Ромашки для Наташки


Ромашки для Наташки
Поездка в деревню к бабушке заняла не очень много времени, хоть ехал Антон туда без особого желания. Вернее, даже совсем без желания. Он привык отдыхать за границей . Сначала его возили туда родители, а теперь он стал совершеннолетним и мог путешествовать уже самостоятельно, что и собирался сделать вместе с друзьями. И вот неожиданно мечты об Испании, о веселой поездке рухнули. И, что обидно, вовсе не из-за какого –то чрезвычайного события, не из-за болезни, а из-за глупой, как считал Антон , прихоти отца, который, не предупреждая, заявил, что в этом году он поедет отдыхать в деревню.
–Возражения не принимаются,–предупредил отец Кирилл Петрович, заметив попытку Антона воспротивиться,– бабушка старенькая, а ты с детства там не был.
Антон насупился тогда, обиделся на отца, но делать нечего. Он был всего –навсего студентом и полностью зависел от родителя. Попытки воздействовать через маму Таисью Анатольевну тоже не принесли нужного результата.
И вот теперь досадливо морщась, надув губы, он смотрел на пролетающие мимо деревья, поля, мелькнула пара унылых на его взгляд деревушек. Отец ,искоса поглядывая на сына, усмехался в усы, даже не делая попытки вступить в разговор и загладить вину перед ним, ибо никакой вины за собой и не чувствовал . Что еще больше раздражало Антона. Он представил, как завтра утором вся их задорная компания устроится в самолете, а еще через несколько часов уже все дружно будут плескаться в море. Все. Но не он. От таких мыслей Антону стало совсем горько, что он готов было расплакаться, как маленький, у которого отобрали любимую игрушку, но , заметив насмешку в глазах отца, он только сильнее нахмурил брови и отвернулся к окну.
Деревня бабушки встретила громким собачьим лаем. Какие-то пустобрешки , углядев машину, бросились вслед за ней, звонко оповещая жителей о появлении чужаков. Бабушкин дом стоял на живописном пригорке над самой рекой, розовеющей в лучах заходящего солнца. Густые заросли смородины, дикой малины окружали нехитрую избушку с зелеными резными ставенками.
Выбежавшая на высокое крыльцо, бабушка радостно всплеснула высохшими ручками. Антону было странно видеть ее вдруг оказавшейся такой маленькой и похудевшей. Он нахмурился при ее неловкой попытке обнять внука и слегка отстранился, давая понять, что не купится ни на какие телячьи нежности и приехал сюда против своей воли. Он продолжал сердиться , но теперь уже не только на отца, но и на бабушку, с удовольствием хлопочущую вокруг дорогих гостей. Антон был уверен, что это именно по ее глупой прихоти он здесь, а не плещется в море с ребятами.
Переночевав, отец уехал в город, а Антон , провалявшись до полудня в постели, вышел на крыльцо.
–Антоша, внучок,– позвала его бабушка ,– иди покушай.
Антон хотел было объявить голодовку, но аромат , ползущий из кухни, да и недовольно заворчавший живот, заставили его изменить свое решение. Конечно же, есть он будет, но… и будет еще лежать и никуда не выйдет. Вот так! Назло всем заговорщикам. Будут знать , как издеваться над ним. Хмурясь, Антон появился на кухне и не удержался, проглотил слюну, а ноздри сами зашевелились. На столе высокой стопкой высились тоненькие ажурные блинчики, стояли розетки с душистым малиновым вареньем, золотистым медом, сметаной, такой густой, что в ней могла стоять ложка.
–Садись, дружок, кушай,– ласково улыбалась бабушка, вытирая руки о нарядный фартук,– кушай… А потом…
-Я полежу…,– буркнул Антон.
–Тебе не здоровится?- всполошилась бабушка.
-Со здоровьем все в порядке…
–Ну-ну… Тогда лежи, коли хочется…

