Перед Новым годом


Перед Новым годом.


Зима-везде зима - даже в Англии.
Все приелось: частокол лондонских крыш каждое утро в туманно морозной дымке, короткий суматошный день с перебеганием с одной работы на другую, длинный вечер в ожидании тёплой ванны и постели…
Мы выехали в двенадцатом часу дня, двадцать девятого декабря, в субботу.
Моросил мелкий дождик, но мне показалось, на лицо упала крупинка снега.
«Новый год скоро. Пора бы» - ворчал я усаживаясь в машину, на переднее сиденье. За рулём- жена, ибо я по характеру своему не приспособлен к вождению машин: слишком резок в суждениях и поступках, а за рулём слишком нетерпелив…
Выехали на А-40 и помчались в общем потоке машин слушая гул ветра, шум мотора и радио-ФМ-3, где джаз окатывал слушателей оптимизмом и бодростью…
Оксфорд объехали по круговой дороге и чуть дальше, заехав в лесок, поели и попили кофе из термоса.
Дождь сменился снежным шквалом и я возрадовался вспоминая Сибирь, весну, неожиданный снег среди солнечного холодного дня!
Но снег скоро кончился. Сквозь дымно – седые полосы туч проглянуло ослепительное солнце, а на полях вдоль дороги забелел снег.
«Вот и зима пришла - думал я – и не по календарю, с её обычными атрибутами… Мороз и солнце- день чудесный!» - декламировал я, вглядываясь в панораму невысоких холмов с рощами и перелесками среди полей, в которых то тут, то там прятались дома местных крестьян…
Свернули налево, спустились по узкой ленте дороги в глубокую долину и увидели лес под названием Котсволдские холмы.
Вдоль петляющего ручья стали подниматься в вершину долины, где две тысячи лет назад римляне построили большую виллу для городского «начальства». От виллы остались фундаменты и обломки полов, но стоило напрячь воображение и ты видел на месте развалин, каменные белые постройки, воинов-охранников в шлемах с конскими хвостами, в блестящих наплечниках и с короткими, плоскими мечами.
По субботам, из этих бань выходили распаренные хозяева с бритыми подбородками, в длинных разноцветных тогах, говорящих на величественной латыни…
Ну а мы, дрожа от холода, переоделись, оставили машину под высокими мощными деревьями и отправились в поход.
Тихо и прохладно…
Неожиданно, где-то в лесу сухо защёлкали выстрелы и я с завистью подумал об охотниках, с утра бродящих по тихому лесу и высматривающих дичь.
И тут же, почти из под ног, с громким хлопаньем крыльев вылетел фазан сверкая коричнево-оранжевым опереньем. Вслед за ним второй, третий…
Серые , голенастые курочки бесформенными тенями, убегали по земле сквозь густые заросли ежевики.
Я ликовал! «Так много птиц, диких, крупных, красивых и так близко нас подпустивших…»
Пройдя лес поперёк, вышли на заснеженное поле и увидели свежие «тропинки» птичьих следов: стрелочки, следующие близко одна от другой – это фазаны, а раздвоенные, острые копытца - это маленькие олени –лани. Тут же следы собак и рядом следы подошв резиновых охотничьих сапог.
- Как здорово! - восхищался я громко. – Здесь фазанов не меряно, да ещё и олени есть. Вот раздолье для охотников!
Жена молчала, шла не спеша вдыхая ароматы леса и на моё восхищение не реагировала. …На закрайке полей, я увидел охотничьи скрадки, на один из которых взобрался по деревянной лестнице, посидел там, оглядывая поля и вспомнил Ленинградскую область, заброшенные поля неподалеку от станции Шапки, следы кабанов по краю зеленеющих озимых, на полях среди густых ельников…
Спускаясь назад в долину видели десятки фазанов взлетающих, бегущих и неподвижно замерших, перед взрывом полёта.
Видели крупного зайца, осторожно, с остановками перебежавшего дорогу.
Из-за горы ярко светило солнце. Где-то далеко слышны были звонкие детские голоса… Выйдя к двухэтажному дому, во дворе, обнесённом проволочной изгородью, увидели необычайно крупных, серых, с большими головами на длинных шеях домашних гусей, стоявших как изваяния, неподвижно.
