Приходи на пир, вампир


Приходи на пир, вампир
 
 
(Главы из Летописи Легко и Просто 2)
 
 
Ты - один из нас
 
 
- Теперь ты – один из нас, - улыбнулась красавица. – Алан Лига Легко и Просто – вампир!!! Хорошая история! Тебе понравится быть одним из нас.
 
Вот и доверяй после этого красоте и своему доверию!!!
Я доверяю, это так. Обходиться без доверия к Моему Доверию – безжизненность полнейшая. Уж лучше попадать в истории чуднЫе, чем киснуть правильной одной.
 
- Почему ты меня не убила, не выпила досуха со своими родичами?
 
У меня нет никакой злости на Тару. Я до сих пор симпатизирую ей и она это чувствует. И отвечает мне удивленным уважением.
 
- Чтоб ты возродился истребителем вампиров?!! Я не настолько глупая, Алан.
Теперь ты – вампир, а я при власти. Во-первых,  я врага успешно устранила, а во-вторых, ты – мой, и я тебе хозяйка. И, если хочешь, госпожа. Ты происходишь от меня.
Но ты не огорчайся, надо мною только двое. Прародитель наш и его сын.
 
Цени мой дар, ты – не шестерка, ты можешь род свой основать, один из кланов.
Сегодня, полнолуние, а значит, ты – вампир уже сегодня. Назначен пир. Считай, что приглашен ты мною. Сбор в полночь в замке у меня.
Ну, ладно мне пора, есть еще дела, - она уходит и уже не обнимает.
 
- Тара, - позвал я. – Быть кем-то – означает, действовать как этот кто-то.
Скажу теперь попроще, чтобы понятно было: а тебе не приходило в твою красивую головку, что я могу и обойтись без кровепития, а значит и не стану я вампиром?!! Тем, кто пьет кровь.
- Конечно, приходило. Поверь, у каждого появляется такой вопрос после укуса-посвященья на вампирство. Но он неактуален. Актуален голод.
 
- А если мне будет насрать на голод?
- Попробуй. Еще подобное не удавалось никому.
А если и удастся вдруг тебе – недолгой и жестокой та удача будет.
 
Умрешь в мученьях зверских и пустых.
Но знаю я финал потуг твоих. Поэтому не майся дурью и приходи на пир, вампир!
 
 
 
Голод
 
 
Голод – вот, что правит бал в мирах.
Вампир ты явный и впиваешься  клыками в горло жертве или кровопийца скрытный (зачастую даже от себя), сосущий жизненные соки у окружающих тебя – без разницы, одна херня.
 
Одни честны с собою и не обманывают святостью своей тебя, другие рядятся в одежды белоснежные, и нимбы к головам клепают, и крылья за спиною шьют. Но, как один, всё взглядом рыскают: кем бы подкрепиться.
Кровью, психикой, вниманьем.
 
Иначе будет худо. Всё, съеденное ранее, в тебе взорвется и разорвет клочками, потому как не твоё. Отдачею замучает, отходами отравит. Поэтому жратва необходима, чтоб заглушить очистку организма от токсинов.
Пусть даже и посредством Смерти.
 

 
Я иллюзий не питал в отношеньи будущего своего.
Непозволительною глупостью для тех, кто Жив, иллюзиями и будущими ублажать дурацкую надежду на исход какой-то.
 
Я отыскал знакомого Мастера Клинков и рассказал ему о происшедшем. И план свой предложил. Когда пришли мы с ним в знакомую мне пещеру, я улегся отдыхать, а он за дело принялся. И солнце за горизонт едва засобиралось, как всё было готово.
 
Мой выход из пещеры приветливо поблескивал-глядел сверкающей остротой мечей и копей.
 

 
Не верьте тем, кто скажет вам, что существует ваша сила воли.
Сила воли, она не ваша. Это сила подавления. Какая разница чего.
Одиножды она вам хрень подавит, а остальное время будет вас давить. А при необходимости ее для ваших противостояний любая сила воли – пшик.
 
