Купила мама синтетическую шубу


Купила мама синтетическую шубу 


Купила другу его мама синтетическую шубу.
Смешная!!!
 
Кто?!!
Да обе!!!
 
Кто же такую смехотень для сына покупает?!! Его же засмеют и издевательствами-измывательствами доконают!!!
Заиздевают и заизмывают!!! Хоть в школе, хоть  на улице.
 
Такое испытанье сыну приготовить!!! Да, мамы закаляют сыновей. Порой нешуточно страдают тысячи и даже миллион детей.
От той закалочки не разогнуться долго.
Так скрутит, что … а, впрочем, ладно. Так отрадно, что завершилось время то. Оставив ощущений привкус колкий.
А, ну, их: об обидах кривотолки!
 
Тут разговор не о родительских психологических этюдах.
О шубе и о друге. И о его потугах.
Ни дать ни взять «Как закалялась сталь» Островского с библиотечной полки.
Точнее говоря, «Как шуба закаляла друга».
И меня.
 
Ещё о том, как выли волки. В лесах, где проходила эта шуба.
 

 
Итак, начнём сначала. А не с того момента, когда выла волчья стая. И как, охрипнув, тут же замолчала. И как умчала. Удирая.
Не с этого момента.
А сначала.
 
Купила другу его мама синтетическую шубу.
Мой друг в унынье погрузился тут же, комок лохматый неохотно по настоянью матушки примерив.
Стоит у зеркала, глаз к отражению не поднимает – понимает: такое можно и не пережить
 
А я смотрю на друга и смеюсь украдкой, дабы не обидеть.
А потом и сам вздыхаю – понимаю: насмешек мне, как и ему достанется солидно (тут и к гадалке не ходи, всё ясно видно). А драться оба не умеем. А это значит, что не мы обидчиков побьём, а нас легко и просто отметелят, когда мы шуток не поймём.
 
- Придётся шубу ухайдокать, - решает друг. – Иначе шуба ухайдокает меня.
- Ах, если бы только тебя, - вздыхаю я.
 

 
И развернулась битва века, и закипел накал борьбы.
В жестоком противостояньи человека.
И неодушевлённой химии.
 
Метания, старания, надежды-упования. Крушения надежд и неизбежные при этом разочарования.
Где смыслом этой кутерьмы –
простой вопрос: из нас кто – жизнестойкий и кто более живучий?
Лохматость шубы. Или мы.
 

 
Решил друг шубу вымочить в воде, чтобы она села, и мама поняла, что промахнулась с выбором размера.
Но шуба – синтетическая.
Сплошная химия неорганическая.
Она не намокает. И соответственно размер не уменьшается.
Проходит время и друг понимает: напрасно он пыхтит-старается.
 
- Ну, шуба! Ну, держись!!! Тебе устрою сладкую я жизнь.
 

 
Не убиваемая шуба!!!
На горке ледяной гурьбой на ней съезжали. Собаки эту шубу рвали (мы шубою дворовых всех дворняг гоняли-дратовали).
Не убиваемая шуба.
ТОЧКА.
ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ!!!
(Бессильны перед шубою даже собаки, а им же только дай порвать, вот шубу прикупила мать!!!).
 
Есть выраженье меткое: «Порвал, как Бобик шубу». Но Бобик шубу не порвал. Не по зубам пришлась та шуба, сплоховал.
А также Шарик, Тобик и Волчок (что начудили и молчок).
И пограничный пёс Дозор и даже бешенный Трезор.
Позор!
 
И даже злая сучка Муха не вырвала, не то, что бы клочка, а просто пуха.
Из будки тёплой псина Роза не высунула нос из-за мороза.
Сказала: «Рвите шубу сами».
И что-то там ещё: к какой нам нужно обратиться маме. Собачий юмор, надо полагать. Ведь другу ни к чему ещё какая-нибудь мать.
Ему бы с этой совладать.
Своей мамуленьки заботу пережить бы. А травмы заживут, как говорится, до женитьбы.
 