Тут-же, от их кормушек слетели фазаны, а один, просто стоял и напряженно наблюдал за нами, прячась за изгородью.
Солнце село за лес, стало холодно и полутемно…
Выйдя к машине, мы, торопясь попили чаю и поехали искать ночлег…
Заехали в деревенский паб и хозяин объяснил нам, что ночевать мы можем в придорожной гостинице и что стоить будет комната для двоих шестьдесят фунтов.
А я вспомнил, что в Лондоне, неподалёку от вокзала Кингс-кросс, номер на двоих стоит пятьдесят пять.
А шестьдесят, да ещё в деревне, зимой - это слишком дорого…
Несмотря на то, что времени было только пять часов, уже стемнело и мы решили ехать в ближайший городок Сайренчестер, милях в двадцати пяти от леса. Там наверное повеселее, да и подешевле.
Минут через двадцать, въехав в холодный, пустынный город, оставили машину на стоянке и чуть соскальзывая на заледенелых лужах, вышли на центральную улицу, светящуюся новогодними ёлочными огнями и витринами уже закрывшихся магазинов.
В центре информации, узнали название улицы, на которой расположены «Бед энд Брейкфаст» и получили бесплатно путеводитель с адресами.
На улице, по которой мы шли сюда, было совсем пусто и очень холодно. На многих домах висели объявления: «Закрыто на Новый год».
Увидев наконец вывеску «свободные комнаты» - мы позвонили и нам открыла женщина, видимо хозяйка. Комната на двоих стоила всего тридцать пять фунтов.
Мы тут же получили ключи от дома и от комнаты, и пошли за машиной. Ужинать решили в пабе, почти напротив.
Перегнали машину, поставили её под окна «нашего» дома и отправились ужинать.
В пабе, сидели местные жители, пили пиво и закусывали, болтая обо всё на свете. Проводив нас взглядами, они через время вновь увлеклись беседой.
Мы сделали заказ: я взял мясо и пирог с овощами, а жена вегетарианскую яичницу с брюссельской капустой.
Мясо моё было в соусе с почками, пирог немного пересох, картошка в мундире не очень горячая, но мы проголодались и ели быстро, с аппетитом. За ужин заплатили всего тринадцать фунтов на двоих.
Придя в дом, мы никого не встретили, поднялись к себе в комнату, включили чайник, заварили кофе и развалившись на широких кроватях стали, попивая кофе, смотреть по телевизору фильм «Английский пациент».
Время незаметно приблизилось к полуночи, за окнами был мороз и мёртвая тишина и мы, поворочавшись крепко заснули, поплотнее укрывшись толстыми одеялами…
Снились тёплые, лёгкие сны и проснулся я уже на рассвете, когда в доме, внизу на кухне, тихонько забрякали чашки и зашуршали тихие разговоры.
Было около семи часов утра. Я ещё повалялся в постели задрёмывая, и проснулся окончательно только в половине девятого, когда золотистое солнце с любопытством заглянуло в наше окно.
Приняв ванну мы спустились в столовую где нас встретил приветливый хозяин в кухонном переднике. Мы заказали завтрак и выпив соку съели по чашке мюсли с молоком…
Немного погодя, хозяин принёс мне яичницу с беконом, сосиской и бобами, а для жены - яичницу с помидорами и гренки с настоящим деревенским маслом. Кофе был в металлическом кофейнике, с молоком в кувшинчике.
На стенах висели пейзажи написанные маслом в дорогих резных рамах и мы обсуждали качества пейзажей и их воплощение на картинах…
Наевшись, искренне поблагодарили хозяев, заплатили за комнату, быстро собрались и поехали осматривать местные достопримечательности - остатки римского амфитеатра…
Пропетляв по многочисленным разводкам на выезде из города, наконец въехали на нужную улицу.
На месте бывшего римского амфитеатра были большие бугры и глубокая яма посередине – там две тысячи лет назад, располагалась арена.
