Глава седьмая. Сокровища старого сада.



Грэг. Записи в потертом блокноте со старинным бретонским девизом на переплете корешка: "Сердце – даме, жизнь - королю."
Апрель 2015 г. 7 – 30 утра. Дача. Сборы..

***
- Ну и жалко же, что у меня нет джинсов -Фей, обворожительно мягкий, в велюровом зеленом брючном костюме, с меховой оторочкой по вороту и рукаву, по детски хлопает себя по бокам в поисках чего то… "Кармана" – догадываюсь я, и с улыбкой ловлю ее мягкую ручку, прижимая теплые пальцы к губам.
-Стой спокойно, моя ласточка. Вот так. – Еще раз тщательно проверяю замок и отвороты на крохотных черных сапожках из замши, подошву. – Ну – ка, топни ножкой!- командую решительно. Улыбаюсь..
- Зачем? – в недоумении взирает на меня фей, сверкая изумрудами глаз.
- Ну, топни… Как будто ты сердишься. Надо проверить, как тебе удобно в этих сапожках? Пальчикам не больно?
- Нет – фей осторожно двигает ножкой в крохотном сапожке.- Да ну тебя! Придумал опять! Зачем топать, и так хорошо… Но вот джинсы же бы были…
- Да зачем же, Ланушка? – слегка передразниваю я ее полудетское, волнующее "же", поднимаясь. – Зачем тебе джинсы, солнышко?


- Там карманы есть -мягко и задумчиво бормочет фей, чуть растягивая буквы и трет ладошкой лоб. – Большие такие, вот… А у меня же и нет тут карманов. Я план потеряю… И все носят джинсы, когда холодно же, Горушка… - Фей поднимает плечики вверх.
- И тебе так хочется, да, голубка? – я с улыбкой обнимаю ее. – Ну, а давай купим. В чем проблема то?
- Ты что! – всплескивает ручками фей - Таких вот, маленьких, на меня, их же нет… В "детский мир" же не пойдем?. И их там тоже нет. - Фей опять вздыхает. Он очень огорчен.
- Милая,тебе очень идет этот костюм. Аня прекрасно уловила твою изюминку – теплую, стремительную женственность.. А джинсы, они для мужчин больше, все таки.. – я прячу улыбку в складки рта, перебирая пальцами ее мягкие, рассыпающиеся волосы, каштановые с золотистым отливом. Под огромными, влекущими, непостижимыми глазами залегли глубокие тени.

Кусаю губы в немой досаде: толку мало от этого актифферина, железа в организме все равно- почти нет, только головокружения усилились и тошнота. Она переносит все молча, с нежной, рассеянной веселостью, а в меня прочно въелся страх перед каждой каплей, как перед фамильным ядом Медичи.

.Она падала мне или Мишке на руки, едва выпив, когда давали - тридцать, ее рвало нещадно, когда пытались накапать десять, ее немилосердно мутит, если дадим пять! Мы не можем подобрать дозы для обыкновенного железовитамина, а Плахотин все говорит о полном излечении, боже! – Медленно приподнимаю пальцами ее мягкий, округлый подбородок, целую нежно - прохладный нос:
- Ласточка моя, ты лекарство приняла? Три капли, да?
- Нет, четыре. – Тихо отвечает мне она.- Пробую – четыре.
- Ну, и как? – я внимательно смотрю на нее. – Что ты чувствуешь?
- Тошнит. – Она разводит ручками, потом устало крутит головкой из стороны в сторону. Волосы рассыпаются вокруг мягким облаком. – Не хочу, Грэг, давай, и не будем про это. Аня меня напичкала паштетом, салатом, беконом, но, все равно, - тошнит. Может, в машине пройдет? - Она тихонечко гладит меня по рукаву свитера. - Только попроси Мишу не ехать быстро, ладно?
- Ий – ез, королева, не ехать быстро!- Мишка осторожно, боком, втискивается в дверь нашей спальни,держа перед собою, на вытянутых руках, большую корзину короб с провизией. - Ну – ка, проверь, Ланочка, все взяли? А то Анька мне голову оторвет, что я Вас голодными везу, бог знает куда.
- Триста километров. – Задумчиво смотрю я в окно, приподняв гардину, и неохотно выпуская из рук фея. Она присаживается на корточки, с Мишкиной помощью открывает короб, и … хохочет.
Как всегда. Серебряная пыль ее легкого, чистого смеха летит в воздухе, обвивает наши души, сердца, головы. Молниеносно. Завораживающе. Напрочь.
Мишка смотрит на нее, с нескрываемым обожанием и восторгом ребенка, только что увидевшего чудо: редкостный цветок, молнию без грома, двойную радугу, что еще?
- Ой, ну и Аннушка! – всплескивает руками фей. - Она еще бы пражский сервиз сюда положила.Собрала нас, как на версальский "олений праздник".
- Олений праздник?– Мишка заламывает бровь удивленно. – А что это?
- Так называли охоту в"оленьих парках" Людовика Шестнадцатого. С участием маркизов и графов, егерей и ловчих, всяких там, Монсоро, Бюсси, ну, ты знаешь ведь?