Нам показалось, что настал наш звёздный миг, когда к шубейке подошёл овчар кавказский Дик.
Мутузил шубу, чавкал шубой яростно. Потом её обнюхал и взвыл горестно, и даже как-то жалостно.
 Совсем недолго поскулил и шубу ту … совокупил.
Мы не посмели помешать процессу.
Уж слишком увлечённо к ней приник огромный, жуткий и ужасный Дик.
 
А Тузик, как доподлинно известно, из присказки похожей повсеместной – специалист, но не по шубам, а по грелкам. До шуб косматых не дорос.
Публично опозорился Барбос. Тем более, что у него понос (снег метит разукрасом жидких испражнений, заметно подустал от этих упражнений). От полкило украденных вчера сарделей у пёсика настал понос.
 
В изнеможении притихли звери. Закончились у пса Барбоса акварели.
Вся свора псиная умаялась. Сопят собачки еле-еле.
А шубе – хоть бы хны, одни лишь пуговицы отлетели.
И шуба заблестела, обслюнявилась.
 

 
Еще смешнее стала шуба.
Лохматей, что ли?
Ворсянистей.
Неказистей.
 
Непрезентабельней.
Ещё комичней.
Добавочно кудлатей.
Волосистей.
 
Плюс ко всему, мамуля вместо пугвиц крючочки и петельки вшила (и фишка в том, что их не видно невооружённым взглядом было).
И вид у друга моего такой, как будто он не в шубе, а натурально меховой.
 
Ну, ладно, пусть не натурально. Синтетически. Но от природы парень меховой практически. Он плюшевый, фактически.
Диковинный пушистый зверь лесной.
 
И шапка из искусственного чебурашки то впечатление не исправляла. Удручала.
Вид придавала ошарашки.
Лиха беда – беды начало. Потом, конечно же, обвыкнется, привыкнется. А поначалу, ох же, и лиха она! Беда. Тем более, что неосознанная. 
 
А мне какое испытание для дружбы!!! Нет муки тяжелее – дружбе службы!
Тут не заржать, не убежать. Не стоит друга обижать. Лишать его единственной опоры и поддержки. Такие у содружества издержки.
Не буду выбивать последнюю подпорку. Посмеиваюсь втихомолку.
И успокаиваю друга, но без толку. Я вижу, что у парня эмоциональный срыв.
Не шуба, а психологический надрыв.
 
Да, ситуация не прозаическая.
Держись, Серёжка, будь героическим!!!
 
И я … держись! Про дружбу не забудь.
И героическим Андрюшкой будь.
 

 
Решил Серёга как-то раз пойти в категорический отказ.
Но мама быстро пресекла все разговоры эти: - Не хочешь шубы, так ходи раздетый!
 
Мой друг попробовал. До школы пять минут бежать, но сильно стало холодать.
Он прибежит, а в школе плохо топят, холодно. Он замерзает и бежит домой опять.
И там прохладно.
Он вздохнул, рукой махнул: - Надену шубу, ладно.
 
И снова понеслась история ухабами и кочками.
И на листке исписанными строчками.
 

 
В лесу её оставил друг мой. Чтоб матушке сказать, что потерял. Или украли.
Но шуба возвернулась. Ее сосед узнал. Не поленился приволочь и магарыч от мамы друга вытребовать.
 
Ну, как тут стон не вырвется: «Вот, ПАДЛА!!!».
И шуба, и сосед.

 
Решил Серёга шубу подпалить. Она, подлюка, не горит! Лишь на концах легонько плавится. Ну, как вам это нравится?
 
По-прежнему мой друг, как зверь лесной. Но только будто бы после пожара.
Меховой.
Но чуточку подпаленный.
Чуток маленечко подсмаленный.
 
Куда в такой пойдёшь?
Обуглились края у шубы, пачкаются.
Скрипит зубами друг так яростно, что так и ждёшь: сейчас, как волк оскалится.
И рухнет зверем на карачки он.
 
