Целитель


Хомутовка – по сравнению с нашим селом, была весьма и весьма небольшой и малозначительной. Если смотреть по дорогам, она находилась в трех километрах от нас, а напрямую, до нее было меньше двух километров. Там не было школы, дети ходили в нашу. Не знаю, по какой причине, я побывавший во всех окрестных деревнях, в этой деревне не был ни разу. Да и не очень-то роднились наши деревни…
Более полувека прошло, как я покинул свое село, и только вот, удалось навестить его. А так, вроде, и не так уж далеко жил, да все причины не было. Родных у меня тут давно уже нет, уехал из деревни еще ребенком и тогда еще не успел проникнуться «любовью к заветным местам» – к погосту там, церкви…, ну и так далее, как принято перечислять. Кстати, церковь у нас была взорвана еще в тридцатые годы, в моем детстве она нам запомнилась в виде глыб и обломков каменной кладки. Нам взрослые запрещали лазить по этим обломкам…
А тут как раз оказия случилась – один преуспевающий коммерсант решил построить в нашей деревне большой кирпичный завод, а я подрядился разработать проектно-сметную документацию. Мне предстояло рекомендовать место расположения предприятия и в этой части выполнить так называемое « технико-экономическое обоснование»...
Сказать: - «Я не узнал своего села» - ничего не сказать. Мне представилось печальное зрелище. Огромное село с полтысячи дворов, перестало существовать. Большая часть превратилась в пустырь, с ямками вместо строений, погребов… Стропила догнивающих сараев воспринимаются скелетами доисторических животных.
Школы нашей уже нет, нет клуба, нет фельдшерского пункта, правления колхоза… Вообще ничего нет. Более-менее сохранился нижний проулок, у речки – с десяток разваленных домиков…. Там доживают свой век старушки, ни одного мужика! Одна из них оказалась, моя одноклассница – Зойка Краснова. Я ее сразу узнал, хотя время не пощадило ее. Сухонькая, вся в морщинах… Худые изможденные руки…
Узнав меня, сразу же расплакалась. Я хотел обнять ее, но она постеснялась – по мужицки подает руки…. Все же я выполнил то, что не осмелился бы в юности, поднял ее и покружил в воздухе…. В свои семьдесят три я, слава богу, достаточно крепок. К тому же она оказалась неожиданно легкой – дай бог, килограмм сорок…
Оказалось, еще две старушки мне знакомы – они чуть постарше нас.
Человек десять – двенадцать и все село!
Последнего мужика – Сережку Трофимкина, схоронили два года назад. А он ведь, моложе нас был.
Все побросали свои дела. Разговорам конца и краю нет! Целый праздник устроили. Нашлось и чем разговляться…
Я все интересовался, как они здесь живут. «Летом-то ничего, - отвечают. - Зимой худо. Мало того, что неуютно, нередко и волки шастают по селу. Всех собак вон перетаскали. Кур, коз в сенях держим, иначе не спасти. Сами-то боимся выйти. По утрам, берем вилы, выходя во двор, начинаем перестукиваться – живы ли все, поодиночке на улицу не выходим….».
Пару лет назад власти в округе провели облаву на волков – убито было свыше сорока хищников. После этого, спокойнее стало.
Я обратил внимание, в разговорах слишком часто повторяется: Хомутовка, Хомутовка…
- Уж не та ли Хомутовка, что за Елисеевким оврагом? – спрашиваю.
- Та, та! А то какая же? – отвечают. - Послезавтра, после Троицы, все туда пойдем.
Мне показалось это странным. Старушки сказали, что всем селом они каждый год после Троицы ходят туда к целителю.
- Да ты знаешь его, Ванька Бирюков! Помнишь Бирюковых, еще лесниками были?
Я попытался вспомнить его, но не смог. Запамятовал. Фамилию-то помню.
Какой-то целитель…. Был у нас в деревне один знахарь – Дядя Ваня, но это было давно, его не стало, когда мне было всего-то десять лет…. О других целителях я и не слышал.
Лечение проводится сезонно, от Троицы до Ильина дня, то есть, примерно два месяца.
Старушки наперебой стали уговаривать меня отправиться с ними. Мне тоже любопытно стало, как это так, мой сверстник стал целителем. Разнообразие, все-таки…
Через день я, оставив задание своим ребятам, с женщинами отправился в Хомутовку.
Деревня удивила меня. По сравнению с нашей, она выглядела гораздо благоустроенней и опрятней. Хотя и здесь в целом царило запустение, но виднеются и новые строения, оживляет пейзаж стадо коров и овец. В нашей же, кроме нескольких коз и кур, уже нет никакой живности.
Как ни странно, Иван Кузьмич, которого представили мне, как целителя, сразу же узнал меня, вспомнил даже кличку мою детскую - «баламут». Так назвал меня когда-то учитель физики, и она ко мне прилипла. Я и сам-то, было, забыл ее.
Не вспомнил-таки его я тогдашнего, хотя и не показал тут это…
Удивительно. Если бы даже мне его не представили, сказали бы просто, - «есть в деревне целитель», - мой взгляд остановился бы именно на нем. По виду – типичный «чеховский» сельский врач. Очки, бородка, какой-то направленный больше «в себя» взгляд, спокойные манеры – все это выделяло его среди других. Впечатление усиливал его жилет-безрукавка над светлой сорочкой. Жаль только, что очки еще не на цепочке – была бы полная иллюзия.
Не скажу, что я выгляжу чересчур уж старым, но выглядел он лет на десять моложе меня.
Оказалось что все новые строения – его хозяйство. Большая ферма, на полусотню голов свиней, четыре лошади, три коровы, овцы, куры… Барская усадьба, да и только!
Постоянно в работе два самодельных ветряка… Мне сказали, что в нашем районе уже лет пять-шесть, во многие деревни не подается электричество…. Линии разбирают и пропивают местные мужики. Чинили, чинили да перестали…
Бедные старушки – им ни телевизор посмотреть и даже света не зажечь ночью… Дикость какая-то в двадцать первый век. И это не в глухой тайге, а в центре России!
Каждый выкручивается сам. Вот приспосабливаются. В Хомутовке мне показали, как устанавливают еще два ветряка…. Не от хорошей жизни, конечно. Ладно бы, заводского изготовления - а то полнейший примитив – собственного изготовления…
Правда, позже я убедился – вполне добротно сделано, есть еще у нас умельцы! Работают ветряки постоянно, то воду качают из скважин, то воду греют для фермы и для душа, то заряжают батареи аккумуляторов.