Там никто не должен был превзойти короля в искусстве стрельбы и перещеголять замшевые сапожки мадам де Помпадур. Она была маленького роста, чуть выше меня, и впервые при дворе ввела моду носить обувь на каблучке. Ей это - шло…При случае, удобно было впадать в гнев, топать капризно ножкой.. Грэг сейчас меня учил, ты знаешь.. Я не умею как то… Топать… - Фей кокетливо пожимает плечиком и смеется, запрокинув головку – нежно и чуть дразняще. Потом, закусив губу, медленно берет со дна корзины нож - хлеборез, с потускневшей серебряной ручкой, проводит нежным пальчиком по лезвию, и внезапно – бросает его мне в руки.Я едва успеваю подхватить блистающую остроту, несмотря на то, что привык следить, кажется, и за шорохом ее ресниц.
Движение Ланушки – резкое и красивое. Но неожиданное - настолько, что Мишка ошеломленно, тихо присвистывает, и чуть пятится назад.
- Милый, надо бы его наточить поострее. Пригодится! - произносит она, волнующе хрипло, но - совсем не повышая голоса. И резко, стремительно,идет к двери.
- Да, Madame. Непременно.– Чуть притушив улыбку, в смену ее настроения, продолжая тонкую игру, я склоняю покорно голову, иду за ней, чувствуя, как по хребту, холодной змейкой ползет предощущение чего то внезапного, почти гибельного… Игра ее жеста, улыбки смеха предощущение – смягчает, но…
- Потрясающе! – свистящим шепотом бормочет мне в спину Ворохов. – Не боишься, Грэг, что прирежет она кого нибудь ножичком этим? Легко так… Играючи?
- Не волнуйся, дружище! Мы с тобой – первые в очереди. – Резко и чуть растерянно бросаю я в ответ, сжимая в руке лезвие, мгновенно ставшее теплым от прикосновения моих пальцев.



***

Старый сад, заросший бурьяном и полынью, весь в канавах и рытвинах, с разбросанными досками, встречает нас неприветливо. Остро пахнет молодой травой, сыростью, прелью, почему то - тальником, хотя, ни ив, ни ручьев поблизости нет. Пока мы ехали – совсем рассвело, но до остроты - прохладно. Выбравшись из слегка запыленного, но комфортного и теплого шевроле встревоженно смотрим по сторонам.
От железных ворот, что ведут к дому, точнее, к фундаменту дома, остались лишь два столбика и рассыпающаяся бетонная дорожка. Уцелел только остов чайной беседки в глубине сада, с полусгнившим шатром - карнизом, скамейками, да столиком на резной ножке.

