Рим - древний и современный.


Весенняя поездка в Рим

Утром девятнадцатого марта, я узнал, что жена, в тайне от меня спланировала поездку, на неделю. Но, так как это было сделано втайне и как сюрприз к моему дню рождения, то я и не старался узнать куда мы отправляемся на неделю.
Выяснилось, что готовить это путешествие жена начала ещё первого января. Именно тогда, она купила дешевые билеты на лоукостер «Ренайр», а последнюю неделю собирала вещи, в том числе мои и укладывала их в чемоданы.
Поднявшись пораньше, попили чаю и отправились «неизвестно куда» – на мои вопросы о цели поездки, жена отвечала уклончиво: «Скоро узнаешь».
И только в аэропорту Станстед, я, мельком увидев наши билеты смог прочесть короткое слово по-английски – Рома - Чампино.
И я искренне обрадовался - сбывалась моя давняя мечта – увидеть величественные руины Древнего Рима, пройти по улицам и площадям, по которым ходили и Юлий Цезарь и величественный Антоний влюблённый в Клеопатру и юный Брут – убийца тирана Цезаря, и оратор Цицерон здесь бормотал про себя будущие речи в суде и на Форуме!
И вообще, в течении тысячелетия существования этого военного, культурного и административного монстра под именем Древний Рим, много чего удивительного, величественного и даже чудесного здесь происходило. И эта империя, повлияла и влияет по сию пору на становление и развитие современной Европы и даже России!
…С книгой «Сравнительных жизнеописаний» Плутарха, странным образом была связана моя юность когда, работая в командировке в Забайкальских степях, я купил эту книгу в книжном магазине военного поселения и потом возил её в чемодане и читал в свободное время о деяниях и подвигах древних греков и римлян.
Это были чудные времена – расцвет «шестидесятых» надежды на наступление в стране сказочного коммунизма и победы социализма во всем мире.
Я работал тогда в мехколонне, строил ЛЭП в кампании сотоварищей, среди которых каждый второй отсидел срок и потому, жизнь вокруг меня, в свободное от работы время кипела, особенно по воскресеньям и после получки.
Мужики в такие дни напивались и после производственных разговоров-разборок, а немного позже - «ты меня уважаешь», начинались кровавые драки. А я, тогда, совсем не бравший в рот ни капли, сидел в комнате общежития и читал Плутарха, сопереживая приключениям древних героев и их трагическим судьбам…
До сих пор помню запах советского популярного одеколона «Шипр», которым пахли эти тома, которые я возил с собой в чемодане со сменным бельём…
…И вот, мы летим в Рим, чтобы увидеть и понять, как жил Древний Рим и почему он рухнул под напором полчищ варваров, победивших ослабевшую великую империю!
В Станстеде, мы сели в зале ожидания, предварительно пройдя таможенный контроль и съели традиционный английский «пикник» состоящий из домашних бутербродов с яйцом и сыром, фруктов и стакана кофе и шоколада, купленных в здешнем буфете.
Потом пошли, а точнее поехали на рейлвей на посадку к своей «калитке», и немного подождав, взлетели ровно по расписанию в два часа дня, при ярком солнце и ослепительно синем небе. Летели над облаками, стлавшимися по нами снежными километровыми сугробами, а в дыры этих сугробов, далеко внизу, видна была земля.
Ну, а потом облака растаяли и мы увидели под собой, во всей красе, заснеженные Альпы и острые пики изломанных горных хребтов с чёрными провалами широких долин.
А потом была тёмная, холмистая земля с проблесками больших водных пространств Средиземного моря…
А когда прилетели – был чудный закат и солнце подсвечивало снизу удивительного цвета южное небо и в сумерках, высоко в небе проявилась серебряная луна ещё при полном, но уже убывающем свете.
Мы ехали в автобусе и любовались шапками зелёной плотной хвои средиземноморской сосны на вершинах неровных стволов. В противовес этой неровности, по обочинам, как зелёные, стройные пики стояли прямые, немножко траурного вида кипарисы, на фоне которых то тут то там возникали римские руины, манящие нас своей загадочностью и двухтысячелетней историей.
Постепенно наступили сумерки и на темнеющем зеленоватом, небе в контражуре эти кипарисы и руины производили неизгладимое впечатление.
Обратили внимание, уже в городе, на множество маленьких машин и машинок, стоящих неисчислимыми стадами вдоль улиц, иногда выпирая углами на проезжую часть.
И ещё бросались в глаза множество неаккуратно выполненных граффити на стенах домов и часто в неподходящих, трудно доступных местах.
Италия, на первый взгляд, отличается от допустим Америки, именно этим множеством маленьких машин, которые подчёркивают независимый исторический характер итальянцев, уже бывших великими и теперь удовлетворённых своим величественным прошлым.
А вот в Америке, история которой едва насчитывает триста-четыреста лет, для доказательства свое величия, силы и исключительности, на улицах можно увидеть множество огромных машин, которые, кажется должны компенсировать отсутствие какого-либо значимого прошлого у этой страны!
…Рим, на первый взгляд производит впечатление старого, подержанного, поистёршегося города, немного уставшего от постоянной суеты и не справляющегося с проявлениями преклонного возраста. Но как позже выяснится, эта древняя усталость от жизни имеет своё очарование и свои прелести!
…Наша квартира находилась недалеко от вокзала и совсем радом с величественной старой церковью Санта Мария Маджоре и площадью, посередине которой стояла колонна с Богоматерью, держащей на руках Младенца…
Нас встретила хозяйка Карлотта и на приличном английском языке, объяснила и показала все что нам следовало знать о нашей временной квартире.
Когда она ушла, мы разместились в новом жилище и вышли на улицу, в надежде увидеть вечерний Рим и по пути поужинать.
Была суббота и все рестораны, кафе и многочисленные пиццерии были переполнены. Мы зашли в одну, там, где было посвободнее, заказали эту традиционную для Италии еду и выпили по бокалу вина, обмениваясь впечатлениями от увиденного и услышанного…
А потом, ориентируясь по карте, пошли к Колизею, который серой громадой возвышался в небольшой впадине, в которой некогда было большое озеро. Серые стены древними изломанными временем привидением, возвышались над горизонтом и мы не торопясь, вздыхая и охая от восхищения обошли это создание рук человеческих, по кругу.
По пути осмотрели триумфальную арку на которой ещё сохранились рельефы, изображающие очередную громкую победу непобедимых на то время римлян!
Обратную дорогу нашли тоже по карте и какими-то зелёными полями, с торчащими из земли руинами, возвратились к себе.
