Выставка художников в Лондоне. Из архивов


Выставка живописи в Александра – палас…

Наш хороший знакомый, Ричард Пепел, чех, живущий в Англии более тридцати лет, пригласил нас на выставку, в Лондоне, где он будет показывать и постарается что-нибудь продать из своих работ. Участвуют в выставке не только художники из Англии, но и заграничные и потому, я надеялся встретить там и русских, или русскоговорящих как теперь выражаются.
… Дело было осенью. Несколько дней до этого лили дожди и когда мы приехали к парку и поставили машину в одном из прилегающих переулков, то выйдя на парковый газон, мы, несколько раз попали в грязь и потому, петляя, избегая мокрых мест, поднимаясь вверх по склону холма, с трудом выбрались на асфальтированную дорожку.
На вершине был расположен большой, великолепный дворец.
Выйдя на террасу перед дворцом, я обернулся и ахнул – внизу, под нами, расстилался Лондон – вдалеке виднелись небоскрёбы нового Сити, а ближе, на противоположной стороне долины, стояли двух – трёх этажные домики, один примыкая к другому, ярусами поднимаясь по склонам невысоких холмов. Хорошо видны были очень издалека, неширокие улицы, совсем игрушечные автомобили припаркованные у домиков, изогнутые, изломанные неаккуратной застройкой, улицы…
Я вспомнил и моя жена подтвердила, что мы были здесь лет пять назад на фейерверках, которые здесь, с холма, от стен дворца, смотрят каждый год, в один и тот же день, многие тысячи лондонцев…
Тогда была уже ночь, и, в темноте, взрывавшиеся и распадавшиеся на «созвездия и галактики» фейерверквые заряды, казались мне театрализованным представлением иллюстрирующим образование звёздной Вселенной. Люди стояли тогда на склоне холма, плечом к плечу и вскрикивали от восторга, когда разноцветные огни с треском рассыпались в тёмном небе.
Вспоминая всё это, мы, спросив у кого – то из прохожих, где вход на выставку, обогнули большое здание справа и заметив вход, вошли внутрь.
Интерьеры дворца были просторны и стильно оформлены, а в большом мраморном вестибюле был небольшой зимний сад. Посередине стояла крупная зелёная пальма, с жёсткими, блестяще зелёными продолговатыми листьями, собранными в пучок, и ствол, похожий на слоновью ногу, щетинился мохнатой, пупырчатой корой…
Пройдя, чуть вперёд, дальше по коридору, мы вошли в громадный зал, поделённый перегородками на небольшие, квадратные пространства, внутри которых на трёх стенках висели картины, картинки и рисунки.
Неподалёку, со скучающим разочарованным видом, стояли или ходили создатели этой «продукции». Художников здесь собралось более сотни и все они отличались друг от друга художественными стилями, манерой живописи, характером техники…
По номеру, написанному на приглашении Ричарда, мы отыскали его «комнатку, и вскоре увидели его, бородатого, черноволосого, с большим горбатым носом на греческом лице и смеющимися, весёлыми глазами. Он почему – то напомнил мне древнегреческого философа, и когда я ему об этом сказал, то он долго и заразительно смеялся. Мы виделись последний раз лет пять назад и потому оба наверное сильно переменились.
Тогда, «много лет назад», (в чужой стране, каждый прожитый год воспринимается как вечность) мы с женой, были у Ричарда, в гостях, в Йорке, куда он переселился из Лондона, лет двадцать назад.
Он принадлежал к тому поколению хиппи, которые в семидесятые годы по всей Европе искали место где они могли быть свободными и творческими личностями. Первое время в Лондоне, после переселения в Англию, Ричард работал в церкви Сент Альбан сторожем, и пытался «красить» картинки и писать романы…
В конце концов он преуспел и в первом и во втором. Конечно он не мог жить на деньги от продажи своих картин и романов, которые начал издавать в Праге - тиражи были мизерные, как обычно у начинающих. Поэтому, он устроился почтальоном, чтобы обеспечивать жизнь себе и своей семье…
Потом, они всем семейством переехали из Лондона в Йорк, где, намного легче, купить дом и жить было значительно дешевле. Там, он тоже, привычно работал почтальоном, в основном по утрам, а остальное время посвящал творчеству…
… Поздоровавшись мы некоторое время обменивались семейными новостями, а потом Ричард стал рассказывать о выставке…
Выставка организована в помощь художникам Англии, живущим, как в Лондоне, так и в провинции. На этой выставке зрители могли не только осмотреть экспозицию, но и купить понравившиеся им картины и скульптуры…
«Однако – рассказывал Ричард посмеиваясь - зрителей было совсем немного, особенно в пятницу, в первый день выставки и потому, скучающие художники ходили сами по выставке и оценивали работы собратьев по ремеслу…
- Я тут познакомился – весело рассказывал Ричард, - с русскими художниками из Москвы, и с двумя - из Грузии. Один из них скульптор, а другой живописец. Он, совсем недалеко расположился – и Ричард показал на «комнатку» в конце прохода.
Я пошёл туда и познакомился.
Это был московский художник Гомозов, который впервые оказался в Англии и потому, был рад «земляку» и возможности поговорить по-русски, с посетителем выставки. Картины Гомозова мне понравились лёгкостью красок и рисунка и некоторой игрушечно – театральной манерой передавать романтические сюжеты.
Коломбины и Пьеро, на его полотнах летали по небу и порхали в садах и жизнь была благоустроенна и воздушна. Пока я рассматривал его работы, он достал красочный проспект и подарил мне. Он, тоже грустно пожаловался, что зрителей нет. А раз их нет, то и картины никто не покупает и даже не приценивается…
