Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ТУХЛЫЙ НОМЕР


ТУХЛЫЙ НОМЕР
ТУХЛЫЙ НОМЕР (набросок из жизни)

           НАС ЭТОМУ НЕ УЧИЛИ
           Надувной спасательный плот, вмещаемый условное количество кандидатов в утопленники, мирно покачивался под легкий бриз в волнах гостеприимного океана. Присутствие аварийной надувалки в судоходном районе воспринималось по разному. Первый случай: это плавсредство могло принадлежать банде экстрималов – романтиков, дернувших в сказочное путешествие по бурным водам. А второй намекал на несчастный случай связанный с крушением корабля .... Спасательный борт, обнаруживший причинный плавучий предмет, информирован как раз о втором случае и целенаправленно бороздил просторы заданного квадрата в поисках выживших пассажиров. Надувная спасалка не подавала признаков жизни. Приблизившиеся волонтеры надеялись на присутствие в ней пассажиров сгоревшего лайнера. Всего двое суток, как произошла трагедия и в теплом море при тихой погоде люди запросто могли выжить имея запас воды, консервов и прочего необходимого реквизита. Но, надувной плот оказался «Летучим голландцем» с мертвыми  на борту. Пассажиры, находившиеся внутри гостеприимного и надежного убежища  УМЕРЛИ...... От чего спросите? От депрессии, страха и уныния... Их насмерть стресс укокошил.
         КАКИЕ МЫ НЕЖНЫЕ
         Громадный зловонный лещ, облепленный дружным коллективом трупных мух, раздувался на солнышке. Из пустых глазниц и жаберных щелей выползали гроздья белых червей. Посеревший и прогнивший атрибут жути источал стойкие ароматы трупного благовония по всему побережью укромного пляжа. Лещ всем своим видом претендовал на загорелого, но спившегося бомжа, загорающего на солнышке. И в нем было ни как не меньше три с половиной кг сжиженной вонькой субстанции. И ни кому в голову не приходило воспользоваться им, как косметикой. То есть, натереть тело рыбьим жиром подогретым. Вдруг он от тех же прыщей помогает...
         ПАНАЦЕЯ
          Говорят, смех лечит и продлевает короткое существование. Я знаю случаи, когда смех спасал жизнь не одного десятка людей. Если призадуматься и мыслить абстрактно, то можно насчитать сотни и тысячи спасшихся во время и за счет смеха. Не зря – УНЫНИЕ является одним из семи смертных грехов. Рядом стоят: обидчивость, раздражительность, гордость, самовлюбленность и все в этом пагубном роде. Брать с собой в поход людей, не понимающих шуток и бурно на них реагирующих - себе дороже... Это кандидаты в несчастный случай или покойники. Их злоба, раздражение или хандра испортит ваш праздник, если не хуже. В случае со спасательным плотом, как раз то, о чем сейчас пойдет речь. Речь об одном из семи грехов – УНЫНИЕ называется. Я расскажу, как с этим бороться из примеров собственной жизни и жизни других. Нас так учили.
          СМЕХ СПАСАЕТ
           В один горный кишлак к своему лучшему другу приехал армейский сослуживец по обоюдному приглашению. Мы все готовы завалить к ближнему или дорогому существу с полной кастрюлей борща в рюкзаке или с бутылкой водки в кармане и без печати Каина на лице. Это я образно. Начинка бывает разной. Кишлак был совсем маленький и очень дремучий. Добираться туда было мучительно больно за полную дисгармонию в области организации доставок туристов более приемлемым способом, чем на горбу тощего ишака. Путь был извилист, труден и беспощаден, но... всему бывает (простите) конец. Бурная встреча двух братанов по оружию выливалась в грандиозное и весьма утомительное застолье. Опять же, привычные к трудностям воины и не такое на себе испытали. Полный двор людей всех возрастов и принадлежностей дружно суетил праздник. Рядом цвели чинары, распускались высокогорные эдельвейсы и бурная речка билась в паранойе о полированные куски мемориального мрамора. Всем было весело и кайфово. Все предвкушали шмат застольного счастья и толики часа чревоугодий. Только одна деталь настораживала бледнолицего кунака - хозяин ни на минуту не расставался со своим заряженным карабином. С одной стороны – это этническая черта характера местного менталитета. С другой... он, видимо, ждал мрачных потусторонних "кумовьёв своих в виде ряженых свах на чашечку чая"... Такие посетители никогда не опаздывают к столу и встреча с ними обещает быть интересной до смертоубийства. Главное об этом среди присутствующих ни кто не мечтал сном и духом и не подозревал кто такие. Такой был душевный настрой.  