Поднявшись по лестнице без лифта в нашу квартиру, мы выпили кофе и легли спать – позади был длинный, наполненный сильными впечатлениями день!
Назавтра было Вербное воскресенье и с утра, после завтрака, мы отправились смотреть церковь Санта Мария Маджоре.
Кругом было яркое римское солнце, прохладный ветерок веял вдоль сплетения улиц и улочек и люди, с утра шли в сторону церквей, семьями и в одиночку.
…При взгляде на эту церковь снаружи и особенно изнутри, начинаешь понимать значение христианства для жизни в Италии. Эта церковь – одна из древних римских базилик - мощный фасад, красивые, многометровые мозаики на втором уровне, на лоджии, колокола звенят ежечасно и их мелодичный звон слышен даже в нашей съёмной квартире.
Перед входом полицейские проверят сумки и рюкзаки – недавние теракты в Бельгии насторожили всю Европу.
На входе, уже внутри церкви, стояли ящики с веточками вербы, которые берут с собой прихожане и прикосновением к статуям Христа освящают их.
И мы взяли пару и сохранив, привезли этот символ веры и почитания Иисуса Христа в Лондон.
Люди, здесь по-прежнему веруют и благодаря этой школе послушания и восхищения перед Иисусом Христом, сохраняют порядок внутри и вовне, надеясь на благоприятное будущее и стремясь его строить, несмотря на все препятствия и противодействия грехов…
Ведь христианский Бог, своим присутствием в обыденной жизни помогает оставаться оптимистом, несмотря на весь трагизм человеческого бытия…
В это утро, сотни если не тысячи верующих собрались здесь, чтобы участвовать в службе прославляющей торжественный приход Иисуса в Иерусалим. Большой зал не вмещал всех прихожан и кто-то стоял на ногах, слушая священников в белых одеждах призывающих любить Христа, следовать его Заветам и стараться быть похожими на него!
Стараясь не мешать службе, мы тихонько походили по боковым нефам, а выйдя из церкви снова попали в ясный тёплый день и обогнув большое здание Санта Мария Маджоре пошли вниз, в сторону виллы Боргезе.
Рим, как известно, лежит на семи холмах и потому, дорога шла то в гору, то под гору. Тут и там видны фасады церквей и башни колоколен. Улицы замощены квадратиками чёрного камня, тротуары узкие и ещё поэтому видно, что город старый…
Выйдя на площадь Пополо, то есть «народную площадь», увидели сразу несколько церквей в одну из которых зашли. Это церковь называлась Санта Мария Пополо. В давние времена, она начиналась с часовни, построенной для того, чтобы изгнать отсюда дух императора Нерона, похороненного в древние времена здесь, и по описаниям историков, бывшего коварным и жестоким правителем Древнего Рима.
Церковь эта старинная, красивая, в капеллах которой находятся работы многих известных художников и скульпторов Возрождения.
Утренняя служба уже закончилась и потому, народу внутри было немного. Мы любовались украшениями наполнявшими церковь и думали о том, как христианство привнесённое в Рим Апостолом Павлом, постепенно развивалось здесь, в начале преследуемое и гонимое, а потом победившее языческие верования древних римлян и ставшее государственной религией.
Я уже рассказывал, что католические церкви, как правило трёхнефные: большой центральный и боковые – поменьше. Эти боковые содержат одну или несколько часовен – мини церквей, которые посвящены известным личностям или святым католической церкви. Многие и не подозревают о спрятанных в этих изукрашенных капеллах живописных и скульптурных шедеврах!
Католические церкви, по красоте и разнообразию присутствия картин, скульптур и других украшений напоминают мне театр «без говорящих актёров». Именно через эту красоту и разнообразие «пояснительного материала», они издавна воздействовали на воображение и переживания верующих, попадавших в эти стены.
Через наглядность, такие места для собраний верующих и молитв, рассказывали и показывали картины о подвигах и трагедии смерти Иисуса Христа и святых отцов Церкви.
По дороге к вилле Боргезе, куда мы и направлялись в конечном итоге, мы встречали, кроме итальянских и иноязычные церкви: греческую, французскую и даже англо-американскую. Ведь Рим и по сию пору остаётся столицей западного христианства.
Заходя в каждую из них мы видели особенности каждой деноминации. Например в англо-американской, служба только что закончилась, но многие прихожане не уходили – сидели и разговаривали, а кто-то даже закусывал принесённым в церковь «пикником»!
В этой церкви все было далеко от неземной торжественности католицизма и оформлена была она вполне по домашнему и современно…
Через время, мы вошли в парк.
Парк Боргезе расположен на холмах и сверху открывается замечательный вид на Рим. Отсюда виден и громадный купол собора Святого Петра, и множество колоколен и колонн.
Вид древнего города впечатляет и заставляет задуматься о прошлом и настоящем человеческой цивилизации.
Невольно в голову пришла мысль, что Рим, как и Италия вообще, живут своим великим прошлым и может быть за счёт его. В Риме, по сию пору видно влияние древнего величия Империи, но и Ренессанса, а во Флоренции, например, прошлое – это расцвет искусства только Ренессанса.
Некоторая запущенность этого прошлого, да и настоящего, наверное объясняется тем, что большинство сегодня здесь работают не для Бога, а за деньги, совсем не так как начали работать и продолжают в том же духе – протестанты, многие из которых искренне работают для Бога, а значит для себя и ближних.
Во времена Реформации в Европе, произошло возвращение к истокам, к Писанию, очищение от наслоений фальшивых преданий, и это принесло в общение с Иисусом Христом черты искренности и личной ответственности за свою жизнь и свой труд!
Протестантская христианская этика, оформленная и провозглашённая Вебером, учит молиться через работу и главным девизом выдвинула лозунг «Вера без дел – мертва!» И эта вера, в то, что люди должны приспособить веру к делам улучшения жизни, ещё здесь, на Земле, работает и приносит свои плоды!
В Риме же, как я уже говорил чувствуется некоторая запущенность. Например почти на каждой площади фонтаны с скульптурными композициями. Но вода в многих зацветает и на дне водных ванн лежит разнообразный мусор.
Вообще, впечатление, что до много здесь человеческая рука не доходит, напоминает мне недавнюю ситуацию в России. Тут чувствуется привычная подмена подлинного христианства ответственного за людей – братьев и сестёр, на веру в догматы и обрядоведение!