К нашему приходу у целителя народу собралось уже больше сотни…. Все веселые, возбужденные, доброжелательные. Ни за что не подумаешь, что эти больные люди прибыли на излечение к целителю.
Я это высказал Кузьмичу. А ответ, так вовсе озадачил меня.
- Они и так все здоровые. Вот, ты в свои семьдесят с лишним, чем болеешь? Скажу – может, радикулит; может, аденома кое где…, или суставы. Однако, считаешь себя здоровым. Не так ли?
- Ты, - говорю, - не ошибся ни там, ни тут. Дело к старости идет.
- Вот я и говорю, эти заболевания как бы нам природой предусмотрены, и мы их принимаем спокойно, по крайней мере, пока не прижмет…. Тут дело в профилактике. А инфекционных больных мы сюда и не пускаем.
- А как вы их различаете?
- Без медицинской карточки тут не принимают. Ни у кого нет желания получить заразную болезнь.
- Даже так! А кто проверяет, ты что ли?
- Да я и не касаюсь этих вопросов…. У меня свои дела – вон, какое стало хозяйство!
- Но ведь ты же целитель!
- Какой я целитель… Обыкновенный мужик!
- Да? А как же тогда слава целителя, да и народу вон сколько?
- Случайное совпадение событий, фактов и…, может быть каких-то сил, я даже не знаю, как их объяснить…. Давай-ка лучше расскажу, откуда все пошло.

