Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Звонкий вестник добра


Звонкий вестник добра

Виктор (Велимир) Владимирович Хлебников прожил на свете тридцать семь лет. Он родился в селе Малые Дербеты, на территории современной Калмыкии, в семье орнитолога Владимира Алексеевича Хлебникова, точные дата и место рождения которого не известны, зато хорошо известно то, что именно по его инициативе был создан Астраханский заповедник.

Впервые Владимир Хлебников поднял этот вопрос на заседании Астраханского общества охотников в 1910 году. В 1914 году он возглавил Петровское общество исследователей Астраханского края, а 11 мая 1915 года по его предложению при Обществе была создана комиссия с целью подробного рассмотрения вопроса об учреждении заповедников и принятых мер к осуществлению этого предприятия в Астраханском крае.

Будущий поэт рос в окружении природы. Первая его работа была посвящена птицам. В самом облике Виктора-Велимира было нечто птичье, что-то странно-улетающее:

Там, где жили свиристели,
Где качались тихо ели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
Где шумели тихо ели,
Где поюны крик пропели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
В беспорядке диком теней,
Где, как морок старых дней,
Закружились, зазвенели
Стая легких времирей.
Стая легких времирей!
Ты поюнна и вабна,

Душу ты пьянишь, как струны,
В сердце входишь, как волна!
Ну же, звонкие поюны,
Славу легких времирей!

(Начало 1908)

Виктор Хлебников придумал себе имя Велимир в духе евразийско-славянофильских начал, которым был предан всю жизнь, когда уже начинал публиковаться.

В сентябре 1908 года Хлебников, вчерашний студент Казанского университета, увлекающийся естественными науками и математикой, в то время немного писавший и прозу, и стихи, приехал в Петербург с решимостью завершить высшее образование в центре научной и культурной жизни тогдашней России и быть ближе к источникам нового искусства и духовности.

Велимир оказался в среде и атмосфере плодотворной и губительной одновременно. Университетских занятий он почти не посещал, хотя несколько раз переводился на разные отделения. Но литература и философско-математические изыскания определили судьбу юноши.

Несмотря на то, что написано об этом поэте в разы больше того, что написал он сам, знают его творчество до обидного мало. Так случилось, что он проходит по ведомству человека словесных опытов. Сам о себе он писал, что он свалился с облака. Читателей долго не пускали к нему. Убеждали в том, что Хлебников – поэт исключительно для филологов, что его трудно разгадать.

Собственную миссию Хлебников осознал рано и отчётливо: «Взлететь в страну из серебра, стать звонким вестником добра». Свободно передвигаясь в «правременах», он остро чувствовал и время, а котором жил, «потоп торга и рынка», ужас войн, неправедность социального устроения, величие революции. В этом творце слова совмещались невероятные крайности, но побеждало в нём всё же стремление доискаться до правды, а не до «праязыка»:

А я
Из вздохов дань
Сплетаю
В Духов день.
Береза склонялась к соседу,
Как воздух зеленый и росный.
Когда вы бродили по саду,
Вы были смелы и прекрасны.
Как будто увядает день его,
Береза шуметь не могла.
И вы, ученица Тургенева,
И алое пламя повязки узла!..

(Май — июнь 1918)

Велимир – человек судьбы. Он стал легендарен, мифологичен уже при жизни. Его очень ценила Анна Ахматова. Одним из первых рецензентов Хлебникова был Николай Гумилёв. Мандельштам говорил о том, что «Хлебников возится со словами, как крот, между тем он прорыл в земле ходы на целое столетие»:

Беру в свидетели потомство
И отдалённую звезду.

(«Лесная тоска», осень 1919, 1921)

Эти строки написаны ещё до октябрьской революции. Но сегодня, под знамёнами нашего бредового пути к цивилизации, они звучат остро до боли:

Сегодня снова я пойду
Туда, на жизнь, на торг, на рынок,
И войско песен поведу
С прибоем рынка в поединок!

О Волге он писал как о реке стихий, реке разинщины:

Волге долго не молчится,
Ей ворчится как волчице.
Волны Волги — точно волки,
Ветер бешеной погоды.
Вьётся шёлковый лоскут.
И у Волги у голодной
Слюни голода текут.

(Поэма «Уструг Разина, 1921, 19 января 1922)

Хлебников был оригинален во всём. Он стремился соз­дать искусство будущего, искал новые пути поэтического выра­жения. Считая себя Предсе­дателем Земного Шара, будетлянином, был одержим идеей справедливого устройства мира, которого можно достигнуть бла­годаря преобразующей силе искусства. Он создал оригинальную философию пространства-времени и числа, вывел формулы за­кономерности исторических событий, соединяя математику и историю.

