Ситуёвина


Еду это я значит по улице Троллейбусной. Осень, прохладно. В голове как из тумана выползает мысль;
- Надо остановиться.
Я вообще слушаюсь своего внутреннего голоса. Свернул с дороги на тротуар. Остановился. Слез с мопеда. Стою, осматриваюсь, к чему-то меня остановил внутренний голос. Рядом обычная, пятиэтажная хрущёвка, правда, покрашена в зелёный цвет. И тут вижу в окне девушку. Мне, в общем-то, под пятьдесят и поэтому не до девушек, но тут особый случай. Её вид завораживает. Лицо обращено вдоль окна, и я вижу только левую сторону. Но смотрит она явно на меня. Её бледная кожа отдаёт лунным сиянием. Лицо с бледно розово бежево голубым отливом. Редкие волосы, цвета пшеничного колоса, аккуратно уложены и спускаются ниже плеч. Вижу плечо и часть туловища, покрытое простой, тонкой, холщёвой рубашкой. Девушка что-то пытается сказать. Губы шевелятся, но я ни чего не слышу. Она поднимает руку и протягивает в мою сторону. Кажется, что она что-то просит. Но я не слышу. Громко говорю, что не слышу. Она не слышит меня. Показываю на уши руками и пожимаю плечами. Она продолжает говорить.
У меня возникает мысль, написать на листочке что я её не слышу. Нагибаюсь к мопеду, ищу в сумочке ручку и листок. На меня пахнуло холодом и каким-то затхлым, спёртым воздухом. Я отшатнулся и поднял голову. Окно открыто.
Девушка сидит, молча, прислонившись к раме, и смотрит вдаль. Лицо также миловидно и притягивает взгляд. Точнее даже описать трудно. Лицо красивое, напоминает девочку из мультфильма”Щелкунчик”. Но оттенок голубого в лице и эта лунная бледность немного пугают и останавливают. Это мертвецкая бледность. Мысль как пронзила меня. Отшатнулся. Но девушка смотрит на меня и пытается что-то сказать. Теперь, когда окно открыто, видны её ноги. Они такие же тонкие, как и руки. Похоже, что у девочки начинается анорексия. Так она худа. Хочется помочь ей. Разобраться что к чему. Может от худобы такая бледность? Ещё и эта застиранная, серая рубашка до колен придаёт ей нищенский вид.
Она меня зовёт. Я это чувствую, но не слышу. Осмотрелся. Рядом ни кого и ни чего нет. Залез ногами на припаркованный мопед и сел на окно. Перекинул ноги. Вот и стою внутри. Что за комната? Вроде не кухня, но стоит большой обеденный стол и на нём газовый таганок. Сверху большущая кастрюля. На столе ножи, вилки и разделочные доски. Вроде как для нескольких хозяек, может коммуналка? Кровати. Стены серого цвета. Давно не белены. Кругом нищета и разруха. Комната как не жилая. Местами обвалилась штукатурка. Но шторы висят. На кроватях застиранное, серое постельное бельё. Девушка смотрит теперь не в окно, а внутрь комнаты. Голова повёрнута в сторону и я вижу её только левую часть лица.
Кстати. Ноги в окне, были не её. На кровати лежит отвратительная, древняя старуха. Когда я влез в комнату, она затянула ноги под одеяло. Под этим одеялом, так же спрятано тело девушки. Фу. Какая мерзость. Этот дивный цветок и дряхлая старуха. Это ещё сильнее подчеркнуло нищету ихнего бытия. Стал оглядываться. Из темноты разных углов, из-за штор, ото всюду ко мне приближаются старухи. Кругом одни старухи. Древние. Лет за сто. Лица сморщенные. Остатки волос на головах – клоками. И шепчутся, переговариваются о чём-то. Я не слышу, но ощущаю какую-то угрозу. Доносятся обрывки слов:
- Молодец Ирочка. Это всё она. Без неё бы мы пропали. Опять она заманила……
Я резко повернулся на право. Возле меня уже две старухи. Оборачиваюсь на лево.
Прекрасная девушка, медленно поворачивает голову в мою сторону.
Волосы на моей голове шевелятся.
Лицо Ирочки, как я понял, так зовут незнакомку, приобретает зловещее очертание. Левая сторона лица, с бледно бежево голубой кожей поворачивается к окну, а передо мной появляется вторая часть этого лица. Большая, мохнатая бородавка, справа от носа. То, что было тонким, точёным носиком слева, справа просто зияет чёрным провалом.
Даэто лепрозорий какой-то. Кругом страшные лица, с дырами на щеках или красными пятнами воспалений. Чешуйчатые лишаи на руках.
Краем глаза замечаю, что нога старухи, лежащей рядом с той девушкой, поднимается и начинает закрывать окно. Старухи приближаются и тянут ко мне свои костлявые руки. От них веет диким холодом. Я не стал ждать их ледяного прикосновения.
Прыгнул в ещё не закрывшееся окно. И вроде как побежал. Я спасся. Холодный пот. Полегчало. Страх отпустил.
Я проснулся.
Приснится же такое.
Ну, для чего людям показывать такие ужасы по ночам?
Не подскажите, к чему такой сон?
До одиннадцати не кому этот ужас не расскажу, чтоб не сбылось. А потом можно. Такое поверье.
Доброго и счастливого утра всем.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 143
© 11.01.2016 Андрей Панченко
Свидетельство о публикации: izba-2016-1540735

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Ольга Коптева       14.09.2016   19:10:24
Отзыв:   положительный
Ужас!
У нас - час ночи.
И, как я сейчас спать стану?
Угораздило же, открыть эту страницу.
Если завтра не появлюсь на сайте, значит, смотрю "вторую серию".
Это в моём характере.
так, что прощевайте.
С теплом из Забайкалья Ольга.
)))
Андрей Панченко       14.09.2016   19:57:48

Везёт Вам. Вы только читали а мне приснилось. Холодный пот по телу, а проснулся от того что волосы по подушке бегали.
Спасибо большое
Ольга Коптева       15.09.2016   03:59:38

Надеюсь, волосы далеко не убежали? Хотя, вам, мужчинам облысение только в кайф. Расчесываться не надо. Это для нас трагедия.
Андрей Панченко       15.09.2016   15:22:13

Но-но! У меня и дядька и дед имели лысину. Так что я свои берегу. Реже расчёсываю, чтоб не растерять.








1