Грязная работа. Рассказ русского эмигранта.


Грязная работа.


Я не работал в Англии после приезда около полутора лет. А точнее я попробовал подрабатывать, помогая художнице делать поздравительные открытки и получал за многочасовую работу около двадцати фунтов в неделю. Я зарабатывал около фунта в час при кропотливой, напряженной работе. Однако скоро художница отказалась от моих услуг, чему я был втайне рад.
Когда я совсем заскучал без денег и без перспектив, мы с женой (сам я не понимал по-английски и тем более не говорил) пошли в трудовое агентство. Просмотрев сотни объявлений мы выбрали два-три, которые нам подходили и стали разговаривать с агентом- симпатичной участливой женщиной средних лет. Она куда-то звонила, с кем- то о чём -то договаривалась и выдала нам два адреса.
Назавтра жена позвонила по указанным адресам и в первом месте, уборщика посуды с утра до обеда, в кафе концертного зала «Фестивал-нолл» нам отказали, а во втором, уборщиком в Вестминстер – колледже предложили прийти. Я был согласен на любую работу, но только на полдня и с утра желательно. Это я указал в агентстве…
Встретили меня в университетском общежитии двое молодых людей и предложили на следующее утро выйти на работу.
Короткая справка.Мне за пятьдесят и в России я был директором большого подросткового клуба, с двадцатью педагогами и двумя уборщицами. Но делать нечего…
Утром в понедельник я получил ведро, швабру, резиновые перчатки, мне указали место где я мог переодеться и началась моя рабочая деятельность…
Три часа я мыл полы, ванны, туалеты, пылесосил и убирал студенческие кухни в квартирах из восьми комнат с гостиной. В комнаты я не входил, а все остальное было полем моей активности. Супервайзер-начальник показал мне, как надо мыть, чистить, пылесосить… и процесс пошел.
Платили мне в начале минимальную для Британии зарплату: три фунта шестьдесят пенсов за час. За две недели работы набегало около сотни фунтов.
Скоро я привык, познакомился с некоторыми студентами и остальными уборщиками. В основном это были африканцы, но бывали и европейцы: двое молодых парней из Югославии, которые меня почему-то жалели и снисходительно похлопывали по плечу. Потом появилась испанка и даже молодой вежливый китаец. Африканцы все хорошо говорили по-английски, а европейцы и китаец плохо, как и я. Владельцем фирмы уборщиков был весёлый и немного нервный Раджин. Со мной он был вежлив и видимо догадывался, что я знавал и лучшие времена.
Со временем, в уборщиках остались только африканцы и я стал называть себя белым негром, вспоминая знаменитое эссе Нормана Майлера «Белый негр».
Вскоре, я привык к работе, приноровился и захотел ещё подработать.
Через знакомых жены, я устроился в фирму по уборке офисов в Сити, «по черному», то есть без документов. Как выяснилось фирмой командовала женщина, а её сотрудниками были её сорокалетний жених и взрослая дочь.
Встречаясь с Шоном, так звали жениха, мы убирали маленькие офисы и во дворе в трёх- четырёх местах. Напарник был карибским негром из Канады. В прошлой его жизни осталась жена – ирландка и двое детей подростков. Разошлись они потому, что бывшая жена была алкоголичка и промучившись с ней лет пятнадцать, он её бросил. Сейчас Шон был женихом необъятно толстой хозяйки фирмы очень живой и общительной Магдален, которая от отца получила это дело в наследство.
Работая так два с половиной часа я получал ещё сто фунтов. Работы было немного, но мы, ездили с объекта на объект на автобусах, таская за собой пылесос в большой сумке и потому, к вечеру я прилично уставал.
Иногда, мы с Шоном, перед работой выпивали по бутылке пива, а то заходили в перерыве работ в паб и там я попробовал настоящий Гиннес и Карлсберг. Одним словом я пытался въехать в английскую колею и стать как все люди.
Однако с моей зарплатой скоро начались неприятности. Магдален памятуя о том, что яработал без договора, стала задерживать зарплату на месяц, а то и на два. Вскоре Шон ушел на другую работу, а я стал убирать офис на Олд –стрит. Работы было на два часа и получал я за неё, сто пятьдесят фунтов в месяц.