Но нет, стоит: шерсть в копоти и сажа на носу.
Как тут удержишься, чтоб не спросить: «Пожар в лесу?».
 

 
Ну, в общем, полный крах затей.
И больше никаких идей.
 
А мама, будто бы беду почуяв, ещё такую точно шубу разыскала. Купить её пообещала. Чтобы была на выход. (Вопрос законный: «На какой? На выход в мир загробный, в мир иной?»).
 
И друг поник и сдался. И уничтожить шубу больше не пытался.
Сказал, что этой шубы ему хватит. Не стоит уменьшать объём и так не очень-то большой зарплаты.
И выдох сделал, жалобный и звучный
И стали они с шубой неразлучны.
 

 
А тут (не зря же люди сторонятся неудачливых) ко мне нагрянула проблемка незадачливо. Мне моя мама нежно говорит: «Смотри: какая шуба у Сергея. Наверное, куплю такую точно и тебе я. Но только не сегодня, а потом».
Я ей ответил, не будь дураком, что похожу ещё пока в пальто своём. 
 

 
О, шуба нелюбимая, непобедимая, и как наивно полагали мы: неповторимая!
Оказывается, ты не одна.
Неужто ты размножена серийно, насмешливо, расчётливо и комедийно? Беда, которую нам, детям, пить до дна. Кто скажет: в чём наша вина? Где так мы напортачили и провинились, что тучи неожиданно над головами нашими сгустились, на головы нам, деткам, опустились? В чём наша вина?!!
 
Короче говоря, держитесь, дети! Есть испытания для вас на свете. И, главное, вы берегите Детство. От шубок тех, похоже, никуда не деться.
 

 
На следующий вечер тот же разговор, доносится до слуха, как неумолимый приговор.
 
- Мне в магазине шубу показала мать Сергея. Вот и подумала: купить её тебе я. Отличная, приличная. И по карману нам цена, цена доступна.
 
- Ну, это же конечно, главное, - печально усмехаюсь я. – Чтобы доступное было страдание.
 
Не отвлечёшь беседу выполнением домашнего задания. Мне мама шубу купит, несмотря на все мои старания.
 

 
Ох, мама, мама. Ты так упряма. И ты не понимаешь, что шуба та, на вроде бы позорного столба.
Как объяснить доступно маме: что шуба та – подобно яме?
Могильная плита. Песнь заунывная и траурная для паренька.
Незваное непрошеное горе. Команда: «фас» издёвок своре.
Как взрослому ты объяснишь такое?
 
Когда по факту, ты мудрее – не остаётся ничего другого, кроме того …
Чтобы сказать: - Не надо, мама, шубы. Я похожу ещё в своём пальто.
 

 
Я похожу ещё в своём. В коротеньком, коричневом и клетчатом. И не в подлюшненьком, не цвета свежего гомна и не позорном (как раньше сдуру думал я), а даже очень стильном, модном. Местами даже строгом, деловом (как мне нахваливала то пальто в момент покупки предельно убедительная мамочка моя).
 
Ещё раз убеждаюсь-восхищаюсь: какая она у меня мудрая. И прозорливая.
И веяния моды тонко чувствующая.
 
- Я похожу в своём, - заверил свою маму я.
 
И … с небывалым до сих пор блаженным облегчением, воспринял мамочкин кивок согласия.
 

 
Я знаю, что уже пора к зиме мне тёплую обновку.
В подкладке у пальто дыра, но это, право, ерунда. А то, что у пальто коротковаты рукава – я руки в них втяну, никто и не поймёт, что рукава пальто короткие.
 
В общем, носи пальтишечко, мальчишечка, позорься повсеместно! Позор привычный тот, и для насмешек и подтруниваний – бесполезный. Пусть мне и холодно в пальтишечке, и тесно, но я скажу вам искренне и честно:
- Все неудобства выдержу и на посулы не поддамся. Я всё перетерплю!!!
Но шубе я не сдамся.
 