Булькал бурдюк – курдюк, мекал под кинжалом барашек и последний поклон заходящему солнцу делал цыпленок, раскоряченный на пеньке кулинаром. В общем, все было предоставлено для буйного пиршества. Настроено, смазано и зарезано. И вот званый банкет. Рот наполнялся слюной и в пустом желудке били литавры. Но перед тем, как наполнился рог для первого тоста, на стол легли длинные лохматые тени. Лохматые от папах, бурок и натыканного во все подмышки оружия. Это пришла чья - то некрасивая смерть. Ибо, в этих краях мстили особенным способом. То есть, колбасили во время торжества лучшего гостя. Хуже насолить кровному врагу было уже нечем. Заметим, что других развлечений здесь было не густо. Дикий народ эти лохматые горцы... Хозяин рванулся к своему карабину ослепительной молнией, но его под рукой не оказалось. Хозяин был не новичок в кровожадном деле и был джигитом от рождества. А закон гор просто обязывал иметь своего почетного кровника. Или обязывал иметь его во все места и сколько душа пожелает. Но и кровник был готов ответить взаимностью. Злополучный карабин спрятал заблаговременно наш белый неискушенный гость, во избежание несчастного случая. Полный двор детей обязывал поступить таким образом. И этого ни кто не заметил. Так легла карта. Хозяин, осознавая свою беспомощность, гортанно заверезжал в стенку угрюмых бандитов, пожаловавших к исполнению приговора. Нацеленные в грудь карабины уговорили бы самого ярого врага своего. Хозяин запричитал, заейкал, зачирикал щенком под плеткой и заобещал в будущем закалашматить, урекать и искрошить на бефстроган взамен всех дорогих гостей этих вонючих скотов, покусившихся на святое. Он выдал длинную и весомую речь в адрес ублюдских шакалов и успокоил своего армейского однокакашника предстоящими пышными похоронами его драгоценного под звуки звонкой зурны и гулкого козлиного барабана. Отпеть, как подобает усопшего, было сохранением чести любого хозяина в нынешних кишлаках. И в тот самый момент, когда заросший сплошным кустарником лихоимец передернул затвор с целью насмерть ухайдохать пришельца, грянул визгливый заразительный смех. От всей души гоготал тот, кого уже мысленно зарыли в скалистой почве местного нечерноземья. Так ему пришелся по душе розыгрыш гостеприимного братана. Он воспринимал этот спектакль, как произведение театральной самодеятельности в стиле народного творчества. Жаль, камеры не было под рукой для снятия ролика. Кунак радовался от души и приунывшие домочадцы стали ему вторить. Так заразительно он смеялся. Не смешно было только лохматым черноподмышечникам, зря спустившимся с гор за кровью. Они то, как раз розыгрышей напрочь не догоняли. Но и стрелять в шизофреника им было совсем не с руки. Не по мужски  в их понятиях больных на окрошку мелкими дольками нарезать. Марать себя не желали. В тот же момент обескураженные тени исчезли за ближайшим каменным частоколом. Эта история, пусть даже слегка приукрашена правдой, говорит о многом. Смех не лечит шизофрению, но жизнь иногда продлевает. Смех полезен в любом случае в любой экстрим ситуации. Он продлевает святое, если за него вовремя не убивают. И вот тому пример....
           ТОПОР ЗА ПАЗУХОЙ
           Были мы молоды и искали приключения связанные с дополнительным к ним заработкам. Скованные одной цепью наживы, мы всем творческим коллективом двинули за длинным рублем в края ближайшего черноземья. Колективчег был пестрый, шебутной и плохо слепленный в области организации труда шабашников. Но это усе мы усвоили позже. Скажу коротко. Когда все с трудностями крестового перехода добрались в назначенный пункт для заколачивания звонкой монеты, то были совсем никакие. Восемнадцать км по бездорожью да под холодным весенним дождичком на открытой площадке трактора «Беларусь»сделали свое грязное дело. Перед этим, мы со всем своим гамузом перлись по мокрым от талого снега оврагам в виде вьючной скотины. Так были загружены на все случаи жизни спасательным реквизитом. И я в тот миг пошутил, дабы разгрузить мрачную обстановку. Опыт спасателя пригодился. Решил веселья маненько добавить, заблаговременно подсунув кирпич в чемодан приятелю Сашке. Сашок был коренастым молодцем искушенным бесполезной поездкой на БАМ. То, что его там кинули и он был особенно обозлен на такие мероприятия я не учел по невнимательности. Мало того, он совсем не понимал шуток. Об этом я тоже не подозревал ни сном, ни духом. Он пил, ел и улыбался, как все. Сашко пер свой баул, как прут крест на Голгофу. В этом вместимом саквояже еще Жучки с роялем не хватало. Остального с запасом на всю джаз банд бригаду. Я с трудом впихнул туда влажный кирпич, обернутый в газету, который оборвал в последствии лямки и ручку злополучному вместилищу хлама. И вот момент истины. Нас разместил гостеприимный «просиратель» колхоза в своем чистом и размашистом кабинете. Другого помещения в данный момент не представлялось. Мы нагрянули неожиданно и нас на одну ночь кинули на половые матрацы. Скинув в кабинет шмотки, вся наша рать высыпала знакомиться с местными примечательностями. Я застал изумленного Сашу за вскрытием чемодана. Он был перевязан большим