Отшельник



В глухой пустыне, в крохотной пещере
В молитвах дни отшельник проводил;
Себя он посвятил священной вере,
Он господу служил по мере сил.
Мирскую жизнь он с юных лет оставил,
О ней не помнил в святости своей.
И дни и ночи только бога славил,
Не знал, не ведал он других страстей.
Одолевал он тяжкие страданья,
И зной, и холод – все переносил.
Болезни приносили испытанья,
А он молился все по мере сил...
Однообразно протекали годы,
Другую жизнь не представлял уже.
Отдал себя он полностью природе,
Одной надеждой только жил в душе –
Что будет вечно счастлив, умирая,
Он богу принесет свой жизненный отчет,
Он в святости уже перед вратами рая,
Он заслужил прощенье и почет…

Недалеко, в двух днях пути всего-то,
Садовник жил там со своей семьей.
В пустыне странно видеть огороды,
Сады по-над пустующей землей.
Трудов садовник не жалел конечно,
Трудились все, включая и детей.
Увидеть сад в степи, где сушь извечна,
О сколько радости для птиц и для людей!
Пахал садовник и копал колодцы,
На грядки лил прохладную струю;
С барханами не уставал бороться,
В трудах все проводил он жизнь свою.
С людьми делился щедро он дарами,
Отшельник тоже что-то получал.
Старел он незаметно за трудами –
Безропотно он старость ту встречал.
Не за себя переживал под старость –
Садов и огородов было жаль;
Чтоб разоренье им бы не досталось,
Чтоб душу не терзала век печаль…

Неприхотлив пастух в своей пустыне,
С отарой кочевать не устает.
Любовь к животным в сердце не остынет,
Всю душу, он работе отдает.
А жизнь в степи, весьма своеобразна,
Нередко, и опасна степь она;
Бывает, дни проходят безотрадно,
Бывает, ночи пролетят без сна…
Бескормица животных одолеет,
А то, внезапно налетит буран.
Пастух тогда себя не пожалеет,
Спасая скот от гибели, от ран…
Людские радости встречает он не часто,
Веселий шумных избегает он.
В степи ему привычнее гораздо,
Так и проводит жизнь, уединен.
Покой находит в одиночестве, не скуку,
По жизни он отшельнику сродни.
Усвоил в жизни лишь одну науку –
В трудах, заботах проводить все дни…

В краю пустынном славился строитель,
И где он только там не побывал.
Даже отшельнику он починил обитель –
Для добрых дел везде он поспевал.
Таких как он, повсюду привечают,
Ведь он повсюду радость приносил.
Где он – там труд, там праздник отмечают,
И сам он с удовольствием гостил.
Грешил, быть может – всякое бывает,
Общительный веселый человек;
Но бог таким порой грехи прощает,
Добро оно снимает всякий грех.
И он старел. Ко всем приходит старость,
Никто по двести лет еще не жил.
Не важно, сколько там прожить осталось –
А он укладом жизни дорожил.
Он, как и прежде по краям скитался,
Семью свою нечасто навещал.
Каким был в юности, таким же и остался,
Хотя конец уж близкий ощущал.

Пастух, отшельник, садовод, строитель,
Друг другу были братья по крови.
Был так же пятый брат у них – воитель,
Погиб он за свободу их земли.
Пять братьев непохожих и похожих,
Прекрасных граждан выросли в семье.
Благословил семью ту видно боже –
И одарил их милостью своей.
Не повезло лишь младшему из братьев,
За честь страны он голову сложил.
Не возвратился бедный он из рати,
Как видно, бог ему так положил.
Родители у них святые люди,
Мечты их претворили дети их.
Хотя нас всех один лишь бог рассудит,
В раю найдется место для таких.
Состарились четыре брата вместе,
Почувствовав, что близок судный день.
Никто из них не поступился честью,
Когда могильная их закрывала сень.

В чистилище попали вместе братья,
Их строго встретил сам архангел Петр.
Здесь добрые дела весьма бывают кстати,
Все остальное только подведет…
Тут все, что было в жизни – все известно,
Все взвешено, оценено давно.
Тут хитрости, уловки неуместны,
Все ложное, что было, учтено…
Но строгий Петр с ними добродушен,
Таких безгрешных братьев поискать!
И строгий ритуал слегка нарушив,
Решил немного братьев разыграть.
- Скажите, братья, все вы в рай достойны;
Но кто из вас, достойнее всего?
Отшельник прямо лишь смотрел спокойно,
Три брата же смотрели на него.
- Угу…- сказал задумчиво архангел, -
И здесь стереотип. И даже здесь!
Отшельники – они «святые в ранге»,
А если мир ваш полон ими весь?