Наташа Гвоздина жила в этой деревне всю свою жизнь. Здесь и родилась. Но не привлекали ее ни широкие поля, ни зеленые луга, ни сказочная река, спешащая в неведомые дали между высоких берегов. Не нравилось ей мычание коров, особенно по утрам, горластые петухи, вечно кудахтающие куры тоже не нравились. И даже больше , она все это ненавидела, как может ненавидеть человек, насмотревшийся слюнявых сериалов о красивой жизни. Она со всем пылом юности мечтала о той чудесной жизни, о которой она ничего не знала. Но она хотела ходить по гладким тротуарам, ездить в роскошных автомобилях, пить, как те нарядные дамы сладкое вино и так же восхитительно курить. Чем она хуже своей подружки Лидки, уехавшей из этой дыры и приезжающей сюда изредка в роскошных нарядах. Говаривали, особенно старательно делилась такими новостями мама Лидки тетя Соня, так вот она сообщала всем , имеющим уши и желающим послушать, что Лидка ее вышла в городе замуж за очень обеспеченного человека. И только она, Наташа, знала , что подружка просто -напросто нашла себе папика, который и содержит ее. Лидка настоятельно советовала ей ехать в город:
– Уезжай. Найдешь себе тоже толстенький кошелек и … заживешь!
–Фу! Папик же старый,– скривилась Наташка, когда услышала о подобном предложении в первый раз.
–Ну и что с того?
–Так противно же,– выдохнула тогда Наташка.
- Ничего, глаза закроешь,– рассердилась Лидка,- и что я тебя уговариваю? Живи в этом навозе… Не буду больше ничего говорить…
-Нет-нет! Ты говори…
–А что толку? Ты же меня не слышишь.
-Слышу- слышу… Я только думаю. Хотелось бы молодого…
–Где ты молодого богатого найдешь? Все они маменькины- папенькины сынки и за душой ничего своего не имеют.
–Ну-у… можно замуж…,– протянула Наташка.
–Замуж?! Вот дура!– расхохоталась Лидка.– Никто ему не разрешит жениться на бедной. Поняла?
Наташка кивнула.
Лидка уехала. А еще дня через три в дом вбежала взволнованная мама.
–Слышь, дочка, к Степановне внук приехал,– воскликнула она,– молоденький. Говорят , богатый… Вот бы тебя с ним познакомить…,– размечталась мама.
-Нужна я ему,- фыркнула Наташка, глаза которой вспыхнули странным блеском, который заметила мать и довольно ухмыльнулась. Она знала, дочь ее умна и сделает всё, чтобы заполучить красавца и сделает с умом.