Там в той пещере с выходом луны, уже не я был, а некто кровожадный и голодный. Скулящий жалобно и жалко, истекая кровью. Ревущий гневно на ощетинившийся остротой мечей и копей забаррикадированный выход.
Царапающий камни, лижущий свои же раны.
 
Голодный, обезумевший отчаянием зверь.
 
И после осознания бесповоротности, в углу затихший. И боль проживший всю, растерзанный в клочки …
 

 
На стыке умирания во мне вампира и появления истории иной, я проступил отчетливо Собою и радостно смеялся, прощаясь смехом с жизненной трагедией, ушедшей в бездну.
И новую историю свою  на комедийный жанр наладил.
 
- Вампиром можешь ты не быть, но покусать всех постарайся!
 
 
 
В следующей жизненной истории
 
 
- Привет, Тара! – я искренне рад видеть девушку-вампира.
 
До обниманий дело не дойдет. А жаль, ее объятия я всем собою ощущаю.
 
Я благодарен Таре.
Ее дар, воистину бесценен, когда переболел ты этим даром. Не раньше.
Я этим даром уже переболел. Умер прошлой жизнью.
 
Она мне улыбается, машет приветливо, сейчас же кинется бежать.
Ну вот, красиво убегает. Красиво так бежит, еще чуть-чуть и полетит, как птица!
Если прекрасные девчонки будут так бежать ко мне, не от меня, я буду вынужден гримироваться старцем.
 
Ах, Тара, Тара! Беги, беги, беги …
Красиво … и недалеко ...
Беги …
 

 
- Кто они?!! – визжит в истерике в ручищах крепких Горна Тара и отворачивается от тонких игл-зубов у Гонзика, который тоже рядом.
- Что, нелегко кусать того, кого не существует? – улыбнулся я. – Не визжи, я к тебе с дарами и благодарностью. Ты здорово мне помогла вкус голода познать. Кровавый привкус жажды чьей-то крови.
Забавно было умереть, его не утолив. И не забавно тоже …
 
Последствия того укуса твоего во мне еще живут в голодном. Я могу, есть буквально всё, чтоб голод утолить. И он не утоляется, а надо мной смеется.
Так я познал природу Пустоты, которую ничем и не заполнишь.
Я благодарен тебе, Тара.
Благодарен!
 
- Если так, то отпусти. Вас только трое, а моих … сам посмотри!
 
Я посмотрел и усмехнулся.
 
- Не очень-то и много. Нас трое – симпатичных. К красивой даме с ужасными помощниками ввалиться, я не посмел бы, Тара. Ты слишком восхитительна для этого!
 
- Мы симпатичны, Горни, - похвалился Гонзик.
- Помолчи, - тот попросил товарища и успокоил. – Совсем недолго.
 
- Если с головы моей упадет хоть волосок! – злобно зашипела предводительница клана. – Вас раздергают на нитки!
- Мне незачем хвалиться, но охота побахвалить. Гонзик, свистни наших, пускай покажутся!
 
Гонзик по-хулигански свистнул, и Тара взгляд от ужаса прикрыла за локтем Горна. И ее собратья и сосёстры попрятали от ужаса глаза, ладонями закрыли.
 
И было ОТ ЧЕГО прикрыть глаза!!! И в туалет сходить спонтанно, с места не сходя.
Я даже загордился потихонечку, слегка.
Какой я всё-таки для многих неуютно значимый, что СТОЛЬКО и ТАКИХ убийственных фантомов ко мне прислали колдуны.
Всегда приятно перед обаятельною дамой слегка погарцевать. Вот и гарцую я. Копытами пощокивая и сбруею звеня. Конечно, не своими (вот ещё дела!!!), а живописуемого мной коня. Его копытами пощокивая и его сбруею звеня.
 
- Ну, если всё мы прояснили, свою сосущую братву ты можешь отпустить домой. Твои сосёсты больше уже сосать людскую кровь не станут.
И ты не станешь, после того, как укушу тебя.
 