.Вооружившись садовыми граблями и саперными мини - лопатами мы с Мишкой за полчаса расчищаем беседку и, застелив газетами и пледами скамьи, еще томительные полчаса бродим по саду, в поисках хвороста для костра, наткнувшись под старой яблоней на остатки скамейки и бочажка для воды.
- Ой, вот отсюда Виолка флоксы поливала и клубнику – ахает фей.- Даже следов от грядок нет! – сокрушенно оглядывается по сторонам Ланочка,, и, нетвердо шагнув, едва не теряет равновесие в какой то рытвине с осыпающимися краями.

 Римма Вьюгова. Серия картин "Осеннее".

- Любимая, осторожнее, что ты! – Я испуганно прижимаю ее локоток к своему боку. Не спеши. Это, кажется, и есть грядка. Смотри – ка, тут вот кустик клубники. Чудеса, не замерз как то. Присев на корточки, разгребаю листву, Ланочка помогает мне, ладони наши соприкасаются, пальцы тоже.
- Замерзла же, девочка моя! – горячо шепчу я ей в ушко. – Иди,попей чаю или сядь в машину, согрейся немного?
- Нет, – она протестующе качает головкой и вытаскивает из кармана жакета свернутую вдвое бумажку. – Посмотри, вот план, как я помню сад. Тут дорожка влево от грядок и в конце сада у куста жимолости сидел Фагот. Там еще лодка в сарае хранилась, иногда Виолка с отцом на ней на Медвежки ездили. За черемухой.
- Медвежки? – я поднимаю брови, ломко, домиком.- Это поселок сейчас где?
- Ну, да. Там раньше острова были. И черемухи море. – У Ланочки странно, влажно блестят глаза. Горушка, милый, - внезапно хрипло выдыхает она – Зачем все это?! Зачем? Виолка, она ведь раньше была другая, веселая, живая, рисовала так напористо, быстро, что ломала фломастер, кисточки, карандаши.. А потом, когда это несчастье с родителями.. она замкнулась…. Стала такая, как будто ее тоже прибили наполовину: рисовала медленно, увлеклась пастелью, акварелью, танцы бросила. Бабку не слушала с четырнадцати лет, не спала по ночам, курила, лазала в чужие сады, хмурилась, огрызалась,гимназию закончила с тройками, сорвалась потом в Питер. Приняли ее в Академию почти экстерном, у неецвета были в акварели необычные, фокус.. Училась она, как Моцарт, блестяще, но все могла бросить враз: семестр, сессию экзамены, пленэры. У нее было много было кавалеров, а потом, и амарантов.. знаешь, они, как мотыльки вокруг нее кружили..


Портрет мадам Помпадур, кисти Ф. Буше.

И я не знала, что она всю жизнь не могла побороть в себе этот комплекс сироты. Даже когда уже в Париже жила, в бабкиных апартаментах… Осталась там после первого же вернисажа, который устроила Академия.. Скандала не было,Какой скандал, страна рушилась. Чтобы себе визу оформить, она уехала в Ригу, вышла там замуж за какого то старого профессора скрипки, что ли, фальшиво, как это, милый, забыла?- Ланочка нетерпеливо щелкает пальцами в воздухе, дергает плечиком.
- Фиктивно? – подсказываю я, осторожно упаковывая крохотный кустик клубники в газетный кулек, прячу его в карман куртки, угадывая желание Ланочки – посадить ягоду в нашем саду.
- Ну, да. Не по - настоящему. Они прожили вместе всего - то два месяца. У нее и фото не было… Ни свадьбы, ни фото, да. - Лана зябко трет ладошками локти.


- Робяты! – доносится издалека гудящий, теплый бас Ворохова. Пахнет дымом, горящей травой

- Идите сюды, хлебнем чайку с бутерами, согреемся, и далече искать будем, зело, аки свиньи шампиньоны, кабошоны эти ваши. Сокровищщи, клад, чего там?