В то утро Антона разбудил петух. Он кричал так жизнерадостно, так самозабвенно, а в окно заглядывало бодрое , румяное , утреннее солнышко, что появилось желание встать немедленно и жить… Жить весело, взахлеб… И было ощущение беспричинной радости. Невесть откуда взявшееся чувство, что непременно сегодня случится нечто необыкновенное, счастливое, которое изменит всю его жизнь. Антону вдруг захотелось встать и спуститься к голубеющей внизу речке, нырнуть и плыть- плыть, как когда-то в ускользающем теперь детстве он это делал. Не желая объясняться с бабушкой, он решил выпрыгнуть в окно и немедленно выполнить свое желание. Босые ноги коснулись влажной, прохладной от росы травы, заставив охнуть от уже забытого ощущения. Следующий шаг был прямиком в крапиву и опять воспоминания приятные, радостные от смешения чувств, когда и больно и отчего-то весело. Подскочив молодым кенгуренком , молодой человек скачками продолжил свой путь. Спустившись с пригорка, Антон оказался на лугу, поросшем ромашками , васильками, огоньками и по тропинке направился к голубой, сверкающей в утренних лучах , змейке. В этот самый момент из зарослей травы выпорхнул самый настоящий ангел. Антон даже зажмурился, а, открыв глаза, попытался обнаружить крылья. Но их почему-то не было. Не верилось, что эта юная особа самый настоящий живой человек. Золотистые волосы небрежными волнами разметались по ее узкой спине, вспыхивая яркими искорками. Хрупкое и нежное, напоминающее одновременно изящную фарфоровую статуэтку и дыхание весны юное существо было уже совсем рядом. Девушка, казалось, не замечала Антона, приближалась к нему, по пути собирая ромашки. Она то подпрыгивала, то кружилась, словно гигантская стрекоза, светлое платье её при этом поднималось, открывая стройные ножки. И столько во всех движениях незнакомки было трепетного изящества, красоты, что у Антона закружилась голова ,и тревожно забилось сердце. Такой Антон увидел Наташку первый раз. Наконец она уткнулась ему в грудь и замерла, прижимая к себе букетик. –Ах!– выдохнула она, поднимая фиалковые очи, и тут же капризно сложила румяные губки,– и что? Так и будем стоять? Пропусти же меня,- и она требовательно топнула.
–А если нет?
-Нет?
–Нет!
–Тогда я сама,– и внезапно подняв тонкие руки с силой, неожиданной в таком хрупком существе, столкнула Антона с тропинки , сделала шаг и повернув голову в сторону молодого человека, взмахнула ресницами, опалив горячим взглядом и он, как привязанный за веревочку козлик пошел за ней следом.
С этого самого мгновения жизнь Антона круто изменилось. Он больше не хотел все время назло всем родственникам постоянно лежать. Он сам того не заметил, как в глазах появился лихорадочный блеск, а в движениях определенная томность. Антон еще не знал, что за чувство вдруг накрыло его с головой, но точно знал, что ему нужна именно эта девушка. И они стали встречаться. Заметившая перемены во внуке, бабушка было всполошилась, но потом успокоилась, увидев, что он встречается с такой же юной, как и он сам, девушкой, о которой она ничего плохого сказать не могла.
Всё было- и первое трепетное касание, от которого вздрогнули сердца, и первый сначала робкий, потом страстный поцелуй, и дурманящая близость, и волосы любимой, почему-то пахнущие медом. А потом ночи, ночи полные огня, желания. В одну из таких хмельных ночей Антон и сделал предложение Наташе. Он больше не желал жить без нее. И Наташа ответила несмелым согласием. И не видел Антон , каким радостным тожеством блеснули ее глаза. Он любил, и это было главным, решающим в данную минуту. А утром, взяв за руку подругу, он привел ее к бабушке.
–О таком важном событии молчать нельзя,– заявила она,– и решать вашу судьбу, детки мои, будут родители.
–Какие родители?!- выпятив по-гусиному грудь, возмутился Антон.– Я уже совершеннолетний! И мы поженимся прямо здесь!
–Да-да, совершеннолетний,– бабушка поджала губы,– но ты еще учишься… Надо быть благоразумным…
-Бабушка,- простонал внук,– Наташа уже моя жена и нам надо только расписаться, чтобы не расставаться.
-К-как жена?– икнула бабушка.
–Так! Не маленькая же! Понимаешь…
– Не уследила… Не уберегла,– запричитала она, хватаясь за трубку.

Родители приехали поздним вечером, когда бабушка уже собиралась ложиться, а внук… А внук, конечно же, ушел с подружкой.
–Что здесь произошло?– сбрасывая на ходу туфли, поинтересовалась Таисья Анатольевна.
–Да вот…,– бабушка замолчала, подбирая слова.
–Да не мямлите вы!– разозлилась невестка.
-Не ори на мать!– Кирилл Петрович был тут как тут.
– А я говорила, что сын должен ехать со своими друзьями… Говорила?
–Ну говорила… И что?
-А ничего. Проблемы бы не было.
–Подумаешь, мальчик влюбился…
–Влюбился?!- взвилась жена.- Да, ведь он жениться хочет!
–Как захотел, так и перехочет,– пожал плечами Кирилл Петрович.
– А, может, пусть его…,– вмешалась бабушка,- пусть женится. Девчонка –то вроде неплохая, наша местная…
–Молчите лучше!–заметалась по комнате Таисья Анатольевна.– Вы уже всё сказали и сделали. Женится пусть… Ишь чего придумала. Он женится, разумеется, но на девушке нашего круга, а не на какой-то нищей деревенщине.
–Да, что же такого я сделала, господи,– сжалась в комочек бабушка,– и чем это деревенские девушка хуже городских?
– Перестань орать, я сказал!– Кириллу Петровичу до боли стало жаль мать.– Мать здесь разве виновата? Ложись спать лучше.
–Как спать?– изумилась жена.- Мы приехали сына спасать, а не спать. Или ты забыл?- ехидно полюбопытствовала она.
–Не забыл. Утром и будем говорить. Сейчас его всё равно нет дома.
-Так иди и ищи!
-Сейчас?- опешил муж.- Но ведь ночь на дворе. И где, по-твоему, его искать надо?
–Не знаю.
–Ну вот,- удовлетворенно проговорил Кирилл Петрович.- Значит, спать.