Невольно вспоминаются российские купцы-богатеи и современные олигархи, которые и копейки без выгоды для себя не отдадут обществу. А в Англии, квакеры – заработавшие деньги, устраивали для своих рабочих достойную жизнь и специально строили для них оборудованные на современный лад жилища, объединенные в посёлки…
В парке Боргезе, куда мы поднялись по крутому склону прямо с площади Пополо, много гуляющих-отдыхающих, но и здесь чувствуется некоторая запущенность. Например сделаны целые аллеи скульптурных портретов известных итальянцев. Но у многих из них обломаны руки или даже оторваны головы. И никого, такой вандализм особо не смущает. Все уже привыкли!
Мы долго гуляли по аллеям этого зелёного уже парка и на одном из перекрёстков видели большую скульптуру Гоголя, с надписью под монументом на русском языке…
Наконец нашли собственно Виллу Боргезе и случайно попали внутрь – билеты сюда, из-за наполненности туристами, надо было заказывать заранее.
Войдя в музей, мы поразились его красоте. Громадные залы заполнены росписями, скульптурами и картинами – яркими по цвету и содержанию. На полукружьях потолков фрески изображающие целые картины из жизни христианских и исторических личностей.
Время посещения здесь ограничено и мы спешили увидеть и ощутить все чудеса и великолепие этого музея.
Вот краткая справка об этом примечательном месте из «Википедии»:

Вилла Боргезе (итал.Villa Borghese) — римский ландшафтный парк в природной английской манере, занимающий холм Пинчо. Это третий по величине публичный парк в Риме (80 гектаров или 148 акров) после парка виллы Дориа-Памфили и виллы Ада.
В XVII веке кардинал Шипионе Боргезе, племянник папы Павла V из рода Боргезе, разбил на месте бывших виноградников парк, который повелел украсить античными статуями[1]. Особенное восхищение путешественников вызывал «Боргезский борец», проданный в 1807 году вместе с прочими антиками Наполеону. В XIX веке большая часть парка была оформлена в английском стиле. Одной из хозяек усадьбы в то время была Елена Боргезе, урождённая Аппоньи, внучка русского сановника А. Х. Бенкендорфа.
В 1903 году парк Боргезе был приобретён государством и передан в дар городу, который разместил в парке аттракционы для детей. На Виллу Боргезе ведут из города знаменитые Испанские ступени. Второй вход устроен со стороны площади Пополо. В разбросанных по парку зданиях помещаются:
  • Галерея Боргезе с художественными собраниями княжеского рода Боргезе;
  • Национальный музей вилла Джулия с самой крупной коллекцией этрусского искусства;
  • Национальная галерея современного искусства, которая даёт представление обо всех основных художественных течениях XIX—XX веков;
  • Театр «Глобус» имени Сильвано Тоти, специализирующийся на пьесах У. Шекспира;
  • Дом-музей Пьетро Каноника, скульптора, художника, композитора (1869-1959);
  • Музей Карло Билотти с произведениями, главным образом, Д. де Кирико, а также временными выставками современного искусства.

Мы с женой бродили по залам замечательной галереи Боргезе, любовались древне римскими мозаиками, перенесёнными сюда из других мест, восхищались яркими цветными росписями на потолках и стенах и конечно благоговейно осматривали античные скульптуры, с лицами полными мощи темперамента и характера…
Незаметно прошло несколько часов и мы вышли из музей уже перед самым закрытием. Шли назад, через парк а потом через центр Рима. Много машин стоит почти прямо на тротуарах, а людей сравнительно немного. Шли к Санта Марии Маджоре, как на маяк. Она стоит тёмной громадой и только высокая колокольня, светится издали, своими этажами и в этом похожа на китайскую пагоду!
Зашли в супермаркет, купили продуктов на ближайшие дни и придя домой сделали вкусный ужин.
Ночью стал жарко и мы открыли окно…
Разбудил нас утренний шум просыпающегося города и мы обмениваясь впечатлениями попили чаю и отправились, теперь уже к Колизею, с надежной побывать внутри этого античного «стадиона».
На подходе, с холма напротив, увидели серую громаду Колизея и невольно вспомнились стихи Лермонтова «Умирающий гладиатор»: «…Ликует буйный Рим… торжественно гремит
Рукоплесканьями широкая арена:
А он — пронзённый в грудь — безмолвно он лежит,
Во прахе и крови скользят его колена…
И молит жалости напрасно мутный взор:
Надменный временщик и льстец его сенатор
Венчают похвалой победу и позор…
Что знатным и толпе сражённый гладиатор?
Он презрен и забыт… освистанный актер…»


Действительно, громадный Колизей был для древних римлян и театром, и стадионом, только таким в котором убивали, калечили друг друга гладиаторы и которых грызли хищные звери, привезённые со всего мира!
Здесь поражают не только дикие свирепые нравы древних римлян но и величие, красота мощь и богатство их искусства и архитектуры…
И вместе, глядя на это полуразрушенное творение рук и характеров человеческих, невольно задумываешься о быстротечности и коварстве неслышимого и невидимого времени, уплывающего в прошлое с каждым годом, с каждым днём, с каждым часом нашей драматической жизни!
Вот небольшая справка о Колизее из «Википедии»:
Колизей (от лат.colosseus — громадный, колоссальный) или амфитеатр Флавиев (лат.Amphitheatrum Flavium) — амфитеатр, памятник архитектурыДревнего Рима, наиболее известное и одно из самых грандиозных сооружений Древнего мира, сохранившихся до нашего времени. Находится в Риме, в ложбине между Эсквилинским, Палатинским и Целиевским холмами.
Строительство самого большого амфитеатра всего античного мира, вместимостью свыше 50 тыс. человек, велось на протяжении восьми лет, как коллективное сооружение императоров династии Флавиев. Его начали строить в 72 году н. э. при императоре Веспасиане, а в 80 году н. э. амфитеатр был освящён императором Титом. Амфитеатр расположился на том месте, где был пруд, относившийся к Золотому дому Нерона.
Открытие Колизея было ознаменовано играми; Светоний пишет по этому поводу:
При освящении амфитеатра и спешно выстроенных поблизости бань он [Тит] показал гладиаторский бой, на диво богатый и пышный; устроил он и морское сражение на прежнем месте, а затем и там вывел гладиаторов и выпустил в один день пять тысяч разных диких животных Первоначально Колизей назывался по родовому имени упомянутых императоров — Амфитеатром Флавиев (лат.Amphitheatrum Flavium), нынешнее название (лат.Colosseum, Colosaeus, итал.Colosseo) утвердилось за ним впоследствии, начиная с VIII века, и произошло либо от колоссальности его размера, либо от того, что поблизости от него стояла гигантская статуя, воздвигнутая Нероном в честь самого себя.