- Ми- ша!- фей растягивает гласные в заливисто серебристом смехе..- И как это ты на ходу все придумываешь. Кабошоны, корнишоны. шампиньоны… Запиши, а? ..Хоть вот сюда, что ли? – Фей протягивает подошедшему Мишке свернутую вдвое бумажку с планом сада. Тот разворачивает ее, хмуро сдвигая брови. Вглядывается в рисунок.
- Королева, это там, что ли, где доски навалены? Опора там, как пилон, и остатки цепи, заржавели уже.. Якорные, вроде как?
- Господи, ты уже нашел?!.. А мы с Горушкой бродим, бродим.. Я растерялась, опомниться не могу – Фей трет ладошкой лоб. – Ну, вот, это же влево отсюда, по аллее,вглубь..
- Ну да, там еще межа и кирпич. Другой участок начинается. – Мишка крепко охватывает локоть фея, и они несутся вдвоем по осыпающейся, едва заметной в бурьяне и гальке, тропке. Я не поспеваю за ними .


Подбегаем, все трое, к куче досок вокруг полукруглой ржавой опоры пилона, скрытой наполовину в этом гниющем хламе.Нужно убирать доски. Грязные, полусырые. Перчатки,  гвоздодер,ломики у нас есть, всем запасся неугомонный Ворохов, уже привыкший к неожиданностям, но вот как разворотить бетонное покрытие вокруг пилона?. Даи старое сырое дерево трогать опасно. Там могут быть змеи. Еще спящие. Апрельское солнце только зарождается. Палящий день впереди.
- Ланочка, ты уверена, что все, что мы ищем, под пилоном? – Я дотрагиваюсь рукой до столбика. Ланочка нетерпеливо кивает, прикусив губку.. а столбик падает, чуть накренившись влево. Он уже подкопан. Кто то побывал здесь до нас .
- А,  черт! – яростно шипит Ворохов,- опять начинается! Уже прискакали, из самого Парижу…
- Миш, не спеши. Конура Фагота была здесь, в стороне, В двадцати шагах. Не все же знают.– Фей шевелит носком сапожка наваленные в кучу у остатков забора доски, и, прежде чем мы успеваем опомниться, вытаскивает из крохотного кармана жакета кожаные потертые перчатки и начинает от считывать шаги


- Один – два – три – десять… Горушка, помоги мне! – Фей надевает перчатки, шевелит пальчиками, словно играет гамму, и вдруг начинает стремительно раскидывать, сдвигать с места старые доски, из под которых буквально выпрыгивают пыль, прелая листва, мох, маленькие серые лягушата, коричневые навозные жуки….
- Господи, подожди, что же ты делаешь! – Ошеломленно, в два голоса, кричим я и Ворохов. – Сумасшедшая, подожди, мы сами! – Я пытаюсь схватить маленькие ручки фея, и осторожно оттащить ее в сторону, Мишка в это время ищет  гвоздодер, грабли. Некоторое время мы молчим, раздается только скрип досок и удары старого дерева о землю.
- Напилю домой, на дрова. – Сосредоточенно пыхтит Мишка. – Не раскидывай далеко.
- Сырые! – флегматично роняю я, вытирая пот со лба, и стараясь не упустить из поля зрения Ланочку. Она  молча раздвигает старые доски, время от времени отряхивая руки.


- Горушка, иди сюда, я нашла.. Смотри, здесь кости.. Вот здесь его конура была. Ты можешь.. лопатой? – она смотрит на меня снизу вверх… И вот эту доску надо сдвинуть… я не могу… тяжелая… Большая – Ланушка касается рукой потемневшей от сырости березовой лаги, почти вросшей в землю, пытаясь как то сдвинуть ее, и что то выковыривая из земли большим ножом - резаком
- Подожди, я сам, ты что! – я приподнимаю доску, и в этот момент серая, верткая лента, шипя, пытается скобой обвиться вокруг моего запястья, липко и холодно касаясь кожи. "Гадюка! – молниеносно и дерзко , до льда, озаряется мой мозг. Сердце сжимается до размера песчинки, замедляя удары где то в горле, я выпрямляюсь, пытаясь отодвинуться от

Ланочки, которая – рядом, и краем глаза вижу, как на ее сапожок мякотью и слизью падает разрубленная часть туловища серой гадюки. Хвост, голова? – не разобрать в немом ошеломлении озноба, что ползет остро, вдоль спиной кости
***

