Гл. 24. Рисунок без черновика..


Гл. 24. Рисунок без черновика..

...Белые стены… Двери, отбрасывают от себя солнечные блики словно мяч… Второй час я смотрю на эти двери. Мысленно разбивая их головой, ногами, сердцем…За ними мой маленький солнечный ландыш, моя  непостижимая, нежная,  Ланушка…

- Грэг, возьми.. Выпей. – Ворохов всовывает в мой сжатый кулак какой то стакан с коричневой жидкостью. - Кофе. Выпей. Перье звонил. Этого отморозка допрашивают уже полтора часа. Молчит, упертый, скотина. Жаль, не дали мне его.. добить. – Ворохов грызет сжатые в кулак костяшки пальцев.. – Держись, брат.. Врач сказал, в двух сантиметрах,  по касательной… неглубокая рана… просто антитела ей капают долго… Противостолбнячный, гемоглобин упал. Она поэтому без сознания.. Держись…

Белые стены. Голова нестерпимо болит. Хочется вырвать все волосы разом.
- Дети! – хриплю я - Нюта, что она? Ты ей сказал, чтобы не отпирали никому?!!
- Их увезли в отель. Так безопаснее. Перье распорядился по телефону.
- Черт бы их всех драл.. Перье, Мерье.. Сволочи! – я бессильно кусаю край локтя, клоню голову в колени.. – Ланушка… Моя девочка.. сокровище.. Как я мог прозевать?!… Ты видел ее? Почему мне нельзя к ней?..

- Я не видел Ланочки, Грэг. Там стекло, а на стекле – жалюзи.. Что я мог увидеть? Врач сказал, что все должно быть хорошо. Но ей нельзя волноваться. Сердце..

- Я не буду без нее.. Ни минуты. – Резко и холодно бросаю я, растирая мысленно, в пыль,  ламинатные плитки пола… ты ведь знаешь, мы с ней - одно…
- Знаю, брат.. Но у нас с тобой силы хватит удержать ее, не отдать.. Не кисни, давай.. Ты не только с ней, ты с нами- одно целое. . И Никуша.. И Лешка у нас…


Лешка.. И до смерти не забыть мне, как он бежит рядом со мной, с носилками, до «скорой», с непонятными немецкими надписями и зеленым крестом, на ходу стягивая с себя маленький смокинг и пытаясь накрыть им плечо Ланушки, с которого тонкой змейкой сползает на асфальт кровь.. Он что то хрипит, бормочет, на ходу размазывая по щекам грязь дождя, слез.. непонятно чего…

Вместе с Лешкой вслед за носилками бежит и скачет по асфальту мое замершее от неизбывной боли сердце.. Растерянное, растерзанное, толчками несущее кровь к горлу, голове, вискам., кадыку. Обжигающее.


...Что то горит в самой его середине, как уголь, Боль.. Она растет, нестерпимо, ширится, как шар… давит.. но тут распахивается двери, и человек в зеленом халате с белой повязкой в пол – лица, что то быстро говорит мне по - немецки, которого впервые в жизни я не понимаю. Я, переведший Арендт и Рильке, Бохенхоффера Гете.. Гейне…

Мишка слушает светило медицины, переходит на беглый английский, потом хватает меня под локоть, тащит в глубину странной, салатно -  белой в кафеле и камелиях комнате, где у стены, на широкой кровати с поручнями, как младенец в колыбели, лежит она, широко раскрыв глаза, полные слез.
Ноги мои подкашиваются, будто спички, поручень тотчас оказывается вровень с моим лицом.. Она смотрит на меня, губы ее шевелятся, но я почти не слышу голоса, только свистящий шепот.

И тут до меня доходит смысл слов врача, который подняв меня, с помощью Ворохова с пола, объясняет что то про севшие в результате стресса связки, гормональный срыв, сбой..

- Фрау сейчас нельзя разговаривать и волноваться. Мы ввели препараты...  Через пару часов вы сможете решить, удобнее ли Вам будет уехать домой или Вы до утра пробудете здесь…
- Я никуда не поеду! - Решительно качаю головой. – Это не обсуждается. Я буду с ней. Только рядом… На полу, на окне.. Мне все равно. Не имеет значения!

