Живая вера.


Живая вера.

«Часто говорят о русском “обскурантизме. Но редко кто чувствует его действительную роковую и трагическую глубину. Это движение очень сложное. И именно движение, — не сонливость, не вялость мыслительной воли, — не страдательная, но очень деятельная поза или установка. Очень разнородные мотивы сплетаются в единый безнадежный клубок... В последнем счете, т. наз. “обскурантизм” есть недоверие к культуре.Упрямое недоверие многих к богословской науке есть только частный случай того общего недоверия, которым отравлено и все русское творчество…»
Георгий Флоровский: «Очерки русского богословия»

Я связываю обскурантизм, эту особенность русской православной церкви, с давней традицией тоталитарного управления обществом, которое, к несчастью, в чём–то сохранилась и сегодня. Мёртвая вера в догматы, нежелание знать ничего о подлинной вере, содержащейся в Заветах Иисуса Христа, старинные суеверия... Всё это загораживает от верующих, от прихожан подлинную живую веру в Господа нашего, Иисуса Христа.
Всегда, а сегодня это особенно заметно, что многие прихожане веровали и веруют не в Иисуса Христа, следуя Его Заветам, и, даже не в святую Троицу, а в приходских священников, а если есть возможность, то в местного архиерея.
Отношения к священникам, как к начальству, а к иереям, как к большому начальству – это черта национального характера, доставшаяся россиянам ещё от крепостного права – этого феодального рабства. Пережитки тех настроений бесправия, неравенства и несвободы, наблюдаются и сегодня.
И эта традиция заставляет верующих людей невольно выстраивать иерархическую «лестницу» даже в церкви и следовать в своей жизни не заветам Христа, а укоренившейся привычке боготворить и подчиняться такому «начальству».
Помимо обскурантизма, это ещё одна характерная черта русского православия. Невольно вспоминаются строчки из Евангелия: «Невозможно служить двум господам». К несчастью, «обожание церковного начальства» ведёт к забвению главного предмета веры – поклонение и обожание Господа нашего, Иисуса Христа!
Владыка Антоний Сурожский говорил, что церковь похожа на перевёрнутую пирамиду. Внизу архиереи, священники и дьяконы, а сверху, нарастая, располагается верующий народ. И такая модель церкви отвечает сути христианского учения: «Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится. (Мф 23:8-12)
Иисус Христос, призывал своих последователей служить людям и даже «любить врагов ваших»!
А в сегодняшних приходах укоренилось чинопочитание, которое сродни идолопоклонству. Актив, почти везде, считает себя «особо верующими». Несколько раз я встречал в нашем приходе такое отношение между собой, когда приближённые к Владыке люди, автоматически считают себя «сильно верующими», а остальных, - новообращенными.
Да и на церковных сайтах есть такие знатоки веры – раньше их называли «начётчиками», которые постоянно цитируют библию, а ведут себя гордо, что совсем не сочетается с сутью христианского учения. Они, цитируя Библию, могут оправдать всё, а чинопочитание вообще легко!
На мой взгляд, такая подмена сути веры на изощрённую софистику, является проявлением псевдо веры и приводит к агрессивному неверию, прикрытому обрядоведением…
Во многом этим и объясняется успех антирелигиозной пропаганды и гонения на церковь после революции, когда догматы мёртвой, неподлинной веры были разрушены и многие батюшки и церковные иерархи это признали и с этого началось разрушение официозного православия. Оказалось, что русская церковь стояла не на «камне» живой веры, а на «песке» тоталитаризма и суеверий!
Более того, РПЦЗ, то есть, та часть русского монархического клира, которая ушла во время гражданской войны с белыми, во времена Великой Отечественной войны прислуживала Гитлеру и его сатанинскому воинству.
Сегодня об этом стараются забыть и не только в РПЦЗ. Но тот коллаборационизм, вырос из дореволюционного официоза, из той же псевдоверы, которая возрождается в некоторых российских приходах и восхваляется некоторыми иерархами в современной России!
Тут как раз мы видим иллюстрацию Христовой притчи «дома, построенного на песке». «…и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое…» (Евангелие от Матфея 5:13-48)
Чуть начались волны перемен, разразилась революция, церковное здание не устояло и рухнуло! И это были последствия «мёртвой» веры или двоеверия. В церкви говорили о святости и бились лбом об пол, а выйдя оттуда, начинали творить «дела неправедные» - угнетать, убивать, воровать! И это всё уживалось с «чёрной сотней», с «пророком» Гришкой Распутиным, который стал «другом» царской семьи и, пользуясь своим влиянием, стал расставлять «своих» людей на епископские кафедры!
