Камаринская




Ой, да братцы, ой да братцы, мужики –
Молодежь, да и седые старики!
Эй, вы, бабоньки, красавицы мои,
Соберитесь, вспомним праздники свои!

Развеселый, мы устроим хоровод,
Пусть дивится и завидует народ.
Разучились мы как будто бы гулять -
Нам ли, братцы, истуканами стоять…

Вспомним так же и героев старины,
Что являлись украшением страны.
Нам «камаринскую», звонко заиграй -
Разудалую, гармонь, выдавай!

Про камаринского вспомним мужика,
Подзабыли мы о нем уже слегка!
Вспомним разные истории о нем,
Заодно уж и попляшем и споем.

Он в России - всем героям герой;
Не заморский, настоящий, коренной!
Похождения его – на зависть всем,
Поучительны бывали, вместе с тем.

И расскажем мы истории о нем,
Да и песни вспоминать о нем начнем …
Видно, первым мне придется начинать,
Что забыл я – не давайте мне соврать…

Кто захочет, может после добавлять –
Хорошо бы, воедино все собрать;
Воедино если все мы соберем –
То Поэма будет сложена о нем!

А пока же, что я вспомню сам о нем -
Мало помню, сам жалею я о том.
Три истории всего лишь приведу;
Остальные – остальные приведут…

1
Объявила раз боярыня - вдова
Громогласно расчеканив слова;
Добровольца ко двору зовет она -
Горы яств она сулит и вина…

Мужика мол, я привечу, чтоб вдвоем,
В путь отправиться за маленьким дитем.
Будет сын, так жеребцом одарю;
Народится дочь – кобылу подарю!

Ну а кто уж не управится со мной –
Не взыщите, распрощается с судьбой!
Чешут, чешут мужики затылок свой
Захотели бы, да риск уж большой!

Славу страшную имела в тех местах,
Овдовела-то она … не спроста;
Не решился навести ее никто,
Лишь камаринский мужик есть на то!

Ну а барыня-то просто баба-гром -
Только глянешь, задрожишь всем нутром!
Он настиг ее в горячечном пылу,
Не добравшись до постели, на полу!

Что уж было дальше там, лишь знает сам,
Но уж точно, не позорился он там!
Год ли меньше ли прошло уже тех пор,
С дома барского не выйдет даже сор…

Все гадают, где ж камаринский мужик,
Может, гнев его боярский настиг…
И в живых-то, может, нет уж его;
Ожидаешь от вдовы той всего!

Раз на улице, узрел вдруг народ,
Важно, важно, сам «камаринский» идет!
Гляньте, гляньте на такого молодца,
И кобылу он ведет и жеребца!

- Мы гадали, где ж теперь наш молодец
Не нашел ли там у бабы свой конец…
Хвалят, хвалят мужика все вослед;
А камаринский мужик им в ответ:

- Вы боялись, а камаринский мужик,
Зря слова на ветер сеять, не привык!
Выше неба задирается картуз:
- Есть и дочка, и мальчишка-карапуз!

А уж, баба-то, красавица душа –
А в объятьях-то как, стерва, хороша!
Кабы, было «упираться» где, тогда,
Полконюшни уволок бы без труда!

2

Царь наш батюшка похвастаться мастак
Что в Европе, где увидит – все не так!
Обязательно в России лучше есть –
Потому Россия наша держит честь!

Там обжору показали одного –
За присест барана съел тот всего!
У царя же вдруг слетело с языка:
- Покажу вам мужика, что съест быка!..

Недоверием глаза тут горят;
Все готовы с ним поспорить об заклад.
Царь не рад уже своим же словам,
Он не знает, как уж выпутаться там.

Надо, надо мужика теперь найти,
Он менистра повелел к себе зайти -
Строго смотрит на менистра своего -
- Не найдешь, так съесть заставлю самого!

Что менистру, там и там – одна стезя,
Отвертеться, ну никак ему нельзя!
Ищет, ищет и не знает где искать
И пошел, куда глаза его глядять…

Тут камаринский мужик его и встреть,
Хватит, мол, на мир сквозь слезы смотреть!
И поведал тут менистр про беду –
А «камаринский»: - «Беду отведу…

Мать - Рассею мы позорить не дадим,
Надо будет, и быка мы съедим!
Надо будет – хошь, кого мы съедим,
За достоинством России следим!»