Началось это девять лет назад. Случилось, что я сорвал спину. И тяжелого такого, ничего не поднимал…, не так согнулся и на тебе ни шевельнуться, ни сидеть…
Да и ложиться, никак не подберешь нужную позу – чуть, что не так, как словно ток по спине проходит…. Мучился я так, где-то с недельку. Однажды снится мне сон. Будто бы, чищу отстойник около свинарника от навозной жижи.
Сам знаешь, мы эту жижу разбавляем водой и поливаем грядки. Ну вот, вычерпываю, вычерпываю…. И вдруг голос: - «Искупайся – лечи спину!» Оглядываюсь – никого. А сам я будто бы знаю, что это какой-то святой, то ли Серафим Саровский, то ли еще кто-то другой. Но тоже святой. Я оглядываюсь, хочется подробнее спросить, что ли в навозной жиже купаться? А голос опять: - « Искупайся и смой потом грязь чистой водой…»
И уже, безо всякого голоса, вроде, знаю – два дня купаться, третий – отдых. И так десять сеансов…
Проснувшись, не сразу и вспомнил свой сон. Мало ли что привидится во сне… Больной весь, хожу по двору, ничем заняться не могу…. А тут поросеночек попал в отстойник, выбраться не может…. И тут я явственно вспомнил весь свой сон! «А не сигнал ли это», - подумал.
Оглянулся, никого постороннего не видно. Приготовил пару ведер чистой воды, разделся и полез в отстойник!
На всякий случай, если увидит кто, уважительная причина есть – поросенка спасаю…. С непривычки все тело как бы мелкими иголками колет, зуд ощущается…. Посидел минут десять, вылез. Обмылся, оделся. Понял, маловато воды припас – воняет от меня. Спустился в овражек, к запруде – там еще раз искупался.
А сам все проверяю себя – не лучше ли спине, хотя глупо конечно, что можно надеяться на излечение с первого раза. Четыре дня я так посидел в навозе и даже не сразу понял, что боль в спине ушла!
Ушла! Я не суеверный человек, но ведь голос во сне не соврал! Я, как велели во сне, выполнил лечебный сеанс полностью.
Соседи удивились, увидев, сено я кошу, как ни в чем не бывало. «Эй, больной, - кричат, ты что, в гроб заторопился? Ведь загнешься со своей спиной!»
Я им рассказываю про свой сон и последовавшее лечение – они давай, смеяться надо мной. Я тогда об заклад с ними поспорил, что вылечу бабку – Щекотиху.
Ты, конечно, не знаешь бабу Тоню Щекотихину. Остеохондроз так ее загнул, что она уже лет пятнадцать выправиться не могла. Так и ходила, согнутая постоянно….
Уговорил ее, искупаться, как это сделал я сам. Посидит в навозе, я прямо, чем смоет навоз в воде, делаю ей пять - шесть минут массаж…. Делаю кое-как, не обучался ведь я этому, просто по наитию…
Раз пятнадцать она посидела в навозной жиже, и что ты думаешь? Не скажу, что полностью выпрямилась, но было уже не узнать ее! Хомутовка вся была поражена. Потом пошли слухи, народ пошел….
Отстойник есть отстойник. Мне пришлось перед отстойником устроить нечто вроде бассейна. Навоза не стало хватать – свиней, коров добавил… Следующий год народу еще больше – бассейн расширил, опять скотину добавил. А народу все больше и больше… Пришлось оборудовать душевые, что-то вроде гостиницы. Организовать питание.
Теперь в окрестности нет, наверное, ни одного человека, не посидевшего в навозе. Причем у многих дома есть такая же навозная жижа, а они ко мне…
Смотрел, смотрел я и перепоручил все это лечебное хозяйство самим прихожанам. У них появилась даже специальная, инициативная группа, действующая круглый год. Формально я хозяин, они все в настоящее время, привозят по шесть тысяч рублей – на эти деньги тут уже у них - и постель, и питание, и мелкие работы по хозяйству У некоторых из них нет и таких денег – так они выполняют работы на ферме, на земле и на других участках; вон, мужики какой стеклянный павильон построили – залюбуешься…
Некоторые отремонтировали брошенные, было, дома и семьями живут здесь. Даже из Казахстана две семьи приехали – сейчас документы оформляют…. Наконец-то в Хомутовке появились свои дети! Скотину стали разводить! А то, умирала ведь деревня.

