Гл. 26. Шепот в Париже. Завещание Виолетты.


Гл. 26. Шепот в Париже. Завещание Виолетты.
 



Сквозь плотные гардины и жалюзи в кабинет нотариуса, со строгой мебелью, цвета погруженного в воду изумруда, с позолотой, в обрамлении картин, книг и вычурных ваз, все равно проникает солнечный свет, рябь асфальтовых озер – отражение бесконечного потока машин, говор, сквозь который все чаще слышна столь знакомая мне прежде арабская гортанность, восточная, ленивая томность, вобравшая в себя весь жар пустынь и кипящую в зное жадность крови... Париж... Как мы, оказывается, тосковали по нему – шумному, веселому, с запахом реки и жареных каштанов. И я, и Аня, и Мишка, и Лешик...


Ланочка... Лишь Ланочка .. все такая же.. Легкая, воздушная, с огромными глазами в ободе теней, кусающая губы в нетерпении выдоха томной ночи, когда ее головка лежит на моем плече, а бедро – в кольце моих пальцев, рук, губ...

Мы снова в Париже, где не были шестилетнюю, шестигранную, вечность, но воспоминаний – не хочется, никаких.. Они и так повсюду в квартире Виолы, смотрят со стен картинами, пейзажами, офортами, которые иногда она делала шутя, ручкой, маркером... Окантовывала небрежно, дерзко и нетерпеливо, чем попадется, все бросая на полпути.. Ее дом, разностильный, с террасой на крыше, в камнях и ракушках, в гардении и жасминовых горшках, с сервизами фабрики Леже и Эрме, авангардными статуэтками панов и фей в духе Деламара, просто околдовывает Ланочку, и она бродит, касаясь пальцами зеркал, посуды, духов на туалетном столе в арабском стиле, почти ничего не записывая в свои блокноты, и бормоча слова, едва – едва слышно.. Главный мотив парижского бытия ее – шепот.

- Королева моя, что ты? Ну вот, не тоскуй только, Христа ради! – Ворохов хранительно простирает над нею руки, усаживает на диван, кутает в газ шарфа.. – Все, что ты хочешь, бери отсюда, вези домой, запакуем все, что скажешь.. Только не тоскуй... плакать не надо. Что ты.. она усаживается на диван, обхватив локти пальчиками, платья ее воздушны с одним спущенным плечом, или вырезом - качелью,

Анины фантазии, мягкий стрейч, воздушная органза, виссон, шифон, креп - жоржет, там прячется изгиб ее бедер, виолончельная ее, крохотная, нежная фигурка с покатостью плеч, тугими шрамами вглубь с бархатом тайны и странным петлистым ножевым узором на плече в виде жемчужной капли.. ее тату, новая метка, которую я обжигаю своим нетерпеливым дыханием, губами, пальцами, в этих длинных и светлых ночах, в странном доме с огромными окнами, распахнутыми прямо в небо..
- Мишенька, а вдруг голос не вернется?! Что я стану делать тогда? Что? - она держит ладони сплетенными на коленях, нервно.. – Я так долго шла к своей профессии. Мне нравится лекции читать.
- И будешь читать. – Я сказал. – победоносно фыркает Мишка.

- Чего еще придумала, ангелочек.. Сказки какие! как это не вернется? Грэг, скажи же ей! – Мишка всегда слышит мои шаги. Мое присутствие в комнате..


Подхожу. Усаживаюсь рядом с ним, на бежевом ковре Обюссона, возле дивана. Беру в свою ладонь ее стопу, пальцы, прижимаю ее крохотную ножку к щеке, на миг.. растираю осторожно пятку, самый - край, мизинчик.. Крохотный мизинчик.. Просто – горошинку. Теплый, мягкий. Нервный.


- Ну, ласточка моя, что это такое ты говоришь! – мой голос уверенно рокочет, обволакивая ее всю. С головы до ног.. Быть может, мысленно -, дерзко и медленно - раздевая. Это чувствует только она одна. Ноздри ее трепещут в ответ на эти волны, искры, бегущие между нами в сероватых тонах светлого вечера...
-Этого быть не может... Как это не вернется? Тебе надо просто успокоиться... расслабиться надо моей девочке... шоколаду больше пить – я резко подвинувшись, неожиданно беру ее пальцами за подбородок, долго смотрю в глаза. Медленно целую... Очень медленно. Не обращая внимания на Мишку, на открытое окно, на раздувшуюся штору... Она отвечает мне тотчас же. Ее губы раскрыты.. И куда, куда уносит нас парижский, мягкий ветер, пахнущий каштанами и рекой?...

