Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мой лебший приятель по кличке фашист


Мой лебший приятель по кличке фашист
Всю жизнь ненавидел советскую жисть.
Родителей ждал в сорок первом расстрел,-
Немецких шпионов совок не жалел.

Трёхлетка - зима - муттер - пендель в овраг.
Сцедили сквозь зубы - подохнет и так.
Но выжил, в концлагере был наречён
Он фюрером - знал что за чем и почём.

С такою мозгой за колючку набег
За жрачкой был прост, как и зверь-человек.
И старые немцы жевали курей -
Никто не подох, даже выжил скорей.

Когда же кирзой бил советский сапог,
То "Дядя, прости" говорить он не мог.
Лишь молча летал, приземлялся - копил
Энергию на обузданье ветрил.

Совки запихнули в шестнадцать в развед,
Генетика это для школы как свет.
Но год отучившись, сказал он "Адью!"
Спасибо, но фору врагам не даю.

И ходка вторая была за побег
В Китай, но в Аргуни с друзьями навек
Проститься пришлось, ливень был из свинца,
И только ему всё везло без конца.

Баланда, больница, университет,
Зверёк вдруг увидел учения свет.
Философ, юрист... Кьеркегор и марксизм -
Как небо-земля и хвостов атавизм.

Однажды работая в Алма-Ате
Он спас пацана, его били всё те ж,
Кто бьёт и всегда вшестером одного -
Совки-гегемоны, короче - дерьмо.

Хотя и досталось, владыка-отец
Парнишки сказал, видит Бог, ты борец.
Священником стань, и отправим тебя
На родину, в Кёльн - по церковной... - Да я

Же не верю!
- Неважно, судьба
Монаха любого - с пороком борьба...
Свет Лавры, евреи считают навар
Со свечек, Христос - самый ходкий товар.

Монашества чин, Цицерон и приход,
Увы, не смешно, когда честность - как гнёт.
А Родины, гномика детства всё нет,
В Лубянке всё тот же на выезд запрет.

Ни Бога, ни Чёрта, ни прочего зла -
Семьи и детей... Даже имя взяла
Родное машина, назвав дураком, -
По паспорту серым безродным ваньком.

Потом обломилось. Баронство корней.
Nicht shprehen, но это не главное в ней,
Во внутренней жизни, в задаче вперёд
Идти там, где столько прожил на излёт.

Когда бы бароном не был господин,
Разведчиком вряд ли родился и сын.
Сломался и спился, да мало ли где
Ничто б затерялось в жидовской среде...


Писать можно много, но я о другом
Хотел рассказать вам, пыхтя огоньком.
О том, как однажды старик голодал.
(Не правда ли - часто знакомый финал?)

Пока было чем, он делился с котом,
Последнею крохой, последним куском.
В коте том почувствовав, видно, родство,
Отсутствие надписи дней "воровство".

Где пьянь только пьёт, веры нет никакой,
Надежды, что кто-то прольёт молоко.
Сурова зима была, выбор один -
Кого же из двух абортирует синь.

Он помнил как это, когда пустота
Комок донеся, забирает у рта.
Он помнил, как воет, грызёт этот зверь,
Какому и злость не укажет на дверь.

Он друга в лесу зарубил топором.
Фашизм это вам не одесский паром.
Фашизм это воля и лучшая жизнь
Ходячим желудкам, что создал режим.

Ходячим желудкам, ходячим кишкам,
Шлифующим жвачку в ниссане кашкай.
Лоснящейся, сытой, безмозглой орде,
Какую за рупь перекупишь везде.

Какая за грош будет ползать, лизать,
На площади смирно по стойке стоять,
А крикнешь "Апорт!", потечет доставать
Джинсу да икру как дешевая блядь...

Мой лебший приятель по кличке фашист
Всю жизнь ненавидел советскую жисть.
Он так и остался фашистом навек...
А кот тот, наверно, теперь человек.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 185
© 28.08.2015г. Иван Серый
Свидетельство о публикации: izba-2015-1415952

Рубрика произведения: Песни -> Авторская песня



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  















1