Было уже совсем темно, когда Антон возвращался от возлюбленной. Ласково мерцали звезды, и подмигивала луна, подбадривая. Где –то распелись лягушки, нарушая сонную тишину деревни . Шаги гулко раздавались на безмятежно спящей улице. Антон сразу же увидел отцовскую машину и догадался, что родители приехали его спасать, но был уверен, что мать ему удастся уговорить легко, а об отце уже она позаботится сама.
– Они полюбят мою Наташку,– думал он, укладываясь спать.

-Что это за фокусы?–спросила Таисья Анатольевна как только выспавшийся Антон появился в дверях кухни, где семья завтракала. Домашний творожок, жирная сметана так и просились в рот.
–А что произошло?– усаживаясь и деланно удивляясь, произнес Антон.
–Не валяй дурака!– одернул сына Кирилл Петрович.–Ты прекрасно знаешь, о чем мы…
–А-а-а… Вы о свадьбе? Так я прямо сегодня и женюсь,– сунув ложку в рот, пробурчал Антон.
–Как это сегодня,– подпрыгнула Таисья Анатольевна.
–Сегодня,– Антон кивнул.– Вку-усно. Спасибо, бабуля.
–Кушай- кушай, внучек,– бабушка от удовольствия зарумянилась и зачем-то шуганула рыжего кота Мурзика, вальяжно расположившегося рядом, словно тот мог помешать внуку завтракать,- брысь!
Обиженный Мурзик недовольно уркнул, но с места не сдвинулся.
–Ты понимаешь, что говоришь?– начал сердится отец.– Такие вещи так быстро не решаются. Надо бы и родителей невесты спросить…
–А что спрашивать?– выпучил глаза Антон. – У нее только мать… И она согласна…
–Еще бы!– ехидно заметила Таисья Анатольевна.– Такой жених… Красивый , обеспеченный… Ну нет! Не бывать этому!– хлопнула она ладошкой по столу,– собирайся, едем домой… Сейчас!
–Нет!– уперся Антон.- Без Наташи никуда не поеду. Распишемся здесь и точка.
– Ты сам подумай,- начала увещевать Таисья Анатольевна,– ты еще совсем молод. У тебя всё впереди… И девушки будут… хорошие…
–Мне не нужны другие девушки! Я люблю Наташу! Понимаешь ты или нет?!
–Ах, ну какая любовь!- всплеснула руками Таисья Анатольевна.
–Обыкновенная! Сказал, без Наташи не поеду!
-Пусть едет эта Наташа,– начала сдаваться мама,– но зачем жениться?
–Люблю…