.. Бог мой.. о чем я думаю? В кабинете месье Кювье, нотариуса Виолетты, шторы не раздуваются. Окна надежно заперты.. В духотекомнаты тянется, густой шоколадной пенкой, голос нотариуса:
Таким образом, все имущество распределяется в равных долях между:
- Обществом свободных художников Бретани. Собрание картин и панно, скульптур, в количестве, оговоренном каталогами.
- Мэрией Парижа и Национальным Советом галереи .- собрание картин и скульптур. (Количество оговорено каталогами)
- Мсье Михаилом Вороховым – в виде квартиры на бульваре ***, со всем ее содержимым и собранием картин кисти Дж. Тернера, с условием учреждения Международной премии в области искусства имени госпожи Норд. (Размер премии устанавливается специальным документом)
-Господином Александром Нежиным, гражданским супругом госпожи Норд - виллы в Гавре и Ментоне, с собранием скульптур и ювелирных коллекций , яхты «Немезида», акциями в ценных бумагах и счетом в банке для начисления ежемесячного содержания в размере...
- Госпожой Ланой Яворски. – Фамильная ювелирная коллекция, коллекция фарфора севрской мануфактуры и фактуры Леже, картин «Скрипач « и «Танцовщица», «Алиса в зеркале» и «Чаепитие», кисти Виолетты Норд, коллекция книг и альбомов по искусству в количестве 1500 томов, с условием хранения и показа картин и коллекции украшений в галерее «Дом Галерани», города N, принадлежащей в равных долях имущества г –дам Георгию Яворскому и Михаилу Ворохову.

К этому пункту завещания есть два дополнения, господа:
Весь доход от демонстрации указанных картин и коллекций принадлежит лично госпоже Яворской Светлане Александровне и она вправе им распорядиться по своему усмотрению.
Показ украшений и картин в других галереях Европы и мира оговаривается специально с владельцем.

Данное завещание составлено в конторе метра Жильбера  - Огюста Кювье 22 февраля 2011 года, в присутствии двух свидетелей, добровольно и оспариванию не подлежит.


- По-звольте, а по какому такому праву.. черт, тут какая - то госпожа Яворская... мсье Ворохов? – Кто они такие?! – взвивается. тотчас фигура в серой шляпе и коротком светлом пальто с одного из угловых диванов у окна. Как злой дух из лампы..

...Я тотчас узнаю его. По описаниям Ланушки. Коренастая фигура, коротко стриженная голова. Ровный ежик темных волос. Бычья шея, толстоватые губы. Подбородок свисает. Телосложение плотное, крепкое, когда то был строен, но все это - в прошлом. Пальцы маленькие, ладонь странно белая, холеная, женственная. На виске - родинка. Складки пресыщенного ловеласа вдоль щек, темные, маслянистые глаза, с холодным прищуром. Красавец... но явно не в моем вкусе. Несвободный, суетливый какой то.. Со злой оглядкой. Рыхлый, потухший.
- Госпожа Яворская – давняя подруга госпожи Норд, мсье Нежин. Вам это хорошо известно. Писательница европейской известности. Искусствовед. Профессор. – нотариус удивленно смотрит на взорвавшегося негодованием клиента. И мадам никак не нужно подтверждать свою личность. В отличии от Вас.

Насколько мне известно, господин Нежин Вы находитесь под наблюдением полиции, Интерпола?

- Вот еще! – вертит головой, фыркая, как ондатр, Нежин.- - Я - свободный человек. – И я хочу опротестовать завещание моей жены. Пусть эта шлю... пиявка ни на что не рассчитывает. – Нежин ежится под горящим взглядом Ворохова, яростно кусающего губы и сжимающего пальцы левой руки в грозный, жилистый кулак. Правая его длань – на моем плече.

- Мсье Нежин, я бы Вас попросил соблюдать приличия..- Давние друзья детства – категория постоянная. Гражданский супруг – нечто эфемерное. – Мэтр Кювье прячет в бороду усмешку. - Для опротестования завещания мадам Норд Вам нужны права. Законного супруга. У вас их нет. Даже для подтверждения Ваших прав формально нужна пара – тройка свидетелей, адвокаты... Но вы же не хотите лишнего шума, не так ли? - Мэтр Кювье выдерживает паузу – Тем более, Интерпол дал запрос...


- Дрянь недотрах*** ая шлюха, минетка!! - как уж на сковороде, подпрыгивает Нежин, яростно кидаясь в сторону Ланушки, и явно теряя всякое чувство меры..