Колизей на древнеримской монете 80 года
Долгое время Колизей был для жителей Рима и приезжих главным местом увеселительных зрелищ, таких, как бои гладиаторов, звериные травли, морские сражения (наумахии) (предположительно до строительства под ареной подвальных помещений при брате и престолонаследнике Тита императоре Домициане).
При императоре Макрине в 217 году Колизей сильно пострадал от пожара, но был реставрирован по указу Александра Севера. В 248 годуимператор Филипп ещё праздновал в нём с большими представлениями тысячелетие существования Рима. Гонорий в 405 году запретил гладиаторские битвы как несогласные с духом христианства, сделавшегося после Константина Великого господствующей религией римской империи; тем не менее, звериные травли продолжали происходить в Колизее практически до смерти Теодориха Великого. После этого для амфитеатра Флавиев наступили печальные времена.
Подобно другим римским амфитеатрам, Амфитеатр Флавиев представляет в плане эллипс, середина которого занята ареной (также эллиптической формы) и окружающими её концентрическими кольцами мест для зрителей. От всех сооружений такого рода Колизей отличается своей величиной. Это самый грандиозный античный амфитеатр: длина его наружного эллипса равняется 524 м, большая ось — 187,77 м, малая ось — 155,64 м, длина арены — 85,75 м, её ширина 53,62 м; высота его стен — от 48 до 50 метров. Конструктивную основу составляют 80 радиально направленных стен и столбов, несущих своды перекрытий. Амфитеатр Флавиев был построен на фундаменте толщиной в 13 метров.
Стены Колизея воздвигнуты из крупных кусков или блоков из травертинового камня или травертинового мрамора, который добывали в близлежащем городе Тиволи. Блоки соединялись между собой стальными связями общим весом примерно 300 тонн; для внутренних частей употреблялись также местный туф и кирпич.
Использованы типичные для римской архитектуры ордерные аркады с ордерной суперпозицией.
Архитектурно-логистическое решение, применённое в Колизее и получившее название vomitoria (от лат. vomere «извергать»), применяется при строительстве стадионов до сих пор: множество входов располагаются равномерно по всему периметру здания. Благодаря этому публика могла заполнить Колизей за 15 минут и покинуть за 5. Колизей имел 80 входов, из которых 4 были предназначены для высшей знати и вели в нижний ряд. Зрители попроще входили в амфитеатр из-под арок нижнего этажа, помеченных цифрами от I до LXXVI, и поднимались к своим местам по лестницам, которых было также 76. Эти места были расположены вокруг всей арены в виде рядов каменных скамей, поднимающихся одна над другой (лат. gradus). Нижний ряд, или подий (лат. podium), был предназначен исключительно для императора, его семейства, сенаторов и весталок, причём император имел особое, возвышенное седалище (лат. pulvinar). Подий отделялся от арены парапетом, достаточно высоким для того, чтобы обезопасить зрителей от нападения выпущенных на неё животных. Далее следовали места вообще для публики, образующие три яруса (лат. maeniana), соответственно ярусам фасада здания. В первом ярусе, заключавшем в себе 20 рядов скамей (теперь совершенно разрушенных), сидели городские власти и лица, принадлежащие к сословию всадников; второй ярус, состоявший из 16 рядов скамей, предназначался для людей, имеющих права римского гражданства. Стена, отделявшая второй ярус от третьего, была довольно высокой, скамьи же третьего яруса были расположены на более крутой наклонной поверхности; это устройство имело целью дать посетителям третьего яруса возможность лучше видеть арену и всё, что происходит на ней. Зрители третьего яруса принадлежали к низшим сословиям. Над этим ярусом находился портик, опоясывавший всю окружность здания и примыкавший одной своей стороной к его внешней стене.

Колизей в разрезе
На его крыше, во время представлений, помещались матросы императорского флота, командированные для натягивания над амфитеатром огромного тента для защиты зрителей от палящих лучей солнца или от непогоды. Тент этот прикреплялся с помощью канатов к мачтам, расставленным по верхнему краю стены. Во многих местах внешнего карниза ещё до сей поры видны отверстия, через которые проходили такие мачты, упиравшиеся своим нижним концом в выступающие из стены камни, как бы кронштейны, доныне уцелевшие там, где ещё сохранился четвёртый этаж. Места для зрителей подпирались снизу мощной сводчатой конструкцией, заключавшей в себе проходные коридоры (лат.itinera), камеры различного назначения и лестницы, ведшие в верхние ярусы.
Колизей утратил две трети своей первоначальной массы; тем не менее, она и поныне беспримерно громадна: один архитектор в XVIII столетии дал себе труд приблизительно вычислить количество заключающегося в Колизее строительного материала, и определил его стоимость, по ценам того времени, в 1½ миллиона скудо (около 8 млн франков). Поэтому Колизей издревле считался символом величия Рима. «Пока Колизей стоит» — говорили пилигримы в VIII столетии — «будет стоять и Рим, исчезни Колизей — исчезнут Рим и вместе с ним весь мир».
Места для сидения.
Согласно Хронографу 354 года, амфитеатр вмещал в себя около 87 000 человек, однако по современным подсчетам, Колизей может вместить лишь 50 000 человек. Сидения были разделены на уровни, каждый из которых был предназначен для определённого сословия или группы людей. На севере и юге располагались места для императора и весталок, эти места обеспечивали хороший вид на арену. На этом же уровне находились места для сенаторов, которым разрешалось приносить с собой свои стулья. Весьма примечательно, что на некоторых местах для сената можно найти высеченные имена сенаторов пятого века, которые, по-видимому, служили для резервации мест. Выше уровня для сената находились места для сословия всадников, а выше всадников располагались граждане Рима, разделённые на две категории: для состоятельных граждан, находившихся сразу выше всадников, и малоимущих граждан, которые располагались ещё выше римской знати.
Позже, во времена правления императора Домициана, был пристроен высочайший уровень, предназначавшийся для бедных граждан, рабов и женщин. В большинстве случаев это были стоячие места. Кроме того, некоторым группам людей был запрещен вход в Колизей, в частности могильщикам, актёрам и бывшим гладиаторам…»

…После осмотра Колизея изнутри, в составе группы с гидом во главе, мы перешли уже на Палатинский холм и на Форум, расположенные неподалеку от Колизея, где нас встретил новый гид, с скупыми и короткими объяснениями. Потом он распустил группу, сам удалился, а мы остались наедине с реальной древностью, великого, тысячелетнего Рима.
