С… но… видения...


    С… но… видения
    (Три этапа развития деградации.)

    I. Жизненный опыт показывает, что не всякий сон даст выспаться.

    * Узнал человек откуда-то, что чем выше, тем дальше видно и начал взбираться. Взбирался и удивлялся: почему это у альпинистов, чем выше, тем холоднее, твёрже, голоднее и всё меньше удобств, а здесь совсем наоборот. Не те вершины они, наверное, выбирают. Ну, да это их проблемы. Взобрался! Высоко! Края видно! И уши слоновьи, и головы черепашьи. Хорошо вдаль смотреть! А вот вниз - боязно… что-то там не так всё, копошится кто-то… в дали чище.
    * Человек нажал маленькую кнопочку, а звонок не зазвенел! С тех пор стал человек бояться маленьких неработающих кнопочек. Узнали про это человеки и решили помочь ему избавиться от такого страшного недуга. Взялись они делать кнопки одну больше другой. Как сделают, так зовут человека нажимать. Только, хоть и большие кнопки, а всё равно он побаивался, один не нажимал, только вместе с человеками. А то вдруг стан не застонет, или прокат не прокатится, или турбина не затурбинится, или завод не заведётся… Конечно, человеки до этого много раз проверяли – пробовали, но тоже побаивались.
    * «Работать нужно, а не…» - сказал человек и начал. Работал он, работал и стал замечать, что не видит никто его работы и его самого тоже. Тогда решил человек хотя бы себя показать. Начал туда-сюда ездить, с народом здороваться, потом разговаривать с ним, чай пить, а иногда даже пиво! Стали его приглашать всякие чудеса смотреть. А то когда их ещё увидят… тут, хоть шанс есть: показывают человека, а рядом и чудо мелькнёт, может, кто нужный заметит. Только человеков вокруг многовато. Заслоняют они всё.
    * Не довелось человеку служить в военной армии, время тогда было мирное, а желающих хоть и мало находилось, но достаточно. Вот шёл он однажды и увидел карусель. И самолёты на карусели были, и корабли, и танки, и, даже, подводные лодки! Только на карусели все места дети заняли. Расстроился человек. Узнали про это человеки и стали утешать: «Ну и пусть катаются на игрушечных! А мы на настоящих! На настоящих интересней!»
    * Решил, как-то человек собрать единомышленников и собрал. Только немного их собралось… практически он один. Тогда пришла к нему мысль, вырастить единомышленников, вырастили же овечку Долли. Взял он клетку, которую не очень жалко и начал. Растил - растил и вырастил. Только не единомышленники это оказались, а нечто согласное. Не всегда ведь вырастает, то, что хочется. Может клетка не с того места была. Стало это согласное само по себе дальше расти, а потом и припухать начало. Присмотрелся человек к припухлости: нет, не припухлость… это уже опухоль.
    * Больше всего человека удивляло, что не отторгается искусственно выращенная опухоль. Долго думал, но так и не догадался. И народ не догадался, он и так знал - отторгается то, что прижиться должно, а то, что отдельно растёт, отторгаться не может. Оно само по себе. Единственное неудобство, что эта штука сверху и всё больше. Дышать народу труднее стало. Только, как об этом во сне человеку скажешь? Или только во сне и можно сказать? Во сне-то – вот он! Нет, бесполезно - решит, что это ему приснилось.
    * Проявил как-то человек интерес к государственному устройству, и сделали человеки из страны модель. И начали на ней всё показывать: вот, если здесь повернуть, то вон там заскрипит; если здесь палку в колёсико воткнуть, то вот тут остановится; а, если вот эти гайки закрутить, то… Народ, который внутри, думал, что в стране живёт, а тем, кто снаружи, лучше было видно, что это модель. Поковырялся человек в разных местах механизма и стали колёсики не вместе, а по отдельности крутиться на одном месте… Вот так и удалось достигнуть стабильности.

    (Нужно как-нибудь, хотя бы законодательно, освободить спящих от ответственности за просмотренное.)