И вот, стоя на верху, поросших травой бугров - бывших трибунах, я вообразил себе арену внизу, гладиаторов бьющихся друг с другом, львов и медведей, нападающих на воинов! «Увидел» пёструю толпу зрителей в римских одеждах, услышал шум аплодисментов и яростные вопли «Убей его!!! Убей!!!»
…Светило солнце, гудели моторами машины внизу за буграми, и ночной снежок начал таять. Всё было как всегда, но мы словно прикоснулись к древности, страстям и опасностям той далёкой, давно прошедшей, утраченной жизни…
Но наше путешествие продолжилось.
Выехали из города в сторону холмов и въезжая в лес, окунулись в морозную, насторожённую тишину…
Впечатление от жестокого и яростного мира римлян, постепенно забывалось стиралось в памяти…
Оставив машину на очередной стоянке, по заброшенной железной дороге со снятыми рельсами, тихо шли среди утреннего леса, заглядывая в крутые, заросшие крупным лесомраспадки, поднимавшиеся откуда-то снизу.
Потеплело. Небо закрыли тяжёлые, тёмные тучи.
Тут и там из под ног взлетали фазаны к которым мы уже привыкли…
Часа через два, съели свой «пикник», сидя на свежеспиленных брёвнах.
Снизу, из маленькой долинки, неожиданно появился ярко-разноцветный, словно расписной фазан.
Он замер, глядя чёрными бусинками глаз в нашу сторону.
Мы сидели неподвижно, любуясь пришельцем и через время, фазан, так же тихо ушел за ряды елочек, как и появился.
Отдохнув, мы пошли дальше и скоро нас догнала машина местного егеря с сыном подростком.
Остановились поздоровались и поговорили.
Я рассказал, что я из России, из Сибири, что был там охотником и путешественником и часто жил в тайге в одиночку.
Егерь, подхватив тему сказал, что тоже не любит многолюдных городов и никогда не стоит в магазинах в очередях. Это ведь унизительно для свободного человека!
- А здесь тихо и мне нравиться - закончил он, а его сын молча кивнул головой, подтверждая сказанное отцом.
- Да, здесь почти как в тайге – поддакнул я.
Пройдя чуть дальше по лесной дороге заблудились, долго смотрели карту, а спустя полчаса, уже были у машины. Короткий декабрьский день заканчивался и на душе, после похода по лесу, было грустно и спокойно…
Вечером, возвращаясь домой, в Лондон заехали в Оксфорд, и долго искали этот старейший английский университетский городок, запрятанный в разросшиеся промышленные пригороды.
Наконец, въехав в город, оставив машину на платной, дорогой стоянке около дверей одного из колледжей и погуляли по старинным улочкам, среди почти крепостных стен, башен и башенок университетских колледжей.
Было очень холодно и чтобы согреться мы зашли в паб «Корона», выпили пива и поужинали. В этом пабе, пишут историки, часто бывал Шекспир и даже, говорят, что он был влюблен в жену его владельца.
После ужина, походили по тёмным тихим улицам разглядывая причудливые стены и фасады колледжей, почерневшие от дыма и копоти и потому, показавшиеся нам немного запущенными и неухоженными.
Может быть наше равнодушие было рождено новогодними морозами, темнотой и безлюдьем?!
О Оксфорде и Кембридже, я расскажу в другом очерке, ну а пока, мы сели в заиндевевшую машину, попили кофе из термоса, стараясь согреться и выехав на хайвэй, понеслись в сторону Лондона, сопровождаемые серебряной, полной луной, заглядывающей в машину то слева, то справа.
Навстречу нам двигался неразличимый «дракон», - поток машин с множеством пар ярко горящих глаз-фар.
Позади остались в ночной тёмной тишине и лес с дремлющими обитателями, остаткамиримской виллы и засыпанный землёй древний амфитеатр.
Впереди, на полгоризонта, вставало ночное зарево Лондона…

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com Е-майл: russianalbion@narod.ru




2003-09-26. Лондон.








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 167
© 18.02.2016 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1572405

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1