Именно здесь, по настоящему начинаешь понимать значение Древнего Рима, его языка, его искусства, его административную мощь, которая по свидетельствам специалистов, и сегодня кое в чём не превзойдена современностью!
Империя, которая в начале была республикой, потом превратилась в «монархию» определяла жизнь в Европе и даже в Африке многие столетия, влияет через язык и нравы и по сию пору. Ведь государства сегодняшней Западной Европы живут на основах заложенных ещё римскими императорами.
Мир стал ареной деятельности этого громадного государства, существовавшего тысячу лет и сохранившегося, в руинах правда, и по сию пору. А древнеримские герои, скульпторы и администраторы служат питательной жизненной почвой и для нынешних европейцев!
А начиналось все с волчицы и выкормленных ею двух внуков легендарного греческого героя Энея – Ромула и Рэма. Эней ушёл из разрушенной Трои и основал поселения вблизи будущей столицы империи – Рима, названного в честь одного из этих младенцев-сирот…
В Галерее Боргезе есть в одном из залов, статуя Бернини, изображающей Энея, несущего в изгнание на своих плечах, старика – отца…
На Палатинском холме, где по легенде волчица выкормила малышей, гид канадец, рассказывал, что возможно, этих сирот выкормила «проститутка». На латыни и волчица и проститутка выражены одним словом.
Потом на этом холме были поселения состоящие из каркасных жилищ. Ну, а потом был захват сабинянок, беспрестанные войны, которые и способствовали строительству -в начале республиканского, а потом и императорского Рима!
Имперские дворцы и храмы поражают былыми своими размерами, красотой и удобствами. Это можно видеть и представить фантазируя, по реконструкции Палатинского холма в музее современного Палатина.
Но и поныне сохранившиеся, двухтысячелетнего возраста руины, наглядно показывают величие, силу и богатство Древнего Рима!
А погибла эта уникальная цивилизация от изнеженности, узаконенного разврата и социального расслоения.
«Хлеба и зрелищ!» кричала толпа «свободных» граждан Рима, собираясь на улицах имперского города, во времена, когда от былого демократизма, самопожертвования и патриотизма республики, уже не осталось и следа.
А победившие, некогда великие легионы Рима, варвары, смеялись над женоподобными римлянами и со временем, из их храмов, сделали для своих диких скакунов, конюшни!
Интересна социальная эволюция, произошедшая в Древнем Риме за тысячу лет существования этой цивилизации.
В начале развития города-государства были цари. Потом, граждане установили Республику. Когда Древний Рим достиг расцвета, республику сменила Империя, во главе с диктаторами – императорами.
После разрушения и развала империи, на месте бывших римских владений образовались европейские королевства.
Ну, а совсем недавно королей сменили парламенты и вновь устроились республики!
Невольно возникает вопрос о закономерности такого «социального круговорота» и надо ли ожидать становления новых империй под руководством императоров, например на территории США или России?!
…Сегодня, над руинами древнего Форума, на Капитолийском холме, высится громадное административное белое здание с колоннадой и большими почти античными скульптурами на фасаде и на крыше.
Это строение заметно из разных точек большого города, является памятником почти современному объединению Италии и намёком-напоминанием на некогда существовавшее величие Древнего Рима!
Сегодня, здесь, в центре современного города много света, много машин, много туристов и много музыки. Жизнь кипит с утра до вечера и тысячи туристов бродят среди величественных развалин, приобщаясь к зримой истории человеческой цивилизации!
…Двадцать третьего марта, мне исполнилось семьдесят лет. Никогда не думал, что встречу эту круглую дату в Риме!
Встали рано, позавтракали и поехали в Ватикан, уже имея билеты, которые Су заказала по интернету ещё за несколько месяцев до нашей поездки.
Спустившись на станцию метро, перед турникетами, увидели горько плачущую женщину, у которой в толкучке, воры вытащили кошелёк с деньгами и документами.
В вагонах с утра давка и я, как мне кажется, видел в этой толпе карманника. Он шнырял глазами по лицам пассажиров и нервно жевал резинку. Работа у него конечно рисковая, но видимо «прибыль» его устраивает!
Приехали в Ватикан, и быстро вне очереди тех, кто не имел билетов, прошли в здание Ватиканских музеев.
Войдя внутрь, сразу пошли в сторону Сикстинской капеллы. Шли туда по длинному коридору – галерее. Вдоль стен, стояли скульптуры и мастерски сделанные бюсты от которых я без ума. Именно по этим лицам, изображающих древних римлян и деятелей возрождения, можно судить о характерах создателей и управителей Древнего Рима и деятелей Ренессанса.
Вошли в капеллу мимо наряда карабинеров и в восхищении открыв рты, стали рассматривать эту «шкатулку» разрисованную, изукрашенную величайшими мастерами живописи и скульптуры эпохи Ренессанса.
Часть работ здесь, выполнил и Микеланджело, начиная их молодым и заканчивая умудрённым сединами стариком. Впечатление от рассматривания этой «коробочки», остаётся сильное. И самое сильное из них – это понимание, что Италия – страна художников и скульпторов, которые рождаются, жили и живут здесь в больших количествах, чем где-нибудь ещё в мире!
Наверное это осталось в крови итальянцев ещё от далёких предков, живших некогда в Древнем Риме…
Долго сидели на лавочках, установленных вдоль стен капеллы и слушали радио-гида на английском языке. Есть здесь эти «радио-искусствоведы» и на русском. В этих лекциях рассказывается о истории капеллы, сюжетах и создании композиций и о судьбах художников, исполнивших их!
Мы провели здесь больше часа, то слушая сообщения радио-гида, а то просто прохаживаясь по залу и рассматривая сцены на стенах и потолке…
Со временем, людей в капелле становилось все больше и полицейские, по временам властными голосами призывали публику к тишине…
Наконец, убедившись, что сколько не смотри, всего не запомнишь и с собой не возмёшь, мы пошли дальше, памятуя что за день, нам надо осмотреть множество музеев составляющих этот комплекс!
…Наконец, пройдя через несколько музеев мы пришли в Пинакотеку. А тут, нам открылась настоящая наглядная история развития живописи и скульптуры от икон и до современного искусства.
Здесь, можно наблюдать и анализировать интересный феномен культуры.
Лет двести, начиная с двенадцатого века художник учились рисовать, работать с цветом и формами… Изобретали правила перспективы, избавлялись от диктатуры церковных сюжетов и привносили в живопись мотивы жизни бушующей вокруг.