    II. Если темно, то может это и не ночь… может, просто, день такой.


    * Вот пришла к человеку «пора честь знать». Честь она такая штука, которую время от времени желательно знать. Решил тогда человек отойти в сторону, хотя человеки ему предлагали ещё их порадовать. Нет. Отошёл, а на своё место другого человека поставил. Так и получилось два человека: человек и другой человек. Поинтересовался другой человек, надолго ли он на месте человека у самого человека, а тот хоть и говорил чего-то, но в общем промолчал. Показалось ему, что так интересней для всех будет.
    * Решил другой человек промежуток времени неизвестной продолжительности на пустяки не трать. И упразднил часовой пояс, который у него как раз на пустяки приходился. Хоть и зашевелились несмело воспоминания из школьного курса о соответствии числа часовых поясов числу часов в сутках, но ведь наука не стоит на месте, она иногда и стелется… оно же, чем ниже центр тяжести, тем устойчивее положение. Наука, одним словом.
    * Другой человек в армии служил ещё меньше чем человек, поэтому, чтобы не было сомнений, что он главный военный, другой человек прямо на куртке и написал, что он главный командующий всеми военными. Посмотрели на это человеки и все сомнения у них развеялись, по поводу того у кого написано, что он главный военный. А чего тут сомневаться? Аккуратно написано и достаточно крупно. Любой прочитает и убедится. У нас любят читать оригинальные надписи в неожиданных местах.
    * В детстве другой человек был послушным ребёнком. Поэтому, когда он стал другим человеком, то очень удивлялся, что человеки не делают того что им говорят. Соглашаются, инициативу проявляют, отчётность в порядке содержат, а дела нет! Может времени им не хватает, помимо основной жизнедеятельности ещё и поручения выполнять? Расстроился было другой человек, да вспомнил, что его за непослушание ругали и наказывали и тоже стал ругать и даже наказывать. Тут, собственно, про дело все и забыли.
    * Узнал другой человек, что у народа много времени: зимнее и летнее, и какое-то отменил. Кинулись журналисты искать, кто же этому обрадовался. Думали хоть коровы, но те сделали вид, что по часам не понимают. Тогда показалось другому человеку, что этого мало, что ещё что-то выдающееся совершить нужно! И решил побороть взяточничество, только человеки посоветовали ему сначала с чем-нибудь попроще управиться… например, с коррупцией. А, исторические устои пока не подрывать.
    * У другого человека был большой жизненный опыт. Он точно помнил, что если кубики переставить, то всё совсем по-другому будет, может быть, даже ещё лучше. А, если в слове буквы поменять, то смысл изменится кардинальным образом. Взял он одно ведомство и провёл коренные преобразования. Отошёл в сторону полюбоваться новым содержанием, да слаженной работой… потом с другой стороны обошёл, потом со всех сторон. К удивлению другого человека ничего не изменилось - как была со всех ракурсов одна часть тела, так и… Наверное, следовало поменять не две буквы, а больше, может быть, даже целых три.
    * Смотрел, смотрел человек на то, что другой человек, в отведённое ему время, делает со временем и с другими измерениями и собрал единомышленников посоветоваться. Только снова собралось их немного – опять он один! И «пора честь знать» до последнего тянет. Решил тогда человек опухоль немного подправить, но самому своё жалко. Обратился к окружающим, только не стал говорить, кто вырастил, а сказал: «Смотрите, что выросло!» Потому что, если не сказать, кто вырастил, то никто и не догадается. И много нашлось желающих на фронт, поскольку ясно к тому времени стало, что чем ближе к опухоли, тем теплее.

    (Сомнительные сновидения лучше заранее объявить бредом и обвинить во всём повышенную температуру.)