После, мы с женой подошли к стенду грузинских художников.
Один из них живёт в Германии и имеет пресс – агента, которая вместе с ним приехала в Лондон и привез множество проспектов и рекламных листовок.
Краски на полотнах этого темпераментного и общительного грузина, вполне испанские горячие и резкие по колориту, а по композиции напоминают Гойю или даже Пикассо?
В разговоре с нами, художник сердился на организаторов, а пресс – агент, крупная женщина в ярком платье, сетовала, что никто даже к стенду не подходит, чтобы поговорить и пообщаться…
Второй мастер грузин – скульптор, довольно известный в Европе, хотя и сравнительно молодой, работающий в новаторской технике кости совместно с гипсом и мрамором.
Он учился в Тбилиси, а потом в Москве. Его работы стоят на площадях и в скверах в Брюсселе и других европейских городах.
Замечательная скульптура, игрок в конное поло, в одну четвёртую величины, стояла на стенде и я с удовольствием любовался динамизмом и совершенством форм лошади и всадника, объединенных в едином порыве движением к цели.
Я подумал, что эту работу мог бы оценить по достоинству и приобрести наследник английского престола, принц, Чарльз, страстный любитель и профессионал игры в конное поло, как впрочем и его сыновья принц Вильям и принц Харри…
Оба художника пожаловались мне, что помещение хорошее, но зрителей почти нет и видимо организаторы не совсем продумали систему рекламы выставки – продажи.
Я, как мог успокаивал их и говорил, что уже сам приезд на Британские острова – это начало знакомства с большим рынком искусства, потому что Англия и Лондон, постепенно становятся финансовой столицей мира, и потому, возможности продажи произведений искусства здесь, с каждым годом увеличиваются.
Я в свою очередь пообещал написать статью об этой выставке с намерением опубликовать её и снимки картин в сетевом журнале, главным редактором которого я являюсь…
И на прощанье предложил обменяться визитками…
Мы ещё немного поговорили о неприятных политических осложнениях в отношениях между Грузией и Россией, вспоминали давние времена Советского Союза, когда можно было не задумываясь ехать в любой конец страны, и встретить всюду радушный приём и гостеприимство. Особенно этим славились жители Кавказа…
Простившись с грузинами, мы с женой пригласили Ричарда попить чаю и просидели в импровизированном кафе некоторое время, слушая рассказы его о своих написанных и изданных в Чехии рассказах и романах…
Постепенно, он становился известным, у себя в Чехии, писателем. Хотя по – прежнему, тиражи были небольшими, и зарабатывать на книгах, достойные деньги, не было никакой возможности. Героями его романов были животные, воплощавшие в себе человеческие черты и характеры. Это вполне отвечало весёлому и ироничному характеру нашего друга…
Простившись с Ричардом, мы проходя между рядами стендов, заметили портреты балерин и подойдя заговорили с английским художником, автором этих картин, который объяснил нам, что рисовал балерин и танцоров из Большого театра, во время их гастролей в Лондоне. Мы взяли у него визитку, с намерением, в будущем посетить его мастерскую и купит недорогую картину с сюжетом из жизни балета – наша дочь сама занимается балетом и не пропускает ни одной значительной премьеры в Роял – Опера или в Колизеуме.
… У самого выхода, мы увидели на стенде новую русскую фамилию и подойдя познакомились. Это был известный московский художник, с женой, которая сопровождала его на этой выставке. Они пожаловались нам на плохую рекламу выставки, на отсутствие покупателей и даже просто зрителей. Потом, случайно коснулись темы религиозности, и мастер показал своё небольшое полотно, выполненное в современной манере. «Тайная вечеря» - яркий, коричнево – алый колорит, динамика фигур окружающих Христа передавали напряжение и драматизм последней встречи Иисуса с апостолами…
Мы тоже обменялись адресами и простившись, пожелав друг другу удачи в творчестве, вышли из дворца. Снаружи уже давно наступила ночь и огоньки Лондона, лежащего далеко внизу, под нашими ногами, ярко сверкали, оттеняя темноту ночи.
По небу, во всех направлениях двигались мерцая огоньки самолётов, которых я насчитал в небе, не менее пяти, одновременно.
Эти сигнальные огни были похожи на яркие звезды из неизвестных созвездий, но только и звезды и сами созвездия, двигались по небу «разлетаясь» в разные стороны.
По полуосвещённому склону, осторожно, обходя топкие места на зелёном газоне, мы спустились к нашей машине, и уже там, направляясь в сторону дома, с увлечением обсуждали увиденное и услышанное.
Выставка поразила нас своим красочным богатством и многообразием приёмов и жанров. Память об этом событии надолго сохранилась во мне, и я подумал, что будет замечательно, если, в своём сетевом журнале, мы откроем рубрику живописи и первыми картинами, которые мы поместим на страницах журнала будут картины художников, с которыми мы познакомились в этот день, во Дворце Александры…

Другие произведения автора можно прочитать на страницах литературно-исторического интернет журнала «Что есть Истина?» (http://russianalbion.narod.ru/linksIstina.html) или на сайте Творческого литературного объединения «Русский Альбион» (http://www.russianalbion.narod.ru/)



Осень, 2005 года. Лондон. Владимир Кабаков.












Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 195
© 08.03.2016 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1588289

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1