- Хорошо, хорошо, герр Яворски,  - остужает мою категоричность молодой хирург, чуть насмешливо сузив зрачки. – Фрау необходим покой… Старайтесь держать себя в руках. Все страшное позади.. – Он что то расспрашивает меня о страховке, снимках, но тут вмешивается неугомонный Ворохов, они выходят из палаты и я вновь вижу перед собой только ее глаза, огромные, вобравшие в себя вселенную, где живет мое сердце.. моя истерзанная тревогой душа..

Я сползаю коленями на холодный пол, мои губы осторожно касаются ее уст. Они бескровны, но теплы и растворены в тревожно- неумолчном шепоте…
- Любимый, родной… прости… как ты?..белый весь… не бойся, я теперь с тобой.. о, господи… Никуша… Лешенька.. детей перепугала.. Он не тронул детей… мерзавец? – Ланушка ахает, сдавленно, и мечется в постели, рискуя сорвать какие то трубки у предплечья, перевязку, пластыри…


- Нет, нет, все хорошо,   с детьми Аня. Успокойся, голубка моя, все хорошо с нами. Вон, Мишка за дверью басит, слышишь? Лежи спокойно, сокровище , ну что ты…
- Это … все так быстро.. я даже не знаю, кто он… и зачем…

Я глажу пальцами ее щеки, виски, подбородок..
- Полиция все выяснит.. Не думай, зачем он тебе сейчас? Главное, его задержали… - Я осторожно целую ее, счастливо ощущая знакомую тяжесть ее тела на своей руке.- Тебе удобно? Поправить что нибудь? Позвать медсестру?
- Я же не бельмеса по немецки. Без тебя, как я? Ужас! – непривычно хрипит мой серебряный фей. – И что то с горлом. Спроси, можно мне попить? Пить хочется…
-Да. Сейчас… Сейчас, любимая… Не волнуйся..


Приносят подогретый апельсиновый сок, четверть стакана, поднимают изголовье кровати, что то быстро поправляют, меняют чехлы на подушках, я пою ее с ложечки, пока Мишка старательно записывает под диктовку врача, что привезти завтра к выписке.
- Ох… А платье, Миша.. Он же платье мне разрезал. Платья нет! – шепотом сокрушается фей, прижав здоровую ручку к щеке.
- Какая чепуха, королева.. Главное, ты здесь. Я тебе десять платьев новых куплю, а на небо не отпущу. Поняла?- Мишка притворно хмурится.- Лежи, молчи. Доктор не велел тебе две недели, минимум, разговаривать.
- Как две недели? А лекция? Моцарт? – опять взволнованно машет ручкой фей и вдруг разражается непритворными, взахлеб, детскими рыданиями, от которых ее огромные глаза темнеют как вечернее небо. Мишка испуганно вылетает из кресла, в ту же секунду, неуклюже расставив руки, подняв их кверху… - Королева, перестань, ты что это?!!
- Что? Что ты, Ланочка? Что? Что случилось такое, моя девочка? Больно? Где? – я осторожно глажу ее дрожащую спину, руки.. – Мишка, вечно ты – рассерженно, гусем, шиплю на Ворохова..- Язык твой…
- Да что я то? Что я сказал такого? - теряется и фыркает, обороняясь, тот.- Ты чего, ангелочек?! Перестань плакать.. Чего ты.. Сердце оборвалось прямо…
- Горушка, там.. в сумке.. там… - она закрывает лицо рукой, всхлипывает. Весь ужас пережитого выливается в эти рыдания.
- Что было в сумке? Что, мое солнышко? Кольцо, шарф, ключи, документы,что? – Я осторожно сжимаю плечи фея в попытке успокоить ее.
- Лекция.. Там лекция была.. начало.. Про Моцарта…
- Фу –уу! – хрипло выдыхаю я. – Боже, с ума сойти.. Ланочка, девочка моя, жизнь моя, что же так плакать, то… Ну, это же - просто лекция… Перестань, умоляю. Тебе нельзя волноваться.. Врач нас выгонит в шею…Ради Христа, успокойся, ласточка!- Я умоляюще, хранительно, разбрасываю над нею руки, поднимая их ладонями вверх. …….
- Да – аа… Это тебе- чепуха .. Фей безутешен. - А я же так больше не напишу… Ты же знаешь, вот..