Мм-да-а… Дела! Можно сказать, деревня новую жизнь получила…
Мы подошли ближе. Одни уже искупались, отмылись, занимаются, кто чем: работают на кухне, некоторые собирают клубнику, мужики играют в павильоне в домино… Скучающих лиц не видно.
Направились к «исцеляющимся». Обнаженные тут все - мужчины, женщины, старухи, старики. Сидят, погрузившись по шею в навозную жижу…. Невдалеке, в метрах десяти – навозная куча. Рой мух, какие-то бабочки летают. Вонище…
Зрелище мне не понравилось, даже показалось жуткой…. Неужели добровольно все? Не массовый ли психоз?
Шутливо стали приглашать нас, да довольно активно. И мои старушки уже оказались здесь…. Обычно, деревенские жители придерживаются довольно строгих нравов – а тут все нагишом и хоть бы что!
Судя по оживленным шуткам, о массовом психозе думать, не приходится. Мои такие мысли уловил Иван Кузьмич.
- Я с самого начала поставил такое условие, мол, святые покровители велели отбросить стеснительность. Трудно привыкали, но привыкли. А то пришлось бы устроить бассейны отдельно для женщин, отдельно для мужчин…. Кроме того, все мысли должны сосредоточиться на своем здоровье.
Какая-то моложавая бабка выскочила и зазвонила в школьный звонок – это означало, посиделки в навозе для этой группы закончились и пора выходить и всем под душ…
Иван Кузьмич толкнул меня в бок:
- Бабка – Щекотиха. Вон она теперь какая стала. Каждый год купается и принимает массаж.
- Правда, что ли, она не могла выпрямляться?
- А ты у нее самой спроси…

Купаться мы не стали, я захотел посмотреть ферму. Ферма меня просто поразила. Чистота абсолютная! Такую ферму увидишь, разве что, где-нибудь Голландии! Мужчина в белом халате, пустил нас туда только в специальной обуви. Будто не Иван Кузьмич хозяин, а он…
- Саша. Из Казахстана приехал. Ветеринар по образованию. Вся ферма – делалась под его руководством….
Словоохотливый Саша долго объяснял нам принцип работы различных агрегатов и всей фермы в целом….
Видно было, что он, действительно хороший специалист.
Потом я направился с целителем к нему домой. Нас встретила миловидная старушка явно не деревенского склада. Катерина Васильевна оказалась действительно городского происхождения – из Читы. Познакомились они, когда будущий муж ее еще служил в Армии…. И уже пять лет прошло, как они отметили свою золотую свадьбу…
Я нелепо спросил, - «Наверное, тоже купается в бассейне, раз такая молодая…?»
- Боже упаси! - воскликнула она, я даже близко не подхожу!
Не знаю, что на меня нашло – еще глупее выскочил вопрос:
- А зачем тебе такая большая ферма, Кузьмич?
- Для того же «грязного бизнеса», - полушутя ответила за хозяина жена. – Не ради мяса. Не достает навоза, с каждым годом все больше и больше народу!
- Что, правда, то, правда, - подтвердил ее слова Иван Кузьмич. В принципе, и народу то не надо бы больше, но добавляются и добавляются. Да и насчет фермы, в основном, решают исцеляющиеся…. У нас создалось нечто вроде коммуны. Никто никого не назначает, ничего не поручает. Формально хозяин я. Но я не совсем хозяин….
А моя Катерина, хотя и согласна, что есть положительные результаты, все это называет «грязным бизнесом». Уговаривает меня бросить все и уехать к нашей дочери, в Волхов…. Там правнук уже появился. А я как представлю, что я скажу своим людям, нет, не могу…. Бабка моя съездила пару раз без меня, теперь тоже не хочет одна…
Действительно, не надо нам и мяса этого – сдаем все на комбинат да тут, во время прихода паломников, на питание….
- За то, в жизни деревни появилась перспектива, Хомутовка вон, преображается!
Мой оптимизм не разделяет чета Брюковых:
- Хомутовка тоже обречена…. То, что появились в деревне двое детей, ничего не значит. Вон, у каждого из нас, живущих здесь, есть дети, внуки. Где они? Вернутся ли они сюда? Тут ведь остались только те, кто не может расстаться со своим прошлым и те, кому деваться некуда…
Мне было странно слушать эти слова от процветающего хозяина. Однако, в душе, согласен был с ним. Пройдет еще лет пять, ну десять…. Кто будет возглавлять его дело? Продолжится ли его дело? Восторженное первое впечатление немного поостыло.
Воцарилось молчание.
- А все-таки, это ты здорово придумал с этим лечением…. А врачи что говорят?
- Затеяли, вон судебное дело против меня…