Этот поэт искал особо выразительный язык, в кото­ром смыслообразующую роль играли звуки: каждый звук речи обладает, по его мысли, определенной семантикой, которая исходит из древних праславянских корней, а те, в свою очередь, порождались когда-то неким праязыком челове­чества. Велимир видел свою задачу в том, чтобы «найти единство вообще мировых языков, построенное из единиц азбуки».

Хлебниковский язык называли, да и продолжают, увы, называть заумью… Он и на десять процентов до сих пор непонимаем. Его ещё предстоит разгадывать и расшифровывать.

Константин Кедров, исследователь образно-понятийного космоса Велимира Хлебникова, пишет о «сеятеле очей» так: «Существует не преодоленное пока рассто­яние между текстами самого Хлебникова и тем, что о нём написано. Эта дистанция за­ключена не в разности уровней (что само со­бой разумеется), а в какой-то несовместимо­сти интонаций».

Во время Первой мировой войны Хлебникова призвали в армию. До передовой он не дошёл. В горестных письмах он жаловался друзьям на то, что его пытаются превратить в животное. Впечатляют и стихи Велимира военных времён:

Где волк воскликнул кровью:
«Эй! Я юноши тело ем», —
Там скажет мать: «Дала сынов я».—
Мы, старцы, рассудим, что делаем.
Правда, что юноши стали дешевле?
Дешевле земли, бочки воды и телеги углей?
Ты, женщина в белом, косящая стебли,
Мышцами смуглая, в работе наглей!
«Мёртвые юноши! Мёртвые юноши!» —
По площадям плещется стон городов.
Не так ли разносчик сорок и дроздов? —
Их перья на шляпу свою нашей.
Кто книжечку издал «Песни последних оленей»,

Висит, продетый кольцом за колени,
Рядом с серебряной шкуркою зайца,
Там, где сметана, мясо и яйца!
Падают Брянские, растут у Манташева,

Нет уже юноши, нет уже нашего
Черноглазого короля беседы за ужином.
Поймите, он дорог, поймите, он нужен нам!

(Отрывок из поэмы «Война в мышеловке» 1915 – 1919 -1922)

Перед революцией Хлебников оказался точно так же, как оказались перед нею Блок, Гумилёв, Маяковский, Бурлюк и многие другие поэты.

Во времена предреволюционных и революционных мятежей Велимир писал, что мир напоминает ему усмешку на губах повешенного:

Эй, молодчики-купчики,
Ветерок в голове!
В пугачёвском тулупчике

Я иду по Москве!
Не затем высока
Воля правды у нас,
В соболях-рысаках
Чтоб катались, глумясь.
Не затем у врага
Кровь лилась по дешёвке,
Чтоб несли жемчуга
Руки каждой торговки.
Не зубами скрипеть
Ночью долгою —
Буду плыть, буду петь
Доном-Волгою!
Я пошлю вперед
Вечеровые уструги,

Кто со мною — в полёт?
А со мной — мои други!


( «Не шалить!», февраль 1922)

Хлебников – хозяин слов, мыслитель с редкой широтой надежд. Он предложил классификацию человечества, прежде неведомую. В 1916 году он выпустил листовку «Труба марсиан», где разделил всех людей на изобретателей и приобретателей. Кто теперь осмелится оспорить его правоту в наше духовно вконец обнищавшее время?

В России, да и не только в России, нет места, более напоённого Хлебниковым, чем его уникальный астраханский дом-музей. Нигде, пожалуй, так трепетно не хранят память о поэте, выдохнувшем в 1921 году бессмертное:

Русь, ты вся - поцелуй на морозе!
Синеют ночные дорози.
Синею молнией слиты уста,
Синеют вместе тот и та.
Ночами молния взлетает
Порой из ласки пары уст
И шубы вдруг проворно обегает
Синея, молния без чувств.
А ночь блестит умно и чёрно.

Аудио: "Воля всем" (стихи Велимира Хлебникова, музыка -Makes Van)






Рейтинг работы: 185
Количество отзывов: 6
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 469
Добавили в избранное: 6
© 16.08.2015г. Дина Немировская
Свидетельство о публикации: izba-2015-1406049

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Татьяна Леухина       03.09.2015   10:16:31
Отзыв:   положительный
В тысячный раз повторяю: "Вы умница, Дина!" Помнить самой - уже это одно великое дело, а вот открыть другим незнакомые имена или напомнить о тех, с чьим творчеством когда-то познакомились вскользь, но за суетностью дней забыли о нём - это уже благотворительность. Нет, я не ошиблась с выбором слова: именно благотворительность, потому что каждым своим очерком о замечательных литераторах вы творите благо. Дальнейших Вам творческих успехов и неиссякаемых сил.
Дина Немировская       03.09.2015   12:17:11

Какой славный отзыв, Татьяна!
Замечательным, тёплые слова.
Спасибо.