 
Мне крупно повезло, на сей раз пронесло. Мимо покупки, а не тем, что цвета моего пальто. И цвета, разукрашенного псом Барбосом, снега.  
 
Я похожу в своём. Не надо маме беспокойств и мне не нужно никаких расстройств (психологических и туалетных).
Любых.
Не обязательно отдельных, определённых, исключительных, конкретных.
 
На сей раз повезло и пронесло. И благосклонно улыбнулась мне удача, не иначе.
 
Пойду от радости поплачу.
 

 
Меня-то пронесло, но не Серёжку.
Реально влип пацан, не понарошку.
 
Да, сыну удружила мать.
А шуба тоже хороша, заговорённая, ни дать, ни взять!
 
Не шуба, а вселенский заговор!
Ох, шубка, шубочка, шубеечка, шубейка
Для тела, я не спорю – телогрейка, для психики – сплошной надлом.
Изрядно другу вымотали нервы.
Ещё бы, для насмешек кандидат он верный, самый первый.
 
Короче, шубу пережил мой друг. Хотя его, похоже, мы теряли.
Но всем известно: две сторонки у медали.
Есть и плюсы. Не только минусы и флюсы.
 
Всем говорить о шубе быстренько приелось, расхотелось. Подумаешь: какая-то зима. Всего-то лишь три месяца.
А в марте и не все тридцать один денёчек холод оставался. Уже к числу пятнадцатому неохотно попустился, сдался.
Так что, недолго все о шубе говорили. И зубоскалили.
 
Бывает, кто-то скажет, как поётся в песне: «О, шуба-дУба, шуба-дубА».
Делов-то!!! Совсем ведь не обидно, да?
Или как в мультике одном (о Простоквашине): «Лохматость у тебя повышенная. Ну, ничего. Скоро слиняет. А новая, как отрастёт – так будет чистая и шелковистая».
Такие мелочи!!!
 
Случается, что кто-то спросит у учительницы: «Светлана Николаевна, а снежный человек – он есть на свете». (В ту стужу лютую прохладно в классах было, и мы не торопились раздеваться. Серёге в шубе постоянно приходилось оставаться).
Все, как один, на друга смотрят дети. А он сопит, совсем, как снежный человек в конкретно жарком лете.
И дышит со свистящим хрипом.
 
Козе понятно: вот он, среди нас. Гогочет, веселится класс.
Но ведь недолго. Минут двадцать. А это вовсе не атас.
 
Ну, ещё пару раз побили нас. Зато на третий – мы ТАК с Серёгой отвязались, так кулаками и ногами размахались, что, подбежавшему разнять учителю, нечайно засветили прямо в глаз.
Кто именно из нас – мы не признались. Но кто такое умудрился сделать, вы и сами догадались.
 
А нас песочили затем всего полгода.
На разных заседаниях. И на родительских собраниях. И просто так.
И ладно, что на учёт в милицию нас не поставили. Не очень-то хотелось школе показатели свои ломать.
 
Как оказалось, что про шубу немало шуток есть. Не перечислить их, не счесть.
Я тоже парочку придумал, но не озвучил их. И даже написал забавный стих. Но стих тот во мне умер. Ну, хорошо, не умер, а до времени притих.
 
Как ни лиха беда – её начало, а у любой напасти окончанье есть. И завершение несчастья для того, кто не сломался – большая, гордая, заслуженная честь.
И потихонечку история о шубе завершилась. К последующим морозам мой дружбан стремительно подрос. И шуба тут же запылилась, в шкафу вися (моль сразу вывелась вся).
Наверное, для внука сохранилась. (Ну, не для внучки же она!!!).
 
«О, шуба-дУба, шуба-дубА».

Алан Лига Легко и Просто
http://legkoiprosto.ucoz.ru/

 





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 151
© 02.09.2015 Алан Лига Легко и Просто

Рубрика произведения: Поэзия -> Юмористические стихи
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор














1