А потом после трехсотлетнего расцвета Ренессанса, начался маньеризм – некая завизированная властями «красивость» перетекающий в реализм и заканчивающаяся «безобразием» современного искусства, снова забывающего учиться рисовать «правильно» и презирающего, из-за отсутствия школы, «похожесть», как таковую. Началась эра символов, которые обязательно надо толковать словами и разного рода, подозрительными теориями, оправдывающими художественную неумелость создателей такого искусства!
Здесь, надо отметить, что в развитии искусства, может вполне существовать то, что у историков называется «вторичным одичанием». Подозреваю, что «современное искусство» – это и есть проявление такого «одичания» в живописи!
…После Пинакотеки, пошли в Круглый зал, который по форме напоминает знаменитый римский Пантеон, о котором я расскажу позже. В этом круглом зале, собраны скульптуры от которых, у меня иногда мурашки восторга бегут по коже. Конечно, это были копии древних скульптур, но от этого сила эстетического воздействия уменьшилась для меня ненамного.
Тут были лица, фигуры и торсы такого совершенства и мастерства, что мне хотелось сесть где-нибудь в уголке и медитировать, так как это делают в буддистских храмах, любуясь и размышляя над совершенством символов, отражённых, например, в «садах камней». Чистота линий, явная и простая символика там, невольно заставляет задуматься над совершенством мира и красотой творческой мысли.
Нечто подобное испытываю я при виде античной скульптуры, которую, в том числе в подлинниках доводилось видеть в разных галереях мира. Невольно вспоминается Флоренция и галерея Уфиццы…
Однако, здесь, уже было так много посетителей, равнодушно проходящих мимо или щёлкающих затворами своих фотоаппаратов, вполне автоматически, что ни о каком сосредоточении не могло быть и речи!
Пройдя через «пантеон», мы вошли в так называемые «Станцы Рафаэля», где на стенах и потолках до сих пор живут росписи Рафаэля и мастеров его школы. Этот, рано умерший гений живописи – один из блестящих рисовальщиков и чувствующих цвет художников, создал настоящие шедевры.
Но и здесь, сосредоточиться на фресках, в том числе на картине изображающей греческих философов идущих как бы навстречу зрителю, очень трудно. В залах стоит постоянный гомон и очень трудно просто пройти через эту толпу.
Здесь в основном группы из Германии, Франции, Японии. Часто можно услышать русскую речь. Книги в музейных киосках, тоже на нескольких языках, в том числе и на русском. И это радует!
…Общее впечатление от этих музеев – церковь в те давние времена стала основным почитателем и хранителем западной культуры, особенно в католических храмах.
И апофеозом христианского католичества стали художник, мастера Возрождения. По сути, до определённого момента вся живопись ренессанса была связана с верой.
Эта традиция сохранилась в католичестве и по сию пору. В городе, по неровным мощеным чёрным отшлифованным за столетия, мостовым ходят туристы, а церкви, в большинстве работающие и сегодня, очень напоминают театры-музеи, в которых верующие, то есть «зрители», не только ценители искусства, но и участники священного действия.
Внутри и снаружи этих христианских храмов, много скульптурных сцен из жизни святых, много картин на библейские темы, много мрамора и золота. В боковых нефах много капелл в которых, иногда, стены и потолки расписаны знаменитыми живописцами-мастерами…
А на службах, в этих громадных «религиозных театрах» присутствует по несколько десятков человек. И в хорах, которые звучат на величественной латыни, часто скрыта грусть и даже скорбь по временам давно ушедших, когда христианами, были по сути все жители этого великого города!
…Усталые, уже под вечер, обойдя почти все музеи Ватикана, мы вышли в город и пошли вдоль стены отделяющей этот город-государство от светской жизни, в сторону реки.
Ужинали в ресторане в еврейском квартале. Попивая вино и пробуя блюда итальянской кухни, мы невольно вспомнили тех девять тысяч рабов, которых император Адриан привел из побеждённой Иудеи и которые, позже занимались строительством великого города, в том числе и грандиозного Колизея!
Потом возвратились в свою комнату-квартиру, удобную, с деревянными старыми потолками, но вполне комфортную для жизни двух – трёх человек. По утрам и вечерам, когда городской шум стихает, здесь, в открытые окна слышны звуки колоколов с колокольни Санта Мария Маджоре…
Шли назад по старому городу, где много церквей, улицы узкие и часто без тротуаров. На обочинах, прижимаясь к стенам домов стоят небольшие машинки, впритык – одна к одной и потому, часто приходится идти по проезжей части, оглядываясь и надеясь в душе, что нас не задавит, какой-нибудь безумный лихач. Но римляне к этому уже привыкли и не видят в этом ничего необычного!
Много старинных церквей у входа в которые сидят нищие и калеки, выпрашивая подаяние. На улицах бывает грязно и много безобразных граффити, которые для меня, показывают неустойчивость римского социума, не работающие нравственные установки и первобытное желание «самодеятельных художников» напомнить прохожим о своём существовании…
Вышли на набережную Тибра, - небольшой сравнительно реки, с зеленоватой водой. Любовались чудным розовым закатом, с зеленоватым небом на горизонте. А по контрасту с этим внешним великолепием, увидели под мостами, у реки жилища бездомных, селящихся здесь целыми коммунами. Грустное зрелище!
По пути посмотрели Пантеон – круглую церковь-базилику без окон, вокруг которой и внутри постоянно толпятся туристы. Это серое древнее здание стоит уже около двух тысяч лет и внутри громадного круглого зала по сию пору проходят праздничные службы.
Купол, при взгляде изнутри, поражает масштабами и вместе, красотой, лёгкостью и совершенством формы. В центре купола, световое отверстие, в которое видно синее небо, а иногда тёмные тучи. Во время дождя, капли попадают внутрь и в мраморном полу сделаны отверстия для стекания туда воды.
Перед Пантеоном – красивый многофигурный фонтан, который освежает воздух в жаркие летние дни и служит местом назначения свиданий для римлян.
Двадцать четвёртого марта едем в Ватикан, смотреть собор Святого Петра – центр католического мира!
Собор громадный и окружён большой площадью с колоннадой по краям. Посередине площади четырёхгранная колонна, а в дальнем конце виден купол Храма, известный всем христианам мира.
Тысячи и тысячи людей со всего мира, каждый день «атакуют» этот бастион веры в надежде увидеть святыню, а потом с гордостью сказать: «Я это видел! Моя мечта сбылась!»