- Горушка, сердце мое, она тебя укусила?! Руку, покажи руку! О. Боже святый – Серебряныйголос Ланушки октавной нотой взвивается вверх, в апрельское, плавящееся в солнце,небо, в прозрачных,кружевных тенях ветвей старого сада.. Ланочка заворачивает рукав моего свитера, ее гладкие, тонкие пальчики горячечно ощупывают запястье, локоть:…
- Куда? Где?! Где больно? Скажи, где больно?! Миша, Мишенька, неси скорей водку, спирт, в машине там… Мерзавка, куда она тебя укусила, боже мой?! Потерпи, сейчас… Сейчас я, любимый… Перевяжу сейчас…– Сбросив жакет, Ланочка начинает рвать рукав белоснежной блузки прямо на себе.. Волан, манжет, как это называется? Я не могу сообразить все сразу онемевшим, ошеломленным сердцем.
- Ласточка, ласточка, Христа ради, успокойся!- Я струей, штопором, сползаю к ее коленям. Мое лицо теперь- вровень с ее бескровным личиком, на котором живут лишь одни глаза с кипящими в них слезами – Успокойся, она не укусила, она только прыгнула. Ты ей помешала. - Я осторожно разжимаю онемевшие пальчики фея, в которых она все еще держит нож. Дую на них, прижимаю к губам. Нож с глухим стуком падает на землю.


- Королева… офигеть,*** ать твою! – Хрипит ошеломленно Мишка медленно оседая рядом с нами, на кучу старых, трухлявых досок -. Ты же ее зарубила. Только что. Вон, голова валяется…

Оглянувшись в том направлении, куда показывает Ворохов, и увидев ошметок серой слизи, Ланушка вздрагивает и зажимает рот рукой. Но это бесполезно. Ее выворачивает. Тут же, прямо на землю.
- Мишка, убью на фиг, балда! – Яростно шиплю я на растерянного Ворохова, пытаясь поддержать вздрагивающую в спазме головку фея. - Полотенце тащи, быстро.. Где то в корзине было там…
Ворохов пулей несется к машине.И мы с ним вдвоем осторожно усадив Ланочку на старые пеньки, возле рухнувшего пилона, пытаемся вытереть ей руки и лицо.
- Сокровище мое, ну, успокойся, что ты… Подумаешь, там, какой то гад ползучий.. Ты же его, бац, и готово… Чего теперь пугаться то, солнышко?… Змея то - мертвая. Выпей вот, водички… - неуклюже пытаюсь шутить я, вытирая мокрым полотенцем лицо и ручки Ланушки. Она по прежнему – белее снега. И меня сотрясает внутренний озноб, но я не подаю виду. Не хватало еще больше испугать ее!
- Нет – Фей отрицательно качает головой, подняв на меня огромные глаза.- Можно коньяка? Глоточек. Я видела, Аня положила фляжку. И вымой руки коньяком… - она морщится, смотрит на меня встревоженно – ласково. - Она по тебе ползла.. Там яд. Пожалуйста, вымой руки..
- Да – да.. Ну ,что ты, милая. Успокойся. Я цел и невредим, и твой навсегда. У ног твоих, пока жив, дышу… Ангел ты мой, храбрый зайчонок… Храни тебя Бог! - Я осторожно обнимаю ее. Мишка приносит коньяк,- плоскую фляжку - наливает в крохотную походную рюмочку с металлическим ободом.
- Прошу,Ваша милость, Миледи!- Серьезно и почтительно склонив голову, он протягивает рюмку Ланочке. – Пейте осторожно, обжигает… Восторг и дрожь одновременно кривит судорогой Мишкины скулы, но он молчит, не в силах выразить словами то, что потрясло души.