…Я знаю. Слишком хорошо знаю, что моя крохотная Ланушка – божья флейта, импровизатор, ловящий слова из воздуха, снов, ветра.. Моих поцелуев, моих растерянных слов, растворенных в ночи или в шутку брошенных посредине белого, слепящего дня…Это не каприз.. Это суть ее.. Жизнь в которой никогда нет черновиков. Судьба. Рисунок, который с небес бросили ей боги. Насмешливо лаская, любя… Дразня. Казня и терзая непрестанно. И возразить мне или нам обоим часто на их решение - нечего. Я просто продолжаю успокаивающе бормотать что то совершенно непоследовательное, глупое, детское, нежное…:


- Мы придумаем что - нибудь… Соловушка мой мне все нашепчет на ухо тихонько, а я запишу.. Хоть на тарабарском, хоть на бретонском, обещаю! Только поправляйся.. – Я подмигиваю моему заплаканному сокровищу обеими глазами сразу, и поднимаю вокруг нее суету с одеялом, полотенцем, подушками: веселую, осторожную, немного нелепую, лишь бы больше не видеть соли слез в ее глазах. Кристаллы этой соли тают на моих губах, касаются щеки, кадыка..


…Сквозняк от раскрытых дверей палаты приносит с собой предутреннею свежесть, и я отчетливо понимаю, что наступило завтра. Очередное завтра с ней. Длинное. Бесконечное. Я безумно рад этому. Перемигиваюсь с Мишкой. Знаю, что он поможет мне. Длить это завтра. Рисунок ее Судьбы. Без черновика. Небрежно брошенный нам богами с небес… Не для казни. Для жизни. Для дыхания. Для любви.





Рейтинг работы: 51
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 401
© 14.04.2016 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2016-1643454

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Инна Филиппова       15.04.2016   11:18:39
Отзыв:   положительный
Так понятно, и страшно, и трогательно - одновременно.

И внутреннее состояние Грэга, которое воспринимается, как свое собственное...
И эта лекция, кот. вызывает улыбку сквозь слезы; маленький эпизод, в котором - весь Фей...

Написано мастерски, прочитано - на одном дыхании.

Лю.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.04.2016   11:43:20

Как тебя обнимает фей, чемпион мира по обниманию:)))))))))))))))))))))))))))))) Спасибо! Люблю...
Ди.Вано       15.04.2016   10:18:49
Отзыв:   положительный
шепотом: блистательно.
Столько чувств, столько бережности и надежды..
И будут новые импровизации у Фея..
Любовь лучший лекарь и творец прекрасного.
Поклон.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.04.2016   10:22:57

Шепотом так трудно говорить. И так легко... Нежно. Спасибо Вам. Как я Вам признательна... За внимание...

Валентина       14.04.2016   17:11:52
Отзыв:   положительный
Как хорошо,что наступило завтра.Не смотря на печальные события,глава светлая,добрая.Спасибо,Светлана.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.04.2016   07:19:32

Вам спасибо...
Ольга Сысуева       14.04.2016   14:49:14
Отзыв:   положительный
Светлана Анатольевна, очень трепетно, трогательно, нежно! И его забота о ней, и её забота о детях, о Моцарте, лекции. И конец хороший. "Перемигиваюсь с Мишкой, знаю, что он поможет мне. Длить это завтра. Рисунок её судьбы. Без черновика. Небрежно брошенный нам богами с небес..." Очень трогательно! Жду продолжения!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.04.2016   07:20:20

Благодарю, Олечка...

Ольга Сысуева       15.04.2016   17:19:39

Не за что, Светлана Анатольевна!

Ольга Сысуева       15.04.2016   10:21:38

Благодарю Вас и жду продолжения!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.04.2016   10:28:17

Оно будет. Обязательно...









1