…Сегодня, во времена «освобождения» Русской Православной Церкви, в некоторых епархиях РПЦ восстанавливаются дореволюционные отношения между клиром и прихожанами. В этих епархиях установился жёсткий тоталитарный режим и главой «православной» церкви, по умолчанию, считается местный епископ.
Нечто подобное происходит сегодня в Сурожской епархии, ещё недавно одной из самых демократичных. При Владыке Антонии, во многом, благодаря его умению и авторитету, приход кафедрального храма Богородицы и всех Святых, был активным и дружным. Надо отметить, что он, Владыка, умел укрощать желания некоторых прихожан считать себя «самыми верующими», а остальных плохими верующими.
Но, после его смерти, эти «православные», во главе с новым епископом, решили узаконить эту «разницу» и ушли под омофор Константинополя. Прихожане со стажем помнят этот раскол и до сих пор переживают его последствия. Ведь тогда из прихода ушли и многие обманутые демагогическими лозунгами и обещаниями «нового начальства» искренние верующие!
…Но вот, пройдя через «смуту» всё успокоилось и в приход пришёл новый архиерей – архиепископ Елисей. При нём в общине установился режим единовластия, и в роли решающей и за всё отвечающей инстанции, предстал сам Владыка.
За несколько лет его правления приход развалился и доказательством этому стало приходское собрания, проведённое восемнадцатого октября 2015 года.

Я побывал на этом ежегодном собрании в кафедральном соборе в Лондоне.
Ожидал, что соберётся полный зал в бывшей трапезной, но половина мест оказалась пустой. Никого, кроме клира и актива, старого и нового, не было. Не было и секретаря собрания, который бы записывал выступления и решения по обсуждениям.
Ведущий собрание, новый «ключарь» собора, не зная ситуации, старался обходить острые углы, не давал развиваться дискуссии, перебивал спрашивающих и в то же время, предоставлял слово членам актива.
Всё закончилось страстными спорами, которые нигде не зафиксированы и результаты этого собрания, мы или не узнаем или увидим их в редакции «нового актива», то есть нынешних «управителей» храма!
Первым, на этом собрании, выступил Владыка Елисей и говорил о единении в приходе священников, членов приходского совета и шире актива, и простых прихожан. Говорил, как всегда невнятно, сбиваясь и с трудом подыскивая нужные слова. То ли от волнения, то ли от желания говорить красиво, книжно, Владыка плохо справляется с внятной речью и каждая его проповедь превращается в «пытку» и для слушателей, и для него самого.
Если у него не получается говорить без бумажки, а такое бывает часто, тогда надо заучивать проповедь. Так тоже делают добросовестные священники. Не всем дана благодать говорить о вере, как это делал Владыка Антоний и в этом нет ничего зазорного. Я вспоминаю, как лет тридцать назад нынешний патриарх Кирилл выступал на телевидении и многие, даже неверующие, слушали эти выступления с большим интересом Живое христианское слово очень много значит в общении верующих! И потому, к проповеди перед многочисленным приходом, надо обязательно готовиться, а не пытаться формулировать свои взгляды на веру и христианские каноны на ходу. Может быть поэтому из-за такой неподготовленности во время многих проповедей, и не только Владыки Елисея, в церкви стоит гул посторонних разговоров!
…Наконец Владыка закончил вступление и стали выступать, коротко рассказывая «о проделанной работе», члены приходского Совета. Естественно, в их выступлениях говорилось, что в приходе все замечательно и приход растёт. Иначе, конечно, и не могло быть. Кто из актива возьмёт на себя смелость быть не только самокритичным, но и говорить о недостатках в приходе.
Но, тут начались вопросы и очень жёсткие со стороны, явно готовившихся для словесной дискуссии с нынешним активом, членов бывшего актива.
Много вопросов было о финансовой отчётности за прошедший год. Алексей, нынешний глава «казначейства», пытался объяснить тонкости финансовой политики, непроизвольно повторяя «мы и вы», то есть автоматически разделяя членов «руководства» и остальных прихожан. Похоже, он не слушал или не понял, о чём только что говорил Владыка Елисей.
Но вопросы не прекращались. Спрашивали про квартиры для священников; спрашивали, почему новые полы в большом храме выглядят как старые; просили объяснить куда ушли деньги из годового бюджета...
Думаю, финансовая отчётность многих присутствующих, как и меня, совсем не интересовала.Для меня, важен был вопрос, когда откроют для прихожан трапезную, и откроют ли вообще; когда начнут полноценно работать катехизические курсы; когда, наконец поставят памятник Владыке Антонию перед нашим храмом...
