайте вспомним, как началась церковь. Налоговое бремя, денежная зависимость породили в Риме имущественные различия, обогатили богатых, довели до полной нищеты бедных. Для спасения порабощенных, угнетенных и впавших в нищету нужен был выход. И нужно было найти такой выход, чтобы все они оказались охваченными единым великим революционным движением. И такой выход был найден. Но не в этом мире - продолжение существования души после смерти тела. Общепринятой стала вера в некое воздаяние или кару для умершей души за совершенные на земле поступки. Надеждой на воздаяние в потустороннем мире можно возвести самоотречение от мира в один из основных принципов религии, способной увлечь угнетенные народные массы.
Толстой. Не согласен. Где жизнь, там вера с тех пор, как есть Человечество. Только религия дает разумному человеку необходимое руководство о том, что ему надо.
Достоевский. Устами своего Великого инквизитора я сказал, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с позволения священника. Тихо умрут люди, тихо угаснут во имя Христа и за гробом обряшут лишь смерть. Но священники сохранят секрет и для их же счастия будут манить их наградой небесною и вечною. Ибо если б и было что на том свете, то уж, конечно, не для таких, как они.
Толстой: Как перестроить религию? Людям кажется, что правительства должны употребить то единственное средство, которое ни в каком случае не может быть вредным для народа. Но правительства никогда и нигде не брали на себя этой обязанности.
Сталин. Для достижения целей внутренняя политика должна сводится к тому, чтобы предоставить людям, продвигающим ваши цели, максимум свободы для того, чтобы ваши противники не получили даже минимума свободы. Убеждать массы нельзя одной лишь пропагандой и агитацией. Необходим собственный опыт самих масс. Для этого необходимо, чтобы широкие массы сами испытали, на своей собственной спине, неизбежность установления новых порядков.
Толстой. Я продолжу. Если не делают этого правительства, то, казалось бы, это должны сделать ученые люди. Но эти люди не делают этого потому, что они считают нецелесообразным подвергать себя неприятностям; во-вторых, потому, что, считая всякую религию пережитым заблуждением, им нечего предложить народу на место того обмана, который бы они разрушили.
Ленин. Толстой трезво рассуждает, срывает все и всяческие маски. Но, с другой стороны, проповедует одну из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: призывает поставить на место попов по казенной должности - попов по нравственному убеждению, т. е. культивирует самую утонченную и потому особенно омерзительную поповщину.
Моисей: Все это очень прискорбно. Господь как – то сказал: «О, если бы сердце их было у них таково, чтобы бояться Меня и соблюдать все заповеди Мои во все дни, дабы хорошо было им и сынам их вовек! Смотрите, поступайте так, как Я вам повелел, не уклоняйтесь ни направо, ни налево. И внушайте Мои заповеди детям вашим и говорите об них, сидя в доме вашем и идя в дорогу, и ложась и вставая. И навяжите их в знак на руку вашу, и да будут они повязкою над глазами вашими. И напишите их на косяках дома вашего и на воротах ваших».
Толстой. Большинство истинно верующих людей считает, что то подобие религии, которое внушено им, и есть единственная и истинная религия, и другой никакой нет и быть не может. И как бы ни было развращено общество, они блюдут своей жизнью тот священный огонь религии, без которого не могла бы существовать жизнь человечества. Как ни мало таких людей, как ни низко их общественное положение, как ни слабы они образованием или умом, люди эти так же верно, как огонь зажигает сухую степь, зажгут весь мир, все высохшие от долгой безрелигиозной жизни сердца, жаждущие обновления. И это не может быть иначе, потому что действует не сила этих людей, а сила божья.
Ленин. Стремление смести до основания и церковь и правительства, уничтожить все старые формы и распорядки, расчистить землю, создать общежитие свободных и равноправных людей заслуживает уважения. Но, с другой стороны, люди относятся очень бессознательно, по-юродивому, к тому, каково должно быть это общежитие, какой борьбой надо завоевать себе свободу, какие руководители могут быть у него в этой борьбе.