    III. Сон отличается от яви тем, что время от времени заканчивается.


    * Собралась «пора честь знать» уходить и решил человек снова стать человеком – вернуться, значит. Точнее, он никуда и не уходил, чего зря обувь стаптывать. И ещё захотел человек, чтобы его выбрали. Каприз такой. А тут, непонятно откуда ропот поднялся: «Так ведь нет выбора!» Удивился человек: «Как нет? А, я?» Ропот свое ропщет: «Так один это не выбор! Выбор это когда несколько!» Но, человек был твёрд в желании всех осчастливить, он сказал: «Нет! Выбора нет, когда никого нет, а когда один есть, то и выбор есть!» Так и случилось – выбрали.
    * И возрадовались человеки продолжению счастья и стабильность. Счастье оно в стабильность счастья и надёжности вкладов. Единственный кто засомневался, так это народ, только он был в единственном числе. Человеков-то, вон сколько, а народ один. В меньшинстве, значит. Куда ему против большинства. Потоптался народ, по бокам себя похлопал, да и снял шапку. Но, чтобы не заподозрить себя в верноподанничестве, почесал макушку и для приличия и для активизации мыслительной деятельности.
    * Почесал народ макушку ещё немного и отважился не смиряться безропотно. Принялся человеку на человеков жаловаться. С незапамятных времён народ себя так успокаивал, а может быть и ещё раньше. Человек проникся и сделал строгое лицо. Тут человеки на народ стали ябедничать. А, человек решил лицо соблюсти и громко сказал, что народ один и его обижать никак нельзя, а то никакого народа вообще не останется. Удивились человеки: «Неужто, никак?» А человек своё: «Никак. Только по закону. И лучше не обижать, а проявлять заботу».
    * Решили человеки, что благо важнее всего остального и взялись законы выдумывать. Необходимость создания новых законов вытекала из старых. Разжижение чего-то там, скрывать можно долго, но не вечно – вытекает. И началось законотворчество и никак оно не закончится, поэтому о законности пока вспоминать перестали – не до неё. Главное темпы – законов должно сочиняться столько, что бы и грамотный не успевал прочитать, тем более вникнуть.
    * Посмотрел человек в окошко, а там опять опухоль. Пересел к другому окну, и там она. Решил съездить на окраину – не меняется картина. Поехал подальше, потом полетел… бесполезно. Человеки стали говорить, что радоваться нужно такому продуктивному размножению, а человек засомневался и призвал опухоль к самоочищению. Опухоль согласно закивала. Человек сделал вид что поверил и поручил её другому человеку. И тому интересно попреобразовывать и детище под присмотром. Если что не так, то всем будет понятно, кто недосмотрел.
    * Вернулись метеорологи из отпусков и погода испортилась. Беспокойство появилось, показалось народу, что его опять обманывают. Стал он бродить из угла в угол - это заменяло народу мыслительную деятельность. Статичность создавала иллюзию дремоты, а брожение позволяло о себе напомнить. Так уж повелось, что народ сам думает редко, обычно за него думают те, кто считает, что это хорошо. Традиция. Народу остаётся только головой из стороны в сторону крутить и удивляться: какие все умные!
    * Почувствовал человек, что образования не хватает и решил принять меры. Для начала повысил зарплаты карательным структурам. Потом велел додумать вытекающие законы. Додумали. Оглядел человек окрестности со своего верха и решил, что народ поумнел, поскольку большей частью дома сидит, а на митингах разных, совсем незначительной частью присутствует. Сверху лучше видно и всё сразу. Но, на всякий случай, человек решил объявить новые реформы, потому что старые никак не удаётся закончить.

    (Просыпаться рекомендуется не спеша и аккуратно, чтобы оставался шанс притвориться спящим.)

С. Васильев для пьесы "Больше одного не собираться!" (https://www.chitalnya.ru/work/1664668/)






Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 142
© 11.03.2016 С. Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2016-1591300

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Наталья Котомина       22.04.2016   09:25:30
Отзыв:   положительный
Интересно написано, спасибо!
Успеха вам!
Заходите на мою страничку.


С. Васильев       23.04.2016   16:18:33

Спасибо!!!









1