То, что никого из простых прихожан в этот вечер не было в зале, во многом объясняется невозможность их встреч и общения после службы, в «неформальной» обстановке. Для единства прихода такое общение очень много значит. Русскоговорящие люди просто скучают по своей родной речи, по возможности поговорить с знакомыми о семейных делах и проблемах, попросить о помощи…
Дело в том, что уже второй год в храме идёт ремонт. Трапезную закрыли и там сделали второй храм, малый. Я там бывал несколько раз на службе и в тесноте стоял, задевая локтями и плечами других прихожан. Трудно было сосредоточиться на службе. Было тесно и неудобно и я пожалел о закрытии большого храма…
Недавно, побывав уже в отремонтированном храме, я отметил красивую реконструкцию. Но стоило ли этим заниматься сегодня – тут большой вопрос. Ведь каждый православный храм – это дом для Бога и потому, важнее, чтобы внутри витал дух божий, кипела жизнь общины, а остальное приложится!
Внешняя красота храма, часто мешает увидеть красоту внутреннюю, почувствовать тот самый дух христианского братства, который в простых интерьерах проявляется свободнее.
А когда стараются сделать красиво на последние деньги епархии, почти на год закрывая храм, то невольно возникают вопросы о целесообразности такой реконструкции. Может быть лучше часть денег отдать социальной службе на помощь неимущим, организовать катехизические курсы, проводить богословские конференции, чтобы больше верующих, стали лучше понимать, во что они веруют!
И конечно общине нужна трапезная. Ведь Иисус Христос именно на пасхальной трапезе со своими учениками сказал им великие слова о взаимной любви, о своих грядущих страданиях и заложил основы евхаристии!
В этом я вижу главную задачу православных священников – в объяснении и разъяснении учения Иисуса Христа. Ведь они, свою сакральную функцию должны видеть в учительстве, а не в начальствовании! Но, всегда ли и все ли священники это понимают?
…Недавно, был в нашем кафедральном соборе на службе и услышал интересные разговоры среди девушек, которые только что причастились. Они достаточно громко, обменивались новостями, хотя службе ещё шла. Это первый момент.
А содержание разговоров было приблизительно такое: одна девушка рассказывала, что во сне видела коня, а вторая ей отвечала, что этот сон к богатому мужу…
Я, не зря, пересказал разговоры «верующих христианок». Для меня – это показытель уровеня христианской веры таких прихожанок и ещё, содержание этих разговоров показывает, что в храме никакой духовно-просветительской работы не ведётся уже долгое время и ремонт не причина, чтобы такую работу забросить.
Но и до этого с уровнем осознания и понимания предмета православной веры было напряжённо. Но тогда, хотя бы проводились беседы на темы Евангелий.  При Владыке Антонии, который умер в 2003-ом году, приход жил напряжённой духовной жизнью. Проводились встречи со священниками. Были настоящие дискуссии в библиотеке о вере и чем вера неподлинная отличается от веры подлинной, живой. Тогда выступали и священники и миряне, интересующиеся богословием, а многие просто слушали и впитывали, начиная понимать всю глубину и сложность христианского учения.
…После смерти этого замечательного богослова и подлинного пастыря для верующих, Владыкой стал бывший морской пехотинец, американец, ставший в своё время учеником Владыки Антония, принявший сан и ставший со временем епископом Русской, Православной церкви, Московского патриархата.
Конечно, надо отметить, что в последние годы службы Владыки Антония, воспользовавшись его болезнями и физической слабостью, началось засилье в церковном активе англоговорящих и прихожан из «старой иммиграции». Возникли трения между «старыми» членами прихода и теми, кто приехал в Англию совсем недавно. В конце концов, эти «ветераны» прихода, «узурпировав» власть в храме, вопреки воле Владыки Антония, решили уйти под омофор Константинополя, и увести туда весь приход. В основном, там оказались те, кто, отстаивая свои привилегии, говорил о новичках – «понаехали тут всякие». Но активные прихожане, в том числе из «понаехавших», а такие тогда были, с этим не согласились, провели приходские собрания и проголосовали против ухода Сурожской Епархии из Московского Патриархата, не позволив новому Владыке и его сторонникам присвоить сам храм и выступить от лица «безгласного» большинства. Это большинство активно воспротивилось планам раскольников и, в итоге, прихожане выиграли. Это стало возможно потому, что кроме актива, существовал и сам приход, то есть простые верующие!
…Раскол закончился тем, что Владыка Василий и его сторонники ушли, а приход и храм остались верны Московской патриархии.