Сталин. Для достижения цели нужно идти впереди масс, ведя их за собой; не отчуждаться, а слиться с ними и завоевать себе доверие, поддержку. Уличная демонстрация интересна тем, что она быстро вовлекает в движение большую массу населения, создает ту благоприятную широкую почву, на которой можно смело сеять семена своих идей и свобод. Уличная демонстрация создает уличную агитацию, влиянию которой не может не поддаться отсталая и робкая часть общества. Достаточно человеку выйти во время демонстрации на улицу, чтобы увидеть мужественных борцов, понять, ради чего они борются, услышать свободную речь, зовущую всех на борьбу, боевую песнь, изобличающую изъяны существующего строя, вскрывающую общественные язвы. В этом любопытстве народа скрывается главная сила: сегодняшний "любопытствующий" завтра как демонстрант соберет вокруг себя новые группы "любопытствующих". Так расшатывается старое и достигается победа.
Достоевский. Это так. Но развитие личности должно дойти до того, чтоб человек всей силой своей природы убедился, что высочайшее употребление, которое он может сделать из своей личности, - это как бы уничтожить свое Я во имя достижения братства между всеми людьми. Вся история человечества и каждого отдельно, есть только достижение этой цели. Человек же, ее достигая, и оканчивает своё земное существование, как существо только развивающееся, следовательно, не оконченное, а переходное. Но достигать великой цели совершенно бессмысленно, если при ее достижении всё угасает и исчезает, и нет будущей, райской жизнь.
Энгельс. Я согласен. Человек перестал быть рабом человека и стал рабом вещи; извращение человеческих отношений завершено, проституция носит более безнравственный и более грубый характер, чем право одной ночи. Выше этого христианский миропорядок подняться не может; он должен рухнуть от внутренних причин и уступить место человеческому,разумному строю.
Моисей. Господь наказывает детей за вину отцов и творит милость соблюдающим Его заповеди. Заповеди сии не недоступны и не далеки. Они не на небе, чтобы нужно было взойти на небо, и не за морем. Но весьма близко слово сие; оно в устах и в сердце, чтоб исполнять его. Любите Господа, слушайте глас Его, ибо в этом жизнь и долгота дней.
Гете: Вот мой Завет. Кто жил – в ничто не обратится. Блажен причастный бытию! Издревле правда нам открылась, старинной правды не забудь. Тому воздай хваленья, кто наметил звездам путь. В душевную вчитайся повесть и поймешь – взыскательная совесть – светило нравственного дня. В ничто прошедшее не канет, грядущее досрочно манит, и вечностью заполнен миг. И ты, причастный благодатям, высокий дар доверишь братьям, а лучшей доли смертным – нет.
Гегель. Да, религия есть знание высшей истины, в религии человек свободен перед богом; поскольку он приводит свою волю в соответствие с божественной волей, он не противостоит высшей воле, но обретает в ней самого себя. Народ, имеющий плохое понятие о боге, имеет и плохое государство, плохое правительство, плохие законы. И чем дальше от бога, тем ближе к пословице: «Каждый народ достоин своего правителя».
Пушкин. Именно поэтому в сердце и душе каждого всегда должны звучать эти слова. Отец людей. Отец небесный. Да имя вечное твое святится нашими устами. Да приидет царствие твое. Твоя да будет воля с нами, как в небесах, так на земли. Насущный хлеб нам ниспошли твоею щедрою рукою. И как прощаем мы людей, так нас, ничтожных пред тобою, прости, отец, твоих детей. Не ввергни нас во искушение. И от лукавого прельщенья избави нас.

Горький. Рождение Христа - один из двух величайших символов, созданных стремлением человека к справедливости и красоте. Христос — бессмертная идея милосердия и человечности, и Прометей — враг богов, первый бунтовщик против Судьбы, — человечество не создало ничего величественнее этих двух воплощений желаний своих. Настанет день, когда в душах людей символ гордости и милосердия, кротости и безумной отваги в достижении цели — оба символа скипятся в одно великое чувство и все люди сознают свою значительность, красоту своих стремлений и единокровную связь всех со всеми.