- Меня укусишь?!! – отшатнулась Тара так сильно, что покачнула Горна.
- Да, в моем укусе – избавление твоих сородичей от жажды крови и от зависимости вековой.
И просто … я хочу тебе вернуть укус твой. Я покусать тебя хочу. Не знаю, почему.
- Ты всех не перекусаешь, все равно! – отчаянно и безысходно бьется в железной хватке Горна Тара.
 
Ее биение почти и незаметно вовсе. В капкане Горна не очень-то побьешься-подерешься!
 
- А всех мне и не надо. Я укушу тебя. Твой выздоровеет клан. А ты других родоначальников перекусаешь. И прародителя вампиров и даже его сына.
А впрочем, тебя зная, могу предположить: родоначальников перекусают твои люди. Те, что пониже рангом. А к прародителю и его сыну, ты отправишь самых нижних званьем, дабы унизить их величием твоим и их ничтожностью.
 
- Так ты теперь мой господин?!! – насмешливо скривилась Тара.
- Я господином даже для себя не выступаю. Дурацкая игра: раб-господин.
Когда я – всё, кому рабом быть? Мне?!! Я не желаю рабом быть. И не желаю господином.
 
- Но ты будешь нам старшим, я под тобою буду. Хочешь во всех смыслах?
- Не пошли, красивая, - прошу ее. – Мне так приятно находиться с тобой рядом! Но пошлости я почему-то не терплю.
Насчет карьеры – да, это карьера. Возглавить всех. С твоей позиции ты даже выиграешь. Тут никаких зависимостей и полная свобода от пристрастий.
Стоит попробовать  …
 
- Я не хочу, - сопротивление оказывает Тара.
 
Но ее отпор отчаянный не очень-то бросается в глаза. Так, неприметненько. Лишь мимикой натужной на лице сквозя.
 
- Если ты не хочешь, я отпущу тебя. Просто мне не очень хочется кусать кого-то, чтобы он кусал тебя. Ведь после моего укуса переставший быть вампиром не успокоится, пока есть хоть еще один вампир.
Ты сделала подарок мне – укус свой. Вот мой подарок. Ты можешь не принять его.
Это не обязанность, а благодарность.
Горн, девочку отпусти, пожалуйста.
 
- Если что, далеко она не убежит, - Тару отпускает воин.
- Она не побежит. Постыдно будет убеганье от возможности Ожить.
 
Тара посмотрела на меня.
 
- Я могу идти?
- А что замлели ноги, необходим массаж ступней?!! – смеюсь.
 
Она готова уходить. Что ж жаль. Немного.
 
- Что будет, если после твоего укуса меня укусит кто-то? – вдруг поворачивается ко мне она.
- Он тоже исцелится, как и ты, чудесная моя.
 
Она подходит.
 
- Ладно, - кивает девушка - пока еще вампир. – И обними меня, как будто посвящаешь … в тайну.
 
Я взял ее ладони в свои руки и притянул к себе.
 
- Кусай уже, - Тара зажмурилась.
- Прими осознанно дар этот, Тара, - сказал ей я. – Поскольку на тебя взирают твои бойцы. Будь повелительницей им, не жертвой!
 
- Я готова, Алан, - сказала Тара и меня обняла. – Могла бы я тебя убить, но видишь сам, не стала.
 
Я ощутил нож у спины.
 
- И умничка, - Горн похвалил ее. – Я не люблю себя, когда ломаю кому-то кости.
- А я люблю себя, - встрял Гонзик в разговор. – С любовью руки я пообрываю, а мест немало в организме, куда я ножичек могу пристроить. Как и оторванные длани.
 
Но Тара уже величественно себя вела, на мелочи внимания не обращала.
Она сородичей всех оглядела, взглядом пригласила видеть то, что будет и шею мне подставила.
 
И я укусом не замедлил отметить шею Тары …


Алан Лига Легко и Просто
http://legkoiprosto.ucoz.ru/
 





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 171
© 17.10.2015 Алан Лига Легко и Просто

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1