Сам Владыка Антоний всегда говорил, что он начал служение в Московской Патриархии и никому не позволит спекулировать на теме отделения английской Сурожской епархии от Русской Православной Церкви.
Недавно я узнал, что Владыка Василий сложил с себя сан, женился и уехал из Англии. Как же были обмануты ожидания тех, кто ушёл из нашего прихода вослед ему!
…После бурного года преодоления раскола, Владыкой Епархии Сурожской стал епископ Елисей, переведённый сюда из Русской Духовной миссии в Иерусалиме.
Первое время мы все рассчитывали на оживление приходской жизни и сплочение прихода после умиротворения раскола. Однако наши ожидания не оправдались.
Может быть, в качестве начальника Духовной Миссии, он проявил себя хорошо, но вот главой епархии, он, мне кажется, стал только формально. Чтобы править единолично, он сократил число Совета до трёх человек. Кажется, что Владыке так легче распоряжаться делами прихода.
Но очевидно, что приход держится на активности большинства верующих и в этом случае, чем больше людей участвует в приходском Совете, тем больше сторонников епархиального Владыки в приходе И, тем не менее, так получилось в нашем храме…
Возможно, в миссии он привык править жестко и единолично, в силу специфики заграничной жизни. Но в приходе, тем более в таком, как Сурожская епархия, такие привычки вряд ли уместны. Владыка, особенно последнее время, часто ведёт речи о единении прихожан, но сам остаётся сторонником тоталитарного правления.
Я был свидетелем, как Владыка, после службы, в присутствии прихожан, громко распекал бывшую старосту прихода за то, что кто-то из прихожан неловко пролил воск от горящих свечей на пол. Тогда я подумал, что Владыка Елисей не знает элементарных правил поведения в отношении своих «подчинённых». Кажется, именно так, он и сегодня смотрит на прихожан, да и на клириков, тоже…
Но возвратимся к приходскому собранию…
Владыка в своём вступительном слове, а позже и выступавшие, призывали включаться в работу прихода. Но если бы его слова были искренни, то давно в приходе воцарились бы мир общения и братства. Однако за годы его «правления все получилось наоборот.
В своё время, и я тоже попробовал активно участвовать в приходской жизни. Несколько лет назад предлагал Владыке Елисею несколько проектов и хотел помочь в их осуществлении. Стараясь поучаствовать в становлении растущего прихода, сам писал и подавал проекты открытия в приходе катехизических курсов и молодёжной секции при соборе. Я даже написал устав этой секции и обращался к Владыке Анатолию Керченскому с просьбой написать программу таких катехизических курсов. Ведь Владыка Анатолий раньше преподавал в МДА Но Владыка Анатолий, викарный епископ Сурожской епархии, в последнее время совсем отодвинут от решения каких-либо дел в епархии и это, тоже показатель современного стиля «правления» в Суроже …
Не один раз в то время заходил разговор и о создании памятника Владыке Антонию Сурожскому, бывшему бессменным главой Сурожской Епархии многие десятилетия, и установки его на площади перед собором. Благодаря его пастырской и богословской работе и была создана многочисленная община русских православных людей в Англии и в Лондоне.
Будучи в Петербурге, я зашёл в Союз художников и просил заняться памятником Владыки Антония, председателя Союза, скульптора по профессии. Он пообещал подключить к этому проекту ведущих скульпторов и дал свою визитку, чтобы созвониться с Владыкой Елисеем…
Однако, скоро об этом памятнике забыли. А ведь многие почитатели Владыки Антония, и не только члены нашего прихода, хотели, чтобы этот памятник поставили на площади перед храмом, где сейчас, к нашему стыду, существует автостоянка и машины ставят вплотную ко входу в наш храм!
Был также план проведения конференций посвящённых богословскому наследию Владыки Антония. Благодаря его проповедям и его богословским трудам тысячи и тысячи людей в России и за рубежом полюбили православие и пришли в стены русской церкви.
Но и эта инициатива постепенно заглохла.
На одном из приходских собраний, многие прихожане просили священников активнее включаться в работу прихода и выступать в роли просветителей и духовных учителей, особенно для вновь приходящих неофитов. Ведь жажда в живой вере особенно сильна среди россиян и русскоговорящих, живущих вдали от Родины. И без участия священников такую работу приходскому Совету не осилить.
Но, в приходе, где всё решает Владыка, уже и от священников мало что зависит, а от актива – тем более! Все говорят: «Если Владыка разрешит!»
Постепенно, под разными предлогами, вся духовно-просветительская деятельность была свёрнута. Помню реплику того же Владыки Елисея: «Церковь, это - не клуб!»