Оказалось, в целом власть Дмитровского района повела борьбу с целителем. Первыми поднялись налоговики – усмотрели в действиях Ивана Кузьмича незаконное предпринимательство. Служба судебного пристава описала все хозяйство. Отстояли паломники. Тут нет никакого предпринимательства. И деньги приносят не целителю, а себе на прожитье. Шесть тысяч на двадцать дней – по триста рублей в день на человека – это очень мало. В том же Дмитрово, на эти деньги, не то, чтобы питаться, на гостиницу не хватит. Руководители медицинской службы района, напирали на отсутствие лицензии. Когда Иван Кузьмич спросил: - «на что лицензию, на то, чтобы в дерьме купаться? Не право ли каждого, в чем ему купаться? – Врачи отступили…. А что касается фермы, то он, сдавая продукцию, и налоги регулярно платит…
Однако, чиновники не унимались. Придумали налог с недвижимости – за те же ветряки, он теперь платит денег больше, чем оплачивал бы потребляемую электроэнергию…
Даже бросили ему упрек за то, что в деревне появились дети! Как, мол, он думает организовать их школьное обучение….
Чья же это, забота? Кто, как не чиновники должны заботиться об этом?
Санэпидстанция выписывает штраф за штрафом. За неправильную утилизацию «отходов фермы», создание угрозы эпидемии…

Оказалось, половина рабочего времени Ивана Кузьмича уходит на разные судебные тяжбы не только в районе, но и в областном центре…

Что уж так они ополчились на эту деревеньку? Им бы порадоваться, что хоть в одной, отдельно взятой деревне дела идут неплохо. Нет ведь! Законы надо соблюдать! Государственная Дума беспрерывно штампует законы. В интересах народа…. Попадают эти законы в ведомства, там в «интересах того же народа» так извращаются подзаконными актами, что этих законов в конечном счете и не узнать!
Иван Кузьмич все возмущается:
- Сегодня бы приехали из Узбекистана четыре семьи! Они прекрасные огородники, хорошие труженики, непьющие…. И мы бы смогли их обустроить в течение одного - двух лет. Нет ведь! Миграционная служба построила такой частокол перед ними, что они поняли, не перепрыгнуть….
- Добавь сюда еще взятки!
- Это уж, как пить дать. Чем больше усложняется решение того или иного вопроса, тем больше возрастают суммы взяток….
- Будь моя воля, я бы не ограничивал иммиграцию. Наш народ уже не поднимет деревню – он выдохся, идет полная деградация. Могут спасти нас те же китайцы, вьетнамцы, узбеки, таджики и другие…. Другое дело – не допускать компактного расселения, чтобы не получить в итоге «национальный вопрос». Я бы установил квоты – в каждой местности по столько-то процентов, тех и других…. Более того, предоставляя вид на жительство, поставил бы условие: в течение одного – двух лет, чтобы, выучили русский язык, сдали бы экзамен. Только потом они получили бы гражданство…. Российская деревня должна говорить по-русски.
- В принципе, я с тобой согласен. Европейцы почти во всех странах в целом, вымирают. Может, за исключением Ирландии. Кажется, там есть что-то, вроде небольшой точки дивергенции. Если посмотреть на исторические события, миграция народов происходила из южной Азии в направлении северо-запад. По степному коридору от Тихого океана к Атлантическому. Вспомним тех же гуннов. Это было – великое переселение народов…. Через восемьсот лет – такое переселение организовал Чингиз-хан…. Кстати, как раз с тех пор, прошло примерно восемьсот лет; ну, плюс-минус пятьдесят лет…. Фактически пришла пора новому великому переселению.
Точки дивергенции народонаселения все в той же южной Азии…. Там невероятный избыток населения, а тут жесткие границы запруживают естественное движение. Пока идет просто интенсивная инфильтрация. Хорошо бы ограничиться этим, чтобы не прорвало плотину…