Юрий Алексеенко       03.09.2015   04:12:09
Отзыв:   положительный
Хорошая статья, многое открыла для меня, ибо мало знаком с поэзией Хлебникова, возьму с полки томик его стихов и почитаю, Спасибо, Дина, за статью.
Дина Немировская       03.09.2015   04:13:41

Отлично! Очень рада, что этот очерк вызвал желание прочесть стихи (и прозу!) моего гениального земляка!

Это фото сделано на Хлебниковской веранде в доме-музее Велимира Хлебникова, уникальном, единственном в мире.

В преддверии 130-летия Велимира Хлебникова свою страницу я открыла объёмным разделом, посвящённым ему. Там немало интересного. Приглашаю. https://www.chitalnya.ru/work/1368707/


Александр Щерба       03.09.2015   03:56:19
Отзыв:   положительный
Портрет Велимира (Ефим и Александр Щербы): https://www.chitalnya.ru/work/1364460/

Дина Немировская       03.09.2015   03:58:15

Вот именно - ВелИмира, но не ВелЕмира!

На фото - бюст Хлебникова, созданный Степаном Ботиевым, на Хлебниковской веранде музея В.Хлебникова в Астрахани.

Новгородский музей Хлебникова в деревне Ручьи получил в подарок гипсовый бюст поэта - работа Степана Ботиева, члена Союза художников России, лауреата серебряной медали Российской Академии художеств, автора памятника Хлебникову в Калмыкии (1992 г.). Степан Ботиев привёз также потрясающую выставку своих графических работ, навеянных произведениями Хлебникова, которую тоже преподнёс в дар музею.


Владимир Селицкий       24.08.2015   13:14:21
Отзыв:   положительный
Замечательная статья, Дина!
А ведь в этом году, однако, 130-летие Хлебникова!
Как бы он сейчас негодовал слыша столько новоязов. Но недолго бы. Стал бы их заменять своими новоязами, хлебниковскими.
Как-то филологи подсчитали, что от Хлебникова в русском языке прижилось 70 слов. Это абсолютный рекорд. Далеко сзади Кирсанов, Сельвинский и проч. Пушкин подарил нам около 10 слов.

Звенимиру Велимир
Открывал подлунный мир.
Что один растил травою,
то другой тащил в эфир.

Звенимир звенел и пел,
Велимир в поту корпел.
Принимал один с лихвою
где другой имел задел...
Дина Немировская       24.08.2015   17:16:28

Особенно горько, что в Астрахани (месте, где родился Велимир), есть памятники Курмангазы и Шевченко, Фраги и Тукаю, будет и памятник Хайяму, а вот памятника Хлебникову - нет:

https://www.chitalnya.ru/work/1384433/

Но есть улица Хлебникова и уникальный музей семьи Хлебниковых, единственный в мире: https://www.chitalnya.ru/work/1382597/


Геннадий Ростовский       16.08.2015   22:21:48
Отзыв:   положительный
Музыка бывает разной, для разных ушей: есть попса, есть классика. Неподготовленному человеку с ходу постичь красоту и смысл той или иной симфонии, кантаты, сюиты и т. д. вряд ли возможно. Так и с Хлебниковым. Лично я глубоко не вдавался в изучение его поэтического наследия. Некоторые его вещи, отрывки, строфы и строки нравятся, а в целом, должен признаться, равнодушен к остальному. Не постиг и не стремился постигнуть. Те же "Доски судьбы" - сложнейшее произведение и надо предварительно много самому знать, чтобы понять, о чём речь. В этом отношении завидую немного Саше Мамаеву, бесконечно влюблённому в творчество Велимира, профессионалу-хлебниковеду.

С ранней юности запали в душу те строки, что вверху в качестве иллюстрации (кстати, где это - в его музее? - первые две строки с ошибкою - "умирют") и это:

Мне мало надо:
Краюшку хлеба
И каплю молока.
Да это небо,
Да эти облака! (только почему-то долгое время в той ушедшей юности у меня в мозгу звучало не "каплю", а "крынку")


Дина Немировская       17.08.2015   04:35:04

За одну лишь эту строку - "Русь, ты вся - поцелуй на морозе!" - Хлебников достоин почтения.

natalia.marisova@mai.ru       16.08.2015   20:35:27

Спасибо за интересный материал
Дина Немировская       16.08.2015   21:33:25

Старалась. Рада отклику.


Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1