В последний раз, я не получал от Магдален зарплату за четыре месяца. Просто работал и ждал, вспоминая, что в России не получают зарплату по году.
Однако через своего знакомого я узнал, что фирма регулярно перечисляет Магдален мою зарплату.
В конце концов Магдален выгнали, заставив её заплатить мне за четыре месяца шестьсот фунтов. Фирма была китайская и когда они узнали о моих злоключениях с зарплатой, то зауважали меня.
На первой работе сменился уже второй супервайзер и на место молодого парня из Бразилии, который все время спал закрывшись в кабинете, пришла африканка средних лет, по имени Мария. Она резво взялась управлять и видя мою вежливость и безотказность решила, что я существо безобидное, тем паче, что не говорю по-английски. Она стала приказывать и указывать что и как делать, сваливала на меня самую грязную работу, под довольные ухмылки остальных уборщиков…
Один раз я не выдержал и так на неё рявкнул, ударив в ярости кулаком по перегородке, что она испуганно выскочила из комнаты и хотела вызвать полицию, но телефон почему-то не сработал. У меня могли быть большие неприятности и радовался, что все так обошлось.
После этого случая, она стала более вежлива и вскоре уехала в Африку.
Африканцы иногда посмеивались надо мной, не понимая, как может нормальный белый работать уборщиком. В Англии это прерогатива чёрных, или опустившихся людей, или иммигрантов, только что прибывших в Англию.
Но я терпел молчаливые усмешки и постепенно от меня отстали. Я ведь был воспитан в Советском Союзе, где все были равны и любая работа была не зазорна.
Уже через полтора года, за то же время работы, я зарабатывал вдвое больше и в общем, на двух работах получал иногда более шестисот фунтов в месяц.
Индиец, владелец фирмы, убирающей в университете, видя мою работоспособность зауважал меня и очень сожалел, когда я собрался уходить.
На второй работе тоже стало совсем неплохо. Я перезнакомился с сотрудниками фирмы и беседовал с ними о футболе, рассказывал о России.
Фирма занималась телекоммуникациями. Все работали с утра до вечера у компьютеров и у многих, даже молодых, в конце недели прорисовывались тёмные круги под глазами.
А я, как «белый человек», приходил после полудня, мыл посуду на кухне и делая перерывы читал газеты.
Потом, я пылесосил два зала, иногда попутно обсуждая результаты футбольной супер лиги с итальянцем Матео, страстным фаном итальянского клуба «Болонья». Я даже не переодевался, так как работа была чистая.
И ещё, я думал, что работать так, как работают эти молодые мужчины и женщины - не смогу.
Мне казалось, что так работать могут только рабы, у которых другого выхода нет!
- Ну а деньги? - спросите вы...
Ну а что деньги? Разве они делают нас счастливыми?
Главное, чтобы работа, которую вы делаете, была осмысленной. А служащие фирмы, как впрочем сотни тысяч клерков в лондонском Сити, мучаются проблемами бессмысленной купли продажи с утра до вечера, а иногда, наверное даже ночью, видят кошмары о не проданных услугах связи.
Конечно они все зажаты жизнью в угол - если не будут зарабатывать достаточно, то не смогут оплачивать жильё и их выгонят на улицу. Но по мне, так лучше улица, чем всю жизнь вот так…
Пишу это, а сам думаю: «Ишь, какой ты смелый! Давно ли сам-то крутился, как карась на сковородке без работы и без денег»
Через какое-то время я потерял работу и сейчас вновь безнадежно хожу по трудовым агентствам. На моём счету в банке сегодня семьдесят пенсов…

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com Е-майл: russianalbion@narod.

2003-09-16. Лондон. Владимир Кабаков







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 210
© 08.02.2016 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2016-1563871

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1