Вход в собор, с площади, через металлоискатели, куда стоит длинная очередь. Вот и мы, стояли маялись под солнцем и ворчали на современную напряжённость, порождающий страх террора и вносящий разлад в отношения между людьми, которые совсем не похожи на то, что говорил о вере и любви христиан друг к другу сам Иисус Христос…
После прохождения досмотра, поспешили внутрь громадного собора – этого мраморного «символа веры» католиков во всем мире.
И внутри, увидели тот же театр с тысячами, возбуждённых увиденным зрителей, только теперь уже приехавших со всего мира. Внутри все поражает размерами и красотой отделки: кругом мрамор, золото, светильники, картины, фрески, барельефы и скульптуры…
Здесь похоронены около ста пятидесяти римских пап и для каждого нашлись и место и надгробный саркофаг с эпитафией и барельефами!
И уже пять столетий, сюда съезжаются католики-паломники со всего мира, чтобы встретить главные праздники католичества: Рождество Христово и Пасху!
Папы здесь бывали разные: добрые и не очень, святые и не очень. Но всех их отличала одна черта – все они веровали в Иисуса Христа и его Заповеди, правда каждый по своему.
А современный нам Папа Франциск прост в общении и своей доброй улыбкой и лёгким юмором напоминает тибетского Далай-Ламу…
Бродя по этому гигантскому символу любви и веры в иисуса Христа, я думал л том, что и мы, наконец «причастились» в этой многоликой толпе к духу «мраморной святыни»! Хотя, конечно, в этой толчее и праздности любопытства, трудно сосредоточится и подумать о вечном, и о нашей личной судьбе!
Мы пробыли внутри собора почти три часа, устали от многообразия впечатлений, но кажется, запомним это посещение на всю оставшуюся жизнь!
…После собора Святого Петра, пройдясь ещё по «многослойной» колоннаде, зашли в соседнее кафе и обсуждая увиденное и прочувствованное, выпили кофе и закусили плюшками. Жизнь продолжилась в обычном режиме…
Потом, долго шли пешком вдоль высокой стены, окружающей Ватикан, в сторону грандиозной крепости, стоящей на берегу Тибра и возвышающейся над городом.
По пути видели папских гвардейцев в цветных мундирах, которые напоминали весёлых цирковых артистов…
От крепости, перейдя Тибр по мосту с скульптурами великого мастера Бернини, вошли в город Рим и по узким улочкам, переходя с площади на площадь, двигались в сторону Санта Мария Маджоре.
Площадь Навона, на которую мы внезапно попали, с двумя скульптурными фонтанами была заполнена народом и мы влились в этот весёлый праздник – начались пасхальные каникулы и все веселились избавившись от надоевшей бытовой рутины.
По пути к дому, заходили в церкви – маленькие и большие, но обязательно высокие с куполами, «расписные», то есть с фресками и картинами мастеров Ренессанса наполненные тишиной и полумраком, озаряемые светом от горящих свечей…
Купола в этих церквях уходили в мягкую полутьму, светясь пятнами ярких, но плохо различимых сюжетов.
А я начал думать о том, что со времён Древнего Рима, в Италии создалась атмосфера художественной преемственности. Живописцы и скульпторы рождённые здесь во множестве, зарабатывали свой нелёгкий хлеб, исполняя заказы богачей и аристократов. А в Средние века – заказы церкви и высшего клира.
Мастерство передавалось по наследству, преумножалось и иногда в этой художественной среде появлялись гении: Джотто, Липпи, Микеланджело и Рафаэль, Леонардо да Винчи и Бернини - этот король скульпторов, создавший за свою жизнь множество великолепных «портретов из камня»!
Однако, со временем, особенно во времена глобализации и появления особенных богачей и прислуживающих им писателей и критиков, большинство художником утратили профессионализм и превратились в ремесленников гоняющихся за богатыми заказами и известностью, рассчитывая на сенсацию, через умелый эпатаж и скандальность.
Но ведь и традиция воспитанных на прекрасных художественных явлениях, сегодня почти утрачена и в музеях современного искусства, зрители ходят вокруг непонятных картин-символов ничего не понимая и не испытывая ничего кроме удивления перед неумелостью «творцов» и разочарования от напрасно потраченного здесь времени.
Современное искусство стало орудием тщеславия, самомнения и безвкусицы богачей и потому вызывает насмешки и ругань у неиспорченных такими выкрутасами, простых зрителей.
Домой шли уже в темноте и переходя улицы, на переходах без светофоров, испуганно озирались опасаясь, что нас собьют, не очень законопослушные и аккуратные итальянские водители.
На переходах без светофоров, водители не останавливаются, пока вы бесстрашно не выходите на проезжую часть, внутренне слегка подрагивая – а вдруг какому –то идиоту захочется наказать вас «за непочтение к автомобилю»!
И в который раз, я подумал, что и эти грязные граффити и эти «наезды» на пешеходов – все следствие нестабильного общества, одной из характерных черт которого, является неуважение к человеку, как таковому.
Это, кстати, можно местами увидеть и в России, хотя последнее время, положение стало меняться в лучшую сторону!
Назавтра, поехали в Тиволи, с автостанции, добравшись туда на метро.
Глядя из окна автобуса, проезжая по окраинам Рима, тоже подумалось о значении социологического термина «зрелость нации». Там, где мусор просто бросают под себя, там, где технику ценят больше чем человека – там общество находится в стадии формирования и жить в таком скоплении людей не очень весело!
Если представить себе шкалу развитых наций, то Италия, на мой взгляд, занимает место где-то посерединке, между ставшей нарицательным Зимбабве и такими «высокоорганизованными» странами, как Япония, Швейцария и Англия…
Выехав из Рима, увидели горы на горизонте и у уже ближе – высокие холмы. И вотодна из неожиданных особенностей Италии – на холмах, а не в речных долинах или их излучинах стоят деревни, поселки и даже маленькие городки.
А в долинах, видны иногда глубокие карьеры и каменоломни, откуда издавна на строительство дворцов, да и просто домов, возили камень «травертин»!
Древний Рим, как и вообще итальянская культура – это культура камня. Поэтому, в отличии от культуры «деревянной» - дерево материал недолговечный- здесь есть сохранившаяся древняя история.
Поэтому же, традиции и преемственность культуры и искусств сохраняются здесь много дольше, чем допустим в России периода становления. И здесь, представлены произведения искусств сразу от нескольких постепенно поднимающихся к современности разных ступеней развития общества…
В древнем городке на холме – Тиволи, есть два знаменитых места, которые надо посетить туристам. Это вилла Императора Адриана, построенная около двух тысяч лет назад и вилла д,Эсте, с замечательным дворцом шестнадцатого века и парком с фонтанами, который известен во всем мире.