Ну, вот что, философы! Давайте-ка, покушаем вначале! А то Ваня сел на своего конька – он так любого заговорит.
Это Катерина. Оказалось, она уже накрыла большой стол на веранде. Пока мы разговаривали, пришли и мои старушки – посвежевшие, помолодевшие….
Стол не отличался особым разнообразием, но все свежее, добротное. Да и самогон, предложенный нам, оказался высокого качества.
Когда говорят, «деревня спивается», говорят утрированно, не допуская никаких исключений. В нашей ситуации, вся деревня оказалась «исключением». Иван Кузьмич отучил пить практически всех «любителей выпить» в близлежащих деревнях. Теперь тут настоящих пьяниц трудно найти.
«А как», - я спросил. Оказалось, во время сиденья в навозе, нельзя принимать алкоголь. Происходит какая-то реакция, человека тошнит, просто душу выворачивает. Любой закоренелый алкоголик, повторив такую жестокую процедуру, потом и в нормальных условиях начинает отказываться от спиртного…. А мои соседки бабки, хоть и не лечились подобным образом, никогда не злоупотребляли…
Однако, посидели мы неплохо. Обед наш затянулся до вечера. К себе мы направились, когда уже стало темнеть. Старушки мои уже и не старухи вовсе!
- А Катька-то, как зорко смотрела за «своим», а!
- Ну, ты тоже, Зой, нет, нет, да и поглядываешь на него…
Меня развеселил такой разговор.
- Ну, вы бабы, нашли, о чем говорить! Человеку семьдесят три! Как минимум двадцать лет, как, забросил он эту тему….
- А ты посиди пару сеансов в лечебной грязи, убедишься, что это такое! Получишь бесплатную виагру, не то что на год, а то и на все пять лет!
- Скажете тоже! Если бы так, у него от желающих лечиться, не было бы отбоя!
- У него и нет отбоя! Только он просит не рекламировать такое лечение. Обратил внимание, сколько там было мужиков? Во всем нашем районе столько не соберешь! Что, у всех у них радикулит! – Рассмеялась Баба Шура.
Потом по пути затеяли песни. Праздник продолжился до самого дома. Уже поздняя ночь, а мы долго еще не расходились.
Мои сотрудники были немало удивлены, встретив меня в поющей компании развеселившихся старух.

Месторождение глины расположено очень удобно, запасы большие. Их хватит на целое столетие для работы завода…. И Хомутовка сыграет положительную роль. Есть, куда разместить людские ресурсы на первое время, есть хорошие варианты в обеспечении предприятия продовольствием….
Я буду рекомендовать именно такую схему строительства. Проблем с энергоснабжением не будет. Хотя и растасканы провода, их легко восстановить, опорные столбы на месте, да и до магистральной линии недалеко….
С такими мыслями я покинул свое село. Ненадолго. Даст Бог, со следующего сезона начнем осваивать месторождение. Можно бы и быстрее, но пока подготовишь проектно сметную документацию и пока согласуешь с чиновниками, уйдет года полтора. Это в лучшем случае. О худшем, и думать не хочется.

Действительно, живем мы в каком-то перевернутом мире…. Чиновников абсолютно не волнует полная деградация деревни, большинство деревень исчезает с карты страны…. Но стоит появиться какой-то инициативе, позволяющее хоть как-то продержаться какому бы то ни было поселению – прилагается максимум усилий, чтобы погасить эту инициативу…
Нет, чтобы порадоваться, что растет налоговая база, что, появляется намек на возрождение отдельной деревни….
Я много раз сталкиваюсь с чиновничеством по ходу своей работы. Каждый отдельно взятый чиновник – прекрасный человек! А системе – целенаправленно ведут работу против моей деятельности. На каждом шагу – препятствие! Понаделали надзорных органов – тут и геологический надзор, и горный надзор, и санитарный и рыбный и водный…!
Мало того, что создали много надзорных органов – эти органы еще обросли «экспертными» организациями, которые рассматривают наши проекты и дают свое заключение…. Смысл таких заключений – содрать деньги с пользователя недрами. Каждый пользователь недр, обложен своеобразной данью, зачастую, неподъемной данью…. По этой причине многие мелкие организации, веками производившие кирпичи, добывающие строительные пески, дорожный щебень и тому подобное, прекращают свою деятельность. Они неплохо жили в советское время, в настоящее время «умерли» и продолжают умирать… Добро бы, исчезали в конкурентной борьбе! Нет ведь! Губят их чиновники надзорных органов!
Ну да Бог с ними…. Трудно судить тут конкретных чиновников. Деятельность их лежит в русле общей деятельности Системы, направленной на разрушение Села.
Если бы эта деятельность направлялась бы осознанно, с нею можно бы и побороться…. Гораздо страшнее, неосознанная – природа которой не поддается определению….
По-своему великий человек этот Иван Кузьмич. Нашел способ, как поддержать жизнеспособность своей деревни…. Поддержку бы ему со стороны властей!

А лечение его я, все-таки испробую на себе...
1996 г.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 179
© 22.09.2015 Николаев-Изачак
Свидетельство о публикации: izba-2015-1434968

Рубрика произведения: Проза -> Другое













1