Энгельс. Ты наивен, Горький, все в мире повторяется. И до тебя человечество мечтало о высоком. Рим назывался великой блудницей, с которой творили блуд цари земные, пьянея от вина ее блуда, а их купцы земные разбогатели от ее великого распутства. Было много сравнений с великой блудницей, но эти сравнения не воспринимались как подтверждение для толкования других мест и выводов из Нового завета, на которые ты косвенно намекаешь. Напротив, эти места ясно указывают на явление, общее всем эпохам глубоких потрясений, а именно на то, что наряду со всеми другими преградами расшатываются и традиционные запреты, например, проявляется тенденция включить в понятие христианской свободы и более или менее неограниченные половые связи.
Моисей. Вы оба говорите не о том. Господь сказал: взойди ко Мне, я дам тебе скрижали каменные и закон, и заповеди, которые Я написал для научения народа. Я воздвигну им Пророка из среды братьев их и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему. Так вот, все древние цари и народы слушали голос Господа. К беде человечества сегодня люди совершенно не прислушиваются к Господу и к словам Его пророков.
Богослов. Воистину. Ангел сказал мне: «Смотри, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на многих народах и царствующую над земными царями». Но он говорил совсем не о рабовладельческом Риме, как посчитал Энгельс, или о каком – то там Наполеоне; он показал мне то, что будет вершить Господь через две тысячи лет, когда свершится апокалипсис войны и зла и наступит тысячелетие мира и добра. «Она оседлала семь гор и цари земные блудодействовали с нею. Царям земным она высокомерно сказала: сижу царицею, я не вдова и не увижу горести. Здесь ум, имеющий мудрость. Цари семи гор передали ей силу и власть свою, они имеют одни мысли. Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их». Свершение пророчеств есть свидетельство Иисусово.
Исаия. Вновь я слышу глас вопиющего в пустыне.
Богослов. И стал я на песке морском и увидел выходящего из моря зверя. И видел я, что блудница упилась кровью святых и свидетелей земли Иисуса. И видел я, что зверь как – бы смертельно ранен, но рану исцелила блудница. И отверз он уста свои для хулы на Бога. И дивилась вся земля, следя за зверем, не смея перечить блуднице, которая дала ему власть. Он обольщает живущих на четырех углах земли, Гога и Магога, чтобы они возвеличили его образ и чтобы собрать их на брань. И дано было ему вести войну со святыми и победить их. И вышли они на широту земли как песок морской и окружили стан святых. И сказали они: убиваем будет всякий, кто не будет поклоняться образу зверя. Но ниспал огонь с неба от Бога и пожрал зверя.
Магомет: Нет преимущества у араба перед неарабом, и нет преимущества у неараба - перед арабом. И нет преимущества у белого человека перед чернокожим, и у чернокожего перед белым, разве что лишь в богобоязненности. Воистину, один Господь и у всех один отец. Все люди – потомки Адама.
Богослов. И услышал я иной голос с неба, говоривший: выйди от нее народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее. Ибо грехи ее дошли до неба и Бог вспомянул неправды ее. Придет время и цари, передавшие блуднице свою власть, возненавидят ее.
Исаия. «Научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову, тогда придите и рассудим» – сказал Господь.
Богослов. Друзья, я был в духе в день воскресный и услышал позади себя громкий голос, как бы трубный: «Знаю твои дела и скорбь, и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Апостолы, но они не таковы, они лжецы».
Ильин. Цельность веры и религии должны распускаться как цветок в душе человека, она должна быть свободно выношена человеком под влиянием свободно воспринятой благодати. Она подобно пению сердца невынудима. Церковь призвана молиться, совершать таинства, очищать души, беречь откровение и возжигать сердца. Странно, даже страшно доказывать это через 2000 лет после Рождества Христова; странно потому, что люди, по-видимому,прошли мимо Христианства,страшно потому, что мы не видим, чем и как восстановить и утвердить непринятое откровение.
Богослов. Два свидетеля, суть два светильника, стоящие перед Богом, пророчествовали тысячу лет. И ныне они по воле Господа заканчивают свидетельство свое, а дьявол выпущен из бездны, чтобы сразиться с ними и победить их. Живущие на земле радуются сему, потому что два эти пророка морочили и мучили людей. Вот, Господь сказал: они носят имя, будто живы, но мертвы, ибо я не нахожу, чтобы их дела были совершенны предо Мною. И скоро произойдет на небе война, и низвержен будет дьявол. Грядет спасение и сила и царство Мое. Веселитесь, люди, но знайте, что дьявол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени.