платком ибо вся фурнитура запоров напрочь отсутствовала и виной тому был ваш покорный слуга. И тут в помещение влетел веселый советский товарищ и бывший мент Вовка. Когда он узрел на столе преда развернутый из газеты кирпич, то заклокотал отбойным шанцевым инструментом. Так было ему весело. Вова сразу врубился в происходящее и заистерил. Цепкие пальцы хапуги  - бамовца сомкнулись на хрупком горле Володи. Вовчик был послабее налетчика и вырваться и лап смерти уже сам не мог. Я спас положение тем, что раскрыл Саше глаза, аки киношному Вию на всю гнусную сетуевину. Умирать мне совсем не хотелось, но и коллегой жертвовать было не солидно. Как в мозолистых граблях Сашка оказался топор, я проморгал ибо залился заразительным девичьим визгом. Еще спасла меня реакция и нагрянувшая толпа наших бригадных карателей. Сашу с трудом уняли, топор вынули из спинки кресла хозяина кабинета и все постепенно утихло... Хотя в этом случае смех мало кому помог, но я сделал орг выводы. Смех по любому был нам полезен и вся бригада ржала неделю над случаем с кирпичом. А наш Сашко оказался еще тем проходимцем и нешуточно отбил жену у присутствующего тут же Кольки цыгана. На трезвую голову обиженный супруг Кол не мог возразить ядреному расхитителю эротических ценностей ибо на голову проигрывал живодеру. Другое дело по пьянке. Шустрый и мстительный цыган запрыгивал в кабину «Белоруса» и гонял по оврагам любвеобильного лихоимца с целю укатать насмерть, вогнав в землю колхозную по самое нибалуйсо. Здоровый смех даже в этом грустном случае благотворно влиял на весь взбалмошный коллектив. Денег нам не платили, кормили от случая к случке и ничего лучшего нам не светило... Одна радость была в жизни – поржать на шару...
           СМЕХ ОБЕЗОРУЖИВАЮЩИЙ
           То, что смехом можно выбить из рук кремневый топор, саблю, мушкет или оружие массового уничтожения я убедился смолоду. Как - то, расстреливая из рогатки задницу юного землекопа, я взял на вооружение этот нехитрый прием. Ученик слесаря - водопроводчика Тыква проделывал «дембельскую» работу унизительного характера. Он, по приказанию старших, в одних трусах раком ковырялся в мутной жиже с целью углубить яму для зачеканивания магистральной трубы. Это был рядовой прорыв трубопровода. Тракторист ковшом Беларуса выкопал яму, а вычерпать ведрами и совком жижку предстояло вручную. Тыква был самым подходящим черным рабом или тухлым рогатым скотом для этой неблагородной миссии. Пухлая задница жертвы аборта то и дело лоснилась на солнышке, маня полушариями. Рогатка у меня всегда была в кармане и цель обязывала с трех метров не промахнуться. Садистский соблазн обволок мороком смертоубийства мое хищническое сознание. Как истое олицетворение зла, я скрутив крупный ошлепок глины в комок величиной с грецкий орех, зарядил рогатку. Ком был тверд и увесит. Задница – более чем соблазнительна в выпуклом состоянии. Тыква не видел моих приготовлений и мерно чавкал грязюку. Когда он в очередной раз низменно преклонился перед трубой, чтобы зачерпнуть ведром грязевую косметику и робкий солнечный зайчик блеснул на его еще не испорченном естестве, я разрядил метательное устройство. Причинная точка мгновенно спружинила надувным волейбольным мячом и обреченно приняла поцелуй острия раскаленного жала в виде кругляка сырой глины, который тут же присосался пиявкой в животрепещущий организм... Кто наблюдал подобные сцены, тот прекрасно знает с какой скоростью мелькают события дальше. Бригада рухнула от взрыва веселья, а у меня отнялись все четыре ноги и потемнело в глазах от собственного триумфа. Выстрел оказался на редкость удачным и плодотворным. То, что произошло в следующую секунду не успело меня озадачить. Огромный сырой булыжник разъяренного пролетариата мгновенно вырос над моей головой. Бежать я не мог. Стрелять было поздно и нечем. Осталось гордо и улыбчиво умереть от ответного камня в голову. Тыква из под земли вынырнул с осколком гранита и возжаждал убийства. Как я рассмеяться ему в лицо – точно не помню. Я в тот момент не соображал и на мирный исход не рассчитывал. Просто залился руладами в самую харю гробокопателя и это сработало. Тыква выронил камень от приступа смеха. Так было с ним еще раз, когда я балуясь в бокс выбил из него густую соплю, которая размазалась у него на лице резинкой от панталонов. Всем было весело, а Тыква меня чуть не угробил вторично идентичным предметом. Надо ли говорить о том, что я пользовался своей находкой в других случаях жизни. Думаю, что вы меня поняли и приняли мои садистские приемы на вооружение. Главное в этом деле – вовремя рассмеяться и рассмешить ближнего своего, если не успели откинуть звонкие копыта за счет разъяренного хищника. Способы я перечислил и даю вам возможность на себе испытать присутствие кровавого адреналина в качестве снадобья для долголетия. В любом случае, не пожалеете, если живы останетесь.