- Ты презирала меня, играла со мной, как удав с кроликом.. Кичилась своим талантом, колченогая пигалица.. А что ты умеешь, кроме, как словеса плести, из пальца высосанные?! Дура! Ни детей родить, ни толком ходить.. Только хромоногий на тебя и польстился

В следующий  миг  мой кулак оказывается рядом с лицом Нежина.

Свободной правой рукой  я приподнимаю воротник его светлого, модного короткого пальто. И его, вместе с воротником - на пару сантиметров от пола.

- Если ты не заткнешься, мерзавец, сию минуту, я тебе твой поганый дух вышибу об стену. Или придушу. А потом напишу заявление в префектуру, что шесть лет назад, здесь, в Париже, ты пытался заживо сжечь в машине мою жену. Не бойся, свидетели найдутся. Мэтр Кювье все подтвердит. И не смей своим поганым языком касаться имени и таланта Ланушки. Она – ангел, дудка Божия, а ты мразь, тварь, каких земля не носила.. –Заткнись, убью! – хриплю я почти, что с пеной у рта.

- Горушка, любимый мой, успокойся, не надо, отпусти же его, умоляю... Мишенька, скорее же, он его задушит!. – прорывается хрипловато – серебряной трелью, взвиваясь под потолок голос Ланушки.. Влекущие, загадочные, неслышимые прежде, ноты ошарашивают меня, на миг вытащив из реальности . И хватка моя – слабеет невольно.

Мэтр Кювье, подбежав к массивному письменному столу на львиных лапах-  ножках, что то торопливо ощупывает пальцами на твердом бордюре. Кнопку тревоги? В двери, распахнувшиеся без стука быстро влетают два дюжих молодца в черных рубашках с дубинками.. Но Нежин, подняв в холле вихрь солнечной пыли и аромата прожаренных круассанов и какао из открытого запасного входа, выбегает на улицу, растворяется, исчезает. У меня в руках остается лишь воротник его модного пальто – блейзера в светло серых тонах.
- Милый, родной мой, что ты, не надо, бог с ним, это давно было... что ты... успокойся. – Она пытается удержать меня, обнимая, повисая на руке, выбегая в холл вслед за мной, Кювье, Мишкой, охранниками.. Нежина нигде нет.

-Звони комиссару быстро, е - мое, черт... Удрал, зараза... Куда понесся? Опять в Кордову?– Мишка яростно фыркает, рвет на себе ворот свитера и тотчас же - бросается к Ланушке:
- Не тронул он тебя, ангелочек? Цела ты? Не бойся, я тут...
Фей кивает, хрипло кашляя, уткнувшись головой в вороховское крепкое плечо.
-Пить хочется.... Очень. – Ее голос необычно бархатист, музыкален, его хрипловатые ноты будят что то странное, чуточку земное  и первобытное в наших душах и замирает сердце в слепящем солнце, в косых его квадратах, в чуть вытянутом, неправильном силуэте парижского полудня..





Рейтинг работы: 40
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 319
© 20.04.2016 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2016-1651839

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Валентина       21.04.2016   17:15:08
Отзыв:   положительный
Очень динамичная глава.Читается на одном дыхании.В таком коротком объёме вместилась целая гамма всевозможных переживаний,эмоций,чувств.Жду продолжения.Спасибо,Светлана.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       22.04.2016   08:44:20

Благодарю Вас сердечно...
Инна Филиппова       21.04.2016   08:35:37
Отзыв:   положительный
Прекрасно... Мастерски...
С неожиданным поворотом сюжета в конце...
Наслаждение - тебя читать...

Обнимаю )


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.04.2016   09:17:32

Люблю и всегда жду твоих слов...

Ди.Вано       20.04.2016   19:37:07
Отзыв:   положительный
Интересный вариант...
Новая грань творчества.
Поздравляю!
С признательностью
Д.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.04.2016   09:20:23

Благодарю сердечно...

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.04.2016   09:15:15

Сердечно благодарю...
Ольга Сысуева       20.04.2016   17:06:54
Отзыв:   положительный
Очень трепетная, полувоздушная, тонкая глава...
искренняя... тронули слова Фея "Мне нравится лекции читать"...
Очень понравилась забота о ней Ворохова и Грэга. Жду продолжения. Очень интересно.
Благодарю за красивую главу,
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       21.04.2016   09:16:34

Обнимаю, Олечка.. Спасибо... сердечное спасибо...










1