Пушкин. Бес, злобою горя, наморщив лоб, скосясь, кусая губы, Архангела ударил прямо в зубы. Раздался крик, шатнулся Гавриил и левое колено преклонил; но вдруг восстал, исполнен новым жаром, и сатану нечаянным ударом хватил в висок. Бес ахнул, побледнел – ни Гавриил, ни бес не одолел.
Богослов. Господь сказал: покайтесь. И вот, Господь вошел в них духом жизни и два свидетеля, суть два светильника стали на свои ноги. Их разум просветлел и они сказали: человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен. Христианская совесть и пастырская ответственность не позволяют оставаться безучастными к вызовам, требующим ответа. Призываем всех христиан и всех верующих в Бога к молитве Творцу и Промыслителю мира, дабы Он сохранил Свое творение от разрушения. Никакое преступление не может быть совершено во имя Бога, «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира».
Магомет. Тот, кто верит в Аллаха и в Судный день, пусть не вредит соседу; тот, кто верит в Аллаха и в Судный день, пусть говорит благое или молчит.
Богослов. И увидел я как – бы стеклянное море, смешанное с огнем. И победившие зверя стоят на этом море и говорят: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои. Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои.
Матфей. Всем живущим на земле надлежит вспомнить слова Иоанна Крестителя: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное, уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь».
Богослов. И видел я Ангела, в руке у него была книга. И он сказал мне: пойди, возьми книгу, тебе надлежит опять пророчествовать о народах и царях многих. Пред тобою отворена дверь, и никто не может затворить ее; ты немного имеешь силы, но сохранил слово Господа.
Магомет. Только святая вера в Сотворившего небо и землю спасет мир. Взывайте к Всевышнему, люди! Пример пятикратного намаза подобен примеру речки воды, которая течет около вашего дома, и вы купаетесь там пять раз каждый день.
Богослов. И сказал Ангел: я дам тебе белый камень и на камне написано новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает. И тотчас я увидел как бы море стеклянное, смешанное с огнем, подобное кристаллу, на его берегу стоял престол и на нем Сидящий. И сказал Сидящий: «Се, творю все новое. Убойтесь Бога и воздайте Ему славу». И увидел я новый город, светило его престола подобно камню кристалловидному, от него исходит чистая река воды жизни, светлая как кристалл. У престола Бога будут служить рабы Его, в устах которых нет лукавства. Храма же я не видел в нем; ибо Господь Бог Вседержитель – храм его. Спасенные народы и цари земные принесут в него славу и честь свою. И услышал я голос с неба как – бы многочисленного народа, они, держа гусли Божии, поют новую песнь Моисея пред престолом. И громкий голос сказал: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; Сам Бог с ними будет Богом их.
Горький. Мы должны знать, что все, творимое на земле, творится единственным Хозяином и Работником ее – Человеком.
Пушкин. Народ безмолвствует. Дремлет Господь.
Мефистофель. Не дремлет Он, Он спит. Не знаешь, разве, - Его не интересует ничего. Все Он решил уже давно. А наше дело лишь понять: так люди действуют, или опять не так. И если нет – я должен на людей наслать все беды и лишенья, чтоб осознать они могли свои пред Богом прегрешенья.
Богослов. Сидящий возьмет в руки вечное Евангелие, возвысится над морем стеклянных кристаллических экранов и откроет людям новый, сходящий от Бога виртуальный город, имя ему – слово Божье. И благовествует народам: «Поклонитесь Сотворившему небо и землю. Неправедный пусть еще делает неправду, праведный да творит правду. Грядет Господь и возмездие Его с Ним, чтобы воздать каждому по делам его».
Богослов, крестясь, идет на середину сцены.
Богослов. Благодать Господа Бога Вседержителя со всеми вами!
Занавес.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 243
© 13.05.2016 Степан Русаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1675088

Метки: вместе, выпивая, веселее,
Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


















1