         ДАТЬ ЛЕЩА
         Вздутый, душистый лещ грелся на полоске сырого песка у кромки воды, ожидая своего "Сельского или звездного часа". Он был не в меру раздут зловонными газами и бурлил черной, маслянистой субстанцией вперемешку с отложенными в ней личинками трупных мух. Успокоенный навсегда, он был не прочь порезвиться как следует перед уходом в небытие. Ему явно не хватало теплой , душевной компании с собственным массовиком – затейником в виде рискового хлопца. Этот лещ тух не один день на теплом июльском солнышке и был готов поучаствовать в развлекательном шоу. Два добрых оболтуса с банкой вина и гастрономическим закусоном как раз соответствовали данному мероприятию. Мы с неизменным августейшим Сергой давно облюбовали укромное место в центре Европы. Это место было под "Московским мостом" в тенистом парке на берегу Днепра. Место замечательное, заболоченное и нежилое. Редкий рыбак или компания сюда пробиралась по случаю. Нам ни кто не мешал в тот момент опорожнить торбу во благо ясного вечера. Изрядно выкушав баночку доброго красного, мы безоблачно веселились в дымчатом мираже. Два взрослых дяди по чисто пацански стали резвиться ни кем не опознанные. И только один тухлый фиш был нашим свидетелем. Кончилось тем, что ушлый Серга схватил длинную палку и стал изображать из себя Дон Кихота. А все той же раскоряченой мельницей был ему я. Резвый Серя стал бойко протыкать дрыном меня любимого во что попало, весело заливаясь. Мне было больно, но я решил ему подыграть  дабы раздуть компанию. «Дристалище» для этой цели было весьма подходящим. В кронах тополей дружненько тренькали воробьи, по мосту неслись авто, а мы изображали собой бой на копьях в Ледовое сражение на известном истории озере. Но это, если ей верить, надеясь на честность вовремя умерших летописцев. Причем, дрался со мной копьем сам Серега. Я был безоружен, беспомощен и слаб здоровьем от выпитого пойла сего. Палка немилосердно молотила мои костыльные наконечности. Мне было горько за бесцельно прожитые годы в среде шакалов и подобных Сереже варваров - истребителей. Лещ как -то совсем по живому плюхнулся мне на ладонь. Взвесив перед броском тугую, смердящую тушку, я изготовился метнуть снаряд. Сержик все это внимал малой толикой курильного мозга и был готов принять удар на себя. То есть, он был готов к худшему и знал, как с этим бороться. И тут мой выход...  Я изобразил из себя метателя диска и плавно спустил курок. Лещ птицей взмыл в теплый вечерний воздух и, прочертив траекторию, сблизился с тупорылой мишенью. Любой неглупый человек мог бы легко уклониться от такого ожиданного и демонстративного выкидыша... Уйти в сторону или просто нагнуться, к примеру...  Но этого, по причинам заторможенного состояния Сери - рыцаря, не произошло. Игра шла по самым бойцовским правилам и асс - гладиатор взял удар на себя, брезгливо поморщившись. Стройный Серега был в одних шортах и его гибкое тело сексуального маньяка поставило блок, упредив тем самым полет снаряда - шмеля. Палка, выставленная поперек переносицы заградила собой янычара. Серж защитился от толстого, зловонного мячика направленного ему прямо в лицо. Снаряд мягко ткнулся в палку и........ гулко лопнул......... Дальше – картина очень зловонным маслом. Черным, густым и душистым отработанным веществом залило торс гладиатора с ног до ушей. Сержик ёйкнуть не справился, как очутился в темряве ночи с забитым в нос жутким зловонием. Я понял, что пришла моя грязная и некрасивая смерть. Такое живым в долг не прощают. Мысленно я уподобил себя еще одним, почти двух метровым тухлым лещом и вовремя дико расхохотался. Рядом со мной, выронив палку, рассыпался сам зловонный Серега. Дальше не интересно. Дальше воняло так, что в зоне конфликта исчезли живые существа. Птица не достигала середины Днепра. Живьем в воду падала. Серега щедро подарил мне земное существование еще раз и я был этому неслыханно рад, что снова  жить прописался. После этого жертва рыбьего жира трое суток не выползала на свет божий из –за причины попахивания тухлятиной. Мало того, Сережа всем интересовавшимся его затворничеством красочно ведал о гадостном приключении. Но, вонючкой снова был я, запятнавший торос гордого единоборца трупной мерзятиной. Трое суток Серега не мог отмыться и все трое суток по телефонам за моей спиной меня поливали эпитетами. Кто был испачкан больше, в последствии - одному блогу известно. Но, цель оправдывает средства... 
СМЕХ ОБЕЗОРУЖИВАЕТ И СПАСАЕТ!
Пользуйтесь им по назначению и долголетие обеспечено вам, господа..... Ваш тухлый лещ с нетерпением ждет вас где -ни будь на укромном бережке дикого пляжа........ Я верю в вас... 