Расписавшись в сельской администрации, все загрузились в автомобиль и поехали в город. Молодые стали жить с родителями.
Жизнь текла своим чередом. Антон учился, родители работали, а Наташа…Наташа занималась домашним хозяйством.
–Пусть хоть какая-то польза от нее будет,– заявила Таисья Анатольевна, на просьбу сына куда-нибудь пристроить молодую жену,– кто ее возьмет? Что она умеет?- добавила пренебрежительно.
Наслаждаться семейной жизнью было особенно нЕкогда. Квартира огромная, а свекровь требовала, чтобы нигде не было ни единой пылинки. Готовка, стирка, глажка занимали много времени. Наташа была все время одна и отчаянно скучала. Иногда Антон ее водил в клубы, но отчего-то ему больше нравилось уединяться с ней в комнате. И, конечно же, молодая жена стала тяготиться семейным положением. Ей хотелось удовольствий, а их-то и не было. Она капризничала, но потом успокоилась, повеселела. Но Антону даже не пришло в голову удивляться.
В тот день он освободился пораньше и решил купить цветы для своей любимой. Выбор он остановил на нежных хрупких ромашках, ведь именно на ромашковом лугу , с букетиком этих глазастых цветов он впервые увидел Наташку.
Антон спешил порадовать жену. Открыв дверь в квартиру, он услышал стон.
–Наташа,– с мыслью, что произошло какое-то несчастье, он бросился в свою комнату.
Наташку, его любимую обнаженную Наташку обнимали чьи-то уж очень знакомые руки. Она извивалась , стонала…Волосы, ее душистые, медовые волосы разметались по спине. Но вот глаза ее округлились, рот некрасиво открылся, человек, ласкающий Наташку, повернул голову. Если бы земля вдруг разверзлась, Антон бы так не удивился, наверное. Его отец, родной, любимый человек занимался любовью с его тоже любимой женой. Куда в это мгновение исчезла любовь, сладкой песней, звучавшая в сердце, сказать трудно. Невесть откуда взявшаяся ненависть мутной волной накрыла Антона с головой. С ревом , с каким , наверное, его предки ходили на охоту, он бросился вперед. Рывком оторвал уже ненавистного отца и принялся молотить руками, не разбирая, куда и как падают удары, получая взамен тоже то оплеухи, то толчки.
–Убью- убью,– шептал он, чувствуя , как пальцы отца сомкнулись на горле , дышать стало труднее, в глазах появился туман...Он дернулся. Завизжала Наташка. Угасающим взором, он увидел еще одного человека, свою мать, которая с остервенением налетела на своего мужа. Кроме острой боли, пронзившей шею, Таисья Анатольевна ничего не почувствовала… Дрожа всем телом, Наташка стояла над ней с кухонным ножом в руках. Кровь медленно капала на пол, казалось ,падающие капли стучат невероятно громко. Хотелось зажать уши и бежать- бежать…
–Очнись!- пощечина, прилетевшая так внезапно, несколько отрезвила Наташу.–Быстро собирай драгоценности,– приказал Кирилл Петрович,– я возьму деньги.
–Н-но…,- Наташка ткнула пальцем в лежащих на полу.
–Они им больше не понадобятся, а нам надо уходить…Быстро… А потом я позвоню, скажу, что нашел их в таком состоянии… Будут думать , что это простое ограбление.
–А мы?- у Наташки тряслись руки.
–Успокойся, глупышка,- Кирилл Петрович ласково погладил по щеке Наташку,- а мы будем жить счастливо,– оглядев собранное, он выглянул на лестницу и любовники тихонько выскользнули за дверь. Уже сидя в машине, он вызвал полицию.

Но не удалось им жить долго и счастливо. Камера наблюдения в подъезде зафиксировала все передвижения. Никто посторонний не входил в квартиру и не выходил… Каждый получил свое.

© Copyright: Галина Михалева, 2016
Свидетельство о публикации №216012400356 





Рейтинг работы: 43
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 305
© 24.01.2016 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2016-1550856

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Мария Кроленко       01.03.2016   18:52:03
Отзыв:   положительный
Любовь, страсть, детектив и неожиданный финал) Интересно!
Галина Михалева       02.03.2016   01:02:00

Спасибо за внимание.
Галина Горбачева       03.02.2016   08:42:05
Отзыв:   положительный
Ах, какое бурное начало, интригующая середина и детективный конец... Очень захватывающе, Галиночка!
Спасибо за интересный рассказ, у тебя это здорОво получается!
С наилучшими пожеланиями - ГГ.
Галина Михалева       05.02.2016   04:26:38

Спасибо, Галочка!С теплом,я.
Лина Булыгина       02.02.2016   21:11:19
Отзыв:   положительный
Да, жизнь способна на любые "выкрутасы", даже на такие жестокие.
Захватывающий, интересный рассказ, но какой грустный финал.
Спасибо, Галочка, за твоё интересное талантливое творчество.
С добром,я
Галина Михалева       03.02.2016   00:51:31

Да, в жизни всякое случается... Спасибо, Линочка, за добрые слова. С теплом,











1