***
Ланочка закашливается, жмурится, широко раскрывает глазки, пригубив из рюмки, машет ручками: - Ох, Горушка, как противно! Он пахнет старым чаем! – жалуется она недоуменно, подняв на меня и Мишку свои глазищи в коричневом ободе теней.
- Клопами, Madame, - Ласково усмехаюсь я, и подмигиваю ей. Фыркнув, она заливисто и чарующе, мягко и светло хохочет, тотчас забыв о тошноте и страхе, уткнувшись мне в грудь, где то ниже ключицы, под самый шрам.. И страх понемногу отпускает нас.. Совсем. Льдинки его тают в высоте и пенной нежности апрельского неба, в тонкой, кружевной игре теней вишневых и яблоневых веток, в пахучей истоме аромата старой полыни и чабреца..


 Фотография с сайта " Урал - александрит"
***
В прямоугольной шкатулке -коробе червленого серебра, которую я осторожно держу на коленях, пока мы едем назад, на потемневшем от времени алом бархате тускло мерцают нити изумрудного колье, в виде тонкого шнура, на конце которого изящная подвеска кинжал, в образе саламандры, с глазами - вставками из крошек – сколков александрита,

Рядом умиротворенно мерцают две серьги из сапфира в виде лепестков фрезии.И загадочно дремлет изумрудный браслет- застежка в платине с золотыми вкраплениями.. Утаенный гарнитур Виолетты Норд, принесший столько несчастий ее семье,выплыл, наконец, на свет божий, хоть и не в полном составе, хоть и разрозненный.. Но вот сулит ли он счастье новым владельцам этого точно никто из нас сказать не может… Пока…





Рейтинг работы: 50
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 458
© 03.09.2015 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2015-1420733

Метки: использованы фото из коллекции автора и В. М. Батарышкиной.,
Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Инна Филиппова       04.09.2015   12:07:28
Отзыв:   положительный
Какая удивительная глава....
И приключения, и дружба, и завораживающий свет любви.... все "в одном флаконе" )
И это греет... очень...
Спасибо тебе.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       05.09.2015   13:32:52

Милая, спасибо.. Какая драгоценность на фото!
Ди.Вано       04.09.2015   11:41:59
Отзыв:   положительный
Так и хочется без стеснения сказать:
- Здравствуйте, дорогие. Я скучала без вас .
Куда бы не вёл сюжет..волнуешься и радуешься.
Сердечности отношений, чуткости фея и ..бесконечным
встречам с красотами ...
А интрига.. она усиливает притяжение.
Поклон.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       04.09.2015   13:41:37

КАкой сад.. Спасибо... Я так рада, что Вам нравится...
Шостакович       03.09.2015   22:58:04
Отзыв:   положительный
К счастью уедем завтра, а сегодня сказочный вечер у меня!! Знаешь, вот не могу себе представить, что роман - художественная выдумка! Ну не может этого быть и всё! Разве возможно так реалистично и захватывающе писать не опираясь на события из жизни?! Нельзя!! Правильно! Я так буду думать! Всё взаправдышное!
Чудесное произведение рождает Твой гений, Светлая! Нет слов...

смотри, какая зеленая фея! ей снится твой роман...Ланушка...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       04.09.2015   13:40:48

Спасибо... Низко кланяюсь за отзыв... А фея - удивительная...

Валентина       03.09.2015   18:19:14
Отзыв:   положительный
Всё справедливо возвращается на круги своя...И только счастье,радость принесёт драгоценный гарнитур его влюблённым освободителям.Дай то Бог!Спасибо,Светлана.Прочитала с удовольствием.Как будто побывала в гостях у родных людей.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       03.09.2015   18:21:23

этого пока не знает никто.. и даже автор... спасибо вам за отзыв...
Валентина       03.09.2015   18:25:36

Это я мечтаю о добром и хорошем.А жизнь покажет.....

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       03.09.2015   18:39:51

Да. Спасибо ВАм... Воспользовалась ВАшими рисунками, фото.. Можно?
Валентина       03.09.2015   18:43:30

Очень буду рада,что фото Вам пригодится.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       03.09.2015   18:48:04

Спасибо. И за портреты ВАм спасибо. Заказали некоторые увеличить... :))))))))))))))))









1