Рейтинг работы: 41
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 238
© 20.01.2016 Хозяин розовой бездны
Свидетельство о публикации: izba-2016-1547683

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Лариса       29.01.2016   12:36:02
Отзыв:   положительный
Ай,ай, ай...!!!Какой богатый язык и фантазия...)))
Хозяин розовой бездны       29.01.2016   19:24:21

Чистая пионерская правда. Из жизни. Такое не для впечатлительных. Бо все впечатлительные жили тогда в Космосе и духом не ведали о подобном.......

Александр Майский       25.01.2016   10:36:34
Отзыв:   положительный
Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки.))
Хорошо изложил, Рафаил. Спасибо!)


Хозяин розовой бездны       25.01.2016   21:36:54

СПАСИБО ЗА СОУЧАСТИЕ, САША! ТРЕТЬИМ БУДЕШЬ........)))))
Татьяна Нестерова       20.01.2016   19:10:10
Отзыв:   положительный
Живот болит, уржалась!!!))))) Кстати, смех - отличный способ воевать с троллями. Если не ведёшься на их выходки и ржёшь, им скучно и неинтересно становится.)))
Хозяин розовой бездны       20.01.2016   20:32:35

ИМ БЫ ЕЩЕ НЕ В КИПИШ КИРПИЧИК В РЮКЗАК ОПИСАННЫЙ ПОДБРОСИТЬ НА ШАРУ....))))))))

Татьяна*       20.01.2016   12:08:48
Отзыв:   положительный
С такими шуточками,Хозяин,ты своей смертью не помрешь ))))

Хозяин розовой бездны       20.01.2016   18:46:29

НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!!!!!!!!


Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1