Первым мы решили посмотреть этот парк и дворец. И не прогадали.
В начале, смотрели галерею во дворце.Несколько интересных портретов и жанровых больших картин из прошлого Италии. Дворец большой и потому, вышли на эспланаду перед парком, уже через несколько часов.
Тут, отовсюду слышен шум падающей воды и склон направленный на яркое полуденное солнце играет всеми оттенками зелёного. Среди этого весеннего великолепия, то тут, то там видны серебристые струи и струйки водных потоков, направляющихся вверх и опадающих под давлением земного притяжения!
Интересно, что фонтаны здесь, немного напоминают питерский Петергоф и расположены тоже на склоне холма, на вершине которого и выстроили дворец кардинала. С балкона этого дворца, стоящего на холме, виден даже далёкий купол собора Святого Петра в Ватикане…
Яркое солнце, синее небо, сотни фонтанов среди первозданной зелени, создают лёгкое радостное настроение. При этом, видно, что фонтанный сад старый и не очень ухоженный.
Но в этой запущенности есть своя прелесть. И мощные деревья, которым несколько сотен лет, и изумрудно зелёная трава у их подножий, и мягкие фрагменты многолетних плотных мхов, заключающих фонтаны в мягкие зелёные рамы – все это придаёт парку очарование древности.
В полдень, в фонтане под названием «Орган», открывается дверца и начинает играть орган, исполняющий классическую мелодию. Музыка звучит простенькая, потому что это орган автомат, но зрители собравшиеся вокруг остаются довольны…
Мы бродили по песчаным дорожкам парка и любовались прохладной красотой, облагороженной человеком природы, представляя, как жили некогда в этом рукотворном раю владельцы дворца…
После виллы д, Эсте, мы поехали на местном автобусе на виллу Адриана – римского императора, известного своими воинскими победами, на Востоке.
Этот загородный комплекс, предназначенный для летней жизни императора, стоит по-прежнему в руинах и только на макете, в павильоне, в начале осмотра, видны его подлинные красота, удобства, величие и масштабы.
Эти масштабы можно по настоящему оценить только сознавая, что Древний Рим достиг своего расцвета за две тысячи лет до нашего времени и за свою историю, наработал уникальные методы и навыки строительства архитектурных шедевров и великолепия искусства украшательства!
Интересная деталь социальной организации жизни римлян. Тогда, по вилле свободные граждане ходили по верху, по великолепным дорожкам и переходам, а рабы обслуживающие ту жизнь, передвигались по туннелям. Чтобы не встречаться со своими господами лицом к лицу!
Но ещё страшнее, что это неравенство у них переняли белые плантаторы почти в современной Америке. Вообще, первоначальная Америка строилась по лекалам Римской Империи и недаром там по сию пору есть Капитолий и сенат, построенные в древне –римском стиле.
Здесь, даже глядя на руины, можно представить себе богатство и роскошь жизни Рима. Стадион, несколько больших бассейнов, роскошные бани с библиотеками и залами для тренировок и всюду арки, купола, статуи и барельефы, в мастерстве создания которых и нынешние скульпторы уступают древне римским!
Возвращались в Рим усталые, любуясь по пути панорамами и ярким, мягким цветом закатного неба…
С утра, двадцать шестого марта, перед отъездом, ходили во дворец Барберини, из чьей семьи произошёл папа Урбан Восьмой. Дворец стоит в небольшом парке и представляет из себя квадратную по форме постройку, с двумя просторными жилыми этажами и двумя же лестницами, одну из которых проектировал Бернини.
К сокровищам галереи в этом дворце, принадлежит замечательный портрет девушки, кисти Рафаэля Санти, под названием «Булочница. По легенде это была любимая девушка художника, на которой он хотел жениться. Но что-то не заладилось и брак сорвался!
А ещё картина «Юдифь и Олоферн» Караваджо, которая поражает психологической простотой и похожестью изображенных на ней женщин – дочери и матери, обдумывающих, что делать дальше с телом убитого тирана.
Интересная деталь. Несколько недель назад, на заброшенном чердаке одного из домов в Париже, среди разного мусора, нашли копию этой же картины, кисти Караваджо!
…В большом зале для приёмов дворца Барберини, со стенами обитыми золотыми поблекшими от времени обоями, привлекает внимание яркая роспись потолка. Сильное впечатление оставляют многофигурные драматические сцены из мифологии, поражающие глубиной перспективы и насыщенностью красок.
Дворец интересен своими сводчатыми потолками и рациональной планировкой, включающие в себя длинные пологие лестницы и простые двери, с совсем уж скромными современными ставнями.
Дворец окружает небольшой сад, с многофигурным, сухим фонтаном. Зато во дворце, есть комната с работающим фонтаном, в которой воздух влажный и пахнет мокрой штукатуркой.
Выйдя из дворца, погуляли по простенькому саду, а потом отправились в сторону дома.
По пути зашли в уличное кафе, расположенное с задней стороны церкви Санта Мария Маджоре. Кафе принадлежит семье корейцев, говорящих по-итальянски и по-английски.
Посидели в тени от здания, под порывами легкого весеннего ветерка, выпили кофе и съели по сладкой плюшке, разговаривая об увиденном во дворце Барберини.
Потом зашли за чемоданами в нашу квартиру и тепло попрощались с хозяйкой, обменявшись подарками. Она подарила нам пасхальные шоколадные яйца, а мы ей - чайное полотенце с видами Лондона и банку печений, сделанных к юбилею английской королевы!
Потом, уже с чемоданами, пошли на автобус в аэропорт Чампино, который забирает пассажиров около центрального вокзала. Квартира была удобна ещё тем, что находится в центре Рима, откуда всюду можно дойти пешком.
Но и автовокзал, и метро тоже совсем рядом.
На автобусе до аэропорта ехали около тридцати минут и по пути видели на стенах домов много неряшливых граффити, которые бросаются в глаза, как бумажный мусор в зелёном парке. А рядом, древние руины, которые в Риме встречаются на каждом шагу. Создается впечатление, что современный город вырос из того, древнего, от которого остались эти величественные обломки былого могущества!
Но и современная Италия, наследует прямо Древнему Риму, в то время, как вся Европа, особенно юго-западная, восприняла это наследие косвенно – через язык, через административные понятия, через живопись, литературу, архитектуру…
Хотя, может быть, современная Италия, ещё во многом отстает в этом восприятии богатств, от стран и местностей, некогда завоёванных римскими императорами в Западной Европе!
Апрель 2016 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 201
© 02.05.2016 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1665888

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1