Сегодня он заговорил о единстве прихожан, а актив в выступлениях хвалил сам себя и говорил много высоких слов о единой семье прихожан, не подтверждая их соответствующими делами. Однако, без напряжённой работы самих клириков и актива, такого единства нигде и никогда не удаётся добиться!
…Возвращаясь к теме живой веры, хотелось бы сказать, что в хорошем приходе при мудрых пастырях, прихожане, все без исключения, чувствую себя братьями и сестрами. А священники, никак не чувствуют себя «начальниками» над верующими. Они такие же братья во Христе, в семействе православных верующих, как все остальные прихожане. Их роль, как мне кажется, может напоминать положение старших братьев или даже отцов в дружных семьях. Ведь разница между отцами и начальниками, в русском понимании этих слов, – огромна.
Конечно, не всё так плохо в нашем приходе.
Работает социальная служба, - Отец Максим бывает в тюрьмах и ему помогает Антон Захаров. Работа эта благородная и подлинно христианская. Антон, выступая, говорил ещё, что долгие годы были попытки открыть в Лондоне русскую школу с уроками русского православия, в программе обучения. Но все попытки были безуспешны.
Мне кажется, к этому надо привлекать администрацию английской столицы, может быть просить помощи у иерархов англиканской церкви. Иначе – эту большую задачу для русскоговорящей общины не решить!
В приходе давно уже, благодаря работе тех же священников и актива, существует приходская школа. Но, на мой взгляд, о её работе можно судить по тому, сколько детей, её закончивших, остаются в приходе и сколько из них становятся активными членами прихода. Иначе работа этой школы никак не связана с будущим прихода, с храмом, а превращается в проявление административного рвения и мероприятием для галочки!
…Подводя итоги приходскому собранию, можно говорить о неудовлетворительной работе священников, актива и самого Владыки для организации дружной семьи подлинно верующих людей, под водительством священников и самого Владыки Елисея…
…Читая написанное, начал сомневаться – а можно ли в таком отрицательном тоне говорить о руководстве епархии и о недостатках в работе с паствой? И, подумав, решил, что правда, всегда дороже льстивых похвал и самовосхваления, к которому мы все невольно привыкаем в отсутствии конструктивной критики!
Лучше сказать о недостатках широкому кругу верующих, чем потом жалеть о не сделанном и не сказанном вовремя. Я уважаю и Владыку Елисея, и клириков прихода, но послушав самовосхваление, подумал, что кто-то должен говорить и о недостатках.
Самообольщение – это большая беда в любых делах и особенно в делах христианских. Если мы не можем смотреть на себя строго и отстранённо, очень быстро превращаемся в самодовольных фарисеев, против которых с таким гневным осуждением выступал сам Иисус Христос!
… Для того, чтобы возродить некогда дружный и верующий приход, нужно пытаться возвращаться к тем методам работы с прихожанами, которые практиковал Владыка Антоний. Нужно священникам, во главе с Владыкой Елисеем, чаще встречаться с простыми верующими, нужно проводить лекции, концерты и богословские конференции и главное, всем священникам, во главе с Владыкой, разговаривать с прихожанами в неформальной обстановке. Ведь церковь в эмигрантской среде имеет функции психологической поддержки, в том числе. Поэтому важно, служа в храме, не забывать об общении и личных встречах с прихожанами на совместных трапезах, чаепитиях, и конечно, на приходских собраниях, решая совместно дела епархии.
Нужно помогать почувствовать русским, русскоговорящим людям, что их духовное окормление здесь, в храме, не сводится только к стоянию вместе во время служб, крестин и отпеваний.
Мы, все верующие – воцерквлённые и невоцерквлённые, можем и должны чувствовать себя в храме и в этой стране, одной дружной семьёй единоверцев, братьями и сёстрами, как сказано в Заветах Иисуса Христа!

Вместо эпилога:
«…Большинство современных, считающих себя верующими, людей, думают, что для спасения достаточно просто верить в Бога, и потому не радеют о своем духовном перерождении, не знают практически ничего о своей Вере и потому легко уловляются духом льстивым, гордым, лживым, и потому губительным. На нашем неведении паразитирует дух мира сего — дух праздности и суеты, злобы и нетерпимости, ропота и уныния, самолюбия и высокомерия, презрения и осуждения; дух, противящийся Богу, — дух антихриста. Он легко прельщает не занятые Богом умы, влагает в неверующие, праздные и своевольные сердца то, что нужно ему, — грехами и бесконечной суетой влечет их к погибели…» Митрополит Антоний Сурожский.

Октябрь 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com Е-майл: russianalbion@narod.ru






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 225
© 28.10.2015 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2015-1465684

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1