А народ в Европе, странный какой -
Не такой он, как у нас, не простой…
Мясо просто поедать не велять,
Что угодно там из мяса творять!

Из быка наворотили кренделя -
Тут бифштексы, да котлеты - шницеля…
Все подносят и подносят мужику,
Подливают ему виски-коньяку…

Столько вкусного всего на столе –
Что другому бы хватило на сто лет!
Да и вина – там такие сорта,
Что в России не сыскать ни черта…

Только, что-то тут неладно с мужиком -
Ест, а сам все озирается кругом;
И не выдержал в конце он концов,
Стой и падай от нежданных его слов:

- Где ж ваш бык, и сколько ждать еще его,
Хошь, полно конечно, всякого всего;
И поскольку ем и ем, я тут пока,
Ведь могу ж, потом не съесть уже быка!

Как скажите, буду выглядеть потом,
Посчитают все меня тут болтуном!
Подавайте поскорее мне быка
Съесть его давал я «слово мужика»!

Как услышали вокруг его слова,
Извиняются уже хозяева!
Признаемся, опозорились слегка -
Мы второго не готовили быка…

Знамо дело, царь наш выиграл пари,
Погрозил он пальцем всем тут – мотри!
Шапки сняли перед ним хозяева –
Мол, прости нас, что не верили, сперва…

Мужика же царь наш, батюшка хвалит,
Орден дам ему на память, говорит…
Только этому мужик не очень рад,
Пользы мало видит он от наград.

Что такое орден он для мужика?
Дайте лучше уж заморского быка!
- Завернуть быка в газету бы должны -
Праздник я хочу устроить для жены!..

3

Нехороший раз в лесу завелся зверь
В лес не суйся – не зачтешься потерь…
Кто без лошади вернется, кто и сам,
Как отправится, и сгинет, может там…

Люди в панике, охотника бы им,
Но охотникам там страшно самим!
Можно ль жить так? Нестерпимо, поди -
Лес вон рядом, ты же в лес не ходи…

А камаринский мужик того не знал,
По делам своим он там проезжал.
Люди добрые его предупреждать –
Мол, не суйся в лес, беду наживать!

Мужику что ни скажи – как глухой,
И к тому ж покрасоваться, лихой!
Что «Камаринскому», там какой-то зверь?
Не мужик уже «Камаринский», теперь?

Нет, не слушает мужик никого –
Будь хоть леший – не боюсь самого!
Видят люди, мужика не удержать,
Участь горькую ему не избежать…

Всем назло он в лес направил свой путь,
А у женщин есть и повод всплакнуть.
Жалко так же мужикам, мужика;
Не сумели удержать вот никак…

День проходит и неделя пройдет,
Кто «камаринского» после найдет?
Горе горькое у всех на устах,
В страхе кровь уж будто стынет в сердцах…

И к поминкам уж готовиться пора –
Но чудесное явление с утра!
Вдруг из леса видят все, ползет возок -
Слышат песенку, завел мужичок…

Странно смотрится, однако, тот воз
Кто увидит – все смеются до слез;
Меж оглоблями не конь-жеребец,
Там медведь, глухой чащобы жилец!

И забудешь ли подобное потом,
Как мужик его все хлыщет кнутом.
- Что ж ты зверя так замучил? – ему,
Не медведь уж он теперь по всему…

А камаринский: « Он сам виноват,
Подшутить он надо мной решил видать.
Я немножечко лишь было, заспал –
Он, паршивец, лошаденку задрал!

Поздно понял, что связался не с «тем»,
Что «камаринский» не шутит ни с кем.
Воз, неделю всю по лесу тащил;
И как видите, лишился уж сил»…

- Как же, как же ты сумел его запрячь
Ведь не мерин это - зверь и горяч!
- Что ли, нет теперь в Камаринском, мужчин?
Что ли, зря лаптем хлебаем мы щи?..

Распрягает, на медведя ворчит,
Тот дрожит лишь, все от страха дрожит…
Напоследок стеганул его кнутом,
В лес обратно отпустил его потом…

И запомнил тут камаринского всяк -
Он округу спас от зверя как-никак.
Зверь ужасный словно канул-исчез,
Ныне ходит смело каждый тут в лес…
Декабрь 2007





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 399
© 25.12.2015 Николаев-Изачак
Свидетельство о публикации: izba-2015-1527379

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов













1