Задумались тут братья не на шутку,
Во-первых, кто их будет содержать?
Как жить - отшельник не прошел науку,
Где подаяния он будет получать?
Потом… Всю жизнь молился – это славно,
Но кто от этого хоть что-то приобрел?
Он не грешил. Он предан вере в главном,
Но в рай путевку лишь себе обрел…
И сам отшельник тут задумался над жизнью,
Которую аскетом он провел.
Немало сам себе нашел он укоризны,
А утешений-то как раз и не нашел.
Вот там, где жил, не только бы молился,
Еще бы сад хороший там развел…
Тот сад бы очень людям пригодился,
И сам бы ныне вот, покой обрел.
Или лекарства бы готовил от болезней,
Людей бы божьей милостью лечил;
И жизнь прошла б значительно полезней,
А так… пожил, молился и почил…

Прервал архангел паузу словами:
- Я повторяю, рай вам будет всем;
Но люди разные, вы убедились сами,
И рай различен, будет, значит, с тем.
Вот ты, садовник, славно потрудился,
Ты сад оставил, радующий глаз.
В каком раю хотел бы очутиться,
Что бы устроило тебя в раю у нас?
- О, если бы в саду мне оказаться –
Я лучше бы себе не пожелал!
- И, слава богу, можешь отправляться,
И сам бы я недолго размышлял…
А ты, пастух, ты друг степей широких,
Какое место выбрал бы в раю?
- Быть может, я ушел чуть раньше срока,
Скотину больше жаль, чем жизнь свою…
О, если бы и здесь была возможность,
Я бы скотину вечно опекал!
- Твое желанье выполнить несложно,
Исполнится, коль в рай ты к нам попал.

Похлопал пастуха с садовником архангел,
Сказал, что с ними не было проблем.
Сказал строителю:- «Ты далеко не ангел,
Но доброты в тебе немало вместе с тем.
Молило за тебя людей немало,
И милостив к тебе за это бог.
И души братьев те слова внимали,
Лишь сам строитель все понять не мог.
- Я жил, как жил, еще пожить хотел бы,
Но так уж видно, бог мне положил.
Действительно, всегда делился хлебом,
Как люди мне, так я им и служил.
С людьми приятно было мне повсюду,
Я в одиночестве скорей помру тоски!
Вот так и жил. Со мной дружили люди,
И люди тоже были мне близки…
- Общительный, легко ты здесь сойдешься,
Таких как сам, ты много здесь найдешь.
Но знай, грешить в раю уж не придется,
Святое место, сам потом поймешь.

Отшельник слушал, думал все, внимая, -
«Что я такое в жизни совершил?»
И находясь поблизости от рая
Сам рассудить поступок свой решил.
Архангел Петр - мысли он читает,
Он понял состояние души.
Он понял, что душа того страдает,
Но что изменишь, раз дела прошли?
Утешил он отшельника немного,
Сказав, что нет особой тут вины.
Не разобрался в юности во многом,
А может, были козни сатаны…
Твой подвиг в том, что все же ты безгрешен,
Хоть нет особых и заслуг твоих.
Подход в раю ко всем уравновешен,
Он справедлив для тех и для других.
Твой выбор здесь – твое же и решенье,
В пещере жить, пророчества вещать;
Да за грехи вымаливать прощенья,
Которые, не можешь совершать.

Спросил отшельник – « Где наш брат витает,
Грехи ведь совершить он не успел?»
- Душа чутка, когда она страдает, -
Ответил Петр, - чувства усмотрел.
- А что касается воителя – братишки,
Судьба его, как и дела, светла -
Его давно, так лет полсотни с лишним,
С Христовым войском здесь в раю свела.
Вы встретите его довольно часто,
И восхищаться будете вы им.
В парадах выступать большой он мастер
В раю спокойно с воинством таким.
Родители у вас святые люди,
Вас воспитали как никто другой.
Приятное вас ожидает чудо –
Увидите вы их перед собой…
Счастливые родители и дети,
Впервые после многих, многих лет,
Увидели друг друга в новом свете,
А чувства описать – и слов-то нет!

Но долго ль длилось это иль недолго,
И души всех по раю разошлись.
Отшельник, успокоился немного,
И мысли в общий узелок слились.
Не научился жизнью наслаждаться,
Неужто, сможет насладиться здесь?
Нет, не в раю, поблизости остаться,
И деятельным быть готов он весь.
Помощником бы стать у серафимов,
О, если б бог благословил его!
В безделье век прожить невыносимо,
Покоя не узнает от того…
Услышали его в его страданьях,
Поддержан был в желаниях своих.
Во снах отшельникам являлся на свиданья,
Советовать в отшельничестве их.
Увы, увы! Советы не годились,
Эффект обратный привели те сны;
Отшельники усерднее еще молились,
Приняв, что это – козни сатаны.

Душа отшельника по миру все витает,
Не в состоянии найти покой она.
Открыт ей рай – лишь только пожелает,
Она ж своим стремлениям верна.
Она быть может, верно, поступает,
Отшельников все меньше в наши дни.
И те, отшельником кто выступает,
В трудах, в молитвах все-таки одни…
Быть может, это и ее заслуга,
А если так, спасибо скажут ей.
И души их, потом найдут друг друга,
И в чем-то будет жить, им веселей.

В пустынном крае, в крохотной пещере,
В молитвах дни отшельник проводил.
Устав в молитвах он в священной вере,
Источнику воды там путь пробил.
Вот так живет отшельник новый ныне,
И век летит в молитвах и трудах.
Со смертью имя точно, не остынет -
Пошли легенды о его садах.





Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 144
© 21.12.2015 Николаев-Изачак
Свидетельство о публикации: izba-2015-1524223

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика религиозная













1